Разное

Желтая геморрагическая лихорадка: Желтая лихорадка и ее лечение / Статьи

Содержание

Желтая лихорадка и ее лечение / Статьи

Жёлтой лихорадкой называют острое вирусное заболевание, которым можно заразиться в Африке и Южной Америке.  Способ передачи вируса – с укусом комаров.

По данным ВОЗ каждый год в мире заболевают примерно 200 тысяч человек, 30 тысяч случае оканчивается летальным исходом. 9 из 10 случае заболевания выявляются в Африке.

Возбудитель заболевания довольно живуч – он может храниться почти год в замороженном или высушенном состоянии, однако не переживает нагрев уже при 60 градусах Цельсия, воздействие УФ-лучей, эфир, препараты с хлором и воздействие средств дезинфекции.

Различают лихорадку джунглей – передается комарами, укусившими зараженных обезьян, а также лихорадку населенных пунктов – передается также комарами от больного человека к здоровому. Второй класс болезни является причиной почти всех вспышек и эпидемий.

Инкубационный период  — от трех до шести суток, реже — десяти. Заболевание протекает в 2-х фазах. Тяжесть протекания – от умеренного лихорадочного состояния до гепатита тяжелой степени. Тяжелый случай заболевания – внезапное возникновение, лихорадка до 41 градуса, озноб, сильная боль, мышечные боли спины и конечностей, тошнота и рвота. У больного наблюдается желтушный вид кожи из-за поражения печени, красное одутловатое лицо с отекшими веками. После краткосрочного облегчения может возникнуть шоковое состояние, сопровождаемое геморрагическим синдромом и развитием острой почечной недостаточности. Если болезнь протекает молниеносно, больной умрет уже через три или четыре дня.

Летальный исход наблюдается в диапазоне от 5 до 20%, во время эпидемий – от 50 до 60%.

Желтая лихорадка предполагает введение карантинного режима. Те же, кто ей переболел, получают иммунитет на всю жизнь.

Лечение

Особых средств лечения нет, предполагается симптоматическое лечение – покой, применение нестероидных препаратов против воспаления (но не ацетилсалициловой кислоты), инфузионные растворы.

Профилактика желтой лихорадки

Здесь необходима обязательная вакцинация всех людей, выезжающих в зараженные районы. Вакцина против желтой лихорадки является наиболее безопасной и очень эффективной среди всех известных подобных средств в вакцинологии. Крепкий иммунитет возникает за 1 неделю у 95% привитых людей и держится 30-35 лет, у некоторых – пожизненно. Сегодня по всему миру делают повторное введение вакцины раз в десятилетие.

Если вам нужно по какой-то причине поехать в страны с риском заболеть желтой лихорадкой. МЦ «МедМикс» настоятельно рекомендует обратиться к нам и сделать прививку.

Публикации в СМИ

Жёлтая лихорадка — острая трансмиссивная инфекция, характеризующаяся геморрагическим синдромом, поражением ССС, печени и почек.

Этиология. Возбудитель — РНК-геномный вирус жёлтой лихорадки рода Flavivirus семейства Togaviridae.
Эпидемиология • Резервуар и основные хозяева — человек и приматы • В зависимости от вида переносчика выделяют городскую (комары Aedes aegypti) и сельскую или джунглевую (москиты рода Haemagogus) формы • Эндемичные районы — Африка, Южная Америка.

Патогенез • Вирус при заражении проникает в лимфатические узлы, размножается и поступает в кровь • Обладая вазотропностью, вирус поражает эндотелий кровеносных сосудов, что приводит к развитию геморрагического синдрома • В печени — очаговый эозинофильный коагуляционный некроз • В органах и тканях — множественные кровоизлияния, дистрофические изменения мышцы сердца, периваскулярные инфильтраты и кровоизлияния в головной мозг.

Клиническая картина • Продолжительность инкубационного периода — 3–10 сут • Болезнь начинается с озноба, повышения температуры тела до 39–40 °С • Характерны жажда, тошнота, рвота • На третий день болезни появляется цианоз (возможна желтуха с иктеричностью склер), геморрагический синдром, увеличиваются печень и селезёнка • Отмечают выраженную интоксикацию, брадикардию, олигурию, альбуминурию, лейкопению • Внешний вид больного — лицо одутловатое, багрово-синюшное, глаза блестят, конъюнктивы гиперемированы, губы и язык ярко-красные, светобоязнь, слезотечение • На 4–5-е сутки болезни наступает ремиссия — температура тела падает, состояние улучшается • При лёгких формах наступает выздоровление • В тяжёлых случаях ремиссия сменяется периодом венозного стаза — выраженная интоксикация, усиление геморрагического синдрома и желтухи, увеличенная плотная печень, почечная недостаточность, снижение АД, желудочно-кишечные кровотечения, гематурия, геморрагическая сыпь. Цвет кожи бледный с синеватым оттенком (венозный стаз) • В случаях благоприятного исхода при тяжёлых формах с десятого дня наступает выздоровление • Постинфекционный иммунитет — пожизненный.

Методы исследования • РТНГА • Реакция гемагглютинации.
Лечение • Симптоматическая терапия • При ОПН — гемодиализ • Антибиотики при осложнениях • Лечение ДВС.
Осложнения • Пневмония • Паротит • Миокардит • Гангрена конечностей и мягких тканей • ОПН • Абсцесс почек • Энцефалит • Уремическая кома • Печёночная кома.

Профилактика • Индивидуальные средства защиты от комаров • Вакцинация живой вакциной (из штамма 17-D или нейротропного штамма Дакар).
Синонимы • Амариллёз • Лихорадка амарилльная • Тиф амарилльный

МКБ-10 • A95 Жёлтая лихорадка

Желтая лихорадка | Сургутская городская клиническая поликлиника № 4

Желтая лихорадка — особо опасная вирусная инфекция, распространенная в странах, имеющих благоприятные природные условия для существования переносчика — комара рода Aedes aegypti. Инкубационный период составляет от 3 до 6 дней.Заболевание характеризуется высокой лихорадкой, кровоизлияниями на коже (геморрагическая сыпь), поражением почек, печени, которые приводят к развитию желтухи и острой почечной недостаточности. Течение болезни крайне тяжелое и в большинстве случаев заканчивается смертельным исходом.Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определила страны, неблагополучные по желтой лихорадке, где имеются природные очаги и регистрируются случаи заболевания людей.

Согласно требованиям ВОЗ, при выезде в указанные страны обязательно должна быть сделана профилактическая прививка, являющаяся единственной мерой предупреждения этого опасного заболевания.

Прививка проводится однократно, не позднее, чем за 10 дней до выезда. Привитому оформляется международное свидетельство о вакцинации против желтой лихорадки. Иммунитет после вакцинации сохраняется в течение 10 лет, после чего в случае необходимости проводится повторная прививка. Без международного свидетельства о вакцинации против желтой лихорадки въезд в неблагополучные по этому заболеванию страны запрещается.

Перечень стран, требующих международное свидетельство о вакцинации против желтой лихорадки
(в соответствии письмом Минздрава РФ от 05.06.1997 №2510/4106-97-32 » Об изменении требований по проведению вакцинации против желтой лихорадки при выезде российских граждан в зарубежные страны»)

* Бенин
* Буркина Фасо

* Габон
* Гана
* Заир
* Камерун
* Конго
* Кот-д’Ивуар
* Либерия
* Мавритания
* Мали
* Нигер
* Руанда
* Сан-Томе и Принсипи
* Того
* Французская Гвиана
* Центрально-Африканская Республика

Перечень стран, эндемичных по желтой лихорадке или имеющих эндемичные по этой инфекции зоны, при въезде в которые (или проезде транзитом с остановкой) рекомендуется иметь международное свидетельство о вакцинации против желтой лихорадки:

Страны Южной Америки
1. Венесуэла
2. Боливия
3. Бразилия
4. Гайана
5. Колумбия
6. Панама
7. Суринам
8. Эквадор

Страны Африки
1. Ангола
2. Бурунди

3. Гамбия
4. Гвинея
5. Гвинея-Бисау
6. Замбия
7. Кения
8. Нигерия
9. Сенегал
10. Сомали
11. Судан
12. Сьерра-Леоне
13. Танзания
14. Уганда
15. Чад
16. Экваториальная Гвинея
17. Эфиопия

Современные лабораторные методы выявления возбудителя желтой лихорадки | Кривошеина

1. WHO. [Электронный ресурс]. URL: https://www.who.int/csr/don/archive/disease/yellow_fever/ru/ (дата обращения 07.06.2021).

2. Письмо Роспотребнадзора от 24.03.2021 № 02/56702021-32 «О профилактике желтой лихорадки». [Электронный ресурс]. URL: https://www.rospotrebnadzor.ru/documents/details.php?ELEMENT_ID=17269 (дата обращения 12.05.2021).

3. Monath T.P. Yellow fever: an update. Lancet Infect. Dis. 2001; 1(1):11–20. DOI: 10.1016/S1473-3099(01)00016-0.

4. Покровский В.И., редактор. Инфекционные болезни: Руководство для врачей. М.: Медицина; 1996. 528 с.

5. Львов Д.К., редактор. Медицинская вирусология: руководство. М.: МИА; 2008. 655 с.

6. Amraoui F., Pain A., Piorkowski G., Vazeille M., CoutoLima D., de Lamballerie X., Lourenço-de-Oliveira R., Failloux A.-B. Experimental adaptation of the yellow fever virus to the mosquito Aedes albopictus and potential risk of urban epidemics in Brazil, South America. Sci. Rep. 2018; 8(1):14337. DOI: 10.1038/s41598018-32198-4.

7. Федорова М.В., Швец О.Г., Юничева Ю.В., Медяник И.М., Рябова Т.Е., Отставнова А.Д. Современные границы распространения инвазивных комаров Aedes (Stegomyia) aegypti (L., 1762) и Aedes (Stegomyia) albopictus (Skuse, 1895) на юге Краснодарского края России. Проблемы особо опасных инфекций. 2018; 2:101–5. DOI: 10.21055/0370-1069-2018-2-101-105.

8. Ганушкина Л.А., Дремова В.П. Комары Aedes aegypti L. и Aedes albopictus skuse – новая биологическая угроза для юга России. Медицинская паразитология и паразитарные болезни. 2012; 3:49–55.

9. Beck A., Guzman H., Li L., Ellis B., Tesh R.B., Barrett A.D.T. Phylogeographic reconstruction of African Yellow fever virus isolates indicates recent simultaneous dispersal into east and west Africa. PLoS Negl. Trop. Dis. 2013; 7(3):e1910. DOI: 10.1371/journal.pntd.0001910.

10. Bryant J.E., Holmes E.C., Barrett A.D.T. Out of Africa: a molecular perspective on the introduction of yellow fever virus into the Americas. PLoS Pathog. 2007; 3(5):e75. DOI: 10.1371/journal. pntd.0001910.

11. WHO. Eliminate yellow fever epidemics (EYE) strategy 2017–2026. [Электронный ресурс]. URL: https://www.who.int/initiatives/eye-strategy (дата обращения 12.05.2021).

12. Онищенко Г.Г., редактор. Специфическая индикация патогенных биологических агентов: Практическое руководство. М.: МП Гигиена; 2006. 288 с.

13. Drosten C., Kümmerer B.M., Schmitz H., Günther S. Molecular diagnostics of viral hemorrhagic fevers. Antiviral Res. 2003; 57(1–2):61–87. DOI: 10.1016/s01663542(02)00201-2.

14. Найденова Е.В., Куклев В.Е., Яшечкин Ю.И., Щербакова С.А., Кутырев В.В. Современное состояние лабораторной диагностики лихорадки денге (обзор). Проблемы особо опасных инфекций. 2013; 4:89–94. DOI: 10.21055/0370-1069-2013-4-89-94.

15. Mason R.A., Tauraso N.M., Spertzel R.O., Ginn R.K. Yellow fever vaccine: direct challenge of monkeys given graded doses of 17D vaccine. Appl. Microbiol. 1973; 25(4):539–44. DOI: 10.1128/am.25.4.539-544.1973.

16. Pato T.P., Souza M.C.O., Mattos D.A., Caride E., Ferreira D.F., Gaspar L.P., Freire M.S., Castilho L.R. Purification of yellow fever virus produced in Vero cells for inactivated vaccine manufacture. Vaccine. 2019; 37(24):3214–20. DOI: 10.1016/j.vaccine.2019.04.077.

17. Almeida M.A.B., Cardoso J. da C., Dos Santos E., da Fonseca D.F., Cruz L.L., Faraco F.J.C. Bercini M.A., Vettorello K.C., Porto M.A., Mohrdieck R., Ranieri T.M., Schermann M.T., Sperb A.F., Paz F.Z., Nunes Z.M., Romano A.P., Costa Z.G., Gomes S.L., Flannery B. Surveillance for yellow Fever virus in non-human primates in southern Brazil, 2001–2011: a tool for prioritizing human populations for vaccination. PLoS Negl. Trop. Dis. 2014; 8(3):e2741. DOI: 10.1371/journal.pntd.0002741.

18. Julander J.G. Animal models of yellow fever and their application in clinical research. Curr. Opin. Virol. 2016; 18:64–9. DOI: 10.1016/j.coviro.2016.03.010.

19. Higuera A., Ramírez J.D. Molecular epidemiology of dengue, yellow fever, Zika and Chikungunya arboviruses: An update. Acta Trop. 2019; 190:99–111. DOI: 10.1016/j.actatropica.2018.11.010.

20. Domingo C., Escadafal C., Rumer L., Méndez J.A., García P., Sall A.A., Teichmann A., Donoso-Mantke O., Niedrig M. First international external quality assessment study on molecular and serological methods for yellow fever diagnosis. PLoS One. 2012; 7(5):e36291. DOI: 10.1371/journal.pone.0036291.

21. Lanciotti R.S. Molecular amplification assays for the detection of flaviviruses. Adv. Virus Res. 2003; 61:67–99. DOI: 10.1016/s0065-3527(03)61002-x.

22. Карташов М.Ю., Чуб Е.В., Микрюкова Т.П., Найденова Е.В., Терновой В.А. Перспективы применения петлевой изотермической амплификации в диагностике опасных инфекционных болезней, вызванных вирусами I группы патогенности. Проблемы особо опасных инфекций. 2020; 2:22–30. DOI: 10.21055/0370-1069-2020-2-22-30.

23. Nunes M.R.T., Vianez Jr.J.L., Nunes K.N.B., da Silva S.P., Lima C.P.S., Guzman H., Martins L.C., Carvalho V.L., Tesh R.B., Vasconcelos P.F.C. Analysis of a reverse transcription loopmediated isothermal amplification (RT-LAMP) for yellow fever diagnostic. J. Virol. Methods. 2015; 226:40–51. DOI: 10.1016/j.jviromet.2015.10.003.

24. Fischer C., Torres M.C., Patel P., Moreira-Soto A., Gould E.A., Charrel R.N., de Lamballerie X., Nogueira R.M.R., Sequeira P.C., Rodrigues C.D.S., Kummerer B.M., Drosten C., Landt O., Bispo de Filippis A.M., Drexler J.F. Lineage-specific real-time RT-PCR for yellow fever virus outbreak surveillance, Brazil. Emerg. Infect. Dis. 2017; 23(11):1867–71. DOI: 10.3201/eid2311.171131.

25. Kwallah A.O., Inoue S., Muigai A.W., Kubo T., Sang R., Morita K., Mwau M. A real-time reverse transcription loop-mediated isothermal amplification assay for the rapid detection of yellow fever virus. J. Virol. Methods. 2013; 193(1):23–7. DOI: 10.1016/j.jviromet.2013.05.004.

26. Chao D.Y., Davis B.S., Chang G.J. Development of multiplex real-time reverse transcriptase PCR assays for detecting eight medically important flaviviruses in mosquitoes. J. Clin. Microbiol. 2007; 45(2):584–9. DOI: 10.1128/JCM.00842-06.

27. Mantel N., Aguirre M., Gulia S., Girerd-Chambaz Y., Colombani S., Moste C., Barban V. Standardized quantitative RTPCR assays for quantitation of yellow fever and chimeric yellow fever-dengue vaccines. J. Virol. Methods. 2008; 151(1):40–6. DOI: 10.1016/j.jviromet.2008.03.026.

28. Nunes M.R., Palacios G., Nunes K.N., Casseb S.M., Martins L.C., Quaresma J.A., Savji N., Lipkin W.I., Vasconcelos P.F. Evaluation of two molecular methods for the detection of Yellow fever virus genome. J. Virol. Methods. 2011; 174(1–2):29–34. DOI: 10.1016/j.jviromet.11.02.025.

29. Domingo C., Yactayo S., Agbenu E., Demanou M., Schulz A.R., Daskalow K., Niedrig M. Detection of yellow fever 17D genome in urine. J. Clin. Microbiol. 2011; 49(2):760–2. DOI: 10.1128/JCM.01775-10.

30. Escadafal C., Faye O., Sall A.A., Faye O., Weidmann M., Strohmeier O., von Stetten F., Drexler J., Eberhard M., Niedrig M., Patel P. Rapid molecular assays for the detection of yellow fever virus in low-resource settings. PLoS Negl. Trop. Dis. 2014; 8(3):e2730. DOI: 10.1371/journal.pntd.0002730.

31. Rojas A., Diagne C.T., Stittleburg V.D., Mohamed-Hadley A., de Guillen Y.A., Balmaseda A., Faye O., Sall A.A., Harris E., Pinsky B.A., Waggoner J.J. Internally controlled, multiplex realtime reverse transcription PCR for dengue virus and yellow fever virus detection. Am. J. Trop. Med. Hyg. 2018; 98(6):1833–6. DOI: 10.4269/ajtmh.18-0024.

32. Weidmann M., Faye O., Kranaster R., Marx A., Nunes M.R., Vasconcelos P.F., Hufert F.T., Sall A.A. Improved LNA probebased assay for the detection of African and South American yellow fever virus strains. J. Clin. Virol. 2010; 48(4):187–92. DOI: 10.1016/j.jcv.2010.04.013.

33. Bae H.G., Nitsche A., Teichmann A., Biel S.S., Niedrig M. Detection of yellow fever virus: a comparison of quantitative realtime PCR and plaque assay. J. Virol. Methods. 2003; 110(2):185–91. DOI: 10.1016/s0166-0934(03)00129-0.

34. Hughes H.R., Russell B.J., Mossel E.C., Kayiwa J., Lutwama J., Lambert A.J. Development of a real-time reverse transcription-PCR assay for the global differentiation of yellow fever virus vaccine – elated adverse events from natural infections. J. Clin. Microbiol. 2018; 56(6):e00323-18. DOI: 10.1128/JCM.00323-18.

35. Dash P.K., Boutonnier A., Prina E., Sharma S., Reiter P. Development of a SYBR green I based RT-PCR assay for yellow fever virus: application in assessment of YFV infection in Aedes aegypti. Virol. J. 2012; 9:27. DOI: 10.1186/1743-422X-9-27.

36. Chao D.Y., Davis B.S., Chang G.J. Development of multiplex real-time reverse transcriptase PCR assays for detecting eight medically important flaviviruses in mosquitoes. J. Clin. Microbiol. 2007; 45(2):584–9. DOI: 1010.1128/JCM.00842-06.

37. Domingo C., Patel P., Yillah J., Weidmann M., Méndez J.A., Nakouné E.R., Niedrig M. Advanced yellow fever virus genome detection in point-of-care facilities and reference laboratories. J. Clin. Microbiol. 2012; 50(12):4054–60. DOI: 10.1128/JCM.01799-12.

Желтая лихорадка Текст научной статьи по специальности «Ветеринарные науки»

НАУЧНЫЕОБЗОРЫ

Желтая лихорадка

П.А. Грабарев, Е. П. Лукин

ФГБУ «48 Центральный научно-исследовательский институт» Минобороны России, Сергиев Посад-6, Московская область

Желтая лихорадка — облигатная трансмиссивная природно-очаговая инфекция. Болезнь, распространяемая кровососущими комарами, характеризуется геморрагическим синдромом, поражением почек и печени. Хотя крупномасштабные эпидемии остались в прошлом, территории 46 государств экваториальной Африки и Южной Америки по-прежнему остаются эндемичными. Летальность среди заболевших находится в пределах 1-5%, а среди госпитализированных — 40-50%.

При лечении больных в основном используют патогенетическую терапию. Прочный многолетний иммунитет создает живая вакцина на основе штамма 17Д. Профилактика инфекции основана на госпитализации больных, исключающей нападение на них кровососущих комаров. Эффективными являются истребительные мероприятия против личиночных и имагинальных фаз развития переносчиков.

Yellow fever

P.A. Grabarev, E.P. Lukin

Ключевые слова:

желтая лихорадка,

кровососущие комары,

трансмиссивные

инфекции,

эпидемиология,

профилактика

48 Central Scientific Research Institute, Sergiev Posad-6, Moscow Region

Yellow fever is obligate transmissible natural focal infection. The disease is spread by mosquitoes, it is characterized by a hemorrhagic syndrome, renal and liver injuries. Although large-scale epidemics is in the past, the territory of 46 states of equatorial Africa and South America is endemic. Mortality among the hospitalized is up to 40-50%. But taking into account all forms of the disease, it is in the range of 1-5%.

Mainly pathogenetic therapy is used to treat patients. Durable long immunity is created by a live vaccine based on the strain 17D. Prevention of infection is based on hospitalization, which excludes attacks of bloodsucking mosquitoes. Destructive measures are effective against larval and imaginal phases of carries.

Keywords:

yellow fever, mosquitoes, transmissible infection, epidemiology, prevention

Желтая лихорадка — облигатное трансмиссивное заболевание, возбудитель которого передается человеку кровососущими комарами. Болезнь характеризуется лихорадкой, тяжелой интоксикацией, геморрагическим синдромом, поражением почек и печени. Код по МКБ-10 А95.

ЭТИОЛОГИЯ

Возбудитель инфекции относится к семейству Flaviviridae, рода Flavivirus. Имеет антигенное родство с вирусами японского энцефалита, лихорадки денге. Циркулирующие в природных очагах Америки и Африки штаммы вируса желтой лихорадки значительно отличаются по антигенной характеристике. Вероятно, это следствие особенностей экологии вируса [1, 2].

Желтая лихорадка относится к карантинным болезням, на которые распространяются медико-санитарные правила, обязывающие уведомлять ВОЗ о появлении больных и территорий с признаками возможного возникновения заболевания, независимо от географиче-

ского положения страны и эндемичности территории по этой инфекции [3, 4].

Для экспериментальных исследований вирус выращивают в культурах клеток различного происхождения, в куриных эмбрионах, мозге белых мышей. К вирусу чувствительны обезьяны, морские свинки, белые мыши. Невосприимчивы крысы и кролики. Высока восприимчивость новорожденных белых мышей при всех способах заражения. Взрослые белые мыши чувствительны только при ин-трацеребральном заражении. После длительных пассажей на мышах вирус теряет пантропные свойства и сохраняет нейротропность.

ЭКОЛОГИЯ ВОЗБУДИТЕЛЯ. ПРИРОДНЫЕ ОЧАГИ, ПЕРЕНОСЧИКИ И ИХ ХАРАКТЕРИСТИКА

В природных очагах желтой лихорадки, в зоне тропических и субтропических лесов вирус циркулирует между обезьянами и комарами. На Африканском континенте его доминирующими трансмиссантами являют-

ся Aedes africanus, A. luteocephalus, A. furcifer, A. taylori, а на Северо-Американском — Haemagogus variegatum [5].

На основании анализа эпидемий желтой лихорадки в ее историческом аспекте специалисты полагают, что родиной этой инфекции является Африка, на Американский континент возбудитель был занесен в период работорговли больными людьми или зараженными комарами. В настоящее время ее природные очаги существуют в тропических лесах Западной, Центральной и Восточной Африки, а также Южной Америки, где ее основные очаги находятся в лесах бассейнов рек Амазонка, Ориноко и Магдалена, расположенных преимущественно в штатах Бразилии. В этой стране городская форма болезни не регистрируется с 1943 г. [7]. Основная часть заболевших зарегистрирована в высокогорных районах Анд и их предгорьях во время вспышки 2004 г. (101 человек) [8], т.е. там, где обитают несколько видов обезьян — носителей вируса и комары-переносчики, участвующие в его трансмиссии. У обезьян — основных участников циркуляции вируса в очагах инфекции — вирус циркулирует в крови до 6 сут в концентрациях, достаточных для заражения питающихся на них комаров. Существование очага при этом поддерживается в верхнем ярусе тропических лесов, где сформировались необходимые условия для неограниченно долгого поддержания биоценоза.

Но это состояние нарушается при вырубке лесов, а также при вертикальном перемещении обезьян в нижние ярусы леса и (нередко в Восточной Африке) при их набегах на плантации сельскохозяйственных культур, где в циркуляцию вируса включаются другие виды комаров, в том числе и Aedes simpsoni, обитающие в нижнем ярусе тропических лесов, вызывая тем самым у обезьян заболевание желтой лихорадкой. Также объектом их нападения могут быть и люди. Далее в циркуляцию вируса включаются отличающиеся высокой агрессивностью антропо-фильные комары Aedes aegypti, для которых источником инфекции является больной человек. Следовательно, наряду с желтой лихорадкой джунглей (эндемической и зоонозной), существует желтая лихорадка населенных пунктов (антропонозная или городская) [9].

В населенных пунктах существенное влияние на распространение возбудителя желтой лихорадки оказывает способность комаров обитать вблизи жилища человека и использовать для размножения различные естественные водоемы, а также любые емкости, в которых содержится вода, вплоть до брошенных банок из-под консервов, пива, автопокрышек и другой бытовой тары [10-12].

АРЕАЛ РАСПРОСТРАНЕНИЯ БОЛЕЗНИ

Ареал распространения природных очагов желтой лихорадки в Африке находится между 12° северной широты и 30° южной в Южной Америке. За пределами этих широт болезнь распространялась в США до Балтимора, Филадельфии, Нью-Йорка, а в Европе — в Испанию, Францию, Грецию. Известно, например, что в Испании в начале XIX в. заболели 270 тыс. человек, из них погибли 70 тыс.

Во время эпидемии в Эфиопии в 1959-1962 гг. заболели свыше 300 тыс., из которых более 50 тыс. погибли [5].

Особенно тяжелые инфекции возникали за пределами существующих природных очагов инфекции, где у местного населения отсутствовал специфический иммунитет [6].

МЕХАНИЗМ ЗАРАЖЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Комары относятся к активно нападающим кровососам. Для них характерны подвижность, кровососание через определенные промежутки времени, быстрота насыщения. Но они не в состоянии насасывать много крови, поскольку самке необходимо сохранить способность к полету после кровососания. Их жизнь подчинена гонотрофической гармонии, при которой развитие яиц находится в строгом соответствии с питанием. Причем переваривание принятой при питании крови происходит параллельно с развитием яиц в яичнике. И с увеличением числа гонотрофических циклов возрастает эпидемиологическое значение самок комаров, поскольку при каждом последующем нападении на объект кровососания увеличивается возможность как воспринять, так и передать тот или иной возбудитель инфекции [13]. Комары заражаются желтой лихорадкой при кровососании на инфицированном человеке в конце инкубационного периода или в первые 3 дня болезни. Насосавшись крови больного и отложив яйца, они приобретают способность передать вирус при нападении на другого человека по прошествии так называемого внешнего инкубационного периода. Последний зависит от температурных условий среды, в которой обитают комары, и находится в пределах от 7 (при 30° С) до 30 дней (при 18°С). В течение этого времени вирус размножается в эпителиальных клетках средней кишки насекомого, попадает в полость его тела (гемоцель) и током гемолимфы распространяется по всему организму, проникая во все органы и ткани, в том числе в слюнные железы. Передача вируса происходит вследствие впрыскивания слюны самкой комара при очередном кровососании.

При этом следует иметь в виду, что комар может заразить человека уже во время прокалывания кожи, т.е. в период пенетрации, поскольку в это время он впрыскивает слюну.

В противоположность теплокровным, у которых при инфицировании возникают иммунные реакции, у переносчиков, участвующих в распространении возбудителей трансмиссивных инфекций, эффективных систем, обеспечивающих инактивацию ряда патогенных для человека вирусов и риккетсий, не существует. У комаров, содержащих вирус желтой лихорадки, не сокращается продолжительность жизни, не изменяется активность нападения на человека и животных и не уменьшается количество откладываемых яиц. Будучи зараженными, они сохраняют возбудитель в течение всей жизни.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ БОЛЕЗНИ

Как и при других трансмиссивных инфекциях, при желтой лихорадке отмечаются существенные колебания ко-

Таблица 1. Хронология изучения и предупреждения желтой лихорадки [6, 12, 18, 19]

Период, годы Степень изученности Достигнутый результат

ХУ!!-Х!Х век Суеверные представления, название болезни «Желтый Джек» Выделение болезни в самостоятельную нозологическую единицу; занос возбудителя в тропическую и субтропическую Америку из стран Европы. Периодически возникали обширные (десятки тысяч больных) эпидемии

1898-1927 Формирование научных взглядов, установление причастности Снижение частоты и масштабов эпидемий комаров как переносчика инфекции (К. Финлей), выделение до десятков и менее заболевших на эндемичной двух форм («городской» и «джунглевой») болезни, возбудителя территории. Введение карантина и международных и определение его природы. Разработка неспецифической правил по предупреждению и ограничению болезни защиты (создание противокомариных средств, обработка мест размножения комаров)

1931-1986 Разработка вакцин «Дакар» и 17Д, совершенствование технологии их производства, введение массовой (Африка, с 1940 г.), а затем и обязательной вакцинации населения в эндемичных странах Латинской Америки Дальнейшее снижение заболеваемости в эндемичных странах Африки. Полное искоренение городской желтой лихорадки в странах Латинской Америки

1987-1999 Организация группы экспертов в штаб-квартире ВОЗ Полное предупреждение городской лихорадки в Женеве, запасов вакцины 17Д для экстренной поставки в Америке, снижение заболеваемости в Африке по запросу стран в связи со вспышкой лихорадки, от 39 эндемичных стран до 14-16 определение референс-центров по желтой лихорадке и стран -поставщиков вакцины

2000-2013 Усовершенствование стратегии и тактики борьбы с желтой лихорадкой и методов ее диагностики. Введение «холодовой цепи» и создание запаса вакцины при штаб-квартире ВОЗ в Женеве Рекомендация ВОЗ о введении обязательной вакцинации в практику расширенной иммунизации. Снижение заболеваемости в Африке, предупреждение ее выноса на неэндемичные территории, возникновение «молчаливых» по лихорадке стран на 30-40 лет

2001-2013 Разработка и применение ИФА и ПЦР для диагностики Быстрая достоверная диагностика, снижение заболевания, ограничение количества стран -производителей количества заболевших от 2-10 до ~1000 в один вакцины с 10 до 6 эпидемический сезон

Примечание. ИФА — иммуноферментный анализ, ПЦР — полимеразная цепная реакция.

личества заболевших по годам. Циклические подъемы заболеваний связаны с активизацией природных очагов и прежде всего с увеличением численности переносчиков, что чаще наблюдается после сезона дождей.

Во второй половине XX в. количество заболевших, несомненно, сократилось (табл. 1). Остались в прошлом крупномасштабные эпидемии, уносившие жизни многих тысяч людей, хотя по-прежнему остаются эндемичными территории 46 государств экваториальной Африки и Южной Америки, в которых расположены природные очаги инфекции [7, 14-17].

В период с 1998 г. по ноябрь 2013 г. в 15 эндемичных по желтой лихорадке странах Африки (Буркина-Фасо, Гана, Гвинея, Дофур, Камерун, Кот-д’Ивуар, Конго, Либерия, Мали, Нигерия, Сенегал, Сьерра-Леоне, Судан, Уганда, Центрально-Африканская Республика) суммарно зарегистрирован 3251 случай заболевания. Из них смертельных 692, летальность 21,3%. В странах Латинской Америки (Боливия, Бразилия, Венесуэла, Колумбия, Парагвай, Перу, Эквадор, Французская Гвиана) в 1998-2008 гг. инфекция поразила 871 пациента, умерли 302, летальность 34,3%. В Уганде с 1971 по 2010 г. случаи заболевания отсутствовали [19].

На основании приведенных данных ряд стран Африки и Америки следует считать неблагополучными по желтой лихорадке. Однако при надлежащем надзоре за природными очагами, своевременном выявлении возникающих заболеваний и принятии мер можно предупредить вспышки желтой лихорадки среди непривитых людей.

Основу этих мер должны составлять изоляция больных, исключающая доступ к ним кровососущих комаров, а также использование современных средств и методов борьбы с переносчиками [3, 20].

ПАТОГЕНЕЗ

С места введения комаром в организм человека с кровью и отчасти по лимфогенным путям вирус достигает клеток-мишеней, главным образом эндотелиоцитов, где он размножается в первый период инкубации, и затем продолжает диссеминировать по всему организму. Виру-семия продолжается в течение 3-4 дней. Распространяясь гематогенным путем, вирус поражает печень, почки, селезенку, костный мозг, кровеносные сосуды. При тяжелых формах болезни в этих органах наступают дегенеративные изменения, которые приводят к летальному исходу [21].

На вскрытии умерших выявляются выраженная желтуха, геморрагии, патологические изменения в печени, почках, мышце сердца. Печень и почки увеличены в размерах, на разрезе отчетливы признаки жирового перерождения. Корковый и мозговой слой почек нечетко разделены друг от друга. В различных органах повсеместно — точечные кровоизлияния.

На отдельных участках клетки печени вследствие жирового перерождения некротизируются. Несмотря на обширные изменения общая структура печени в основе своей нередко сохраняется. В случае выздоровления

отмечаются регенеративные процессы и восстановление функции печени без склонности к развитию цирроза.

Поражение почек — основная причина летального исхода при желтой лихорадке. В них отмечается мутное набухание и жировое перерождение почечных канальцев вплоть до некроза. В просвете канальцев — скопление гемоглобина, коллоидных масс.

КЛИНИЧЕСКОЕ ТЕЧЕНИЕ ИНФЕКЦИИ, ОСЛОЖНЕНИЯ, ЛЕТАЛЬНОСТЬ

Клиническая картина желтой лихорадки может быть весьма разнообразной. Ее проявления возникают после 3-6 дней инкубационного периода.

Различают следующие разновидности болезни:

■ бессимптомная форма болезни;

■ очень легкая, с короткой, в несколько часов, лихорадкой;

■ легкая, с 2-3-дневной лихорадкой, головной болью, тошнотой, незначительной альбуминурией и небольшим повышением температуры тела;

■ средняя, продолжительностью около 1 нед, с выраженной головной болью и болью в пояснице, тошнотой, рвотой, обычно с двухволновым течением, кровавой («черной») рвотой, маточным кровотечением;

■ злокачественная, когда выражены все клинические симптомы, со смертельным исходом между 6-8-ми сутками.

Из представленного в литературе описания клинического разнообразия этой инфекции наиболее важны ее тяжелые проявления [5, 19, 21, 22].

Заболевание начинается остро, с быстрым подъемом температуры тела, головной болью, болями в мышцах спины и конечностей, появляются тошнота, рвота. Характерно, что головная боль обычно бывает в области лба и глазных впадин. Температура тела держится на высоком уровне 8-10 дней. Затем быстро снижается до нормальных значений и спустя 24-48 ч вновь возрастает, но до менее высоких значений. Появляется отдуловатость лица с последующей гиперемией и сплошным отеком. Глаза тревожные, склеры инъецированы, выражена светобоязнь, слезотечение.

Слизистая рта ярко-красная, отечная. Возникает тошнота, рвота вначале остатком пищи, затем желчью. У больного наступает прострация, бессонница, депрессия. Нередко носовое кровотечение. Кожа горячая, сухая. Пульс учащен, хорошего наполнения. Тоны сердца приглушены. В моче появляется белок. В крови — нейтропения, лимфо-пения. Снижается артериальное давление. В очень тяжелых случаях на 2-3-й день болезни появляется кровавая («черная») рвота, и больной может погибнуть.

В стадии ремиссии снижается температура тела, самочувствие больного улучшается, нет мучительной жажды. Но спустя 24-48 ч температура тела быстро возрастает, состояние резко ухудшается и болезнь переходит в третью, наиболее тяжелую, стадию, сопровождающуюся венозными стазами. Десны набухают и кровоточат. Усилива-

ется тошнота, рвота, рвотные массы приобретают черный цвет. На коже тела — мелкоточечная геморрагическая сыпь. Усиливается кровотечение из носа, матки, мочевого пузыря, кишечника. С 4-5-го дня появляется желтуха. Поражается миокард, давление снижается. Увеличиваются печень и селезенка. Появляются признаки тяжелого поражения почек. Количество мочи уменьшается вплоть до анурии.

Сознание спутанное, бред, иногда он приобретает буйный характер, усиливается кровотечение из различных органов, резко снижается давление, коллапс, смерть.

При доброкачественном течении заболевания начиная с 8-9-х суток проявление всех симптомов уменьшается, постепенно прекращается рвота, кровотечение, повышается артериальное давление, увеличивается диурез, нормализуется температура тела.

При злокачественной форме резко выражены все характерные симптомы, и до появления желтухи вслед за коллапсом на 6-8-е сутки, а иногда и на 3-4-е сутки, наступает смерть.

Летальность среди госпитализированных достигает 40-50%, при эпидемиях — до 80%. Но с учетом всех форм болезни она находится в пределах 1-5% [5].

Несмотря на очень тяжелые клинические проявления осложнения при желтой лихорадке возникают нечасто. Могут быть миокардиты, пневмонии, паротиты.

ЛЕЧЕНИЕ

Этиотропных препаратов не существует, используют в основном патогенетическую терапию. Назначают средства общеукрепляющие, симптоматические, улучшающие трофику и функцию почек, печени, сердца.

ДИАГНОСТИКА

Диагностика болезни основывается на тщательном анализе клинической симптоматики, а с учетом данных эпидемиологического обследования последовательно рассматривается возможность возникновения любой из геморрагических лихорадок.

Клинический диагноз должен быть подтвержден результатами лабораторных исследований. С этой целью не позднее 3-4-го дня с начала заболевания кровь больного вводят интрацеребрально новорожденным белым мышам (можно молодым мышам). Для этой цели используют также постоянные культуры клеток теплокровных либо кровососущих комаров.

Затем вирус, выращенный в мозгу мышей и культурах клеток, идентифицируют с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР), реакции связывания комплемента (РСК), иммуноферментного анализа (ИФА), реакции нейтрализации (РН).

Для серодиагностики наличие специфических антител определяют с помощью любой из приведенных выше реакций. Следует иметь в виду, что антигемагглютини-ны появляются в конце 1-й недели, что представляет важную диагностическую ценность. Серодиагностика

базируется на определении антител IgM класса и проведении ПЦР.

ПРОФИЛАКТИКА

Профилактические и противоэпидемические мероприятия должны быть направлены на исключение условий, при которых больной может служить источником заражения комаров, а также на проведение всего комплекса мероприятий по истреблению переносчиков с использованием современных средств и методов. Больного следует изолировать на протяжении первых 4 дней, так как позже этого срока он уже не является источником заражения комаров.

Поскольку развитие комаров приурочено к различным водоемам, меры борьбы с ними основаны прежде всего на ограничении или исключении их выплода. Эти мероприятия включают санитарный надзор за существующими водоемами, осушение заболоченных территорий, засыпку луж, контроль за разного рода бытовыми емкостями, в которых возможно развитие комаров. Особого внимания требуют оросительные системы и рисовые поля. Водоемы с сорной растительностью с целью снижения численности личинок, целесообразно заселять растительноядными рыбами. В подвальных помещениях жилых и производственных зданий, где может происходить выплод комаров, следует не допускать подтопления, проводить их осушку и очистку [13].

Эффективными являются истребительные мероприятия, проводимые против личиночных и имагинальных фаз развития комаров инсектицидными препаратами. В качестве ларвицидов используют бактокулицид, бак-толарвицид, изготовленные на основе энтомопатогенной бактерии Bacillus thuringiensis, серотип Н-14, и серолар-вицид — на основе Bacillussphaericus. В случае отсутствия биопрепаратов для обработки водоемов, не имеющих хозяйственного значения, может быть использован керосин из расчета 20-30 мл на 1 м3. Хороший эффект достигается при использовании препаратов из группы фосфорорга-нических соединений: карбофос, дифос, сульфидофос. А в подвальных помещениях, кроме этого, могут быть применены пиретроиды (перметрин, дельтаметрин, циперме-трин и др.) [20].

Основным методом борьбы с взрослыми комарами является обработка предварительно определенных мест их дневок стойкими инсектицидами из групп фос-форорганических соединений и пиретроидов. Нормы их расхода определяются прилагаемыми к каждому препарату инструкциями. Тщательной обработке подлежат также жилые помещения и особенно помещения для животных [20].

Весьма эффективным средством профилактики желтой лихорадки является использование живой вакцины

из штамма 17Д, создающей прочный многолетний иммунитет. У вакцинированных возникают в высоких титрах вируснейтрализующие антитела и антигемагглютинины. Специфические антитела в крови привитых могут быть обнаружены даже спустя 20 лет. Характерно также длительное сохранение 1дМ, достигающих высоких титров к 14-17-му дню и определяемых затем до 3 мес.

Из приведенных в настоящей статье материалов следует, что опасность распространения желтой лихорадки из эндемичных районов реальна. Свидетельством этому являются периодически возникающие вспышки болезни в эндемичных регионах Африки и Латинской Америки. Они являются следствием существования в этих странах постоянных природных очагов этой инфекции, в которых возбудитель циркулирует по цепочке: обезьяны — комары — обезьяны. И к настоящему времени не существует радикальных мер, с помощью которых можно было бы ликвидировать природные очаги желтой лихорадки с устоявшимся механизмом передачи вируса.

В определенной степени распространению инфекции может способствовать миграция, зачастую неконтролируемая, инфицированных людей, а также завоз зараженных комаров современным транспортом, прежде всего авиационным.

Не исключен также завоз этой инфекции в Россию нашими соотечественниками, посещающими с профессиональными и туристическими целями страны, в которых находятся ее природные очаги [23].

На этом основании предусмотрена дезинсекция самолетов, прибывающих из эндемичных по желтой лихорадке стран, перметрином из расчета 0,5 г на 1 м3 действующего вещества [24]. Предусмотрена также обязательная вакцинация наших соотечественников, которые направляются в неблагополучные по этой инфекции различные страны. В Москве на базе городской поликлиники №13 организован Центральный прививочный пункт, в котором производится вакцинация против карантинных инфекций [25].

В нашей стране вакцина против желтой лихорадки производится в Институте полиомиелита и вирусных энцефалитов РАМН. Она также выпускается в США, Франции, Германии, Великобритании и Бразилии. ВОЗ для экстренных случаев имеет переходящий запас более 2 млн доз препарата.

В заключение следует указать, что в результате организации мероприятий под эгидой ВОЗ, внедрения в противоэпидемическую практику новой стратегии вакцинопро-филактики, сочетающей плановую иммунизацию в рамках национальных календарей прививок стран, эндемичных по желтой лихорадке, и «кольцевую» вакцинацию в возникающих очагах, а также применения экспрессных и высокоспецифичных методов диагностики, в начале XXI в. стало возможным предотвращение эпидемий и крупных вспышек желтой лихорадки.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Грабарев Павел Алексеевич — доктор биологических наук, профессор, главный научный сотрудник ФГБУ «48 Центральный научно-исследовательский институт» Минобороны России, Сергиев Посад-6, Московская область E-mail: [email protected]

Лукин Евгений Павлович — доктор медицинских наук, профессор, ведущий научный сотрудник отдела специальной техники безопасности и контроля качества биопрепаратов ФГБУ «48 Центральный научно-исследовательский институт» Минобороны России, Сергиев Посад-6, Московская область E-mail: [email protected]

ЛИТЕРАТУРА_

1. Vasconcelos P.F. J., Bryant J.E. et al. Genetic divergence and dispersal of Yellow fever virus. Brasil // Emerg. Infect. Dis. 2004. Vol. 10, N 9. P. 1578-1584.

2. Yellow fever, 1998-1999 // Wkly Epidemiol. Rec. 2000. Vol. 75, N 40. P. 322-328.

3. Лященко Н.И., Лукин Е.П. Современные особенности эпидемиологии и профилактики желтой лихорадки // Воен.-мед. журн. 2010. №6. С. 32-36.

4. Международные медико-санитарные правила. Пересмотр 58-й сессии ВОЗ, 22 мая 2005 г. Женева, 2005. 61 с.

5. Руководство по вирусологии. Вирусы и вирусные инфекции человека и животных / под ред. Д.К. Львова. М.: МИА, 2013. С. 731-733.

6. Vainio J., Cutts F. Yellow Fever. Geneva: WHO., 1998, 86 p.

7. Желтая лихорадка в Гвинее. WHO. URL: http://www. who.int/csr/don/2010_01_12/ru/

8. Yellow fever situation in Africa and South America in 2004 // Wkly Epidemiol. Rec. 2005. Vol. 29, N 80. P. 249-256.

9. Эндрюс К. Естественная история вирусов. М.: Мир, 1969. 312 с.

10. Бумбали С., Камара А.М.-Б., Трофимов Н.М. и др. Распространение и некоторые другие эпидемиологические особенности желтой лихорадки в Африке. РЭТ-инфо, 2006. С. 37-41.

11. Onyango C.O. et al. Yellow fever Outbreak, Southern Sudan, 2003 // Emerg. Infect. Dis. 2004. Vol. 10, N 9. P. 1668-1670.

12. Present status of Yellow fever: Memorandum from a PAHO Meeting // Bull. World Health Org. 1986. Vol. 64, N 4. P. 511-524.

13. Тарасов В.В. Эпидемиология трансмиссивных болезней. М.: Изд-во МГУ, 2002. 336 с.

REFERENCES_

1. Vasconcelos P.F. J., Bryant J.E. et al. Genetic divergence and dispersal of Yellow fever virus. Brasil. Emerg Infect Dis. 2004; Vol. 10 (9): 1578-84.

2. Yellow fever, 1998-1999. Wkly Epidemiol Rec. 2000; Vol. 75 (40): 322-8.

3. Lyashenko N.I., Lukin E.P. Modern features of epidemiology and prevention of yellow fever. Voenno-meditsinskiy zhur-nal [Military Medical Journal]. 2010; 6: 32-6. (in Russian)

4. International medical and sanitary rules. Review of the 58th session of the WHO on 22 May 2005. Geneva, 2005: 61 P. (in Russian)

14. Желтая лихорадка в Камеруне. WHO. URL: http:// www.who.int/csr/don/2010_02_24/ru/

15. Желтая лихорадка в Кот-Д’Ивуаре. WHO. URL: http://www.who.int/csr/don/2010_01_08a/ru/

16. WHO releases reporting on Darfur yellow fever outbreak // Vaccine News Daily. Jan. 17. 2013.

17. Yellow fever in Cameroon. WHO. URL: http://www. who.int/csr/don/2013_10_08/ru/

18. Yellow fever: 100 years of Discovery / Comment. by J.E. Staples, T.P. Monath // JAMA. 2008. Vol. 300, N 8. P. 960-962.

19. Yellow fever Outbreak. The Uganda Experience // ARCI meeting. Dar es Salaam, Tanzania, Dec. 2012

20. Дремова В.П., Путинцева Л.С., Ходаков П.Е. Медицинская дезинсекция. Основные принципы, средства и методы. Екатеринбург, 1999. 288 с.

21. Тропические болезни. 5-е изд. перераб. и доп. / под ред. Е.П. Шуваловой. СПб.: Элби, 2004. 704 с.

22. Barnett E.D. Yellow fever: epidemiology and prevention // Clin. Infect. Dis. 2007. Vol. 44. P. 850-856.

23. Андаев Е.И., Титенко А.М., Мельникова О.В. Санитарная охрана территории от завоза и распространения особо опасных вирусных инфекций. Сообщение 4. Желтая лихорадка // Проблемы ООИ. 2007. №2 (94). С. 11-15.

24. Желтая лихорадка. Санитарно-противоэпиде-мическое обеспечение населения в чрезвычайных ситуациях: руководство. М.: Гигиена, 2006. №2. С. 96-100.

25. Иорданян А.В., Миненкова Г.М., Ершова А.С., Ку-дряшева В.Ю. Опыт работы Центрального прививочного пункта по иммунизации лиц, выезжающих в страны, неблагополучные по карантинным и другим инфекционным болезням // Вакцинация. 2005. №2 (38). С. 10-11.

5. Virology guideline. Viruses and viral infections of humans and animals / ed. D.K. Lvov. Moscow: MIA, 2013: 731-3. (in Russian)

6. Vainio J., Cutts F. Yellow Fever. Geneva: WHO., 1998: 86 P. (in Russian)

7. Yellow fever in Guinea. WHO. WHO. URL: http://www. who.int/csr/don/2010_01_12/ru/

8. Yellow fever situation in Africa and South America in 2004. Wkly Epidemiol Rec. 2005; Vol. 29 (80): 249-56.

9. Endryus K. The natural history of viruses. Moscow: Mir, 1969: 312 P. (in Russian)

10. Bumbali S., Kamara A. M.-B. Trofimov N.M. et al. Distribution and some other epidemiological features of yellow fever in Africa. RET-Info, 2006: 37-41 (in Russian).

11. Onyango C.O. et al. Yellow fever Outbreak, Southern Sudan, 2003. Emerg Infect Dis. 2004; Vol. 10 (9): 1668-70.

12. Present status of Yellow fever: Memorandum from a PAHO Meeting // Bull. World Health Org. 1986; Vol. 64 (4): 511-54.

13. Tarasov V.V. The epidemiology of vector-borne diseases. Moscow: Izdatel’stvo MGU, 2002: 336 P. (in Russian)

14. Yellow fever in Cameroon. WHO. URL: http://www. who.int/csr/don/2010_02_24/ru/

15. Yellow fever in rate d’lvoire. WHO. URL: http:// www.who.int/csr/don/2010_01_08a/ru/

16. WHO releases reporting on Darfur yellow fever outbreak // Vaccine News Daily. Jan. 17. 2013.

17. Yellow fever in Cameroon. WHO. URL: http://www. who.int/csr/don/2013_10_08/ru/

18. Yellow fever: 100 years of Discovery / Comment. by J.E. Staples, T.P. Monath. JAMA. 2008; Vol. 300 (8): 960-2.

19. Yellow fever Outbreak. The Uganda Experience. ARCI meeting. Dar es Salaam, Tanzania, Dec. 2012.

20. Dremova V.P., Putintseva L.S., Khodakov P.E. Medical disinfestation. The basic principles, tools and techniques. Ekaterinburg, 1999. 288 P. (in Russian)

21. Tropical diseases. 5th ed. Revised. and add. / edited by E.P. Shuvalova. St. Petersburg: Elbi, 2004: 704 P. (in Russian)

22. Barnett E.D. Yellow fever: epidemiology and prevention. Clin Infect Dis. 2007; Vol. 44: 850-6.

23. Andaev E.I., Titenko A.M., Mel’nikova O.V. Sanitary protection of the territory from the introduction and spread of dangerous viral infections. Message 4. Yellow fever. Problemy Osobo Opasnykh Infektsii [Problems of Particularly Dangerous Infections]. 2007; 2 (94): 11-5. (in Russian)

24. Yellow fever. The sanitary and disease control population in emergencies: a guide. Moscow: Gigiena, 2006; 2: 96-100. (in Russian)

25. Iordanyan A.V., Minenkova G.M., Ershova A.S., Kudry-asheva V.Yu. Experience Central vaccination points for immunization of persons traveling in the country that are not on quarantine and other infectious diseases. Vaktsinatsiya [Vaccination]. 2005; 2 (38): 10-1. (in Russian)

Применение штамма MVA вируса вакцины для создания рекомбинантных векторных вакцин против актуальных арбовирусных инфекций | Стовба

Введение

Модифицированный вирус вакцины, штамм MVA, лицензирован как противооспенная вакцина в Европе и Канаде, в настоящее время проводятся работы по его клиническому использованию в США. Этот штамм был получен из родительского штамма Анкара, вируса вакцины, за счёт более чем 575 пассажей на фибробластах куриных эмбрионов. На протяжении этих пассажей в геноме штамма произошло множество мутаций и протяжённых делеций относительно ДНК исходного штамма, что привело к его сильной аттенуации и потере способности реплицироваться в клетках млекопитающих [1]. По проявляемой безопасности вакцины на его основе относят к противооспенным препаратам третьего поколения [2]. После отмены обязательной вакцинации против натуральной оспы популяционный противооспенный иммунитет практически исчез и поэтому не препятствует применению векторных вакцин на основе вируса вакцины [3][4]. До отмены обязательного оспопрививания штамм MVA использовался как праймирующая вакцина, которой было проиммунизировано 120 тыс. человек в Германии в 1970 г. [5]. Применение штамма MVA не вызывало системных побочных реакций и изредка сопровождалось лёгкими реакциями в месте инъекции. Его безопасность была установлена в клинических испытаниях на здоровых волонтёрах 18–30 лет [6], волонтёрах с сердечно-сосудистыми заболеваниями [7], в возрастной группе 56–80 лет [8], в возрасте 18–40 лет с атопическим дерматитом [9], больных туберкулёзом [10] и инфицированных ВИЧ [11]. Это обусловило разработку векторных вакцин на основе штамма MVA против различных вирусных инфекций.

Крымская-Конго геморрагическая лихорадка

Крымская геморрагическая лихорадка, переносимая клещами Hyalomma, впервые описана в 1945 г., когда была установлена вирусная этиология этой инфекции [12]. Однако в 1969 г. было показано, что вирус, вызывающий это заболевание, был идентичен вирусу, выделенному в Конго в 1956 г. [13], и он получил международное название возбудителя Крымской-Конго геморрагической лихорадки (ККГЛ).

Ареал ККГЛ охватывает эндемичные регионы Африки, Азии и Европы. Кроме того, известны завозные случаи ККГЛ в неэндемичных странах. Например, в 2012 г. в Великобритании был госпитализирован пациент с летальным исходом заболевания, возвратившийся из Афганистана [14]. Вакцина первого поколения, изготовленная в Болгарии на основе вируссодержащей суспензии головного мозга мышей-сосунков и инактивированная хлороформом, с успехом используется в этой стране с 1974 г. Она вызывает формирование клеточного и гуморального иммунных ответов при введении только в больших дозах [15] и не нашла широкого применения в других эндемичных регионах. Недавно полученная ДНК-вакцина, экспрессирующая гликопротеин вируса ККГЛ, индуцировала специфические нейтрализующие антитела приблизительно у половины вакцинированных мышей [16]. Вакцина, экспрессирующая гликопротеин вируса ККГЛ в трансгенных листьях табака, индуцировала у мышей образование IgG и IgA [17].

Возможность оценки протективной активности указанных вакцин появилась только в 2010 г., когда было установлено, что взрослые мыши линии А129, дефектные по STAT-1 или α-, β-рецепторам интерферона, чувствительны к ККГЛ и могут использоваться для моделирования этой инфекции [18].

В 2014 г. появилось первое сообщение о создании и испытании рекомбинантной MVA-вакцины, экспрессирующей полноразмерный предшественник гликопротеина вируса ККГЛ — MVA-GP [14]. Вакцину вводили иммунокомпетентным 129 Sv/Ev мышам и иммунодефицитным А129 мышам, затем через 14 сут их заражали летальной дозой вирулентного вируса (таблица).

Иммунизация индуцировала гуморальный иммунный ответ, представленный в основном IgG-антителами, и клеточный ответ, специфичный к гликопротеину вируса ККГЛ. У иммунизированных мышей не отмечалось симптомов заболевания. Иммунодефицитные мыши были полностью защищены от заражения летальной дозой нативного вируса [14].

Необходимость формирования клеточного и гуморального иммунного ответа для защиты от возможного дальнейшего заражения вирулентным вирусом показана в исследованиях по пассивному переносу иммунной сыворотки и Т-лимфоцитов неиммунизированным мышам линии А129 [19].

Помимо уже испытанной вакцины, экспрессирующей вирусный гликопротеин [14], был сконструирован рекомбинантный штамм MVA со встроенным геном нуклеопротеина (NP) вируса ККГЛ. Авторы полагали, что NP как доминантный антиген, высококонсервативный у штаммов рода Nairovirus семейства Bunyaviridae, будет достойной альтернативой гликопротеину [20]. Кроме того, вакцины, экспрессирующие нуклеопротеин, обладали протективным эффектом у двух других представителей этого семейства: хантавируса (род Hantavirus) и возбудителя лихорадки долины Рифт (род Phlebovirus) [21].

Иммуногенность кандидата в вакцины MVANP3010 оценивали на мышах линий А129 и 129 Sv/Ev при их двукратной вакцинации. Через 14 сут их заражали летальной дозой нативного вируса. При оценке иммуногенности этого кандидата в вакцину установлено, что у всех животных вырабатывались NP-специфические антитела и NP-специфический Т-клеточный ответ. Однако, несмотря на индуцированный иммунный ответ, все мыши после последующего заражения летальной дозой нативного вируса погибли на 4–5-е сутки [20].

Следовательно, в настоящее время только конструкция MVA-GP является единственной, обладающей эффективностью против ККГЛ, что делает её возможным кандидатом в вакцины.

Лихорадка долины Рифт

Вирус лихорадки долины Рифт передаётся через укусы комаров и является причиной периодических вспышек заболевания у домашнего скота и людей во многих африканских странах. После вспышек на континенте заболевание перекинулось на Аравийский полуостров. Имеется эффективная живая вакцина «Клон 13», которая применяется во многих странах Африки, но только для скота, и не разрешена к применению на людях [22].

В США в 1967 г. была создана инактивированная живая вакцина для иммунизации людей. Она представляет собой инактивированный формалином препарат пантотропного вируса (штамм Entebbe). Данная вакцина была использована для иммунизации более чем 4000 человек. У 80–85% вакцинированных наблюдался значительный уровень нейтрализующих антител через 14 дней после иммунизации. У пациентов, которые прошли полный курс иммунизации с последующей ревакцинацией, нейтрализующие антитела к вирусу долины Рифт сохранялись несколько лет [23].

Для защиты человека были разработаны кандидаты в вакцины на основе штамма MVA и ДНК-вакцины (PCMV), экспресирующие вирусные гликопротеины (Gn/Gc) или нуклеопротеин (N) [24]. Оценка уровня и защитной эффективности индуцированного иммунного ответа, проведённая на иммунокомпетентных мышах линии BALB/c, выявила, что у мышей, иммунизированных MVA-GnGc, наблюдался умеренно выраженный гуморальный и CD8+ T клеточный ответ, специфичный к вирусному гликопротеину, и только эта группа мышей была полностью защищена от заражения летальной дозой вирулентного вируса. Иммунизация ДНК-вакциной, также экспрессирующей вирусные гликопротеины, вызывала индукцию антител, сравнимую по титрам с таковой при иммунизации MVA-Gn/Gc, однако у мышей регистрировались симптомы заболевания и частичная гибель. Ни одна из вакцин, экспрессирующих нуклеопротеин, полностью не защищала животных от дальнейшего заражения летальной дозой вирулентного вируса, даже в сочетании MVA-Gn/Gc + MVA-N. Иммунизация иммунодефицитных мышей линии 129Sv/EvIFNAR–/– вакциной MVA-Gn/Gc не обеспечивала их защиту от гибели при заражении летальной дозой вируса, что указывает на необходимость полноценного природного иммунитета в защите против лихорадки долины Рифт [24].

Жёлтая лихорадка

Жёлтая лихорадка — тяжёлое заболевание, переносимое комарами и эндемичное в регионах тропической Африки и Южной Америки. По данным ВОЗ, на 200 тыс. заболевших приходится 30 тыс. летальных исходов [25]. В 1937 г. была получена живая вакцина с использованием аттенуированного штамма 17D. Эта вакцина широко применяется и в настоящее время. Общее число иммунизированных составляет примерно 400 млн человек. Ранее она считалась одной из самых безопасных и иммуногенных. Однако начали отмечаться случаи поствакцинальных заболеваний с нейротропными и висцеротропными проявлениями, особенно у лиц старше 60 лет и женщин детородного возраста. Серьёзные побочные реакции, включая летальные исходы, были зарегистрированы в Исландии, Бразилии, США, Австралии и Таиланде [26]. В связи с этим возросла актуальность разработки новой, более безопасной вакцины.

Поскольку оболочечные белки играют доминантную роль в индуцировании защитного иммунного ответа, были созданы векторные вакцины на основе двух дефектных по репликации штаммов вируса вакцины MVA и Dvv, у которого делетирован ген урацил-ДНК-гликозилазы и который также относится к противооспенным вакцинам третьего поколения, экспрессирующим предшественники мембранного и оболочечного белков (prMR), т.е. белков, аутентичных экспрессируемым штаммом 17D. Обе векторные вакцины сравнивали с коммерческой живой вакциной 17D по иммуногенности и безопасности при однократной внутримышечной иммунизации мышей линии BALB/c. Уровень индуцированного иммунного ответа оценивали после внутримозгового заражения иммунизированных животных вирулентным штаммом вируса жёлтой лихорадки в дозе более 1000 ЛД50 для белых мышей [27].

В результате исследований установлено, что уровень гуморального и клеточного иммунного ответа для обоих кандидатов в вакцины был таким же, как и для вакцины 17D. Клеточный иммунный ответ был представлен функционально активными CD8+— и CD4+ Т-клетками, секретирующими интерферон-γ. Оба варианта полностью защищали мышей от летального заражения вирулентным вирусом. В отличие от классической вакцины 17D, безопасность кандидатов в вакцины на основе штаммов MVA и Dvv была очень высокой, что выявлено при внутримозговом введении мышам линии BALB/c очень больших доз — от 1 × 105 до 1 × 107 ЦПД50. Все мыши выжили, в отличие от контрольных, которых заражали дозами от 1 × 101 до 1 × 103 ЦПД50 штамма 17D, при условии, что доза 1 × 103 ЦПД50 была летальной для 100% мышей. Предсуществующая вакцинация мышей вирусом вакцины не влияла на результаты иммунизации против жёлтой лихорадки [27].

Таким образом, рекомбинантные вакцины на основе обоих штаммов вируса вакцины, экспрессирующие предшественники мембранного и оболочечного белков, индуцировали гуморальный и клеточный иммунный ответ, защищающий от заражения летальной дозой вируса жёлтой лихорадки. Они оказались более безопасными по сравнению с коммерческой вакциной 17D [27].

Лихорадка Чикунгунья

Возбудитель лихорадки Чикунгунья, переносимый комарами рода Aedes, относится к семейству Togaviridae. Впервые инфекция описана в 1952 г. в Танзании, а вирус был выделен в 1953 г. В 2005 г. зафиксирована большая вспышка этой инфекции на острове Ла Реюньон, откуда потом заболевание распространилось в различные регионы Африки и Юго-Восточной Азии, на острова Индийского океана, в Индию, южную Европу (Италия, Франция), Карибские острова и континентальную Америку. В целом зарегистрировано около 6 млн случаев [28][29].

В настоящее время вакцины против лихорадки Чикунгунья нет. Известно, что наиболее иммуногенными являются живые аттенуированные вакцины, однако при их использовании всегда существует риск реверсии к исходному вирулентному штамму. Поэтому векторные вакцины на основе штамма MVA рассматриваются в качестве оптимальных современных вариантов для создания вакцин против этой инфекции.

Для получения вакцинного препарата был сконструирован рекомбинантный штамм MVA, содержащий структурные гены вируса С-Е3-Е2- 6К-Е1 [30]. Для оценки уровня иммунного ответа одно- и двукратно иммунизированных мышей линии C57Bl/6 заражали летальной дозой вирулентного вируса через 7 нед после последней иммунизации.

Вакцина С-Е3-Е2-6К-Е1 вызывала иммунный ответ и полностью защищала животных от заражения летальной дозой даже при однократной иммунизации, причём у животных не наблюдалось симптомов болезни. Иммунный ответ был представлен сильным полифункциональным CD8Т-клеточным ответом, направленным, в основном, против Е1 и Е2 белков и иммунной CD8Т-клеточной памятью. Иммунизация стимулировала выработку высоких титров нейтрализующих IgG антител против вируса Чикунгунья, которые увеличивались при бустерной иммунизации. Помимо специфического иммунного ответа против вируса Чикунгунья формировались полифункциональный CD8Т клеточный ответ и Т-клеточная память против вируса вакцины. Учитывая полученные результаты, авторы разработки предложили этот препарат в качестве кандидатной вакцины для вакцинопрофилактики у людей [30].

Примерно в то же время другая группа авторов [29] оценивала иммуногенность конструкции, основанной на рекомбинантном штамме MVA, экспрессирующем Е3- и Е2-белки вируса Чикунгунья. Эффективность этой вакцины оценивалась на иммунокомпетентных мышах линии BALB/c и иммунокомпромиссных мышах линии А129 при одно- и двукратной иммунизации. Через 2 нед после последней вакцинации животных заражали летальной дозой вирулентного вируса. При двукратной вакцинации BALB/c мыши были полностью защищены. Исходя из полученных результатов, авторы предлагают сконструированный ими рекомбинантный штамм MVA в качестве возможного кандидата в вакцину против лихорадки Чикунгунья [29].

С целью определения доли конкретных структурных белков вируса Чикунгунья, определяющих протективную активность векторных вакцин, были созданы рекомбинантные штаммы MVA, экспрессирующие отдельные структурные белки вируса Чикунгунья: MVA-6КЕ1, MVA-Е3Е2 и MVA-Е3Е26КЕ1 (последний образовывал вирусоподобные частицы). Эффективность этих препаратов оценивали на иммунодефицитных мышах линии АG129, которых через 6 нед после иммунизации заражали летальной дозой вирулентного вируса Чикунгунья [31]. Рекомбинантный вариант MVA-Е3Е26КЕ1 индуцировал более высокие уровни антител по сравнению с двумя другими и защищал, как и препарат MVA-Е3Е2, 100% мышей от дальнейшего заражения вирулентным вирусом даже при однократной иммунизации. Рекомбинант MVA-6КЕ1 защищал только 75% мышей. Учитывая предшествующие данные по экспрессии Е1-, Е2-белков, авторы пришли к выводу, что белок Е2, и особенно его В-домен, наиболее существенен для формирования полной защиты иммунизированных мышей от летального заражения вирулентным вирусом [31, 32].

В настоящее время существует несколько кандидатов в вакцины против лихорадки Чикунгунья. В 2015 г. были проведены эксперименты по оценке следующих кандидатных препаратов: аттенуированный вирус с большой делецией в репликазном гене; вакцина на основе ДНК-репликона, в котором делетирован капсидный белок, и рекомбинантная MVA-вакцина со встроенными С-Е3-Е2-6К-Е генами, которой иммунизировали Macaca fascicularis при различных схемах введения. Наилучшие результаты были получены в случае применения вакцины для создания бустерного эффекта [33].

Лихорадка Зика

Вирус, вызывающий лихорадку Зика, был впервые выделен в 1947 г. в Уганде [34]. На протяжении многих лет он был известен как этиологический агент спорадических лихорадочных заболеваний в Африке. Однако в 2007 г. произошла большая вспышка лихорадки Зика на островах Микронезии, затем в 2013 г. во Французской Полинезии. После регистрации вируса в конце 2014 г. в Бразилии пандемия этой инфекции быстро распространилась на регионы Южной, Центральной Америки и бассейна Карибского моря. Его основными переносчиками, наряду с вирусом денге и Чикунгунья, являются комары Aedes aegypti и Aedes albopictus. В настоящее время случаи лихорадки Зика регистрируются в Южной и Центральной Америке, Африке и Юго-Восточной Азии и южных островах Тихого океана, что представляет потенциальную угрозу новой пандемии [34]. Кроме того, в 2015–2016 гг. зарегистрированы единичные завозные случаи заболевания в неэндемичных странах [35].

В большинстве случаев лихорадка Зика протекает бессимптомно либо в виде острого лихорадочного заболевания (без летальных исходов). В некоторых случаях у больных наблюдается неврологический синдром Гийена–Барре, встречающийся также при лихорадках денге, западного Нила и Чикунгунья. У новорождённых детей, родившихся у инфицированных женщин, отмечались случаи микроцефалии. Заражение новорождённых вирусом Зика может происходить также при вскармливании грудным молоком или переливании крови [35].

Вакцины против лихорадки Зика в настоящее время не существует. Возможность быстрого распространения этого заболевания обусловливает необходимость создания безопасного и эффективного профилактического препарата, пригодного в том числе для иммунизации беременных женщин. Поскольку безопасность штамма MVA показана в многочисленных испытаниях на волонтёрах, а также на беременных макаках [36], то на его основе была сконструирована экспериментальная вакцина против лихорадки Зика (MVA-ZIKV), экспрессирующая премембранный (prM) и структурный (Е) белки вируса Зика (prM-E) [35]. Экспрессируемые белки prM-E продуцировали вирусоподобные частицы в инфицированных клетках.

Иммунизация иммунокомпетентных мышей линии BALB/c индуцировала образование нейтрализующих антител против различных штаммов вируса Зика, а также полифункциональный вирусспецифический CD8Т-клеточный ответ.

Для оценки защитной эффективности конструкции MVA-ZIKV одно- или двукратно иммунизировали иммунодефицитных IFNAR-1 (дефектные по α-, β-рецепторам интерферона) мышей, после чего через 4 нед их заражали летальной дозой вирулентного вируса [35]. Последующее бустирование значительно повышало титры вируснейтрализующих антител и значительно снижало показатели вирусемии. В течение 15 сут наблюдения все мыши оставались живыми. Исходя из полученных результатов, данная конструкция предлагается авторами для производства новой, безопасной, высокоиммуногенной и относительно недорогой вакцины против лихорадки Зика [35].

Однако при флавивирусных инфекциях значительную роль в ответе со стороны иммунной системы человека на возбудитель играет феномен антителозависимого усиления инфекции (antibodydependent enhancement — ADE). Феномен ADE заключается в том, что вирусспецифические антитела усиливают проникновение вируса в фагоцитирующие клетки посредством взаимодействия с рецептором FcR и/или рецепторами комплемента на поверхности фагоцитирующих клеток. Среди инфекционных процессов, вызываемых флавивирусами, феномен ADE наиболее изучен при лихорадке денге и желтой лихорадке [37][38]. Первичная инфекция, вызванная одним из 4 вирусов денге (Д1, Д2, Д3, Д4), чаще всего протекает у человека бессимптомно и создаёт пожизненный иммунитет к вирусу серотипа, её вызвавшего. Если же он сталкивается с вирусом другого серотипа, то благодаря FcR-ADE-феномену болезнь может протекать в форме тяжёлой геморрагической лихорадки с вероятностью летальных исходов до 15%. Однако ареалы распространения лихорадки Зика и лихорадки денге в основном совпадают, что обусловлено общими переносчиками. Поскольку вирусы Зика и денге являются родственными в антигенном отношении (относятся к семейству Flaviviridae, роду Flavivirus), то антитела к вирусу денге могут усиливать инфекцию, вызванную вирусом Зика, и наоборот, антитела против гликопротеинов вируса Зика смогут утяжелять течение лихорадки денге [39].

Поэтому другой группой авторов предлагается вакцина на основе штамма MVA, экспрессирующая неструктурный белок 1 (non-structural-1 — NS-1) вируса Зика, который существует в нативной форме в инфицированных клетках [34]. Выбор NS-1 белка обусловлен также тем фактом, что против него вырабатывался протективный иммунный ответ, как и у других флавивирусов, что показано в экспериментах с использованием мышиной модели [38]. Иммуногенность и защитную эффективность конструкции MVA-ZIKV-NS-1 оценивали на новой модели — иммунокомпетентных CD-1/ICR мышах при одно- или двукратной иммунизации. Даже после однократной иммунизации гуморальный ответ против NS-1-белка, уровень которого повышался после бустирования, полностью защищал мышей от гибели при последующем внутримозговом заражении летальной дозой вирулентного вируса при отсутствии симптомов заболевания. Через 10 дней после иммунизации у мышей выявлялся вирусспецифический CD8Т-клеточный ответ. Вирус не определялся в головном мозге иммунных мышей через 21 сут после заражения. Наличие предшествующего иммунитета к MVA-вектору не влияло на результаты иммунизации. Основываясь на этих результатах, авторы считают, что серопозитивные лица, проживающие в регионах, эндемичных по вирусу денге или другим флавивирусам, не будут подвержены развитию феномена ADE после иммунизации вакциной ZIKV-NS-1 [34].

Результаты исследований иммуногенности вакцинных препаратов на основе штамма MVA против возбудителей арбовирусных инфекций представлены в таблице. Данные свидетельствуют о том, что рекомбинантные вакцины на основе штамма MVA обладают выраженной иммуногенностью. При встраивании генов оболочечных гликопротеинов индуцированный иммунный ответ защищал иммунодефицитных мышей от заражения заведомо летальной дозой вирулентного вируса. При встраивании других генов выявлена частичная защита животных.

Результаты оценки иммунного ответа, индуцированного вакцинными препаратами на основе штамма MVA, на иммунокомпетентных и иммунодефицитных мышах
Assessment results of the immune response induced by MVA-based vaccines in immunocompetent and immunocompromised mice

Кроме того, установлено, что вакцина против жёлтой лихорадки на основе штамма MVA более безопасна по сравнению с классической аттенуированной вакциной 17D. Созданные конструкции пока испытаны только на лабораторных животных. В дальнейшем планируется оценка кандидатных препаратов в клинических испытаниях.

1. Meseda C.A., Atukorale V., Kuhn J., Schmeisser F., Weir J.P. Percutaneous vaccination as an effective method of delivery of MVA and MVA-vectored vaccines. PLoS One. 2016; 11(2): e149364. https://doi.org/10/1371/journal.pone0149364

2. Volz A., Sutter G. Modified Vaccinia virus Ankara: History, value in basic research, and current perspectives for vaccine development. Adv. Virus Res. 2017; 97: 187-243. https://doi.org/10.1016/bs.aivir.2016.07.001

3. Melamed S., Israely T., Paran N. Challenges and achievements in prevention and treatment of smallpox. Vaccines (Basel). 2018; 6(1): 8. https://doi.org/10.3390/vaccines6010008

4. Frey S.E., Winokur P.L., Salata R.A., El-Kamary S.S., Turley C.B., Walter E.B., et al. Safety and immunogenicity of IMVAMUNE® smallpox vaccine using different strategies for post event scenario. Vaccine. 2013; 31(29): 3025-33. https://doi.org/10.1016/j.vaccine.2013.04.050

5. Mair A., Stickl H., Muller H.K., Danner K., Singer H. The smallpox vaccination strain MVA: marker, genetic structure, experience gained with the parenteral vaccination and behavior in organisms with a debilitated defence mechanism (author’s transl). Zentralbl Bakteriol. B. 1978; 167(5-6): 375-90. (in German)

6. Von Krempelhuber B., Vollmar J., Pokorny R., Rapp P., Wullf N., Petzold B., et al. A randomized, double-blind, dose-finding phase II study to evaluate immunogenicity and safety of the third generation smallpox vaccine candidate IM-VAMUNE®. Vaccine. 2010; 28(5): 1209-16. https://doi.org/10.1016/j.vaccine.2009.11.030

7. Zitzman-Roth E-M., von Sonnenburg F., de la Motte S., Arndtz-Wiedemann N., von Krempelhuber A., Urbler N., et al. Cardiac safety of modified vaccinia Ankara for vaccination against smallpox in a young, healthy study population. PLoS One. 2015; 10(4): e0122653. https://doi.org/10.1371//journal.pone.0122653

8. Greenberg R.N., Hay C.M., Stapleton J.T., Marbury T.C., Wagner E., Kreitmeir E., et al. A randomized, double-blind, placebo-controlled phase II trial investigating the safety and immunogenicity of modified vaccinia Ankara smallpox vaccine (MVA-BN®) in 56-80-year-old subjects. PLoS One. 2016; 11(6): e0157335. https://doi.org/10/1371/journal.pone.0157335

9. Greenberg R.N., Hurley Y., Dinh V.V., Mraz S., Vera J.G., von Bredow D., et al. A multicenter, open-label, controlled phase II study to evaluate safety and immunogenicity of MVA smallpox vaccine (IMVAMUNE) in 18-40 year old subjects with diagnosed atopic dermatitis. PLoS One. 2015; 10(10): e0138348. https://doi.org/10/1371/journal.pone.0138348

10. Sander C.R., Pathan A.A., Beveridge N.E., Poulton I., Minassian A., Alder N., et al. Safety and immunogenicity of a new tuberculosis vaccine, MVA85, in Mycobacterium tuberculosis-infected individuals. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2009; 179(8): 724-33. https://doi.org/10.1164/rccm.200809-1486oc

11. Greenberg R.N., Overton E.T., Haas D.W., Frank I., Goldman M., von Krempelhuber A., et al. Safety, immunogenicity and surrogate markers of clinical efficacy for modified vaccinia Ankara as a smallpox vaccine in HIV-infected subjects. J. Infect. Dis. 2013; 207(5): 749-58. https://doi.org/10.1093/infdis/jis753

12. Chumakov M.P. A new disease — Crimean hemorrhagic fever. In: Sokoljv A.A., Chumakov M.P., Kolachev A.A., eds. Crimean Hemorrhagic Fever (Acute Infectious Capillary Toxicosis). Simferopol; 13-4.

13. Casals J. Antigenic similarity between the virus causing Crimean hemorrhagic fever and Congo virus. Proc. Soc. Exp. Biol. Med. 1969; 131(1): 233-6. https://doi.org/10.3181/00379727-131-33847

14. Buttigieg K.R., Dowall S.D., Findlay-Wilson S., Miloszewska A., Rayner E., Hewson R., et al. A novel vaccine against Crimean-Congo hemorrhagic fever protects 100% of animals against lethal challenge in a mouse model. PLoS One. 2014; 9(3): e91516. https://doi.org/10/1371/journal.pone.0091516

15. Papa A., Papadimitriou E., Christova I. The Bulgarian vaccine Crimean-Congo hemorrhagic fever virus strain. Scand. J. Infect. Dis. 2011; 43(3): 225-9. https://doi.org/10.3109/00365548.2010.540036

16. Spik K., Shurtleff A., Guttieri M.C., McElroy A.K., Hooper J.W., Schmaljohn C., et al. Immunogenicity of combination DNA vaccines for Rift Valley fever virus, tick borne encephalitis virus, Hantaan virus, and. Vaccine. 2006; 24(21): 4657-66. https://doi.org/10.1016/j.vaccine2005.08.34

17. Ghiasi S.M., Salmanian A.H., Chinicar S., Zakeri S. Mice orally immunized with a transgenic plant expressing the glycoprotein of Crimean-Congo hemorrhagic fever virus. Clin. Vaccine Immunol. 2011; 18(12): 2031-7. https://doi.org/10.1128CVI05352-11

18. Bente D.A., Alimonti J.B., Shich W.J., Camus G., Stroher U. Pathogenesis and immune response of Crimean-Congo hemorrhagic fever virusin a STAT-1 knockout mouse model. J. Virol. 2010; 84(21): 11089-100. https://doi.org/10.1128/jvi.01383-10

19. Dowall S.D., Graham V.A, Rayner E., Hunter L, Watson R, Taylor I., et al. Protective effects of modified vaccinia Ankara-based vaccine candidate against Crimean-Congo hemorrhagic require both cellular and humoral responses. PLoS One. 2016; 11(6): e0156637. https://doi.org/10/1371/journal.pone.0156637

20. Dowall S.D., Buttigieg K.R., Findlay-Wilson S.J.D., Rayner E., Miloszewska A., Graham V.A., et al. Crimean-Congo hemorrhagic fever (CCHV) viral vaccine expressing nucleoprotein is immunogenic but fails to confer protection against lethal disease. Hum. Vaccin. Immunother. 2016; 12(2): 2519-27. https://doi.org/10.1080/21645515.2015.1078045

21. Boshra H., Lorenzo G., Rodriguez F., Brun A.A. DNA vaccine encoding ubiquitinated Rift Valley fever virus nucleoprotein provides consistent immunity and protects IFNAR(-/-) mice upon lethal virus challenge. Vaccine. 2011; 29(27): p4469-75. https://doi.org/10.1016/j.vaccine2011.04.043

22. Dungu B., Louw I., Lubisi A., Hunter P., von Tcichman B.F., Bouloy M. Evaluation of the efficacy and safety of the Rift Valley fever clone 13 vaccine in sheep. Vaccine. 2010; 28(29): 4581-7. https://doi.org/10.1016/j.vaccine.2010.04.085

23. The Subcommittee on Arbovirus Laboratory Safety of the American Committee on Arthropod-Borne Viruses. Laboratory safety for arboviruses and certain other viruses of vertebrates. Am. J. Trop. Med. Hyg. 1980; 29(6) 1359-81. https://doi.org/10.4269/ajtmh.1980.29.1359

24. Lopez-Gil E., Lorenzo G., Hevia E., Borrego B., Eiden M., Groschup M., et al. A single immunization with MVA expressing immune-competent GnGc glycoproteins promotes epitope-specific CD8+-T cell activation and protects mice against a lethal RVFV infection. PLoS Negl. Trop. Dis. 2013; 7(7): e2309. https://doi.org/10/1371/journal.pntd.0002309

25. WHO. Yellow fever. Yellow fever. Fact sheet. No 100; 2009. Available at: https://who.int/mediacentre/factsheets/fs100/en/

26. Lindsey N.P, Schroeder B.A., Miller E.R., Braun M.M., Hinckley A.F., Marano N., et al. Adverse event reports following yellow fever vaccination. Vaccine. 2008; 26(48): 6077-82. https://doi.org/10.1016/j.vaccine.2008.09.009

27. Schafer B., Holzer G., Joachimsthler A., Coulibaly S., Schwendinger M., Crove B.A., et al. Pre-clinical efficacy and safety of experimental vaccines based on non-replication vaccinia vectors against Yellow fever. PLoS One. 2011; 6(9): e24505. https://doi.org/10/1371/journal.pone.0024505

28. Burt E.J., Rolph M.S., Rulli N.E., Mahalingam S., Heise M.T. Chikungunya re-emerging virus. Lancet. 2012; 379(9816): 662-71. https//doi.org/10/S0140-6736(11)6028-x

29. Weger-Lucarelli J., Chu H., Aliota M.T., Partidos C.D., Osorio J.E. A novel MVA vectored Chikungunya virus vaccine elicits protective immunity in mice. PLoS Negl. Trop. Dis. 2014; 8(7): e2970. https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0002970

30. Garcia-Arriza J., Cepeda V., Hallengard D., Sorzano C., Kummerer B.M., Liljestom P., et al. A novel poxvirus-based vaccine, MVA-CHIKV, is highly immunogenic and protects mice against Chikungunya infection. J. Virol. 2014; 88(6): 3527-47. https://doi.org/10.1128/jvi.03418-13

31. Van den Doel P., Volz A., Roose J.M., Sewbalaksing V.D., Pijlman G., van Middelkoop I., et al. Recombinant modified vaccinia virus Ankara expressing glycoprotein E2 of Chikungunya virus protects AG129 mice against lethal challenge. PLoS Negl. Trop. Dis. 2014; 8(9): 3101. https://doi.org/10/1371/journal.pntd.0003101

32. Weber C., Buchner S.M., Schnierle S. A small antigenic determinant of the Chikungunya virus E2 protein is sufficient to induce neutralizing antibodies which are partially protective in mice. PLoS Negl. Trop. Dis. 2015; 9(4): e0003684. https://doi.org/10/1371/journal.pntd.0003684

33. Roques P., Ljungberg K., Kummerer B.M., Gosse L., Dereuddre-Bosquet N., Tchitchec N., et al. Attenuated and vectored vaccines protect nonhuman primates against Chikungunya virus. JCI Insight. 2017; 2(6): e83527. https://doi.org/10.1172/jci.insight.83527

34. Brault A.C., Domi A., McDonald E.M., Talmi-Frank D., Mc-Curley N., Basun R., et al. A Zika vaccine targeting NS1 protein immunocompetent adult mice in a lethal model. Sci. Rep. 2017; 7(1): 14769. https://doi.org/10/1038/s41598-017-15039-8

35. Perez P., Marin M.Q., Lazaro-Frias A., de Oya N.J., Blazguez A.B., Escribano-Romero E., et al. A vaccine based on a modified vaccinia virus Ankara vector expressing Zika virus ructural proteins controls Zika virus replication in mice. Sci. Rep. 2018; 8(1): 17385. https://doi.org/10/1038/s41598-018-35724-6

36. Eudaileu J., Dennis M.L., Parker M.E., Phillips B.L., Huffman T.N., Bay C.P., et al. Maternal HIV-1 Env vaccination for systemic and breast milk immunity to prevent oral SHIV acquisition in infant macaques. mSphere. 2018; 3(1): e00505-17. https://doi.org/10.1128/msphere.00505-17

37. Beatty P.R., Puerta-Guardo H., Killingbeck S.S., Glasner D.R., Hopkins K., Harris E., et al. Dengue virus NS1 triggers endothelial permeability and vascular leak that is prevented by NS1 vaccination. Sci. Transl. Med. 2015; 7(304): 304ra141. https://doi.org/10.1126/scitranslmed.aaa3787

38. Wan S.W., Lu Y.T., Huang C.H., Lin C.F., Anderson R., Liu H.S., et al. Protection against dengue virus infection in mice by administration of antibodies against modified nonstructural protein 1. PLoS One. 2014; 9(3): e92495. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0092495

39. Kawiecki A.V., Christofferson R.C. Zika virus-induced antibody response enhances dengue virus serotype 2 replication in vitro. J. Infect. Dis. 2016; 214(6): 1357-60. https://doi.org/10.1093/infdis/jiw377


ВОЗ: тропические болезни наступают на Европу

Малярия, лихорадка денге, желтая и геморрагическая лихорадка раньше встречались, как правило, в африканских и азиатских странах. Сегодня 77 тысяч европейцев – даже те, кто не путешествует, – ежегодно заражаются инфекционными заболеваниями, которые переносят клещи, комары, москиты и другие насекомые. Всемирная организация здравоохранения бьет тревогу и призывает остановить распространение трансмиссивных заболеваний.

Продолжает Елена Вапничная.

*****

«Маленький укус – большая угроза» – под таким лозунгом в ВОЗ привлекают внимание к, казалось бы, забытой проблеме – распространению инфекционных заболеваний, которые переносят насекомые.

Желтая лихорадка, например, о которой в Европе не вспоминали уже 150 лет, появилась на Майорке и на юге России. Еще один переносчик – так называемый «азиатский тигровый комар» – из Юго-Восточной Азии перебрался в США, а оттуда во Францию и Бельгию. Причем в качестве транспорта комары облюбовали автомобильные покрышки:

«Оказалось, что эти покрышки путешествуют по земному шару из Юго-Восточной Азии в Штаты, из Штатов в Европу. Оказалось, это самый удобный для комаров способ путешествия по земному шару».

Владимир Петрович Сергиев заведует кафедрой тропических болезней Первого Московского медицинского университета им. И.М. Сеченова. Он считает, что наряду с потеплением климата едва ли не более важной причиной распространения трансмиссивных болезней стала глобализация и международная торговля.

Владимир Петрович приводит пример Греции: после вступления в Евросоюз ей пришлось платить работникам более высокую зарплату, сопоставимую со средним общеевропейским уровнем. В провинции Лакония греки вынуждены были отказаться от румынских сезонных рабочих, убиравших апельсины, и пригласить пакистанцев, которым можно платить меньше:

«А пакистанцы приехали со своей малярией. Комары, которые на юге Греции были и которые когда-то в прошлом активно поддерживали передачу малярии, вспомнили свое черное дело и стали переносить малярию, которую привезли пакистанцы. Возникла вспышка, которую не сразу поняли, потому что уже столько десятилетий не было малярии, и врачи просто забыли про эту болезнь».

Владимир Сергиев объясняет, что возрождение трансмиссивных болезней в какой-то степени застало международных экспертов врасплох. Считали, что инфекционные болезни остались в прошлом, и бросили все средства и силы на борьбу с неинфекционными заболеваниями, такими как сердечно-сосудистые и онкологические болезни. И если деньги на противостояние новой угрозе найти можно, то специалистов в этой области почти не осталось:

«Они уходят в другие сферы, они исчезают, они стареют и вот сейчас для мирового сообщества огромная проблема, что в мире очень мало людей, которые занимаются насекомыми-переносчиками».

Владимир Петрович говорит, что в Западной Европе есть всего один специалист по трансмиссивным болезням:

«Если говорить, например, о странах о Закавказья, бывших советских республиках, там тоже был один специалист. Сейчас он переквалифицировался и сказал, что ему надоело бегать за комарами, и он сейчас занимается молекулярной биологией».

Встала задача – найти специалистов, которые еще помнят, как организовать борьбу, прежде всего, с комарами-переносчиками. Они нашлись в московском Институте медицинской паразитологии и тропической медицины им. Е.И. Марциновского. Сегодня там при поддержке ВОЗ проходят обучение медики из африканских стран и из бывших советских республик:

«Наверное, уже было проведено где-то семь или восемь выпусков и большинство подготовленных специалистов работает на территории африканских стран, причем они становятся достаточно высококвалифицированными специалистами».

В Европе же срочно начали изучать «азиатского тигрового комара», чтобы не допустить его распространения. Оказалось, что он уже не один: на европейском континенте укоренились, по крайней мере, еще шесть комаров. Владимир Сергиев говорит, что это совершенно новые виды, которые никогда раньше не появлялись на Европейском континенте.

Желтая лихорадка

Определение

Желтая лихорадка — это геморрагическая лихорадка, вызываемая вирусом, распространяемым некоторыми комарами. Заболевание распространено в тропических районах Африки и Южной Америки.

Желтая лихорадка — это быстро развивающееся вирусное заболевание с короткой продолжительностью, симптомы которого могут быть легкими или тяжелыми.

О желтой лихорадке следует сообщать в Департамент общественного здравоохранения штата Айова в соответствии с Административным кодексом штата Айова 641, глава 1.

Симптомы

Симптомы обычно проявляются в течение 3–6 дней после укуса инфицированного комара.Симптомы желтой лихорадки включают:

  • Лихорадка
  • Озноб
  • Головная боль
  • Боль в спине
  • Общая мышечная боль
  • Слабость
  • Тошнота
  • Рвота

Симптомы более тяжелой болезни включают:

  • Желтуха (пожелтение кожи)
  • Альбуминурия (белок в моче)
  • Анурия (отсутствие мочи)

Причины

Желтая лихорадка передается через укус инфицированного комара.

Факторы риска

Путешествие в районы, в которых, как известно, распространен вирус желтой лихорадки, подвергает вас риску заболевания. К таким районам относятся тропические районы Южной Америки и Африки.

Профилактика

Рекомендации по снижению распространения желтой лихорадки включают:

  • Предотвращение контакта с инфицированными комарами является лучшим средством защиты от вируса, вызывающего желтую лихорадку. Комары в Айове не переносят желтую лихорадку, но переносят другие вирусы.
  • Средства индивидуальной защиты — лучший способ предотвратить воздействие любого вируса, распространяемого комарами. Ознакомьтесь с информационным бюллетенем ДЭТА и следуйте изложенным рекомендациям, чтобы снизить риск быть укушенным.
  • Любой, кто отправляется в Южную Америку или Африку, должен пройти вакцинацию перед поездкой в ​​эти районы.

Лечение

Специфических препаратов для лечения желтой лихорадки не существует. Всегда консультируйтесь со своим лечащим врачом, если у вас есть вопросы о вашем здоровье или перед началом любого лечения.

Статистика

В 2017 г. случаев желтой лихорадки не зарегистрировано.

Для получения более подробной информации и статистических данных обо всех заболеваниях, подлежащих регистрации, см. наш текущий годовой отчет, расположенный в разделе отчетов на домашней странице CADE.

Дополнительные ресурсы

Общедоступный

Общественное здравоохранение

Школы

Бизнес и уход за детьми

Поставщики медицинских услуг

NaTHNaC — Вирусная геморрагическая лихорадка

Обзор

VHF вызываются рядом высокоинфекционных вирусов, принадлежащих к одному из четырех семейств: Arenaviridae , Bunyaviridae , Flaviviridae и Filoviridae .VHF могут вызывать целый ряд симптомов, начиная от относительно легкой болезни и заканчивая тяжелым, опасным для жизни заболеванием, связанным с шоком (сильно низкое кровяное давление) и кровоизлиянием (кровотечением). Хотя вирусы, вызывающие VHF, имеют несколько общих характеристик, они разнообразны и имеют значительные различия в эпидемиологии, передаче и клинических особенностях.

Примеры VHF включают: болезнь, вызванную вирусом Эбола (EVD), болезнь, вызванную вирусом Marburg (MVD), лихорадку Ласса, конго-крымскую геморрагическую лихорадку (CCHF) и лихорадку долины Рифт (RVF) [1].Хотя лихорадка денге и желтая лихорадка классифицируются как VHF, они не рассматриваются здесь подробно, поскольку доступны отдельные информационные бюллетени.

Сводная таблица УКВ

Аренавирусы

Буньявирусы

Флавивирусы

Филовирусы

Аргентинская геморрагическая лихорадка 

Боливийская геморрагическая лихорадка

Бразильская геморрагическая лихорадка

Лихорадка Ласса

Геморрагическая лихорадка Люхо

Венесуэльская геморрагическая лихорадка

Конго-крымская геморрагическая лихорадка

Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом

Хантавирусный сердечно-легочный синдром

Лихорадка долины Рифт

Алхурма геморрагическая лихорадка

Лихорадка Денге

Кьясанурская болезнь леса

Омская геморрагическая лихорадка

Желтая лихорадка

Болезнь, вызванная вирусом Эбола

Марбургская вирусная болезнь

Области риска

Вирусы, вызывающие VHF, были идентифицированы во многих регионах мира и являются эндемичными в некоторых частях Африки, Азии и Южной Америки.Вирусы могут быть широко распространены или встречаться только в определенных географических регионах, но эти регионы могут меняться со временем. См. карту общественного здравоохранения Англии (PHE) вирусных геморрагических лихорадок в Африке: зоны известного риска.

Карта, показывающая распространение Конго-крымской геморрагической лихорадки (ККГЛ), доступна во Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Вспышки ККГЛ произошли в некоторых регионах, граничащих с ЕС/ЕЭЗ, прежде всего в Балканском регионе, Турции и России. С 2013 г. спорадические случаи были зарегистрированы в Испании, в регионах Кастилия-и-Леон и Эстремадура [2].

Как правило, вирусы и ранние вспышки ограничиваются территориями, населенными животными-хозяевами. Случаи или вспышки ВГЛ среди людей происходят спорадически и нерегулярно, и их трудно предсказать [1].

Риск для путешественников

За исключением лихорадки денге, УКВ очень редко встречаются у британских путешественников. По данным PHE, в Великобритании было:

  • Восемь завезенных случаев лихорадки Ласса с 1980 г. [3].
  • Два завезенных случая ККГЛ, первый в 2012 г. и второй в 2014 г. [4].
  • Три завезенных случая БВВЭ, все среди медицинских работников, которые находились в Сьерра-Леоне во время вспышки в Западной Африке в 2014–2016 гг. Один случай был диагностирован в Великобритании; двое других были эвакуированы по медицинским показаниям обратно в Великобританию после постановки диагноза в Сьерра-Леоне [5].

Медицинские работники и те, кто работает с животными в эндемичных районах или районах, где происходят вспышки, могут подвергаться повышенному риску заражения в зависимости от характера их работы.

Трансмиссия

Люди не являются естественными носителями УКВ.Вирусы существуют в природе в резервуарах млекопитающих (грызуны, летучие мыши и приматы) и/или насекомых (клещи и комары). Точный способ передачи зависит от вируса, но люди могут заразиться следующим образом:

  • Тесный контакт с живыми инфицированными животными-хозяевами, тушами животных (например, во время убоя) или экскрементами/слюной животных.
  • Укус инфицированного комара или клеща (например, КГЛ, лихорадка денге, ЛДР или желтая лихорадка).
  • Тесный контакт с биологическими жидкостями инфицированного человека или тела человека, умершего от VHF (EVD или MVD).
  • Половой контакт (вагинальный, оральный или анальный) с инфицированным человеком (БВВЭ или МВД).

Признаки и симптомы

Инкубационный период для VHF составляет от двух дней до трех недель. Клинические признаки варьируются в зависимости от заболевания, но обычно проявляются: лихорадка, головная боль, мышечные боли и истощение. К признакам тяжелого заболевания относятся: отек легких (вытекание жидкости в легкие), шок (резкое снижение артериального давления), кома и кровотечения, например из кишечника или десен [1, 6].

Профилактика вирусной геморрагической лихорадки

За исключением желтой лихорадки, в Соединенном Королевстве не существует вакцин для людей, предотвращающих ВГЛ. Путешественники и медицинские работники могут использовать нашу базу данных эпиднадзора за вспышками для поиска текущих или недавних вспышек ОВГ.

В идеале путешественники должны избегать мест, где происходят вспышки. Методы профилактики у путешественников будут различаться в зависимости от того, как передается инфекция. Как правило, путешественники в зоны риска должны:

  • Избегать контакта с больными людьми и трупами.
  • Избегайте контакта с больными или мертвыми животными.
  • Избегайте контакта с животными, связанными с передачей ОВЧ, включая грызунов, летучих мышей, приматов и домашний скот.
  • Не ешьте, не готовьте и не готовьте мясо диких животных (дикие животные, на которых охотятся ради еды).
  • Соблюдайте строгие меры по предотвращению укусов насекомых и клещей (актуально для некоторых форм ВГЛ, таких как ККГЛ, лихорадка денге, ЛДР и желтая лихорадка).
  • Практикуйте безопасный секс с использованием барьерной контрацепции [7].

Медицинские работники, занимающиеся уходом за больными ВГЛ, должны постоянно соблюдать строгие принципы инфекционного контроля, включая:

  • Тщательное и частое мытье рук водой с мылом (или безводными спиртосодержащими антисептиками для рук, если мыло недоступно).
  • Ношение перчаток и другого защитного снаряжения по мере необходимости.
  • Правильная утилизация игл и другого оборудования, а также стерилизация многоразового оборудования.
  • Надлежащая утилизация биологических жидкостей, тканей и загрязненных предметов пациентов [7, 8].

Для медицинских работников, занимающихся лечением известных случаев некоторых ОВГ, таких как БВВЭ, необходимы дополнительные меры инфекционного контроля. Дополнительные рекомендации можно получить у Консультативного комитета по опасным патогенам: Вирусная геморрагическая лихорадка: алгоритм ACDP и руководство по ведению пациентов.

Болезни в деталях

Лихорадка Ласса

Лихорадка Ласса была впервые описана в 1950-х годах, а вирус был идентифицирован в 1969 году, когда две медсестры-миссионерки умерли от этой болезни в городе Ласса в Нигерии. Болезнь эндемична в Гвинее, Либерии, Нигерии и Сьерра-Леоне. Доказательства заражения были обнаружены в Центральноафриканской Республике, Мали и Сенегале. В 2011 году спорадические случаи были подтверждены в Гане. Один случай был зарегистрирован в Демократической Республике Конго в 2011 году.Бенин сообщил о своих первых подтвержденных случаях в 2014 г., вспышка произошла в 2016 г. и продолжает сообщать о случаях заболевания. В Того первые случаи заболевания были зарегистрированы в 2016 г., а в 2017 г. были зарегистрированы новые случаи. Буркина-Фасо также сообщила о случае в 2017 г. [9].

Вирус Ласса присутствует у диких многогрудных крыс, которые распространены в сельских районах тропической Африки и часто живут в домах или рядом с ними. Передача человеку обычно происходит через загрязнение поврежденной кожи или слизистых оболочек при прямом или косвенном контакте с экскрементами инфицированных грызунов.

Возможна также передача инфекции при поимке и употреблении в пищу грызунов. Передача от человека к человеку происходит при контакте с инфицированными биологическими жидкостями, такими как кровь, слюна, моча или сперма. Это может произойти в медицинских или лабораторных условиях, а также при тесном или половом контакте с инфицированным человеком. Инкубационный период болезни обычно составляет от семи до десяти дней, максимум 21 день. Инфекция протекает в легкой форме или бессимптомно (бессимптомно) в 80 % случаев, но может вызывать тяжелое заболевание и приводит к летальному исходу примерно у 1–3 % пациентов [9].

Лихорадка Рифт-Валли (ЛРВ)
Вирус

ЛДР был идентифицирован в 1931 году после вспышки среди овец на ферме в долине Рифт в Кении. ЛРФ может инфицировать людей и домашних животных, таких как крупный рогатый скот, козы, верблюды и овцы. Болезнь, как правило, возникает в восточной и южной частях Африки, в районах содержания домашнего скота, однако вирус также встречается в других частях Африки к югу от Сахары. Первые случаи, зарегистрированные за пределами Африканского континента, произошли в Саудовской Аравии и Йемене в 2000 г. [10].Вирус обычно передается человеку при контакте с биологическими жидкостями инфицированных животных, например, при забое животных или работе ветеринара [11]. Болезнь также может передаваться через укус инфицированного комара (обычно Aedes ). Передача от человека к человеку неизвестна [12]. Инкубационный период составляет от двух до шести дней. Инфекция в большинстве случаев протекает легко; однако у некоторых пациентов развивается более тяжелое заболевание [10].

Конго-крымская геморрагическая лихорадка (ККГЛ)

Этот переносимый клещами вирус был идентифицирован в России (как крымская лихорадка) в 1944 г. и в Бельгийском Конго (ныне Демократическая Республика Конго) в 1956 г. [13, 14].Это наиболее широко распространенная УКВ, зависящая от распространения клеща-переносчика. Вспышки были зарегистрированы в некоторых частях Восточной Европы, Африки, Ближнего Востока и Азии [14]. В Испании вирус ККГЛ был впервые зарегистрирован у клещей в 2010 г. С сентября 2016 г. местные (аутохтонные) случаи заболевания людей были зарегистрированы в Испании [14] в регионах Кастилия и Леон и Эстремадура [15–17].

Вирус существует в природе у домашних и диких животных, включая лошадей, ослов, коз, крупный рогатый скот, овец и свиней.Вирус обычно передается человеку через укус зараженного клеща или при прямом контакте с инфицированными жидкостями организма животного/человека. Воздействие вируса также возможно при контакте с кровью при раздавливании инфицированного клеща. К группе повышенного риска заражения в эндемичных странах относятся фермеры, ветеринары, работники скотобоен и медицинские работники [18]. Кемпинг и походы являются факторами риска воздействия укусов клещей [13]. Инкубационный период составляет от 1 до 13 дней. Летальность составляет около 30% [14].

Болезнь, вызванная вирусом Эбола (БВВЭ)

БВВЭ был первоначально описан в 1976 г. как причина двух отдельных вспышек, одна в Южном Судане, а другая в Демократической Республике Конго в деревне недалеко от реки Эбола [19]. О вспышках БВВЭ у людей сообщалось только в странах Африки к югу от Сахары. До 2014 г. число зарегистрированных случаев и смертей от БВВЭ было относительно низким [20, 21].

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) сообщила о крупной вспышке БВВЭ с 2014 по 2016 год в Западной Африке [19].Это была самая крупная вспышка с тех пор, как вирус был впервые обнаружен, и о вспышках БВВЭ впервые сообщили в Западной Африке [19, 21]. Вспышка началась в Гвинее, а затем распространилась через сухопутные границы в Сьерра-Леоне и Либерию [19]. Было зарегистрировано более 28 000 случаев и 11 000 смертей, и, хотя эта вспышка была сосредоточена в Гвинее, Либерии и Сьерра-Леоне, случаи и небольшие кластеры инфекций также имели место в соседних странах Нигерии, Мали и Сенегале. Завозные случаи зарегистрированы в Италии, Испании, Великобритании и США [20, 21].К июню 2016 г. три страны Западной Африки были свободны от БВВЭ [19]. С 2016 г. значительные вспышки БВВЭ были зарегистрированы в Гвинее и Демократической Республике Конго [22].
Считается, что естественными животными-хозяевами вируса Эбола являются фруктовые летучие мыши. Люди могут заразиться при тесном контакте с биологическими жидкостями инфицированных животных (например, летучих мышей и приматов). Затем передача от человека к человеку может произойти через прямой контакт с поврежденной кожей, глазами, носом, ртом или во время полового контакта (вагинального, орального или анального) или контакта с:

  • Кровь или биологические жидкости инфицированного человека или тела человека, умершего от БВВЭ.
  • Инструменты (например, иглы), загрязненные инфицированными биологическими жидкостями в медицинских учреждениях [21].

Инкубационный период БВВЭ составляет от двух до 21 дня. Показатели летальности варьируются от 25 до 90 процентов в зависимости от вида вируса, возраста пациентов и многих других факторов [19, 21]. Вакцины для защиты от БВВЭ были разработаны и использовались для борьбы со вспышками в Демократической Республике Конго и Гвинее с 2018 г. [19].

Марбургская вирусная болезнь (МВД)

Вирус Марбург вызывает тяжелую и иногда смертельную геморрагическую лихорадку, которая клинически очень похожа на БВВЭ. Впервые он был обнаружен в 1967 году, когда вспышка произошла среди сотрудников лабораторий в Марбурге и Франкфурте, Германия, и в Белграде, Сербия (формально Югославия). Пострадавшие работники лабораторий контактировали с кровью, органами или культурами клеток африканских зеленых мартышек, завезенных из Уганды. Случаи или вспышки MVD редки, но были зарегистрированы в Анголе, Демократической Республике Конго, Гвинее, Кении, Уганде и Южной Африке (у человека, посетившего Зимбабве).Самая крупная зарегистрированная вспышка МВД была в Анголе в 2004 г., когда было зарегистрировано 374 случая, в том числе 329 летальных исходов [23]. Вспышка произошла в Уганде в 2017 г. [24].

Случаи у путешественников редки. Однако в 2008 году было зарегистрировано два случая, связанных с путешествиями, после посещения «пещеры питонов» в лесу Марамагамбо на западе Уганды. Эта пещера является домом для большой колонии египетских фруктовых летучих мышей. Оба путешественника заболели по возвращении домой; один в Нидерландах и один в США [23].

В августе 2021 года в районе Нзерекоре в Гвинее, недалеко от границ Либерии и Сьерра-Леоне, был подтвержден смертельный случай МВД.Это первый известный случай МВД, зарегистрированный в Гвинее и Западной Африке [25].

Считается, что плодоядные летучие мыши являются основным естественным хозяином марбургского вируса. См. Геморрагические лихорадки Эбола и Марбург: вспышки и местонахождение случаев. Передача человеку может происходить при контакте с инфицированными летучими мышами, например, в пещерах или шахтах. Затем вирус может передаваться от человека к человеку при тесном контакте с инфицированным пациентом. Кровь или другие биологические жидкости (фекалии, рвотные массы, моча, слюна и выделения из дыхательных путей) могут содержать высокую концентрацию вируса.Возможен половой путь передачи вируса. Тесный контакт с телом или биологическими жидкостями человека, умершего от МВД, во время подготовки к погребению является признанным источником инфекции. Инкубационный период геморрагической лихорадки Марбург обычно составляет от трех до десяти дней, но сообщалось о редких случаях более длительного инкубационного периода до четырех недель. Оценки летальности колеблются от 23 до 88 процентов [26].

Желтая лихорадка | Острая вирусная геморрагическая лихорадка

В большинстве случаев симптомы включают высокую температуру, озноб, головную боль, мышечные боли, рвоту и боль в спине; в тяжелых случаях наблюдаются желтуха, почечная недостаточность и внутреннее кровотечение.

Доступна безопасная и эффективная вакцина против желтой лихорадки для предотвращения возникновения болезни. Некоторые страны требуют вакцинации для путешественников. Сокращение популяции комаров-переносчиков может помочь предотвратить инфекцию. В местах, где желтая лихорадка распространена, а вакцинация проводится редко, ранняя диагностика и иммунизация важны для предотвращения смертельных вспышек.

Вирус желтой лихорадки в основном передается через укус комара желтой лихорадки Aedes aegypti, который является переносчиком инфекции. Комары Aedes кусают от рассвета до заката.

Люди, страдающие желтой лихорадкой, заражаются от укуса инфицированной самки комара. Комары размножаются в стоячей воде, которая обычно присутствует в выброшенных покрышках , цветочных горшках, бочках из-под масла и емкостях для хранения воды вблизи жилых домов. Инфекции обычно протекают в легкой форме, но заболевание может вызвать опасные для жизни заболевания.

После поражения комаром вирус размножается в лимфатических узлах и особенно поражает дендритные клетки.Он также влияет на печень и, в конечном итоге, может вызвать полиорганную недостаточность.

Желтая лихорадка имеет три типа цикла передачи:

  • Желтая лихорадка джунглей или лесная желтая лихорадка: Она включает передачу болезни от инфицированных комаров обезьянам в тропических лесах. Люди, работающие или путешествующие в лесу, заражаются желтой лихорадкой случайно (передача от обезьяны человеку).
  • Промежуточная желтая лихорадка: При этом типе желтой лихорадки инфицированные комары, размножающиеся в домашних условиях и в дикой природе, могут заразить как людей, так и обезьян.Это наиболее распространенный тип вспышки желтой лихорадки в Африке.
  • Городская желтая лихорадка: Этот цикл включает передачу вируса от человека к человеку инфицированными комарами.

Вирус желтой лихорадки эндемичен полностью или в отдельных регионах 34 тропических стран Африки и 13 тропических стран Центральной и Южной Америки.

Ежегодно во всем мире регистрируется около 200 000 случаев желтой лихорадки (приводящих к 30 000 смертей).

Бремя желтой лихорадки в Африке в 2013 г. составило 84 000170 000 тяжелых случаев и 29 00060 000 случаев смерти.Этот анализ был основан на моделировании.

Инициатива по борьбе с желтой лихорадкой была запущена в 2006 г. и позволила добиться значительного прогресса в борьбе с этой болезнью в Западной Африке.

Следует отметить, что более 105 миллионов человек были вакцинированы в ходе массовых кампаний, и в 2015 г. в Западной Африке не было зарегистрировано вспышек желтой лихорадки.

Симптомы желтой лихорадки обычно развиваются через 3–6 дней после укуса комара.

Есть две стадии болезни-

Симптомы острой фазы желтой лихорадки

Состояние большинства больных улучшается, и их симптомы исчезают через 3-4 дня.

Однако у 15% пациентов наступает вторая, токсическая фаза в течение 24 часов после начальной ремиссии. На этой стадии поражаются несколько органов, включая сердце, печень и почки.

Симптомы токсической фазы Желтая лихорадка

  • Высокая лихорадка
  • желтуха
  • боль в животе с рвотой
  • кровотечение из рта, носа, глаз или желудка
  • Кровь в Vomit и Fefes
  • 10015. Судороги
  • Делирий
  • Нарушения сердечного ритма

Половина пациентов, вступивших в токсическую фазу, умирают в течение 10-14 дней , остальные выздоравливают без значительного повреждения органов.

У пациентов с желтой лихорадкой можно проводить множественные лабораторные исследования; они могут варьироваться в зависимости от тяжести и стадии болезни.

Клинический диагноз желтой лихорадки ставится на основании симптомов и признаков. При подозрении на желтую лихорадку вирус не может быть подтвержден до 6-10 дней после заражения.

Лабораторный диагноз желтой лихорадки ставится с помощью вирусологических методов путем обнаружения вируса или его генетического материала в сыворотке или ткани или с помощью серологических тестов путем обнаружения антител в сыворотке.

Вирусологические методы:

  • Прямое подтверждение можно получить с помощью полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией (ОТ-ПЦР), при которой геном вируса амплифицируется. Вирусная РНК может быть обнаружена в течение первых 5 дней после появления симптомов.
  • Другим прямым подходом является выделение вируса и его рост в культуре клеток с использованием плазмы крови; этот метод может занять от 1 до 4 недель и редко используется из-за его сложности.

Серологические методы:

  • Тестирование сыворотки для выявления вирусспецифических IgG с помощью твердофазного иммуноферментного анализа (ELISA) и нейтрализующих антител с помощью теста нейтрализации уменьшения бляшек (PRNT) полезны на более поздних стадиях заболевания (от 5-й день с момента появления симптомов).Иногда вирус можно обнаружить в образцах крови, взятых на ранней стадии инфекции.

Риск желтой лихорадки среди путешественников

Риск заражения желтой лихорадкой у путешественников определяется различными факторами, включая место поездки, статус иммунизации, сезон, продолжительность воздействия, профессиональную деятельность во время путешествия и местный уровень заболеваемости. передача вируса во время путешествия.

Таким образом, вакцинация против желтой лихорадки рекомендуется для тех, кто путешествует в эндемичные и переходные районы, где происходят вспышки болезни.Путешественникам следует сделать прививку от желтой лихорадки за 10 дней до прибытия в эндемичный район.

После вакцинации против желтой лихорадки путешественник получит международный сертификат о вакцинации или профилактике (ICVP, также называемый желтой карточкой) , который необходимо иметь при себе во время путешествия, поскольку в некоторых странах требуется подтверждение вакцинации против желтой лихорадки в время входа.

Специфического лечения желтой лихорадки не существует.Может быть предложена только поддерживающая терапия для лечения обезвоживания и лихорадки. Пациентов следует оградить от дальнейшего контакта с комарами. Большинство людей выздоравливают после длительного периода восстановления. Рекомендуется госпитализация, а в некоторых случаях может потребоваться интенсивная терапия из-за быстрого ухудшения состояния.

Поддерживающая терапия улучшает исход у большинства пациентов. Могут быть предприняты следующие меры —

* Во избежание обезвоживания больным желтой лихорадкой рекомендуется отдыхать и пить много жидкости.

* Парацетамол можно использовать для обезболивания. Противопоказан аспирин, так как он может оказать разрушительное действие в случае внутреннего кровотечения.

* Антибиотики можно использовать для лечения сопутствующих бактериальных инфекций.

* Лечение пациентов в токсической фазе также симптоматическое и может включать:

  • Замещение крови при сильном кровотечении
  • Диализ при почечной недостаточности
  • Внутривенное введение жидкостей

Желтую лихорадку можно предотвратить с помощью вакцинации и эффективной борьбы с комарами.

Вакцинация-

Вакцинация является наиболее важной мерой профилактики желтой лихорадки. Вакцина против желтой лихорадки безопасна и доступна по цене. Он обеспечивает эффективный иммунитет против желтой лихорадки в течение 30 дней у 99% вакцинированных.

Его можно предлагать в рамках плановой иммунизации младенцев, массовых кампаний в странах риска или людям, которые путешествуют в эндемичные по желтой лихорадке районы.

Одна доза вакцины против желтой лихорадки обеспечивает защиту на 30–35 лет или, возможно, на всю жизнь.Серьезные побочные эффекты вакцины крайне редки.

Лица, которым не следует делать прививку от желтой лихорадки:

  • Младенцы младше 9 месяцев; однако младенцы в возрасте 6-9 месяцев в районах с высоким риском желтой лихорадки должны получить вакцину
  • Беременные женщины, за исключением периода вспышки желтой лихорадки, когда риск желтой лихорадки высок
  • Люди с тяжелой аллергией на яйца белок
  • Люди с тяжелым иммунодефицитом из-за симптоматического ВИЧ/СПИДа
  • Люди с заболеванием тимуса
  • Люди старше 60 лет должны проконсультироваться с врачом перед вакцинацией против желтой лихорадки для предупреждения передачи желтой лихорадки.

    Передача инфекции в городских районах может контролироваться с помощью:

    • Ликвидация потенциальных мест размножения комаров
    • Использование распыляемых инсектицидов для уничтожения взрослых комаров
    • Сон в комнатах с экранами или кондиционерами
    • Использование кремов и лосьонов от комаров 90 что полностью закрывает тело (рубашки с длинными рукавами, длинные брюки)

    Защитите себя: В то время как многие комары кусают между закатом и восходом солнца; лучше всего принять превентивные меры и защитить себя в течение дня.

    • Не расчесывайтесь, если вас укусили комары.
    • Наносите кремы или лосьоны местного действия для уменьшения зуда.

    ПРИМЕЧАНИЕ: Немедленно обратитесь к врачу, если у вас высокая температура.

    Вирусные геморрагические лихорадки

    А Б С Д Е Ф грамм ЧАС я Дж К л М Н О п Вопрос р С Т U В Вт Икс Д Z

    Щелкните букву, чтобы просмотреть список условий, начинающихся с этой буквы.

    Нажмите «Указатель темы», чтобы вернуться к указателю текущей темы.

    Нажмите «Указатель библиотеки», чтобы вернуться к списку всех разделов.

    Что такое вирусные геморрагические лихорадки?

    Вирусные геморрагические лихорадки (ВГЛ) — заболевания, вызываемые несколькими типами вирусов. Некоторые из этих вирусов вызывают легкие заболевания. Многие другие приводят к опасным для жизни заболеваниям, лекарства от которых неизвестны. Одним из самых известных представителей этой группы является желтая лихорадка.Другое дело вирус Эбола.

    Вирусные геморрагические лихорадки редко встречаются в США. Обычно они встречаются в Африке, Южной Америке и Азии, а также у путешественников в эти районы.

    Что вызывает вирусные геморрагические лихорадки?

    Эти болезни вызываются вирусами из 4 групп:

    • Аренавирусы

    • Филовирусы

    • Буньявирусы

    • Флавивирусы

    Эти вирусы поражают насекомых или грызунов.Вы можете заразиться от контакта с телом, биологическими жидкостями или экскрементами инфицированного грызуна или через укус насекомого, обычно комара или клеща. Некоторые вирусы также передаются от человека к человеку. Вирусы также могут распространяться, если раздавить зараженного клеща.

    Каковы симптомы вирусных геморрагических лихорадок?

    Симптомы зависят от конкретного заболевания. У каждого человека также могут быть немного разные симптомы. Могут быть затронуты различные органы в организме.Симптомы часто включают:

    • Лихорадка

    • Усталость

    • Головокружение

    • Мышечные боли

    • Потеря прочности

    • Исчерпание

    У людей с тяжелыми случаями часто наблюдаются признаки кровотечения.Это может быть под кожей, во внутренних органах или из отверстий тела, таких как рот, глаза или уши. Но потеря крови редко является причиной смерти. У этих людей также может быть:

    • Шок

    • Приступы

    • Отказ нервной системы

    • Кома

    • Бред

    • Почечная недостаточность

    Симптомы могут напоминать другие проблемы со здоровьем.Всегда обращайтесь к поставщику медицинских услуг для постановки диагноза.

    Как диагностируются вирусные геморрагические лихорадки?

    Ваш поставщик медицинских услуг спросит о вашем прошлом здоровье и истории путешествий. Вам также потребуется медицинский осмотр. Анализы крови также могут помочь в диагностике.

    Как лечат вирусные геморрагические лихорадки?

    Как правило, для этих заболеваний не существует известного лечения или лечения. Людям с этими заболеваниями может быть назначено поддерживающее лечение.Это может включать получение жидкости или помощь с дыханием и обезболивающими средствами. Противовирусное лекарство может помочь некоторым людям с лихорадкой Эбола и Ласса.

    Что я могу сделать для предотвращения заболеваний вирусной геморрагической лихорадкой?

    Вакцины для предотвращения большинства этих заболеваний отсутствуют. Но есть вакцина от желтой лихорадки, лихорадки Эбола и аргентинской геморрагической лихорадки. Важно сделать прививку от них, когда это возможно, или если вы подвергаетесь высокому риску заражения.Но также важно держаться подальше от грызунов или насекомых, которые переносят вирус. Перед поездкой проконсультируйтесь со своим врачом или на веб-сайте CDC, чтобы узнать, есть ли вирусная геморрагическая лихорадка в районе, в который вы направляетесь. Спросите, можно ли вам сделать прививку, чтобы предотвратить инфекцию. Для поездки в некоторые страны необходимо сделать прививку от этих вирусных инфекций, прежде чем вы сможете въехать в них.

    Для грызунов:

    • Контроль количества грызунов.

    • Предотвратите их проникновение или проживание в домах или на рабочих местах.

    • Узнайте, как безопасно убирать гнезда и помет.

    Профилактика вирусов, распространяемых клещами или комарами, направлена ​​на:

    • Борьба с комарами и клещами в вашем окружении

    • Использование средств от насекомых, подходящей одежды, надкроватных сеток, оконных решеток и других средств защиты от насекомых, чтобы избежать укусов

    Если вы едете в район, где существует риск вирусных геморрагических лихорадок:

    • Носите одежду с длинными рукавами и длинные брюки, обработанные перметрином.

    • Используйте средство от насекомых.

    • Используйте надкроватные сетки в районах, где происходят вспышки.

    • Избегайте контакта с домашним скотом или грызунами в районах, где происходят вспышки.

    Основные положения о вирусных геморрагических лихорадках

    • Вирусные геморрагические лихорадки — заболевания, вызываемые несколькими группами вирусов.Они могут быть легкими или опасными для жизни. Многие не имеют никакого известного лечения.

    • Эти вирусы живут у животных, часто у грызунов. Люди могут заразиться при контакте с зараженным животным или человеком. Они также могут заразиться, если их укусит комар или клещ, несущий вирус.

    • Для большинства этих болезней не существует лекарства или лечения.

    • Профилактика включает в себя вакцинацию, если вы можете заразиться желтой лихорадкой, лихорадкой Эбола или аргентинской геморрагической лихорадкой.Также избегайте укусов насекомых и держитесь подальше от инфицированных грызунов.

    Следующие шаги

    Советы, которые помогут вам получить максимальную отдачу от посещения вашего поставщика медицинских услуг:

    • Знайте причину вашего визита и то, что вы хотите, чтобы произошло.

    • Перед посещением запишите вопросы, на которые вы хотите получить ответы.

    • Возьмите с собой кого-нибудь, кто поможет вам задавать вопросы и помнить, что говорит вам ваш врач.

    • При посещении запишите название нового диагноза и любых новых лекарств, методов лечения или тестов. Также запишите все новые инструкции, которые дает вам ваш врач.

    • Знайте, почему прописывается новое лекарство или лечение и как оно вам поможет. Также знайте, каковы побочные эффекты.

    • Спросите, можно ли вылечить ваше состояние другими способами.

    • Знайте, почему рекомендуется тест или процедура и что могут означать результаты.

    • Знайте, чего ожидать, если вы не примете лекарство или не пройдете тест или процедуру.

    • Если у вас запланирована повторная встреча, запишите дату, время и цель этой встречи.

    • Знайте, как вы можете связаться со своим поставщиком медицинских услуг, если у вас есть вопросы.

    Онлайн-медицинский обозреватель: Барри Зингман, доктор медицины
    Медицинский обозреватель онлайн: L Рене Уотсон MSN RN

    Дата последней проверки: 01.09.2021

    © 2000-2022 Компания StayWell, ООО. Все права защищены. Эта информация не предназначена для замены профессиональной медицинской помощи.Всегда следуйте инструкциям своего лечащего врача.

    Вирусные геморрагические лихорадки | Sparrow

    Профилактика вирусных геморрагических лихорадок является сложной задачей. Если вы живете, работаете или путешествуете в районах, где эти заболевания распространены, защитите себя от инфекции, используя соответствующие защитные барьеры при работе с кровью или биологическими жидкостями. Например, надевайте перчатки и щитки для глаз и лица. Меры предосторожности также включают осторожное обращение, дезинфекцию и утилизацию лабораторных образцов и отходов.

    Сделайте прививку

    Вакцина против желтой лихорадки обычно считается безопасной и эффективной. Однако в редких случаях могут возникать серьезные побочные эффекты. Вакцина против желтой лихорадки не рекомендуется для детей младше 9 месяцев; беременные женщины, особенно в первом триместре; или люди с ослабленной иммунной системой.

    Существует также вакцина против лихорадки Эбола, которая защищает от одного типа лихорадки Эбола. Уточните в Центрах по контролю и профилактике заболеваний статус стран, которые вы посещаете — для въезда в некоторые из них требуются сертификаты о прививках.

    Избегайте комаров и клещей

    Делайте все возможное, чтобы избегать этих насекомых, особенно во время поездок в районы со вспышками вирусных геморрагических лихорадок. Носите светлые длинные брюки и рубашки с длинными рукавами или, что еще лучше, одежду с перметриновым покрытием. Не наносите перметрин непосредственно на кожу.

    По возможности не выходите на улицу в сумерках и на рассвете, когда комары наиболее активны, и наносите на кожу и одежду средство от комаров с концентрацией ДЭТА от 20% до 25%.Если вы остановились в палаточных лагерях или в отелях, используйте надкроватные сетки и противомоскитные спирали.

    Защита от грызунов

    Если вы живете в районе, где происходят вспышки вирусной геморрагической лихорадки, примите меры, чтобы грызуны не проникали в ваш дом:

    • Держите корм для домашних животных закрытым и храните в контейнерах, защищенных от грызунов.
    • Храните мусор в контейнерах, защищенных от грызунов, и часто мойте контейнеры.
    • Регулярно выбрасывайте мусор.
    • Убедитесь, что двери и окна имеют плотно прилегающие экраны.
    • Держите поленницы, штабеля кирпичей и другие материалы на расстоянии не менее 100 футов от дома.
    • Косите траву близко и подстригайте кусты в пределах 100 футов от дома.

    Гана: 8 погибших, подозрение на желтую лихорадку

    От NewsDesk   @bactiman63

    Служба здравоохранения Ганы (GHS) сообщила пятницу, что они получили промежуточные лабораторные результаты необычного заболевания из региона Саванны, которое привело к смерти восьми человек.

    Изображение Гордона Джонсона с сайта Pixabay

    Есть подозрение на желтую лихорадку, образцы отправлены на подтверждающее тестирование. Тесты показали отрицательный результат на вирусы Марбург, Зика, Эбола и Ласса.

    Пострадавшие были кочевниками в отдельных общинах Западной и Северной Гонджи в районе Саванны, которые никогда не были вакцинированы против желтой лихорадки.

    СГС призвал всех жителей Региона, у которых наблюдается лихорадка, общая слабость, головная боль, тошнота и рвота, немедленно обратиться в ближайшее медицинское учреждение.

    Он призвал людей, которые никогда не были вакцинированы против желтой лихорадки, сделать это.

    «Избегайте укусов комаров, носите одежду, закрывающую все части тела, и сообщайте в ближайшее медицинское учреждение, если у вас повышенная температура и, особенно, когда у вас желтоватый цвет глаз», — посоветовали в Службе.

    Желтая лихорадка — это острая вирусная геморрагическая лихорадка.

    Симптомы желтой лихорадки (лихорадка, озноб, головная боль, боль в спине и мышечные боли) развиваются через 3–6 дней после заражения.Примерно у 15% людей, инфицированных вирусом желтой лихорадки, разовьется тяжелое заболевание, которое может привести к заболеванию печени, кровотечению, шоку, отказу органов, пожелтению кожи (желтухе) и иногда к смерти.

    Подписаться на Outbreak News TV на YouTube

    Диагноз основывается на симптомах, лабораторных исследованиях и истории поездок. Вирус желтой лихорадки распространяется через укусы зараженных комаров.

    Лекарств для лечения желтой лихорадки не существует.Вакцина против желтой лихорадки является лучшей защитой от этого заболевания.

    Южная Африка: Восточный Кейп и Квазулу-Натал являются очагами распространения бешенства

    Обновленная информация о вспышке лихорадки Эбола: подробности ВОЗ

    ДРК Обновление данных о вспышке менингита: 2395 случаев и 200 случаев смерти

    Угроза COVID-19 диким горным гориллам: исследование

    Корь в ДРК: с начала года зарегистрировано более 40 тысяч случаев

    Вспышка холеры в Нигерии: число зарегистрированных новых подозрительных случаев уменьшилось на 50%

    Вирусные геморрагические лихорадки: неврологические осложнения

    Этиология и патогенез

    • Вирусные геморрагические лихорадки представляют собой группу заболеваний, вызываемых в основном членами 4 различных семейств вирусов: Arenaviridae , Filoviridae , Bunyaviridae и Fla0vividae .

    • Протекание сосудов и нарушение регуляции иммунной системы или иммуносупрессия характерны для всех вирусных геморрагических лихорадок.

    • Вирусный тропизм указывает на некоторые патогенетические механизмы заболевания.

    • Печень, селезенка, регионарные лимфатические узлы, макрофаги и моноциты являются ранними мишенями инфекции и репликации вируса. Таким образом, вирус может проникать в ЦНС через инфицированные моноциты, а проникновению через гематоэнцефалический барьер способствует разрушение барьера из-за эндотелиальной инфекции.Заболевание ЦНС может быть прямой инфекцией и повреждением нейронов или глии, сторонним воспалительным или аутоиммунным повреждением.

    • Механизмы повреждения сосудов включают: прямую эндотелиальную инфекцию, капиллярную инфильтрацию инфицированными клетками, локальную гипоксию и высвобождение вазоактивных нейропептидов, высвобождение цитокинов и других растворимых медиаторов воспаления и повреждение иммунного комплекса.

    • Механизмы кровотечения включают: нарушение синтеза факторов свертывания крови в печени, ДВС-синтез, секвестрацию тромбоцитов и цитокин-индуцированное подавление мегакариоцитоза.

    • Механизмы подавления иммунитета включают: прямое заражение лимфоидной ткани, прямое поражение костного мозга и цитокин-индуцированное подавление иммунитета и миелоидных клеток. Некоторые вирусные геномы содержат иммуносупрессивные домены.

    • Энцефалопатия при критических состояниях может проявляться отеком мозга, аноксией, кровоизлиянием, гипонатриемией, печеночной или почечной недостаточностью, микрокапиллярным кровоизлиянием или выделением токсических веществ.

    • Заболевание ЦНС или проникновение в ЦНС явно не связано с вирусной нагрузкой.

    Вирусные геморрагические лихорадки представляют собой группу заболеваний, вызываемых в основном членами 4 разных семейств вирусов: Arenaviridae, Filoviridae, Bunyaviridae, и Flaviviridae .

    На сегодняшний день 5 видов аренавирусов Старого Света и 17 аренавирусов Нового Света были признаны Международным комитетом по таксономии вирусов, но подозревается присутствие дополнительных аренавирусов в Африке.

    Аренавирусы, вызывающие геморрагические синдромы, — это вирус лихорадки Ласса (лихорадка Ласса) в Западной Африке и вирус Лухо в Южной Африке (38; 271), а также возбудители южноамериканских геморрагических лихорадок, включая: вирус Хунин (аргентинская геморрагическая лихорадка), Чапаре и Мачупо (боливийская геморрагическая лихорадка), гуанарито (венесуэльская геморрагическая лихорадка), вирус Sabia в Бразилии, вирус Ocozocoautla de Espinosa на юге Мексики (штат Чьяпас) (44) и вирус White Water Arroyo в штатах Нью-Мексико и Калифорния в Соединенных Штатах. Состояния.Вирус лимфоцитарного хориоменингита, передаваемый при трансплантации паренхиматозных органов, вызывал геморрагические синдромы в Соединенных Штатах (104), а новый родственный вирусу лимфоцитарного хориоменингита аренавирус в Австралии, вирус Данденонг, передающийся при трансплантации паренхиматозных органов, вызывал аналогичный геморрагический синдром (263). Там, где обнаруживается высокая распространенность инфицированных мышей и серопозитивных людей, может быть больше случаев заражения вирусом врожденного лимфоцитарного хориоменингита (LCMV), чем считалось ранее (34).Врожденный синдром включает микроцефалию, перивентрикулярные кальцификаты, гидроцефалию, хориоретинит и катаракту (34; 81).

    Вирусы

    Эбола и Марбург, которые ранее были единственными членами семейства Filoviridae , являются геморрагическими лихорадками с высоким уровнем смертности. Чтобы лучше отразить филогению с высоким разрешением, доступную в настоящее время, была предложена пересмотренная таксономия семейства Filoviridae с видами, названными эболавирусом Рестона, эболавирусом Судана, эболавирусом Заира, эболавирусом леса Тай, эболавирусом Бундибугио, марбург-марбургвирусом и марбургвирусом Равна, а также новый член семейства, Lloviu cuenavirus, обнаруженный у длиннопалых летучих мышей Schreiber в Испании (175).

    Буньявирусы, вызывающие геморрагические лихорадки, включают вирус лихорадки долины Рифт (лихорадка долины Рифт), вирус конго-крымской геморрагической лихорадки, вирус Хантаан, Сеул, Добрава/Сааремаа (геморрагическая лихорадка с почечным синдромом), вирус Пуумала (эпидемическая нефропатия) и вирус Илеша (262). .

    Флавивирусы, связанные с геморрагическими лихорадками, включают вирус желтой лихорадки (желтая лихорадка), вирус денге (геморрагическая лихорадка денге/шоковый синдром денге), вирус Кьясанурской лесной болезни, вирус Омской геморрагической лихорадки и вирус Алхурма.Хотя флавивирусные геморрагические лихорадки поражают все возрасты, заболеваемость может быть значительно выше в некоторых возрастных группах при определенных вирусных инфекциях, таких как вирус денге, для которого преобладает инфекция детей школьного возраста. Причины пока неясны.

    Недавние эпидемии вируса Чикунгунья привлекли внимание к этому члену семейства Togaviridae , роду Alphavirus , как к возбудителю геморрагических и энцефалитных заболеваний. На неврологические проявления лихорадки Чикунгунья влияет возраст пациентов, с наибольшей частотой в педиатрических группах.Клинические признаки поражения мозговых оболочек, сетчатки или ЦНС включают ригидность затылочных мышц, ретинит, офтальмоплегию и невнятную речь (241). Неврологические синдромы у детей включают фебрильные судороги, асептический менингит, судороги и измененный психический статус (305). Сообщалось о чувствительном к стимулу миоклонусе и мозжечковой атаксии после менингоэнцефалита чикунгунья (158) и стволового энцефалита после чикунгуньи (110). Случаи подтвержденного менингоэнцефалита, хотя и редкие, имеют важное значение для их связи с тяжелым или фатальным заболеванием (357; 324).Вирус был извлечен из головного мозга и спинномозговой жидкости. При эпидемии на Андаманских и Никобарских островах в 2005-2006 гг. был описан чувствительный к стероидам быстро прогрессирующий вялый паралич с сохранением черепных нервов (327).

    Сосудистая утечка характерна для всех вирусных геморрагических лихорадок, но ни одна модель повреждения сосудов или проницаемости эндотелия сосудов полностью не объясняет все синдромы. Например, утечка из сосудов может быть вызвана прямой эндотелиальной инфекцией (Эбола/Марбург, хантавирусы), локализованной гипоксией и высвобождением вазоактивных нейропептидов (аренавирусы), высвобождением цитокинов и других растворимых медиаторов воспаления (аренавирусы, Эбола/Марбург, денге), иммунными -опосредованное или иммунно-комплексное повреждение (хантавирусы, лихорадка денге), выработка матриксных металлопротеиназ, изменения в антитромботических путях и пути протеина С и фактора роста эндотелия сосудов (денге), или повреждение эндотелия, вызывающее диссеминированное внутрисосудистое свертывание крови (лихорадка Рифт-Валли, крымско-конголезская геморрагическая лихорадка, лихорадка Эбола).Преходящая или обратимая сосудистая проницаемость и коагулопатия, обнаруживаемые при геморрагической лихорадке денге, согласуются с множественными короткоживущими и растворимыми иммунными эффекторами в качестве механизмов действия. При лучшем понимании каждый шаг в процессе эндотелиального или трансэндотелиального повреждения и прогрессирования сосудистой утечки представляет собой потенциальную контрольную точку для инфекции.

    Вторым патогенным признаком, общим для многих вирусных геморрагических лихорадок, является нарушение регуляции иммунной системы или иммуносупрессия.Хотя считается, что лимфоидные ткани являются основными мишенями для многих вирусных инфекций, существуют также данные о прямой вирусной атаке костного мозга, при этом тропизм этих тканей играет решающую роль в исходах (72; 94; 250). Способность отключать иммунный ответ хозяина, атакуя и манипулируя клетками, которые инициируют противовирусные ответы, была продемонстрирована, например, при лихорадке Эбола и Ласса путем подавления функции дендритных клеток (102; 113). Филовирусы кодируют белки с областями, подобными иммуносупрессивному домену онкогенных ретровирусов (371, 41, 393), а сегменты белка аренавируса могут ингибировать пути интерферона (378, 39).Денге является исключением, вызывая значительные патологические изменения в ретикулоэндотелиальной системе, печени и сосудистой системе (26). Угнетение костного мозга при ранней инфекции и гиперклеточность при поздней инфекции в сочетании с циркулирующими иммунными комплексами, достигающими печени или селезенки, могут вызвать дальнейшее повреждение органов через петли положительной обратной связи, которые усиливают воспалительные реакции (397). Эти вторичные повреждения могут частично объяснить, почему состояние пациентов быстро ухудшается вскоре после появления первых клинических симптомов.

    Патофизиология неврологической симптоматики чаще всего связана с отеком мозга, аноксией, кровоизлиянием, гипонатриемией, печеночной или почечной недостаточностью, микрокапиллярным кровоизлиянием и выделением токсических веществ. Тем не менее, были описаны клинические синдромы, соответствующие энцефалиту, что повышает вероятность того, что некоторые из вирусов являются нейротропными, вызывая заболевание путем прямого инфицирования и повреждения или случайного воспалительного повреждения. Из-за удаленности очагов многих эпидемий образцы не могли быть доступны для подтверждения путем обнаружения вируса в спинномозговой жидкости или головном мозге (с помощью посева, ПЦР, иммуноокрашивания или ультраструктуры электронной микроскопии).Там, где доступны данные ЦНС, они представлены с механизмами геморрагического действия вирусов. Осложнения со стороны нервной системы при вирусных геморрагических лихорадках обобщены в таблице 1.

    Таблица 1. Вирусные геморрагические лихорадки и заболевания ЦНС

    Семья; антиви-

    Неврологические синдромы

    обнаружение Вирус в ЦНС

    Arenaviridae

    Ласса

    Приступы, дистония, тремор, мозжечковая атаксия, потеря слуха, энцефалопатия, амнезия, психоз, повышенная утомляемость, депрессия, деменция, парапарез с поздним началом -Поподобный «Трансплантат органов Аренавирус

    Энцефалопатия, припадки, врожденное заболевание, асептический менингит, гидроцефалия

    Аргендинальный геморрагический лиф. после имм ипа плазменной обработка

    Луйо

    отека мозга, кома

    Filoviridae

    Марбург

    увеит, невропатия, беспокойные ноги, психоз амнезия, депрессия, утомляемость

    Передняя камера глаза (посев)

    Эбола

    Менингоэнцефалит, отсроченные поражения вещества или спинномозговые двигательные расстройства, энцефалит, когнитивные расстройства поведения, энцефалит глаз , увеит, ретинит, пост-Эбола синдром

    передней камеры глаза (культура), КСФ (ПЦР)

    Bunyaviridae

    геморрагической лихорадки с почечным синдромом

    Головная боль, головокружение/головокружение, конф. слияние, асептический менингит, гипертоническая энцефалопатия, паренхиматозное или субарахноидальное кровоизлияние в ЦНС, гипофизарная апоплексия, обратимое поражение мозолистого тела или PRES на МРТ, Guillain Barré

    СМЖ (вирусный антиген и вирусспецифические антитела)

    90ala

    Энцефалит, припадки, ген-барре, кровоизлияние головного мозга, гипофизарное кровоизлияние, пангипопитуитаризм, МРТ-демонизированные поражения белого вещества

    мозг (гитуист) (иммуноистиста) CSF (-сопыт-вирус DO-Specififodiofodies Do-Specififodies Do-Specififodies Do-Specififodies do-Specififodies). (HFRS)

    Головная боль, размытое зрение, судороги, гемипарезис

    CSF (вирус-специфические антитела)

    HPS (Северная Америка)

    HPS (Северная Америка)

    HPS (Северная Америка)

    1111049

    HPS (Северная Америка) 9000

    11105

    .

    HPS (Северная Америка) 9000

    11104

    HPS (Северная Америка) 9000

    05

    .

    .

    Анды ГЭС (Южная Америка)

    Головная боль, спутанность сознания, возбуждение, захват, корковых и подкорковых МРТ аномалии

    рифтовой долины

    энцефалит, васкулит сетчатки

    конго-крымской геморрагической лихорадки

    энцефалопатия

    Сильная лихорадка с тромбоцитопенией синдромом

    энцефалопатия, энцефалит, судороги

    КСФ (культуры, оТ-ПЦР)

    Flaviviridae

    Вирус Денге

    Менингоэнцефалит, энцефалит, геморрагический энцефалит (геморрагическая энцефалопатия денге), опсоклонус-миоклонус, синдромы аутоантител, энцефалопатия, миелит, Гийена-Барре, субгематодуральное сплетение, NMO спектр, брахиоэнцефалит ОРЭМ, ишемический инсульт, ретинохориоидит, паралич диафрагмы, гипокалиемический паралич

    ЦСЖ (посев, ПЦР, вирусспецифические антитела), головной мозг (иммуногистохимия)

    Кясанурская лесная болезнь, вирус Омской геморрагической лихорадки5

    поздней стадии энцефалита, потери, психоневрологических осложнений слуха, энцефалит

    тогавирусы

    Chikungunya вирус

    менингоэнцефалит, миелит, энцефалит, острая энцефалопатия, лихорадочное судороги, периферические невропатии, радикулит, синдром Гийена-Барре, острый вялый паралич, офтальмоплегия, ретинит, невнятная речь

    СМЖ (посев, ПЦР, вирусспецифические антитела)

    7 Арена

    За исключением случаев врожденной и донорской передачи, вирус передается от бессимптомных грызунов. Вирус проникает в организм человека через слизистые оболочки, поврежденную кожу, парентерально или ингаляционным путем. Начальная репликация в месте заражения у нерезервуарных хозяев сопровождается заражением макрофагов. Инфекция распространяется, вовлекая дополнительные типы клеток в печень, надпочечники, селезенку, лимфатическую ткань, легкие и кишечник. Широко распространенная инфекция подслизистых макрофагов вызывает секрецию цитокинов, нейропептидов и медиаторов воспаления, которые, как считается, играют важную роль в развитии шокового синдрома и отека легких (40).В 2005 г. в случаях передачи вируса лимфоцитарного хориоменингита от донора все органы были получены от донора, контактировавшего с хомяком, инфицированным вирусом лимфоцитарного хориоменингита (06).

    Вирус Ласса был выделен из 3 из 3 спинномозговых жидкостей пациентов с признаками менингита (154), и сообщалось об асептическом менингите Ласса, диагностированном по плеоцитозу спинномозговой жидкости и положительному результату ПЦР сыворотки (253). У 1 пациента с лихорадкой и 30-минутным генерализованным припадком, за которым последовали 2 дня дезориентации и ступора, вирус Ласса был культивирован из спинномозговой жидкости, а не из сыворотки, и ПЦР в реальном времени показала более высокую вирусную нагрузку в спинномозговой жидкости по сравнению с сывороткой.Специфические для вируса Ласса антитела IgM и IgG присутствовали в спинномозговой жидкости (126). Описаны острые и выздоравливающие синдромы ЦНС с воспалительной спинномозговой жидкостью (336), и почти у трети пациентов с болезнью Ласса во время выздоровления или реконвалесценции развивается потеря слуха (76).

    У нечеловеческих приматов с болезнью Ласса также развивается потеря слуха как феномен выздоровления, и исследования связывают глухоту с системным иммуноопосредованным васкулитом. Васкулит характеризуется воспалительными изменениями сосудов в тканях при отсутствии циркулирующего вируса или признаков вирусного антигена в тканях или стенках сосудов.Механизм потери слуха у выживших нечеловекообразных приматов предположительно заключается в воспалении и окклюзии передней нижней мозжечковой артерии и нижестоящих сосудов, что приводит к кохлеарной гипоксии, как это наблюдается при узелковом полиартериите у человека. Периваскулярное воспаление вокруг ветвей кохлеарного нерва не имело вирусного окрашивания у выживших субъектов исследования на приматах с потерей слуха, продемонстрированной BSER, и серологическими маркерами аутоиммунного системного васкулита, такими как повышенный уровень С-реактивного белка, циркулирующие иммунные комплексы, повышенные провоспалительные цитокины и положительные антинейтрофильные присутствовали цитоплазматические антитела (53).

    Сообщалось, что у тридцати процентов пациентов Ласса, находившихся на лечении в специализированной клинической больнице Ирруа, Нигерия, с 2011 по 2015 год, были серьезные симптомы со стороны ЦНС: кома, судороги, иррациональные разговоры или поведение, измененное восприятие, тремор, дезориентация и спутанность сознания, и им был поставлен диагноз как энцефалит, менингит или энцефалопатия. Выжившие пациенты в этой когорте, наблюдаемые в течение 3–18 месяцев, не имели долгосрочных неврологических осложнений. У одного пациента с нуклеиновой кислотой вируса Ласса в спинномозговой жидкости во время острого заболевания, наблюдаемого в течение более 24 месяцев, также не было никаких осложнений.Еще 37 госпитализированных пациентов Ласса не были включены в исследование; 5 (14%) имели раннюю сенсоневральную тугоухость, некоторые из которых не восстановились и имели необратимую потерю слуха (254). Предположительно, большинство или все пациенты получали лечение рибавирином внутривенно.

    Авторы отмечают, что циркулирующий вирус в Нигерии более разнообразен и генетически отличается от вируса в других местах, и они предполагают, что некоторые из их клинических признаков, такие как расстройства ЦНС или врожденное заболевание почек, могут быть результатом.С изменчивостью штамма до 32%, она сравнима по изменчивости с конго-крымской геморрагической лихорадкой (ККГЛ) (30% вариации последовательности среди изолятов), в отличие от лихорадки Эбола (3% среди всех секвенированных штаммов) и лихорадки Рифт-Валли (5% ). Данные о последовательности вируса Ласса не были предоставлены, что могло бы помочь связать варианты вируса Ласса со смертностью или поражением ЦНС.

    Поздний неврологический синдром, состоящий из лихорадки, головной боли, мозжечковой атаксии и паралича черепных нервов, был зарегистрирован после лечения иммунной плазмой примерно у 10% пациентов с аргентинской геморрагической лихорадкой (202).Наличие синдрома реконвалесценции аргентинской геморрагической лихорадки повышает вероятность предшествующей инвазии вируса в ЦНС. Неясно, является ли этот поздний неврологический синдром результатом репликации вируса в ЦНС. Однажды исследования могут показать, что неврологические заболевания являются функцией патогенных различий между аренавирусами Старого и Нового Света, при этом аренавирусы Старого Света, такие как Ласса, вызывают заболевание посредством генерализованной иммуносупрессии, а вирусы Нового Света, такие как Хунин, вызывают заболевание цитокиновым штормом (216).

    В настоящее время проводятся исследования для проверки гипотезы о том, что вирус лихорадки Ласса является движущей силой естественного отбора генов, связанных с инфекционностью Ласса и иммунитетом в популяциях Западной Африки, где Ласса является эндемичным (09).

    Филовирусы.

    Вирусы Эбола/Марбург . Вирус проникает в организм человека через слизистые оболочки, поврежденную кожу или парентеральным путем. Макрофаги и моноциты являются ранними мишенями инфекции и репликации вируса. При диссеминации через лимфатическую и сосудистую системы далее инфицируются эндотелиальные клетки.Возможно, вирус проникает в ЦНС через инфицированные моноциты, а продвижению через гематоэнцефалический барьер способствует разрушение барьера вследствие эндотелиальной инфекции. Активация эндотелиальных и мононуклеарных фагоцитирующих клеток запускается прямой вирусной инфекцией и связыванием растворимых вирусных и клеточных факторов хозяина. Повреждение и дисфункция эндотелия индуцируются цитопатической репликацией, которая следует за прямой инфекцией эндотелиальных клеток, и медиаторно-индуцированными воспалительными реакциями. Инфекция эндотелиальных клеток вместе с продукцией цитокинов поддерживает повреждение сосудов и увеличивает проницаемость, что приводит к кровоизлиянию и нарушению кровообращения.Функция печени нарушается, поскольку гепатоциты, эндотелиальные клетки, моноциты и клетки Купфера подавляются репликацией вируса. Встречается также вирусная инфекция почек, надпочечников, кишечника, кожи и репродуктивной системы. Эффективная репликация вируса в широком диапазоне клеток-хозяев, цитотоксические вирусы и продукты хозяина, а также иммуносупрессия филовирусов за счет вмешательства в реакции врожденного иммунитета приводят к сосудистой дисрегуляции, проблемам с распределением жидкости, коагулопатии и кровотечениям (102).Летальный исход характеризуется нарушением гуморальных реакций, неспособностью продуцировать специфические IgG и внутрисосудистым апоптозом лейкоцитов периферической крови (17; 395; 313). Сильно повышенные уровни d-димера на ранних стадиях заболевания (от 0 до 2 дней после начала), что указывает на диссеминированное внутрисосудистое свертывание, также связаны с фатальными исходами (307).

    В случаях вспышки в Марбурге в 1967 г. СМЖ содержала от 0 до 24 лейкоцитов и содержание белка до 68 мг/дл (345). Вирус был обнаружен в спинномозговой жидкости у пациентов с лихорадкой Эбола (311; 140), потенциально получивший доступ к ЦНС через инфицированные моноциты или макрофаги.Иммуноокрашенные глиальные узелки в головном мозге приматов, не являющихся человеком, инфицированных Эболой (183), повышают вероятность того, что клетки ЦНС, возможно, микроглия, являются резервуарами вируса. Марбург был выделен из передней камеры глаза выздоровевшего пациента (112), а Эбола была выделена из водянистой влаги выздоравливающего человека с передним увеитом через 10 недель после появления вируса Эбола (365). Паттерны поражения нервных волокон ганглиозных клеток сетчатки, наблюдаемые в Сьерра-Леоне у выживших после лихорадки Эбола, повышают вероятность способности EBOV к транснейрональному распространению (343).

    Признаки и симптомы острого или выздоравливающего неврологического синдрома были отмечены у пациентов с болезнью Марбург (208; 335), а патологоанатомические исследования пациентов, выживших с болезнью Марбург в течение нескольких дней, показывают широко распространенные микроглиальные узелки, диффузную пролиферацию глиальных клеток, периваскулярное воспаление и рассеянные петехиальные кровоизлияния (24). ; 148).

    Буньявирусы.

    Геморрагическая лихорадка с почечным синдромом . Хантавирусы передаются от зараженного резервуара грызунов человеку при вдыхании инфекционных аэрозолей, образующихся с экскрементами грызунов.Обнаружение хантавируса у клещей также повышает вероятность роли членистоногих в передаче инфекции (402). Вирусная РНК присутствует в крови на ранних стадиях заболевания. Хантавирусы инфицируют эндотелиальные клетки без цитопатического эффекта и взаимодействуют с бета-интегринами, присутствующими на тромбоцитах (247). Более патогенные хантавирусы могут использовать интегрины бета-3 клеточной поверхности, тогда как менее патогенные хантавирусы используют интегрины бета-1 для проникновения в клетку (111). Патогенные эффекты могут быть связаны с модуляцией интегрином передачи сигналов кальция, но ранние проявления инфекции изучены не полностью.Поскольку специфические для хантавируса антитела и Т-клетки обнаруживаются при появлении симптомов, иммунные изменения, а не вызванная вирусом гибель клеток, могут привести к раннему заболеванию. Позже вирусный антиген становится всепроникающим, присутствующим в слоях эндотелиальных клеток по всему телу. Антиген преобладает в эндотелиальных клетках почек при посмертных случаях геморрагической лихорадки с почечным синдромом и в эндотелиальных клетках легких при хантавирусном легочном синдроме.

    Хантавирусная (азиатская/корейская/сеульская) геморрагическая лихорадка с осложнениями почечного синдрома включает энцефалопатию, характеризующуюся депрессивным психическим состоянием и аномальным поведением, наряду с хореоподобными движениями, ригидностью или тремором пальцев, плеоцитозом спинномозговой жидкости, рентгенологическими признаками обратимого мозолистого тела, сплениальным поражением или синдром задней обратимой энцефалопатии, дисфункцию гипофиза и синдром Гийена-Барре (169; 335; 16; 96; 152).Данные МРТ у больных геморрагической лихорадкой с почечной энцефалопатией связывают со стадией заболевания. МРТ-изменения PRES (синдром задней обратимой энцефалопатии) обнаруживаются в олигурической фазе, а картина селезеночного поражения — в фебрильной фазе (174). Посмертные находки включают внутрипаренхиматозное кровоизлияние в головной мозг, петехиальное кровоизлияние, субдуральную гематому, некроз гипофиза или отек головного мозга (196; 279). Добрава (ГЛПС) вызвал фокальные судороги и гемипарез у пациента из Словении (59).

    Тяжесть геморрагической лихорадки с почечным синдромом (ГЛПС) связана с аллелями аллоантигена тромбоцитов человека (HPA). Тромбоциты и ассоциированные с тромбоцитами белки очень полиморфны, и до 30% естественных вариаций реактивности тромбоцитов, по оценкам, связаны с генетической наследственностью. Существует 5 распространенных вариантов гена HPA с различной предрасположенностью к сердечно-сосудистым заболеваниям и инсульту у людей с разными аллелями. Один из этих полиморфизмов, аллель HPA-3b, наблюдается у пациентов с более тяжелым течением ГЛПС (194).

    Эпидемическая нефропатия вируса Пуумала, как правило, самая легкая форма геморрагической лихорадки с почечным синдромом, имеет энцефалит, судороги, синдром Гийена-Барре, кровоизлияние в мозг, гипофизарное кровоизлияние и пангипопитуитаризм или МРТ-демонстрируемые поражения белого вещества в качестве редких осложнений. Как и при тяжелой геморрагической лихорадке с почечным синдромом, механизмом поражения гипофиза может быть кровоизлияние или гиповолемический шок. Гипофизарная железа уязвима из-за своего анатомического расположения и организации кровоснабжения.Передняя доля гипофиза получает от 10 до 20% своего кровоснабжения из верхней и нижней гипофизарных артерий, а остальные 80-90% обеспечиваются гипофизарным венозным портальным кровообращением. На рентгенологических изображениях обнаруживаются как ишемические, так и геморрагические повреждения гипофиза (27). С другой стороны, накопление антигена в критических тканях-мишенях может привести к воспалительным реакциям, усиливающим поражения. В 1 случае вирусный антиген Puumala был обнаружен в нейроэндокринных стромальных и эндотелиальных клетках сосудов (135).

    Тяжесть болезни Пуумала связана с гаплотипом HLA. Тяжелое заболевание наблюдается у пациентов с B8 DRB1*0301, а легкое — у пациентов с аллелем HLA B27 (238). Те же ассоциации HLA обнаруживаются у пациентов с быстрым и медленным прогрессированием, соответственно, у пациентов с ВИЧ (238).

    Учитывая широкий спектр и высокую вариабельность интенсивности болезни Пуумала, генетические исследования продолжаются. Новое исследование показало, что генетический дефект врожденного противовирусного иммунитета, аналогичный мутациям Toll-подобного рецептора 3 ( TLR3 ), наблюдаемый при уязвимости к энцефалиту HSV-1, тяжелой гриппозной пневмонии и офтальмологическому VZV, может быть связан с PUUV-хантавирусным энцефалитом. риск. TLR3 распознает дцРНК и активирует противовирусный иммунный ответ, продуцируя воспалительные цитокины и интерфероны I типа. Экзомное секвенирование пациентов с PUUV-энцефалитом идентифицирует вариант TLR3p.L742F, который показал сниженную биологическую активность в функциональных исследованиях клеточного иммунного ответа, что потенциально является фактором предрасположенности к PUUV-энцефалиту (270).

    Хантавирусный легочный синдром был связан с единичными случаями ОРЭМ и поперечного миелита (143). Однако оба пациента получали экстракорпоральную мембранную оксигенацию, что сопряжено с риском цереброваскулярного повреждения и затрудняет интерпретацию этих случаев.Североамериканский хантавирусный легочный синдром вызвал болезненную периферическую невропатию у 1 пациента (08).

    Вирусы

    Andes, являющиеся возбудителями ГФС, циркулирующие в Аргентине, Боливии, Чили и Уругвае, в настоящее время также вызывают энцефалитные синдромы. В 2010 г. у аргентинского пациента с фебрильным синдромом, респираторным дистресс-синдромом и шоком на 13-й день болезни развился энцефалитический синдром, характеризующийся головной болью, спутанностью сознания, возбуждением, генерализованными судорогами и двусторонними лобными и теменно-затылочными Т1- и Т2-сигналами. на МРТ с большим поражением коры, чем нижележащее белое вещество.Пациент получил поддерживающую терапию в отделении интенсивной терапии и эмпирическую антибиотикотерапию. При последующем наблюдении через 8 месяцев пациент чувствовал себя хорошо, и МРТ была нормальной (351).

    Лихорадка долины Рифт . Передача от человека в основном происходит через укусы комаров, но может произойти и при контакте с инфицированными животными или зараженными аэрозолями. После инокуляции вируса путем укуса комара Aedes вирус транспортируется по лимфодренажу в регионарные лимфатические узлы, где происходит местная репликация. Вирус попадает в кровоток, вызывая первичную виремию и распространение вируса на основные органы.Снижение антитромбиновой функции эндотелиальных клеток инициирует внутрисосудистое свертывание и некроз гепатоцитов и других инфицированных клеток. Высвобождение прокоагулянтов в кровоток, повреждение печени, нарушающее синтез факторов свертывания крови, и удаление циркулирующих активированных факторов свертывания крови способствуют диссеминированному внутрисосудистому свертыванию крови. Биомаркеры общего прогноза включают профили цитокинов, растворимые молекулы адгезии и коагулопатию. Описаны первичный энцефалит и ретинит (199; Kilpatrick et al., 1989; 303; 05), при этом у 1 пациента, умершего от менингоэнцефалита, была патология головного мозга с периваскулярной манжеткой и круглоклеточной инфильтрацией (214).У пациентов с энцефалитом или осложнениями со стороны ЦНС при системном заболевании могут наблюдаться изменения психического статуса, судороги, амнезия, аномальные движения, головокружение, атаксия, парезы, менингеальные симптомы, потеря зрения (201) и изменения на МРТ корковых и таламических областей ограничения диффузии (201). 05). Осложнения энцефалита могут достигать 8% инфекций, а ретинит — 10% во время недавних эпидемий (245). В меньшем процентном соотношении, менее 0,5% случаев лихорадки Рифт-Валли у людей, энцефалит развивается через 1–4 недели после выздоровления от острого заболевания (247), но осложнения возникают чаще.В это осложнение вовлечено как прямое вирусное, так и иммуноопосредованное повреждение клеток (276). Возможность аутоиммунного патогенеза ретинита подтверждается сообщением об антителах к ткани сетчатки у лиц, подвергшихся воздействию вируса лихорадки долины Рифт, с ретинитом (245). Механизмы, лежащие в основе различных заболеваний и различных исходов, изучены не полностью. Виремическая нагрузка коррелирует с тяжелым заболеванием, так что значительное воздействие с более высокой скоростью заражения, вероятно, связано с тяжелым заболеванием.Однонуклеотидные полиморфизмы хозяина (TLR3, TLR7, TLR8, MyD88, TRIF, MAVS и RIG-I) также связаны с тяжелой симптоматикой (150). Заражение ВИЧ или малярией связано с тяжелым заболеванием, которое может включать энцефалит. Сывороточные биомаркеры заболеваний ЦНС у людей не обнаружены (213).

    Конго-крымская геморрагическая лихорадка . Конго-крымская геморрагическая лихорадка (ККГЛ) распространяется главным образом иксодовыми клещами рода Hyalomma . Конго-крымская геморрагическая лихорадка поддерживается в вертикальном и горизонтальном циклах передачи от йодидных клещей и различных диких и домашних позвоночных (например, ежей, зайцев, наземных птиц, овец и других крупных млекопитающих).Человек — единственный вид, у которого проявляются клинические проявления болезни. При заносе вируса через укус клеща, вероятно, происходит локальная репликация с последующим распространением вируса через кровь и лимфу в эндотелий и основные органы, включая печень. Далее следуют гиперемия, отек, очаговое кровоизлияние и некроз инфицированной ткани. Диссеминированное внутрисосудистое свертывание крови развивается рано и, вероятно, играет важную роль в прогрессировании заболевания и энцефалопатии (247). Эксперименты с ККГЛ на гуманизированных мышах показали наличие вирусного антигена в астроглии, микроглии и мозговых оболочках.Попаданию конго-крымской геморрагической лихорадки в ЦНС может способствовать активация астроцитов и нарушение их вклада в функцию гематоэнцефалического барьера (340). В одном исследовании, проведенном в Турции, сообщалось о снижении восприимчивости к болезни Конго-крымской геморрагической лихорадки у лиц с гетерозиготным генотипом CCR5Δ32, так что защита была связана с подавлением рецептора CCR5 (309; 97).

    Вирус Илеша. Вирус Илеша, впервые выделенный от пациента в Западной Нигерии в 1957 г. (255) и выделенный от комаров Anopheles gambiae в Центральноафриканской Республике (86), был связан с фатальным менингоэнцефалитом в Центральноафриканской Республике (69) и геморрагическая лихорадка на Мадагаскаре (230; 262).

    Тяжелая лихорадка с синдромом тромбоцитопении (SFTS) . Тяжелая лихорадка с синдромом тромбоцитопении, выявленная в центральном и северо-восточном Китае в 2009 г., вызвана новым флебовирусом, выделенным от лихорадящих пациентов (398). Клещ Haemaphysalis longicornis является переносчиком тяжелой лихорадки с синдромом тромбоцитопении, и также сообщалось о передаче от человека к человеку при прямом контакте с зараженной кровью и другими жидкостями организма. Инфекция варьируется от бессимптомной или самокупирующейся до опасной для жизни.Осложнения энцефалита были зарегистрированы у 19% пациентов (75). Случаи тяжелой лихорадки с синдромом тромбоцитопении были обнаружены в Китае, Японии и Южной Корее. Ближайшим родственником синдрома тяжелой лихорадки с тромбоцитопенией является вирус Бханджа, переносимый клещами человеческий патогенный флебовирус, вызывающий лихорадку и менингит. Два случая лихорадки, вызванной другим близкородственным клещевым флебовирусом (вирусом Хартленда), были зарегистрированы в Соединенных Штатах (219). Открытие появления этого вируса в Китае (где проживает одна четвертая часть населения мира и множество диких и домашних животных, живущих рядом с людьми) подтверждает значительный потенциал этой страны для возникновения или повторного появления инфекционных заболеваний.

    Флавивирусы.

    Желтая лихорадка . Вирус желтой лихорадки является прототипом рода Flavivirus , переносимым комарами Aedes aegypti . После инокуляции вирус реплицируется в регионарных лимфатических узлах, затем распространяется в печень, селезенку, костный мозг, сердечную и скелетную мускулатуру. Кровотечению способствует снижение синтеза витамин К-зависимых факторов свертывания поврежденной печенью, диссеминированное внутрисосудистое свертывание крови и измененная функция тромбоцитов (42).Заражение мышей нейротропной желтой лихорадкой использовалось в качестве модельной системы для изучения флавивирусного энцефалита.

    Геморрагическая лихорадка Денге . Денге передается преимущественно комарами A aegypti и иногда комарами A albopictus . Все 4 серотипа вируса денге вызывают геморрагическую лихорадку денге. Денге проходит 3 клинические стадии: острая лихорадочная фаза, критическая фаза и фаза восстановления/реконвалесценции. Иммунный ответ способствует элиминации DENV и разрешению болезни, но также играет роль в патогенезе.Одна из гипотез патогенеза состоит в том, что тяжелая форма заболевания имеет иммунопатологическую основу, антителозависимое усиление и возникает у лиц, ранее сенсибилизированных инфекцией гетерологичного серотипа. Первая инфекция обеспечивает долгосрочный или пожизненный иммунитет к заражающему серотипу, но лишь слабый кратковременный иммунитет к трем другим (гетеротипным) серотипам. Позже, при следующей инфекции другим серотипом, антитела от первой инфекции связываются, но не инактивируют гетеротипический вирус.

    Синдром шока, вызванного проницаемостью капилляров, представляет собой многоэтапный процесс, который частично объясняется антителозависимым усилением (перекрестно-реактивные антитела от первой инфекции DENV связываются, но не могут нейтрализовать второй серотип DENV). Вместо этого они образуют комплексы вирус-антитело, которые, в свою очередь, облегчают инфекцию миелоидных клеток, экспрессирующих Fc-гамма-рецепторы (Priyamavada et al 2016; 103). Но это наблюдение было трудно полностью научно подтвердить у пациентов, потому что большинство населения в эндемичных по денге регионах являются серологически положительными для всех 4 серотипов денге до школьного возраста.Кроме того, частая регистрация тяжелых первичных инфекций у путешественников в эндемичные регионы позволяет предположить, что тяжесть повторного заражения гетерологичным серотипом денге может объясняться дополнительными, неустановленными факторами (222). Например, с помощью абдоминальной эхографии не обнаруживается разницы в капиллярной утечке между первичной лихорадкой денге (в 32% случаев) и вторичной лихорадкой денге (в 40% случаев) (222). Следуя более ранним литературным данным, показывающим, что 50% сывороток от пациентов с DHF/DSS содержат обнаруживаемый эндотоксин (362), современные исследователи предполагают, что уровни липополисахарида в плазме пациентов с лихорадкой денге играют значительную роль в тяжести заболевания (363).Шок, наблюдаемый у пациентов с лихорадкой денге, может быть частично связан с утечкой желудочных веществ, вероятно, эндотоксина или комменсальных бактерий, в системный кровоток. Тем не менее, вопрос о том, может ли общая концепция антителозависимого усиления репликации вируса ухудшить исход или нет, еще предстоит изучить. Согласно существующей догме, высокий уровень репликации вируса, наблюдаемый как при вторичной инфекции гетеротипическим вирусом, так и при первичной инфекции DENV в позднем младенчестве, является прямым следствием антителозависимого усиления репликации.Применительно к клиническому лечению это наблюдение означает, что вакцины должны будут обеспечивать долговременную защиту от каждого из 4 серотипов DENV (236), а стратегии вакцинации против вируса Зика должны свести к минимуму образование вредных перекрестно-реактивных антител, чтобы избежать сенсибилизирующих вакцин против ZIKV. к тяжелым инфекциям DENV (103).

    Исследования с образцами, собранными во время видимой геморрагической лихорадки денге, связывают геморрагические нарушения с повреждением микрососудов, повреждением печени, дисфункцией тромбоцитов, тромбоцитопенией, нейтропенией и диссеминированным внутрисосудистым свертыванием крови.Таким образом, дефекты гемостаза являются основным признаком геморрагической лихорадки денге. Тромбоцитопения может быть связана с прямым присоединением вируса денге к тромбоцитам, инфекцией тромбоцитов, лизисом тромбоцитов, опосредованным антитромбоцитарными антителами, снижением образования тромбоцитов из мегакариоцитов и прямым заражением мегакариоцитов вирусом денге во время острой фазы инфекции. Прокоагулянты, высвобождаемые из пораженных тромбоцитов, моноцитов или эндотелиальных клеток, активированных воспалительными цитокинами, способствуют диссеминированному внутрисосудистому свертыванию крови, и между пептидом Е денге и плазминогеном были обнаружены перекрестно-реактивные антитела (42).Повышенные уровни растворимого тромбомодулина в крови (маркеры повреждения и дисфункции эндотелиальных клеток сосудов) и уровни цитокинов являются предикторами геморрагической лихорадки денге и шокового синдрома денге (43). Источники этих измеримых параметров и их связь с сосудистой протечкой до конца не изучены. Тем не менее, предположение, основанное на исследованиях in vitro, состоит в том, что инфицированные вирусом денге дендритные клетки вызывают утечку из сосудов за счет продукции металлопротеиназы (198). Другие работы подтверждают дисфункцию тромбоцитов из-за прямого заражения вирусом денге (251; 249) или повышенной продукции оксида азота (64).

    Вирус денге вызывает широкий спектр заболеваний: лихорадку, артралгию, миозит, сыпь, неврологические и психические синдромы, кровоизлияния и шок. Неврологическое вовлечение в виде энцефалита, поперечного миелита или синдрома нижнего двигательного нейрона может протекать без геморрагической болезни, и описана геморрагическая лихорадка денге с энцефалопатическими симптомами (162, 210, 364). Исторически вирус денге не считался нейротропным патогеном. Частота поражения ЦНС при инфекции, вызванной вирусом денге, была низкой и колебалась от 0.от 88% до 5,4% в прошлых исследованиях; однако уровень летальности высок (177).

    В новейших рекомендациях ВОЗ по диагностике лихорадки денге неврологические проявления включены в классификацию клинических случаев тяжелой лихорадки денге (388). Широкий диапазон неврологических признаков в клинических проявлениях под термином денге был отмечен у 0,5–21% пациентов, поступивших в больницу (51). Кроме того, согласно новым рекомендациям ВОЗ, энцефалитоподобные заболевания составляют от 4% до 47% госпитализаций в эндемичных по лихорадке денге регионах (51).

    Считается, что развитие заболевания ЦНС связано с прямым пересечением гематоэнцефалического барьера клетками, инфицированными вирусом денге, или зараженными вирусом клетками, перемещающимися вместе с иммунными клетками в ЦНС. У мышей, инфицированных лихорадкой денге, наблюдалось вызванное вирусом опосредованное цитокинами нарушение гематоэнцефалического барьера, обеспечивающее доступ к мозгу, возможно, за счет инфильтрации вируссодержащих клеток, таких как макрофаги (63) или тромбоциты (249). Антитела IgM денге или РНК денге, обнаруженные с помощью ОТ-ПЦР, обнаруживаются в спинномозговой жидкости пациентов с денге с геморрагическим заболеванием или без него, а вирусные антигены денге могут быть обнаружены с помощью иммуногистохимии в ЦНС в патологоанатомических случаях (66; 197; 224; 338; 45; 396). ; 226; 239; 349; 203; 178).У некоторых пациентов вирус может быть в спинномозговой жидкости (в виде РНК вируса денге), а не в сыворотке (91). В настоящее время неврологические осложнения при заболевании, связанном с лихорадкой денге, классифицируют как энцефалопатию денге, энцефалит, нервно-мышечные осложнения, иммуноопосредованные синдромы и нейроофтальмологическое поражение (51). Основными признаками макулопатии денге являются: интраретинальное кровоизлияние, венулярное выпячивание, просачивание сосудов, желтые субретинальные точки, пятнистость пигментного эпителия сетчатки, макулярный отек, фовеолит, гиперемия и отек диска.Дополнительными глазными осложнениями являются экссудативная отслойка сетчатки и оптическая нейропатия (299).

    Из всех флавивирусов вирус Зика ZIKV наиболее тесно связан с 4 серотипами DENV и имеет от 54 до 59 % идентичности аминокислот с вирусным белком E, основной иммунодоминантной мишенью для ответа антител (103). Генетическая гомология от DENV-1 до -4 составляет от 60% до 70% (131). Сходство создает проблемы для диагностики и вакцинации и имеет значение для патогенеза заболевания из-за перекрестной реактивности антител.

    Имеются экспериментальные данные о том, что перекрестная реактивность может быть либо иммунозащитной, либо быть связанной с отягчающей формой заболевания. Заражение DENV1 может обеспечить временную защиту от DENV2 у людей, а исследования in vitro и на животных предполагают возможность защиты от ZIKV путем перекрестного примирования DENV1 (304). Однако в большинстве случаев синдрома Гийена-Барре, связанных с инфекцией Зика, в 1 регионе Колумбии были серологические доказательства предшествующей инфекции DENV с помощью ИФА с захватом IgM и/или IgG для DENV (269), и все пациенты с синдромом Гийена-Барре в во втором районе Колумбии были обнаружены антитела IgG как к ZIKV, так и к DENV (07).Эти результаты согласуются с тем, что инфекция ZIKV является вторичной усиливающей флавивирусной инфекцией, и подтверждают гипотезу о том, что предшествующая или коинфекция денге другими агентами может способствовать возникновению сложных случаев, особенно неврологических случаев.

    Учитывая, что вспышка ZIKV в Северной и Южной Америке и Карибском бассейне в 2015 г. произошла в эндемичных по лихорадке денге районах, биологическое значение перекрестной реактивности для защиты, вирулентности и иммунопатологии инфекций DENV и ZIKV имеет решающее значение, но остаются вопросы без ответа.Будут ли перекрестно-реактивные антитела, вырабатываемые во время предшествующего воздействия DENV, ухудшать тяжесть лихорадки Зика за счет таких механизмов, как антителозависимое усиление, механизм, который увеличивает тяжесть лихорадки денге после второй инфекции DENV? Будет ли этот процесс играть роль в врожденных синдромах Зика?

    В Бразилии ранее существовавшие высокие титры антител к вирусу денге обычно ассоциировались со сниженным риском инфекции ZIKV и симптомами. Однако было 1 исключение. Наличие DENV NS1-реактивных молекул подкласса IgG3, антител с коротким периодом полужизни и указывающих на недавнее инфицирование DENV, обратно коррелировало с вероятностью заражения вирусом Зика.Таким образом, недавнее воздействие DENV временно повышало восприимчивость к инфекции ZIKV. Антитела работают вместе, чтобы защитить от инфекции большую часть времени, но иногда ухудшают течение болезни (306; 379).

    Кясанурская лесная болезнь/Омская геморрагическая лихорадка . Кясанурская лесная болезнь и омская геморрагическая лихорадка — другие флавивирусы, связанные с геморрагической лихорадкой и неврологическими синдромами. Они относятся к антигенному комплексу клещевого энцефалита. Вирус болезни Кьясанурского леса эндемичен в нескольких районах штатов Карнатка и Керала в Индии.Заражение происходит при укусе иксодового клеща. Вирус был выделен из 16 видов клещей, основным переносчиком которого был Haemaphysalis spingera . Вирус вызывает системное заболевание с лихорадкой, головной болью, миалгией, гипотензией, желудочно-кишечными симптомами и кровотечениями, за которыми следует бессимптомный период в течение нескольких дней, затем лихорадка и признаки менингоэнцефалита. У большинства больных заболевание двухфазное, со второй волной симптомов в начале третьей недели. Вирус омской геморрагической лихорадки, встречающийся в западно-сибирских регионах Омска, Новосибирска, Кургана и Тюме, вызывает аналогичные системные и лихорадочные заболевания, за исключением частых последствий в виде потери слуха и нервно-психических жалоб (42).Заражение человека происходит при прямом контакте с мочой, фекалиями или кровью инфицированных грызунов: чаще всего ондатры ( Ondatra zibethica ), водяной полевки ( Arvicola terrestris ) и узкочерепной полевки ( Microtus gregalis ). Основными хозяевами омской геморрагической лихорадки являются грызуны, которые заражаются вирусом при укусе инфицированного клеща. Клещи-переносчики включают Dermacentor reticulatus , Dermacentor marginatus и Ixodes persulcatus .

    Вирус Alkhurma, подтип болезни Кьясанурского леса, был выделен в 1994 г. от пациента в Саудовской Аравии, у которого первоначально предполагалось наличие геморрагической лихорадки денге (399). У овцеводов, мясников, потребителей мяса и сырого верблюжьего молока развивались геморрагический и энцефалитический синдромы, на долю которых приходилось до 25% смертности. Заражение происходит при укусе клеща, прямом контакте с инфицированной кровью или при употреблении сырого молока (61).

    Клещевой энцефалит . Комплекс клещевого энцефалита состоит из 17 антигенно родственных вирусов, преимущественно представленных вирусом весенне-летнего энцефалита России (дальневосточный вариант клещевого энцефалита) или более легким вирусом среднеевропейского энцефалита.Обычно они не входят в перечень вирусных геморрагических лихорадок, но в начале 1990-х гг. стали появляться спорадические сообщения о дальневосточном клещевом энцефалите с энцефалитными и геморрагическими проявлениями (01). Затем дальневосточный клещевой энцефалит «стал» или мог считаться геморрагическим после дальнейших сообщений о клещевом энцефалите с геморрагическим синдромом в Новосибирской области России в 1999 г. Геном геморрагических вариантов отличался от всех известных клещевых энцефалитов и Штаммы омской геморрагической лихорадки.Штамм геморрагического дальневосточного клещевого энцефалита нес мутации оболочечного белка Е (белок, участвующий в связывании с рецептором, проникновении вируса и вирулентности) и принадлежал к дальневосточному геномному подтипу. Мутации в белке Е ранее не были описаны для клещевого энцефалита, но обнаружены среди других флавивирусов (желтой лихорадки, денге типов 1, 2, 3 и 4, киасанура и др.) (355), что позволяет предположить репрезентативность некоторых известных мутаций. ранее только у других геморрагических флавивирусов предрасполагал к геморрагическому фенотипу.Клещи Ixodes persulcatus и Ixodes ricinus ответственны за передачу в России и Европе соответственно. Другие виды клещей родов Dermacentor и Haemaphysalis также были вовлечены в передачу инфекции в районах, где нет клещей рода Ixodes (42).

    Тогавирусы.

    Chikungunya, семейство Togaviridae , род Alphavirus , является еще одним арбовирусом с нечастыми геморрагическими осложнениями в списке геморрагических арбовирусов МКБ-9.Он эндемичен в Индии, Юго-Восточной Азии, на Филиппинах и в странах Африки к югу от Сахары, где обычными проявлениями являются лихорадка и артрит. В Африке вирус поддерживается циклами, подобными циклам вируса желтой лихорадки, между Aedes africanus , A furcifer и дикими приматами или Aedes aegypti и людьми. Нечасто встречается тромбоцитопенический геморрагический вариант с шоком (121; 274). Распространение и всплеск случаев заболевания вирусом чикунгунья в Европе (Италия), начавшийся с 2 случаев в провинции Равенна, Италия, в июле 2007 г. (11), вероятно, является результатом того, что вирус расширил диапазон своих хозяев с A aegypti до . Комары albopictus (азиатский тигр) из-за мутации гликопротеина оболочки вируса (E1).Мутация произошла, когда вирус циркулировал в Индии и странах Индийского океана в течение предыдущих 2 лет, как показали исследования вспышки в Реюньоне, островном государстве в Индийском океане, в котором участвовала треть населения этого острова. Мутация (A226V), отсутствовавшая в первоначальных изолятах эпидемического вируса Ла-Реюньон с 2005 по 2006 год, повышала инфекционность комаров A albopictus и повышала эффективность передачи позвоночным видам (361). К концу эпидемии в Ла-Реюньоне мутация была обнаружена более чем в 90% вирусных изолятов (315).К сожалению, A albopictus — вид, широко распространенный в Европе и Северной Америке. Эпидемия чикунгуньи в Карибском бассейне, которая распространилась на США среди вернувшихся путешественников, достигла эндемической передачи через комаров во Флориде в 2014 году.

    .