Разное

Я переспала со своим сыном что делать: Сплю с сыном мужа — 105 ответов на форуме Woman.ru

Содержание

Переспала с племянником что делать

Хочу рассказать про происшествие, которое случилось со мной этим летом. Для начала представлюсь. Меня зовут Елена, мне 27 лет, замужем, детей нет. С мужем живем уже 5 лет, у нас хорошая дружная семья, отсутствие детей позволяет много времени уделять себе и друг другу. Муж работает снабженцем в крупной фирме, нередко в командировках, но как правило они не длинные, 2-3 дня максимум. Когда он уезжает, я остаюсь дома одна, иногда бывает скучно, но я человек общительный и нахожу чем заняться, есть друзья. Самые лучшие друзья, это как ни странно родственникиJ Я поддерживаю хорошие отношения с родителями, сестрами. Особенно близка с сестрой, она старше меня на 11 лет, но мы много общаемся. Когда я была маленькой она много времени проводила со мной, а когда я подросла, то уже сама помогала ей воспитывать ее ребенка. Мне было 11, когда у меня появился племянник. Сестра с мужем и ребенком жила с нами в одном доме, так что ребенок рос под моим присмотром, практически как младший брат. Мы вместе играли, проводили очень много времени. Мы даже спали с ним в одной широкой кровати, т.к. места было немного. Брак у сестры был не долгим, она развелась, а когда ее сыну было 12 лет они переехали в свою квартиру, но мальчик, Максим, очень часто бывал у моей мамы, а летом так вообще жил у нее все каникулы. Я и сама часто наведываюсь к родителям в гости, и к сестре тоже, так что отношения у нас были очень тесные.

Как то родители пригласили нас к себе, приехали родственники из другого города, мы давно не виделись и хотели пообщаться. Я люблю такие семейные застолья с разговорами. Мужа к сожалению не было, он был в очередном отъезде, и я пошла одна. Лето, жара, одела легкое платьице и отправилась. Гостей оказалось 4 человека, были так же родители и Максик, сестры увы не было, она прийти не смогла. Потекли разговоры, кто как живет, с кем, кем работает и т.д. Домашнее вино привезенное гостями пилось легко, но через какое то время я поняла, что мне уже хватит. Домой идти было поздно, да и ноги после выпитого не хотели меня так далеко нести, и я решила ночевать у родителей. В комнате, которая когда то была моей, все было так же как когда то, даже в шкафу хранились мои старые вещи, которые мама не выкидывала. В мою пьяную голову не пришло, что в летнее время там жил мой племянник, но свет я не включала, фонари с улицы немного светили через окно, и его вещей не было видно. В шкафу нашлась моя старая ночнушка, она была коротковата, а у меня под платьем лишь стринги и бюстик, не буду же в этом спать. Бюстик отправился в шкаф, а я в старой уютной ночнушке улеглась на свою кровать.

Сон долго не шел, было очень душно, даже полностью скинув одеяло я не чувствовала прохлады, громкие голоса из соседних комнат тоже не способствовали. Была уже глубокая ночь. В полудремотном состоянии я слышала как мои родственники запели песни, потом слышала как мама ругается с Максиком, он похоже тоже выпил вина и это было заметно. Хоть ему и было 16, алкоголь пить ему было рано. Слышались ее отдельные слова и фразы «Зачем столько выпил!», «Иди спать!», «Ну иди к теть Лене ляжь, вы всю жизнь на одной кровати спали». И буквально несколько секунд спустя в комнату открылась и дверь. Я не видела вошедшего Максика, т.к. лежала к стене лицом, к нему спиной. Через полудрему подумала, что не буду просыпаться, я сплю. Племяш, бормоча себе что-то под нос, несколько раз прошелся по комнате, потом зашуршала одежда, раздевается. Потом позвал пару раз шепотом «теть Лен, ты спишь?» Я не шевелилась, типа сплю. А потом тишина. Я не сразу сообразила почему он затих, но тут до меня дошло, что картину-то он увидел веселую. Я как будто со стороны увидела нашу комнату. Вот он в одних трусах стоит перед кроватью, а на ней в полупрозрачной короткой ночной рубашке, спиной к нему, подогнув ноги, лежу я. Мои ноги и считай вся попа в стрингах были открыты его взору. Я конечно давно не девушка, но могу без ложной скромности сказать, что с фигурой у меня все в порядке. Вот на нее он и смотрел… Сердце гулко забилось у меня в груди, казалось его стук слышно во всей комнате, сон слетел мигом, я не знала что делать, боялась пошевелиться. Старалась дышать как можно размереннее, что бы он не подумал, что я не сплю. Ему ведь 16, уже не маленький, а тут тетка полуголая в его кровати. А ведь не так уж давно мы спали вместе в этой самой кровати и все было просто и нормально А сейчас это была ужасная ситуация.

Матрас сзади меня прогнулся, он лег, я слышала его дыхание. Мое сердце все еще колотилось, и меня всю тоже как будто колотило от нездорового нервного возбуждения. Да что это со мной! Несколько минут прошли в тишине, я стала уже успокаиваться, как вдруг его рука легла мне на бедро. Я опять смалодушничала и решила что не подам вида, я сплю, и он сейчас успокоится. А его ладонь двинулась вниз, потом назад уже по ляшке, потом несколько раз прошлась по ягодицам. Что же он делает, бессовестный, он же тетю свою лапает. А дальше его рука скользнула под ночнушку и нежно сжала мою грудь. Этого я уже не стерпела. «Что ты делаешь?» спросила я. Он в ответ придвинулся ко мне поближе, прижался телом ко мне сзади и все еще тиская мою грудь горячо зашептал на ухо «теть Лен, ну ты же всегда говорила что любишь меня, ну теть Лен» Мое тело само ответило ему, под его пальцами сосок затвердел, он дышал мне прямо в шею…

Когда мне было лет 12-13, зашла я как то в ванную комнату, а там сестра как раз закончила купать Максика, поставила его мокрого на табуреточку и вытирала полотенцем. Помню с каким удивлением я увидела, что его детский членик был как то непропорционально длинен для такого малыша. Сестра заметив мое удивление и проследив направление взгляда расхохоталась, «да, говорит, вот такой писюкастый, весь в папочку, осчастливит кого то когда вырастет» и наклонившись поцеловала его детскую пиписку.

Я вспомнила эту давнее событие, потому что теперь в кровати прижимался ко мне сзади этот Максик, а я чувствовала ягодицами и спиной что то длинное и твердое, и понимала что та детская пиписка превратилась теперь в мужской член. Я как будто не владела своим телом, во рту было сухо, я чувствовала волнение, стыд, возбуждение, страх, предвкушение. Я невинности в 16 лишилась, замужем давно, регулярная половая жизнь, но я себя так даже в первый свой секс не чувствовала. А племяш осмелевший от выпитого вина начал стаскивать с меня трусики, я на автомате приподняла бедра, чтобы облегчить работу и внутренне ужаснулась осознав еще раз происходящее. За стенкой родственники гуляют, а меня тут пьяненькую, замужнюю женщину, пытается трахнуть мой же пьяненький племяш, а я еще попу приподнимаю, чтоб ему легче было трусики с меня стянуть. Но ситуация была уже необратима. Еще секунда какой то возни и вот его уже голый член прижался к моей попе, горячий, твердый. Я все так и лежала на боку и дрожала как осиновый лист пока он тыкался мне между ног пытаясь найти вход в мое влагалище. А там была уже ниагара, я знала что внизу у меня все мокро и горячо. Приподняла немного одну ногу и тут же его член нашел вход, Максик задергал бедрами и его член погрузился в меня весь. Я слышала его поскуливания как будто издалека, потому что меня просто захлестнули ощущения. Мурашки побежали по всему телу, он заполнил меня всю, достал до самого донышка, я ощущала что он весь во мне и я вся полна им. Я люблю секс, мой муж умеет дарить мне удовольствие, у него небольшой член, но он умело работает язычком и пальчиками, мне этого всегда хватало. Он даже приобрел искусственный член, сантиметров 16 длинной, чтобы компенсировать свои размеры, но правду скажу, когда мы игрались этим ненастоящим членом мне всегда хотелось чтобы во мне был живой, горячий, человеческий. И сейчас во мне был член даже ощутимее больше того здорового ненастоящего, и он был горячий, человеческий, он двигался во мне, доставал до дна моей матки, мужская рука сжимала мою грудь а бедра прижимались к моим ягодицам и это было волшебно. А его член стал как будто толще во мне, набух и я прямо ощутила его оргазм, потоки спермы вылетали мне прямо в матку, Максик бормотал что о неразборчивое над моим ухом и продолжал двигать бедрами заталкивая в меня членом выливающуюся молодую сперму. Фрикции прекратились. Я почувствовала разочарование от того что все так быстро кончилось. Но Максик был еще во мне а его член не терял твердость. «Это было офигенно, услышала я над ухом,- теть Лен, давай теперь по другому» Его длинный член выскользнул из меня и я как будто ощутила потерю чего то. Потом встала на четвереньки, зарывшись лицом в подушку. Руки племянника легли мне на ягодицы, он раздвигал и сдвигал их несколько раз, видимо любуясь моими дырочками. Мое все еще раскрытое влагалище должно быть производило впечатление. «Блин, какой вид!» услышала я. Положив руки на мои бедра он подтянул меня к себе поближе и опять вошел в меня. Вошел сразу на всю, и я снова почувствовала себя полноценной. В этой позе он казалось доставал еще глубже, трахал на всю длину члена лаская руками то мои бедра, то ягодицы и ноги, то спину, то наклоняясь тискал грудь. Мои ощущения трудно описать, мне кажется я кричала в подушку. Острые, почти болезненный толчки волнами расходились по всему телу. Мысли и ощущения все слилось воедино, это был безумно приятный секс. Дни были небезопасные, но меня дико возбуждало что он уже слил в меня свое семя и скоро опять заполнит своей спермой. Толчки стали резче, болезненнее, он снова был близок к разрядке и это меня как будто подстегнуло, волны удовольствия пошли по всему телу, в глазах потемнело, подушку я прокусила наверное. Мой тело просто забилось в конвульсиях, сокращения матки ускорили и максимов оргазм, толчки спермы во мне прибавили кайфа, я ощущала себя страшно развратной давалкой, меня трахали здоровым членом, в меня кончали, а я балдела от всего этого. Я так и упала на кровать, не в силах больше стоять раком. Максик обеспокоено спрашивал шепотом в порядке ли я. А я лишь слабо рукой отмахнулась. Думаю он понял что я кончила и оргазм был крышесносящий. Я уже чувствовала как сперма племянника начала вытекать из моей растянутой дырочки, но не могла пошевелиться, да вытекло надо сказать немного, большую часть впитала жадная матка. А Максик поцеловал мою попу, одернул на ней ночнушку, накрыл одеялом и забрав свои трусы ушел стать на кресло, сидя. Так нас и разбудили мои родители, Максим спал на кресле, а я на кровати ничком. Промежность склеилась от его засохшего семени. Никто ничего не узнал. А мы с племянником за все наше бурное соитие ни разу даже в лицо друг другу не посмотрели. А как теперь друг на друга глядеть будем- понятия не имею.

Здравствуйте. Хотел бы получить консультацию, мнение специалиста по проблеме, которая у меня имеется на данный момент. Тема касается кровосмешения, но я не думаю, что в этом случае это критично. Постараюсь описать коротко. Примерно 2 года назад к нам приехал человек, который исчез из нашей жизни очень давно, уехав за границу. Это младшая сестра матери. Знал её и общались, когда был совсем мал, это были примерно начальные классы школы. Потом обстоятельства повернулись так, что она исчезла, и вот сейчас опять в нашей жизни. Семья у нас дружная, часто собираемся на праздники. И она теперь рядом постоянно. Живёт отдельно, с мужчиной, у них вроде как всё серьезно. С ней интересно общаться, человек неглупый, мы быстро нашли общие темы. Не буду углубляться, когда после одного из праздников я проводил её до такси, она предложила мне к ней заехать, «посмотреть», как живёт, т.к. муж на заработках в другом городе. В общем, всё случилось. Мы видимся у неё время от времени. Но сейчас у меня появилась девушка, к которой я проникся душой, и хочу строить будущее именно с ней. Естественно, я хочу прекратить наши встречи с «тётей», но она не отпускает. Говорит, что она не будет мешать нам, а всего лишь хочет внимания от «молодой крови». Встречаясь с моей девушкой, у нас с тётей уже было пару раз, от чего мне становится больно. У меня есть страхи, что она может влезть или как-то отомстить, если я резко прекращу связь. Я бы вообще шум по этому поводу поднимать не хотел.

Виталий, Россия, Екатеринбург, 24 года

Липкина Арина Юрьевна

Ответ психолога:

Вам придется прекратить близкие отношения с тетей, если Вы хотите создать семью, иметь открытые, доверительные отношения со своей девушкой. С тетей лучше разговаривать не лично, а звонить (контактировать на расстоянии) и корректно говорить одно и то же (что Ваши с ней отношения теперь только родственные, не делайте акцент на том, что у Вас другая девушка, что тетя Вам больше не нужна и т.п.). Будьте настойчивы. Постепенно ей придется свыкнуться. Если будете бояться мести, то продолжение отношений с ней (интимных) ни к чему хорошему не приведет.

С мужем секс у нас сошел на нет уже давно.Хотя мы еще молодые.Мне 35 мужу 41.Выгляжу я тоже очень хорошо.Подозреваю что у мужа кто то есть на стороне.Я не «копаю» потому что развод на данном этапе не моя тема.И так получилось(долго рассказывать)что я стала любовницей племянника мужа.Ему 26 лет.Не женат.Я не люблю его,он меня тоже.Просто симпатия и секс.Скажите я совсем конченная?Одно дело иметь просто любовника а совсем другое близкого родственника мужа.

Эксперты Woman.ru

Узнай мнение эксперта по твоей теме

Антакова Любовь Николаевна

Психолог, Консультант. Специалист с сайта b17.ru

Андрей Бурдак (Гнатенко)

Психолог, Консультант. Специалист с сайта b17.ru

Егорова Анастасия Владиславовна

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Анастасия Сергеевна Шихалеева

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Светлана Чернышова

Психолог, Консультант. Специалист с сайта b17.ru

Вячеслав Потапов

Психолог, -консультант. Специалист с сайта b17.ru

Некрасова Наталия

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Вероника Викторовна Добросельская

Психолог, Коррекция веса. Специалист с сайта b17.ru

Болдова Ольга Ивановна

Психолог, Супервизор, Медицинский психолог. Специалист с сайта b17.ru

Яковкина Юлия Александровна

Психолог, КПТ-терапевт. Специалист с сайта b17.ru

Ты конче::нная мра::зь

Ой, да eбитecя на здоровье!
Ты берешь у него за щеку? Он вгоняет тебе в жoпy? Большой ли у него xep? Яица?

Да как-то не оч, лучше на стороне найти

Главное родственникам мужа не спалитесь.Но лучше бы было другого любовника поискать,ведь все равно же любви то нет.

Что вы хотите услышать? Днище это, да.

Похожие темы

Да. Совсем. Напрочь). Полегчало?

Зачем молодому парню пенсию трахать? Галкин, не? )))

Молодчина. Огонь. Не слушай зануд

Не желательно ***** там где ешь

Ага, слушай аморалов таких же 😒
Она не просто более молодого тра.хает, на минуточку, а племянника мужа. Это 2 большие разницы. Был бы у него сын от бывшей, она бы и его совокупила, наверное.

В моем понимании, это просто очень низко. Я вообще не представляю, как можно изменять мужу, еще с родственником его. А что же вас так держит в браке, раз все так плохо?

Интересно, если автор от племя шла залетит, тест днк что покажет?

мерзковато, но дело сделано. Количество случек теперь уже не важно.

Зачем молодому парню пенсию трахать? Галкин, не? )))

Интересно, если автор от племя шла залетит, тест днк что покажет?

С мужем секс у нас сошел на нет уже давно.Хотя мы еще молодые.Мне 35 мужу 41.Выгляжу я тоже очень хорошо.Подозреваю что у мужа кто то есть на стороне.Я не «копаю» потому что развод на данном этапе не моя тема.И так получилось(долго рассказывать)что я стала любовницей племянника мужа.Ему 26 лет.Не женат.Я не люблю его,он меня тоже.Просто симпатия и секс.Скажите я совсем конченная?Одно дело иметь просто любовника а совсем другое близкого родственника мужа.

Слушайте, автор. Конченная – это спать с сыном мужа) Вы конечно начудили, но всякое бывает в жизни, главное не вовлекайтесь в эту историю сильно. От племяша все же лучше дистанциироваться, пока не зашло слишком далеко, мало ли что ему шизанет по молодости лет – влюбится в вас до истерики и явится выламывать вам дверь среди ночи в порыве страсти. Будет очень плохой финал у истории. В конце концов если вам нужен любовник, его можно найти в другом месте.

Автор, а расскажите как началось?

Слушайте, автор. Конченная – это спать с сыном мужа) Вы конечно начудили, но всякое бывает в жизни, главное не вовлекайтесь в эту историю сильно. От племяша все же лучше дистанциироваться, пока не зашло слишком далеко, мало ли что ему шизанет по молодости лет – влюбится в вас до истерики и явится выламывать вам дверь среди ночи в порыве страсти. Будет очень плохой финал у истории. В конце концов если вам нужен любовник, его можно найти в другом месте.

Ты конче::нная мра::зь

Автор, ничего особенного в вашем выборе нет. Он вашему забору двоюродный плетень, никакого кровного родства нет, так что успокойтесь.
Единственно чего надо опасаться, это огласки, чтобы парень не проговорился или, чтобы кто-то из родственников не увидел или не заподозрил.
Но это, как всегда.
Кстати, разница в возрасте совсем небольшая, так что в этом плане – флаг вам в руки.

Читаю посты и поражаюсь. «не с сыном мужа ведь».

«»Он вашему забору двоюродный плетень»»
гы-гы

А у вас есть дети? Дети многое видят. Многое чувствуют. Многое понимают. Смотрите, не потеряйте их уважение.

Зачем молодому парню пенсию трахать? Галкин, не? )))

А в это время, можно предположить, ваш благоверный, ш_пилит кого-то из вашей родни. )))

У меня муж встречался с женщиной на 18 лет старше его до нашей свадьбы.она была жена его родного дядьки

У меня муж встречался с женщиной на 18 лет старше его до нашей свадьбы.она была жена его родного дядьки

. И как вы к никому отнеслись?

Ни чего в этом плохого не вижу. Тоже сплю с племянником.

Ой читаю «праведников»,какие вы скучные и моральные ))) Автор, наслаждайтесь сексом с племянником, уверена,что он у вас заеб**сь ;)) только осторожно, не спалитесь и не залетите,расслабьтесь и ведите себя естественно. Мы живём в 21 веке, всё можно,только осторожно ;)) Я сама по себе знаю каково это чувствовать похотливые взгляды племянника на себе. ему 18, мне 30. ммм, горячий парень, еле сдерживаюсь..)))

Ой читаю «праведников»,какие вы скучные и моральные ))) Автор, наслаждайтесь сексом с племянником, уверена,что он у вас заеб**сь ;)) только осторожно, не спалитесь и не залетите,расслабьтесь и ведите себя естественно. Мы живём в 21 веке, всё можно,только осторожно ;)) Я сама по себе знаю каково это чувствовать похотливые взгляды племянника на себе. ему 18, мне 30. ммм, горячий парень, еле сдерживаюсь..)))

Ой читаю «праведников»,какие вы скучные и моральные ))) Автор, наслаждайтесь сексом с племянником, уверена,что он у вас заеб**сь ;)) только осторожно, не спалитесь и не залетите,расслабьтесь и ведите себя естественно. Мы живём в 21 веке, всё можно,только осторожно ;)) Я сама по себе знаю каково это чувствовать похотливые взгляды племянника на себе. ему 18, мне 30. ммм, горячий парень, еле сдерживаюсь..)))

Секс с молоденьким это приятно:) Мне 30 лет а племяннику 15лет и уже почти год он меня трахает как хочет:) Просто сума схожу от его молоденького ненасытного члена. Я даже мастурбировать перестала авсю свою энергию оставляю для мальчика. Член просто вкусняшка,спермы много,стоит всегда и сосать такой член хочется всегдаи дем и ночью:)

Секс с молоденьким это приятно:) Мне 30 лет а племяннику 15лет и уже почти год он меня трахает как хочет:) Просто сума схожу от его молоденького ненасытного члена. Я даже мастурбировать перестала авсю свою энергию оставляю для мальчика. Член просто вкусняшка,спермы много,стоит всегда и сосать такой член хочется всегдаи дем и ночью:)

Мой муж часто ездит в командировки и когда его нет я сплю с племянником. Он в сексе просто ураган! Он меня имеет как хочет и куда захочет! Его встречаю уже полностью голенькой в одних чулочках!

. мляяяя. просто ухуевшие гавносамки, правильно написали про наши времена – время ш л .ю х

. мляяяя. просто ухуевшие гавносамки, правильно написали про наши времена – время ш л .ю х

у меня тоже любовник моложе -22 против моих 33. В постели огонь.

Автор, плюнь на всех!
Жизнь коротка! Наслаждайся! А моралисты пусть подавятся. Фригидные и импотенты, это они сами конченные, только и могут плеваться ядом. Муж тебе не родня, т.к. браки с близкими родственниками запрещены. Значит и племянник его тебе не родня. Инцеста нет. Есть молодое тело, полное гормонов, и есть ты, полная желаний! И вот вы нашли друг друга! Этж радоваться надо! Не предстввляешь, скока женщин тебе уже обзавидовались!

Мне без разницы что обо мне думают другие. Меня племянник имеит уже два года. Я просто улетаю когда он меня во все мои прелести.

Мне без разницы что обо мне думают другие. Меня племянник имеит уже два года. Я просто улетаю когда он меня во все мои прелести.

Вот правильный ответ, но только с одной поправкой. Чтобы об этом никто не знал, и оно оставалось сугубо вашим секретом и самое главное, чтобы от этого никто не страдал иначе вас, проклянут такие писаки как здесь на форуме. Для этого Бог и создал для Адама Еву.

Племяннику дала на его день рождения. Сделала ему такой подарок.

Я тоже сплю, первый раз трахал меня всю ночь, я несколько раз кончила, и вылизывал так что никто и никогда не мог. Очень классно.

Это круто.я тоже спал с женой дяди и троюродной сестрой это очень возбуждает

Ничего плохого в этом не вижу . считаю что всё нормально будьте осторожны не спплитесь да и всё

Моя жена спит с молодым парнем, ему 18, ей 26. Я знаю об этом и не хочу ей мешать получать удовольствие. Приятно видеть ее довольные глаза

Жалоба

Модератор, обращаю ваше внимание, что текст содержит:

Жалоба отправлена модератору

Страница закроется автоматически
через 5 секунд

Форум: любовь

Новое за сегодня

Популярное за сегодня

Пользователь сайта Woman.ru понимает и принимает, что он несет полную ответственность за все материалы частично или полностью опубликованные им с помощью сервиса Woman.ru.
Пользователь сайта Woman.ru гарантирует, что размещение представленных им материалов не нарушает права третьих лиц (включая, но не ограничиваясь авторскими правами), не наносит ущерба их чести и достоинству.
Пользователь сайта Woman.ru, отправляя материалы, тем самым заинтересован в их публикации на сайте и выражает свое согласие на их дальнейшее использование редакцией сайта Woman.ru.

Использование и перепечатка печатных материалов сайта woman.ru возможно только с активной ссылкой на ресурс.
Использование фотоматериалов разрешено только с письменного согласия администрации сайта.

Размещение объектов интеллектуальной собственности (фото, видео, литературные произведения, товарные знаки и т.д.)
на сайте woman.ru разрешено только лицам, имеющим все необходимые права для такого размещения.

Copyright (с) 2016-2019 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Сетевое издание «WOMAN.RU» (Женщина.РУ)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-65950, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 10 июня 2016 года. 16+

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Случай инцеста между матерью и сыном: его влияние на развитие и лечение пациента

Предисловие

За последнее время увеличилось число официально подтвержденных случаев инцеста и соответственно возросло число публикаций по данной проблеме. Однако имеется очень мало документальных данных о случаях инцеста между матерью и сыном, и психоаналитическая литература, касающаяся этой темы, также крайне скудна. С другой стороны, весьма широко распространено мнение, что половая связь между матерью и сыном либо между взрослой женщиной и мальчиком может быть полезной. Эта статья является первой из нескольких попыток заполнить пробел в литературе и опровергнуть этот миф путем обсуждения случая анализа пациента-мужчины и последствий его инцестуозных отношений с матерью. Также обсуждается проблема влияния инцеста на ход лечения, которое характеризовалось необычайно интенсивными реакциями сопротивления и переноса-контрпереноса.

Поднявшаяся недавно волна общественного и клинического интереса к сексуальному злоупотреблению детьми со стороны родителей и других родственников привела к значи-тельному росту числа публикаций и документально описанных случаев. Несмотря на это, описано очень немного случаев инцеста между матерью и сыном. Круг, сделавший в 1989 г. обзор, отметил, что «литературы, документирующей сексуальное совращение мальчиков их матерями, фактически не существует» (Krug, p.111). Психоаналитические исследовате-ли, за исключением Шенголда (Shengold, 1980) и Марголиса (Margolis, 1977, 1984), также обходят этот вопрос молчанием.

По контрасту со скудостью клинической литературы о сбывшихся эдиповых фантазиях в отношениях между матерью и сыном в народной среде широко процветают всевоз-можные вымыслы на эту тему. Полагают, что мальчикам не могут причинить серьезный ущерб сексуальные отношения со взрослой женщиной или что матери не могут сексуально эксплуатировать и нанести вред своим сыновьям. Фантазии на эту тему предполагают, что связь с сексуально опытной женщиной способствует приобретению юношей или подростком сексуального опыта и знаний; этот опыт будто бы содействует развитию чувственности, укрепляет мужскую силу и маскулинность. Взрослая женщина как бы является «учи-телем», который сопровождает мальчика на его пути к мужественности.

Киноиндустрия выпустила несколько полнометражных фильмов, которые романтизируют эти убеждения. Такие фильмы, как «Последний сеанс», «Впервые», «Частные уро-ки», «Таинственная наука», «Тонкий человек» и «Лето 42-го» описывают сексуальные отношения подростков со взрослыми женщинами. Другие фильмы рассказывают об инцестуозных отношениях между мальчиками и их матерями, мачехами, бабушками. В числе таких фильмов «Шорохи сердца», «Полуночный ковбой», «Мишима: жизнь в четы-рех главах», «Маленький большой человек». Важно отметить, что ни один из этих фильмов не показывает взаимосвязь последующей дисфункциональности во взрослом возрасте этих рано совращенных мальчиков с их сексуальным и/или инцестуозным детством.

Эта статья является первой в серии других работ, которые приводят доказательства то-го, что в реальном мире инцестуозные отношения между матерью и сыном могут иметь очень серьезные последствия. Я сосредоточу свое внимание на развивающихся последствиях инцеста между матерью и сыном, а также остановлюсь на его влиянии на лечение пациента, которое характеризовалось чрезвычайно сильным сопротивлением и интенсивными реакциями переноса-контрпереноса. В дальнейших работах будут описаны другие аспекты влияния инцеста, включая амбивалентную гомосексуальность пациента, его патологическую грандиозность, вовлеченность образа Бога в бессознательную инцестуозную триаду, раскол сознания и многочисленные проявления его гнева.

До какой степени наши взгляды отражают мнение МакКарти о том, что немногочисленность случаев сексуального злоупотребления детьми со стороны взрослых женщин можно объяснить тем, что «женщины считаются сексуально безопасными. Какой вред можно причинить, если нет пениса?» (McCarthy, 1986, p. 447).

Бэннинг писал (Banning, 1989): «Матери по отношению к своим детям воспринимаются как взращивающие, кормящие и асексуальные. Существует широко распространенное мнение, что женщины не могут быть сексуально опасными для своих детей. В худшем случае их поведение можно назвать соблазняющим, но не вредоносным» (p. 567). В этой статье Бэннинг констатирует: «До совсем недавнего времени инцест между матерью и сыном считался фактически несуществующим» (p. 564).

Марголин (Margolin, 1989) обнаружил 16 опубликованных случаев инцеста между ма-терью и сыном. После детального рассмотрения всех 16 случаев он пришел к следующему заключению: «Принимая во внимание многообразие возможных реакций на инцест, можно считать, что сексуальные отношения со своей собственной матерью не ведут неизбежно к регрессу или распаду личности» (p.112). Шенголд (Shengold, 1980) рассматривал случай инцеста между матерью и сыном и среди прочих выводов писал: «Инцест в пубертате, по-видимому, помог ему (пациенту) преодолеть позицию физической зависимости от доэдиповой матери, смягчил его ярость и укрепил его маскулинность» (p. 475). Другие авторы (Yorukoglu & Kemph, 1966, Barry & Johnson, 1958), ранее также преуменьшали последствия инцеста между матерью и сыном.

Все эти выводы противоречат тому, что мы наблюдали в действительности. Парсонс (Parsons, 1954), а затем Швартзмэн (Schwartzman (1974) и Фрэнкесы (Frances & Frances, 1976) пришли к заключению, что инцест между матерью и сыном чрезвычайно опасен для ребенка. В 1989 г. Шенголд создал выражение «Убийство души», назвав так свою книгу. Шенголд (Shengold, 1989) определил убийство души как «преднамеренную попытку уничтожить или исказить индивидуальную сущность другого человека» (p.2). Шенголд считает, что такое состояние часто является результатом инцеста.

Авторы не психоаналитического направления также признали разрушительный эффект инцеста. Мастерс и Джонсон (Masters и Johnson, 1976) писали: «Мать уничтожает своего сына социально, когда кладет его с собой в постель: она неизбежно становится сверхопекающей и чрезмерно требовательной. Ограждая его на максимально продолжительный срок от влияния сверстников, она делает его беззащитным и излишне чувствительным; обычно такой ребенок обречен на одиночество. И чем сильнее он пытается освободиться от ее влияния, тем туже она натягивает вожжи» (p.58).

Джустисы (Justice B, & Justice R, 1979) писали: «Инцест между матерью и сыном не имеет широкого распространения, и это хорошо, поскольку последствия могут быть раз-рушительны для обеих сторон» (p.193). Авторы утверждают, что в проведенном ими обследовании 112 семей было обнаружено всего 2 случая подобного инцеста. Однако, по их мнению матери часто проявляют такую сексуальную активность, которая не столь очевидна: они нежат своих сыновей, берут к себе в постель, ласкают эрогенные зоны, обнажаются перед ними, привязывают к себе эмоционально, как бы обещая исподволь будущее сексуальное вознаграждение» (p.61).

Дэвис и Фрэйли (Davis & Frawley, 1994) отмечают, что в настоящее время в теоретических формулировках, определяющих лечение инцестуозных клиентов, доминируют две концепции. Авторы пишут, что сторонники одной из них описывают инцест как «реальное травматическое событие, сопровождаемое подавлением функций Эго и способности к символизации, что весьма деструктивно для адаптивного функционирования» (p.2). Вторая формулировка утверждает, что «гораздо важнее понять, каким образом перенесенная травма инкорпорируется в бессознательные фантазии, особенно садомазохистического характера» (p.2). Авторы считают, что обе эти позиции соответствуют действительности и должны рассматриваться в совокупности.

Крамер (Kramer, 1985) предложил общее определение инцеста: это «преднамеренная и повторяющаяся сверхстимуляция… гениталий, ануса или груди… или взаимная сексуальная игра по инициативе матери» (p.328).

В начале моей карьеры ко мне был направлен на лечение неженатый мужчина 25 лет, еврей по национальности. Пациент был вовлечен в инцестуозные отношения со своей матерью. Началось это с тех пор, как он себя помнил, а закончилось в 22 года. Сессии с пациентом проходили три раза в неделю. Лечение продолжалось немногим более 7 лет. Затем, после перерыва, длившегося примерно 3 года, он вернулся в возрасте 35 лет для дополнительного лечения. Он находился в психоаналитической терапии еще почти 4 года, имея одну сессию в неделю. Этот период включает короткий промежуток в 4 месяца, когда количество встреч увеличивалось до двух в неделю.

Первоначально пациент был направлен ко мне на лечение после вторичной психиатрической госпитализации. В то время он жил один в меблированной комнате на пособие по нетрудоспособности. Он был евреем, одиноким, низкорослым, круглолицым, и выглядел значительно моложе своих лет. Он был неопрятным, растрепанным и, казалось, сильно вырос из своей одежды. В сущности так оно и было: он продолжал носить одежду, купленную ему матерью в то время, когда он был значительно моложе и еще жил дома. Он был единственным ребенком. Несмотря на внешнюю непрезентабельность, он говорил красноречиво, уверенно и не был лишен обаяния. С. был профессиональным музыкантом, закончившим консерваторию, и слыл очень талантливым.

До того, как был начат психоанализ С. был дважды госпитализирован. Впервые это произошло вскоре после возвращения домой по окончании колледжа. Толчком к этому была попытка гомосексуального контакта со взрослым мужчиной. C. был госпитализирован на 6 недель. Врачи пытались стабилизировать его психику с помощью психотропных медикаментов; он также посещал терапевтическую группу.

Вторая госпитализиция произошла за несколько месяцев до нашей первой встречи и закончилась, когда С. попытался работать в музыкальной сфере, что доставляло и ему, и его матери величайшее удовлетворение. На этот раз пребывание в госпитале было значительно короче и продолжалось около недели. Лечение вновь было сосредоточено главным образом на стабилизации психики и снижении интенсивности проявлений симптомов с помощью медикаментозной терапии и участия в структурированных групповых занятиях.

С. проявил себя в обоих случаях госпитализации одинаково. Его возбудимость и маниакальное состояние осложнялись его неорганизованностью, бессонницей, неспособностью сосредоточиться и контролировать себя.

Инцестуозные действия матери по отношению к пациенту состояли в том, что она ласкала его гениталии, мастурбировала его, целовала его пенис. Кроме того, она настаивала на том, чтобы он ложился вместе с ней и она могла обнимать его в то время, когда ему пора было укладываться спать, подмывала и вытирала его анус после дефекации и будила его по утрам с помощью массажа тела.

Когда С. начал лечение, оба его родителя были еще живы. Отец ремонтировал часы, имел постоянную работу и материально обеспечивал семью. Он был австрийским евреем, вступившим в движение Сопротивления во время Второй мировой войны. Пока он воевал, его семья была арестована, сослана в концентрационный лагерь и уничтожена. Он был ранен, но ему удалось бежать в Англию, где он восстановил свое здоровье. В Англии он встретил свою жену, мать нашего пациента. Это был его первый и единственный брак. Отец никогда не разговаривал с сыном ни о своей довоенной жизни, ни о своем участии в войне. Отец смотрел на своего сына как на «маленького мальчика» и считал его соперником в борьбе за внимание своей жены. Объясняя взаимоотношения сына и жены, он гово-рил, что сын «не понимает материнской любви к нему». Отец не мог служить для C. образцом для фаллической идентификации. Родители жены относились к C. так, как если бы он был их младшим ребенком.

Мать C. — немецкая еврейка. Ее родители предвидели начало войны и сумели вовремя отправить ее в Англию. Мать провела военные годы у чужих людей, не имея никаких контактов с родителями и ничего не зная о них; только после войны семья смогла воссоединиться. Травма, нанесенная войной и разлукой с родными, как я полагаю, в какой-то сте-пени обусловила последующие события. По натуре мать была домохозяйкой, хотя она и работала неполный рабочий день бухгалтером, пока подрастал сын.

Мать смотрела на C. как на часть самой себя. C. был той ее частью, ради которой стоило жить — ее гордостью, славой и силой. C. был в буквальном смысле нарциссическим расширением своей матери.

Родители матери жили в том же районе, что и семья C. Дедушка был единственным мужчиной, который относился к внуку по-мужски. C. вспоминал, как они беседовали о спорте, о девушках, смотрели вместе бейсбол. К сожалению, дед умер, когда C. было 13-14 лет. Бабушка всегда стояла горой за внука, защищая его от матери. Она стремилась к их разделению, требуя, чтобы дочь «слезла с его шеи». Бабушка хотела, чтобы внук жил своей собственной жизнью.

На первой консультации со мной C. заявил, что, хотя ему нравится лечащий терапевт, он хотел бы найти нового. Он объяснил это тем, что его терапевт разрешил ему связываться с ним (терапевтом) в любое время. Хотя C. оценил это предложение, оно было для него нежелательным, так как делало его беспомощным, как это было тогда, когда он жил дома с матерью. Его воспоминания о чувстве беспомощности, которое он испытывал, пока жил дома, прямо привели нас к вопросу о материнском инцесте. Инцест полностью осознавался. Инцестуозная активность не была вытеснена, также не было какой-либо диссоциации этого опыта.

С. не нравилось чувство беспомощности, которое подрывало его силы. Когда он был в колледже, например, он чувствовал себя по-другому, более совершенным. Он всегда входил в совет колледжа, принимая в нем активное участие. Воспитатели колледжа оказывали ему большую помощь. Благодаря этому он чувствовал большую уверенность в себе и окончил колледж с наградами. Когда же он приезжал домой на каникулы или на праздники, отношения с матерью возобновлялись, и он снова оказывался в прежнем положении. Он убедился, что не может сохранять свой уровень независимости и/или активности, на-ходясь дома, и не хотел чувствовать себя беспомощным. Предложенная терапевтом «помощь» подрывала его хрупкую автономию. К нему вернулось прежнее чувство беспомощности, которое, он знал, было ему во вред. Его желание иметь нового терапевта было равноценно его желанию найти новую мать, совершенно не похожую на прежнюю.

Так как я знал терапевта, о котором шла речь, у меня возникло предположение, что тот оказался под влиянием реакции контрпереноса. Я знал, что происшедшее не соответствовало обычному стилю работы терапевта. Впоследствии я испытал на себе удивительную способность клиента добиваться особого к себе отношения и манипулировать людьми таким образом, что они относились к нему как к ребенку.

Эта консультация вселила в меня надежду на успех. Инфантилизация вызывала у клиента чувство дискомфорта, хотя не была так Эго-дистонна, как казалась. С. хотел быть самостоятельным, хотел быть мужчиной, хотел жить своей собственной жизнью. Кроме того, его Эго было способно занять позицию наблюдателя, с тем чтобы, объединившись со мной, проанализировать со стороны части себя. Это были необходимые и основные условия, которые требовались для того, чтобы я мог начать работу с ним.

Как отмечалось ранее, сексуальные отношения с матерью были полностью осознавались. Они не были вытеснены, расщеплены или диссоциированы. Фактически именно ассоциация с беспомощностью, которую он испытал, когда предыдущий терапевт стал относиться к нему как к ребенку, и привела нас к факту материнского инцеста и к его «ваннам».

Купание С. в ванне преследовало различные цели. Оно часто использовалось в качестве награды. Мать могла наградить С. за что-то, что он для нее сделал, или могла с помощью ванны побудить его сделать что-либо, что доставит ей удовольствие. Вся прочая деятельность в этот момент прекращалась. С. шел в свою комнату, чтобы подготовиться к принятию ванны. Отец уходил из дома и шел к родителям жены, возвращаясь домой позднее.

Когда ванна была готова, С. погружался в нее, а мать садилась рядом с ванной. Она мыла его, а когда добиралась до гениталий, то начинала поглаживать его пенис. Продолжая мастурбировать его, она рассказывала свои фантазии, которые называла озорными проделками. Она называла пенис С. «Гарольдом», а пенис своего мужа — «Бертом». Она фантазировала о том, как Гарольд и Берт «въезжают в город». Они оба одеты в смокинг или фрак и будут обедать в одном из лучших ресторанов города. Они пойдут в оперу и т.д. Гарольд, пенис моего пациента, всегда имел предпочтение: он был более преуспевающим, более сильным, более великолепным, чем Берт, пенис ее мужа. Перед эякуляцией C. терял эрекцию и, по его словам, переживал такое чувство, словно пенис отделяется от его тела. В эти моменты С. испытывал состояние деперсонализации. Он описывал его как чувство того, что он смотрит на себя самого с потолка ванной комнаты. «Отделение» его пениса было крушением его чувства физической целостности, в буквальном смысле принесением своего пениса матери в качестве жертвы. Мать получала как бы «живую» часть тела, с которой могла делать все, что хотела.

Когда он выходил из ванной, она его вытирала. Иногда, когда она добиралась до его пениса, она начинала некую сексуальную игру. Иногда она наклонялась и целовала его гениталии. Это могло привести к фелляции, которая быстро заканчивалась. С. всегда терял эрекцию.

Мать не терпела самостоятельных мыслей или действий сына. C. вспоминал, как однажды она впала в истерику, когда их взгляды не совпали. Он рассказывал, как она выбежала из их квартиры в общий холл здания с криками: «Помогите! Мой сын убивает меня!» C. полагает, что без него она бы не выжила. Если бы он не потворствовал ее желаниям, она бы умерла; с другой стороны, он чувствовал: его выживание без нее также было бы невозможно.

Мать также не терпела, когда после дефекации он сам вытирал свою попу. В этих случаях она инспектировала его белье, делая замечания: «Коричневые пятна!» Мать всегда заходила в ванну, чтобы подмыть и вытереть его анус, если оба они были дома и он испражнялся.

Когда наступала пора ложиться спать, мать лежала вместе с ним в его постели до тех пор, пока он не засыпал. C. говорил, что они лежали в постели наподобие «ложек». Ему часто было трудно заснуть из-за сильного сексуального возбуждения. Утром она будила его, массируя его тело. C. вспоминал, что он просыпался по утрам с эрекцией и ощущением материнских рук, ласкающих его тело.

C. не мог вспомнить точно, когда начались настойчивые сексуальные притязания его матери: ее действия в ванной, упорное инспектирование его грязного белья, подтирание ануса после дефекации, объятия в то время, когда он ложился спать, и утренние ласки перед пробуждением. Это продолжалось столько, сколько он помнил себя, и было частью обычной повседневной жизни, пока он жил дома. Временно все это прекращалось в те моменты, когда он покидал дом, учась в колледже. Однако, когда он возвращался домой по той или иной причине, на тот или другой отрезок времени, все прежние действия в отношении него возобновлялись. После того как C. окончил колледж и вернулся домой, все началось сначала. Конец наступил, когда C. переехал из квартиры родителей в собственное жилье. В то время ему было примерно 22 года.

Первое побуждение заняться лечением было вызвано бессознательной борьбой за свою мужественность, за восстановление целостности своего тела, за свою индивидуальность. C. вспоминал следующее: «Я лежал на пастбище, глядя в небо. По нему проплывали большие пушистые облака. Внезапно между облаками образовался просвет, и за ними в небе показался гигантский фаллос».

C. подумал, что гигантский фаллос в небе принадлежит Богу. Бог, по мнению C., также нуждается в том, чтобы быть мужчиной. C. хотел бы воссоединиться с фаллосом Бога, быть с ним единым, и таким образом к нему никогда бы не вернулись снова те чувства разъединенности со своим пенисом и беспомощности. C. сказал, что если бы он был крещеным, он имел бы некошерный пенис, и тогда его мать не смогла бы к нему прикасаться.

Этот первый сон отражает его страстное стремление обрести свою маскулинность. Несомненно, он хочет быть здоровым и хочет быть мужчиной. Он ищет и жаждет найти образ сверхчеловеческой мужественности, с которой он мог бы идентифицироваться. S чувствует, что требуется всемогущая мужская сила, чтобы разорвать инцестуозную материнскую хватку и помочь ему стать мужчиной. Однако я могу сказать, что он не в состоянии идентифицировать себя с желаемым образом «сверхмужчины».

В начальной фазе лечения С. приезжал на сеанс слишком рано и находил дверь кабинета запертой. Он в ярости ходил по залу ожидания. Он сознавал, что дверь кабинета закрыта, и чувствовал, что мы разделены, разобщены, и это страшно волновало его. Он заходил в ванную комнату, смотрел на ванну и говорил самому себе: «Нет, Дональд этого не сделает со мной».

Это было желанием и защитой. С. был едва в состоянии сохранить себя как отдельную личность. Его заглядывание в ванную комнату и ванну было желанием воссоединиться со мной, как ранее со своей матерью. Если бы мы были соединены, тогда он чувствовал бы себя «целым», а не раздробленным и/или встревоженным. Его замечание, что «я не сделаю этого с ним», означало, что я не возьму его пенис и его мужественность и не брошу его как осколок беспомощного человеческого существа. Это было первое восприятие меня как доброй желанной матери.

Пока я был доброй желанной мамой, С. пытался дать мне то, что его собственная мать желала бы от него получать. Например, он приходил на встречу со мной после успешного выступления и приписывал мне заслуги своего успеха как профессионального музыканта. Так, он говорил: «Выступление прошло очень хорошо. Дирижер признал мое лидерство в группе и сделал мне комплимент по поводу моей работы. Вы (имеется в виду аналитик) — настоящий виновник моего вчерашнего успеха».

Так продолжалось в течение нескольких лет. Он упорно пытался дать мне то, что, по его мнению, я хотел и в чем нуждался. Это была его попытка сохранить меня и продолжить эту подспудную симбиотическую связь. Его постоянные попытки дать мне что-то свое в то же время делали его инфантильным и разрушали его личность. Это помогло мне понять, в ловушку какого контрпереноса попал предыдущий терапевт. Я старался сделать так, чтобы С. сохранял чувство удовлетворения и радости, которое он получал от своей самостоятельной деятельности, и в то же время пытался поставить под вопрос и ослабить его несомненное желание приписать мне свои заслуги.

Хотя C. выглядел довольным тем, что я отказывался принимать то, что мне не принадлежало и что явно было его заслугой, по-видимому, он так и не смог до конца принять эту мысль. Позднее у меня возникло подозрение, что он снисходительно, незаметно отдавал мне то, что я хотел. Моя неспособность ухватиться за эту важную нить была результатом взаимодействия моего недостаточного опыта и реакции контрпереноса.

Перенос «хорошей» желанной матери отличался от воспроизведения взаимодействия с симбиотической матерью. Симбиотическая мать вынуждала C. отдавать ей все, оставаться привязанным к ней. «Хорошая» мать не могла эксплуатировать его таким образом.

Борьба вокруг процесса сепарации-индивидуации была чрезвычайно интенсивной. C. не мог одновременно доставлять удовольствие себе и своей матери. Единственный способ, которым он мог сохранить очень тонкую границу своего Эго, — это не угождать себе. C. знал, что, если он не доставляет удовольствия самому себе, тем самым он не доставляет удовольствия и своей матери. Компромиссным решением было найти такую работу, которая использовала бы его музыкальные способности, но не приносила бы подлинного удовлетворения ему или его матери. Поэтому он не был «звездой Бродвея или оперы», но был весьма успешным музыкальным терапевтом; он смог стать «звездой восстановительно-оздоровительной деятельности», используя очарование своей личности и свой музыкальный опыт для эффективной работы с престарелыми. Эта не была наиболее успешная работа для него, но это его устраивало, так как она не удовлетворяла и его мать. C. хотел бы быть действующим исполнителем, но это было невозможно, так как именно этого желала его мать.

Хотя C. хотел быть исполнителем, т.е. «звездой», а также независимым человеком, ни одно из этих желаний не могло быть длительным и непрерывным. У него была фантазия, которая могла бы послужить иллюстрацией этой борьбы: «Я мог увидеть себя на сцене в роли ведущего исполнителя. Во время выступления я гляжу в зал и вижу свою мать, сидящую в первом ряду; она смотрит на меня и улыбается мне. Я испытываю чудовищный прилив волнения и вместе с тем все возрастающую неспособность продолжать выступление».

С. в ловушке. Он чувствует, как в нем растет желание идти вперед, но стремление к сепарации означает для него его собственное крушение и крушение его матери. Он жертва того, что Шенголд назвал «убийством души». Фрейд (Freud, 1920), описывая травму, выразил мнение, что интенсивность стимула, а также психическая неподготовленность, вызванная неожиданностью действия, приводят к сверхстимуляции, которая парализует функции Эго и вызывает чувство психической беспомощности. Психологическое отделение от матери вызывает у C. непреодолимую тревогу. Это чувство сильной угрозы, которое Анна Фрейд (A.Freud, 1936) назвала страхом «дезинтеграции Эго», Фенихель (Fenichel, 1937) — «крушением Эго», а Кохут (Kohut, 1977) определил как » тревога уничтожения».

Во время лечения был момент, когда С. решил полностью посвятить себя музыке. Следующее сновидение отражает как его стремление к самостоятельности, так и страх уничтожения. «Я был толстым котом, который сидел на подоконнике и смотрел в окно. Я думаю, что это подоконник в комнате моей матери. Я вижу окружающий мир. Он богат и полон возможностей для разнообразной деятельности. Мне удается раскрыть окно. Мир лежит передо мной. Я знаю, что могу быть частью этого мира. Я хочу быть частью этого мира. Я выпрыгиваю, и внезапно все становится черным, и я просыпаюсь в панике, чувствуя ужасную тревогу».

Это сновидение отражает борьбу С. за возобновление нормального развития. Он видит себя в образе толстого кота. В этом удивительном образе подразумевается то удовлетворение, которое он получал от инцеста с матерью: радость победителя в эдиповой триаде, включающую сексуальное удовлетворение, удовольствие от симбиотической связи с матерью, наконец, удовлетворение от сознания, что он спасает свою мать и сохраняет ее жизнь.

Но С. стремится к отделению от матери, к разрыву инцестуозной связи, которая удерживает его. Эта борьба очевидна. Он мог оставаться в спальне своей матери, пожертвовав своей мужественностью и жизнью, или отважиться на отделение от нее. Выпрыгивание из окна символизировало уход от матери. Разрыв заканчивался чернотой, которая означала уничтожение или расщепление его Эго.

Хурвич (Hurvich, 1991) писал: «На ранних стадиях развития Эго некоторые пугающие или подавляющие психику ситуации могут травмировать личность. По-видимому, эти неблагоприятные обстоятельства увеличивают вероятность того, что в дальнейшем человек будет подвержен страху уничтожения, причем у разных людей это будет проявляться по-разному. Не исключена возможность того, что подобная тревога может проявиться и в более поздние периоды. Шенголд (Shengold, 1967,1971) упоминал следующие виды вредоносной сверхстимуляции в начале или в течение фаллического периода: жестокие и неоднократные избиения, сексуальное соблазнение, наблюдение «первичной сцены», осквернение тела, насильственное кормление, клизмы, вмешательство в самостоятельную деятельность ребенка — все это вызывает массивные защитные усилия, которые часто покрывают тревоги аннигиляции. Вообще говоря, слишком сильная сексуальная, агрессивная или даже сенсорная стимуляция в ранние годы может привести к задержкам развития и слабости Эго, что увеличивает вероятность появления страха уничтожения.

С. сохранял некий неустойчивый баланс между разрывом и уничтожением и продолжал существовать в роли частицы своей матери. К сожалению, С. не мог идентифицировать себя с защищающей, любящей фаллической отцовской фигурой, которая укрепила бы его способность к разрыву регрессивных материнских объятий. Вместо этого его отец оставался пассивным, отдаленным, пугающим. С. интерпретировал его пассивность таким образом: «Мама всегда должна быть довольна».

С. не мог успешно преодолеть фазу сепарации-индивидуации и не мог сохранять фаллическую идентификацию; у него была сильная пассивная женская идентификация. С. продолжал получать мазохистическое удовольствие от ощущения себя частицей своей матери и от нарушенного прохождения фаллически-эдипальной фазы. Продолжающееся удовольствие, которое он получает от бессознательного сохранения инцестуозных отношений, является тем топливом, которое поддерживает существование его необыкновенно упорного сопротивления. Оно становится тем якорем, который удерживает попытки дальнейшего развития.

Материнский перенос был устойчивым, хотя в нем регулярно сменяли друг друга образы «хорошей, желаемой» и «симбиотической» матерей. Это безжалостно и последовательно отражалось в моем контрпереносе. Я постоянно испытывал желание инфантилизировать его и в то же время обращаться с ним так, как если бы его чувства заслуживали особенного отношения. Эти сильные контрпереносные чувства продолжались в течение всей работы с ним. У меня нет сомнений, что такой же необыкновенно сильный контрперенос испытывал и предыдущий терапевт, и, возможно, именно он и был причиной его нетипичной интервенции. Кроме того, я был возвышен до божественного уровня. Как и симбиотическая мать, я был готов хвалить и прославлять себя при каждом удобном случае. Например, я говорил, что никто и никогда не сможет понять его и работать с ним так успешно, как я. С. чувствовал, что не может найти слов, чтобы выразить свое восхищение сессией. Как говорилось раньше, С. старался приписать мне все свои успехи в качестве музыканта.

Вскоре я узнал, что я был не единственным человеком, который испытывал сильные контрпереносные чувства. Некоторые врачи резко сокращали гонорары, которые им должен был платить C., или вовсе от них отказывались. Персонал госпиталя относился к нему так, как будто он был какой-то знаменитостью, хотя он вовсе ею не был. Клиники предлагали ему особые услуги. Люди, которые едва знали С., делали ради него экстраординарные вещи. Все это указывало на удивительную способность С. заставлять относиться к себе как к ребенку и манипулировать людьми так, чтобы получить от них особые услуги и особое отношение.

Во время одной из сессий перенос пациента неожиданно был сдвинут с объекта (терапевта) на себя самого, другими словами, был осуществлен нарциссический перенос. Неожиданно я выступил в роли С., в то время как он представлял свою мать. Поначалу я не осознал этого сдвига в переносе. В конце часа я просто сказал, что на сегодня сеанс завершен. С. взглянул на меня, сделал паузу и затем снова продолжил свою речь. Он сказал, что еще не высказал всего, что хотел, и поэтому собирается продолжать. Должно быть, я выглядел удивленным, да я и действительно был удивлен его ответом. Заметив выражение моего лица, С. сказал, что я выгляжу как маленький испуганный ребенок, утерявший контроль. Поэтому в этой комнате он будет выполнять роль взрослого и возьмет бразды правления в свои руки. Он продолжал говорить дальше.

Мне потребовалось несколько минут, чтобы справиться с удивлением, ощущением беспомощности и гнева, а также проанализировать происходящее, понять его и сформулировать ответ. Я ответил С., что, делая из меня ребенка и становясь в положение взрослого, он делал со мной то, что делала с ним его собственная мать. Я мог понять его растерянность, поскольку он не знал, когда должен остановиться, так же как его мать не знала, когда нужно остановиться. Я добавил, что я также мог понять, что он не знает, что принадлежит ему и что он может взять, а что нет, потому что его мать также этого не знала. Теперь я мог лучше оценить, как он чувствовал себя, когда она с ним так поступала. Мне все это не нравилось так же, как и ему.

Этот инцидент отнял около 10 минут до того, как он ушел. Я знал, что то, что произошло, было важным событием и к нему нужно было так и отнестись на следующей сессии. Впервые было проиграно поведение назойливой матери, которая делала, что хотела, и брала то, что хотела. Мои переживания от этой проективной идентификации были очень сильными. Я испытывал одновременно беспомощность и ярость. Я знал, что мне нужно защитить С. и остановить его мать. Никто до сих пор не вмешивался, чтобы защитить его от матери.

На следующем сеансе я сказал С., что не сержусь на него, но объяснил, что есть большая разница между тем, что вы просите и что берете без разрешения. Я сказал ему, что на предыдущем сеансе он взял у меня то, что не имел права брать. Далее я добавил, что намерен получить обратно то, что он у меня взял. Я планировал использовать параметр лечения, который, по моему мнению, будет изучен и проанализирован в будущем. Я закончил сессию на 10 минут раньше.

Перенос сменился немедленно и драматично. Я уже не был маленьким беспомощным мальчиком без пениса, но материнский перенос не вернулся вновь. В первый раз я стал желанным отцом. С. начал говорить о том, как он желал бы, чтобы его отец оставался дома в то время, когда мать хотела купать его. С. рассказывал о том, как ему хотелось, чтобы отец обучал его пользоваться инструментами, чтобы он мог ремонтировать что-либо по дому. Он говорил, о том, как ему хотелось, чтобы отец поиграл с ним в бейсбол или чтобы они вместе посмотрели спортивные состязания, как это было с дедушкой. Таким образом впервые появился материал о желании быть близким со своим отцом и о том, как ему недоставало этой близости.

Марголис (Margolis, 1984) сообщал о случае инцеста между матерью и сыном. Он отмечал, что пациент, у которого умер отец, очень тосковал о нем, был печален в День Отца; ему не хватало отцовских наставлений. Одинаковая тоска обоих пациентов прямо указывает на суть проблемы: отсутствие любящего фаллического отца и невозможность для этих сыновей идентифицировать себя с ним. И то и другое необходимо для дальнейшего развития Эго. Что же мешало нормальному процессу идентификации?

С. никогда не отказывался от действительного обладания своей матерью. Реальность состояла в том, что мать предпочитала и ценила С. и его пенис гораздо выше отцовского. Он одержал победу над отцом в эдиповом состязании за обладание матерью. Он мог идентифицировать себя только с пассивным отцом, а не с любящим фаллическим (т.е. зрелым и самодостаточным, компетентным) отцом. С. боялся реакции своего отца (т.е. кастрации) в том случае, если отец перестанет воспринимать его как нечто неадекватное либо как маленького мальчика.

Марголис (Margolis, 1977, 1984) сообщал, что после половых отношений с матерью его пациент чувствовал себя как «Король Мира». Пациент Марголиса по имени Джон стал спать со своей матерью после того, как она рассталась с мужемалкоголиком, но до их развода. Как и мать моего пациента, мать Джона была соблазняющей. Она одевалась и раздевалась перед Джоном, надевала прозрачные коротенькие ночные рубашки в то время, когда ласкала его. Однажды, сообщает в одной из статей Марголис, войдя в комнату Джона, она сказала: «Держу пари, ты хочешь переспать со мной. Поскольку ты так или иначе собираешься это сделать, можешь приступить к этому сейчас» (p. 360). Джон отмечал, что его мать всегда была разогрета («смазана») и готова к соитию.

Шенголд (Shengold, 1980) также говорил о соблазняющем поведении матери своего пациента. Она вытирала его анус до тех пор, пока он не пошел в школу. Мать наняла в качестве человека, присматривающего за ребенком в дневное время мужчину, известного гомосексуальными наклонностями, который насиловал мальчика. Мать входила в ванную комнату, когда мальчик принимал ванну, по утрам заходила в его спальню, когда он просыпался с эрекцией, и сбрасывала с него одеяло. После принятия ванны мать появлялась перед сыном обнаженной.

Шенголд (Shengold, 1980) пишет: «Однажды, возвратясь из школы, он, как обычно, оказался наедине с матерью. Она только что вышла из ванны и оставила дверь в ванную комнату открытой. Когда он приблизился, она наклонилась, будто бы для того, чтобы вытереть полотенцем ноги. Она бросила на него призывный взгляд и наклонилась снова, предоставив его глазам другую «открытую дверь». Он испытал сильное возбуждение, и его пенис устремился навстречу к ней «как будто в состоянии транса». Он проник в ее вагину. Она имела оргазм. Он еще не был способен на эякуляцию, но испытывал нечто вроде оргазма. Он воспринял это как восхитительное ощущение» (p.467).

Все три пациента испытывали необыкновенное удовольствие от сексуальных контактов с матерями. Все трое были вовлечены в эти отношения своими матерями и удовлетворяли их бессознательные желания. Все трое сыновей были перестимулированы и пассивно подчинялись своим матерям. Все они описали сексуальный контакт со своими матерями как исключительно яркий; их предпочли отцам, они были эдипами-победителями. Марголис (Margolis, 1984) отметил, что его пациент со смущенной улыбкой признался ему, что «секс с его матерью был для него более волнующим и захватывающим, чем секс с любой другой женщиной» (p. 368).

Неспособность С. идентифицироваться с любящим фаллическим отцом была проиграна со мною в переносе во время сессии. Он не мог чувствовать себя мужчиной. С. никогда не имел сексуальных контактов с какой-либо женщиной, кроме матери. Однако, когда он во время сессии начал говорить о своем интересе к женщинам, стала очевидной его сильная встревоженность. Он прямо обозначил ее, сказав, что в семье есть место только для одного мужчины и только для одного мужчины есть место в консультационном кабинете, и этим мужчиной не может быть С. Я стал в переносе его отцом, и пациент уклонился от меня, резко прекратив сеанс.

Отец С. сознавал, какие взаимоотношения существовали между его женой и сыном. Отец защищался от чудовищного крушения чувства собственного достоинства и обесценивания своей маскулинности тем, что смотрел на своего сына как на «маленького мальчика». Отец защищался от реальности, которая состояла в том, что он был побежден в Эдиповом состязании. Посредством инфантилизации своего сына отец рационализировал инцестуозную связь между своей женой и сыном, когда говорил, что С. не понимает материнской любви к нему.

С. не мог раскрыть мне непосредственно каких-либо аспектов фаллически-эдиповой борьбы. Его кастрационная тревога становилась непереносимой и делала невозможным продолжение. С. не мог прямо противостоять своим пассивным желаниям и тоске. Эти желания косвенно стали доступны во время анализа гомосексуальности С.

С. прекращал лечение несколько раз. Это случалось каждый раз, когда он начинал переходить в фаллическую стадию. Только в эти периоды у него появлялся интерес к женщинам, и этот интерес имел сексуальный характер. Его вид, поведение и манеры становились более мужскими и менее мальчишескими. К несчастью, тревога, сопровождающая этот нормальный здоровый переход в фаллически-эдипальную стадию, становилась непереносимой и не позволяла ему продвигаться дальше. В этот момент он резко прекращал лечение. Этот цикл был повторен дважды. В первый раз во время существенного продвижения на пути формирования Эдипова треугольника он стал интересоваться проститутками. Одновременно он стал испытывать сильную тревогу и бояться меня. Чем больше он интересовался проститутками и флиртовал с ними, тем тягостнее становилось для него пребывание в одной комнате со мной. Он прекратил лечение под предлогом защиты своей растущей мужественности. Приблизительно через 3 года он вернулся, но теперь мог позволить себе только одну сессию в неделю. За эти три года он значительно регрессировал и опять чувствовал себя в безопасности, лишь ощущая себя маленьким мальчиком. Он потерял свою работу, опять едва мог прокормить себя. После четырех лет психотерапии мы опять продвинулись в Эдипову фазу. Он стал общаться с более приличными женщинами. Ему очень хотелось пойти на свидание, и однажды он это сделал. Он привел свою даму к себе на квартиру и стал заниматься «петтингом». С. почувствовал невыносимый страх кастрации. Опять ему стало невыносимо находиться со мной в одной комнате. В фантазиях его переноса я опять стал ужасным кастрирующим отцом. Этот страх был так велик, что тревога кастрации захлестнула рабочий альянс, и он вновь оборвал лечение. Хотя С. звонил мне, когда находился в состоянии серьезного кризиса, а их было несколько, ко мне он так и не вернулся. Мы разговаривали несколько минут по телефону, и у меня было чувство, что он ищет опоры или пытается «дозаправиться горючим», если можно так выразиться. Я узнал, что он предпринял еще несколько попыток лечения. Фактически, когда мы говорили в последний раз, он проходил психотерапию. И все-таки именно мне он позвонил, когда находился в состоянии кризиса, угрожавшего его жизни. Он просил моего совета и согласился повидать психиатра. Прошло более восьми лет со времени нашего последнего контакта.

Марголис (Margolis, 1984) также сообщал о преждевременном прекращении лечения своего пациента: «Мне было ясно, однако, что он прекращал лечение из-за своего страха, связанного с необходимостью непосредственно иметь дело с фаллически-эдиповыми проблемами. Огромная кастрационная тревога была очевидна. Он еще не мог иметь непосредственный контакт ни со своими пассивно-фемининными желаниями, которые проявлялись в переносе, ни с конкурентными смертоносными импульсами по отношению ко мне, против которых его пассивность была воздвигнута как мощная защита» (p.365).

Когда С. начал работать со мной, он едва мог существовать вне госпиталя. У него не было друзей. Он лежал в постели и большую часть дня компульсивно мастурбировал. Его личная гигиена была минимальной, его одежда была заношенной и грязной. Питался он скудно и нерегулярно. Вся его деятельность состояла в том, что дважды в неделю он ходил на хор и посещал аналитические сессии. С. употреблял несколько психотропных препаратов, чтобы унять свою тревогу и быть в состоянии контролировать свое поведение. Хотя он хотел быть гетеросексуальным, его подсознательным сексуальным выбором был мужчина, что очень его огорчало. Ему хотелось иметь жену, семью и особенно хотелось быть отцом.

Во время лечения С. получил возможность использовать свои музыкальные способности и стал экономически независимым. Он перестал пользоваться пособием по нетрудоспособности. Лечение психотропными препаратами было прекращено, и он был свободен от медикаментозной зависимости в течение более чем пяти лет. С. приобрел квартиру и обставил ее, купил новую одежду, стал общаться с людьми, завел друзей. Он стал уделять большое внимание личной гигиене, хотя и не мог пользоваться ванной в собственном доме. Его питание улучшилось. Он стал питаться регулярно, хотя и не очень рационально, и не мог стряпать для себя сам. Его подсознательный сексуальный выбор был перенесен на женщину.

Заключение

Фрейд (Freud, 1905) писал: «Принимая во внимание то влияние, которое оказывают отношения между ребенком и его родителями на его дальнейший выбор сексуального объекта, легко понять, что любое нарушение этих отношений может привести к серьезнейшим последствиям в его взрослой сексуальной жизни» (p. 268).

Я полагаю, что именно реальные сексуальные отношения, материнский инцест и делает сопротивление С. столь непреодолимым. Чрезмерная для его Эго послужила причиной серьезных нарушений в его становлении и развитии. Сексуальное удовольствие, получаемое от инцеста, стало топливом, которое продолжало подпитывать сопротивление, делая его столь непримиримым. Хотя были достигнуты значительные успехи в решении проблемы симбиоза, преодолении властного материнского влияния, в продвижении к фаллической идентификации, все эти шаги вызывали сильную тревогу и желание вернуться в прежнее состояние. Сексуальное и эмоциональное удовлетворение, полученное от инцеста, столь велико, что его притягательная сила хотя и ослабевает со временем, однако не исчезает полностью. Предстоит еще определить, возможно ли это вообще.

Сонник секс с сыном, к чему снится видеть секс с сыном во сне

В соннике секс с сыном — грустить по дорогим и близким людям. Также — к добрым и радостным известиям, к долгожданным переменам. Но и нередко — терзать себя мыслями из-за прошлого.

Сновидение с этим символом поясняется в разных значениях у различных авторов. Для детального ответа на вопрос, к чему снится секс с сыном, для вас собраны и совмещены страницы толкований из сборников разных авторов. Сюда входят издания Миллера, Ванги, а также лунный и современный варианты.

По современному соннику

Видеть секс с сыном во сне — к добрым и радостным известиям, к долгожданным переменам. Сыновья символизируют семейное и человеческое счастье. Являясь в сновидениях, они сулят приятные и хорошие новости. Провести время с ними — к обогащению и благополучию, а выяснять отношения — к доброй и приятной вести.

Сонник Миллера: секс с сыном

По Миллеру, секс с сыном во сне — терзать себя мыслями из-за прошлого. Сложные и тяжелые переживания часто приводят к появлению образов родственников. Наиболее частая их причина — чувство вины перед родными и близкими. Рекомендуется отпустить это чувство, чтобы начать жить настоящим.

Если сновидение было беспокойным и вызвало страх — что делать? Наставление от Миллера: не придавать таким снам значимости. Их толкование очень редко совпадают с содержанием сна. Плохие и тяжелые образы почти никогда не предвещают бед и несчастья.

По соннику Ванги

Если снится секс с сыном — грустить по дорогим и близким людям. По заверениям Ванги, сын символизирует тоску по семейному уюту. Поговорить с ним во сне — достигать поставленных целей, находить дорогу к мечте. А ссориться — получить неожиданный денежный перевод, премию или материальную помощь.

Лунный сонник

По лунному соннику, наибольшая вероятность, при которой секс с сыном во сне сбывается, приходится на вторую четверть лунного цикла. Этому промежутку времени соответствует рост Луны на самое завершение ее фазы, также — небольшой период ее полнолуния. В остальные четверти лунного цикла вероятность сбываемости существенно снижается.

«Мама – мой самый жестокий насильник». 11 историй о том, почему взрослым детям так трудно принять и простить своих матерей

Иллюстрации Анастасия Писаренко

Здесь нет придуманных историй. За каждой исповедью стоит реальная, живая боль. Боль от материнской нелюбви.

В нашей культуре мать – это святое. Нельзя к ней чувствовать злость, обиду, иссушающую ненависть. Нельзя быть равнодушным. Только любовь и вечная благодарность. Несмотря на то, что многие проходят в своем детстве через ад абьюза, унижения и нелюбви. 

Мы предоставили слово таким детям, которые давно уже выросли, но все еще несут в себе эту боль. Потому что у каждого из них есть потребность высказаться и быть услышанными. Эти истории мы показали саратовским психологам и спросили у них – как быть, если детские травмы не отпускают до сих пор? Это был трудный текст и для героев, и для авторов. Имена героев изменены по их просьбе.

«Все абьюзеры были милосерднее моей мамы»

Валерия, 47 лет:

Не считаю детство счастливой порой. В моем детстве были одиночество, страх, отчаянье, физическое, эмоциональное и сексуальное насилие.

Мои родители развелись, когда мне было три года. Отец пил и бил маму. Сначала приходил к нам, просил прощения, а потом исчез. Вспоминать об отце можно было только в контексте, что он «сдох под забором». Я тайно разглядывала его фотографии и радовалась, что похожа на него. И еще в одиночестве плакала, приговаривая: «Если бы папа был рядом, он бы спас меня от мамы».

Маму я очень любила. Не помню, чтобы она играла со мной в какие-то игры или читала книжки. Но моей любви это не мешало. Маме всегда было важно мнение окружения. Не дай бог кто подумает, что у нее, матери-одиночки, не удалась дочь. И поэтому она, отличная хозяйка, душа компании, спешащая всем на помощь, била меня за малейшие провинности, за опоздания домой на пять минут, за плохое поведение, за четверки, за всю свою неудавшуюся женскую долю.

Я, по мнению мамы, всегда должна была быть первой, лучшей. Я и была – умница, отличница, активистка, избитый породистый щенок с грамотами и медалями, которым можно гордиться перед друзьями и родственниками.

Но больше всего я боялась не физической боли. Я боялась перепадов маминого настроения – криков («не смей так разговаривать со мной, я твоя мать!», «не позорь меня»), унижения («ты такая же слабовольная, как твой отец, сдохнешь под забором, как и он», «ты еще не человек, ты получеловек»), агрессии («считай, что у тебя больше нет матери»), оскорблений («я посвятила тебе всю жизнь, я из-за тебя не выхожу замуж, а ты свинья неблагодарная»), игнорирования меня (когда она делала вид, что меня не существует, и не разговаривала со мной).

Мама сливала в меня все свои аффекты: злость, обиды, страхи, боль. Я привыкла улавливать малейшие колебания ее настроения. Как будто от меня зависел ее душевный комфорт. Как будто именно я должна была спасать ее изо дня в день. Я же не имела права злиться, обижаться, должна была быть сильной. Я не плакала даже у стоматолога, когда никакими наркозами и не пахло. Я все время чувствовала любовь к маме, страх, вину и эту мучительную, тягучую, скручивающую боль в солнечном сплетении. И часто думала: «Лучше б меня не было».

Конечно, она целовала, обнимала, тормошила меня, когда ей этого хотелось. Больше всего я любила болеть. Тогда мама становилась тихой, заботливой. До сих пор помню прикосновение ее губ к моему лбу, когда она хотела понять, не поднялась ли у меня температура. 

Когда мне было 12 лет, ко мне в постель залез ее тогдашний мужчина и засунул мне руку под майку. Мне было больно (грудь только начала расти) и очень противно. Я рассказала об этом маме. Она так кричала, что я вру, что в тот момент я будто оглохла.

Я чувствовала панику, отчаянье, дереализацию, комната плыла у меня перед глазами. Но я привыкла, что «мать святая, мать всегда права». Ах да, еще всегда был прав учитель. 

В 14 лет меня затащила в постель учительница русского языка и литературы. Я тогда даже не знала слова «секс» и понятия не имела, что бывают гомосексуальные отношения. Когда в самый первый раз учительница застонала от удовольствия, я спросила: «Вам плохо?» То, что это был сексуальный абьюз, я поняла спустя много лет. Учительница объясняла, что это любовь. Мне так хотелось тепла, близости, поддержки, что я в это поверила. Поверила в то, что у меня такой вот странный первый сексуальный опыт. Меня не очень интересовало, что делают с моим телом. Я будто раскололась и наблюдала со стороны за тем, что происходит в постели. Это длилось два года. Не было ни одного человека, с кем бы я могла поделиться происходящим. Словно я находилась в вакууме, в безвоздушном пространстве. До сих пор рада, что не рассказала тогда об этом маме. Она бы меня растоптала, уничтожила.

В 18 лет до меня домогался еще один мамин мужчина. Когда я поздно возвращалась домой, задвигал за мораль и орал, что «если бы я была его дочь, он бы меня за косы – и об стену». От такого лицемерия я взбесилась и рассказала матери о его домогательствах. Конечно, она не поверила. Снова крики, скандалы. Тогда я ушла из дома на какое-то время.

А в 19 меня изнасиловали. Групповое изнасилование. Их было трое. Я сопротивлялась, дралась. Мне разбили лицо. Когда я доползла до дома и разрыдалась, мать сказала мне, ревущей, что я и виновата, что «не надо *** [распутничать]» и потребовала: «Не ори! Отчим услышит». Больше мы об этом не разговаривали. Но эти слова травмировали меня больше, чем само изнасилование. Я, конечно, понимаю, что у наших родителей было трудное детство, отсутствие психологической помощи, их никто не учил справляться со своими эмоциями и тем более эмоциями детей. Но не думаю, что нужны какие-то особенные знания или сверхчувствительное сердце для того, чтобы обнять и пожалеть изнасилованную дочь.

Однажды, когда я была уже взрослой, мама меня прокляла. Так и сказала: «Проклинаю тебя». Не то чтобы я была верующей, но от этих слов мне стало страшно.

Как я справлялась? Всеми способами, которые заглушали боль: алкоголь, секс, творчество (стихи), селфхарм, попытки суицида, антидепрессанты, поиски своего психотерапевта. Я будто прошла через войну и зачем-то выжила. Нелегко осознавать, что твой первый и самый жестокий насильник – мать. Все другие абьюзеры были милосерднее.

Я замуровала свое прошлое от себя и старалась никогда-никогда о нем не вспоминать. Я внешне открытый, легкий, вполне успешный человек, любящий шутить и много смеяться. И еще я сильная. Могу выстоять там, где другие слягут. И помочь этим другим. Только вина всю жизнь придавливала. Иногда ненависть к себе. И флешбэки.

Впервые я рассказала обо всем на психотерапии, когда нашла все-таки своего терапевта. Разверзся ад. Это была невыносимая многомесячная боль. Я вся была боль. Но я впервые узнала, что такое безусловные принятие, сострадание, любовь и доверие. А еще поняла, что на мать можно злиться, что со мной нельзя было так обращаться. Что ад, через который я прошла, ни хрена не норма. Это было открытием, откровением. Оказалось, во мне много ярости по отношению к матери.

Мы работаем на терапии и с этой яростью, и с тем, чтобы я приняла свое прошлое и себя. В моем случае это, видимо, долгий путь. Но я буквально затоплена благодарностью к терапевту. Я чувствую ценность своих мыслей, чувств, переживаний. Осознаю, что имею на них право. Что, оказывается, не обязательно опираться только на себя, что можно просить и получать помощь. И чувствую постоянную поддержку терапевта.

С мамой мы видимся один-два раза в год. Как-то я попыталась напомнить ей об одном эпизоде моей истории. Она позвонила моим сыну и мужу и сказала, что я все вру.

«Ты плохая дочь, уходи из дома!»

Елена, 56 лет:

Тебя уже нет больше двух лет, мама. Но почему-то меня «это» не отпускает до сих пор и, видимо, уже не отпустит. Может, из-за недосказанности – мы так и не проговорили всё. А еще потому, что «оно» перешло дальше, теперь уже к моему сыну.

Ты ушла, так и не пожелав меня выслушать, лишь однажды сказала, что тебе «не надо было на меня кричать», что было равносильно извинению, ведь ты никогда не извинялась.

А кричать ты любила, делала это самозабвенно, со вкусом, сама себя подогревала, входила в раж и в этом состоянии никого не слышала. Прорвать крикливую ругань было невозможно. Я оправдывалась, объясняла, доказывала – бесполезно. Тогда и выработала дурную привычку говорить мало (чтобы успеть вклиниться в паузу) и бить словом больно (чтоб достучаться). Когда я уже училась в старших классах, у тебя появился новый бзик: «Ты плохая дочь, уходи из дома». Я ушла после окончания школы – подыскивала квартиру и работу, пришла за вещами, и ты оставила меня. Не извинилась, но гнать перестала. 

Я все детство пыталась понять, чем же вызывала у тебя такую ярость на грани ненависти. Ведь я знала тебя и другой: ты разговаривала с нами у теплой печки, пекла «Наполеон», играла в настольные игры. Да и я не была плохой дочерью: полностью взяла на себя заботу о младшем брате и домашние дела, так как отец рано погиб и ты поднимала нас одна. Я жалела тебя, любила тебя, оправдывала тебя. До нового скандала.

А еще было стыдно перед соседями, ведь твой крик стоял на всю улицу. 

Ты не била, но могла так унизить, находясь в состоянии этого дикого транса-ора, столько гадостей наговорить, что еще хуже. Заводилась внезапно, с пол-оборота. Поводом могли быть разбитая тарелка, неубранные вещи, потерянный тобою же кошелек («признавайтесь, вы украли»). Однажды в запале вышвыривала белье из шкафа, под руку попался мой подарок. В школе на уроке труда к 8 Марта мы делали картину из пластилина на стекле, тебе очень понравилось. Схватила: «Не уберешь – разобью». До сих пор помню эту сцену как в рапиде: мы смотрим друг другу в глаза, затем подарок с размаху грохается об пол, летят осколки. Они во мне до сих пор.

Возможно, если бы я сразу выполняла твои приказы, была послушной, таких сцен не было. Но ведь ты же сама «выбивала» из меня слабохарактерность – чтобы «могла за себя постоять».

Однажды присутствовавшая при скандале знакомая сказала: «Ты за то время, что кричишь, дала бы ей тряпку, она и перемыла бы все полы». Эта фраза для меня стала ключом к разгадке: тебе просто нужен этот способ вампиризма. Чтобы вылить накопившуюся негативную энергию. А на роль девочки для битья была выбрана дочь. Возможно, потому что «пошла в породу отца», которого ты считала слабаком. На брате тоже отрывалась, но меньше – «ты старшая», или у него более легкий характер («в мою породу»), или потому что «сына всегда хотела».

Самое удивительное, что это не изменилось, когда мы сами стали родителями, я по-прежнему оставалась виновна во всех земных грехах. Чтобы сохранить свою психику, просто меньше общалась, уходила, видя, что ты начинаешь заводиться. И к прежним комплексам добавилось чувство вины за твою одинокую старость…

Я никогда не хотела тебе отомстить, но часто представляла тебя больной: ты лежишь в постели, я за тобой ухаживаю и все-все тебе рассказываю, а ты слушаешь и не перебиваешь. Это был единственный способ объяснить, что я чувствовала, когда была маленькой и такой же беспомощной. Чтоб ты поняла: ребенка надо любить, а не перебрасывать на него свои жизненные тяготы. Что дочь не «твое говно», а человек, которого нельзя ломать через хребет. Она не может быть такой, какой хочется тебе, просто потому, что она уже родилась другой. Помимо твоего или ее желания.

Но ты ушла внезапно. А незадолго до этого после очередного скандала и полуторагодовалого бойкота я пришла к тебе мириться, ведь ты никогда этого не сделаешь первая. Потому что могла не успеть и всю оставшуюся жизнь корила бы себя еще и за это.

Я перечитала уйму литературы по психологии, давно все разложила по полочкам, все поняла и простила тебя. Но заноза не выходит. Видимо, потому что я невольно поделилась ею со своим сыном. Больше всего на свете я бы хотела, чтобы неумение строить отношения с самыми близкими, доставшееся тебе от твоих родителей, закончилось на мне. Но, видимо, это проклятие рода.

Олеся Кавалерчик, системный семейный терапевт, клинический психолог:

Почему дети винят себя за насилие со стороны родителей?

Тяжесть произошедшего с героинями очевидна для них и специалиста. У психики нет понятия времени, часто события прошлого продолжают оказывать значительное влияние на нас в настоящем. 

Последствия насилия проявляются в форме особых жизненных сценариев, психосоматических заболеваний, суицидального и самоповреждающего поведения, различных злоупотреблений (наркотиками, алкоголем, лекарственными препаратами), нарушений, связанных с неприятием своего тела, нарушений в сексуальных отношениях с партнером.

Одной из самых острых для проживания является травма привязанности и развития, полученная в детстве, заключающаяся в разрыве безопасного контакта с фигурой значимого взрослого, осуществляющего заботу и защиту. Последствия таких травм затрагивают самые базисные, витальные механизмы формирования психического здоровья человека.

Привязанность обеспечивает выживание уязвимого человеческого детеныша за счет безусловного следования за фигурой родителя, процесс перенятия ребенком модели восприятия себя и мира, паттернов поведения и взаимодействия с окружением.

В ребенке буквально заложена изначальная потребность любить и оправдывать во всем своего значимого взрослого из-за страха быть покинутым (тождественно страху смерти).

На ранних этапах развития человек идентифицирует себя со своим телом, после – с эмоциями, и уже потом – с целостным образом, потому жестокое обращение с телом (удары, физические наказания, акты сексуального насилия) и психологическое насилие (грубость, крик, унижения и т.д.) влекут за собой деформацию я-концепции («если мне плохо» – значит, «я плохой»).

В истории Валерии у ребенка был сформирован ненадежный и игнорирующий тип привязанности (мать не удовлетворяет потребности ребенка в контакте, валидации эмоций, не контейнирует, не создает чувство защищенности и опоры, табуирует для ребенка выражение чувств злости и недовольства, отстаивание собственных границ).

В истории Елены привязанность также ненадежная, но амбивалентная: мать то демонстрирует модель здоровых отношений (разговоры у печки, торт «Наполеон»), то кричит и наказывает, чем создает у детей ощущение тревоги, постоянного страха. 

Часто холодность и жестокость матери к ребенку актуализируются ее личным травматичным опытом детства, что отражается на психической неготовности быть теплой, опорной и принимающей фигурой для своего ребенка. 

Мы можем лишь догадываться об истинных причинах, лежащих в основе подобных взаимоотношений с детьми, но то, что матери Валерии, по словам героини, было важно общественное мнение, может свидетельствовать об отчаянном поиске любви и принятия, попытке «добрать» от посторонних людей того, чего так не хватило самой, а именно принятия, любви, поддержки и признания «Я хорошая» мать, хозяйка, подруга. 

Люди, которые подвергались насилию в детстве, испытывают проблемы с эмпатией, часто приобретают склонность к агрессии и проявлению насилия в своей семье по отношению к близким. Это история межпоколенческая, мать недополучила любви и тепла от своей матери и не способна в полной мере реализовать материнский потенциал уже со своими детьми. Подтверждение этого – слова Елены, которыми она заканчивает свою историю: «Больше всего на свете я бы хотела, чтобы неумение строить отношения с самыми близкими, доставшееся тебе от твоих родителей, закончилось на мне. Но, видимо, это проклятие рода». Конечно, это не имеет ничего общего с «проклятием» и прочими вариантами мистификаций. 

Мать Валерии канализирует свои тяжелые эмоции посредством ребенка из-за недостатка ресурсов для выдерживания напряжения и чувства стыда. Невозможность смотреть в тяжелое и выдерживать стыд проявляется и в том, что она не верит дочери в историях про сексуальное насилие, обвиняет девушку в ответственности за изнасилование вместо помощи и поддержки и т.д. 

Мать Елены, предположительно, не прожила полноценно все стадии процесса горевания после смерти мужа, что стало одной из причин нехватки ресурса для полноценной эмоциональной вовлеченности в жизнь детей. Елена вынуждена осуществлять роль функционального родителя для младшего брата. Ребенку непосильно справляться с подобным напряжением семейной системы. 

Дети часто испытывают вину и стыд в ситуациях физического, психологического и сексуального насилия. С одной стороны, это связано с потерей контроля над своим телом и эмоциями, беспомощностью. С другой – детской психике сложно вместить, что родитель может быть плохим, сознание расщепляется, любимый родитель остается хорошим, а «плохая часть» – отправляется внутрь, в себе ребенок находит причины жестокого обращения с собой, погружаясь в чувство вины. 

Потребность уже взрослого ребенка донести до родителя то, насколько тяжело и плохо ему было в детстве, часто связана с отсутствием эмоциональной сепарации, невозможностью самостоятельно удовлетворять потребность в поддержке и принятии. Взрослые дети эмоционально незрелых родителей до глубокой старости «голодают» по молоку родительской любви. 

Нужно ли прощать своих матерей? Нет однозначного ответа. Каждый, переживший травму насилия, имеет право не прощать то, что простить невозможно, когда прощение равно предательству себя.

Однако возможно найти для себя объяснение (не оправдание!) мотивов, которыми были движимы обидчики. Простить – не значит согласиться с тем, что произошло; восстановить отношения или добиться сатисфакции – не значит предать себя и забыть о случившемся.

Куда важнее освобождение себя, решение не участвовать в прошлых событиях, «забрать кусок своей души» оттуда, где он с болью остался, отдать ответственность за случившееся тем, кто причастен, принять готовность жить со своими ранами и взять на себя заботу об их залечивании, не ожидая этого от кого-то другого.

«Важно не то, что сделали из меня, а то, что я сам сделал из того, что сделали из меня» (Жан-Поль Сартр).

«Какой-то своей частью моя мать военизирована»

Александра, 31 год:

Много чего невысказанного. Но до сих пор не могу об этом поговорить с матерью. Наверное, и не смогу.

Самая яркая по боли история. У меня никогда не было желания менять парней как перчатки. Я хотела найти «того самого», хотела семью и детишек. Начиная с 17 лет до сегодняшнего момента у меня всего было пять мужчин.

Итак, в 17 лет у меня начались первые половые отношения. В какой-то момент, даже зная, что предохранялась, я испугалась, подумав, что беременна. Решилась прийти к матери, рассказать про задержку. Она купила два теста. Один сделала сама, второй отдала мне. Потом скомандовала, чтобы я подошла к ней, и показала мне оба теста, велев определить, где чей. Зачем, я до сих пор не знаю. Оба теста были отрицательными. Я попросила не рассказывать отцу. Она рассказала, подчеркнув, что я шалава, а ему повезло, что он внезапно дедом не стал. 

Я лежала подавленная у себя в комнате, в слезах. Пришла мать и абсолютно спокойным, будничным тоном сказала, будто в лицо плюнула: «Мне очень жаль, что ты оказалась легкодоступной, которая трахается с любым мужиком под любым кустом». На какое-то время меня не стало.

Потом, когда меня разорвало от осознания, что мать назвала меня *** [женщиной легкого поведения], случился взрыв. Я крыла матом себя, посылала ко всем чертям мать, переживала, зачем родителям нужна такая дрянь, как я. Мать не ожидала от меня такой реакции. Ошалело встала и ушла из комнаты со словами: «Ты еще и больная на голову истеричка». Потом смутно помню: я царапала ногтями стены в истерике, орала и выла, настолько было больно. 

Отец пытался меня успокоить. В результате у них с матерью возник конфликт, мать кричала: «У тебя дочь ***** [распутничает], а ты ее защищаешь, она позор семьи!»

С того момента у нас с матерью началась холодная война. И длилась вплоть до моего первого брака. Тот брак был именно попыткой уйти в свободное плаванье, от постоянного контроля, скандалов и всех этих «ты должна, мы переживаем, не делай так», от подавления моего «Я».

Вторая история связана с периодом моего развода. Моему мужу кто-то написал в мессенджере, что я ему изменяю. Он поверил без всяких доказательств. Хотя у меня даже мысли такой не было. Я человек очень верный. Если люблю и живу с мужчиной, то все остальные мужчины меня перестают интересовать как возможные любовные партнеры. В силу наших тогдашних отношений мужу просто надо было за что-то зацепиться.

Муж уехал из Москвы в родной город подавать заявление на развод, рассказал о причине конфликта своей матери. Свекровь переиначила ситуацию и преподнесла уже моей матери собственную версию: будто мой муж застал меня «на горячем», вернувшись с работы.

Моя мать усомнилась в том, что я ничего плохого не сделала. Меня подкосило ее подозрение в такой тупой измене и отсутствие поддержки.

После этого я начала ежедневно пить. При этом работая в детском саду. Каждый вечер пила. Дремала час-другой и, как в тумане, ехала с ребенком на работу. Возвращалась, занималась домашними делами, укладывала спать сына и опять пила. И так почти месяц.

К великому сожалению, эти воспоминания постоянно всплывают. И куда мне это все слить до конца, как выговориться, я не знаю.

На мне до сих пор отражается воспитание меня не как нежной девочки, а как мужика, воина. Вся моя семья – военные. Моя мать – жена офицера, и какой-то своей частью она тоже военизировалась. 

А я урод в семье. Иногда мне кажется, что в прямом смысле урод – и по внешнему, и по внутреннему содержанию. Потому что не такая, как они. Думаю по-другому, разговариваю по-другому, интересуюсь другим. В этом смысле всегда была изгоем, человеком с другой планеты. И такой они меня не принимали.

У меня до сих пор серьезные проблемы с самовосприятием. Я не люблю себя. Не считаю себя красивой, умной, занимаюсь самоуничижением, самоедством. Не могу адекватно принимать комплименты, похвалу, могу даже нагрубить в таких случаях. У меня второй муж, заботливый, любящий, прекрасный отец для детей. Иногда он спасает меня от меня самой. Во мне огромный запас нежности и любви, которые я не могу до конца раскрыть. Как будто блок стоит.

Несмотря на все это, я постаралась найти в себе силы и простить маму, хотя бы частично. Сейчас у нас более близкие отношения, она много помогает, и я благодарна ей за это.

«Помню, как гребла за мамой говно, но я люблю ее»

Вера, 44 года:

Люблю маму. Каждый раз наворачиваются слезы, когда я с ней общаюсь. Люблю ее теперь как своего ребенка. Когда она умирала у меня на руках от инфаркта, когда в реанимации просила принести ей расческу, губную помаду и карандаш для бровей, я поняла, как ее люблю…

Но я помню, как гребла за ней говно, размазанное по квартире, как выводила ее из запоев, как выливала водку и не давала опохмеляться… Всегда буду помнить жуткие слова и фразы по отношению ко мне. Но я на нее не обижалась: за что ее прощать, она ни в чем передо мной не виновата, она такая, какая есть. Злилась – да и теперь злюсь, когда она начинает считать мои деньги.

В детстве всякое случалось. Совершенно жуткая для меня история (вот за нее я маму точно не простила), когда мне подарили на день рождения огромную куклу – пупса. Дядя из Германии привез. А мамина подруга подарила детскую мебель. Лет пять или шесть мне было. Это было такое богатство! Но мама взяла и все это отнесла в детский в сад, в свою группу (она была воспитателем). И мне это не просто не вернулось, но даже поиграть в это не пришлось. Это было предательством, аж до удушья.

Начиная с 12 лет я вязала безумные наряды из разных кусков пряжи, что мне отдадут или подарят. Каждый раз, когда я красовалась перед зеркалом, восхищаясь своим мастерством, мама говорила: «Сними и не позорься».

Мне 13 лет. Отдыхаем на турбазе. Я уже сформировалась. Стоим на пляже. Мама на меня смотрит и говорит: «Была бы ты красивой девкой, если бы не твои угри».

Мама с папой прожили 33 года вместе. Потом мама поехала в другой город, где познакомилась с мужчиной. Влюбилась. Он стал к нам приезжать. 

Мама жутко меня ревновала к своему мужчине, выгоняла из дома, обзывала проституткой, шалавой и тварью за то, что я вышла из своей комнаты в свитере и колготках, чтобы погладить юбку на кухне. Мне было 19. Сколько они лакали водки тогда….

Старшая сестра моя, кстати, так и спилась, совсем деградировала, растеряла навыки коммуникации. Мама пить перестала после инфаркта. 

Когда от меня ушел отец моей дочки (я тогда уже была паркетным журналистом, хорошо выглядела, нормально зарабатывала, появились интересные друзья, умные и богатые мужчины), дочке было четыре года. И как-то автоматически мама стала ею заниматься. Даже в больницу с дочкой ложилась. Жили мы втроем в маминой трехкомнатной квартире. Мою квартиру мама сдала квартирантам, причем пока я отдыхала на базе отдыха. В тот период у меня был женатый мужчина. Естественно, я общалась с ним тогда, когда ему удобно. Помню, мы вместе с ним провели субботу, он учил меня водить машину, а вечером подвез до дома. В воскресенье мы с мамой и дочкой готовили вкусности, общались. Позвонил мой мужчина, предложил пообедать вместе. Я стала одеваться. Мама развернулась ко мне и тихо так произнесла: «Нет, ты никуда не поедешь. Тебе хватит одного раза в две недели. Не надо так часто заниматься сексом». Обедать я уехала вместе с дочкой.

Во вторник уже выпроводила квартирантов из своей квартиры, в четверг заказала «Газель», чтобы перевозить вещи в свою квартиру. С мамой случился гипертонический криз. Она вызвала скорую, когда увидела, что я забираю кровати, диваны, игрушки. Я сказала, чтобы она училась жить одна. После того, как мы разъехались и стали ходить друг другу в гости, отношения наши стали корректнее.

Как я живу? Да нормально. Как я могу о чем-то сожалеть? Это моя жизнь. И ее не переделать. Был период, когда меня так затопил страх одиночества, что я меняла партнеров по двое за день. Безумный год был. Потом успокоилась, но начала пить. Однажды попала в больницу под капельницу на три дня: разрыв слизистой между пищеводом и желудком. Меня выворачивало кровью. Бросила пить совсем. Через год бросила курить.

Через пару лет, в 2010-м, меня накрыла депрессия. Панические атаки до обмороков. Я постоянно умирала. Только в 2011-м обратилась к психотерапевту. Он объяснил, что такое панические атаки. Начался период «таблеток счастья» – антидепрессанты, транквилизаторы… Два года проходила курс психотерапии. Все это время работала, работала, работала. Но есть то, что меня мучает. Я никогда не была замужем. Отец моей дочки так и не предложил мне выйти замуж. Никто из других мужчин никогда не говорил «выходи за меня замуж». Возможно, потому что я сама стала вести себя как мужчина.

Я принимаю жизнь: есть мама, сестра, дочь, друзья, мужчины, коллеги… Я дозированно со всеми общаюсь. Когда хочу. У меня нет слова «должна» по отношению к близким.

Мамина квартира для меня сейчас – место тыла. Я могу попроситься к ней ночевать, когда мне сильно плохо. Мы с ней обнимаемся, я люблю залезть к ней под мышку и полежать так. Мне нравится, как она пахнет, хотя теперь к ее запаху прибавился запах старости. Ни слова упрека или осуждения, даже когда приползаю к ней раненой и больной, от нее не слышу.

Иван Вдовенко, клинический психолог, сексолог:

Почему мама не любит?

В историях обеих героинь можно говорить о травме привязанности. Обе героини очень любят маму, тянутся к ней, мама не отвечает взаимностью, не успокаивает, не заботится, а, напротив, травмирует.

Ребенок от рождения получает право на жизнь, на свое мнение, на эмоции, на проявление сексуальности, любви и другие. Нередко эти права нарушены. 

Мы не можем сказать, что получили героини, они описывают то, чего не получили. Например, не получили права на проявление сексуальности (когда мама Александры говорит, что дочь ведет себя «как шалава», а мама уже взрослой Веры настаивает, что та может заниматься сексом только один раз в две недели).

У Александры под запретом право на собственное мнение, проявление эмоций. Когда она плакала и царапала стену, мать назвала ее истеричкой и ушла. 

История с игрушками, которые мама Веры отнесла в детский сад, – это отсутствие у ребенка права на собственные вещи. В самом маленьком возрасте (в два-три года) ребенок говорит «мое» и старается защищать свои игрушки. Почему мама так себя ведет? Здесь замешано социальное мнение. Она работает в детском саду. Принеся игрушки, она выделится среди взрослых и детей (дети будут играть, а им скажут, это «тетя Люда» принесла). Мама таким образом поднимает свой авторитет в социуме. 

У мамы Александры есть ощущение социальной правоты (то есть это не ее мнение, а мнение общества, когда она говорит о том, что дочь – позор семьи). А когда родитель выражает мнение общества, он сильно давит на ребенка. Как будто это не мать, а общество так решило. В этот момент для мамы как будто не существует дочери. Перед мамой как будто чужая девочка, которая очень плохо себя ведет. Ее надо наказать. Никаких теплых материнских чувств женщина в этот момент не испытывает. 

В дальнейшем такие травмы приводят к проблемам с противоположным полом, с друзьями, другими людьми. Человек может испытывать невроз, тревожность, склонность к алкоголизму и т.д. Какие-то триггерные точки, механизмы будут напоминать о травматичных событиях, возобновлять воспоминания вплоть до мельчайших подробностей и ощущений в теле и в эмоциях. 

Почему матери поступают так с детьми? Скорее всего, этих прав не было и у них самих. Если у меня самого не присвоено право, то и ребенку я тоже с трудом могу это дать. 

Ребенок – это эмоциональная нагрузка. У родителей, лишенных базовых прав, стрессоустойчивость, объемы любви невысоки. И когда дочь надевает мини-юбку, для мамы это травмирующее событие, внутри появляется много агрессии, с которой она не может справиться. 

Тем не менее взрослые дети пытаются наладить отношения с родителями. Людям свойственно тянуться к ресурсу – в данном случае родительскому. Всегда остается надежда, что мама готовила кулечек любви и теперь ее даст. Но ничего она не готовила, никакого кулечка нет. Там, где ты не получил ресурса, ты его никогда не получишь. Просто мы иногда дорисовываем картинки (вот мама стала мягче), фантазируем на эту тему. 

Когда с детства нарушен поток любви (любовь всегда движется сверху вниз в детско-родительских отношениях), во взрослой жизни трудно проявить себя. Такому человеку понятен сухой контакт, без любви. Потому что есть ощущение, что если проявишь любовь, тебя эмоционально пнут. Когда появляются любовь, забота, всепринятие, становится страшно. И люди часто убегают от этого. 

Как научиться любить себя? Путей работы над собой много. Это и терапия, и религия, и различные аскезы – кому что больше подходит.

На самом деле любовь к себе присутствует всегда. Когда ребенок говорит, что он плохой, он хочет, чтобы его просто похвалили, дали любви и убедили его в том, что он себя любит. Дело не в том, сможет ли наша героиня Александра полюбить себя, а в том, сможет ли ее кто-то убедить в том, что она себя любит. Это может сделать муж, если она его пустит, терапевт с помощью травматерапии. 

Можно сепарироваться от образов реальных родителей и создать образы желанных мам и пап, которые позволят реализовать базовые права. Психика плохо различает давние эмоциональные воспоминания от фантазий. То есть по деталькам можно создать идеальный образ мамы для себя. Которая будет любить и научит любви.

«Мечтаю забыть свое детство»

Андрей, 38 лет:

Основная эмоция, с которой ассоциируется детство, – страх. Физическое воздействие ко мне применялось редко (ну, отец пару раз выпорол ремнем да мать несколько затрещин дала с размаху). Главное ощущение – несоответствие тому образу идеального ребенка, который жил в голове у каждого из родственников. Иногда эти образы друг от друга отличались, и было непонятно, какой из них «правильно» идеальный.

Самым суровым наказанием было не собственно наказание (угол, лишение развлечений и т.д.), а огорчение родственника. Мама/папа/бабушка/дедушка обиделся/обиделись – всё, конец света: я полное ничтожество и не заслуживаю того, чтобы жить на Земле. Нужно как можно сильнее и дольше унижаться, чтобы заслужить их прощение. 

В подростковом возрасте, когда происходила перестройка не только организма, но и мировоззрения, меня продолжало угнетать все возрастающее ощущение собственной никчемности, «неправильности», ненужности. Как будто «товар» не соответствует заявленным характеристикам и потому неликвиден, даже на распродаже с огромной скидкой на него вряд ли кто позарится. 

Родители развелись, но при этом продолжали воевать за то, кто склонит меня на свою сторону. Мать постоянно обвиняла в том, что я весь в своего папашу-урода (даже когда я просто хотел есть или шел в туалет, звучали злобные реплики типа «весь в папашу, только жрать и срать, а толку никакого нет», слишком долго был в душе – «что угодно, лишь бы не уроками заниматься», делал уроки и не успел убраться или устал – «такая же свинья, как папаша, вас в один хлев надо поместить, давать помои раз в день, и пердите и срите там под себя»). А отец возмущался, что у меня «бабское воспитание». 

Для сверстников я был слишком «правильным» (я боялся долго проводить время в компании), а по возвращении домой меня часто ждал скандал с двух-трехчасовым ором на тему того, какой я дебил безмозглый, скотина бессовестная, что меня надо сдать в психушку, срочно вправить мозги, иначе меня ждет тюрьма или скорая гибель. 

Я научился по звуку открывающейся двери в подъездном тамбуре определять, кто именно заходит в коридор, и если понимал, что мать, у меня весь организм начинал сжиматься и трястись от страха: а вдруг она снова с порога начнет ругаться. 

Мои собственные вкусы, желания и устремления постоянно объявлялись дурью, которой нормальный человек маяться никогда не будет. 

Мать любила, глядя мне в глаза, монотонно-стонущим криком повторять: «От тебя ничего не зависит! У тебя НИЧЕГО НИКОГДА не получится!!».

Естественно, девочки мне тоже всегда нравились «не те»: «***** [женщина легкого поведения] очередная – кто сегодня позовет, с тем и трахается», – кричала мать. Когда я пытался заступиться за девушку, она билась в истерике: как я смею хамить самому родному человеку, для меня шалавы подзаборные важнее, чем родная мать. 

Долгое время все это я воспринимал как абсолютно нормальное явление. Мне и в голову не приходило, что где-то может быть по-другому. 

Все эти истории продолжают влиять на мою взрослую жизнь. Мне по-прежнему знакомы чувства обреченности, бесполезности, ненужности, сейчас они переносятся тяжелее, чем в подростковом возрасте. Пубертатом же уже не отмажешься. 

По-прежнему работает формула «счастье – это отсутствие несчастья». Я так же искренне поражаюсь, когда кто-то со мной общается дружелюбно, с интересом, вниманием и пониманием – и тут же включаю защитную реакцию в виде стёба или самоунижения: а вдруг сейчас ударят по больному? Долго мучаюсь, если кто-то не ответил на сообщение: наверное, я просто человека уже достал, а он из вежливости не посылает открыто. Начинаю «прощупывать почву» и уже действительно становлюсь навязчивым… 

Я работаю с психологом не первый год, и положительные изменения, безусловно, есть. Но глубокие травмы на то и глубокие, что одной условной «обработкой йодом» не обойдешься: зарастает все очень долго и медленно. Такое ощущение, что сейчас я преодолеваю период, который должен был пережить лет двадцать назад. 

Злости на мать у меня как таковой нет. Есть, видимо, обида… а злость в основном на себя. Я не хочу с ней даже проговаривать эту тему – было несколько попыток, из которых я понял, что она может при определенном настроении признать все, что я говорю, и даже извиниться, но дальнейшее общение опять продолжится в ключе «ты должен делать то, что я говорю, и вообще подумай, что люди скажут». 

Я мечтаю забыть все, что происходило со мной в детстве и особенно в подростковом периоде. Или, по крайней мере, стать к этим «мемуарам» более равнодушным. 

«Какого фига я должна нести ответственность за неудачный брак матери?»

Анастасия, 28 лет:

Мои родители развелись, когда мне было семь лет. Отношения их были абьюзивными. Мама была жертвой. В общем-то, у нее был выбор – быть жертвой или нет. Но в наших с ней отношениях у меня выбора не было. 

Как только родители развелись, а развелись они со скандалом, с разделом имущества, я стала слышать с завидной регулярностью, что мой папаня козел. Не слушать это у меня варианта не было. У мамы была очень большая обида. Результатом стало то, что мой отец перестал со мной общаться. Некоторое время папа забирал меня на каникулы, выходные. Мама вставляла палки в колеса. А отец мой такой неженка, что общаться со мной прекратил. Отношения восстановились, только когда я стала поступать в университет. 

Голос у меня прорезался лет в 15. На мамины закосы о том, что я копия отец, а отец козел и мудак, я начала говорить, что мне крайне это неприятно, что я это слушать не хочу, что пора сворачивать эту заевшую пластинку. Мама очень бурно реагировала, доходило до скандалов. Любая наша ссора сводилась к обсуждению отца. Она до сих пор не пережила обиду на него. 

Когда я стала общаться с отцом, убедилась сама, что он так себе человек. И маме не надо было об этом петь мне на протяжении 27 лет. По сути, она скидывала свою нерешенную психологическую проблему, свою боль по результатам брака на меня. Какого фига на мне, мама, лежит твоя ответственность за твой неудачный брак, почему я в этом виновата? 

Конечно, у меня есть на нее обида за это, но я не хочу прерывать отношения. Мы прекрасно общаемся, она мне очень сильно помогает. Но даже работа с психотерапевтом не дала мне возможности полностью отпустить эту ситуацию. 

Гораздо интереснее получилось с отцом. Наши с ним отношения тоже были абьюзивными, в которых я назначила себя быть жертвой. Уже студенткой я ездила к нему несколько раз за год в другой город. И каждый раз возвращалась оттуда с тяжелым сердцем. Он крайне сложный для общения человек. И только полтора года назад, когда я пошла к психотерапевту и рассказала, что вот я езжу к отцу и возвращаюсь оттуда со слезами на глазах, он меня спросил: а зачем ты туда ездишь, ты что, мазохистка? 

Такую простую мысль сказал психотерапевт: не обязательно любить своих родителей только потому, что они твои родители. Если тебе трудно, почему не прекратить отношения? Как много проблем решает эта мысль.

Еще появление своего ребенка позволило мне понять, что если ты своего ребенка любишь, ты сам проявляешь инициативу, ты хочешь знать, как твой ребенок живет. Ты хочешь, чтоб ему было хорошо, ты интересуешься им.

Как итог: я общаюсь с мамой, хотя часто вполуха, и прекратила общаться с отцом. И знаете, мне отлично. 

Асель Борисовская, психолог:

Можно ли прервать отношения с родителями?

Желание Андрея, судя по его истории, произрастает из веры в то, что если бы он был идеальным, его бы любили. Все люди хотят, чтобы их любили. Проблема возникает там, где это желание слишком болезненно разбивается об реальность. 

Ребенок ждет от матери любви, доброты и заботы. Но не просто ее не получает, а получает ненависть, как бы в наказание за то, что он сын своего отца, то есть тот, кто он есть. Это фундамент патологического чувства вины («я злюсь скорее на себя»). Так человек сам воспроизводит то отношение к себе (самоуничижение), которое он испытывал со стороны тех, на кого надеялся в детстве. 

Справиться с чувством обреченности и бесполезности можно, пока человек жив, пока хочет для себя лучшей жизни и готов прилагать к этому усилия. Варианты есть. Для психологической проработки вам понадобятся (здесь мы должны быть честными): время, деньги и много душевных сил. 

Как правило, люди обращаются к психологу, когда их душевное страдание достигает предела, и, обращаясь за помощью, они полуосознанно ждут, что теперь, в терапии, их жизнь будет становиться все лучше и лучше. Эта надежда естественна. Но специфика глубокой психологической работы такова, что ее целью является освободиться от того, что мучает, обнаружить себя под слоем травм и защитных механизмов, а не обрести новое сакральное знание. Если человек перегружен родительской ненавистью и своими бессознательными ответными чувствами, ничего «нового» в него не полезет – место уже занято. 

Чтобы освободиться, на каком-то этапе будет нужно «вспомнить всё» – и постепенно, погружаясь глубже, заново пережить. Это воскрешает старую боль. Иногда на это хватает своих душевных сил и поддержки терапевта, иногда этих ресурсов оказывается недостаточно, по разным причинам. Хорошая новость, что всегда можно пробовать снова, пока вы живы и хотите лучшей жизни. 

Иногда людям кажется, если они перестанут общаться с родителями, это принесет в их жизнь облегчение. Или, наоборот, жизнь наладится, если донести до мамы или папы, как больно их ребенку было в детстве, те поймут, признают, изменят свое отношение, наконец-то всё будет как должно было бы. 

Реальность такова, что это два отдельных направления работы – отношения с родителями во взрослом возрасте (которые могут оставаться абьюзивными или перестать быть таковыми) и психологическая травма. Общаться или нет – вопрос отношений между двумя уже взрослыми людьми. Избавиться от влияния детской травмы (которая встроена во внутренний мир человека как призма, через которую воспринимается реальный мир) – вопрос сугубо внутренней проработки. 

Могу ли я позволить себе не любить родителей и не испытывать чувство вины при этом? Над этим психологи и помогают работать людям. 

Парадокс в том, что когда удается высвободить застрявшие в глубине злость и ненависть, это место освобождается для любви. Прежде всего для любви к себе, хотя любовь к себе и любовь к родителям – на глубинном уровне одно и то же.

«Маму я не любила»

Ольга, 47 лет:

Слово «травма» не очень люблю и не принимаю в отношении себя. Мне даже в раннем детстве хватало философского подхода к жизненным обстоятельствам, чтобы не давать им себя как-то непоправимо ранить. 

Мама – человек неуравновешенный, истеричный. Поэтому били меня как за обычные проступки – испорченные или потерянные вещи, непослушание, за неосторожно сказанные слова, так и за то, что заболела – когда меня рвало или кашляла по ночам. Мама это объясняла тем, что я притворяюсь ей назло. Если она была разъярена на улице, то вела себя внешне спокойно, но стискивала мне руку так, что пальцы скрючивались в веревку. До сих пор это чувство кисть помнит. 

Самая сложная тема для меня – это общение с дедушкой и бабушкой с папиной стороны. Когда родители развелись, мама запрещала мне с ними видеться, а они приезжали через весь город ко мне в детский сад с гостинцами. Я научилась врать и прятать подарки. Когда это вскрывалось, мне доставалось очень сильно.

Била она без всяких скидок, вкладывалась по полной, использовала подручные предметы. Мы жили тогда в панельном доме-малосемейке, там все слышно сквозь стены через три квартиры. Отовсюду похожие звуки раздавались время от времени.

Много лет спустя сестра прятала у меня подарки, переданные ей отцом. Те же запреты, те же наказания. В раннем детстве ребенок воспринимает семью как данность. У меня такие родители, у Сашки такие, у Женьки совсем другие. Живи, приспосабливайся. Потом, у нас же было свободное детство. Практически бесконтрольное – кружки, секции. Я даже в садик ходила сама. Дедушка со мной много занимался, а бабушка просто не чаяла души. Мне хватало их любви, чтобы не зацикливаться на домашних проблемах. 

Маму я не любила. Точно помню момент, когда это поняла. Мыла полы и почему-то подумала – я не люблю свою мать. Мне тогда было лет двенадцать. Очень спокойно приняла это решение, будто оно всё расставляло на свои места. Без шока и излишней трагичности.

У меня была маленькая сестра, ее били за то же самое. Я учила ее перетягивать горло одеялом ночью, придушивать себя, чтобы не кашлять.  

Когда мама задерживалась, мы были с сестрой дома одни. Одни ели, одни ложились спать. Тогда к моему объективному беспокойству подмешивалось откровенное желание – а пусть с ней что-то случится, и мы будем жить одни! Я все умею. Зачем она нужна? 

В восемнадцать лет я ушла из дома. Сказала себе – если я тут останусь, то стану такой же. Ушла без претензий к прошлому, чтобы строить свою семью. Максимально не похожую на ту, в которой выросла. 

Сестру жалко было. Она человек другого склада. У нее была обида на жизнь, и она не могла, да и не пыталась с ней справиться. Все время что-то пыталась доказать маме, у них шла настоящая война. Все кончалось грандиозными скандалами, даже милицией и клеткой-обезьянником по заявлению мамы. Потом сестра совершила попытку суицида, лежала в больнице. Выписалась – неделю прожила у мамы, но та истерила. Я забрала сестру к себе, а мама пустила квартирантов. 

С сестрой у нас сложное общение, были перерывы. Сейчас она говорит только о хорошем, а темы, которые ее могут вывести из равновесия, резко игнорирует. Мне это кажется искусственным, но если эта формула ей подошла, то лучше так.

Мстить матери я никогда не хотела, хотела поменьше встречаться. Простить можно всё. Хотя бы потому, что с ней таки ничего не случилось и она благополучно возвращалась из кино, ее можно простить. Потому что если бы произошло то, чего я тайно хотела, то как бы я с этой травмой жила? 

Сейчас мы общаемся, и она даже успокоилась. Милая пенсионерка, ездит к нам на дачу, водит внучку на гимнастику и в музыкальную школу. Совсем другой человек. Спрашивать с нее нечего. Я один раз за всю жизнь пыталась ей задать вопрос, давно уже. Она возмущенно сказала: «Не было такого!» Может, она так и жила всю жизнь. Срывала зло, а потом говорила себе: не было такого – и сразу забывала. У меня нет зла по отношению к ней. Но не хочу, чтобы других детей били.

«Отдавать матери нечем – закрома пусты»

Марина, 42 года: 

Я не хочу рассказывать свою историю. Тяжело погружаться в эту бездну. Но не смогла проигнорировать тему, близка очень. На мой взгляд, у конфликта «мать – дочь» не бывает happy ending. Если это реальный конфликт, а не детские обиды: мол, в школьные годы била ремнем за двойки и не пускала на дискотеки. 

Реальный конфликт – это когда ты в 15 лет начинаешь подозревать, что «с тобой поступают как-то не так», в 20 осознаешь, что это на самом деле так, а в 30 и 40 хлебаешь это самое «как-то не так» полной ложкой. И все заверения, которыми в юности пичкали доброхоты-родственники («вырастешь, поймешь, как мама была права», «еще спасибо родительнице скажешь», «будешь взрослая, вместе с мамой посмеетесь»), рассыпаются под твоими ногами.

Это страшно, поскольку пуповинная связь чертовски сильна. И все эти годы тебя дерет на части чувство вины – не смогла наладить отношения с матерью, и жесткое понимание, что наладить ничего невозможно, ибо человек тебя не слышал ни в 15, ни в 30, ни в 40 лет. И не услышит никогда… 

Мать с возрастом начинает требовать все больше внимания и душевного тепла, а взять все это неоткуда… Поскольку ты этого материнского тепла (как и внимания) не получала.

Соответственно, и отдавать нечем – закрома пусты. И хотя все это понимаешь, чувствуешь себя при этом паскудно. Так уж получилось, что большинство моих подруг ведут с мамами задушевные разговоры на кухне. Щебечут часами по телефону, хвалятся успехами детей, обсуждают обновки. Берут родительниц на семейный отдых (мужья только «за»). А тебе снова больно, и чувство вины: почему у меня не так? Детская зависть и обида, хотя уже и поблекшая в красках…  

Правда, со временем выясняется, что ты – не одна. Свежеприобретенные приятельницы в разговоре «под винишко» слегка, кончиками пальцев, касаются больной темы (боже, как мы все боимся осуждения! ведь мать – это святое!). И если видят в глазах понимание, выплескивают свои истории. Страшные, трагические, не менее печальные, чем моя собственная. 

Причины конфликтов и разногласий разные, но итог у всех одинаков: «мать – абсолютно чужой человек». И каждая пытается найти соломинку, за которую можно уцепиться, чтобы этот маятник перестал раскачивать твою психику. 

Близкая подруга, каждый раз приезжавшая от своей родительницы оболганная, униженная, с трясущимися руками, как-то зашла в церковь. Просто не знала, куда еще идти. Попала к батюшке, долго готовилась, постилась, исповедовалась. Рассказывает с большими глазами: «Представляешь, что мне батюшка сказал?! Я ему выкладываю: мол, грех большой, не люблю свою мать, она всю жизнь по мне трактором ездит, принижает, абсолютно не ценит. А он мне говорит: любить вы должны Господа Бога, а мать – почитать». Простая истина, но для человека стала той самой соломинкой. И ее отпустило. К сожалению, не всем удается «зацепиться» и выплыть. Чаще выживших просто нет. 

Я не сержусь на свою мать и не чувствую к ней ненависти. Просто постепенно с ужасом начала осознавать, что этот человек разрушил не только свою жизнь (да, мне ее до сих пор жаль), но и жизнь нашей семьи, рассорив родственников. В итоге мать осталась одна, ждет от меня того самого внимания и тепла, а его нет. Есть только жалость, смешанная с легкой неприязнью. 

Олег Новоселов, психолог:

Как отпустить обиду на мать?

Степень травматизации ребенка зависит от степени психологической зрелости его мамы.Под словом «мама» мы чаще всего «понимаем» что-то любящее, заботливое, почти святое. Так ли это на самом деле? 

В силу менталитета, нашего воспитания часто восприятие нами родителей искажено. Роль ребенка – быть «под» родителями до определенного момента. Этот момент и есть наше «созревание». Не каприз или нежелание подчиняться, а именно зрелость. Если хотите: принятое решение брать на себя ответственность за свои поступки. 

Если мы не будем канонизировать роль родителя, то увидим обычного человека, у которого есть свои надежды, ожидания и ошибки. Как живые люди мы стремимся «взять» от жизни что-то хорошее (приятное). Это основа незрелого (детского) поведения. 

Мы все настолько разные, что это делает нас похожими друг на друга. В любом поступке, истории прочитанной или услышанной каждый из нас находит отголоски той или иной стороны героев этой истории. У нас разный жизненный опыт, разный психотип, характер. В одной семье растут разные дети. 

Вот этот момент, когда одна из героинь поняла, что не любит мать, на мой взгляд, дает понять, в каком возрасте произошла психологическая зрелость нашей героини. У ее младшей сестры этого не случилось, и старшая приняла на себя роль хорошей матери для сестры, а потом и для самой матери. Что, по сути, тоже не совсем верно. 

Зрелость – это то, чего не хватает современному человеку.

Будучи студентом как-то услышал фразу, сказанную в отношении нашей страны одним из приезжавших в период перестройки первых знаменитых психотерапевтов: «Вы страна недолюбленных детей». Очень точно сказано. 

Если больно в сорок лет – это обида. Обида на маму, на судьбу, на себя и свою жизнь. Многих эта обида толкает на поиск «мамок» или «папиков», которые должны нам что-то. Или еще худшую зависимость – алкогольную или наркотическую. Кто-то делает выводы и просто молчит о своей обиде, тем самым «отравляя» неокрепший мозг своим детям про то, как «нужно» относиться к своим родителям.

Как поступить? Работать над собой, любить своих детей. Не получается самому, обращаться за помощью. Кому-то в помощь духовный наставник, кому-то психолог. 

Возвратить отношения с мамой в зрелом возрасте проблематично, если вы их детьми не видели. Тут надо, скорее, пробовать создавать новые, взрослые, зрелые отношения. По сути своей это и есть «Почитай отца твоего и мать твою».

«Мама – звезда, а я – серая мышка»

Ирина, 50 лет:

Моей маме уже за семьдесят, но она до сих пор яркая, активная, занимается спортом, путешествует, постоянно ходит в театр и на концерты, много общается с подругами и такой была всегда, сколько я ее помню. У нее дома на самом видном месте висят ее фотографии в окружении друзей. В дальнем углу – фото внучки. Мое фото – на кухне.

Это принцип жизни: она – самая-самая. 

С моим отцом она развелась, когда я ходила в детский сад. Быстро вышла замуж второй раз. И мы переехали в село, где жил отчим. Из детских развлечений там я помню лес, катание на велосипедах и походы по помойкам, где мы с подружками собирали красивые стеклышки битой посуды. Моя мать была звездой – красивая, активная, она вела в школе кружок самодеятельности. Все ей восхищались. Я при этом росла обычным ребенком. Особых талантов у меня не было. Думаю, потому что никто их и не искал. Я тогда только читала запоем, из-за чего сильно посадила зрение.

Отчим начал сильно пить. Наша жизнь в деревне постепенно превратилась для меня в кошмар. Все каникулы я проводила в городе у бабушки. А через пять лет меня отправили к ней жить. Потом мать развелась с отчимом и тоже вернулась в город. 

После сельской школы, где я была почти отличницей, в городе мне было учиться очень тяжело, я скатилась на тройки. А мама продолжала свою активную жизнь: пела в хоре, занималась спортом, ходила в кружки кройки и шитья, устраивала личную жизнь. Была занята собой. Меня воспитывала бабушка. 

Каждый год мама ездила отдыхать в санатории или дома отдыха в других городах. Меня же отправляли в один и тот же пионерлагерь за городом. 

Я была ничем не примечательной, некрасивой серой мышкой – вся в прыщах, стриженная под мальчика, в маленьких, перекошенных очках. Мама, приходя домой, с восторгом рассказывала о дочерях своих подруг: у одной умница и комсомольская активистка, у другой рукодельница, а у третьей кулинарка. У меня же были только недостатки. 

Ей было все равно, что я чувствую и как я выгляжу. Мне было лет 14 , когда наша новая соседка-красавица обратила внимание, что я расту гадким утенком, и провела с мамой разъяснительную работу. Тогда меня первый раз отвели в парикмахерскую, где сделали модную завивку, и мне было разрешено пользоваться блеском для губ. 

Все мои сверстники гуляли, развлекались, ходили на дискотеки, я не могла себе этого позволить: в старших классах мама оформила меня на работу уборщицей. Хотя мы не настолько нуждались в деньгах. Отец платил хорошие алименты, которые по традиции клали на книжку. Они сгорели в 91-м. 

Когда мне исполнилось 16 лет, мама снова вышла замуж. Она хотела объединить нашу жилплощадь с жилплощадью нового отчима. Но тут вмешалась бабушка: меня оставили жить одну, но с условием содержать себя самой. Мне пришлось перевестись на вечернее отделение. Днем я работала, вечером училась. Личная жизнь не складывалась, потому что я была плохо одетой, некрасивой девушкой и остро ненавидела себя. 

Это были голодные девяностые. Мама ничем не помогала мне. Были месяцы, когда приходилось жить на одной картошке. Зимней одежды у меня не было. Сапоги были огромной роскошью. В итоге на первом курсе я тяжело заболела, чуть не осталась инвалидом.

Мама всегда любила меня, но по-своему, снисходительно, как человека, который ничего не добился. Критиковала меня за всё. Друзья, родственники всегда восхищались именно ей. А я со стороны наблюдала это, болезненно любила свою мать, жутко ревнуя ее ко всем, поскольку мы очень редко проводили время вместе.  

Замуж я вышла поздно, родила дочку, история повторилась. Моя мама не бросилась заниматься внучкой. Все свободное время она продолжала посвящать себе и своим увлечениям в компании подруг. Естественно, что у подруг внуки были лучше, быстрее набирали вес. По ее мнению, я всегда неправильно ухаживала за ребенком, не так гуляла, не тем кормила, не так одевала. Однажды она утащила в мороз ребенка гулять без шарфа, привела ее с красными щеками и сказала: «Посмотри, какая она румяная». Потом оказалось, что ребенок отморозил щеки. 

Внучкой она тоже не восхищалась. Хотя та, в отличие от меня, росла красивой, умной, занималась спортом, привозила медали с соревнований и при этом была отличницей в престижном лицее. Бабушка всегда считала, что мы ее отдали не в тот спорт, что она выбрала не ту профессию, стройность называла худобой.

Сейчас моей дочери за двадцать. Она самостоятельная, живет в другом городе. 

А я начала избавляться от комплексов и реализовывать свои таланты. Оказалось, они у меня есть. А еще оказалось, что я не серая мышка, а красивая женщина. Я сильно изменилась и чувствую себя человеком, который начал новую жизнь. 

Мама старается помогать мне и внучке финансово, но мы по-прежнему не близки, я очень мало рассказываю ей о своих достижениях, поскольку знаю, что она все равно раскритикует их, но и проблемами не гружу. Я очень рада, что у меня с моей дочерью совсем другие отношения. 

«Мама мечтала продать меня подороже одному человеку»

Вера, 33 года:

С мамой мы виделись редко. Из маленького городка, куда меня, двухмесячную, и ее, двадцатилетнюю, привезла бабуля, моя родительница мечтала сбежать. Что и сделала, когда мне не было и полутора лет. Второе образование, новый брак. 

Меня даже позже не забрали в другую семью, большую и крепкую семью отчима. Сказали, что бабушка не отпустила. Так до окончания школы я с бабулей и прожила. 

Мама только по праздникам. Но всегда с опозданием. Даже телеграммы с поздравлениями с моим днем рождения опаздывали на день-два.

Но все 16 лет я ее боготворила. А потом мы – два взрослых человека – стали жить вместе. 

Если вкратце, то мы так и не сошлись характерами. Она обвиняла меня в несостоявшихся отношениях с мужчинами, мечтала продать меня подороже одному человеку, чтобы он содержал ее и меня. Не вышло.

Я рано вышла замуж, а она пообещала развести нас через полгода.

Она хотела, чтобы я была всегда подле нее, чтобы слушала, смотрела в рот и жалела. Это назвалось пониманием. Так и было лет пять. Потом мне надоело. Я перестала потакать ее прихотям, капризам. Пыталась не общаться. Она звонила с проклятьями, даже когда родилась внучка. Сказала, что моя дочь мне за нее отомстит. 

И это еще цветочки. Там были и просьбы о самоубийстве, и подставы, и такие обиды, что нормальный человек пальцем у виска покрутит. Ну, о почивших лучше плохого не говорить… 

Ее не стало внезапно, глупая случайность погубила. Но мне сложно простить ее до сих пор. Она мне снится. И во сне мы всегда спорим о чем-то несущественном. Я надеюсь, что в другом мире она обретет покой. 

Наверное, это останется навсегда – детские обиды и отсутствие мамы все годы рядом. Семьи из нас так и не получилось, но мне совершенно не хочется такого для своих детей. Их, несмотря на свои амбиции, я никогда не брошу. И уж тем более не стану обвинять в том, что с кем-то не сложились отношения. Людей вокруг может быть много, жизнь тоже может удивлять, но дети всегда должны быть с матерью, видеть в ней любовь, чувствовать заботу и способность быть рядом в трудную минуту. 

«В переходном возрасте бабка устроила мне настоящий ад»

Тамара, 27 лет:

Рассуждать о святости материнства, наверное, можно, только когда человек сознательно решил стать родителем. А когда получается «залетела – надо рожать», уж лучше аборт. Когда мама забеременела, и она сама, и моя бабушка были за аборт. Дед настоял, что надо рожать. С ним у меня, кстати, единственным из всей семьи, хорошие, теплые отношения.

С мамой отношения непонятные. Когда мне было три, она оставила меня жить у бабушки. По каким причинам, мне неизвестно. Мама и сама тогда была ребенком. Родила меня, когда ей только-только исполнилось 18. Отца я не знаю, мне про него не рассказывали.

Бабушка у меня своеобразная женщина. В какой-то момент она решила, что я вырасту такой же, как мать. И стала меня пилить.

С 13-14 лет мне твердили, что я принесу в подоле, не получу образования и буду работать поломойкой. Это мое единственное предназначение. Хотя я училась отлично.

Когда начался переходный возраст, бабка устроила мне настоящий ад: не давала гулять, запрещала общаться с друзьями, не пускала в гости. Обзывали шлюхой, проституткой. Хотя у меня и в мыслях такого не было. И я начала протестовать: сначала курила за гаражами, потом стала приходить домой подвыпив. В моей школе такое поведение считалось крутым. 

Дома со мной не общались. Оценки хорошие приношу – и ладно. Чем бы я ни начинала заниматься – плаванием, рисованием, игрой на музыкальных инструментах, мне говорили, что я бездарность, что ничего у меня не выйдет. Даже когда я поступила в университет (и не в один, а во все, какие хотела, в моем городе) на бюджет, дома мне сказали, что я бестолочь и меня оттуда выгонят.

Курса с четвертого я стала сама зарабатывать себе на жизнь, университет закончила с красным дипломом и сразу устроилась работать по специальности. Все это время у меня в голове была установка, что я такая же, как моя мать, только хуже. И только недавно я начала понимать – нет, я совершенно другой человек. И у меня другая жизнь. 

Я чувствую глубокую обиду на маму за то, что она бросила меня. Что вместо того, чтобы быть со мной, строила свою личную жизнь, да так и не устроила. Променяла меня на какого-то алкаша. Если бы я осталась с ней, все могло бы быть по-другому. Не пришлось бы сейчас справляться с заниженной самооценкой и кучей комплексов. Не ощущать периодически, что я никому не нужна и не буду нужна. Я не знаю, что такое любовь в семье. Мне никогда не говорили, что меня любят. 

Сейчас я работаю с психологом. И да, теперь немного легче.

Мария Умнова, психолог, гештальт-терапевт:

Может ли бабушка заменить маму?

Эти истории откликаются обидой, болью, гневом, яростью, отчаяньем и беспомощностью. Такие же чувства испытывает и ребенок, оставленный матерью, отданный бабушке или предоставленный, как одна из героинь, сам себе. Меняется только степень этих чувств и возможность их обнаружить. 

Чем раньше мать оставляет ребенка, тем сложнее эти чувства осознать, но они все равно есть. «Оставить» ребенка – это не обязательно физически с ним расстаться, иногда похожие переживания есть и у детей, которые территориально живут с мамой, но эмоционально мама отстранена. Сложно говорить о «степени травматичности» таких событий. Потому что и у нашей психики, и в жизни есть компенсаторные механизмы и ресурсы. Иногда бабушка способна дать куда больше любви, принятия и поддержки, чем родная мать. Все очень индивидуально. 

В этих историях общим является то, что мать остается центральной фигурой для теперь уже выросших детей. Бабушки выполняют скорее формальную функцию опеки, а все эмоции сосредоточены вокруг материнской фигуры. В этом смысле можно говорить, что в этих примерах бабушки не заменили мам. 

Процесс взросления требует сепарации от родительских фигур. Как цыпленок, чтобы повзрослеть, должен вылупиться из яйца, так человек должен отделиться от мамы. Когда мы взрослеем, мама перестает быть главным человеком в нашей жизни. Тогда мы можем строить «взрослые» отношения. Главными людьми становятся супруги, потом собственные дети. 

В наших историях мамы остались в центре внимания уже выросших детей. Такая ситуация часто мешает созданию собственной семьи, а если такая семья создается, то часто муж (жена) и дети остаются статистами, первую скрипку продолжают играть отношения с мамой. Они занимают чувства, мысли, вызывают сильные эмоции. 

Как будет влиять такая история на взрослую жизнь человека? Все может быть очень по-разному. Выросший ребенок может стать недоверчивым, или наоборот, чрезмерно доверчивым, не способным вступать в близкие отношения, или со стороны его жизнь может выглядеть вполне благополучной. Это зависит от множества разных факторов, но подобный детский опыт определенно оказывает влияние. 

Как перестать чувствовать себя брошенным, преданным? Если вас предали или бросили, невозможно перестать это чувствовать, невозможно это игнорировать. Хотя люди часто пытаются это делать. Я знаю единственный способ – признать, что это было, и пережить все те чувства, которые эта ситуация вызвала. Пережить обиду, боль, страх, отчаянье, ярость. Это сложная задача. Это не всегда можно сделать до конца, иногда для этого требуется много времени. Иногда не хватает и жизни. 

Есть вещи, которые невозможно простить. Я думаю, главное тут – быть честным перед самим собой. И сказать себе: я не прощаю. И идти дальше. 

Когда-то мама была единственным и главным человеком в нашей жизни. И было очень страшно и больно быть брошенным этим самым главным и единственным человеком. Когда мы становимся взрослыми, мы можем увидеть свою маму просто женщиной, обычной женщиной, скорее всего несчастной, возможно, не очень мудрой, запутавшейся, одинокой, беспомощной, не знающей, как ей быть… 

И тогда может открыться возможность получить любовь от других людей. Спасибо маме за то, что она сделала – выносила и родила. А остальное можно пробовать получать от других людей, которые могут любить, которые могут давать тепло и поддержку. В этом смысле бабушка – хорошая, надежная, теплая и любящая бабушка – может заменить маму.

 

Сакура под дождем — Разговор ценой жизнью

                                    
                                          


       POV НамДжун
       Этот монстр обнимал моего единственного сына, которого я люблю больше жизни. Он крутится возле него! Я переживаю за него...
        Я слышал, что в семье Мин есть одна традиция, что альфы в их семье должны выходить замуж только за истенных! А мой Чими~ истенный этого бежалостного зверя. И что мне делать? Я не хочу что мой сыночек страдал всю жизнь из-за этого альфы! Он ему жизнь испортить!
        Я увидел как Чимина подвозил Мин. Что они делаю вместе? Этому Юнги только с кем-то переспать и выкинуть, как игрушку. Я не хочу, чтобы Чими встречался с ним, поэтому завтра я пойду к Мину и решу с ним этот вопрос. А пока я поговорю с сыном.
- Чимин, зайдешь ко мне!- крикнул я, как только он зашел домой.
- Ээээ... хорошо отец... Сейчас!
       Через 5 минут в кабинет заходит Чимин.

          POV Чимин
          Как только я зашел домой, отец сказал, чтобы я пришел к нему в кабинет.
- Отец, звал?- спокойно спросил я, ведь вижу, что отец чем-то обеспокоен и раздражен.
- Да, Чимин... Помнишь, что я тебе говорил по поводу этого Мина!
- Да...- тихо сказал, блин, из-за него у меня куча проблем...
- Пойми, Чими~ Я не хочу, чтобы ты из-за него пострадал...- он подошел ко мне и взял мои руки в свои.- Чими~ я хочу только счастья тебе, чтобы у тебя был любищий муж и спокойная, беззаботная жизнь.- он погладил меня по голове и я вспомнил, как он в детстве меня хвалил за то как я делал успехи и в школе, и в танцах.- Не обижайся на меня. Прости, что накричал на тебя.
- Отец, я понимаю твое бесспокойство. Я сам не рад, что он все время крутится возме меня. Сегодня ко мне приставал парень, а Юнги его избил до полусмерти... Я боюсь....
- Чими, я защищю тебя обещаю,- отец меня крепко обнял, а я в ответ. Как я скучал по таким медвежьим обнимашкам.
- Спокойной ночи, отец. Люблю тебя,- выбравшись из обьятий, побежал в свою комнату.
- Спокойной, Чими~.
        Иногда я даже завидую папе, ведь у него такой отличный муж. Я бы тоже такого хотел, но мне достался самый опасный альфа... С такими мыслями я заснул. Жду нового дня...

          POV НамДжун
          Вот  направляюсь к кабинет Мина. Стоит себя собрать, отвечать и говорит серьезно и по делу, не отвлекаться и твердо стоять на своем. "... Я боюсь..."- я вспомнил слова сына и постучался. Я услышал по ту сторону двери разрешение ввойти.
- Здравствуйте, господин Мин. Я хотел поговорить.
- Я слушаю. О чем?- не отрываясь от ноутбука, сказал он. Что я чувствую? Это как кровь просто закипает и это есть истенный моего сына.
- О Чимине.- я присел на диван, Мин встал со своего места и сел напротив меня, закидуя ногу на ногу.
- Вот как... О моей омеге. Я тоже хотел поговорить о нем.- спокойно говорил молодой альфа. Да, признаю я его иногда боюсь, но если это касается Чими, я не буду отступать.
- Я не хочу, чтобы Вы встречались с моим сыном, как и этого хочет сам Чимин. Точнее, я запрещаю Вам видется с ним. Я знаю про ваши обычия, но испортить жизнь Чимину я Вам не позволю.
- Хм, вот как. Ясно. Знаете обычия и не хотите выполнять? А я придержуюсь обычиям. Вы сами знаете, что омега может забеременеть только от истенного, так вопрос. Не Вы ли рушите жизнь Чимину?
- Вы думаете, что рядом с Вами Чимину ничего не угрожает? У Вас есть много омег, которые так и рвутся с Вами переспать, что Вы тогда хотите от Чимина?!- не выдержав, я крикнул.- Или хотите поигратся и выкинуть, как игрушку? Так это в Вашем репертуаре, только знайте!- я встал с дивана и начал смотреть на Мина сверху.- Я запрещаю Вам приближатся к Чимину! Даже если потребуется я уволюсь с работы. Но к Чимину не смейте подходить!
       Юнги встал и стал напротив меня, посмотрев в глаза. Единственное, что я там увидел- это желание владеть своим и никому не отдавать.
- Запрещаете его истенному видется? Смешно, господин Ким... Я не намерен никому отдавать то, что по праву принадлежит мне! Поэтому прекратите этот разговор. Он ни к чему, ведь я все равно не послушаюсь Вас.
- Он не вещь!
- Я не говорил, что он вещь... И еще не советую Вам уволнятся, ведь мне будет не удобно перед своим тестем. Ха.- он прошел к своему столу и сел за него.
- Не подходите к нему! Чтобы я Вас рядом со своим сыном не видел!- я вышел из кабинета, громко хлопнув дверми.

           POV Чимин
           Я пришел в универ и увидел Гука, который просто сиял от счастья.
- Привет,- кинув рюкзак и сел, положив голову на парту.
- Привет! Ты не представляешь, я начал встречаться с Те!- аа вот что... Стоп! С Ким Техеном?
- С другом Юнги? Техеном? Ты в своем уме? Ты знаешь, кто он такой в этой стране?!- кричал я на всю аудиторию.- Ой! Простите... Гуки, мать твою, ответь!
- Да-да, в своем уме, да. Я ответил на все твои вопросы? Я так его люблю.- улыбаясь своей улыбкой, сказал Гуки.
- Ты же его один только день знаешь! Ты знаешь какой он человек?
- Знаю, он... просто снаружи таким кажется, но он очень добрый и заботливый,- смотря на него, я улыбнулся, ведь Гуки по- настоящему влюбился. Хоть у кого-то счастье...
- Эй, Ким Чимин! Выйдем поговорим!- сказал со своими "собачками" Минхек. Он самый красивый омега универа, который побывал под каждым альфой.
        Мы пошли на задний двор универа. Минхек стал напротив меня, хмыкнув, ударил ногой меня в живот, что я аж отлетел к стенке.
- Омега Юнги? Ха, не смешите! Такому альфе зачем иметь омегу, которая переспала с тремя незнакомцами?!
- О чем ты вообще? И зачем ты меня позвал?- встал я и посмотрел на него.
- Опустил глаза, когда ты стоишь передо мной!- моя щека начала гореть, а с губы капнули несколько капель крови.- Или ты думаешь, что Мин сказав про тебя как про своего омегу, и к тебе начали относится как к королю, то ты ошибаешься! Что я имел ввиду по поводу быть отраханным, то...- Минхек повернув голову и я увидел трех альф, которые направлялись к нам.- Парни, он ваш. Считайте это как подарочком. А ты, Чимин, будь хорошим мальчиком и удовлетвори их.
       Он со своей шайкой ушел прочь, а я остался с этими. Я хотел побежать, но перехватили поперек талии и притянули к потному телу.
- Сама омега Мин Юнги! Ахринеть! Парни как нам повезло!- сказал альфа, который меня держал. Я начал брыкатся, но зря это делал.
         Меня впичатали в стенку альфа, закрыв рот рукой. Он впился в мою шею, начиная оставлять временные метки. От такого положения и своей безысходности у меня начали течь слезы. Еще двое начали ко мне походить, а я от страха закрыл глаза.
          Но тут я услышал крики и звуки драки. Я открыл глаза, альфа который меня держал с испуганными глазами посмотрел на меня и отпустил. Я упал на колени и пытался сфокусировать взгляд, выдь слезы мне мешали. Я посмотрел где те двое, то увидел что они лежали все в крови, повернув голову на третего, то увидел как кто-то, оседлав его сверху, бил по лицу. Спаситель остановился и встал с альфы и начал ко мне подходить, а я начал отползать к стенке. Назад выхода нет, я уперся лопатками в здание.
- Прошу... Не надо...- прошептал я. Он посмотрел на меня и присел на уровень моих глаз. Я поднял взгляд на него и резко потемнело в глазах - я упал в обморок.

Привет. За день две главы- рекорд😏
Интрига? Ждите продолжения, ха!
То оставайтесь с нами.
Ставте звездочки🌟
Люблю вас~

С любовью,
ваш милый котейка
💜

        

С другом моего сына читать онлайн бесплатно Лили Рокс

Нежный минет

Смотрю с восхищением на приличное хозяйство парня и диву даюсь! Неужели это тот же самый Сашка, друг моего сына, который голышом бегал когда-то во дворе?

Неплохо же он отрастил свою дубинку! Ему есть чем гордиться!

Словно завороженная, смотрю на его член и не могу оторвать взгляд. Он словно гипнотизирует меня!

Боже мой, как же он манит к себе! Мне кажется, что я не видела ничего прекраснее в своей жизни! Это просто чудо!

Александр гладит меня по волосам и слегка тянет мою голову к члену. Неужели он хочет? Чувствую, как холодеют конечности. Так и есть… Он хочет, чтобы я взяла в рот… Чёрт, да я даже не знаю как это делается!

От его члена исходит такой сильный запах, не знаю что это… Феромоны? Он просто сводит меня с ума! Мне хочется кричать от счастья и без остановки целовать этот божественный инструмент!

Осторожно прикасаюсь губами к его члену и чувствую, как быстрые вибрации проходят через всё тело моего юного любовника!

На головке у расщелины образовалась небольшая капелька смазки. Не знаю почему, но мне захотелось попробовать её на вкус, и я касаюсь кончиком языка расщелины, слизывая эту конфетку. Александр стонет и сильнее тянет мою голову. Я буквально ощущаю каждой клеточкой своего организма его нетерпение!

Страстно целую головку, не пропуская ни одного сантиметра! Мне полностью сносит крышу и перехватывает дыхание! Я словно кружусь на карусели! Так сильно кружится голова от нахлынувших чувств! Боже, выгляжу как похотливая самка, которая готова совокупляться с кем угодно! Представляю, как я смотрюсь сейчас в его глазах! Внезапно становится стыдно и я резко отстраняюсь от него.

Александр слегка поглаживает мои волосы и вновь тянет голову к своему члену.

Чувствую, что сейчас расплачусь. Я хочу этого, клянусь! Но не могу… Это неправильно! Это против правил и против природы! Этот парень гордится мне в сыновья, я не могу заниматься с ним любовью!

– Оля? Что-то случилось? Что-то не так? – строгим голосом спрашивает он.

– Понимаешь, я думаю, это неправильно, мы не должны этого делать! Мы с тобой…

– Хватит ныть! Открыла рот и взяла член! – Грубо прикрикнул он. Я вздрагиваю от его резкого тона.

Почти полминуты колеблясь, борюсь с искушением, а затем закрываю глаза и отдаюсь во власть своих желаний. Желание у меня сейчас одно, и оно просто выворачивает мою душу наизнанку!

Мои губы прикасаются к его нежной плоти, и язычок начинает осторожно исследовать головку. Несмотря на то, что я не имею опыта в этом деле, мне удается довольно быстро разобраться в этом нехитрым деле.

Александр смотрит сверху вниз, и его каменное лицо остается всё таким же серьёзным. Один раз подняв на него глаза, я больше не смею этого делать, мне безумно стыдно за то, что я вытворяю сейчас… Но я всё-равно делаю это…

Предпочитаю в данный момент просто не думать и полностью отключить мозг. Позволяю телу делать то, что оно хочет!

Старый стул подо мной противно поскрипывает, но мне уже не до отвлекающих звуков! Мой язык нащупывает уздечку. Я много раз видела её на члене мужа, но он почему-то не разрешил мне дотрагиваться до неё пальцами. Говорил, что её можно трогать только языком, так он видимо пытался вынудить меня заняться с ним оральным сексом.

Не знаю почему, мужу никогда бы не стала этого делать… И дело не в его изменах или холодности. Просто в голове не укладывается такая ситуация, при которой я бы взяла в рот его член… А вот Александр – это совсем другое!

Мне кажется, что я готова преклоняться перед его членом! Это что-то божественное и сверхъестественное!

Задевая языком уздечку мужского достоинства моего Ангела, я всё-таки заставляю его лицо изменить выражение. Всё-таки он не такой чёрствый, как кажется на первый взгляд! Продолжая нежно играть с его уздечкой, я осторожно засасываю головку. Делаю круговые движения языком, а затем кончиком проникаю в расщелину. Слизываю сладкие капельки смазки, которая образуется снова и снова.

В порыве страсти я кажется слишком глубоко протолкнула язык, стараясь жадно вылизать образующийся нектар. Александр дёрнулся, словно его ударило током, и я моментально остановилась.

– Не останавливайся, продолжай! – приказывает он, но его голос звучит так нежно и томно!

Мне нравится, что он может быть таким разным! Он может быть ласковым, может быть грубым, чрезмерно требовательным… Этот человек в маске, которого я узнала с иной стороны, совершенно не тот Сашка, которого я знала до этого!

Наверное я окончательно потеряла рассудок, но мой воспаленный мозг рисует в голове такие безумные картины! О, этот его властный голос и его требовательный тон… Мне хочется подчиняться ему и выполнять каждый приказ!

Окончательно потеряв контроль, я стараюсь вдыхать запах его члена, облизывать и дарить бесконечные поцелуи! Если будет нужно, я готова без разговоров целовать его ноги и благодарить за то, что обратил на меня внимание! Я до сих пор не могу поверить в то, что всё это происходит в реальности! Просто не укладывается в голове!

Этот юный господин перевернул всё моё понимание о сексе! С горечью осознаю, что до встречи с ним я даже не предполагала, что такое истинное удовольствие! Стоит только вспомнить, как он бесцеремонно нагнул меня на вечеринке и во мне моментально вспыхивает дикое желание! Такого сильного желания я ещё не испытывала никогда! Даже когда была совсем юной…

Боже, что же он со мной делает? Это сумасшествие никогда не кончится, пока я целиком не растворюсь в Александре…

Украдкой смотрю на него, он приоткрыл рот и поднял голову. Настоящий Ангел! Боже мой, как же он красив! Его величественный стан и его сосредоточенное на получении удовольствия лицо! Он просто создан для того чтобы перед ним пресмыкались! И я готова делать это! Вот уж реально судьба подкидывает сюрпризы! Никогда бы не подумала, что смогу признаться в этом, но я действительно готова ползать в ногах Александра! Лишь бы он продолжал так стоять и наслаждаться моими ласками…

Когда головка его члена пульсирует в моей полости рта, я чувствую, что передо мной открывается вселенная! Словно я узнаю что-то такое, чего раньше мне было недоступно и неведомо!

Иногда проскальзывает где-то в глубине души чувство обиды за то, что столько лет от меня скрывали что-то важное, но я знаю, в этом винить могу только себя, я сама отказывалась пробовать что-то новое. А может быть, всё дело в том, что я не встречала мужчину, способного разбудить во мне эту дикую страсть?!

Властного господина, способного разбудить во мне настоящую шлюху, которая готова унижаться, ползать и умолять своего мужчину, чтобы он позволил пососать его член! Это удивительное чувство, и я просто кайфую от того, какие эмоции захлестывают меня в данный момент!

Александр продолжает наслаждаться моими ласками, и его волнение выдает только дрожь в теле, мне так нравится смотреть на него! Я словно чувствую себя неопытной девчонкой рядом с таким шикарным мужчиной! Сидя на стуле и держа во рту его член, я периодически поднимаю глаза и подолгу смотрю на него.

Я уже без смущения наблюдаю за ним, и мне нравится этот процесс наблюдения! Мне нравится видеть результат своей работы!

Боже, мой нежный мальчик просто рождён был для того, чтобы я ласкала его ртом! Мои губы активно работают, и я начинаю с азартом заглатывать всё больше и больше мужской плоти, видно как Александр одобрительно улыбается уголками рта. Понимаю, что двигаюсь в правильном направлении!

Возбуждение накрывает меня, и я начинаю двигать головой навстречу слабым движениям Александра, он словно прочитав мои мысли, берёт меня за голову и начинает делать движение тазом навстречу мне.

Наращиваю темп. Через минуту его движения ускоряются настолько, что я уже не успеваю ласкать его языком и просто держу рот открытым, чтобы он мог трахать меня.

По сути, теперь это именно так и выглядит! Он просто трахнет меня в рот, словно это обычная промежность. Мне это не совсем удобно, но я готова смириться, если моему ангелу это нравится!

Он тяжело дышит и хватает меня за волосы, его движения становятся настолько резкими, что причиняют боль!

Из глаз начинают течь слёзы, член задевает мои гланды, вызывая рвотные позывы. Чёрт, вот именно поэтому я и не занималась этим с мужем! Наверное, это одна из многих причин, почему я не хотела пробовать оральный секс!

И меньше всего мне хотелось бы сейчас, чтобы меня вывернуло прямо на его член! Что же он делает, остановите его кто-нибудь! Впадаю в панику и судорожно делаю глотательные движения, чтобы сдержать рвотные позывы. Но быстрый темп Александра не даёт мне сосредоточиться и ещё больше вгоняет в панику!

“Господи, Сашенька, мой хороший, кончай уже поскорее!” – Мысленно пытаюсь Достучаться до него! Ещё секунда и я задохнусь!

Я не успеваю сглатывать слюни. Сложно определить, с какой скоростью мужской торс двигается навстречу мне! Периодически Александр загоняет свой инструмент так глубоко, что я утыкаюсь носом в кубики его пресса.

А ещё мне сложно представить, что будет, когда он кончит… Пожалуй, это самый главный кошмар моего представления о минетах. Это ещё одна из причин, почему я отказывалась заниматься этим с мужем, и пожалуй, это даже одна из наиважнейших причин! Стоит представить в голове эту картину и сразу же начинаются приступы тошноты! Я не хочу даже пробовать на вкус эту жидкую дрянь, которая выделяется при мужском организме!

Но возможно, с Александром всё будет по-другому. Отчего-то мне кажется, что его сперма мне не будет так противна, и я смогу возможно даже проглотить…

И вот мой ангел стонет! Так нежно и так протяжно! И куда делась вся его брутальность? Испарилась! Слетела с лица, словно маска. Смотрю на него во все глаза и снова вижу малыша Сашку, который сейчас неистово долбит мой рот своим внушительным хозяйством!

О нет! Меня снова охватывает агония и чувство стыда, снова здравый рассудок заставляет мой разум разделиться на части! Что я делаю?! Да как же я допустила это? А в следующий миг я уже ощутила, как тело Александра содрогнулось и мой рот наполнился солоноватой жидкостью.

Этот волнительный момент, когда мой ангел кончает…. Хочется плакать и смеяться от счастья! Это так трогательно!

Но он не останавливается и продолжает трахать мой рот! А я продолжаю судорожно глотать, чтобы не захлебнуться в собственных слюнях и его сперме.

Тем не менее, темп он постепенно снижает. Поднимаю глаза и вижу, что он с улыбкой смотрит на меня. В этот момент всё моё тело пронзает чувство стыда, и я снова краснею. Он убирает руки с моей головы, позволяя оторваться от его инструмента, и я начинаю судорожно откашливается и жадно глотать воздух.

Отдышавшись, бросаю косой взгляд на Джека. Он с интересом наблюдает за нами. Боже, надеюсь он не понимает, что мы тут творим! Хотя, он вполне может соображать… Порой мне кажется, что он намного умнее, чем это можно представить… Очень часто, когда я смотрю в его глазах, мне кажется он понимает всё! На редкость умная собака…

Снова поднимаю глаза на Александра и слегка улыбаюсь, но он остается всё такой же серьёзный и грозный. Когда он на меня вот так смотрит, сверху вниз, я испытываю лёгкий дискомфорт, словно провинившаяся школьница и меня сейчас будут ругать…

– Да, – медленно протянул он, – Тебе ещё есть чему учиться, сосать ты вообще не умеешь! – Разочарованно произносит он.

Что он сказал?! От такой наглости у меня перехватывает дыхание. Что он несёт? Может быть я ослышалась?

– Что? – Растерянно переспрашиваю я.

– Я говорю, что отсосала на троечку, придётся подучиться немного!

Нет, я не ослышалась! Он действительно это сказал! Боже, да как он смеет?! Не могу поверить в это! Возмущение захлестывает меня с головой!

Я словно рыба, выброшенная на берег, открываю рот, но сказать ничего не могу! Во рту горький привкус мужского семени, а в глазах снова слёзы. Обида душит, и мне не хватает воздуха, только минуту назад я ощущала себя самой счастливой женщиной в мире! И что же?

А теперь вместо этого я испытываю злость, ярость и ненависть! Ненависть наверное больше даже к самой себе… Я сама виновата в том, что произошло и не стоит винить Александра. Он просто дерзкий мальчишка, заигравшиеся во взрослого дядю.

– Ты плачешь? Что-то не так? – Спрашивает он таким тоном, что мне сложно понять, издевается он или всерьёз интересуется моим состоянием.

Я уже не могу сдерживать слёз, они безудержно катятся по щекам. Слёзы жгучий обиды и досады!

Александр гладит меня по волосам, пытаясь успокоить. Но я грубо скидываю его руку со своей головы.

– Уходи! Просто уходи и больше не возвращайся!

– Оля? Что-то не так? – с изумленным лицом спрашивает он. – Разве тебе не понравилось?

Как я могу объяснить, что именно мне не понравилось? Я даже не могу ему объяснить, что именно меня задело!

То что я, взрослая женщина, делала впервые в своей жизни минет пацану, который мне годится в сыновья, и которого я знаю с детских лет, или то что этот маленький нахал сказал мне эти жуткие слова!

Он просто плюнул в душу! Никогда не чувствовал себя так погано, как сейчас! Ярость и злость бушуют во мне и хочется просто сейчас напиться, чтобы забыть об этом позоре!

– Оля, почему ты себя так странно ведешь? Я что-то не так сделал? – снова спрашивает он, и я начинаю сомневаться в том, что он намеренно обидел меня. Возможно он реально не понимает, насколько его слова прозвучали обидно…

– Всё в порядке, Саша, просто я очень устала и хочу отдохнуть. – Безучастно отвечаю я, не желая объясняться с этим ребёнком. Как я смогу рассказать о том, что происходит у меня в душе в данный момент?

– Но ведь мы только начали! – Удивлённо восклицает он, и я с удивлением поднимаю на него глаза. Нет, этот нахал словно испытывает моё терпение! он что серьезно хочет продолжения?

Не знаю почему, то что он сказал о моих способностях к минету, так сильно задело мою гордость. Это всё-равно что художнику сказать, что у него нет таланта и даже не стоит пытаться рисовать. Дело в том, что я не просто сосала его член, и это делала от всей души! Вкладывая все силы, которые у меня были! Никому в жизни я не стала бы делать этого, но ради него я пошла на такие жертвы!

Наверно это и больнее всего, что он не просто не оценил моих стараний, а ещё и посмеялся надо мной! Я не могу простить ему такое… Его слова словно застряли у меня в ушах и продолжают крутиться, как испорченная пластинка.

Он оказался таким жестоким и бессердечным, полностью лишенный тактичности! Больше всего на свете мне бы сейчас хотелось, чтобы он понял, как глубоко ранил меня, но вряд ли он сможет понять…

Его руки касаются моего лица, и он тянет меня снова к своему полуопущенному члену. Ещё раз, что ему опять от меня надо?

Неужели ему всё ещё мало моих унижений, хочет ещё?

Он более настойчивее тянет мою голову к своему паху, а я грубо отталкиваю его и отворачиваюсь.

– Оля, что с тобой происходит? Пять минут назад ты была более покладистый, – нервно произнося он. – Мне не нравится, как быстро у тебя меняется настроение, если мы начинаем наши долгие дружеские отношения, то ты должна будешь подстроиться под меня и мои требования.

– Да не собираюсь я ни под кого подстраиваться! Саша, просто уходи! – ко мне возвращается дар речи, и я почти кричу на всю квартиру.

Александр смотрит на меня вопросительно, словно ждёт объяснений. Чёрт, я чувствую себя так, словно должна ему что-то объяснять, словно реально провинилась!

– Саша, я взрослая женщина, я гожусь тебе в матери, я знаю тебя почти с пелёнок! Мы не можем быть с тобой вместе, просто не можем, пойми это! – Устало говорю я ему.

– Ты ошибаешься! – Мы уже начали наши отношения, то что ты сейчас делала для меня, как это называется? – Он переходит на более громкий голос, заставляя меня дрожать.

Каждый раз, когда он повышает голос, я ощущаю трепет во всём теле от этого тембра. Не знаю, возможно меня это заводит, и я не могу себя контролировать…

– Саша, ты безумец! – сокрушенно говорю ему. – Как ты не понимаешь, а если об этом узнает мой муж? Ты знаешь какой будет скандал?

– Не будет никакого скандала, – надменно произносит он, – Я же работаю у твоего мужа, могу заверить, ему совсем не до тебя!

Чувствую, как снова заливаюсь краской. Снова не могу понять, он сейчас насмехается надо мной? Явно говорит о том, что мой муж изменяет мне и об этом уже все знают! Не понимаю, как так получилось, что я забыла тут факт, что сын просил устроить Сашку на стажировку к мужу…

Теперь многое становится понятно. Цепочка событий, которая привела меня в сегодняшнюю ситуацию прослеживается более чётко…

Золушка на балу

После 40-ка у меня начались первые “приливы”. Преждевременно, но видимо виной тому многочисленные стрессы. А ещё, как назло, постоянно хочется секса! В молодости так не хотелось, как сейчас! Словно взбесилась! Моё тело ноет и просит внимания, несмотря на физическую и моральную усталость.

Семейная жизнь, на первый взгляд, удалась. Мы с мужем уже двадцать пять лет вместе, вырастили прекрасного сына, которого буквально на днях проводили в армию. Теперь я не нахожу себе места. Квартира опустела и порой не хочется даже возвращаться домой.

Самое печальное, что поговорить с сыном мне не разрешили до момента присяги. Какие-то странные правила той части, в которую его отправили. Моё материнское сердце не находило покоя. Я ощущала, что из меня просто взяли и выдернули кусок! Словно вынули сердце и положили вместо него что-то ледяное!

Окончательно добила меня проверка на работе. Отчеты не сходятся, моя команда не справилась с работой в этом месяце. Мне грозит увольнение. А это между прочим моя основная работа! Те подработки, что я беру дополнительно, приносят копейки.

Геннадий Петрович вызвал меня и долго мурыжил по поводу отчётов. Все мои аргументы он даже не стал слушать. Оказалось, он ещё тот редкостный козёл!

– Думаю, Ольга Сергеевна, нам придётся расстаться.

– Геннадий Петрович, дайте мне ещё один шанс! Я ведь столько времени работаю у вас!

– Думаю, наша компания больше не нуждается в ваших услугах.

Вот так чётко и коротко он буквально разрушил ту стабильность, на которой ещё держалась моя жизнь. Я бежала по лестнице едва успевая переставлять ногами и рискуя свалиться!

Нервы сдали окончательно, и я не выдержав, расплакалась уже в метро. Именно тогда я почувствовала острую необходимость в поддержке близкого человека. Мне так хотелось, чтобы кто-то обнял меня, пожалел, успокоил, сказал бы, что все будет хорошо.

Выбежав из метро, я начала быстро набирать номер мужа. Мне очень хотелось поделиться с ним своей проблемой и получить слова поддержки, но он не взял трубку. Ну почему он опять не отвечает? Он говорит, что всё время занят. Почему он не может уделить мне хоть несколько минут в день? Неужели, я прошу так много?

Олег, мой муж, много лет проработал на заводе, а пару лет назад устроился на хорошую должность в престижную компанию. С того момента, он всё чаще и чаще стал задерживаться на работе. В выходные его стали вызывать на деловые встречи, участились командировки. Мы практически перестали видеться. Иногда я стала забывать, что вообще нахожусь замужем. После того, как мы проводили сына, я фактически жила одна в квартире с собакой. Олег мог по неделе не появляться дома. Один только пёс скрашивал теперь моё одиночество.

Когда сын был дома, это не так бросалось в глаза, но теперь…

– Привет Джек! – сказала я, войдя в квартиру. – Один ты меня любишь.

Джек преданно завилял хвостом и попытался облизать моё лицо.

– Что? Тоже соскучился по «папе»? – Пёс кружил возле меня – Только ты у меня и остался…

Зайдя домой и, почувствовав хоть чьё-то тепло, я опять разрыдалась, бессильно опустившись на пол в коридоре. Джек, непонимающе суетился возле меня, облизывал и поскуливал. Я чувствовала себя очень одинокой и несчастной.

Я сидела и думала: зачем это всё? Зачем я работаю на трёх работах, оплачиваю все счета, слежу за домом, гуляю с собакой? Я регулярно не высыпалась, не ходила развлекаться с подругами, выходила из дома только на работу и в магазин. Олег пропадает вечно на работе, но деньги тратит на себя. Он покупает себе дорогие костюмы, часы, ботинки. Должен же он выглядеть достойно на новой работе. А когда я себе покупала что-то из одежды? Даже не припомню… Такой бессмысленной мне показалась жизнь, которую я проживала.

Я попыталась вспомнить тот момент, когда же в моей жизни всё так изменилось. Наверное, когда мы переехали в эту квартиру десять лет назад.

Мне пришлось устроиться на подработки, чтобы покрывать долги. Олег тогда только устроился на работу, получал совсем мало. Теперь я даже и не знаю, сколько он зарабатывает. Он не говорит мне. Он вообще почти перестал со мной говорить. А ведь раньше мы часами болтали лежа в постели, могли не спать всю ночь. Теперь я сплю очень мало, потому что нужно доделывать работу. Я перестала узнавать своего мужа. Мне стало казаться, что я совсем ничего не знаю о нём.

Вдоволь наплакавшись, я наконец пошла в кухню. Джек тоскливо скулил возле меня, жалуясь на свою одинокую жизнь.

– Прости, милый, про тебя совсем все забыли!

Глядя на пса я видела в нём своё отражение. Ведь я ощущаю всё тоже самое сейчас. Мне тоже не хватает внимания и ласки. И я также, как и он, постоянно в ожидании, что в моей жизни хоть что-то изменится, и Олег внезапно станет таким же, как раньше.

Иногда я задумывалась, может быть проблема во мне? Я много работаю и сама отдалилась от мужа. Но все мои попытки сблизиться – оказывали сопротивление. Причём это не выглядело так, словно он обижен на меня. Он словно реально был равнодушен ко мне, хотя и пытался это всячески скрыть.

Как вернуть былую любовь, если от неё остался лишь пепел? Устало готовлю ужин, ожидая, когда Олег вернётся домой. Звоню ему, но он по-прежнему не берёт трубку. Видимо завал на работе… Он иногда рассказывает мне о своих делах, но я мало что понимаю в них. Я просто слушаю и наслаждаюсь тем, что хоть как-то получают от него внимание.

Он вернулся очень поздно, от ужина отказался и сразу же пошёл в душ. Мне показалось, что от него пахло женским парфюмом. Впервые у меня закралось зерно сомнения. А что если?..

Нет, я знаю его уже столько лет, мы вместе прошли и огонь и воду, не может же он быть двуличным и нагло меня обманывать?! Я бы сразу заметила! Или всё-таки может?

Любопытство взяло вверх и я полезла в его сотовый телефон, который он постоянно держит в своём портфеле. Впрочем, ничего интересного я не нашла в эго мобильнике, но мой взгляд привлёк отдельный кармашек в портфеле. Прислушавшись и убедившись, что муж всё ещё моется, я тяжело вздохнув, открыла этот потайной кармашек.

Бинго! Нашла его рабочий телефон!

Это был второй сотовый, который муж купил себе для работы. Мне было запрещено звонить на этот номер, чтобы не отвлекать его в рабочие часы. На рабочий я не должна была звонить, а личный телефон он не брал. Меня так разозлило это в тот момент. Я не удержалась и взяла телефон в руки. Любопытство победило, и я открыла личные сообщения.

«Леночка, привет! Жду тебя сегодня в ресторане в 14.00»

«Привет, Олежа! Спасибо за подарок, давно мечтала о таком ноутбуке! Конечно, буду»

Далее, были улыбающиеся смайлики от них обоих друг другу. Что это за Леночка? Что за Олежа? Почему он договаривается о встрече в ресторане в рабочее время? Как раз в тот самый момент, когда я плакала и звонила ему, чтобы получить слова поддержки. Почему он не взял трубку, когда я так нуждалась в нём? Мысли с чудовищной скоростью проносились у меня в голове, заставляя думать о самом худшем. Именно о том, что я больше всего боялась всего: мой муж обзаведётся любовницей.

Мне в голову прокрались тошнотворные мысли сомнения. Где на самом деле пропадает мой муж? Что это за работа такая? Что за женщина, с которой он собирается встречаться в ресторане? Да ещё и подаренный ноутбук… Я пыталась вспомнить, когда последний раз мой муж дарил мне подарки. И не смогла. Наверно только в начале наших отношений до свадьбы. А тут, неизвестно какой женщине, он дарит подарок.

На следующий день после обеда я взяла на работе отгул на полдня и поехала на работу к мужу.

– Олег Владимирович уже ушёл… – неуверенно проговорила секретарша, но вдруг спохватилась:

– Вы, наверное, по поводу пригласительных билетов на бал? Ваш муж получил два пригласительных, сегодня состоится бал-маскарад, буду рада вас там видеть, – она улыбнулась мне своей обворожительной улыбкой и замерла в ожидании, когда я уйду.

– Да, вы знаете, он передал мне, но я потеряла свой пригласительный. Вы не могли бы выдать мне ещё один?

Девушка любезно согласилась помочь и вписала своим красивым почерком моё имя на новом пригласительном билете. Видно было, что ей не терпелось, чтобы я от неё поскорее отвязалась. В любом случае, мне оставалось ждать вечера и надеяться, что Олег взял второй пригласительный именно для меня, а не для кого-то ещё…

А в голове у меня вырисовывалась картина, что муж меня, по всей видимости, обманывает уже долгое время. С работы он уходит рано, только вот едет не домой, а неизвестно куда. Не отвечает на мои звонки. Дарит подарки другим женщинам. А также не сообщает мне о том, что на работе намечается какой-то бал, куда он вероятно «забыл» меня пригласить.

А может быть, он действительно пригласил на торжество не меня, а кого-то другого, может ту самую Леночку? Я была просто вне себя от злости. «Ну, уж нет! Я этого так не оставлю!» Я пообещала сама себе, во что бы то ни стало, разобраться в этой ситуации и выяснить, что скрывает от меня муж.

Держа в руках пригласительный, я чувствовала внутренний страх. Мне хотелось надеяться, что мои страшные подозрения окажутся бредом.

Олег ведь любит меня, он не такой, он не мог мне изменить, у него совсем другой характер. Мне он всегда казался честным и правым во всем. Наверное, есть какая-то причина, по которой он так поступает. Причина, которая окажется для нашего общего блага. Просто я пока об этом не знаю. Но я обязательно всё узнаю и расставлю по местам!

Я всё ещё с непониманием смотрела на пригласительный билет в моих руках. Изнутри меня раздирали совершенно противоположные чувства. С одной стороны я хотела поехать туда и убедиться в своей неправоте. Ведь Олег не мог мне изменить. Он любил меня, и я его любила. А с другой стороны я боялась. Боялась оказаться правой.

Я глубоко и протяжно вздохнула, попыталась собрать свои мысли в кучку. Я с силой встряхнула головой, резко выдохнула и подняла голову. Из зеркала около двери на меня смотрела взрослая женщина с красными, заплаканными глазами. Но, несмотря на немного опухшее и уставшее лицо, она была особенно красива.

В этот момент я решила для себя, что поеду на этот чёртов бал, и будь что будет. Я уже забыла, когда я развлекалась и вообще куда-то выбиралась кроме работы и магазина. Я тоже заслужила немного отдохнуть. А заодно я докажу, прежде всего себе, что мой муж мне верен, а я всё ещё хороша собой.

Я улыбнулась себе в зеркало. Улыбка вышла кривая, но обнадеживающая. Усмехнувшись, я пошла в спальню. Подойдя к шкафу, я его распахнула и начала перебирать свои вещи. Вытягивая скудный набор костюмов и платьев, я осматривала их, и бросала на кровать. Спустя полчаса я без сил рухнула на кровать и обхватила голову руками. Слёзы снова подступили к глазам.

– Нет! Это все не то! – скулила я. – У меня нет подходящего платья! В том, что у меня есть, я просто не могу появиться на таком вечере!

Новый образ для бала

Внезапно мне пришла в голову, по моему мнению, гениальная идея! Прокат! Я же могу взять наряд в прокате!

Я резко подорвалась с места и залезла в свое потаенное место, где я хранила свои сбережения. Найдя заветный мешочек, я вытряхнула и пересчитала купюры.

– Ну, на платье золушки не хватит. Но по фигуре подобрать что-то приличное и сделать соответствующий макияж можно.

Эта идея меня воодушевила, и, схватив сумку, судорожно засунув в неё приглашения, и деньги рванула из дома. Джек всё это время наблюдавший за моими быстрыми действиями, округлил глаза и жалобно тявкнул. Да, милый, твоя «мама» немного сошла с ума.

Я благодарила множественные мелкие организации за то, что вблизи жилых домов они натыкали свои ателье, парикмахерские и салоны красоты. Я быстрым шагом шла по аллее, внимательно осматривая первые этажи зданий, которые пестрели яркими вывесками. Пройдя ещё несколько шагов, я увидела небольшую, но приметную вывеску о прокате платьев. А рядом, через два магазина стоял салон красоты.

– Отлично! – обрадовалась я, почувствовав, как сердце сделало кульбит и вернулось на место.

Практически бегом я залетела в прокат. За стойкой администрации сидела молоденькая девушка с копной чёрных волос. Она явно скучала, потому что даже на звук открывшейся двери она не подняла головы от телефона.

– Здравствуйте! – сказала я, подойдя к стойке.

– Ой. – Подскочила от испуга девушка и чуть не выронила телефон. – Здрасьте.

– Мне нужно вечернее платье по фигуре в прокат. – Выпалила я своё пожелание. – Эта будет частная вечеринка. Если честно, я не знаю, что конкретно там нужно одеть… Никогда не была на подобных мероприятиях.

Я протянула ей пригласительные, надеясь, что она со своим опытом точно разберётся, во что меня нарядить.

Девушка медленно встала и осмотрела меня с ног до головы оценочным взглядом. Я невольно поёжилась. Не нравилось мне, когда на меня так смотрят.

– Хм. Хорошо. У нас есть несколько вариантов. – Проворковала администратор, или продавец, или как их там ещё называют.

– Супер! Только можно побыстрее? У меня встреча через три часа. А ещё нужно сделать макияж.

Девушка ничего не ответила. Она только кивнула, улыбнулась и ушла вглубь магазина.

Я осталась у стойки администратора и с нетерпением ждала её возвращения. Не заметив, я начала нервно барабанить пальцами по стойке и вертеть головой в разные стороны. Почему-то меня начала бить мелкая дрожь. Время неумолимо приближалось к началу бала.

Наконец-то девушка появилась на горизонте, неся в двух руках два платья. Одно было блестяще-серебристое, в другое голубое, на вид шелковое и воздушное. Я с первого взгляда влюбилась в него, и, не раздумывая, указывая на это платье, сказала:

– Вот это!

Девушка остановилась на полушаге, снова улыбнулась и отбросила второе платье на ближайшее кресло.

– Отличный выбор! Померите?

– Да! А, ещё мне нужна маска под него!

– Да, конечно.

Я удалилась в примерочную. Спустя несколько минут девушка просунула мне маску, идеально подходящая по цвету и фасону под платье. Борясь с внутренней дрожью, я натянула на себя платье, маску и посмотрела в зеркало.

– Боже! – вырвалось у меня.

– Что такое? – с испугом проговорила девушка и заглянула ко мне. – Ого! Вы выглядите сногсшибательно!

Я ничего не смогла ответить. Платье действительно идеально облегало мою фигуру. Оно подчеркивало талию, легкая, шелковая ткань струилась по бёдрам, и обволакивало ноги при движении. Ощущения были нереальными! Упругий корсет отлично поддерживал и округлял мою грудь. На меня смотрела роковая красавица! А глаза? Глаза блестели! Впервые за долгое время от счастья, а не от слёз.

– Беру! Оформляем.

Девушка кивнула и удалилась.

Быстро оформив документы, и заплатив весьма символическую сумму за это чудо, я рванула в салон красоты. Оставалось всего два часа. Я не должна опоздать.

На моё счастье в салоне никого не было, и я уже через час была обворожительной красоткой с прической, макияжем и в самом шикарном платье. Благо по акции я ещё урвала и удобную обувь идеально подходящую к платью. Теперь, я готова покорить этот чёртов бал!

Боже, сколько же денег я потратила? Никогда не позволяла себя такую роскошь!

***

Я зашла в большой зал. Свет был приглушен, играла ненавязчивая музыка. Зал был полон людей. Все мужчины были в смокингах и черных масках. А женщины в пышных, бальных платьях. Каждая дама выглядела шикарно и богато. Все лица были спрятаны масками. Я будто оказалась в 19 веке. Мне казалось, что даже стены излучали романтику древности и заманчивый, таинственный шарм.

Протянув руку к бокалу, я почувствовала вместо бокала, как пальцы чужой руки коснулись меня. Передо мной стоял молодой человек в костюме и маске, скрывающей лицо, как и у всех присутствующих.

Я одернула руку, и в этот момент, почувствовала какую-то дрожь в теле, как будто внезапный сгусток энергии, пронзил всё моё тело. Мурашки пробежали по спине, а дыхание стало частым и прерывистым, голова закружилась и я сказала:

– Прошу прощения, – мой голос звучал совсем по-другому. Мне он показался более уверенным и твёрдым. Возможно, из-за маски я почувствовала себя более уверенно.

– Ну что вы. Это я прошу прощения. Возьмите, – он протянул мне бокал. Какой у этого мужчины был странный голос…. Словно пронизывающий всё внутри! И в то же время, такой знакомый! Будто я знала его всю жизнь! Я почувствовала приятное тепло внутри от него. Мне не показалось, я просто была уверена на сто процентов, что когда-то я уже слышала этот голос, но никак не могла вспомнить, где же это могло быть.

Пауза затянулась. Мы так и стояли друг напротив друга, между нами стоял официант с подносом. Незнакомый мужчина, не стыдясь, не сводил с меня глаз. Его пронзительный взгляд осмотрел всю мою фигуру, волосы, но больше всего задерживался, глядя глаза в глаза. Он будто бы просканировал меня всю своим взглядом, а я так и стояла, словно голая, не в силах пошевелиться. Я почувствовала возбуждение от того, что так сильно понравилась молодому мужчине. Вспоминая нашу жизнь с Олегом, я поняла, что он ни разу так не смотрел на меня.

Тут меня осенило! Я же приехала на этот бал с целью увидеться с Олегом. Нельзя терять время. Я резко дёрнулась, взяла бокал и развернулась, чтобы уйти. Но незнакомый мужчина остановил меня.

– Извините, мы не знакомы? Мы не встречались ранее?

– Нет, не думаю. – Выпалила я.

А сама подумала: «Интересно, где бы мы могли встретиться? Да к тому же, он слишком молод. Вряд ли я его встречала».

– Но мне кажется ваш голос очень знакомым… – настаивал молодой человек.

– Вы знаете, мне тоже… Но всё же я думаю, это простое совпадение.

Ещё раз осмотрев его, окончательно убедилась, что мы не знакомы. Да к тому же, я никого не знаю с работы мужа. А парень этот явно мажор, вот как нагло смотрит, наверняка чересчур высокого о себе мнения. Вырядился так, что я чувствую себя белой вороной на его фоне… Мой шикарный наряд конечно не дотягивает до всех этих гостей… Хотя я постаралась сегодня нарядится на славу, в зеркало сама себя не узнала! Настоящая королева! Словно сбросила лет 10, если не больше!

И признаюсь, мне льстит внимание молодого человека. Рядом с ним я чувствую себя моложе!

Нет, к сожалению, среди круга моего общения такие шикарные персоны не встречаются. Всё это больше похоже на сказку. Разве обратил бы он на меня внимание в обычной жизни, когда на мне не было бы этого красивого платья, прически и макияжа?

Скорей всего, он бы меня даже не заметил. Как бы сильно мне не понравился этот незнакомец, его голос, запах и глаза, но пора возвращаться в реальность. Поэтому я снова сделала попытку шагнуть в сторону. Но он был настойчив. Он резко дёрнулся в мою сторону, не замечая стоящего на пути официанта. Тот поспешно удалился. Незнакомец подошёл прямо ко мне, перегородил дорогу, показывая, что он так просто меня не отпустит.

– Я, всё-таки очень прошу вас назвать свое имя, – отчеканил он. Его голос звучал так властно, что я задрожала и внутри всё сжалось.

– Не вижу причины делать это, – промолвила я. И тут я поняла, что откровенно флиртую с ним. Он подходил всё ближе ко мне, почти прижимался, а я стояла, вдыхала его аромат и не могла пошевелиться, как будто находилась под гипнозом.

Тут меня пронзила новая порция энергии. Он прикоснулся к моей руке еле заметно, но я ощутила так остро это прикосновение, как-будто электрический разряд пронзил мою руку. Затем он склонился надо мной, я чувствовала его дыхание близко-близко, он как бы случайно, коснулся меня губами, когда говорил. На мгновение мне показалось, что всё вокруг исчезло, и мы остались только вдвоем.

– Что мне нужно сделать, чтобы ты сказала “Да”? – произнес он еле слышно мне на ухо. – Я могу много чего сделать. Особенно, когда девушка слушается меня.

Я слушала, еле дыша. Сердце стучало так быстро, меня бросило в жар. Я невольно закрыла глаза, поддаваясь новой порции возбуждения. Он вёл себя так властно, что хотелось подчиняться ему безропотно. Я бы так и стояла дальше, если бы неожиданно, звонкий голос не прервал бы наш разговор.

– Прошу прощения, я не могу больше разговаривать, я тут по делу, – после этих слов я быстро удалилась, воспользовавшись его замешательством.

Ко мне вернулось адекватное восприятие происходящего. Я без промедления двинулась в сторону и поспешила скрыться за углом. Шла, второпях забывая смотреть, куда иду. Меня еще не отпускало возбуждение, произведённое этим молодым парнишкой, в висках стучало, дыхание сбилось. Я пыталась найти дамскую комнату, чтобы привести себя в порядок перед тем, как встречусь с Олегом. Но, к сожалению, не смогла найти и зашла куда-то не туда.

Мужчина в маске

Зал, куда я попала, был достаточно просторный и хорошо освещенный, и здесь также было много людей. Все они были красиво и дорого одеты, они разговаривали друг с другом с важным видом, и я почувствовала себя неуютно. Поэтому, когда я заметила официанта с подносом шампанского, то не задумываясь взяла бокал. Шампанское моментально ударило мне в голову и я сразу же пожалела, что выпила.

Внимательно осмотрев всех мужчин в зале, я надеялась узнать фигуру Олега. Но мне не удалось его найти. Поэтому я решила подняться на лестницу и посмотреть сверху на толпу. Может так получиться найти моего мужа.

Протиснувшись сквозь толпу, мне всё-таки удалось подняться на второй этаж и выйти на красивый балкончик, напоминающий мне чем-то балкончики в театре. И снова я начала всматриваться в толпу народа. Нет. Тут его нет. Краем глаза я заметила, что и по второму этажу гуляют люди в костюмах.

Господи, сколько же тут помещений?! Я так вечно могу искать его!

– Может он на втором этаже? – прошептала сама себе.

Я отошла от балкона и пошла внутрь. Блуждая по коридорам, я уже отчаялась найти Олега. Мне даже подумалось, что его вообще тут нет. А все это моя глупая фантазия и предрассудки. Или нет? Я резко выдохнула и позвонила на основной телефон мужа в надежде, что он поднимет трубку и скажет, что скоро приедет домой.

Остановившись около какой-то двери, я достала телефон и набрала номер Олега. Пошли гудки, и вдруг я услышала знакомую мелодию за одной из дверей. Я пошла на этот звук, ускоряя шаги и вскоре нашла именно то место, откуда доносился звук.

Стоя перед этой дверью, я отчётливо слышала ту самую мелодию, которую поставил муж на телефон! Ошибки быть не могло, это была не стандартная мелодия, которая стоит во всех телефонах по умолчанию. Я на мгновение замерла и тут же сбросила вызов. За дверью так же прекратился звонок.

Странно. Сердце сжалось в комок. Я снова набрала номер Олега. За дверью снова повторился звонок, и я приложила ухо к двери. За ней явно были мужчина и женщина. Помимо настойчивого звонка телефона были слышны шорок одежды, стоны женщины и звуки поцелуев.

– Да ответь ты уже! – гневно прошипела женщина за дверью.

– Это не важный звонок. Не отвлекайся. – Ответил мужчина голосом моего мужа.

Моё сердце замерло и сделало кульбит. Нет! Этого не может быть! Это не он! Я снова набрала номер. За дверью снова послышался шорох одежды и чавканье. Звонка уже не было слышно.

Я почувствовала, как по моим щекам потекли слёзы. Я не верила своим ушам. Это невозможно! Я, наверное, ошиблась… Я снова прильнула ухом к двери. Слышу, как расстегивается ширинка, шелест платья и тихие страстные стоны влюбленной пары, прерывающиеся поцелуями.

– Повернись! – громко прошипел мужчина голосом Олега.

Далее волокита, затем её протяжный стон:

– О, не так быстро! В попку больно! Ты меня порвёшь!

– Прости, звонок слегка выбил из колеи. Я постараюсь нежнее, очень люблю трахать тебя в анус!

Слышу шорохи, тихий смех женщины, а затем протяжный стон… Сначала её и затем уже его стон. Он вошёл в неё своим членом и похоже именно туда, куда он давно мечтал меня трахнуть, но я ему не позволяла. Неужели, он изменяет мне потому, что я отказала ему в анальном сексе? Но ведь это извращение чистой воды! Как можно вообще трахать в анус? В это грязное и отхожее место!

Тем временем стоны усиливались. Судя по всему, дамочка была не из брезгливых и ей нравилось подставлять свой зад под член моего мужа.

– Только внутрь не кончай, – взмолилась она, – Давай в ротик!

Я не могла больше слушать это. Нужно решиться и сделать это. Лучше я сгорю со стыда и извинюсь, чем потом всю жизнь буду корить себя за нерешительность, терзаться догадками и жить с лапшой на ушах.

Я резко выдохнула, взялась за ручку двери и резко открыла её. Влюбленная парочка быстро обернулась на меня. Девушка сидела на столе, широко расставив ноги и оголив силиконовую грудь. А между её ног, со спущенными штанами стоял Олег.

Я медленно схватилась за маску, чтобы стащить её, но в последнюю минуту решила не делать этого. Нашарив одной рукой выключатель на стене, щелкнула им и осветила подсобное помещение, а заодно и оголенные тела любовников. Олег прикрыл рукой глаза и тут же опустил её. Увидев меня, он побледнел и что-то начал мямлить. Но я уже не слышала его. В ушах стоял звон. Я развернулась и побежала, не разбирая дороги.

Интересно, он узнал меня? Или не додумался, что я могу оказаться на этом балу? Плевать! Уже на всё плевать! Моя жизнь полностью разрушена и уже не будет такой, как прежде!

Всё оборвалось внутри в один момент. Я забежала в туалет и сползла по стене, до сих пор не осознавая до конца, что же произошло. Я отчетливо слышала голос Олега, ошибки быть не может. Но мозг отказывался верить, что это правда. Я же люблю его, или мне так казалось… Вдруг, все остальные неприятности стали такими незначительными. Ничего не может быть более отвратительным, чем осознание того, что твой муж занимается сексом с другой женщиной у тебя под носом.

Мы признавались друг другу в любви когда-то, клялись друг другу в верности. Я думала, что это на всю жизнь. Я думала у нас семья. Я считала его своим другом и надежной опорой. Кто же он мне теперь? Кто мы друг для друга?

Я заставила себя встать, и решила удалиться с этой проклятой вечеринки, как можно дальше. Я не видела куда иду и не осознавала, что же мне делать дальше. Вскоре я поняла, что заблудилась в лабиринте этого огромного банкетного комплекса.

Впереди я увидела широкий балкон и решительно вышла туда. Свежий воздух немного привел меня в чувства. Я опустилась на кресло, стоящее на балконе. Странно, но плакать совсем не хотелось. Может быть потому, что уже давно с Олегом нас ничего не связывало. Я просто боялась себе в этом признаться и тешила себя иллюзиями…

Мнимая семья существовала лишь в моём воображении. Но, как бы там ни было, я была оскорблена и унижена до глубины души. Я чувствовала себя раздавленной. Меня волновал вопрос: если он давно разлюбил меня, почему не бросил? Зачем весь этот обман? Ради чего терпеть рядом с собой нелюбимого человека?

Мне столько раз в жизни удавалось сталкиваться с предательством, что я была уверена лишь в Олеге и в его отношении ко мне. Я считала, что он единственный, кто не способен на предательство, что только ему я могу доверять на сто процентов. Теперь не осталось никого в целом мире, по-настоящему близкого мне.

Я так сильно погрузилась в свои мысли, что не замечала происходящего вокруг. Кто-то вышел на балкон после меня, и тихонько наблюдал в стороне. Я бы и не заметила внезапного гостя, если бы он не закурил. Только почувствовав дым от сигареты, я поняла, что уже не одна на этом балконе. Я обернулась.

– Хочешь? – мой старый знакомый в маске протянул мне сигарету. Несмотря на тусклый свет я заметила, что он пристально смотрел на меня, обводя взглядом снизу доверху.

«Какие мужчины одинаковые», – подумала я – «Увидел, что я в расстройстве и решил воспользоваться случаем».

Но ему я сказала лишь:

– Не курю.

Заметив, что незнакомец держит бутылку, я протянула руку и сказала:

– Вот от глотка вина я бы не отказалась. – И поманила его сесть рядом на кресло.

Далее я, неожиданно для себя, начала пить из горла, как-будто там был не алкоголь, а сок. Если честно, то я уже давно не напивалась. Всё время была занята работой. Времени на развлечения у меня не было. Да и подруг, с кем можно было бы пойти отдохнуть, не осталось. Живя с Олегом, я сделалась какой-то затворницей. Поэтому я так накинулась на это вино, но наверное, со стороны это смотрелось ужасно. Незнакомец замер, наблюдая, что же будет дальше.

– Вот это да! – Сказал он. – Что случилось, поделишься?

В тот момент мне казалось, что я ненавижу всех мужчин. Все они виделись мне обманщиками, предателями, изменщиками, животными, которые думают лишь о сексе. Я ничего не знала о мужчине, сидящем сейчас рядом со мной. Но по инерции, я испытывала к нему отвращение и злость.

– Разве мы перешли на «ты», господин в маске? – сердито промолвила я.

– Мне казалось, нас подружила та бутылка вина, половину которой ты сейчас выпила при мне. – Проворчал он мне почти на ухо.

Я ощутила, что он очень близко ко мне. Его дыхание чувствовалось на моей коже, а жар, исходящий от его тела, заставлял моё тело тоже становиться горячее.

– Почему ты так неслась по коридору? Я заметил это. У тебя что-то произошло? Может быть это связано с мужчиной?

Я вздрогнула. А вдруг он видел меня у того кабинета? Вдруг он знает, что произошло? Но нет, не может быть. Там была только я и эти двое… Я взглянула ему прямо в глаза, пытаясь прочесть, что ему известно. Но он бы не сидел тогда рядом со мной сейчас, задавая все эти вопросы. Почему это так интересно ему? Мы же совсем незнакомы.

– Нет никакого мужчины. Я свободная женщина! – Сказала я.

Да, теперь это было правдой. Я ощущала себя свободной женщиной. Сегодня наши отношения с Олегом были окончательно разорваны. И не я их разорвала. Он предал меня, он сам всё решил. Я уже слегка захмелела от выпитого вина, но рассказывать незнакомому человеку об этом, конечно же, не хотела. Поэтому лишь съязвила:

– Ты это хотел услышать?!

– Почему ты такая агрессивная? Я ведь хочу помочь… – вдруг помрачнел незнакомец.

– Да что ты можешь понять, сколько тебе лет?

– Достаточно, чтобы понимать, что такое предательство. – Он резко выдернул у меня бутылку с вином и допил до дна.

Помутнение рассудка

Так-так-так… Это становилось любопытно. Неужели надменный господин в маске тоже пострадал от любви. Но долго гадать не понадобилось. Он ругнулся и прорычал:

– Вот скажи! Почему девушка, которая обеспечена всем, которую окружают любовью и заботой, пожелала отдаться первому встречному?

Тут уж помрачнела я. Да как он смеет так говорить?! Разве не мужчины кидаются на первую встречную юбку? Возможно, я бы ничего не ответила при других обстоятельствах, но почувствовав, что пьянею все больше, я выпалила:

– Ах, вот оно что! А может, ты мне лучше скажешь: почему вы, мужики, бежите к другой женщине, хотя дома есть жена, которая любит и ждет?! – и я коснулась его торса рукой.

Он быстро схватил меня за руку и положил себе на грудь, прижимая так сильно, что я почувствовала как бьётся его сердце. Оно стучало так сильно, что, казалось, сейчас выпрыгнет из груди. Я хотела одёрнуть руку, но он не позволял мне это сделать, а только улыбался.

– Что ты делаешь? Верни мне мою руку! – пробормотала я.

Незнакомец лишь крепче сжал руку. Затем наклонился ещё ближе ко мне. Теперь он был настолько близко, что между нами не осталось свободного пространства. Он приблизил свои губы к моим, я хотела оттолкнуть его, но внутренне не хотела этого делать. В конце концов, почему Олегу можно, а мне нет?

– Так мы всё-таки перешли на «ты»? Я не против, крошка. – Мне снова показалось, что я уже слышала этот пробирающий сексуальный голос раньше. Прямо дежавю… Могу поклясться, такое ощущение, что я этот голос слышала очень часто. Чуть ли не каждый день! Бред какой-то…

Но опьянение не давало мне мыслить здраво. А его харизма и напор лишали напрочь остатков разума. Хотелось думать лишь о нём, его силе, его взгляде, его аромате. Он прикоснулся к моему подбородку, потом провёл по скулам, затем провёл по губам и слегка оттянул нижнюю губу. Он вмиг стал похож на неуправляемого зверя. Взгляд стал хищным, и мне показалось, что он реально превратился в зверя.

Я поняла, что должна что-то сказать, чтобы прекратить это безумие. Иначе будет поздно, и мы совершим что-то, о чём можем пожалеть. Мне стало страшно, но вместе с тем, не хотелось ничего прекращать. Но всё-таки, собравшись с мыслями, я быстро выпалила:

– Чтобы перейти на «ты», достаточно выпить бутылку вина вместе, обсуждая бывших уродов.

– Ты так думаешь? – прищурился незнакомец. Он стал похож на хищного зверя, а я почувствовала жуткое стеснение. – Я бы хотел узнать о тебе побольше.

Я почувствовала его руку у себя на бедре. Сильное возбуждение распространялось по телу. Я уже очень давно не испытывала его. Господин в маске неторопливо проводил рукой вверх по бёдрам, потом обхватил талию. Внизу живота всё сжалось и хотелось застонать, я еле сдерживала себя.

Он прикоснулся своим лбом к моему и прошептал:

– Рассказывай, крошка!

Я не могла понять: грубый он или нежный, но это лишь сильнее возбуждало. Во мне боролись два противоположных желания: то ли ударить его и сбежать, то ли схватить руками за волосы и приблизить к себе. Боже, как же меня это сводило с ума! Я уже и забыла, что это такое, когда делаешь безрассудные поступки!

А ещё меня волновал тот факт, что мой собеседник намного младше меня. Насколько – я не могла определить. Он вёл себя так, словно он прожил долгую и увлекательную жизнь. Он был напористый и наглый.

Я мучилась от сомнений. Думала, что должна закончить это безумие, пока не стало слишком поздно. Только что я раскрыла измену мужа, и уже сразу же собираюсь изменить сама.

В то же время, я думала: почему Олегу можно, а мне нет. Нас уже ничего не связывает. С этого момента я совершенно свободна. Я ещё молода и красива, чтобы ставить на себе крест. Мужчина, которого я считала своим мужем, по факту давно уже таковым не являлся. Я не чувствовала себя желанной. У нас и секса то давно уже не было. Может, хороший секс – это именно то, что мне сейчас нужно? Может это облегчит душевную боль, которая переполняла меня?

– У меня есть пёс, – сказала я, ничего уже не соображая. Не знаю, чего я хотела добиться этой фразой. Может быть, бессознательно старалась оттянуть пугающий меня момент.

Но он только усмехнулся, потом провёл рукой по волосам. Волосы красиво ложились на оголенные плечи. Он смотрел мне в глаза не отрываясь и облизывал губы.

– Это замечательно. – Произнёс он.

Дальше было всё как во сне. Мы слились в страстном поцелуе. Он жадно и властно целовал меня, покусывая мои губы. Мне казалось, ещё чуть-чуть и он съест меня. Я наслаждалась поцелуем. Олег никогда не целовал меня так! Я вдыхала аромат незнакомца, и ощущала вкус вина во рту. Я никогда раньше не испытывала таких ярких ощущений во время поцелуя!

Этот мужчина был абсолютно не знаком мне. Я даже не знала, как его зовут. Но он так хотел меня, так смотрел на меня, так целовал, как никто другой и, даже собственный муж!

Я почувствовала злость и обиду. Поэтому я тоже яростно отвечала ему взаимностью. Я хотела чувствовать себя сексуальной и желанной. Я отдалась вся этому незнакомцу в маске. Мне так хотелось узнать его имя, увидеть его лицо. Я порывалась сорвать с него маску, но останавливала себя. Пусть это будет моей сказкой.

– Какая ты вкусная! – он на миг остановился, переводя дыхание. Он стискивал меня руками, дышал часто и прерывисто. Видно было, что он хочет меня до безумия. Он прикоснулся к моему подбородку и чуть приподнял его. Посмотрел мне в глаза и сказал:

– Я хочу тебя прямо сейчас, крошка. Поехали ко мне!

Какая стандартная фраза! Как-будто он снимает девочку на ночь. Какой же всё-таки наглый грубиян. Сразу понятно, что ему нужен от меня только разовый секс. Ни о каких отношениях и речи быть не может. Но в эту же секунду я чётко поняла, что мне тоже не нужны серьёзные отношения.

Олег настолько мерзко поступил со мной, что уничтожил во мне веру в любовь и долгие отношения. Я больше не смогу никому доверять. Теперь я хочу жить только для себя. Никаких увлечений противоположным полом. Я тоже хочу получать секс для удовольствия и всё!

– Ну, уж нет! – флиртуя, проговорила я.

Потом облизнула губы и прикоснулась к его губам. Он возбудился ещё больше и готов был накинуться на меня прямо здесь.

– Никуда я не поеду!

– Со мной эти игры не пройдут, крошка, – озлобился он и прижал меня ещё сильнее. Создалось ощущение, что он считает меня своей, своим поведением говоря: «Никуда ты от меня не денешься!»

– А зачем нам куда-то ехать? Нам и здесь неплохо. – Продолжая заигрывать, я приподнялась и села на него сверху.

Чёрт, я никогда не вела себя так! Сама не знаю, что на меня нашло? Видимо алкоголь дал свои плоды, да и стресс после увиденного…

Я продолжала смотреть ему в глаза, а он неотрывно следил за мной.

В голове стремительно проносились мысли о том, что я собираюсь сделать, кто этот незнакомый мужчина, зачем мне это всё нужно? Но алкоголь заглушал разум.

Мужа у меня больше нет, секса нет уже давно, а теперь и шанса на секс не осталось. А тут сидит возле меня, точнее подо мной, мужчина, который хочет меня сильнее, чем кто-либо за всю мою жизнь! Мы не знаем друг о друге ничего, даже имён и, скорей всего, так и не узнаем.

Олег был первым и единственным мужчиной у меня. После нескольких попыток полового акта, я так и не ощутила оргазм. Олег сказал, что я – фригидна, и ничего с этим сделать нельзя. После этого он и стараться перестал, а может и не пытался никогда. По сути, все наши редкие половые акты сводились к тому, что Олег получал быстренько оргазм, а я просто терпела.

Я думала так и должно быть. Мне не встречался до настоящего момента человек, который бы убедил меня в обратном. И вот сейчас, моё тело подсказывало мне, что от секса можно получить совсем противоположные ощущения. Так зачем мне отказываться?

– Я хочу знать твоё имя! – настойчиво пробасил незнакомец.

Я сделала движение бёдрами, проскользнув по его мужскому достоинству. Он пожирал меня глазами, а я почувствовала, что он давно готов к соитию.

– Пусть это останется тайной, – сказала я, остановив его порыв сорвать мою маску. Потом я сильно схватила его за член, вполне большого размера. Он облокотился на кресло, часто задышал, но потом, он словно озверел.

– Ну как знаешь, крошка!

Он как будто взбесился. Он вёл себя как дикий зверь, кувыркая меня и подбрасывая словно пушинку. Он яростно целовал меня, тем временем, задирая моё платье. Грудь оголилась, он прикасался ко мне так властно и мягко одновременно. Он ласкал мои соски, крутил и сжимал их, целовал, доведя меня почти до оргазма.

– Ты такая сексуальная и соблазнительная!

Он вскрыл презерватив. Пронеслась мысль, зачем он взял его на бал, но мысль унеслась также быстро, как и появилась в моей голове. Я сильно желала его сейчас, всё остальное стало не важно.

– Да? – прошептал он.

– Да, – простонала я.

Этот вопрос показался мне таким забавным, что я улыбнулась, но в тот же миг перехватило дыхание. Он вошёл в меня резко и глубоко. Мне казалось, что он весь во мне. А я растворилась в нём!

Я прикоснулась к его волосам, схватила и притянула к себе. Он увеличивал темп с каждой секундой. Сильными руками он крепко держал меня за бёдра и входил в меня снова и снова. Мне казалось, что я такая невесомая и беззащитная рядом с ним. Я стонала и задыхалась, а он продолжал целовать меня. Мне казалось, ещё мгновение, и я закончу.

– Имя! Я хочу знать твоё имя! – прорычал он. Я не могла ответить даже если бы и захотела. Он еще сильнее и быстрее стал входить в меня, как-будто хотел наказать. – Говори!

Я может быть, и сказала бы ему, но меня накрыло волной сильного оргазма. Я дрожала, стонала, извивалась, впивалась в его тело руками. Это был мой первый оргазм, а может и последний.

Незнакомец не заставил себя долго ждать и тоже закончил, рыча и бурча себе под нос. Я без сил упала на его грудь, а он гладил меня по волосам и по спине. Так мы просидели несколько минут.

Потом я продрогла и потихоньку приподнялась, поправив платье. Я стала приводить себя в порядок, но тут он промолвил:

– Не торопись. – Он улыбнулся и кивнул взглядом вниз, чуть приподняв бёдра. Только сейчас я поняла, что он до сих пор во мне и, кажется, не собирался покидать теплое пристанище. – Ты всё ещё не ответила, как тебя зовут.

– И не собираюсь этого делать. – Резко отрезала я. И тут меня накрыло волной разочарования в себе. Как я могла так безответственно поступить? Мы же ещё официально не расстались с Олегом. Что я натворила?!

И с кем?! С юнцом, который мне в сыновья годится, да ещё и работающий с моим мужем! Да не дай бог ему узнать моё имя!

– Но я очень хочу это знать! – Настойчиво сказал парень. Потом он сильно сдавил мою руку и потянул на себя.

Я почувствовала внутри себя, что его член снова твердеет и пульсирует. Он снова хотел заняться сексом. Взгляд снова стал хищным, губы налились и обнажили зубы. Он снова стал походить на дикого зверя. – Я теряю терпение, крошка.

– Сочувствую, – съязвила я и улыбнулась хитрой улыбкой. Затем я постаралась приподняться, наконец, с него, чтобы уйти. Но у незнакомца были другие планы. Он не собирался отпускать меня, ещё сильнее прижав к себе.

– Я тебя никуда не отпускал. – Сказал он.

– Мне пора домой. И тебе наверное тоже. – Ещё одна попытка освободиться от него закончилась неудачей. Стальные мышцы держали меня как тиски.

– Почему ты думаешь, что я дам тебе уйти? – хитро прищурившись, сказал он.

Дыхание его участилось, и я подумала, что он набросится на меня снова.

– Я же сильнее тебя. Я могу просто сорвать с тебя эту маску и посмотреть на твоё лицо. Но я пытаюсь быть галантен и подыгрываю тебе.

Ничего себе парень прыткий! Маленькое хамло! Какого лешего я с ним тут чикаюсь, надо было сразу его на место поставить!

– Ах, вот оно что! – Воскликнула я, возмущенно цокнув языком. Вся сущность мужчин в этом. Только что он сладким голосом соблазнял меня, а теперь рычал как хищник. Но я не сдавалась. Дотронувшись слегка до его маски, я очень медленно очертила по краю пальцем.

Глаза парня горели, и он внимательно смотрел, что же я дальше буду делать.

– Ты в маске, в цветных линзах, во фраке. Совершенно ясно, что ты не хотел бы афишировать то, что пришёл на это торжество. От кого ты прячешься? От той красотки, с которой был вначале? Или от самого хозяина бала? Я ведь тоже могу стянуть маску с тебя и показать всем твоё лицо. Но я слишком хорошо воспитана, чтобы вытворять такое.

– Хорошо, – слегка посмеялся он. Я замерла от его улыбки и была готова простить ему всё! Мне резко захотелось снова впиться в его губы и не отпускать его.

– Ты зачаровываешь меня сильнее и сильнее. Я в любом случае узнаю, как тебя зовут, хочешь ты этого или нет.

Мне хотелось снова съязвить ему в ответ, но он неожиданно сделал движение бёдрами и поглубже вошел в меня. Юный нахал сильно схватил меня и прижал к себе, но я уже и не пыталась вырваться.

Он резко поднял меня, развернул к себе спиной, нагнул и грубо вошёл сзади. Он брал меня словно дикое животное. Я не успела даже вскрикнуть, как он начал долбить меня с неистовой силой.

Член ударялся в матку, словно её дубасили вместо боксерской груши! Было одновременно больно и приятно! Боль смешалась с кайфом и я ощутила что-то новое, невообразимое! Удивительное чувство, которое сложно было интерпретировать и объяснить даже самой себе!

Когда он кончал, он резко схватил меня за волосы и потянул голову на себя. От внезапности его поступка, я резко взмахнула руками и задела что-то рукой. Это оказалась пустая бутылка из-под вина, которую мы накануне распили вместе с незнакомцем. Бутылка пошатнулась и полетела на пол, разлетевшись вдребезги, сопровождая это все сильным звоном, разлетающимся эхом по всему балкону.

– На счастье… – пролепетала я от растерянности. Но мужчина считал иначе. Он ругнулся и сказал мне быстро подняться и одеться.

Незваный гость

Я немедленно последовала его совету, и через мгновение, полностью поправила платье и привела в порядок взлохмаченную прическу. На секунду мы затихли, и тут же услышали, как кто-то шёл по коридору в нашу сторону.

– Спрячься вон там! Жди, я позову тебя. – Видно было, что мужчина нервничает. Он торопливо подтолкнул меня в темный угол балкона, где была длинная плотная штора, за которой я могла легко спрятаться. Сам он успел одеться и пригладить волосы, которые я ему растрепала.

Я чувствовала себя отвратительно! Я не могла допустить мысли о том, что кому-то станет известно то, что я переспала с незнакомцем прямо здесь – на террасе. Я впопыхах схватила сумочку, но она предательски выпала из рук, и все содержимое посыпалось на пол. В последний миг я судорожно старалась поднять и закинуть всё обратно в сумку. Но было так темно, что мне едва удавалось сделать это. Потом я заскочила за штору. В тот же момент, кто-то зашёл на балкон.

Незваной гостьей на этой террасе оказалась та самая девушка, с которой в начале вечера обнимался мой новоявленный любовник.

– Дорогой, где ты был? Я повсюду тебя ищу! – Слишком сладко до противного проговорила она. Мне хорошо запомнился её голос.

– Марина, я тебе уже всё сказал! Я пришёл на бал, потому что меня попросил начальник. С тобой я не стремился увидеться. Мы больше не вместе, это решено! – резко обрубил он, но по интонации было понятно, что он говорил это не в первый раз.

– Перестань разыгрывать меня. – Рассмеялась девушка. Мне показалось, что она верит в то, что говорит. – Не выдумывай! Пойдем обратно к остальным гостям.

– Марина, я никуда с тобой не пойду! Мы расстались! Ты что, не понимаешь, что я тебе говорю? – Незнакомец стал говорить более резко и грубо. Он был раздражен и даже зол. Мне понравилось то, что я услышала, я почувствовала возбуждение от его слов.

Но в эту же секунду, я отогнала сладкие мысли о нём. Я больше не хочу пострадать от любви. Никто больше не обидит меня! Мне нужно быстро уходить, иначе я захочу задержаться подольше.

Я стала щупать стену позади себя и обнаружила окно, выходящее в коридор. Осталось найти, как оно открывается. Я шарила рукой в темноте и скоро нашла ручку. Как только я собралась вылезти наружу, до моего уха донеслись слова взбешенной девушки:

– Ты что, запал на эту старую курицу, Сашенька? Я всё видела! Как ты смотрел на неё! – Она стала стучать каблуками о пол и махать руками.

Потом она яростно схватила вазу с цветами и швырнула её со всей силы вниз. Ваза разбилась и своим звоном от разлетающихся осколков заглушила скрип окна, которое я всё это время пыталась открыть. – Я сразу поняла, что дело в ней! Как ты посмел? Как можно было так поступить со мной?

Девушка вопила на всю террасу. Она кричала проклятья и винила мистера в маске во всём. Ну а я тем временем успешно сбежала с места преступления. Правда, пока лезла через окно, зацепилась платьем за что-то. Хорошо, что платье не пострадало. Мне удалось выбраться из ловушки, но пока я выбиралась, маска слетела с лица и осталась на балконе.

Я не могла забрать её, так как было глупо рисковать ради маски. Мне пришлось бы лезть обратно, чтобы достать её. Тогда был бы велик риск быть замеченной той девушкой. Ничем хорошим это бы не закончилось. Поэтому пришлось бросить маску и выбираться самой. Но зато мне теперь было известно имя мужчины – Александр.

После всего, что произошло со мной за сегодняшний день, сильно разболелась голова. Мне казалось, что я схожу с ума, и всё это происходит не со мной. Как-будто я нахожусь внутри фильма, и все события вокруг – не настоящие.

Мне хотелось просто прийти домой и лечь спать, не думая больше ни о чём. Сил на размышление не осталось. Я решила подумать обо всех свалившихся на меня несчастьях завтра с утра.

Не помню, как добралась до дома. На пороге меня встретил Джек, радостно виляя хвостом. Мне было приятно, что хоть одно живое существо в мире радуется моему приходу. Я приласкала его и покормила. Я полюбила этого пса, потому что больше мне любить было некого. С Олегом уже давно был разлад, да он и дома то не появлялся. А Джек всегда был рядом и всегда искренне радовался мне. Думаю, уже давно пёс был предан мне, а не Олегу. Он тоже чувствовал себя брошенным и знал, кто на самом деле заботится о нём и любит его. Вот так, в обнимку с псом, я и заснула.

Следующее утро началось с настырного телефонного звонка. Я не сразу проснулась и взяла трубку. А телефон продолжал звонить много раз. Я не могла понять, кто же так настойчиво названивает. С основной работы меня уволили, на подработку нужно выходить только после обеда. Я хотела выспаться и поехать ближе к полудню к зданию, где проходил бал, чтобы притвориться сотрудником клининговой компании и проникнуть внутрь, забрать маску и вернуть её в прокат. Кто мог звонить в такую рань?

– Алло! – недовольно ответила я. За час до этого я просыпалась, чтобы выгулять собаку, поэтому рассчитывала поспать ещё немного.

– Ольга Сергеевна? – ответили мне на другом конце. Голос был противно сладковатым и казался мне знакомым. Очень было похоже, что звонит секретарь нового босса. – Прошу прощения! Я, вероятно, разбудила вас… Но приказ директора. Я не могла ослушаться. Он сказал, чтобы вы срочно приехали на работу, к нему в кабинет.

– Пусть не волнуется. Я заберу документы на этой неделе. – Возмущённо отрезала я. Что же он за человек? Вышвырнул меня с работы, не разобравшись в деталях, так ещё и требует приехать по первому зову. В конце концов, он теперь не может мне приказывать!

– Я думаю, дело не в документах, – ответила девушка. – Мне кажется, он что-то говорил о вашем возвращении на работу. В ваших же интересах приехать как можно скорей.

От неожиданности я подскочила на кровати. Пообещав девушке выехать как можно раньше, я стала быстро собираться. Как назло, Джек стал крутиться вокруг меня, всячески мешая одеваться, словно чувствовал, что его снова оставят одного дома. У меня даже промелькнула глупая мысль: взять его с собой. Но, поразмыслив логически, что я буду делать на работе с собакой, я конечно оставила его дома.

Не прошло и получаса, как я поднималась по лестнице, ведущей к кабинету директора. Ещё толком не отдышавшись, я подошла к секретарю. Она набрала боссу и сказала мне:

– Можете заходить в кабинет, он скоро будет.

Я не торопясь приоткрыла дверь и осторожно вошла внутрь. По пути пыталась остановить сбившееся дыхание. Идя по знакомой ковровой дорожке, я уже не ощущала себя суперзвездой.

Кабинет директора отныне вызывал во мне только неприятные ассоциации. Пока я стояла одна в тишине и ждала надменного босса, мне пришла мысль: а почему вдруг директор передумал меня увольнять? Внезапно понял мою ценность как сотрудника? Это было очень странно. Может это была какая-то нелепая шутка? Хотя новый босс, судя по всему, не умел шутить.

После короткого разговора я ушла в полном недоумении. Внезапно наш директор-самодур изменил своё мнение и позволил мне остаться. Что с ним случилось?

В итоге во время разговора я поняла, что им так и не удалось найти достойную замену. Босс решил сменить гнев на милость и дать мне ещё один шанс.

Конечно же я пребывала в лёгком шоке… Это новость заставила снова поверить в благосклонность судьбы. В душе снова зажглась надежда, что может быть не всё так плохо в моей жизни, что может быть ещё будет и на моей улице праздник!

Геннадий Петрович что-то долго рассказывал, улыбался, странно посматривал на меня, периодически облизывая пересохшие губы. Как я поняла из его монолога, он решил меня осчастливить, дав ещё один шанс, но я должна быть ему безумно благодарна за это.

Да я и правда благодарна… Эта работа – всё, что у меня есть! Основа моей жизни, стабильность и оплот.

– Помните, Ольга Сергеевна, за вами должок, – хитро улыбнулся он, когда я уже стояла в дверях.

О чём это он? Намекает на взятку? Мне иногда сложно понимать других людей, тем более своего босса… Если хочет взятку, пусть злобный пень увеличивает мне зарплату! Но всё же надо отдать должное, помотал он мне нервы с этим увольнением, но я рада, что в итоге всё хорошо закончилоась и мне в итоге позволят остаться на своём рабочем месте. Сейчас довольно сложно трудоустроиться быстро по специальности.

Шла домой, как ёжик в тумане. Долго думала, что же на самом деле могло повлиять на решение директора, но ничего так в голову и не пришло.

От Олега пришла смс, что он не придёт ночевать, потому что ему срочно надо уехать в командировку. Это смс меня окончательно добило и полностью испортило настроение. Хотелось выть!

– Ну что, Джек, опять мы с тобой одни ночуем! – вроде бы и день хороший, но отчего-то на душе тоскливо и хочется выть. Олег сейчас с ней, я в этом уверена. А мне остаётся только ждать, как преданной собачонке, когда он соизволит вернутся ко мне!

Внезапный звонок в дверь заставил меня подпрыгнуть на месте. Кого ещё там черти принесли? Джек радостно завилял хвостом.

– Добрый день, Ольга Сергеевна, я зашёл узнать, нет ли каких новостей от Валерки?

Я слегка опешила… Боже, этот голос… Боже мой, я знаю этот голос!

Когда всплывает правда

Меня словно осенила и одновременно ударила молния: недостающий пазл в голове встал на своё законное место, я почувствовала резкий прилив жара.

Глаза забегали, а я продолжала стоять и смотреть на гостя, не смея сказать ни слово.

– Извините, пожалуй я позже зайду, – он посмотрел на меня как-то загадочно и улыбнулся. Ошибки быть не может, это он! Тот самый незнакомец, с которым у меня вчера был бурный секс на балконе!

Внутри всё опустилось. Не может этого быть! И не могла переспать с лучшим другом своего сына! И почему я не узнала его голос? Да и что он делал на корпоративе моего мужа?

Множество вопросов вертелись в моей голове, но я не могла никак найти ответы.

– Я… – начала запинаться боясь, что он все поймёт и снова посмотрев на него, я уловила пристальный взгляд на моё платье с бала, висящие на комнатные двери. Я не успела его сдать в прокат, потому что хотела сперва вернуть потерянную маску…

Уголки его глаз приподнялись, но он ничего не сказал. Просто передал конверт с письмом для Валерия, затем коротко попрощавшись, развернулся и ушёл.

Его приход полностью вывел меня из равновесия. У меня и до этого нервы были на пределе, но теперь всё казалось гораздо страшнее, чем могло бы быть!

Я не могла поверить, что я переспала с Сашкой! Я же помню его совсем ребёнком! Этого просто не может быть! Не может быть!

Закрывая глаза, я вспоминала снова и снова его властный голос… Разум окончательно давал понять, что ошибки быть не может, это был именно ОН и никто другой!

Оставалось только догадываться, понял ли он, кто была та пропавшая “принцесса бала”?

Боже, какой же позор! Если мой сын об этом узнает когда-нибудь, я не смогу простить себя за этот поступок!

Как я могла быть такой безрассудной? О чём я только думала?

Тем не менее, воспоминания не дают мне покоя. Словно этот случай разделил мою жизнь на “до и после” этого случайного секса.

Если отбросить все предрассудки о большой разнице в возрасте, и закрыть глаза на то, что я знала этого парня с малых лет, то могу признаться самой себе, что такого секса у меня не было никогда в жизни! Я даже не думала, что могут быть такие фантастические ощущения!

Его властный голос заставлял меня трепетать, словно я школьница! Рядом с ним я вообще забыла о своем возрасте и ощутила себя настоящей игрушкой в сильных и властных мужских руках.

Во мне борются два смешанных чувства, с одной стороны мой разум говорит мне, что это Сашка, тот маленький мальчик, которого я вместе с сыном забирала из школы порой.

С другой стороны, это незнакомец в маске, который нагнул меня как последнюю малолетнюю шлюху и так грубо вошёл в меня!

Мне кажется, что с моим телом происходит что-то странное. Как только вспоминаю эту мимолётную встречу, как закипает кровь! Всё тело вспыхивает, и я превращаюсь в мартовскую кошку! Это странное ощущение внутри меня не приходит само собой!

Сознание разделяется на два лагеря. С одной стороны мне хочется кричать ему, чтобы он проделал со мной всё тоже самое, что и в прошлый раз. С другой стороны: здравый рассудок кричит “Остановись, пока не поздно!”

Чёрт, если мой сын узнает, что я трахался с его другом, он просто возненавидит меня! Скорее всего, он вообще перестанет уважать меня, как мать, и я потеряю эти доверительные отношения, которые сложились между нами.

Но переосмысливая снова все детали нашей встречи, какая-то часть меня говорит, что лучше не останавливать то, что происходит со мной! Кажется, что эта встреча была предначертана судьбой! Словно она была для того, чтобы я поняла для себя кое-что.

И действительно, я всю жизнь что-то искала! Чего-то ждала… А на этом балу мне удалось по-настоящему раскрыть свою сущность. Мне всегда нравились властные мужчины. Но как многие женщины, я путала властных мужчин с эгоистичными самцами.

Мой муж как раз относится к такому типу людей: эгоистичный, изворотливый и способный предать в любой минуту. Властный характер – это всего лишь одно из составляющих всего набора его качества.

Наверное, именно это и привлекло меня к нему когда-то. И было время, когда он мог быть нежным, хотя эти случаи можно перечислить по пальцам.

Секс с ним зачастую приносил только разочарование. Он всегда был эгоистичен в постели, и я не дополучала той ласки, которая требовалась моему телу.

Так что же произошло на балу? Что изменилось в моём миропредставлении? Это случайная встреча с Александром словно заставила переосмыслить всю мою жизнь. Словно я раньше не жила, а только существовала!

Джек скулит в двери, скучает по моему мужу. Ведь это была его идея завести собаку! Помню, я была категорически против. В итоге, теперь это мой единственный надёжный друг и сожитель. Иногда я жалею, что он не человек.

Да, мой муж сейчас наверное очень занят. У него теперь новая жизнь и новая любовь. Судя по всему, уже очень давно. Я конечно догадывалась, но до последнего хотела верить, что ошибаюсь.

Очередной звонок в дверь заставляет меня опять подпрыгнуть на месте. Ох, кого там ещё черти принесли? Джек громко лает и виляет хвостом, может быть, кто-то из соседей?

Открываю дверь, и у меня перехватывает дыхание. На пороге стоит он… Сашка собственной персоной. Судорожно пытаюсь представить причину, по которой он мог вернуться, но ничего не приходит в голову, поэтому я просто стою и смотрю на него.

– Ольга, нам нужно поговорить, – произносят он и бесцеремонно входит в квартиру, слегка отталкивая меня в сторону.

– Не понимаю, я же сказала, что у меня нет новостей о сыне, как только что-то появится, я сразу же тебе позвоню… – Бормочу я растерянно, и когда он поворачивается ко мне, я вижу его руках маску… Ту самую, которую я потеряла на балу!

Чувствую, как краска заливает всё моё лицо. Я готова провалиться сквозь землю! Он всё знает! Что делать? Сделать вид, что ничего не понимаю? Боже, какая же я дура, как я могла во всё это вляпаться?!

– Знаешь, сейчас уже достаточно поздно, чтобы о чём-либо говорить, давай ты придёшь завтра, и мы поговорим, хорошо? – Стараюсь произносить слова максимально добродушным тоном, чтобы скрыть волнение.

Не дав мне опомниться, Саша протягивает мне маску:

– Решил занести, ты потеряла вчера на балу, – говорит он, и я вижу в уголках его рта лёгкую насмешку.

Снова ощущение потери реальности, меня охватывает стыд. Боже ты мой, что же я наделала?! Стою перед ним здесь, взрослая тётка, позволившая юнцу так бесцеремонно трахнуть себя на балу!

Конечно же я не знала, кто он такой, но это никак не оправдывает меня! Я прекрасно видела, что между нами огромная разница в возрасте, но желание настолько овладело мной, что не смогла удержаться!

Я повела себя безрассудно! Как настоящая шлюха, но ведь я не такая!

– Саша, понимаешь, – начинаю осторожно, – То что вчера было между нами, это случайность. Мой голос дрожит, и я никак не могу успокоиться. Больше всего напрягает его насмешливый взгляд, словно он пытается сказать мне глазами:

“Ну, давай – давай, оправдывайся, интересно послушать, что там придумаешь, хотя всё понятно и без слов.”

– Оля, я всё прекрасно понимаю, я пришёл сюда не на того, чтобы стыдить тебя.

Смотрю на него и не могу понять, в какой момент мы перешли на “ты”? То что было вчера – не в счёт! Мы оба были на взводе и пьяны! А так, он всегда относился ко мне уважительно и никогда не позволял себе такой фамильярности! Но сейчас лучше эту тему не поднимать, сейчас главное уладить образовавшуюся проблему и попытаться как-то разрулить ситуацию.

– Ты понимаешь, что Валерка не должен узнать об этом? То что между нами случилось, должно оставаться в строжайшем секрете! Это была мимолетная слабость и страшная ошибка, больше такого не повторится, я тебе обещаю! – Умоляюще смотрю на него.

– Я как раз хотел поговорить о том, что мне бы не хотелось, чтобы это прекращалось. Я хотел предложить сделку, – говорит он, игриво смотря на меня сверху вниз.

– Что ты такое говоришь? – Испуганно и ошарашено сажусь на стул и опускаю глаза, пытаясь собраться с мыслями.

– Я хочу предложить сделку, ты станешь моей любовницей и тогда никто ни о чём не узнает, – властным голосом говорит он.

– Да как ты смеешь шантажировать меня?! – Я встаю в полный рост, пытаясь задавить его своим авторитетом, но на него это кажется не действует.

– Оля, я не пытаюсь тебя шантажировать, просто ты мне всегда нравилась, и я бы хотел укрепить наши отношения, – Спокойным голосом говорит он, продолжая смотреть на меня сверху вниз.

Полное безумие

Я снова опускаюсь на стул. У меня просто нет слов, и я не знаю что сказать.

– Ты понимаешь, что это неправильно? Я намного старше тебя! И мы не можем быть вместе! Да в конце концов, я замужем! – Пытаюсь вразумить его.

– Я уже совершеннолетний, я сам вправе решать, с какими женщинами встречаться. А что касается твоего замужества – вчера тебе оно не мешало заниматься любовью со мной! – ехидно замечает он.

– Я просто была пьяна! Не думала о последствиях и потеряла голову, – бормочу я себе под нос, надеясь, что может быть мои слова смогут хоть как-то оправдать меня.

– Мне кажется, Ольга, вчера ты была достаточно трезвая и делала всё по собственной воле, – учтиво замечает он и подходит ко мне. Как только его рука касается моего плеча, я вздрагиваю.

– Прекрати! Я тебе в матери гожусь! – Кричу я и сбрасываю его руку с плеча.

Страх сковывает меня. Дальнейшее развитие событий не предвещает ничего хорошего! Как он может предлагать мне это? Иногда мне кажется, что мир сходит с ума! Медленно, но верно всё вокруг сходят с ума и тащат меня за собой! Как бы я хотела отмотать время назад и просто не ходить на эту проклятую вечеринку! Теперь из-за неё я рискую потерять свою честь и достоинство!

– Может быть, мы с тобой договоримся? Ты же понимаешь, я женщина и подвержена стрессам, вчера я узнала, что мой муж мне изменяет. На той вечеринке я увидела его с другой! У меня просто было временное помутнение рассудка, и только поэтому я выпила так много спиртного и занялась сексом с первым встречным. Тем более, что я не знала, что тот господин в маске – это ты!

– Ольга, мне совершенно неважно, почему ты это сделала, это случилось и уже имеет значения, что послужило этому причиной. Важно другое: теперь мы вместе и ты должна будешь стать моей любовницей! – С таким же спокойным голосом произносит этот мелкий нахал.

– Да не можем мы быть вместе! Не могу я стать твоей любовницей, как ты не понимаешь? – Выкрикиваю я надеясь, что он услышит. Хотя мне кажется, что до некоторых людей слишком туго доходят даже простые вещи.

– Ошибаешься, вчера помнится мы неплохо провели время, и я думаю, что эта встреча – не случайна. Ты мне всегда нравилась, – он снова подходит ко мне и кладёт руку на плечо. На этот раз я её не скидываю.

– Послушай, я не могу заниматься любовью с мальчиком, я же тебя знаю с детских лет! Для меня ты всегда будешь ребёнком!

– Я уже давно не мальчик, если ты не заметила вчера, я уже мужчина.

– Извини, я не то имела ввиду, я хотела сказать, что я помню тебя совсем мелким карапузом, помню когда вы с Валеркой пошли в первый класс, помню как ты плакал, когда разбил коленку, я просто не могу пересилить себя и воспринимать тебя, как мужчину! Это не нормально!

– Что ж, придётся привыкнуть, потому что другого выбора у тебя нет, – отрезает он и начинает гладить мой затылок, я чувствую, как его пятерня нежно утопает в копне моих волос.

– Прекрати, пожалуйста, ты вгоняешь меня в краску! Боже, что же мы творим?! – но договорить он мне не даёт.

В следующую секунду он резко впивается губами в мои губы, и я ощущаю, как всё моё тело становится ватным под его натиском.

Страстный поцелуй заставляет забыть обо всём на свете! Александр касается языком моих губ, облизывает их, и вот уже его шустрый язык уже нагло орудует в моей полости рта!

Мне хочется кричать! Просить его остановиться, но я не могу! Сейчас я прислушиваюсь только к зову своего сердца, а оно хочет продолжения!

Когда его губы плавно переходят к моей шее, я чувствую дрожь в коленях и ту самую истому, которую ощущала когда-то, когда впервые целовалась с мужем.

Чёрт, не думала, что когда-нибудь снова смогу испытать нечто подобное! Более 20 лет прошло с тех пор, я даже забыла уже, что это такое! Мой мозг полностью отключился, и я чувствую, что медленно проваливаюсь в яму и даже не пытаюсь выбраться из неё.

Александр скользит рукой по груди и сжимает её. Сначала нежно, затем всё сильнее и сильнее!

– Хватит, остановись, прошу тебя! – Шепчу я еле слышно, закрыв глаза и боясь открыть их.

Как моя жизнь смогла так повернуться, что наши пути столкнулись? Почему именно он? Почему именно сейчас? Это похоже на какую-то насмешку судьбы!

Но если отбросить все предрассудки, я ощущаю, как всё моё тело оживает! Этот человек… Этот властный голос… Я готова слушаться его беспрекословно! Когда он говорит со мной, моё тело начинает трепетать!

– Не сопротивляйся, отдайся своим чувствам, – его голос словно пробивает моё сознание и заставляет сердце биться сильнее!

Образы прошлого не дают полностью расслабиться и забыться в объятиях моего таинственного гостя. Перед глазами то и дело встаёт образ плачущего ребёнка, которого я успокаиваю, обрабатывая зеленкой разбитую коленку.

Но в то же время, такая умопомрачительная близость с этим самцом, сводит с ума и заставляет сердце биться чаще! Здравый рассудок просто покинул меня, и я уже не контролирует своё тело. Если Александр прикажет мне сейчас, как в прошлый раз наклониться и задрать юбку, клянусь, я не раздумывая сделаю это!

Это так сложно, когда внутри тебя происходит жуткая борьба. Я просто разрываюсь на части! Не знаю, что мне делать? Мы уже оба взрослые люди и прекрасно понимаем, куда нас заведут эти действия, и всё ещё не поздно остановиться! Но я понимаю, что не смогу. Александр сделает то, ради чего пришёл, а я так и буду сидеть на этом чёртовом стуле, как безвольная кукла, не имея возможности помешать ему. Да и смогу ли я помешать? Когда всё тело кричит и просит, чтобы эти ласки продолжились!

Запах его тела сводит с ума! Никогда бы не подумала, что этот юнец превратится в такого брутального самца! Боже, что же я делаю! Он же для меня совсем ребёнок…

Какой-то голос внутри меня продолжает убеждать, что я ошибаюсь. Для меня этот парень всегда будет ребёнком, потому что я старше его, я гожусь ему в матери! И он друг моего сына… Господи, да это же Сашка, малыш Сашка, которому я помогала учить уроки когда-то!

Я просто отказываюсь верить в то, что происходит! Мы не можем быть с ним вместе, мы не можем заниматься любовью! Я это понимаю своим затуманенным мозгом, но не могу ему противостоять!

А его пальцы уже между тем грубо сжимают мою грудь, и я снова не могу с этим ничего поделать! Сладостный стон исходит из моих уст, словно одобрение на его действия.

Продолжаю сидеть на стуле, а он склоняется надо мной! Так он мне кажется ещё более могущественным и властным!

– Посмотри мне в глаза! – Приказывает он, и я не смею ему отказать.

Его пронзительный взгляд парализует меня, он словно проникает в самую душу, заставляя трепетать перед ним!

– Что ты видишь? – Грозно спрашивает он.

Его вопрос ставит меня в тупик, что он хочет услышать? Что я вижу в его глазах? Можно ли ему ответить, что я продолжаю видеть в нём маленького мальчика? Но в тоже время, он для меня тот же самый незнакомец в маске, брутальный мачо, который так бесцеремонно нагнул меня на вечеринке и выдрал, как неопытную школьницу!

Не понимаю, как линия судьбы могла сложиться таким образом, что мы с ним столкнулись на этой вечеринке? Как я могла опуститься до такого, чтобы позволить незнакомцу воспользоваться мной? Нет, это непростительный поступок для умной женщины, какой я себя всегда считала! Снова и снова взгляд Александра пронзает меня, он словно читает мысли и видит мой стыд. Я не могу понять, осуждает он меня или нет? Что он вообще думает обо мне? Кто я для него?

Я переспала с сыном подруги как быть?

Вообщем мне 41 ему недавно исполнилось 18. Несмотря на мой возраст я выгляжу очень хорошо, работаю тренером в фитнес клубе, не смотря на это я живу одна и у меня давно не было отношений с мужчиной.. Тут на днях позвала подруга к себе в гости, я пришла мы сели вдвоем на балконе (у нее очень просторный балкон) начали рассказывать друг другу о том как живется, сын ее сидел через комнату.. Мы с ней пили вино.. потом ей вдруг позвонили с работы и она сказала что будет через 2 часа и что б я пока что полежала у нее в комнате и посмотрела телик.. она ушла, я легла у нее на кровати, вдруг зашел ее сын и спросил удобно ли мне, я ответила что все хорошо, он предложил чаю, я согласилась, потом он принес нам чай на кровать.. и тут он начел говорить что я очень красивая, что он давно в меня влюблен.. я к нему всегда относилась как к своему родному сыну, хоть и внешне он был очень привлекателен как мужчина.. я поблагодарила его за комплимент и продолжала смотреть телевизор, тут он ставит поднос на пол и ложится рядом начиная целовать меня в шею, я ему говорю «ты что делашеь, перестань» на что он ответил «я не могу, я тебя люблю» начел трогать мою грудь.. и в этот момент вдруг во мне разгорелся огонь, я была слегка не трезва.. он целовал меня, я пыталась сопротивляться, хотя мне все больше и больше хотелось с ним переспать, но он меня просто атаковал и я сдалась, у нас был не забываемый секс, он обращался со мной как с богиней, под конец я тоже раскрепостилась и начала ласкать его.. после секса, он сказал что очень любит меня и хотел бы встречаться у него когда мамы нет.. НО я тогда была пьяна, а сейчас вспоминаю это с легким шоком, я очень боюсь что он это расскажет моей подруге (т.е. его маме) и у нас с ней на этом закончаться дружественные отношения, а мы с ней лучшие друзья.. Он добавился ко мне в вконтакте и каждый день предлогает встретиться и говорит что хочет меня, но я ему ничего не отвечаю и не знаю как сделать что бы он от меня отстал, ЧТО ДЕЛАТЬ ПОДСКАЖИТЕ?!

80 979 Загрузка…

Понравилось? Поделись с друзьями!

Читать похожие истории:

Закладка Постоянная ссылка.

‘Я переспала с сыном, чтобы подарить мужу ребенка’

  • Говорит, что муж не может оплодотворить женщину
  • Вспоминает, как она заманивала 16-летнего сына в постель

Звучит отвратительно во всех смыслах этого слова, что женщина будет спать со своим биологическим сыном только для того, чтобы проверить свою фертильность после того, как не смогла забеременеть для своего мужа во втором браке.

Но именно так обстояло дело с Матиной Агавуа, уроженкой Йелваты, отдаленного поселения в штате Насарава.Она переспала с сыном, который у нее был от первого брака, чтобы доставить удовольствие своему новому мужу, который угрожал положить конец их отношениям, если она не зачнет ребенка.

Матина, которая потеряла своего первого мужа в результате нападения пастухов после того, как они были женаты около двух лет, имела только сына и решила снова выйти замуж, пробыв вдовой 13 лет.

Но в течение более чем шести лет после замужества со своим вторым мужем коренная жительница района местного самоуправления Тото штата Насарава идентифицировала себя просто как г.Джеймс, она не могла зачать ребенка, потому что она сказала, что не виновата.

«Мы были женаты более шести лет, но до сих пор были бездетны по вине моего мужа, по заключению врача, и я слышала по слухам, что он собирается взять вторую жену на том основании, что я не могу дать он ребенок», — сказала Матина нашему корреспонденту.

Говорят, что неприятности начались, когда Матина вышла замуж за своего первого мужа, мистера Филипа (теперь покойного), и брак был благословлен рождением ребенка, прежде чем Филип умер от выстрела, когда несколько пастухов вторглись в его деревню примерно два года спустя.

После смерти Филиппа Матина набралась смелости остаться в деревне, так как у нее был сын от покойного мужа. Но из-за каких-то непримиримых разногласий между ней и родственниками мужа она покинула деревню и вернулась в Елвату, дом своей матери, где она открыла мини-ресторан, чтобы зарабатывать на жизнь для себя и своего единственного ребенка.

Однако из-за удаленности сообщества бизнес шел медленно, поэтому она переехала в Лафию, столицу штата Насарава, где бизнес, казалось, процветал лучше.Именно во время продажи еды она познакомилась с Джеймсом, своим вторым мужем, и позже они поженились.

Но брак столкнулся с бурей из-за продолжающейся неудачи в рождении ребенка, который укрепил бы связь между ними. На самом деле дела ухудшились, поскольку Матина, казалось, уделяла своему сыну больше внимания, чем своему второму мужу, из-за чего родители Джеймса считали, что Матина просто тратит время их сына впустую, поскольку она не способна родить ребенка.

Мать Джеймса, как говорят, была особенно недовольна ситуацией, так как она с нетерпением ждала рождения внука, когда брак был заключен.Но шесть лет спустя не было никаких признаков беременности, не говоря уже о ребенке. Таким образом, начался план, чтобы Джеймс получил вторую жену.

В этот момент Матина объединила ресурсы со своим мужем, чтобы построить дом в Лафии, где они жили, подразумевая, что новая жена займет одну из комнат, в то время как Матина утверждает, что она вложила в проект больше ресурсов, чем ее муж.

На фоне холодных отношений, обвинений и встречных обвинений, порожденных развитием, пара не сочла нужным пройти медицинское обследование для выяснения источника проблемы.

Однако

Матина обвинила Джеймса в недосмотре, заявив, что она была готова пройти тест на фертильность, а ее муж — нет. Она сказала, что подозревала, что ее муж страдает от низкого количества сперматозоидов, из-за чего он не может стать отцом.

Матина сказала, что она прошла тест самостоятельно, так как ее супруг отказался пройти тест, и результат показал, что с ее фертильностью все в порядке. Но чтобы еще больше убедить себя в своем статусе фертильности, она решила заманить собственного сына, студента в Акванге, на тайную связь с подогревом ствола, чтобы он никому не раскрывал ее.

Матина сказала, что не хочет влюбляться в постороннего, чтобы не предавать мужа и не заставлять его чувствовать себя плохо.

Она сказала: «Поскольку ему не нравится, что мы идем на медицинский осмотр, полагая, что с ним все в порядке, я решила убедить своего маленького сына, которому всего около 16 лет и который учится в школе Акванга

.

«Я регулярно навещал его. Он живет в частной квартире с моими родственниками, поэтому я собирался провести с ними некоторое время, особенно по выходным, когда мой рынок не работает.

«На самом деле было трудно заниматься любовью с собственным сыном, но обстоятельства вынудили меня пойти на это. Мне нужно было быть уверенным в своей фертильности.

«Я очень хорошо знаю своего мужа. Если бы он узнал, что у меня был роман с мужчиной на улице, он бы меня убил.

«Я так сильно его люблю и боюсь его, поэтому этот коварный план продолжал звенеть в моей голове, чтобы узнать, насколько я плодородна».

«Я пыталась навестить своего сына в Акванге, в основном, когда у меня был период овуляции. Я решила влюбиться в него и приблизить его к себе.Мы сблизились и в итоге занялись сексом.

«В один прекрасный день, когда у меня был период овуляции, я посетила его. Это было около 11 вечера. Я взял его за руку и заставил сесть рядом со мной.

«Я спросил его, занимался ли он когда-нибудь сексом, и он сказал, что нет. Я держал его на руках. На этот раз мне стало тепло, и, думаю, ему тоже.

«После той ночи я чувствовал себя крайне смущенным и виноватым в том, что совершил такую ​​мерзость с собственным сыном.

– На самом деле это было табу, но я предупредил его, чтобы он держал это в секрете.

«Я сделал это не по какой-либо другой причине, кроме эмоционального потрясения.

Матина рассказала нашему корреспонденту, что на самом деле у нее не было секса с мужем около трех месяцев, «потому что мы чувствовали себя немного оторванными друг от друга, и в наши отношения закралась скука

«Но из-за того единственного сеанса с моим сыном у меня пропала менструация в том же январе 2022 года, и медицинский тест показал, что я беременна».

Когда она сообщила своему мужу то, что обычно должно быть хорошей новостью, он отрицал свою причастность к этому и заподозрил нечестную игру.Джеймс напомнил ей, что у них не было романа около трех месяцев, задаваясь вопросом, как это могло привести к беременности.

Развитие событий привело к подозрениям, которые вызвали большой кризис в семье, что побудило друга предложить им пройти медицинские тесты, чтобы установить отцовство будущего ребенка.

Анализ в специализированной больнице Далхату Араф в Лафии показывает, что муж не является отцом ребенка. Ситуация ухудшилась, поскольку тест показал, что у ее мужа слабое и очень низкое количество сперматозоидов, что не позволило бы ему стать отцом.

Как только эти подробности стали известны мужу, он разозлился, обвинив жену в супружеской неверности и угрожая ее жизни, что заставило ее открыть подробности беременности.

Не удовлетворившись, муж вызвал сына Матины, который прошел тот же тест, подтвердивший, что он действительно является отцом будущего ребенка.

Матина, разговаривавшая с нашим корреспондентом после настойчивого давления, сказала: «Я не распущенная женщина. Я просто женщина, которая очень любит своего мужа и не хотела его обидеть или потерять.

«Я сделал то, что сделал, чтобы спасти свой брак. Я получил достоверную информацию о том, что он собирался взять вторую жену по совету родителей, и что жена займет одну из квартир, которые мы вместе построили.

«Мне не нравилась эта идея, и я чувствовал, что могу проверить свою фертильность с моим сыном и навязать ее ему (мужу).

«Я сделал это, чтобы родить ему ребенка и помешать ему взять вторую жену. Взять вторую жену — это косвенный способ оттолкнуть меня, потерять все, ради чего мы выстрадали.

«Посмотрите на мой возраст. Я не становлюсь моложе, и мой муж не был готов решить этот вопрос с медицинской точки зрения.

«Посмотрите на результат теста; показывает низкое количество сперматозоидов. Он никак не мог оплодотворить меня.

«Я знаю, что поступила неправильно и предала своего мужа, но я считала это меньшим злом, чем выход на улицу.

«Теперь этот человек даже угрожает убить моего сына за то, что он оплодотворил меня, поэтому мне пришлось перевезти сына из Акванги и увезти его куда-то еще, чтобы спасти ему жизнь.

«Тем более, что я был тем, кто втянул его во всю эту неразбериху. Я должен защитить его.

Муж Матины сказал, что не примет беременность, которая не исходила от него. «Даже спать с ним под одной крышей страшно; он может причинить мне вред посреди ночи.

«Он очень в ярости, поэтому я должен выйти из дома ради него. Но все, чего я хочу, так это того, что, поскольку я снова ему не нравлюсь за то, что я сделала, я не буду прерывать это. Скорее, я позволю это и рожу своего ребенка.Давно ищу, так что не упущу. Он принадлежит моему сыну.

«Я решил сохранить его, потому что это кровь в моей крови. Я буду держать это. Все, что я хочу, это то, что, поскольку брак не удался, мы должны продать дом, разделить выручку, и каждый пойдет своей дорогой».

Матина сказала, что у нее есть документы, содержащие дом и банковские операции, использованные при строительстве дома.

«Я найму адвоката, если мой муж попытается сделать что-нибудь смешное. Он не должен принимать меня как должное, потому что я готов к нему.

«Он не может стать отцом. Его количество сперматозоидов очень низкое, и он не готов к этому. Что он хочет, чтобы я сделал?»

Когда наш корреспондент связался с мужем, он выразил разочарование тем, что жена выдала все тайны наружу.

«Зачем она пошла в СМИ? он запросил

«Как она может позволить своему сыну оплодотворить ее и попытаться навязать мне? Как она это сделает? Это мой гнев.

«Но если она готова идти, отпусти ее.Мы построили дом вместе, и что бы она ни захотела, у меня нет с этим проблем.

«Но я могу сказать вам, что оставаться с этой женщиной опасно».

РЕКЛАМА
ПОТРЯСАЮЩАЯ ИСТОРИЯ ЖИЗНИ!!! Abuja Man раскрывает (БЕСПЛАТНО) секретные фрукты, которые увеличили его мужественный размер, дают более сильную эрекцию и длительную силу перед сном за 7 дней … НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ, ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ЭТО, прежде чем оно будет удалено !!!

Врач из Абуджи раскрывает уникальный способ навсегда вылечить слабую эрекцию, маленькую и постыдную мужественность и бесплодие без побочных эффектов в течение короткого периода времени.Нажмите сейчас, чтобы увидеть!

Компании из США очень заинтересованы в найме нигерийцев, которые могут работать в качестве партнеров из дома, вы будете заполнять для них формы, заполнять опросы, делать запросы о продуктах, и все это делается в социальных сетях. Вы зарабатываете до 1000 долларов в неделю (590 000 вон). Это законная возможность для бизнеса, которую можно сделать с вашего мобильного телефона только с компаниями США, Нажмите сюда, чтобы узнать больше

ВОЗМОЖНОСТЬ ЗАРАБОТКИ ДЕНЕГ. Мы будем платить вам в найрах или долларах (в зависимости от того, что вы предпочитаете) непосредственно на указанный вами банковский счет, поскольку вы будете зарабатывать на одном или нескольких предприятиях, в которые мы инвестируем, начиная с недвижимости, сельского хозяйства, транспорта, строительства, металлов, Сырая нефть, авиация, гостеприимство и т. Д.Нажмите здесь для получения полной информации

ВАКАНСИЯ!!! ВАКАНСИЯ!!!! Требуются 25 специалистов по обслуживанию клиентов, наш клиент в настоящее время нанимает людей, которые могут помочь поговорить с клиентами и убедить их по телефону, вы должны быть умными и иметь отношение «Я МОГУ СДЕЛАТЬ ЭТО». Местонахождение: ИКЕЯ, ЛАГОС, ДОЛЖЕН БЫТЬ КОМПЬЮТЕРНО ГРАМОТНЫМ, Заработная плата составляет от 45 до 70 тысяч вон (зависит от опыта) в месяц плюс дополнительная комиссия, которая выплачивается еженедельно. Если вам или вашим знакомым интересно, Нажмите здесь, чтобы подать заявку ЭТО ОФИСНАЯ ПОЗИЦИЯ

WHATSAPP MONEY: Нажмите здесь сейчас, чтобы посмотреть это БЕСПЛАТНОЕ ВИДЕО о 5 простых шагах, которые помогут вам начать зарабатывать в WhatsApp.Это 98% полных новичков, которые в настоящее время используют, чтобы ЗАКОННО заработать N400K — N750K в месяц. Только со своим смартфоном и совершенно новой техникой WhatsApp Money.

Как уложить сына спать в его собственной постели?

Прежде всего, еще не поздно помочь своему сыну, но вам нужно перестать позволять ему спать в вашей постели. Это важно, потому что, позволяя ему спать в своей комнате, вы непреднамеренно подтверждаете его мнение о том, что быть одному небезопасно.Усиление тревоги — это то, что многие благонамеренные родители случайно делают, когда их дети приходят к ним за утешением. Но не волнуйтесь — родители также могут менять треки и помогать детям развивать новые ассоциации. Вы можете прямо сейчас начать укреплять независимость перед сном.

Прежде чем начать, посмотрите, сможет ли он сформулировать, чего он боится. Например, если он боится темноты, ему может помочь экспозиционная терапия, которая поможет ему привыкнуть к темноте.Если он не может сформулировать свои страхи, это тоже нормально. Наша конечная цель здесь — помочь вашему сыну научиться терпеть неопределенность, не ища поддержки от вас. Во время этого процесса вы также должны быть осторожны, чтобы не пристыдить его за его страхи.

Чтобы помочь вашему сыну привыкнуть спать самостоятельно, вы можете сделать что-то, называемое «замирание». В данном случае это означает, что ваш сын привыкает спать в своей постели, поскольку ваше присутствие постепенно исчезает. Вы можете начать с того, что он лежит в своей постели, а вы сидите на стуле рядом с ним, пока он не заснет.Как только он сможет это сделать, вы можете постепенно отодвигать свой стул все дальше и дальше от его кровати, пока не окажетесь возле его спальни с открытой дверью. В зависимости от того, насколько сильно его беспокойство, вы также можете использовать спальный мешок вместо кресла. Если он в какой-то момент окажется в вашей постели, немедленно встаньте и отведите его обратно в его комнату. Сон в его собственной постели должен стать новым правилом, которому очень строго следуют — если позволить ему отступить, это действительно омрачит прогресс, которого он добивается. Возможно, вам придется подготовиться в течение следующих нескольких месяцев, потому что это может потребовать тяжелой работы.

Обязательно хвалите сына за каждое достижение. Постарайтесь также внедрить систему начисления очков, при которой определенное количество очков равняется призу, который его действительно мотивирует. Помните, что это также тяжелая работа для вашего сына, и мы хотим, чтобы он радовался своим успехам.

Наконец, если вы попробуете это, и вам покажется, что оно не работает, или если вы чувствуете, что вам нужна поддержка, чтобы разработать план увядания (и придерживаться его), обратитесь за помощью к психологу или специалисту в области психического здоровья.

Плюсы и минусы семейной кровати

Подрастающие дети часто спят вместе с родителями или братьями и сестрами. Эта практика называется «совместный сон» и обычно происходит каждую ночь в течение длительного периода времени: недели, месяцы или, в некоторых случаях, годы. Многие семьи считают совместный сон хорошим способом провести время вместе и сплотиться как семья , или уменьшить стресс ребенка, связанный с засыпанием или пробуждением ночью.Он также популярен среди кормящих матерей в младенческом возрасте.

Когда мой ребенок должен спать в своей кровати?

В то время как совместное спальное место может уменьшить нагрузку на семью, пока дети еще маленькие, привычка спать вместе может создать проблемы по мере взросления детей . К тому времени, когда их детям исполнится 2–2,5 года, большинство родителей будут стремиться к тому, чтобы они спокойно спали всю ночь в своих собственных кроватях.

Почему мой ребенок должен научиться спать один?

Поощрение самостоятельного сна у детей по мере их взросления важно по нескольким причинам:

  • Продолжительный совместный сон может помешать детям достичь так называемой «независимости в ночное время».Дети с независимостью в ночное время уверены, что они могут заснуть самостоятельно, и знают, как утешить себя, если они испытывают стресс или беспокойство во время сна — ключевых шагов в здоровом эмоциональном развитии.
  • Часто циклы сна у детей дошкольного и школьного возраста бывают прерывистыми. То, что ребенок пинается, ворочается и ворочается в своей кровати, может мешать сну родителей, что приводит к истощению и стрессу в течение дня.
  • Родительская близость часто нарушается, когда их дети спят с ними.Это может пагубно сказаться на отношениях пары, влияя на общение и физическую близость.

Как разорвать порочный круг совместного сна с ребенком школьного возраста?

Если ваш ребенок отказывается спать один или просыпается ночью с плачем и останавливается только тогда, когда вы рядом, он может испытывать ночную тревогу разлуки . Этот паттерн также известен как «тревога ночной разлуки» . Тревога ночной разлуки распространена среди детей до 3 лет, но дети старшего возраста также могут испытывать ее.

Вот несколько вещей, которые вы можете сделать, чтобы облегчить ночную разлуку и помочь вашему ребенку спать одному:

  • Разработайте регулярный распорядок дня. Одно и то же время пробуждения, сна и сна поможет вашему ребенку чувствовать себя в безопасности, что поможет ему легче заснуть. Заведите распорядок перед сном — например, примите ванну, а затем послушайте рассказ и ненадолго обнимитесь. Последовательность и четкая коммуникация являются ключевыми.
  • Приглушайте свет в вечернее время и освещайте комнату вашего ребенка светом, желательно естественным, когда он просыпается.Эти световые узоры стимулируют здоровые циклы сна и бодрствования.
  • Не укладывайте ребенка спать, если в его кровати слишком много игрушек, которые могут отвлекать его от сна. Однако один или два «переходных объекта», таких как любимое одеяло или игрушка, могут помочь ребенку легче заснуть.
  • Не используйте время сна как угрозу. Смоделируйте ребенку здоровый сон и объясните ему, что сон — это приятная и полезная часть жизни.
  • Избегайте стимуляторов, таких как шоколад, сладкие напитки, просмотра телевизора и компьютера перед сном.В идеале детям необходимо расслабиться и «отдохнуть» как минимум за 1 час до сна.

Некоторые другие стратегии снижения зависимости вашего ребенка от совместного сна включают:

  • Со временем отучать ребенка от вашей кровати. Например, вы можете запланировать провести часть ночи на матрасе на полу в спальне вашего ребенка или поспать с ним несколько часов в его постели, прежде чем вернуться в свою.
  • Используйте радионяню, чтобы помочь ребенку, который просыпается ночью, общаться с вами или вашим партнером.Это также уменьшит вероятность того, что он пойдет к вам в спальню. Если ваш ребенок общается с вами через монитор, навестите его в постели, чтобы уменьшить беспокойство.
  • Используйте награды, такие как Билеты для причудливых детей , чтобы измерять улучшение независимого сна вашего ребенка. Например, за неполную ночь, проведенную в собственной постели, он получит желтый билет, а за полную ночь, проведенную в одиночестве, — красный. Ребенок может собирать билеты, чтобы обменять их на приз.

Мы предлагаем широкий спектр услуг, семинаров и индивидуальных консультаций для помощи детям с нарушениями сна. Пожалуйста, свяжитесь с нами для получения дополнительной информации.

Влияние хронического совместного сна с ребенком старшего возраста

Родители, которые спят вместе со своими детьми, сообщают, что они понятия не имеют, как они дошли до того, что их кровати постоянно заняты как детьми, так и взрослыми. «Это как бы подкралось к нам, и вот мы здесь», — осторожно объяснила одна мать, когда ее спросили, как долго ее 12-летний сын забирается к ней в постель по ночам.Она сообщила, что никогда не собиралась спать рядом с сыном в течение многих лет, когда она позволила ему спать с ней и ее мужем шесть лет назад в момент слабости.

В какой-то момент совместный сон может показаться хорошей идеей, но со временем он совсем не успокаивает и, по сути, создает дополнительный стресс для всей семьи. Недавние исследования показывают, что почти эпидемический процент детей сегодня спит вместе с родителями. По данным сайта Parenting’s MomConnection, 45 % мам разрешают своим детям в возрасте от 8 до 12 лет спать с ними время от времени, а 13 % разрешают это каждую ночь.

По данным Канадского педиатрического общества, «поведенческая бессонница» — это медицинский диагноз, используемый для описания 20–30 процентов детей, у которых возникают проблемы с засыпанием или сном, и которые в какой-то момент ночью оказываются в постели родителей. Влияние хронического совместного сна на функционирование человека — молодого и старшего — может варьироваться от потери памяти, усталости, упадка сил, депрессии и ожирения.

Причины, по которым родители разрешают детям старшего возраста спать вместе, сложны и до конца не изучены.Неподтвержденные данные указывают на то, что современные дети имеют более высокий уровень тревожности, чем предыдущие поколения. Причины этого включают в себя более высокий уровень разводов, частые переходы, более чрезмерное планирование, большее академическое давление, влияние круглосуточного подключения к сети.

В результате современные дети менее самостоятельны. Многие дети предподросткового возраста еще не знают, как оставаться в одиночестве перед сном, и их не заставляли этому учиться. Родители решают проблему, разрешая совместный сон, предполагая, что дети естественным образом вырастут из этого, а многие нет.

Помимо негативного воздействия на детей, такого как невозможность посещать ночевки с друзьями, ночные поездки с классом и другие независимые мероприятия, родители сильно страдают от хронического недосыпания, возникающего при совместном сне со старшим ребенком. Наиболее очевидным является влияние на супружеские отношения, а также на физиологическое и психологическое благополучие взрослых людей, которые буквально годами не спали ни одной ночи спокойного сна.

Лишение сна усугубляет проблему, с которой сталкиваются родители, пытаясь понять, как изменить статус-кво и восстановить контроль над ночным временем и своей кроватью.Вот несколько первых шагов для родителей:

  1. Осознайте серьезность проблемы и примите меры по ее устранению.
  2. Ожидайте сопротивления и будьте готовы использовать любые доступные ресурсы, чтобы придерживаться и достигать цели: члены семьи спят в своих кроватях каждую ночь. Например, пусть друзья или родственники, не входящие в негативный цикл, укладывают детей спать на ночь.
  3. Используйте модель поведенческого переобучения с постепенным устранением родительского комфорта и присутствия перед сном, заменяя его вниманием и заботой перед сном и после него, а также стратегиями самоуспокоения, которые дети могут использовать перед сном и во время сна.
  4. Обсудите с детьми важность изменения поведения. Подчеркните потребность родителей в улучшении своего сна и то, что их кровать предназначена только для родителей. Кроме того, обсудите важность способности детей спать самостоятельно в связи с их способностью участвовать в соответствующих возрасту мероприятиях.
  5. Признайте, что тревога ребенка, низкая самооценка и зависимое поведение в дневное время связаны с его неспособностью быть уверенным в себе, чтобы спать в одиночестве ночью.
  6. При постоянном вмешательстве большинство детей усваивают типичные привычки и модели сна и остаются в своих кроватях на протяжении всей ночи.

Я застал своего лучшего друга спящим с моим сыном. Помощь!

Дорогая Старшайн,

Несколько недель назад я заболела гриппом на работе, поэтому пошла домой и обнаружила в постели своего 22-летнего сына и 43-летнего лучшего друга. Они не спали. Я в полной растерянности. Я понятия не имею, что им сказать.Все мы очень смущены. Я скромница? Фу!

Давай! Вы, люди, должны все это выдумывать. На самом деле этого не произошло. (Это действительно произошло?)

Хорошо, скажем так. И допустим, что кроме того, что они не спали, они еще и не смотрели «Оранжевый — хит сезона» , не складывали белье и не играли в Stratego. Скажем, они делали непослушную обнаженку. И давай подумаем, как ты собираешься пройти через это.

Заражение гриппом делает плохой день.Заразиться гриппом, а затем напасть на своего отпрыска и доверенное лицо в деле на месте преступления — это выше всех разумных ожиданий того, каким может быть плохой день. Это один липкий беспорядок, мой друг. Ну, два, технически.

Трудно отличить тьфу, как ты метко выразился, от хуйни. Но именно это вы и должны делать: разбирать свои возражения одно за другим, как перебирать монеты из выброшенной копилки. Голая, стонущая, незримая копилка.

Разница в возрасте, конечно.Есть тайная близость между вашими близкими. Возникает вопрос, могли ли они сделать это на вашей кухне (блечх).

Вы чувствуете, что вас использовали? Вы больше разочарованы в одном, чем в другом? (Подсказка: это друг; 22-летние парни носят свои лобные доли в трусах-боксерах.) Вы просто не хотите делить одного из этих людей с другим?

Решите, из-за чего вы глубоко расстроены, а из-за чего просто возмущены. Затем расскажите о вещах, которые делают вас похожим на разумного человека.

Слушай, они знают, что напугали тебя. Они понимают. Ситуация не могла бы быть более неловкой для всех вас, если бы Энтони Вайнер был где-то там.

Но если вы можете напрячь свой ум очень широко — я имею в виду, как йога с ногами за головой — вы, вероятно, сможете понять, почему их тянет друг к другу. А так как они взрослые по обоюдному согласию, вы не можете это запретить. Но было бы мудро установить некоторые основные правила, чтобы хоть немного вернуть ситчу здравомыслие.

А могу я предложить правило номер один? Листы.Должен. Быть. Мытый.

Присылайте мне свои дилеммы по электронной почте: [email protected] . И подписывайтесь на меня в Твиттере: @ToughLoveAdvice .

Должен ли я спать вместе с ребенком?

Если ваш ребенок спит вместе с вами, это довольно распространенная ситуация, в которой оказываются многие семьи – либо по собственному выбору, либо случайно. Элиза Басора-Ровира, доктор медицинских наук, педиатр, специализирующийся на медицине сна в Children’s Health℠, и доцент Юго-Западного университета UT, получает множество вопросов о совместном сне от родителей, которые хотят, чтобы их семья высыпалась как можно лучше.

Общие термины

Есть несколько терминов, связанных с тем, что люди обычно называют «совместным сном», поэтому сначала важно понять нюансы между терминами. Доктор Басора-Ровира объясняет:

  • Совместный сон: Это практика сна в одной постели с ребенком или в непосредственной близости.
  • Совместный сон: Подвид совместного сна, когда ребенок спит в одной постели с одним или обоими родителями.
  • Сон в одиночестве: Это ребенок, спящий в своей комнате на своей собственной поверхности для сна.
  • Реактивный совместный сон: Это когда ребенок ложится спать в своей комнате, но затем просыпается ночью и в какой-то момент оказывается в постели родителей.

Плюсы и минусы совместного сна

Д-р Басора-Ровира отмечает, что совместный сон является стандартной практикой во многих частях мира, и совместный сон практикуется во многих различных культурах.Тем не менее, существует много споров относительно физических и психологических последствий того, что ваш ребенок спит с вами в одной постели. Некоторые исследования показывают, что совместный сон может привести к ухудшению качества сна, что приводит к большему количеству ночных пробуждений и дневной сонливости как у детей, так и у родителей.

Исследования показывают следующие преимущества для детей, которые спят самостоятельно:

  • Меньше проблем с засыпанием
  • Склонны спать дольше и меньше просыпаться
  • Меньше проблем с пробуждением по утрам
  • Меньше проблем со сном в будущем

Др.Басора-Ровира говорит: «В целом рекомендуется, чтобы дети спали сами по себе, на своей поверхности, в своей комнате». Если семья делает выбор в пользу совместного сна, они должны практиковать безопасные методы сна и постоянно спать вместе.

Выработка здоровых привычек сна

Одним из основных недостатков совместного сна, по словам доктора Басора-Ровира, является то, что маленькие дети не вырабатывают привычки здорового сна на раннем этапе. Здоровый сон способствует физическому и психическому благополучию людей всех возрастов.«Если мы выработаем хорошие привычки сна в более раннем возрасте, — объясняет доктор Басора-Ровира, — в будущем у детей будет меньше поведенческих проблем со сном». Одним из основных шагов к созданию здоровых привычек сна является внедрение последовательного режима сна, который включает в себя последовательный график сна для сна и бодрствования, семь дней в неделю.

Родители также должны следить за тем, чтобы их ребенок высыпался в соответствии с его возрастом и развитием. Доктор Басора-Ровира рекомендует ознакомиться с рекомендациями по детскому сну Американской академии педиатрии (AAP), чтобы убедиться, что ваш ребенок спит достаточно каждый день.

Следование рекомендациям AAP по снижению риска СВДС

Доктор Басора-Ровира напоминает родителям, что детям до 12 месяцев категорически запрещается спать в одной постели. В 2016 году AAP обновила свои рекомендации по синдрому внезапной детской смерти (SIDS), чтобы рекомендовать совместное проживание в комнате в течение первого года жизни ребенка, но избегать совместного использования кровати из-за риска случайного удушья. Узнайте больше об этих рекомендациях и о том, как снизить риск СВДС у вашего ребенка.

Мой ребенок слишком взрослый для совместного сна?

Др.Басора-Ровира говорит, что нет определенного возраста, который «слишком стар» для совместного сна. Она призывает родителей не начинать практиковать совместный сон. И, если вы уже спите вместе со своим ребенком, как можно скорее перенесите его или ее из вашей кровати в его или ее комнату. «Это будет полезно как для ребенка, так и для родителей», — говорит доктор Басора-Ровира.

 Как перевести ребенка в его или ее комнату

Если ваша семья решила, что пришло время вашему ребенку начать спать в своей комнате, есть несколько способов сделать этот процесс как можно более гладким для всей семьи.

  • Делайте это постепенно: Большинство детей (и родителей) лучше реагируют на более постепенный переход, который происходит в течение нескольких дней или недель. С помощью этого метода ваш ребенок постепенно узнает, что он или она может заснуть без вас в комнате с ним или с ней. Вы кладете ребенка в его или ее кроватку, когда он сонный (не спит), а затем постепенно увеличиваете время, проводимое вне комнаты ребенка перед сном, чтобы он привык ложиться и спать самостоятельно. В конце концов, ребенок сможет засыпать и спать самостоятельно, он или она научились засыпать без вас, и вы будете рядом, чтобы проверить их, если это необходимо.
  • Не сдавайтесь: Перевод вашего ребенка в его или ее собственную комнату, безусловно, не займет одну ночь. Некоторые дети могут совершить переход всего за три или четыре ночи, в то время как другим детям может потребоваться до нескольких недель или даже месяцев.
  • Будьте последовательны: Установите режим отхода ко сну и будьте последовательны в отношении того, где спит ваш ребенок, в какой кровати он или она ложится спать и в которой просыпается, и что он или она должен оставаться в своей комнате в середине дня. ночное пробуждение.Успешно удерживая вашего ребенка в его или ее собственной комнате в течение пяти ночей подряд, а затем позволяя ребенку лечь в вашу постель посреди ночи на шестую ночь, вы демонстрируете ребенку, что вы сдаетесь и что вернетесь. в вашу кровать вариант.
  • Используйте систему поощрений: В зависимости от возраста вашего ребенка вы можете рассмотреть возможность использования диаграммы сна или системы поощрений, чтобы помочь вашему ребенку переехать в его или ее комнату. Эта система больше всего подходит для детей старше 3 лет, которые могут понять концепцию и связь системы вознаграждения.Доктор Басора-Ровира объясняет, что система поощрений может включать в себя выдачу жетонов или наклеек ребенку, если он или она остается в своей постели всю ночь. Затем ребенок может «обналичить» определенное количество жетонов, например 3 или 5, чтобы получить большую награду. Награды могут включать в себя поездку в парк, дополнительное время у телевизора или поход за мороженым.

Советы по выработке правильного режима сна

Д-р Басора-Ровира делится следующими советами, которые помогут родителям установить правильный режим отхода ко сну, который может длиться от 30 до 60 минут:

  • Убедитесь, что рутина заканчивается в детской спальне
  • Начните процедуру с теплой ванны
  • Чистите зубы вашего ребенка и пользуйтесь зубной нитью
  • Прочитайте вместе любимую сказку
  • Спойте с ребенком расслабляющую песенку
  • Поговорите с ребенком о любимом, позитивном событии дня или помолитесь по желанию
  • Никакой электроники за 1-2 часа до сна, включая телевизор, мобильные телефоны и компьютеры
  • Дайте бутылочку перед чисткой зубов и купанием вместо того, чтобы отправлять ребенка спать с бутылочкой (создает ассоциацию со сном и способствует проблемам со здоровьем зубов)
  • Положите ребенка в его или ее собственную кровать, когда он сонный, но не спит
  • Не укачивайте ребенка, чтобы он заснул (создает ассоциацию со сном)

Разрушение ассоциаций сна

Важным аспектом правильного распорядка отхода ко сну является помощь ребенку в разрушении любых связанных со сном ассоциаций, которые у него могут быть, таких как засыпание с бутылочкой или во время грудного вскармливания, присутствие родителя в комнате для засыпания или укачивание для сна. .

Доктор Басора-Ровира объясняет: «Все мы просыпаемся от 5 до 9 раз в течение ночи. Если последнее, что помнит ребенок, — это кормление грудью, бутылочка или качание родителем, то именно об этом он будет думать, когда проснется ночью. Затем они будут плакать, потому что они потеряны или сбиты с толку тем, что этот объект или деятельность исчезли». Таким образом, ключевой элемент перевода вашего ребенка на уединенный сон — дать ему понять, что он или она может заснуть и заснуть самостоятельно без этих ассоциаций со сном.

Узнать больше

Высококвалифицированные специалисты по сну в Children’s Health могут помочь диагностировать и лечить детей со всеми нарушениями сна от рождения до раннего взросления. Узнайте больше о наших программах.

Зарегистрироваться

Будьте в курсе последних новостей о здоровье, которые помогут вашим детям. Подпишитесь на информационный бюллетень «Здоровье детей» и получайте больше советов прямо на свой почтовый ящик.

Девятилетний сын все еще спит в моей постели

Q Мой девятилетний сын все еще спит со мной в моей постели.Он единственный ребенок, и его отец ушел, когда ему было три года, и, хотя изначально он поддерживал некоторые контакты, он не видел своего отца уже несколько лет. С тех пор он более или менее спал со мной в постели. Я много раз пытался переместить его в его собственную постель, но он жалуется, что боится, и всегда возвращается ночью. Когда я пытаюсь настаивать, он становится очень огорченным. Он говорит, что чувствует себя в безопасности только в моей постели.Я думал, что он вырастет из этого, когда станет старше, но этого не произошло — через две недели ему будет 10, поэтому я знаю, что он слишком стар, чтобы быть в моей постели. Что я могу сделать, чтобы заставить его двигаться дальше, поскольку я знаю, что это неправильно в его возрасте?

A Вопрос о том, разрешать ли маленьким детям делить родительскую постель, является спорным вопросом, поскольку многие родители испытывают сильные чувства по этому поводу. Некоторые выступают за раннюю независимость детей в их собственных кроватях, в то время как другие выступают за преимущества совместного сна с детьми в первые годы жизни.Какими бы ни были твердые взгляды, по моему мнению, разрешение детям дошкольного возраста спать в одной постели с родителями — это правильный выбор родителей с потенциальными преимуществами, зависящими от потребностей отдельного ребенка и устройства семьи. В семьях, которые практикуют совместный сон, большинство детей к трем или четырем годам ложатся спать в своем собственном темпе.

Однако в девять лет я согласен с вами, что ваш сын слишком стар, чтобы быть в вашей постели.Мне кажется, что он может «застрять» на более ранней стадии своего развития и ему может понадобиться некоторая поддержка в достижении независимости.


Понимание причин, по которым ваш сын хочет спать в вашей постели
Когда их родители расходятся, маленькие дети часто на какое-то время становятся неуверенными в себе. Их мир нарушен, и это может привести к тому, что они будут цепляться за своих родителей в поисках комфорта и безопасности.Они часто опасаются, что если один из родителей покинул семейный дом, то другой может легко последовать за ним.

Такие привычки, как сон с родителями, могут легко начаться после разлуки и в некоторой степени помогают успокоить детей, особенно в первые дни. Однако, как и все привычки, они могут продолжаться сверх своей полезности.

Кроме того, тот факт, что в доме только двое из вас и что вы воспитываете ребенка в одиночку, может привести к особой напряженности в ваших отношениях с сыном, что может затруднить нормальные этапы развития разделения и достижения независимости для вас. его.Проще говоря, из-за того, что вас всего двое, ему может быть труднее отстраниться.

Наконец, вы должны принять во внимание тот факт, что вашего сына действительно может беспокоить перспектива спать в одиночестве. Это беспокойство будет мешать ему спать и мешать ему устроиться в своей комнате. В результате ему потребуется особая поддержка, чтобы справиться со своим беспокойством и развить новые ассоциации во сне в собственной спальне.


Получение помощи от вашего сына по поводу переезда
Первый шаг в оказании помощи вашему сыну – добиться его сотрудничества в достижении цели. Сядьте и поговорите с ним о проблеме. Обязательно сначала выслушайте и узнайте его точку зрения и то, что он думает о том, что происходит.

Хотя он может бояться переодеваться, на каком-то уровне он, вероятно, соглашается с тем, что он слишком стар, чтобы делить постель с матерью, и что ему нужно переехать в свою комнату.Постарайтесь заручиться его согласием на то, что он хочет этой цели и что вы будете работать над ней вместе в его темпе с течением времени.


Помощь вашему сыну в переезде
После того, как вы договорились о цели, составьте подробный план переезда на определенную дату в будущем.

Может помочь, если вы отметите переезд, каким-то образом убрав его комнату, чтобы обозначить новое начало — просто повесьте один или два новых плаката или купите новое одеяло — все это может помочь.

Вы хотите наполнить его комнату новыми ассоциациями со сном, которые помогут ему расслабиться перед сном. Это может включать в себя музыку, хорошее освещение и несколько книг, которые он любит читать.

Согласуйте с сыном расслабляющий ритуал перед сном, который начинается рано и включает в себя время, проведенное в его комнате, в одиночестве, а также ритуал спокойной ночи с вами (например, совместное чтение или беседа перед сном, когда он в постели).


Постепенный подход
Если ваш сын особенно беспокоится о том, чтобы заснуть в одиночестве, может помочь постепенный подход в его темпе.

Это может означать, что в течение первой недели вы можете поставить перед собой цель, чтобы он оставался в своей комнате, пока не заснет, но позволять ему заходить в вашу комнату посреди ночи, если ему нужно, пока он не будет готов изменить свое поведение в следующие недели.

Некоторые родители, с которыми я работал, кладут в свою комнату небольшой матрас или спальный мешок и позволяют своему ребенку оставаться там в качестве промежуточного шага.

Если вначале он очень беспокоится, ему может понадобиться хорошая поддержка, чтобы заснуть, и вы можете найти полезным научить его некоторым техникам релаксации и/или согласиться проверять его каждые 20 минут в его собственной комнате, пока он засыпает.

См. Solutiontalk.ie для других статей о том, как управлять тревогой и сном у детей. Если тревога по-прежнему беспокоит его, обратитесь за помощью в местную службу первичной медико-санитарной помощи или в психиатрическую службу для детей.


Доктор Джон Шарри — социальный работник и директор благотворительной организации Parents Plus. Он проведет два семинара по воспитанию подростков в Корке 12 октября.См. Solutiontalk.ie

.