Разное

Созависимость с матерью: Тридцать лет на поводке | Батенька, да вы трансформер

Содержание

Тридцать лет на поводке | Батенька, да вы трансформер

Чем больше Анна пыталась бунтовать против матери, тем хуже становились их отношения. Если маме что-то не нравилось, она начинала кричать. Через час у самой Анны тоже начиналась истерика, она плакала и умоляла её простить. И тут она вдруг получала от мамы поддержки и заботу. Казалось, что мама — единственный человек на свете, которому она нужна. Пытаясь завоевать мамино расположение, Анна копировала её образ жизни и восприятие мира. Но скандалы всё равно повторялись.

Однажды, после особенно крупного скандала, Анна вышла прогуляться. Она села на поваленное дерево и вдруг поняла, что вместо привычного чувства страха чувствует прилив уверенности. Не дожидаясь, пока он кончится, Анна собрала вещи и переехала — однушка, когда-то принадлежавшая бабушке, уже давно пустовала.

«Мама говорила: „Ты без меня не сможешь“, — вспоминает Анна. — Следующие несколько лет мы постоянно виделись, созванивались, переписывались. Она всё ещё была в курсе моих дел. Я мечтала переехать в крупный город, но мне не хватало уверенности в себе. Однажды я познакомилась в интернете с очень интересным человеком. Мы подружились, и он приехал в гости в наш город. Мой друг был хорошо знаком с психологией, он сразу заметил, что я напрягаюсь из-за маминых звонком, отчитываюсь перед ней, объясняю, почему так долго не заходила во «ВКонтакте». Он осторожно задавал вопросы: „Почему ты так расстроена? Из-за чего напряглась?“. Постепенно я и сама смогла посмотреть на наши с мамой отношения со стороны».

Через месяц Анна переехала в другой город. Отношения с мамой разладились: она говорила, что семья разрушилась и что у неё больше нет дочери. Анна испытывала чувство вины: ей часто казалось, что она совершила предательство, сбежала. Но со временем она всё больше переосмысляла свою жизнь. Вспомнила, что перестала общаться со многими приятными людьми, потому что маме они не нравились. Многим из них Анна написала и объяснила ситуацию — они снова стали общаться.

«У меня нет злости или обиды, — говорит Анна. — Я знаю, что у мамы были проблемы с её собственной мамой, моей бабушкой. Та тоже контролировала дочь. Только не по-доброму, как моя мама, а наоборот. Наказывала, обижала. Говорила: „Я тебя родила, ты моё говно“. Когда я была маленькая, бабушка была жива и приходила к нам каждый день. Перед её приходом мы с мамой носились по дому и пытались убраться, чтобы бабушка не ругалась. Мама очень хотела в своей семье сделать всё наоборот: быть доброй и понимающей, всегда поддерживать. И она так и поступала. Но на самом деле тоже стала властной матерью, только на свой лад». Анна хотела бы сесть и поговорить обо всём этом с мамой. Спокойно, по-доброму и по-взрослому. Но пока не получается —  мама обижена и мечтает, чтобы всё стало «как раньше».

Сепарация может нарушиться по разным причинам, объясняет психиатр и психотерапевт, кандидат медицинских наук Виталина Бурова. Бывает, что мать или отец сами в своё время не до конца отделились от родителей. Ещё один фактор — высокая тревожность. Родители постоянно переживают из-за всего, и это состояние передаётся ребёнку.

«Бывает, что созависимость даёт родителю чувство значимости, — говорит Бурова. — Например, если у мамы проблема с самооценкой, вовлечённость в жизнь детей придаёт жизни смысл, позволяет почувствовать себя нужной».

В созависимых отношениях люди часто взаимодействуют по модели треугольника Карпмана, где есть Спасатель, Преследователь и Жертва. Причём роли меняются: человек поочерёдно чувствует себя в одной из этих ролей и проецирует своё ощущение вовне. «Дочь собирается выйти замуж за Петю, а мать говорит: „У меня будет инфаркт, своим поступком ты убьёшь меня“, — приводит пример Бурова. — Дочь не выходит замуж, становясь Спасателем для матери».

Семейная созависимость может сильно повлиять на взрослую жизнь. Если человек сумел сепарироваться, стал зрелым, он не будет строить созависимых отношений и с партнёром. Но если человек не смог отделиться от родителей, то и для романтических отношений он выберет себе такого же созависимого партнёра — здесь действует принцип «рыбак рыбака». «Это хорошо видно в семьях, где у одного из партнёров есть алкогольная зависимость, — объясняет Бурова. — Черты созависимой личности — благодатная почва. На ней очень легко могут вырасти алкогольная или любая другая химическая или нехимическая зависимость. При созависимых отношениях партнёры болезненно нуждаются друг в друге. Муж приходит домой пьяный, жена бьёт его скалкой. Он — Жертва, она — Преследователь (но ощущает себя Жертвой, что даёт ей „моральное право“ нанести ответный удар). Дальше ей становится его жалко: „Плохонький, да мой“. Теперь она уже Спасатель. Готовит ему бульон, ставит опохмелку. А он ей говорит: „Ты, сука, мне жизнь сгубила, из-за тебя я и пью“. И превращается из Жертвы в Преследователя, „опрокидывая“ жену из Спасателя в Жертву („плохо спасала“). Вот он — треугольник Карпмана».

Зрелый человек строит отношения по другому принципу. Он опирается на себя и может сам восполнить, удовлетворить свои основные потребности. Партнёр не нужен ему как воздух, в одиночестве такой человек не кажется себе неполноценным.

Он заводит роман или семью, потому что ему это интересно и приятно. Но не потому что не может без этого жить.

Некоторые люди так и не проходят сепарацию. Бывает, что они вполне довольны той жизнью, которую за них планируют и выбирают родители. Плыть по течению куда проще, чем что-то менять. А если человека всё устраивает, то и менять ничего не нужно. Внутренний запрос на перемены появляется, только когда нас не устраивает то, что с нами происходит.

Если всё-таки человек не удовлетворён своей жизнью, он старается понять, в чём его проблема, и исправить её. Некоторым, чтобы отделиться от родителей, требуется помощь специалиста. Кто-то справляется и сам. «Для начала очень важно научиться осознанности, — говорит Бурова. — Это поможет понять, что именно вы чувствуете в данный момент. В созависимых семьях часто бывает высокий уровень тревоги, а ещё здесь люди часто принимают чувства других за свои собственные. И здесь тоже помогают практики осознанности. Про них сегодня много написано и сказано».

Конечно, каждая история индивидуальна. Есть люди более чувствительные по природе и менее чувствительные. Но в любом случае, если ребёнок начинает проявлять индивидуальность, ни к чему её подавлять. Допустим, дочь хочет сама помыть тарелки. Понятно, что в первый раз она может их разбить. Но если наказать её за это, она больше не станет проявлять инициативу. Если делать всё за неё, то через какое-то время она может решить, что не может ни с чем справиться сама, мама всё равно сделает лучше. В такой ситуации лучше поощрить самостоятельность: «Ты молодец, что помыла посуду. Давай я покажу тебе, как делать это, чтобы ничего не разбивалось. Тогда в следующий раз, когда ты будешь делать это сама, у тебя получится лучше».

Мама, почему ты такая сука? Психотерапевт о созависимости

Марина Качанович, психолог, гештальт-терапевт, магистр психологических наук рассказала KYKY о том, почему «жертвенная любовь» к матери и растворение в мужчине-объекте любви – это не героизм, а патология; о том – что такое «созависимость», и когда пора бить тревогу.

KYKY: Марина, расскажи, твой «типичный» клиент – какой? Давай нарисуем общий портрет. Он или она?

Марина Качанович: У каждого терапевта есть определенный «типичный клиент», ко мне чаще всего приходят молодые женщины. Это связано с тем, что женщины уделяют больше внимания эмоциональной жизни, хотят разобраться, почему им плохо и что делать, чтобы стало лучше, легче обращаются за помощью. Моя клиентка – молодая женщина 25-35 лет. Замужем или не замужем, не так важно – отношения с партнёром чаще всего нестабильные. Бывает дополнительная симптоматика в виде анорексии, булимии, панических атак, страхов и прочего. Фраза, которую я слышу с завидным постоянством, и с которой часто начинается терапия: «Я запуталась, помогите». Для многих женщин характерны сложности с идентичностью – человек не имеет внятных целей, не понимает кто он, какой он, не имеет интересов, хобби. Возможно, когда Цукерберг придумал статусы для обозначения семейного положения на фейсбуке, вариант «всё сложно», он придумал именно для белорусских женщин.

Женщина приходит к терапевту и говорит: мои позитивные установки не работают – я себя убеждаю: будь позитивной – а ничего не происходит. И в принципе, это закономерность.

KYKY: А почему? Очень популярная сейчас концепция – меняем восприятие, и жизнь меняется тоже.

На эту тему:Долой позитивные мотиваторы

М. К.: Позитивные установки ничего не меняют в сути. Терапия же – это процесс тотальной личностной перестройки, а утешением или нарочитым оптимизмом невозможно перестроить личность. Если у человека панические атаки, к примеру, то тут нужен комплексный подход, и одних позитивных установок явно не достаточно. Но кроме «паник», конечно, есть много других проблем…

KYKY: Какая самая популярная «конкретная» проблема, с которой приходят?

М. К.: Очень часто мне приходится сталкиваться с созависимостью. Это характерная для нашего общества проблема, передающаяся из поколения в поколения, если так можно сказать.

Такая модель поведения, которой человек учится в семье, а потом учит своих детей. Конечно, никто не приходит и не говорит: Привет. Мне 30 лет. Меня зовут Катя и я созависимая. Так почти не бывает.

KYKY: Созависимость от кого или чего?

На эту тему:Воспитание предприимчивости: вдруг вырастет чудовище и продаст родную мать?

М. К.: Строго говоря, раньше термин «созависимость» употреблялся только по отношению к родным зависимого от вещества человека: от наркотиков, алкоголя. Получается, твой родной человек как бы страдает от химической зависимости, а ты зависишь от его употребления. Сейчас это вполне себе самостоятельный термин. Если не уходить в «глубокую» терминологию, я скажу проще, что созависимость – это такой способ строить отношения: с семьёй, с мамой, с партнёром, да со всем миром. Состояние созависимости – трудное, патологическое. В такой ситуации человек полностью поглощается другим человеком, его эмоциями, жизнью, приобретает социальную зависимость от другого человека.

И конечно, первые люди в жизни девочки, с которыми такая созависимость может сформироваться – это родители, а еще чаще – мама. Мои клиентки не всегда знают само это слово, да и я не всегда на нём делаю акцент. Немногие осознают и то, что не строят честных отношений: врут, изображают обиду, манипулируют партнёром при помощи секса. Еще меньшее количество соглашается с тем, что повторяют «семейную» модель. Признать же взрослой женщине свою созависимость с матерью – это вообще очень нелегко. Когда взрослые люди «не могут жить друг без друга» – это не всегда хорошо, скажу больше, часто – это патология.

KYKY: А как узнать, есть ли у тебя созависимость от «мамы-папы-мужчины»?

М. К.: У созависимого человека психологические границы нарушены, размыты. В нашем обществе в целом с границами беда, и всегда найдутся люди, которые скажут – да это хамство, что ты мне не отвечаешь на вопросы из серии: «Почему не замужем? Когда родишь? Почему у тебя такой бардак? А сколько зарабатывает твой муж?» Ну, и дальше по тексту. А между тем, если какие-то расспросы-советы вызывают дискомфорт – скорее всего, вы человека уже пустили внутрь своей психологической территории. Если какая-то тема тебя обижает или злит – проговори это вслух. Никого не касаются темы секса, воспитания детей, что ты готовишь и ешь. Если мама навязчиво спрашивает об этом, и ты испытываешь стресс, злость, раздражение – это тревожный звоночек. Иногда, навязчивый интерес со стороны близких клиенты описывают словом «тошнота».

Если от мамы «тошнит» – скорее всего, она замещает свою жизнь вашей. Если у вашей мамы нет своих интересов, своей жизни, а только ваша – всё, труба.

В таком же ключе развиваются и отношения пары. Когда мужчина – центр женской вселенной, начинается конфликт. Если женщина, к примеру, сидит дома – её мир – это только муж, а у мужа есть работа, друзья, интересы – и в целом это хорошо. Женщина злится – ибо ощущает себя обманутой, обиженной. У каждого в паре должна быть своя отдельная жизнь: работа, хобби, приятели. Иначе происходит перекос: для одного второй является частью мира, а для второго первый – весь мир. Конечно, такое бывает и с мужчинами, но мы то сегодня говорим о женщинах.

На эту тему:«Мы все – спецконтингент». Откровения осужденного

KYKY: У всех разные способы жить, может, это и не плохо? Такой социальный буддизм – растворяемся в партнёре и строим «семейный храм»? А маму принимаем как «старшую женщину» – опыт, мудрость, все дела.

М. К.: Да, такое возможно, когда это трое взрослых людей, осознанно делающих такой выбор и несущих за него ответственность. Созависимость искажает реальность, человек как бы смотрит на мир сквозь призму этого «другого человека», и в случае с матерью, даже 35-ти летняя женщина рискует смотреть на мир глазами десятилетнего летнего ребёнка, испытывающего стыд, от слова «член», например. Десятилетней девочке сложно построить отношения с мужчиной, особенно если он рассчитывает видеть перед собой адекватную ровесницу.

KYKY: Ты говорила о «преемственности поколений» в этом вопросе. Хочешь сказать, мы не первое поколение с такой проблемой?

М. К.: Конечно нет! Особенно, если взять семьи, где мать-одиночка растит дочь, а потом щепетильно критикует всех её потенциальных партнёров. И если такая «хорошая дочка» вовремя не включит мозги или другие защитные механизмы – то через некоторое время сама окажется в ситуации своей матери – и будет растить ребёнка одна. Еще нужно учитывать, что из-за финансовой ситуации у нас все нередко живут в одной квартире, вместе несколько поколений и не всегда у них «дружеские отношения». И этого несчастного ребёнка будет растить «бабушка-одиночка» и «мама-одиночка» – будут растить вместе, как в том анекдоте – гомосексуальная пара. Такая «дочка» будет ощущать к своей матери «огромную» любовь, и вместе с тем злость, ненависть – это такой порочный круг. Таких семей огромное количество, а мужчины, почувствовав это каким-то «шестым чувством» – бегут.

Иногда бывает даже так: бабушка, мама, дочка, внучка – это психологический триллер, с одноимённым названием «вырастим психологического инвалида».

KYKY: Что будет, если «созависимая» дочка вырвется от мамы, но на терапию, например, не придёт?

М. К.: Большая вероятность, что ситуация «слияния» проиграется снова, но уже, например с мужчиной, без мамы. Такие женщины выбирают сложных партнёров и непростые отношения. Где «не как у всех», где «любовь до гроба». Есть такое понятие – треугольник Карпмана – в отношениях разыгрываются три роли «жертва», «спасатель», «преследователь». В игру на три роли играют два человека. Так, женщина выходит замуж за алкоголика (бабника, наркомана, игромана, инвалида, заключённого) и выступает в роли «спасателя», однако, поскольку она «играет» , а не пытается помочь по-настоящему – ничего не выходит из этого, и из «спасателя» она постепенно становится «жертвой», а бывшая «жертва» – «преследователем». Итак, как в детской песне: еще раз, еще раз, еще много-много раз. Корни же созависимости с матерью необходимо искать в самом раннем детстве, когда ребёнок и мама, они как бы «одно», но потом они неизбежно должны «разделиться». Должны, но часто так и остаются уродливым конгломератом. Как девочки, так и мальчики, собственно.

KYKY: Но, есть же шанс «осознать»?

На эту тему:Психотропный гедонизм. Зачем белорусу антидепрессанты?

М. К.: Да, конечно, в этом и есть суть терапии. Я расскажу три истории, из моей практики, осознание в которых уже наступило, теперь предстоит большая работа над «трансформацией» личности, уверена, многие смогут увидеть в них что-то, что поможет крепко призадуматься.

Истории пациентов

Ксения, 22 года

Таких, как Ксюша, мы можем встретить каждый день: яркие, возможно с тату, с вызовом. Ксения пришла ко мне с анорексией. Не могла есть. Испытывала чувства отвращения к своей внешности. У неё была нарушена половая идентичность: не могла разобраться кто она: парень или девушка? Секс с кем ей приносит удовольствие. Как выяснилось в процессе терапии, до встречи со мной в свои 22 девушка пережила непростую историю. В нашем обществе есть такой миф «полная семья» – благополучная. У Ксюши была полная семья – родители врачи – повёрнутые на здоровье, правильном питании, которые всю её жизнь «знали, как надо»: есть, одеваться, сколько весить, с кем дружить. Позиция эта была чёткая, и мнение самой Ксении интересно никому не было. В ответ на критику со стороны матери девочка замыкалась в себе, либо наоборот была агрессивной. Не долго думая, «медики» прописали дочке лечение. На антидепресантах, ребёнок, чья психика и физиология не была до конца сформирована, провела несколько лет. Рецепты родители выписывали сами, за приёмом лекарств следили скрупулёзно. В ответ на такой напор созрел ожидаемый протест. Ксюша начала тусоваться с панками, уходила из дому, бывало, на несколько дней.

При этом родители её не искали, не считали нужным, так как обращаться куда либо или рассказать знакомым о таком «поведении» дочери считали стыдным. Не рассказывали и о том, что нередко решали свои конфликты через драки на глазах у детей. Отец же Ксении – кстати врач, человек образованный, позволял себе ходить по дому в одних трусах, не стесняясь несовершеннолетней дочери. На терапии девушка призналась, что «всё», что в этих трусах было – отлично просматривалось, и вызывало отвращение, тошноту. Его поведение было прямо инцестуозным, в психологическом плане Ксения пережила некий «сексуальный опыт» с отцом, не давая ни согласия, ни высказывая протеста. Она просто была ребёнком, который жил в семье, где не был похож на родителей, не принимал их «норму» как свою. В возрасте 17-ти лет, по «настоянию» родителей Ксения оказалось на профилактическом лечении в психиатрической лечебнице, где и выяснилось, по итогу отмены медикаментов… что она совершенно нормальная. Догадайтесь, на чьей стороне был классный руководитель и общественное мнение, хоть это и мнение тех, кого не спрашивали? Когда она пришла ко мне на терапию – девушка была уверена, что у неё проблемы с головой, несмотря на то, что врач в психбольнице констатировал обратное. В результате длительной терапии мы смогли побороть анорексию, Ксюша теперь идентифицирует себя девушкой, красит глаза, встречается с парнями. Я считаю, что она проделала большую работу. Отношения с родителями стали дистантными, хотя это далось непросто из-за чувства вины перед ними.

Валерия, 35 лет

На эту тему:Если бы нужно было описать онкодиспансер одним словом – это было бы слово «коридор»

Увидев Валерию на улице или научной конференции, вы бы никогда не подумали, что красивая, 35-ти летняя женщина идентифицирует себя с 13-ти летней девочкой, такой маленькой и ранимой, у которой недавно начались месячные и не у кого спросить, как жить дальше. Немного ретроспективы – Валерия тоже из «полной» и вполне «благополучной» семьи. Родители всю жизнь занимались наукой и ставили науку во главе угла. Подход ко всему, и к дочери в том числе, был исключительно «научный». Мама не очень знала как нужно вести себя с ребёнком, всегда была «в рамках приличий», холодной и однозначной. Впрочем, вела себя так и по отношению к мужу. Объятия, поцелуи, эмоции – всё это автоматически записывалось в невежество, плохое воспитание. Яркие девушки, флиртующие с мужчинами, естественно, были «проститутками». Наклеивать негативные ярлыки проще всего на то, чего не понимаешь. Все разговоры в старших классах о мальчиках и любви пресекались, и тоже классифицировались, по-научному – «как сопли». Когда у Валерии началась менструация, ночью под её подушкой появилась книга, которая всё объясняла. Серьёзный разговор перенесённый «на завтра», не состоялся. До сих пор. «Холодная» мама живёт внутри Валерии, не давая осознать свою женственность, раскрыть её, продолжая запугивать установками о «падших женщинах». Через несколько лет родители развелись. Валерия выросла, закончила институт, магистратуру, аспирантуру и имеет отличную научную карьеру. Правда она до сих пор одна и… пишет сказки. Вот такое у неё хобби.

В сказках пишет о феях, принцессах и о любви, конечно. Место «мужчины» в её жизни плотно занято отцом, и хотя живут они отдельно – Валерия выбирает ему обои, недавно они вместе поменяли мебель. Место для мужа, мужчины, уже не осталось, но об этом особенно никто и не спрашивает, ведь мальчики и всё такое – это просто «фу». Подруг у Валерии тоже нет. Во время терапии она признается – что не может даже слушать истории о мужчинах от коллег и знакомых, чувствует себя «грязной» от этих историй. Она ведь «не проститутка». С мамой женщина общается регулярно, как правило они обсуждают «научные перспективы». Все «потенциальные» мужчины от Валерии отдаляются, как только понимают, что дальше френд-зоны не пробиться: белого коня нет, феи перевелись, да и «грязного» секса, как не крути, всё таки хочется. Терапия только началась.

На эту тему:«Каждый психолог сам назначает себе цену. В Минске она варьируется от 20 до 50 долларов за сеанс»

Мария, 19 лет

Машина история, пожалуй, самая трэшовая. Если вы живёте в более-менее благополучном окружении, шанс встретиться с Машей у вас минимальный. Я познакомилась с ней во время работы в реабилитационном центре для химически зависимых. Туда редко приходят по своей воле. Чаще всего родные обманывают пациентов, типа: собирайся, поедем в гости, на праздник, в магазин – под разными предлогами выманивают из дому, а на самом деле везут «лечиться». В истории с химической зависимостью как раз созависимые – это родные. Но здесь всё было с точностью да наоборот. Маша росла в семье без отца, растила её одна мама, которая любила и выпить, и погулять. Мама Маши была алкозависимой, а сама Маша – нет. От мнения нерадивой матери девочка зависела повсеместно, а когда в 16 забеременела, и затем в 17 родила, и вовсе ощущала себя бесконечно «обязанной» маме за принятие себя вместе с ребёнком. Мать Машу оскорбляла, унижала, та же воспринимала это как должное и искала проблему в себе. Когда мы познакомились, девушке было 19, её сыну два года, гражданскому мужу 27. Я не сразу поняла всю «боль» ситуации, но когда поняла, просто ужаснулась. Муж Маши и её мать стали любовниками, а от Маши просто решили избавиться, вот таким нехитрыми образом – сдав на лечение. У девушки было два состояния: у меня самая хорошая жизнь, муж и мама меня любят, а вот я этого не заслуживаю, и второе: мама, почему ты такая сука? Зачем ты так со мной? Со мной всё в порядке, а вот мама – она сумасшедшая. Маша не осознавала саму себя матерью, плохо понимала вообще, что такое «социальные» роли, где она, кто она есть. Когда я спрашивала, а как же твой ребёнок? Твой? Она мычала что-то, что муж позаботится, ну и мама, конечно. Мама, мама, мама – вот что было центром её вселенной. Мама же считала себя в праве распоряжаться всем нехитрым добром, что у Маши было, в том числе мужем и ребёнком. Сама девушка была похожа на «заводную куклу» – смеялась, бегала, флиртовала с охранниками, потом, когда «заряд» заканчивался – падала на кровать без сил. Мама звонила докторам, всегда с приличного подпития, и интересовалась: как идёт лечение? Лечение шло медленно и трудно, ведь излечить пытались не ту зависимость, которая была наиболее пагубной.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Как преодолеть созависимость с матерью | Моя Семья

 

Созависимые отношения с матерью наркомана или алкоголика часто являются причиной рецидива употребления алкоголя или других наркотических веществ у зависимого сына или дочери.

Родитель, думая, что проявляет любовь к своему ребенку, формирует отношения, которые очевидно толкают сына или дочь в зависимость. Мама или отец пытаются самостоятельно побороть, преодолеть и справиться с зависимостью родного и близкого им человека, то время как алкоголизм или наркомания ничуть не уменьшается и даже больше он начинает пить еще больше, проблема становиться еще объёмнее, а жизнь невыносимой. Семья упирается в тупик безвыходного и замкнутого круга зависимых и созависимых отношений.

Ситуация усугубляется, когда в семье нет отца и созависимый от близкого и сверх значимого для него зависимого человека остается один.

Созависимость с матерью, симптом семейного заболевания зависимость. Именно созависимые отношения с мамой не дают нарко или алкоголе- зависимому человеку осознать и принять на себя всю ответственность своего асоциального поведения и употребления психоактивных веществ, что и является первым толчком к началу осознания своей проблемы и принятию решения что-то менять.

Прежде чем дать совет как избавляться от этой связки не здоровых отношений хочу отметить что созависимость бывает не только от мамы или папы, но мы часто встречаемся с такими явлениями как созависимая дочь от отца алкоголика. Отношения созависимой матери и еще созависимой дочери с которыми мы сталкиваемся на группах сводят все шансы лечения алкоголика к нулю если не пытаться выбраться из данной деструкции.

Но все-таки давайте уже перейдем к вопросу созависимость с матерью как преодолеть, ведь именно созависимость матери и взрослого сына самая распространенная связка в данных семьях.

Мы много пишем про эти отношения в своих статьях и даем ответы в бесплатных вебинарах на портале «Моя семья — моя крепость» в вкладке «бесплатные вебинары». На терапевтической школе нашего проекта, специалисты психологи проводят специальные тренинги и занятия по данной проблеме, а на бесплатных группах взаимопомощи, созависимые поддерживают друг друга и помогают своим личным опытом выздоровления, давая не только навыки освобождения от созависимости, но и возможность поделиться своей бедой, высказаться в кругу, где все такие же, как и ты поймут и поддержат. После данного перечисления вы, наверное, догадались, что это не легкий и не быстрый путь к свободе от семейного рабства, но хочу вас заверить, что данный путь приведет вашу семью к долгожданной свободе, трезвости и счастью. Только начав с своей проблемы в виде созависимости вы не только сами начнете жить полной грудью, но и дадите мощный стимул и мотивацию на выздоровление своему близкому зависимому человеку.

Я и мать. Созависимость и раздражительность.: ru_psiholog — LiveJournal

Растила она меня одна + я поздний ребенок (ей было 35). С отцом она развелась, когда мне было 3 года, потому что ударил. А вообще пил. Пропивая и пособие, и деньги на еду. Как она мне рассказывала. после развода меня отвели к психологу, который запретил мне видеться с отцом, т.к. мне постоянно казалось. что пьяный дядька в дверь стучит, и ночью просыпалась от кошмаров. Она меня естественно опекала, защищала и уберегала от всего чего можно. Вроде как в самом детстве она встречалась с разными мужчинами, но ни к чему серьёзному эти встречи так и не привели. А потом и вообще мужчин не стало — дескать, не нужны они ей. Так и до сих пор.
Из детства я помню, что летом меня отправляли к бабушкам (поочередно). где друзей я себе не находила, а самой большой летней радостью был приезд мамы. В остальные времена года я очень любила когда к ней приходили подруги, или мы к ним. Вы не подумайте, я не была совсем уж забитым ребенком. До школы друзей у меня не было никаких. В начальной школе подружкой стала девочка, которая, как я сейчас понимаю. явно главенствовала в наших отношениях, но я была рада, что у меня есть такая подружка, которая в классе была одним из лидеров. Потом мы поссорились и подружкой стала одна из самых забитых девочек класса. Короче до 9-го класса с друзьями было не очень. Сейчас я понимаю, что в школе я не испытала тех безумных радостей, которые связаны с одноклассниками — я даже гуляла только с подружками. Во дворе я тоже ни с кем не дружила. И по сути мне было очень скучно.
Но мама моя профессиональный режиссер массовых мероприятий, и всегда старалась сделать мне подарок, устроить праздник. .. (даже с классом моим спектакли ставила). Она и до сих пор этим грешит — если приходит в гости — обязательно с презентом.»Я увидела, мне так понравилось!» И дарит. А если не отреагировала как-то: «Нравится? Ну ведь правда классная штука!?» И конечно, мне было весело и радостно с ней. Но это не было теми подростковыми радостями, которые переживает ребенок с друзьями. Это было что-то совсем другое.
Когда я чуть повзрослела, и у нас начались конфликты на фоне моего взросления, она стала периодически попрекать меня тем, что я отношусь к ней не как к маме, недостаточно уважаю. Что всем моим одноклассникам она нравится, а я бывает даже стыжусь её(она бывает очень эмоциональна, громко засмеётся где-то или начнём учить разуму ругающихся матом подростков на улице). И другие дети своих мам любят, а она в моей любви не уверена. Но упреки были конечно не всегда, больше было хороших моментов, но её слова я очень хорошо запомнила.
Стала я ещё старше. Институт, первые свидания и т.д. Конечно мне было не до неё. Жил вместе, и по сути неплохо. конечно ругались, но… не было дискомфорта внутри, как сейчас. Сейчс мне 24, у меня муж. ребенок, полученная вышка и своя семья. Может я просто стала больше задумываться об отношениях — не знаю. Но эти переживания внутри не дают мне покоя.
Да, я перестала говорить ей, что люблю её. Как-то естественно это произошло. Я даже не заметила. Я была так увлечена неразделенными любовями и перепетиями собственной жизни, что не помню момента, когда мы отдалились. Помню, что ещё до грандиозных скандалов, год или полтора, а может больше, меня очень раздражали периодически разговоры по телефону с ней. После них я была недовольная, расстроенная агрессивная. Мне казалось (да и до сих пор так), что каждый разговор похож на допрос. Не «как дела?», а «Что сейчас делаешь?», не «Как съездили?», а «А ты что, больше не хочешь чтобы я звонила?» Да какого черта? Почему ты спрашиваешь эту ахинею? Почему мы просто не можем спокойно поговорить. Мне постоянно казалось и кажется, что половина моих поступков её обижают, ранят, я лишнее слово боюсь сказать, чтобы она не обиделась.
А опомнилась я будучи на 9-ом месяце беременности, когда мы с мужем переехали к ней жить. Безусловно я была слишком поглощена собой и своим животом, у меня бушевали гормоны и всё такое. А муж мой привык жить с отцом, а потом со старенькой бабушкой, которым было всё равно, куда он идёт в 6 вечера и зачем. У него конечно своя очень непростая судьба была, но мама о ней знала. И вот приехали мы к ней и добавили немного своих порядков. Надо было делать перестановку для ребенка, да и привыкнув жить с бабушкой мужа, мы совершенно спокойно кушали у себя в комнате. смотря фильм и не нуждались в семейных обедах. У мамы был стресс. И это переставили её не спросив, и тут идём ничего ей не сказав, и едим отдельно — как в комуналке. А это её квартира и она здесь хозяйка. Она на эту квартиру заработала и т.д. Начались её обиды. Мужа они не задевали, он их даже не замечал иногда. Но я-то знаю, когда она обижается! И мне от этого становилось омерзительно плохо и тошно. Я ничего не могла с собой поделать. И не могла делать вид, что не вижу этого и мне всё равно. т.к. чувствовала себя виноватой по всем статьям. Итогом одного из её концертов из серии «Ничего не случилось!», стал мой срыв за неделю до родов, с рыданиями, и её паданием передо мной на коленях «Ну прости меня!»… У меня даже сейчас слёзы на глаза, а прошел уже год.
Муж до переезда к ней не понимал. почему я такая печальная после половины разговоров с ней. А теперь сказал, что понимает меня. Но его реакция была другая — он злился на неё. С каждый днём всё больше. Она ему чужая, и не даёт жить так, как он хочет, привык, он вообще не хотел переезжать… После рождения всё стало ещё хуже. Мама начала давать советы, а вернее всё делать сама — типо показывать. Муж, как коршун, стал защищать свою семью от любого вмешательства. У дочки ещё и проблемы с животом были сначала, плакала постоянно. Нас называли извергами, дескать она не позволит мучать ребенка.. и т.д. Влетала в ванную, размахивала руками. уходила со скорбным видом. Стояла в кухне опершись на стол, в позе безысходности. .. К моей постродовой депрессии, и нескончаемым кормлениям грудью добавились муж, не переносящий тёщу и мать, которая из-за меня была страдальцем года. Потом мама стала болеть. За пол года 3 раза пролежала в больнице. немножно сбавила пыл в отношении внучки (на отношение к ней мужа это не повлияло), но теперь я была ещё виновата в том, что недостаточно её жалею и не понимаю. насколько ей тяжело… Ну и плюс ей кажется, что я её не люблю. (в виде бонуса). Как ни странно, я обратила внимание, что не говорю ей люблю и сама задумалась «А может и правда не люблю?»…Как-то они с подругой заметили мне, что я плохо с ней разговариваю, и что это с детства. как с подружкой, не уважительно. Но ведь она действительно была моей подругой! Самой верной и настоящей… Я ей рассказывала очень много из того, что обычно мамам не говорят, проводила с ней столько времени и игр.. как ещё может быть иначе?
Закончилось всё ссорой в новогодние каникулы у неё с мужем (который вообще перестал её уважать, из-за того, что она так треплет мне нервы) и нашим перездом к его отцу за город в худшие условия (как я тогда считала). Муж меня об этом два месяца уговаривал.
С переездом стало спокойнее одной стороны. Но… она переживает, что редко видит внучку (раз в неделю). Приезжает на буднях (т.к. муж не хочет и видеть её). Каждая их встреча для меня, как пытка. Я переживаю, что муж не хочет её видеть, что у него из-за этого настроение на -100. Пытаюсь все возможные встречи свести к нулю. А она как нарочно — «ну ведь уже много времени прошло? Неужели он не успокоился?! У меня ни с кем не было никогда таких конфликтов, чтобы человек меня не переносил.» «Всё с этим мальчиком понятно! Я про него всё понимаю.» — ну конечно, ты же режиссёр!!! тут ещё добавилась история с наследством, от которога она отказалась в пользу меня и племянницы, уговорив бабушку написать на нас завещание, а когда узнала, что несмотря на это ей полагается 1/4, решила участвовать, и в итоге вместо 250 тыс. как я думала, у меня будет 150. Хотя я уже думаю может вообще ей всё отдать, чтобы не переживала, что она и так пошла на уступки, т.к. полагалось ей 250…

Вот такая длинная получилась история. С одной стороны я понимаю, что не могу отвечать за её эмоции, но с другой стороны чувствую себя виноватой, что муж так к ней относится, что я не защищала её перед ним с самого начала, а наоборот.. а дальше ком его отношения к ней только нарастал и его было не остановить. Наверно я мало даю ей тепла, а ей так плохо и скучно одной жить. Но ведь она сама посвятила всю свою жизнь мне и не нашла мужа? т

Подскажите, как мне обрести душевный покой, справиться с постоянным чувством вины в своих поступках и словах по отношению к ней. справиться с раздражительностью в её адрес. И возможно даже попытаться наладить контакт между ней и мужем. А может я и правда мало тепла ей даю? Я наверно всё-таки люблю её, раз переживаю по этому поводу…

Заранее спасибо за комментарии.

Созависимость с матерью: причины и особенности поведения

Что такое созависимость с матерью? Такое отклонение в современном мире встречается довольно часто, но ему уделяется слишком мало внимания. В статье будут подробно рассмотрены причины, по которым могут возникать такие патологии общения, а также рекомендации, как избавиться от созависимости.

Отношения в семье

Начнем с того, что изначально созависимость с матерью необходима ребенку. Так он чувствует себя защищенным от опасного внешнего мира. Такое состояние сохраняется довольно длительное время, но в любом случае наступает момент, когда ребенку необходимо начинать отделяться от матери.

Период этот начинается примерно в подростковом возрасте. Уже тогда ребенок пробует проявлять какую-то независимость и самостоятельность. Однако очень часто мать выступает против этого, пытается любыми способами помешать становлению своего ребенка как самостоятельного человека. Но такие отношения никогда не приводит ни к чему хорошему. Они создают множество проблем у обеих сторон.

К сожалению, созависимые отношения с матерью могут формироваться от инициативы любого из участников отношений. Однако первоначальный посыл исходит от матери, потому что она в какой-то момент принимает решение о том, может ли отпустить своего ребенка в свободное плавание. Как преодолеть созависимость с матерью?

Когда мать против

Очень часто мать не хочет отпускать своего ребенка просто потому, что чувствует себя одинокой. Такие отношения могут формироваться в том случае, если семья живет без отца или же отношения матери и отца напряженные. В таком случае женщина ищет какой-то отрады и находит ее в своем ребенке. Она пытается задавить его своей гиперопекой, что вызывает негативную реакцию со стороны чада.

В результате уже в подростковом возрасте случаются довольно сильные ссоры, которые могут приводить к тому, что подросток будет совершать глупые и необдуманные поступки. Ничего странного в этом нету. Гораздо хуже, когда созависимость и раздражительность продолжается в более зрелом возрасте.

Когда ребенок не против

Удивительно, но бывают и такие ситуации, в которых самому ребенку удобно чувствовать себя созависимым. Это может возникать том случае, если родители не воспитали в нем чувство долга, ответственности и самостоятельности. В таком случае взрослый человек ощущает себя в душе малышом. Он теряется, многого боится, не уверен в себе. Именно поэтому ему удобно находиться как бы за спинами своих родителей, а чаще всего матери.

Дело в том, что отцы довольно редко попадают в зависимые отношения. В качестве примера можно привести отношения между взрослым сыном и матерью, которые даже не пытаются отделиться друг от друга. Сын вроде бы хочет завести семью и отделиться, но постоянно находит сотни отговорок, главная из которых звучит так: «Мамочка без меня не сможет». Мать тоже прибегает к различным манипуляциям, и как только ребенок пытается хоть немного проявить самостоятельность, резко ощущает ухудшение здоровье. Вот так люди и сосуществуют.

Переходной период

Многие дети и подростки задумываются о том, как справиться с невероятно созависимой семьей. Однако надо понимать, что в детском и подростковом возрасте эти вопросы рассматриваются слишком остро.

Вполне нормально, что для родителей взросление детей — стресс, поэтому они стараются немного отгородить их от внешнего мира. Также вполне естественно, что дети, наоборот, стремятся познать как можно больше неведомого. Кажется, что эта ситуация не имеет выхода, но на самом деле он есть.

Искать его необходимо в прошлом. Если вы строили с ребенком гармоничные, доверительные отношения, основанные на любви, то сумеете наладить контакт и подобрать к своему нему нужный ключик. Вы будете чувствовать, что существует какое-то напряжение, но тем не менее сможете наладить нормальное общение и как-то влиять на поступки своего чада.

Если же отношения были испорчены, вы проявляли физическое насилие и не уважали личность своего ребенка с детских лет, то возможны большие проблемы. Решать их надо в кабинете психолога. Однако даже туда заманить ребенка сложно.

В принципе, созависимость с матерью и отцом после такого периода проходит. Это стрессовый рубеж, который можно вполне успешно преодолеть, если знать о нем и заранее подготовиться. Именно поэтому не стоит драматизировать события. Примерно до 18-20 лет человек все равно частично созависим со своими родителями, и это вполне нормально.

Проблемы физического плана

Очень часто созависимые отношения могут возникать в семьях, в которых изначально очень много проблем. Так, происходит созависимость при алкоголизме. Как избавиться от матери, которая только издевается, причиняет страдания и себе, и другим? Именно такой вопрос задают взрослые дети, которые просто разрываются между чувством глубокой привязанности к своей матери и чувством глубокого отвращения, которое они ощущают.

Такое сильное потрясение нарушает работу психики человека, что приводит к плохим последствиям. Созависимость отношений с родителями, которые пристрастились к наркотикам или алкоголю, грозит серьезными неврологическими нарушениями, которые могут проявляться в том, что человеку будет трудно настроить взаимодействие с другими людьми. Кроме того, будут сложности с построением своей семьи.

Причины

Итак, поговорим о корнях созависимости. Матери и сыновья очень часто находятся в таких отношениях просто потому, что имеют определенные нарушения психики. Рассмотрим основные причины, которые могут приводить к созависимости:

  • Неуверенность в себе, которая перерастает в болезненное ощущение собственной ничтожности.
  • Слишком завышенная самооценка, при которой человек в душе считает себя ничтожеством, а надменность использует как защитную реакцию.
  • Невозможность и нежелание реализовываться в своей жизни.
  • Перенос ответственности на зависимого партнера.
  • Невозможность увидеть решение проблемы по той причине, что взрослый человек сам жил в созависимых отношениях.
  • Отрицание патологии.
  • Неосознанное желание решать свои проблемы посредством других людей.

Все эти причины могут вызывать взаимную зависимость от родителей. Созависимость с мамой — одна из самых сильных, потому что она затрагивает самые глубокие и личные чувства. Как мы говорили выше, созависимость с папами происходит очень редко просто по той причине, что мужчины более закрыты и склонны решать свои проблемы в одиночку. Они редко перекладывают свою ответственность на кого-то другого, тем более на ребенка. Тем не менее такие случаи тоже бывают, и их необходимо отдельно прорабатывать с психологом.

Созависимость, или Как отпустить ребенка?

Немногие родители осознают, что придет момент, когда им придется отпустить свое чадо. Только редкий человек отдает себе в этом отчет. Иногда созависимость матери с дочерью или сыном происходит из-за того, что в определенный момент ребенок не сумел отделиться. Стоит отметить, что любой родитель очень чутко реагирует, когда его чаду приходится покидать родительский дом. Однако так происходит со всеми, и это совершенно нормально. В некоторых случаях бывает, что в определенном возрасте человек никуда не поступает на учебу, не уезжает в другой город, не находит себе пару и не начинает жить отдельно. Все это приводит к возникновению легких созависимых отношений, которое со временем перерастают в более серьезные. Вырваться из них уже гораздо сложнее.

Проблема состоит в том, что в определенный момент необходимо уметь просто отделиться от своих родителей, даже если для них это будет немного болезненно. Дело в том, что резкое отделение хоть и приносит дискомфорт, но в долгосрочной перспективе позволяет строить с родителями гармоничные и адекватные отношения. В созависимости создаются для человека рамки, разрушить которые ему со временем не позволяют не только его личные эмоции, но и чувство вины, которые родители неустанно формируют. Именно поэтому многие психотерапевты советуют давать детям больше свободы и предоставлять им возможность самостоятельно решать, как строить свою взрослую жизнь.

Советы психологов

Созависимость с матерью опасна тем, что грозит постоянными стрессами. Это плохо отражается на психическом и физическом здоровье человека. В итоге два индивида настолько себя истощают, что начинают болеть на физическом уровне. Психотерапевты и психологи советуют следующее:

  • Умейте противопоставлять свое мнение. Не считайте, что дети априори правы или не правы. Позволяйте своему ребенку высказываться, выражать свои мысли и чувства свободно. Не давите на него авторитетом, не пытайтесь пресекать попытки самостоятельности и ни в коем случае не унижайте, если что-нибудь не получается. Поймите, что ребенок – это не ваше продолжение, а отдельная личность.
  • Полноценно развивайтесь. Это означает, что необходимо участвовать в различных мероприятиях, посещать разные курсы и т. д. Все это позволит немного отдалиться от своих детей, посмотреть со стороны на других подростков и понять, что ваше чадо само прокладывает себе дорогу в жизни и имеет полное право на это. К тому же вы станете интересны своему ребенку, и он более охотно пойдет на необходимое сближение.
  • Также очень важно предлагать своему ребенку самостоятельные путешествия. Это закалит характер, а также покажет, что он, в принципе, может существовать без родителей. Если ребенок отказывается от таких путешествий, то не нужно настаивать. Просто надо дать ему немного времени, и он с радостью воспользуется полученной свободой в будущем.
  • Персональная работа с психологом. Это очень важно для родителей. Нет ничего зазорного в том, чтобы решать свои проблемы при помощи специалиста. Если для ребенка поход к психологу может быть неприятным из-за разных стереотипов, то взрослый человек должен понимать, как это важно.
  • Проработка своих детских страхов. Это относится к взрослым людям, потому что очень часто свои нерешенные глубинные проблемы они переносят на детей. Так, созависимость матери и взрослого сына встречается крайне часто, что говорит о том, что женщины склонны чересчур привязываться к своим сыновьям. В итоге это рушит жизнь и ей, и ему. В глубине души женщина понимает, что поступает неправильно, и ее гложет чувство вины. Ничего хорошего такие отношения не несут в себе.

Отсутствие третьего человека

При терапии очень важно понимать, что избавиться от созависимых отношений могут только два человека. Так, психотерапевт или психолог действительно могут выступать посредником, но только временно. Надо отметить, что помощь специалиста будет эффективна только в том случае, если оба человека хотят наладить ситуацию. Для того чтобы решить проблему на глубинном уровне, необходимо взаимодействовать именно созависимым людям. Они должны понять, что находятся в неправильных отношениях, должны осознать свои патологию. Только после этого они смогут посмотреть на ситуацию со стороны, оценить обстановку и увидеть направление движения.

Проблема состоит в том, что очень часто в семье кто-то становится судьей. Это человек, который критикует сложившиеся отношения и понимает, что они стали патологическими. Однако он не стремится разрешить конфликт, хотя с виду может показаться, что именно этого он добивается больше всего. На самом деле роль такого человека заключается в том, чтобы нагнетать ситуацию и критиковать других.

Лечение

Для того, чтобы избавиться от созависимости, необходимо работать психотерапевтом. Он позволит понять глубинные причины патологических отношений, а также расскажет о том, как вы можете из них выйти с минимальным ущербом для себя.

Очень редко терапия может совмещаться с приемом лекарственных препаратов. Они применяются только в том случае, если необходимо утихомирить физические проявления стресса. Так, лекарственные средства могут назначаться в том случае, если человек слишком активно выражает свои эмоции, ощущает агрессию, не может себя контролировать, выходит за социальные нормы. Тогда пациент находится на грани нервного срыва, поэтому ему назначают различные препараты, чаще антидепрессанты. Они позволяют снизить возбудимость нервной системы, что делает человека более спокойным и уравновешенным.

Терапия созависимости заключается в проведении бесед с партнерами отношений. Беседы проводят как общие, так и индивидуальные, с каждым из партнеров. Такие разговоры позволяют человеку взглянуть на себя со стороны и сделать какие-то выводы.

Надо отметить, что каким бы профессионалом ни был психотерапевт, как бы он ни хотел помочь человеку, у него ничего не получится, если пациент сам не хочет избавиться от своей патологии. Очень важно, чтобы люди стремились выйти из неправильных отношений для того, чтобы построить конструктивное взаимодействие.

Также лечение может быть самостоятельным, но важно, чтобы человек сам к нему дошел. Это, в свою очередь, требует высокой степени осознанности. Только редкие люди осознают свою проблему, начинают искать варианты ее решения в различных литературных источниках. Надо сказать, что даже если они не сразу найдут область психологии, которая позволит им понять причины и последствия возникновения созависимых отношений, тем не менее они решат свою проблему очень эффективно. Ведь те, кто полагаются только на себя, действуют более надежно и эффективно. Дело в том, что их желание сильнее. Они не прибегают к помощи постороннего человека и не ожидают от него решения своих проблем. При этом к самостоятельному психологическому лечению надо подходить очень взвешенно и осторожно, потому что можно запутаться в дебрях психологии личности.

Стройте здоровые отношения и живите в мире с окружающими вас людьми.

Созависимая мать. Как работать учителю

Созависимые родители чрезмерно поглощены жизнью детей, вовлечены эмоционально и физически, полагают, что знают всё о своем ребенке: каков он, что он хочет. Помимо этого происходит включение в свои личностные границы того, что не может быть частью нас: родитель пытается полностью контролировать ребенка, старается знать о нем абсолютно все: может читать личную переписку, дневники, социальные сети. При созависимости происходит искажение заботы о детях: родитель всеми силами пытается оберегать ребенка от последствий его действий, защищает от критики учителей, или друзей, даже если эта критика справедлива.

Каждый родитель стремится заботиться о своем ребенке, как понять, что забота приобрела патологические черты?

  • Родитель препятствует здоровому взрослению ребенка: говорит, что ребенок не может нести ни за что ответственность, и только родители могут позаботиться о нем.

  • Отговаривают от любых увлечений или затей в страхе, что это может отдалить ребенка от семьи.

  • Часто берут на себя обязанности, которые необходимо выполнять самому ребенку: систематически доделывают домашние задания за него, убирают его вещи, даже если он уже в состоянии сам справляться с этим.

  • Контролируют каждый шаг ребенка: с кем он общается, какую одежду носит, какие фильмы смотрит, о чем размышляет.

  • Изолируют ребенка от окружающего мира, внушая ему, что мир чересчур опасен для него;

  • Есть проблемы с дистанцией между родителем и ребенком: родитель не отпускает, обижается всякий раз, когда ребенок хочет сделать что-то по-своему.

Взросление и отделение ребенка от родителей — пугающий процесс. Нормально, если родители беспокоятся про это. Но каждый родитель понимает, что рано или поздно ребенок начнет становиться независимым и самостоятельным. Когда благополучие родителей полностью разрушается при отдалении ребенка — можно говорить про созависимые отношения. Ребенок не должен быть основой семейной жизни, на которой все держится. Наоборот, родители — это основа, тыл ребенка. Опираясь на надежные и доверительные отношения с мамой и папой ребенок постепенно взрослеет, приобретает самостоятельность. При созависимых отношениях процесс сепарации ребенка воспринимается особенно болезненно.

Если с ребенком трудно

Новая книга известного семейного психолога, лауреата премии президента РФ в области образования, автора бестселлеров «Что делать, если…» и «Что делать, если… 2» адресована родителям детей и подростков с особенностями поведения. Издание поможет найти с ребенком общий язык, сориентироваться в сложных ситуациях и конфликтах, достойно выйти из них, сохранить терпение, восстановить понимание и мир в семье. Дети не слушают своих родителей, сколько стоит этот мир. В попытках научить «нерадивое чадо», как «надо себя вести», ответственные родители вооружаются новейшими психологическими «приемчиками», разучивают современные техники сидения на гречке, а дети в ответ лишь становятся все более раздражительными и непослушными. Что же нам мешает в отношениях с ребенком, а ему мешает вести себя лучше? Новая книга Людмилы Петрановской будет полезна родителям, отчаявшимся найти общий язык с детьми. Вы сможете научиться ориентироваться в сложных ситуациях, решать конфликты и достойно выходить из них. Книга поможет сохранить терпение, восстановить понимание и мир в семье.

Купить

Факторы, способствующие созависимости у родителей:

  1. Депрессивные состояния, тоска, низкая самооценка;

  2. Дефицит самоуважения и принятия: потребность быть нужным во что бы то ни стало, чтобы укрепить ощущение своей ценности;

  3. Жестокое обращение в прошлом: возможно, сами родители росли в сильном дефиците поддержки и заботы, и теперь пытаются всеми силами компенсировать это, дав ребенку излишнюю заботу и безопасность;

  4. Нереализованные потребности в любви, страх быть ненужным;

  5. Низкая чувствительность к своим границам: нет ясного понимания своих чувств, желаний, потребностей, ценностей;

  6. Потеря собственного «я», фрагментарность идентичности;

  7. Сильный и постоянный страх за ребенка, наличие потерь близких людей в прошлом;

  8. Конфликты внутри семьи: частые выяснение кто виноват;

  9. Зависимость (химическая, алкогольная и проч. ) одного из супругов.

Читайте также: Набор стереотипов при созависимых отношениях

При сильной увлеченности жизнью своих детей может возникать иллюзия контроля над ситуацией: пока я так сильно включена в жизнь детей — с ними точно ничего плохого не случится. Помимо этого, патологическая забота о ребенке является способом утвердить свое право на любовь, укрепить свою самооценку. У родителей, склонных к созависимым отношениям могут быть очень суровые требования к себе, а так же чувства одиночества, брошенности и ненужности. Такие родители находятся в сильном напряжении из-за чувства вины перед детьми. Они могут быть неспособны расслабляться и отдыхать. При созависимости у родителя происходит искажение жизненных приоритетов, при котором у ребенка оказывается самое важное место в жизни: «ты — смысл моей жизни», «я живу ради него» — эти фразы могут свидетельствовать о том, что в отношениях есть созависимые проблемы.

Манипуляции

В партнерских и уважительных отношениях возможен прямой и честный диалог. При этом, есть уважение к праву другого человека отказываться от тех или иных просьб, уважение к его свободе. Здоровые отношения могут выдерживать различия, когда несогласие во мнениях не ведет к разрыву и ссорам. При созависимых отношениях прямой и честный контакт между людьми сильно затруднен. Люди неясны в своих просьбах, просьбы начинают больше напоминать намеки и обвинения. При созависимой коммуникации просьба не говорится прямо, а может выражаться косвенно — в виде манипуляции. Виды манипуляций:

1) Обвинение. Например, человек вместо того, чтобы просто попросить налить ему чай и поговорить с ним 20 минут может начать обвинять окружающих в том, что его не любят, используют, пренебрегают им. При этом, конструктивный диалог невозможен.

2) Угрозы и шантаж. Предложение сделать что-либо в этом случае начинается с слова «если ты…», например: «если ты не придешь домой вовремя, я превращу твою жизнь в ад!».

3) Морализаторство. При морализаторстве человек отказывается просить напрямую, а начинает давить на оппонента моралью. Например: «хорошая жена давно бы уже накормила меня, а только потом бы уже рассказывала как у нее прошел день».

4) Просьба из позиции жертвы: «я понимаю, что меня никто в этом доме ни во что не ставит, иначе бы вы уже давно поехали на дачу чинить забор»!

5) Лесть: «ты же умный мальчик, сделай так как говорит тебе мама».

6) Лишение любви: родители говорят, что будут поддерживать ребенка только в том случае, если он будет следовать по принятому родителями плану: пойдет учится туда, куда решили родители, будет одеваться в ту одежду, которую выбрали родители, будет общаться только с теми детьми, которые нравятся родителям. Если же ребенок бунтует и не соглашается с выбранным курсом — родители как бы отрекаются от ребенка: «ах, раз ты сам знаешь как тебе жить, вот и живи как хочешь!», «ты больше мне не сын (не дочь)!».

7) Гнев и ярость на любые попытки ребенка противоречить воле родителя, на его несогласие.

Как любить ребенка

Эта книга великого педагога и гуманиста Януша Корчака — подлинная энциклопедия воспитания человека, от грудного возраста до становления личности и самоуправления подростков. В ней — серьезность наблюдений ученого и мягкий лиризм художника слова. Текст Корчака напитан бесценными мыслями, яркими метафорами и четкими рекомендациями. В течение многих десятилетий эта книга служит вдохновляющим ориентиром для миллионов родителей.

Купить

Контакт педагога с созависимым родителем

Трудно сказать, как именно педагог может понять, что родитель ребенка — созависимый. Какие признаки могут на это указывать:

  • Родитель чересчур включен в школьную жизнь ребенка: старается все контролировать, очень активно контактирует с педагогом.

  • Родитель часто конфликтует с педагогом из-за несправедливых оценок ребенка, считает, что его ребенка недооценивают, просит особенного отношения к ребенку. Давит, чтобы ребенка ставили на первые роли, обижается и оскорбляется в случае если этого не происходит.

  • Родитель может быть всем недоволен: призывает все изменить и улучшить в сложившихся школьных порядках, возмущается и конфликтует с другими родителями, призывает всех быть более ответственными.

  • Нарушает границы педагога: звонит в нерабочее время, в выходные или праздники, требует встречи в неудобное для учителя время, обижается на отказ от такого плотного общения. Ругается с педагогом из-за своего ребенка, требует больше его хвалить, и защищать от других детей. Часто конфликтует с педагогом из-за напряжений в школьной жизни их ребенка, обвиняет учителя в любых неуспехах и трудностях своего ребенка. Манипулирует: старается либо подкупить педагога, чтобы он лояльнее относился к их ребенку, либо запугать: могут угрожать всевозможными жалобами начальству.

Рекомендации педагогам:

При общении с созависимыми родителями важно четко и ясно устанавливать границы, напоминать родителям, что учитель — не личный репетитор для их ребенка. Важно выходить из дискурса: «мы вам платим и заказываем музыку». Родитель выбирает образовательные услуги, и если его не устраивает работа педагога — он может сделать выбор поменять учреждение, а не пытаться всеми доступными силами перевоспитать учителя и улучшить его. Педагогу важно спокойно и мягко, но с достоинством останавливать родителя, нарушающего его личные и профессиональные границы. Иногда родители просто не понимают особенностей функционала учителя, и стараются намекнуть ему как ему лучше учить их ребенка. В этом случае, учитель может лаконично и из доминирующей позиции объяснить родителю особенности своего функционала. При этом обозначить, что педагогическая практика — это его территория, если родитель знает как учить своего ребенка лучше — у него всегда есть выбор перейти на семейную форму образования и самому обучать своего ребенка. При попытках запугивать учителя или всячески контролировать необходимо напомнить родителям, что у учителя уже есть руководство, которое его контролирует, и что он не нуждается в дополнительном контроле со стороны родителей. При этом, важно сохранить уважительный контакт с родителями, для этого необходимо немалое терпение.

Любовь и контроль в родительской жизни сильно переплетены: мы устанавливает правила, и стремимся воспитать у детей ответственное отношение к своей жизни. Когда ребенок успешен — родителей переполняет гордость. При созависимой истории отношений со своими детьми родители могут сталкиваться с непониманием и обидами. Дети сопротивляются контролю и обижаются на чрезмерную вовлеченность родителей в их жизнь.   Найти баланс между контролем и свободой — сложная задача в созависимых отношениях. Ребенку важно чувствовать принадлежность к семье, но так же важно и понимать за что отвечает только он. Созависимые родители могут быть очень чуткими и внимательными, и ответственными, опираясь на эти свои качества, есть все шансы уменьшить родительскую созависимость и дать необходимое пространство детям для взросления.

Общаться с ребенком. Как?

Юлия Борисовна Гиппенрейтер — заслуженно является одним из самых популярных детских психологов, автором книг-бестселлеров по воспитанию. «Общаться с ребенком. Как?» уже десятилетиями является настольной книгой для родителей, стремящихся к взаимопониманию и гармонии в отношениях с их детьми. Наглядные примеры из практики Юлии Борисовны, разбор типичных конфликтных ситуаций и профессиональные советы позволят вам услышать своего ребенка и быть услышанным им. Малыш, который получает полноценное питание и хороший медицинский уход, но лишен полноценного общения со взрослым, плохо развивается не только психически, но и физически: он не растет, худеет, теряет интерес к жизни. «Проблемные», «трудные», «непослушные» и «невозможные» дети, так же как дети «с комплексами», «забитые» или «несчастные» — всегда результат неправильно сложившихся отношений в семье. Книга Юлии Борисовны Гиппенрейтер нацелена на гармонизацию взаимоотношений в семье, ведь стиль общения родителей сказывается на будущем их ребенка!

Купить

Созависимые отношения в семье, признаки, как выйти из треугольника Карпмана

Созависимые отношения тудно отличить от настоящей любви. И в том, и в другом случае присутствует привязанность, забота и беспокойство о близком человеке, сильная эмоциональная связь. Однако созависимость не является любовью и в большинстве случаев приводит к негативным последствиям для обоих партнеров.

Что такое созависимые отношения

Этот термин применяют в психологии для обозначения деструктивной модели отношений. Они построены на патологической зависимости одного человека от другого, идеализации своего партнера, полной сосредоточенности на личного другого человека.

Созависимые отношения с мужчиной заставляют женщину отказаться от собственных интересов и желаний

При психологической зависимости личность постоянно испытывает отрицательные эмоции: беспокойство, агрессию, обиду, разочарование, чувство вины. Потребность контролировать партнера, чрезмерная опека над ним вызывает у последнего сопротивление, стремление защитить свои собственные границы. В результате, в созависимых отношениях регулярно возникают ссоры, конфликты, недопонимания.

Признаки созависимости между мужчиной и женщиной

Распознать эту модель деструктивных взаимоотношений не так просто. На созависимость между мужчиной и женщиной указывают следующие характеристики:

  1. Стремление заслужить любовь своего партнера любой ценой, даже отказавшись от своих целей, интересов, друзей, взглядов на жизнь.
  2. Потеря собственных границ. У зависимого исчезает восприятие себя как отдельной личности, вместо собственного «Я» у него формируется «Мы». Зависимый не чувствует себя счастливым без своего партнера, поэтому постоянно стремится находиться с ним рядом.
  3. Паталогическая ревность, повышенная тревожность, эмоциональная возбудимость. Так как для зависимого жизнь без партнера не имеет смысла, он испытывает постоянный страх потерять свою вторую половинку. Отсюда возникает желание установить тотальный контроль над партнером, ограничить его свободу.
  4. Критика, упреки, стремление вызвать чувство вины у своего партнера. Так как зависимый склонен идеализировать свою вторую половину, он испытывает сильное разочарование, если ожидания не оправдываются. Чтобы исправить своего партнера в дело пускаются обвинения, упреки и даже угрозы.

При созависимости в семье муж считает жену своей собственностью, или же наоборот жена не дает свободно дышать своему мужу. Они постоянно манипулируют друг другом и в итоге чувствуют опустошенность.

Созависимость между родителями и детьми

Созависимость не обязательно возникает в интимных или брачных отношениях, нередко она формируется у отца и дочери, матери и сына.

На созависимость родителя и ребенка указывают:

  1. Стремление родителя установить тотальный контроль над своим чадом.
  2. Даже после достижения ребенком зрелого возраста родитель продолжает считать его беспомощным, несамостоятельным, беззащитным.
  3. Игнорирование родителем чувств, желаний и интересов ребенка.
  4. Ребенок – единственная цель и радость в жизни своего родителя. Поэтому мать или отец возлагают множество надежд на своих детей, испытывают злость и разочарование, если их ожидания не оправдываются.

В большинстве случаев ребенок принимает такую модель отношений, так как боится самостоятельной взрослой жизни, не уверен в себе и собственных силах, привык во всем полагаться на маму или папу.

Типы созависимости

Изучением данных моделей взаимоотношений занимается гештальт-психология.

Часто созависимые отношения между мужчиной и женщиной развиваются по сценарию: объект любви — обожатель

Она выделяет следующие типы созависимости:

  1. Контролирующий — подавляемый. В этом случае один из участников отношений демонстрирует собственное превосходство над другим, постоянно его контролирует, опекает, принимает за него решения. Желание установить контроль может быть связано со страхом потерять партнера, стремлением во что бы то ни стало удержать его рядом с собой. При этом интересы подавляемого совершенно не учитываются, он лишается свободы и попадает в полную зависимость от контролирующего.
  2. Тиран — жертва. Тиран добивается полного контроля над своей жертвой, регулярно применяет к ней психологическое, а порой и физическое насилие. В отличие от первой модели отношений, тираном движет не привязанность к своему партнеру и стремление его удержать, а желание выместить на нем свою внутреннюю неудовлетворенность, злость, боль. Жертва добровольно соглашается на такие отношения, так как хочет переложить на кого-то ответственность за свою жизнь, вызвать к себе жалось и сострадание окружающих людей.
  3. Объект любви — обожатель. Один из партнеров ищет подтверждение собственной значимости в другом человеке. Он хочет, чтобы тот компенсировал его внутреннюю неуверенность в себе любовью, постоянными комплиментами, подарками, вниманием, восхищением. Когда вторая половина устает от почитания своего объекта любви – возникает конфликт или разрыв отношений.
  4. Треугольник Карпмана — распространенная модель взаимоотношений, в которой созависимость развивается по сценарию: жертва выбирает агрессора, который начинает ее преследовать, а затем ищет спасателя, который избавит ее от страданий. Каждый из участников этих взаимоотношений преследует свои цели. Жертва хочет переложить вину и ответственность на других людей. Агрессор, вымещая свою злость, старается вытеснить собственную уязвимость, а спасатель, вмешиваясь в конфликт, стремится таким образом доказать собственную значимость, силу.

Все эти варианты взаимоотношений деструктивны, разрушают жизнь всех участников. Однако избавиться от созависимости непросто, в большинстве случаев требуется помощь квалифицированного специалиста.

Как выйти из созависимости

Существует несколько стратегий, которые помогут выйти из созависимости:

  1. Зависимый должен обратить внимание на себя, свои потребности и интересы. Он должен раскрыть себя как личность, научиться жить для себя. Ему стоит увлечься любимым хобби, записаться на курсы по самосовершенствованию, изучать новые языки, заняться здоровым образом жизни, йогой, медитацией. Ему нужно постепенно увеличивать дистанцию с объектом своей зависимости, при этом не обязательно расставаться, полностью прекращать отношения.
  2. Для тирана важно понять причины своей внутренней неудовлетворенности, агрессии, обиды. Ему придется приложить большие усилия, чтобы проработать эти эмоции. При алкогольной зависимости ему необходимо пройти лечение у нарколога.
  3. Жертва должна взять ответственность за себя и свою жизнь, перестать получать удовлетворение от чувства униженности, работать над чувством собственного достоинства.

Полностью растворяясь во взаимоотношениях с мужчиной, женщиной, любимым ребенком человек теряет себя, постоянно испытывает тревогу и беспокойство.

От созависимости нужно освобождаться, так как она разрушает жизнь всем участникам отношений.

Читайте далее: что делать, если муж-алкоголик

Созависимая мать, раздраженная дочь

Теоретически отношения матери и дочери должны быть самой лучшей, самой любящей и самой длительной дружбой в жизни женщины. В предыдущих двух статьях мы обсуждали, как отношения женщины с матерью глубоко влияют на ее способность иметь успешную женскую дружбу и почему так много отношений между матерью и дочерью основываются.

Но какую роль созависимость играет в том, что матери и ее дочери трудно поддерживать приятную дружбу друг с другом?

Каждая статья начинается с посылки, и посылка этой статьи проста: если вы эмоционально здоровая женщина, вы будете здоровой матерью для своего ребенка.Если вы созависимая женщина, вы перепутаете созависимость с материнством. Затем эта динамика будет перенесена во взрослую дружбу матери и дочери, что вызовет большое разочарование и, возможно, положит конец тому, что должно быть красивой дружбой.

Созависимая мать чувствует необходимость создать идеальный мир поллианнизма для своего ребенка не , как она думает, чтобы облегчить боль своего ребенка, а, скорее, облегчить свою собственную созависимую боль, видя, как ее ребенок страдает от обычных шишек, синяков и тяжелых ударов. уроки детства.Да, в заботе о младенце и младенце, которые не могут выразить свои потребности и чувства словами, присутствует сильный элемент взаимозависимости. Да, мать должна чувствовать эмоций своего ребенка как свои собственные. Но в какой-то момент это необходимо вернуть, чтобы ребенок и подросток вырос и расцвели как уникальные личности.

Проблема возникает, когда эта модель созависимого материнства переносится в подростковый и взрослый возраст ее дочери. Мать по-прежнему считает, что чувствует именно то, что чувствует дочь.Ее эго уверяет ее, что она точно знает, как решить каждую проблему для своей дочери, и это ее Богом данная роль делать именно это. Она удивляется, когда ее дочь думает, действует и говорит не так, как думает, действует и говорит мать.

Дочь воспринимает это как недействительность. Постоянная потребность ее матери во вмешательстве и спасении чрезвычайно расстраивает, но как она может отвергнуть ее под маской «любви»?

Не зная о созависимости, эта дочь может только предполагать, что с ней что-то ужасно не так. Что, если бы она была «в порядке», маме не нужно было бы говорить ей, как именно чувствовать, думать, говорить, действовать и даже одеваться. То, что она ничего не чувствует, не думает, не говорит, не делает или не носит, это «нормально», поскольку ее мать выражает удивление и всегда предлагает какие-то другие действия.

Это не материнство. Это взаимозависимость, основанная на совершенно неверном предположении, что дочь — это просто клон своей матери в виде «мини-я».

Моя мать всегда считала меня, как бы это сказать, просто продолжением себя, как сиамский близнец.В ее понимании мы с ней — один человек, одно сердце, один мозг, одна душа. Даже мое тело принадлежало ей, как она доказала, с любопытством ощупывая мою грудь, когда я был подростком.

Но это неправда! Мы, дочери, во всех отношениях люди, отличные от наших матерей.

В моем случае, я считаю, что у моей матери (недиагностированный) синдром Аспергера, в то время как я нейротипик. Наш образ мышления и чувств не мог быть более разным, и моей матери трудно с этим согласиться. Она цепляется за свою веру в то, что она чувствует то же, что и я.Что ее мысли — мои мысли. Что ее решения жизненных проблем будут работать и на меня. Хуже всего то, что, чтобы раздувать свое эго, она настаивает на том, что я все еще нуждаюсь в матери, и получает удовольствие от продолжения материнства. По ее мнению, я не смогу успешно исследовать жизнь независимой взрослой женщины без ее взаимозависимого микроменеджмента каждой детали моей жизни.

Это разрывает дружбу между матерью и дочерью, а также делает меня параноиком по поводу дружбы с любыми другими женщинами, молодыми или старыми.

Когда я навещаю маму, меня задают потоком вопросов от легкомысленных до назойливых. Что я ем? Я достаточно сплю? Мои месячные циклы идут по расписанию? Когда были мои последние месячные? Я уже беременна? Используем ли мы противозачаточные средства? Который из? Регулярно ли опорожняюсь? Какие еще у меня есть подруги? Я говорю с ними о и ее ? Ни одна тема не выходит за рамки моей мамы. Она врывается в туалет, пока я им пользуюсь, и я даже поймал, как она просматривала историю звонков и браузера на моем iPhone.

Когда она навещает Риса и меня, она роется по бюро, взволнованно комментируя любые рецепты аптек, которые она находит. Дает Рису советы по карьере. Разбирается в наших финансах. Неодобрительно восклицает, обнаружив алкоголь в нашем доме. Напоминает мне быть осторожным с кухонными ножами и горячей сковородой. Вмешивается в приготовление еды. Не позволю мне осушить вареный картофель или вынуть жаркое из Аги из опасения, что я обожгусь. Она делает это за меня.

«Вы пробовали устанавливать границы, Айви?» Я слышу, как вы говорите.Много-много раз! Она игнорирует их всех.

Она считает, что она любящая и заботливая мать. Я считаю, что дружба между матерью и дочерью находится на последнем издыхании.

Если она не может и не перестанет «спасать» меня и уважать мои границы, в чем смысл? Я бы никогда не позволил другой женщине относиться ко мне так крайне неуважительно, так почему слово «мать» каким-то образом все исправляет?

Нет, для успешной дружбы матери необходимо прекратить заботиться о своей взрослой дочери, особенно если она созависима. Созависимость выглядит невероятно красиво со стороны, но это похоронный звон в отношениях матери и дочери.

Дочери нарциссических матерей | Что такое созависимость?

Наша мама — наша первая любовь. Она наше знакомство с жизнью и самими собой. Она наш спасательный круг к безопасности. Изначально мы узнаем о себе и своем мире через взаимодействие с ней. Мы естественно жаждем ее физической и эмоциональной поддержки, ее прикосновений, ее улыбки и ее защиты. Ее чуткое отражение наших чувств, желаний и потребностей сообщает нам, кто мы есть и что мы ценим.Нарциссическая мать, которая не может сочувствовать, вредит здоровому психологическому развитию своих детей. Подобно Нарциссу в греческом мифе, она видит только свое отражение. Между ней и ее детьми нет границ разделения, в которых она не может видеть уникальных личностей, достойных любви. Симптомы нарциссизма , составляющие нарциссическое расстройство личности (НПЛ), различаются по степени тяжести, но они неизбежно ставят под угрозу способность нарцисса воспитывать детей.
Ниже приведены некоторые характеристики и последствия нарциссической матери.Обратите внимание, что они невольно повторяются во взрослых оскорбительных отношениях , включая отношений с нарциссами , потому что они знакомы — это похоже на семью.

Отсутствие границ

Некоторые из последствий для дочерей отличаются от сыновей, потому что девочки обычно проводят больше времени со своей матерью и смотрят на нее как на образец для подражания. Из-за отсутствия границ нарциссические матери склонны рассматривать своих дочерей как угрозу и как привязанность к собственному эго.С помощью указаний и критики они пытаются превратить свою дочь в версию себя или своего идеализированного «я». В то же время они проецируют на свою дочь не только нежелательные и отвергнутые аспекты себя, такие как эгоцентризм, упрямство, эгоизм и холодность, но и неприязнь к своим собственным матерям. Они могут предпочесть своего сына, хотя могут причинить ему вред другими способами, например, посредством эмоционального инцеста.

Эмоциональная недоступность

Отсутствует эмоциональный комфорт и близость, которые обеспечивают нормальная материнская нежность и забота.Нарциссические матери могут заботиться о физических потребностях дочери, но оставлять ее эмоционально лишенной. Дочь может не осознавать, чего ей не хватает, но жаждет тепла и понимания со стороны матери, которые она может испытать с друзьями или родственниками или стать свидетелем в других отношениях матери и дочери. Она жаждет неуловимой связи, ощущаемой мимолетно или никогда. Она не умеет определять и ценить свои эмоциональные потребности и не знает, как их удовлетворить. Остается пустота и / или тревога, ощущение того, что чего-то не хватает, и неспособность воспитать и утешить себя.Она может попытаться восполнить это в других отношениях, но часто повторяется шаблон эмоциональной недоступности .

Нарциссическое насилие

Нарциссическое насилие , включая неоднократное стыд и контроль, подрывает развивающуюся идентичность молодой девушки, создавая неуверенность и низкую самооценку Она не может доверять своим чувствам и импульсам и приходит к выводу, что это ее вина, что мать недовольна ею.Она не подозревает, что ее мать никогда не будет удовлетворена. В тяжелых случаях эмоционального или физического насилия или пренебрежения дочерью может казаться, что она не имеет права на существование, является обузой для матери и никогда не должна была родиться. Если не считать жестокого обращения, то часто мужья нарциссических женщин пассивны и не защищают своих дочерей от материнского насилия. Некоторые матери лгут и скрывают свое насилие. Дочь не учится защищаться и постоять за себя. Она может чувствовать себя беззащитной или даже не распознавать жестокое обращение позже во взрослой оскорбительных отношениях .

Токсичный стыд

Она редко, если вообще когда-либо, чувствует себя принятой только за то, что она сама. Она должна выбрать между жертвой собой и потерей материнской любви — образец самоотречения и приспособления воспроизводится как созависимость во взрослых отношениях. Ее настоящее «я» отвергается сначала ее матерью, а затем ею. Последствие интернализовано, токсичный стыд , основанное на убеждении, что ее настоящее «я» нелюбимо.Как она могла быть достойной любви, если собственная мать не любила и не принимала ее? Дети должны любить своих матерей, и наоборот! Стыд дочери усугубляется гневом или ненавистью к матери, которых она не понимает. Она считает, что это еще одно свидетельство ее дурности, и что вся критика ее матери должна быть правдой. Она никогда не чувствовала себя достаточно хорошо, ее жизнь — это постоянное стремление и отсутствие удовлетворения. Поскольку любовь необходимо заслужить, ее взрослые отношения могут повторять цикл отказа от .

Контроль

Люди с АНД близоруки. Мир вращается вокруг них. Они контролируют и манипулируют нуждами, чувствами и выбором своих детей, когда могут, и воспринимают это как личное оскорбление, заслуживающее наказания, когда они не могут. Воспитание часто звучит так: «Мой путь или шоссе». Самостоятельность заставляет некоторых нарциссических матерей сосредотачиваться только на себе или своих сыновьях и пренебрегать или лишать своих дочерей.

Другие матери хотят, чтобы их дочь выглядела и была лучше «по их мнению», но при этом калечат своих дочерей критикой и контролем.Такие матери пытаются пережить свою дочь, в которой они видят продолжение самих себя. Они хотят, чтобы она одевалась и вела себя так же, как они, и выбирала парней, хобби и работу, которые они выберут. «Для ее же блага» они могут запрещать или критиковать все, что нравится или хочет их дочь, подрывать ее способность думать самостоятельно, знать, чего она хочет, выбирать для себя и добиваться этого. Их внимание к дочери сопровождается их завистью, ожиданиями благодарности и уступчивости.

Во взрослых отношениях эти дочери часто находятся в контролирующих отношениях или вступают в ненужную борьбу за власть.

Конкуренция

Убеждение в том, что она «самая справедливая из всех» или страх, что это не так, побуждает нарциссических матерей не только критиковать свою дочь, но и соревноваться с дочерью за любовь мужа и сыновей. Такие матери могут отрицать или не защищать свою дочь, если они оскорбляют ее. Они могут ограничивать или унижать ее парней, потому что они «недостаточно хороши», но, тем не менее, конкурировать за их внимание и флиртовать с ними.Чтобы контролировать ситуацию и быть номером один в жизни дочери, они могут вторгаться в личную жизнь дочери и подрывать ее отношения с друзьями и другими родственниками.

Восстановление

Восстановление после травмы взросления с чувством отторжения и стыда требует времени и усилий. (См. Преодоление стыда и кодовая зависимость .) В конечном итоге это означает восстановление от созависимости. Он начинается с выявления и понимания того, что постыдные послания и убеждения, передаваемые от матери к дочери, не соответствуют действительности.Замена внутреннего, негативного, материнского голоса — внутреннего критика — самовоспитанием — важный шаг. (См. 10 шагов к самооценке: полное руководство по прекращению самокритики и веб-семинар «Как поднять самооценку». ) Выздоровление предполагает как исцеление прошлого, так и обучение новым навыкам для преодоления созависимости. (См. Созависимость для чайников.)

Чтобы научиться справляться с нарциссом в своей жизни, будь то ваш партнер или родитель, следуйте инструкциям в Работа с нарциссом: 8 шагов к повышению самооценки и установлению границ с трудными людьми .

Прочтите о «Сыновьях отцов-нарциссов».

© Дарлин Лансер, 2017

Мы не можем спасти наших матерей от их боли: серьезное дисфункциональное взаимодействие

Способность женщин к сочувствию эксплуатируется в нашей культуре; искажено в вину, чувство долга, эмоциональную заботу, взаимозависимость и самообвинения. Эти искажения могут парализовать нас, когда мы чувствуем желание выразить нашу истинную силу в нашей жизни.

Тем из нас, у кого есть матери, которые не смогли заявить о своей власти в своей жизни, может показаться очень пугающим сделать это для себя.Любовь к себе может казаться чужой. Это умение, которому мы все призваны научиться.

Распространенной динамикой, с которой сталкиваются многие взрослые дочери, является принуждение спасти, исправить и исцелить своих матерей. Это осложняется тем фактом, что многие матери старшего возраста часто представляют своим дочерям свои эмоциональные проблемы, считая, что имеют право на значительную и интенсивную поддержку.

Материнская боль может проявляться в различных формах:

  • Несчастный брак
  • Зависимость и / или психическое заболевание
  • Драмы, которые могут разыграться в ее собственных отношениях
  • Болезни, проблемы со здоровьем, инвалидность
  • Одиночество и страхи старения
  • Финансовые проблемы

Существуют законные способы поддержать наших матерей, которые не истощают нас эмоционально. Кроме того, есть и другие способы, которыми наши матери могут просить поддержки, которые неуместны, которые могут нарушать наши границы и удерживать нас в круговороте вины, истощения и неуверенности в себе. Мы можем подчиняться неуместным требованиям или поведению из любви и сострадания, но это не будет устойчивым, если наше основное благополучие будет все больше ухудшаться.

Для того, чтобы выразить и воплотить нашу силу, мы должны разорвать любые нити дисфункциональной связи, которая может быть у нас с нашими матерями.

Дисфункциональная связь между матерью и дочерью может проявляться по-разному:

  • Мать использует дочь как утешитель и свалку для ее необработанных эмоций
  • Дочь нуждается в одобрении матери во всех аспектах ее жизни, прежде чем она сможет хорошо относиться к себе и своему выбору
  • Мать находит утешение в том, что ее дочь является «домашним животным», которое всегда соглашается с ней и соответствует ее взглядам и убеждениям; отвергает дочь, если она выражает независимость
  • Мать использует дочь как нарциссический инструмент, чтобы привлечь внимание и похвалить себя
  • Дочь переполнена материнскими потребностями; тратит чрезмерное количество энергии на беспокойство о проблемах матери и о том, как их решить
  • Мать должна разговаривать с дочерью ежечасно или несколько раз в день, чтобы поддерживать свою эмоциональную стабильность
  • Мать считает, что имеет право на доступ и / или контроль над основными аспектами жизни своей дочери, от физических вещей до личных данных и информации

Матери обычно делают эти вещи совершенно бессознательно и непреднамеренно, чтобы облегчить собственную боль и избежать собственных нерешенных личных проблем. И все же матери, которые используют своих дочерей таким образом, патриархально эксплуатируют сочувствие дочерей.

Матери должны осознавать и осознавать то, как они могут неосознанно сдерживать своих дочерей из-за их собственных нерешенных проблем. Матери должны владеть патриархатом внутри себя . Если матери не хотят этого делать, дочери должны твердо стоять на своем и заявлять о своих правах на себя и на свою жизнь.

Чтобы прийти к равновесию и исцелить эксплуатацию нашего сочувствия, дочери должны отказаться от чувства вины за свое желание и способность быть сильными и независимыми.Даже если это означает отказ от наших матерей, когда мы устанавливаем четкие и здоровые границы в отношениях.

Мы можем быть хорошими дочерьми И устанавливаем здоровые границы с нашими матерями. Но мы не можем полагаться только на мнение матери о нас, чтобы чувствовать себя в этом в безопасности. Мы должны чувствовать себя сильными и уверенными в ограничениях, которые устанавливаем в наших отношениях.

Дочери не несут ответственности за эмоциональную стабильность своих матерей. Когда мы можем признать тот факт, что мы, как дочери, бессильны исцелить наших матерей, мы можем оплакивать, что необходимо, чтобы двигаться дальше и, наконец, сделать шаг вперед по пути, которым мы призваны владеть своей силой и жить искренне, радостно , изобильная жизнь… без вины.

Это трагедия, что некоторые матери активно манипулируют своими дочерьми из-за своего собственного бессознательного чувства депривации и страха быть брошенным. И это трагедия, что некоторые дочери упускают возможность вступить в силу своей самости из-за чувства парализующей вины перед своей матерью.

Обездоленный ребенок матери может искать в дочери эмоционального питания, которого она никогда не получала от собственной матери. Это один из способов передачи Материнской Раны.

Как бы сильно ни возражала ваша мать, когда вы уважительно заявляете, что больше не будете эмоционально заботиться о ней, важно позволить ей расстроить ее, не торопясь ее утешить. Это может быть очень сложно, но это такой важный шаг. Это то, что необходимо сделать, чтобы остановить импульс такого рода сцепления поколений между матерями и дочерьми. Дочь в этой ситуации должна сказать «нет», чтобы остановить цикл.

Очень важно получить поддержку в этом процессе.

Для того чтобы такие отношения были сбалансированы (в которых и мать, и дочь чувствовали себя одинаково уважаемыми в отношениях), необходимо, чтобы дочь сначала признала свою законность как личность. Это включает в себя установление границ, установление пределов, высказывание своей правды, почитание себя и т. Д. Эти первые шаги по утверждению своей индивидуальности могут быть очень сложными. И со временем эти шаги могут быть невероятно раскрепощающими и воодушевляющими.

Матери не обслуживают самопожертвование и созависимость дочерей с ними. Это увековечивает их зацикленность и отрицание. И это губительно для дочери; это напрямую препятствует ее способности уверенно принять собственное отдельное «я».

Существует неправильное представление о самопожертвовании, основанное на остатках верований старшего поколения, которое гласит:

  • Мученичество достойно восхищения.
  • Женщины по природе счастливы служить другим и заботиться о них.
  • Женщины — это , а не , которые должны быть агрессивными, своенравными или напористыми.
  • Женщины, которые отказываются от комплиментов и склонны к самоуничижению, достойны похвалы и похвалы.

Принуждение к исцелению матери

Если мы посмотрим глубже, то может возникнуть бессознательная детская вера в то, что если мы, как дочери, сможем исцелить или спасти наших матерей, они в конечном итоге превратятся в матерей, в которых мы всегда нуждались — сильных, безоговорочно любящих, счастливых, заботливых и т. Д. и, как дочери, мы, наконец, можем получить необходимую нам заботу.

Но это невозможно. Это невозможно, потому что наше детство закончилось, и мы никогда не сможем вернуться и получить то, что нам нужно. Скорбь по этому поводу — ключ к нашей свободе.

Существует прямая взаимосвязь между нашим детским желанием спасти наших матерей от их боли и нашим страхом лишить себя жизни.

Отношения между матерью и дочерью разные. Каждая взрослая дочь в этой ситуации должна задуматься и прийти к ясному пониманию того, что она делает и что не хочет делать и принимать в отношениях со своей матерью, и с уважением сообщить ей об этом. Это индивидуальный выбор, и для его прояснения может потребоваться время.В конце концов, дочь должна быть верна и верна себе прежде всего. По иронии судьбы, это то, чего каждая мать в ее здоровом состоянии хотела бы для своей дочери: быть доброй к себе и делать то, что для нее лучше.

Но когда у матери есть неразрешенная травма и неудовлетворенные потребности развития на раннем этапе, ее желание удовлетворить свои собственные потребности может преобладать над ее способностью точно видеть и любить свою взрослую дочь как суверенного, самостоятельного, независимого взрослого, имеющего право сказать нет без вины.

Отказ от невозможного поиска спасения наших матерей — это ключ к изменению нас самих и нашей культуры.

Нам здесь есть что скорбеть. Мы должны скорбеть о том, как наши матери стали жертвами дисфункции своих семей и патриархата. И мы должны оплакивать тот факт, что мы, как дочери, не способны исцелить наших матерей от их боли. Этот процесс оплакивания — это то, что в конечном итоге позволяет нам признавать свою ценность без чувства вины.

Реально принять это, оказать необходимое горе, при этом твердо придерживаясь здоровых границ, поддерживающих ваше высшее я, — это невероятный акт мужества и силы, плоды которого будут ощущаться в вашей собственной жизни и принесут пользу поколениям женщины впереди.

Цитата Джеффа Брауна…

«Одна вещь, которую я усвоил с уверенностью, — это то, что нельзя поддерживать в отношениях с теми, кто унижает меня. Это особенно сложно, когда задействована семья, , потому что мы кровно заинтересованы в сохранении семейной системы по самым разным причинам. Я не верю, что нужно терпеть насилие, как бы он ни был привязан к своей семье. Есть много семей (читай: душевных капсул), которые ждут нас за пределами нашего привычного осознания. Мы не несем ответственности за тех, кто унижает нас. Мы действительно должны это понять. Мы можем проявлять сострадание и, конечно, понимать, откуда исходит их жестокость, но понимание истоков не означает, что мы должны терпеть это. Это не наш крест ». — из его книги «Love it Forward»

Общие советы по установлению здоровых границ с запутанной и зависимой матерью:

С самого начала важно знать, что по мере того, как вы начинаете устанавливать границы в этой ситуации, вы, вероятно, испытаете некоторую степень сопротивления (вину, манипуляции, отстраненность и т. Д.) Но если вы со временем будете придерживаться своих границ, возможно, ваша мать неохотно научится приспосабливаться к ним. Важнее всего не то, как отреагирует ваша мать, а то, что вы предпринимаете это действие для себя, а также ради своего здоровья и благополучия. Когда вы общаетесь честно, уважительно и честно, вы можете чувствовать себя хорошо, независимо от того, как реагирует ваша мать. Вы начинаете воплощать свои лучшие качества вокруг своей матери, и это очень сильно.

  • Первый шаг — прояснить конкретные модели поведения, вокруг которых вы хотели бы установить границы. Сделайте их максимально конкретными и осязаемыми. (Примеры: чрезмерное разделение, нереалистичные требования вашего времени, право на эмоциональное спасение и т. Д.)
  • Делайте то, что вам нужно, чтобы сформировать образ мыслей о том, что вы достойны, о вашем праве отказываться от требований или поведения, которые не уважают ваше пространство, время или самость. Получите необходимую поддержку, чтобы вызвать у вас твердое чувство собственной значимости.
  • Напишите что-нибудь в своем дневнике. Создайте воодушевляющую и уважительную реакцию на то, когда ваша мать демонстрирует поведение, которое вы хотите ограничить в отношениях. Четкие, лаконичные, спокойные, уважительные утверждения являются оптимальными, особенно те, которые вы легко запомните в стрессовой ситуации.
  • Запишите эти новые ответы и представьте, как вы говорите их своей матери в данной ситуации.
  • Практикуйтесь в визуализации этого, пока не почувствуете уверенность. Потренируйтесь произносить утверждения вслух.Вы даже можете попросить друга помочь вам попрактиковаться в ситуации и ответить вашими утверждениями.
  • Когда вы почувствуете, что готовы, начните использовать свои установочные границы с матерью во время визуализации. (Не ожидайте, что с первого раза они выйдут идеально.)
  • Я думаю, что вскоре после этого первого взаимодействия важно сделать что-то конкретное, чтобы хоть как-то развить себя. Возможно, хорошая еда, немного свободного времени для размышлений, общение с другом, массаж и т. Д.Некоторые действия, чтобы укрепить свою ценность и достоинства.
    Поздравьте себя со своим мужеством и подтвердите, что вы готовы делать все возможное, чтобы уважать себя во всех отношениях, включая отношения с матерью.

Авторы: Дэвид Хокни

Последствия созависимости для поколений

Созависимость чаще всего является результатом детской травмы. Но многие читатели писали мне в замешательстве, потому что они созависимы и имели «нормальное» детство.

«Я не понимаю, почему я созависим. Я читал ваши посты, но вырос не в неблагополучной семье. Как это случилось?»

«Можно ли быть созависимым, если я не вырос с алкоголиком? Мой отец был алкоголиком, но он ушел, когда мне было два года, и с тех пор я его не видела «.

«Я женился на женщине, которая, как выяснилось, пристрастилась к обезболивающим. Моя предыдущая жена была алкоголичкой. Почему я продолжаю привлекать наркоманов? Никто в моей семье не был алкоголиком или наркоманом.”

Что такое взаимозависимость?

Концепция созависимости возникла в 1970-х годах, когда специалисты по злоупотреблению психоактивными веществами осознали, что их зависимость сильно влияет не только на алкоголиков, но и на их семьи. За прошедшие годы мы поняли, что созависимые черты характера и модели взаимоотношений выходят далеко за рамки семей, затронутых зависимостью. Хронические психические или физические заболевания, жестокое обращение с супругом и детьми, а также другие семейные дисфункции могут привести к аналогичной семейной динамике и созависимости.

Прежде чем мы продолжим, давайте сделаем быстрый обзор наиболее распространенных созависимых черт. И помните, что созависимость существует в определенном спектре, поэтому вы можете иметь некоторые или все эти черты в разной степени.

Созависимые черты

  • Сосредоточьтесь на проблемах и потребностях других людей
  • Не обращайте внимания на свои чувства и потребности
  • Чрезмерная ответственность
  • Переутомляйтесь и перегружаете себя
  • Перфекционизм
  • Сложность доверия
  • Слабые границы (вы позволяете людям плохо обращаться с вами или использовать вас в своих интересах)
  • Заботьтесь о других
  • Боится расстроить или разочаровать других (угождать людям)
  • Склонен к вине
  • Попытаться изменить и контролировать людей или ситуации
  • «Набейте» свои чувства, особенно гнев (пока вы не взорветесь)
  • Не отстаивайте свои чувства, потребности, мнения
  • Определяйте себя по отношению к другим (я мама Сьюзи) и не обладайте сильным самоощущением (зная, кто вы, во что вы верите, чего хотите и что любите)

Созависимость и «нормальное» детство

Не все созависимые выросли в неблагополучной или токсичной семье. Вы можете вспомнить «нормальное» или «хорошее» детство. Твои родители не напивались и не били тебя. Вы не жили в страхе. У вас были друзья, и вы могли расслабиться и поиграть. По общему мнению, ваше детство было довольно нормальным.

Другой вариант — вы свели к минимуму болезненные моменты, которые случились в детстве. Это часто происходит, когда имело место эмоциональное пренебрежение (родители были эмоционально отстраненными и не соответствовали вашим эмоциональным потребностям) или было эмоциональное или словесное насилие (угрозы, обзывание, молчание и т. Д.), который был минимизирован. (Сведение к минимуму проблем также является распространенным симптомом созависимости.) Некоторые родители будут отрицать, что их поведение было вредным, заявлять, что это не было жестоким обращением, потому что оно не оставило след на их ребенке, или говорят такие вещи, как «Мы ​​накормили и одели тебя» . Тебе не на что жаловаться ».

Эффекты взаимозависимости, связанные с поколениями

Созависимость развивается как реакция на травму, но эта травма не обязательно случилась с вами. Это могло быть несколько поколений в прошлом (например, дедушка или бабушка-алкоголик или прадедушка с психическим заболеванием).

Изучены созависимые модели поведения и мышления. Если вы созависимы и выросли не с активной зависимостью или психическим заболеванием в семье, велика вероятность, что один или оба ваших родителя также созависимы.

Невысказанные правила созависимых семей включают: «Мы не говорим о наших проблемах» и «У нас нет никаких проблем. Все в порядке.» Поэтому неудивительно, что вы можете даже не знать об алкоголизме дедушки или биполярном расстройстве прабабушки и о том, как это повлияло на ваших родителей, бабушек и дедушек.

Созависимые паттерны сохраняются даже после того, как наркоман или психически больной получит лечение, уйдет из семьи или умрет. Другими словами, созависимость не исчезает, когда вы разводитесь с мужем или когда ваш взрослый ребенок трезвеет. Созависимость глубоко укоренилась и требует собственного лечения.

Как созависимость передается из поколения в поколение?

Поскольку созависимость усваивается, родители бессознательно моделируют и учат своих детей созависимым способам мышления и действий. Например, если вашу мать неоднократно ругали за плач и хвалили за то, что она наблюдала за своими братьями и сестрами и убиралась после пьяного гнева отца, она научится быть излишне ответственным попечителем, который отрицает свои собственные чувства и потребности, чтобы доставить удовольствие другим. И поскольку ее родители не интересовались ее чувствами, она не научилась замечать, ценить и выражать свои чувства. Она может непреднамеренно научить вас тому же, если не замечает ваших чувств и не обращает на них внимания, никогда не спрашивает вашего мнения и имеет нереалистичные ожидания от вас.Или ваша мать смоделировала и научила вас, что вам нужно быть «хорошим», делать то, что вам говорят, делать для других, даже если это причиняет вам боль, и держать свои проблемы при себе.

Советы по разрыву цикла взаимозависимости

Чтобы не передать созависимость детям, важно исцелить себя. Может быть полезно выявить ваши собственные созависимые черты и подумать о том, как вы можете активно научить ребенка думать, чувствовать и действовать по-другому. Вот несколько советов, которые могут быть полезны.

    • Береги себя. Забота о себе имеет решающее значение для вашего благополучия и показывает вашим детям, что у всех нас есть потребности и что мы заслуживаем относиться к себе с добротой.
    • Установите границы со своей изначальной семьей и другими людьми. Границы говорят другим, как они могут относиться к нам. Попрактикуйтесь постоять за себя и дать людям понять, что вы готовы сделать (и говорите «нет» остальным).
    • Обратитесь за помощью. Вы, наверное, хотите все делать сами, но это приводит к выгоранию, изоляции и негодованию. Если вы подверглись насилию, вам могут помочь позвонить в местный ресурс или на национальную горячую линию по вопросам домашнего насилия (1-800-799-7233). Или это может быть просьба присмотреть за другом. Или это может быть просьба к партнеру помочь по дому. Самое главное, знайте, что пытаться делать все в одиночку — нереально и не полезно.
    • Используйте здоровые коммуникативные навыки. Обращайте внимание на нездоровые паттерны, такие как чувство вины, манипуляция и пассивно-агрессивное поведение. Вместо этого практикуйте здоровое общение, например, используя «Я-утверждения».
    • Будьте искренними и несовершенными в своих отношениях. Позвольте другим видеть несовершенные части вас самих, вашу борьбу, ваши истинные чувства и мнения. Когда вы перестанете притворяться, будто «все в порядке», вы сможете наладить более глубокие отношения и развеять страхи быть отвергнутыми.
    • Поделитесь своей историей с доверенными людьми. Созависимость кажется постыдной для большинства людей, поэтому они держат это в секрете. Однако секреты порождают стыд. Свобода приходит, когда вы делитесь своей историей и получаете понимание и сочувствие. Однако совершенно необходимо избирательно подходить к тому, с кем делиться. Часто хорошим местом для начала является терапевт или группа поддержки. Некоторыми вещами можно поделиться с детьми в соответствии с их возрастом (часто это помогает получить рекомендации относительно того, что является подходящим с учетом ваших конкретных обстоятельств).
    • Поддержка родителей и образование. Воспитание — это тяжело, тяжело, тяжело! Он бросает нам вызов, чего не делает ничто другое. Если вы воспитываете детей, ищите систему поддержки. Опять же, ищите людей, с которыми вы можете быть настоящими; вам нужны люди, с которыми вы чувствуете себя в безопасности, чтобы поделиться своими неудачами и разочарованиями. Использование помощи педиатра, учителя, воспитателя или терапевта вашего ребенка также может быть очень полезным в изучении некоторых нюансов установления соответствующих возрасту ожиданий, правил и последствий.
    • Подарите себе сострадание. Постарайтесь быть добрее, принимать и прощать себя. Вы несовершенны, и никто другой. Изменяя самокритичные высказывания вроде «Я такой идиот» на «Мы все иногда делаем ошибки», вы учите своих детей тому, что ошибки не определяют людей и что их ценность выходит за рамки их достижений.

Для большей поддержки созависимости, моя электронная книга Navigating the Codependency Maze — это сострадательный подход к исцелению созависимости с использованием тех же упражнений, которые я использую в своей психотерапевтической практике.Получите свою копию сегодня!

Дисфункция матери и дочери: 4 токсичных типа отношений

Хорошие отношения с мамой ценны по многим причинам, поэтому давайте на минутку поразмышляем о качестве ваших отношений с матерью и спросим себя, есть ли способы их улучшить . В идеале отношения между матерью и ее взрослым ребенком определяются взаимным уважением и принятием. Но для многих это не так. В своей клинической работе я обнаружил, что существует несколько типов отношений между матерью и взрослым ребенком, которые могут привести к «конфликтам мамы»:

Конкуренты

Некоторые взрослые дети всю жизнь ведут борьбу за власть со своими матерями, постоянно добиваясь одобрения друг друга, но никогда не добиваясь его. И мать, и взрослый ребенок чувствуют разочарование и непонимание. Ни один из них не хочет верить в то, что он конкурентоспособен, и часто видит в другом виноватого.

Застрял в прошлом

Взрослый ребенок и мать сохраняют ту же динамику, что и в детстве. Мать продолжает чрезмерно опекать, в то время как взрослый ребенок слушается ее и избегает конфронтации. Романтические партнеры часто обижены, разочарованы тем, что мать переступила ее границы, и своим партнером, который не противостоит ей.Это «пара из трех человек».

Созависимые

Невидимая пуповина по-прежнему связывает мать и взрослого ребенка, а ежедневные телефонные звонки, электронные письма и текстовые сообщения определяют общение. Хотя отношения выглядят близкими, они часто нездоровы, с тайными обидами и страхами.

Морозильник

Эмоциональная связь практически отсутствует. Мать и ребенок чувствуют себя обязанными, но ни один из них не делится значимыми или интимными подробностями своей личной жизни. Обычно существует несовпадение личностей, при котором ни один из них, вероятно, не будет заинтересован в отношениях, если не связан биологически.

Разрешение

Чтобы разрешить типичные «ссоры с мамой», которые могут возникать из-за этих типов отношений, вы можете предпринять несколько шагов.

Во-первых, проявите признательность к своей маме, инвестируя в отношения, как IRA Рота. Вы не сможете отремонтировать его без регулярных и последовательных усилий — даже пятиминутного телефонного звонка с реальной частотой, от одного раза в неделю до двух раз в месяц.Попробуйте то, что я называю «случайным контактом» — звонками-сюрпризом или неожиданными визитами, — когда ваша цель — просто связаться и быстро поздороваться.

Также подумайте о том, чтобы попробовать то, что я (образно) называю «Свидания с мамой», что включает в себя планирование мероприятия для вас двоих, чтобы вы могли качественно провести время в одиночестве, не отвлекая своих близких или детей. Помните, что небольшие жесты — например, приложить значительные усилия в день рождения мамы с пакетом услуг или отправить маме счастливую семейную фотографию вас двоих — будут иметь большое значение.

Рутинные «ссоры» с мамой также требуют прямого разговора, в ходе которого вы решаете проблемы в отношениях. Попробуйте метод «Quid Pro Quo», когда мать и ребенок выбирают одно поведение, которое они готовы изменить. Организуйте дружеское соревнование, чтобы увидеть, кто на самом деле сдержит свое слово.

Наконец, оправдывайте свои ожидания. Возможно, у вас никогда не возникнет непринужденных отношений с мамой, поэтому используйте то, что терапевты называют позитивным разговором с самим собой — или мантрами для всех остальных, — чтобы смотреть на вещи в перспективе.Положите конец неизбежному напряжению, придумав одно или два предложения, предназначенных для успокоения нарастающего гнева, когда вы чувствуете приближение ссоры, вещи, которые вы можете сказать себе в пылу, в том числе что-то вроде: «Она действительно может меня побеспокоить, но это не значит, что она плохой человек ».

В конечном счете, в подавляющем большинстве случаев мамы имеют самые лучшие намерения в отношении своих детей и делают все возможное, чтобы любить и поддерживать своих детей.

Не стесняйтесь проверить мою книгу об отношениях, Преодолеть синдром повторения отношений и найти любовь, которую вы заслуживаете, или подпишитесь на меня в Twitter.

это ДЛИННЫЙ. : Codependency

Всем привет, впервые здесь постер. Я действительно хотел бы поделиться своей историей и получить какие-либо советы или подсказки от кого-либо, кто проходит через подобные вещи.

Сегодня был очень тяжелый для меня (день матери), потому что в последнее время я начал очень мало контактировать с моей созависимой матерью. Это одна из самых сложных вещей, которые я когда-либо делал, и мне кажется, что каждое маленькое воспоминание всплыло на поверхность, когда я пытаюсь пережить это изначально трудное время.

У меня два брата, но моя мама сосредоточилась исключительно на мне. У нее есть 3 сестры, которые все очень эгоистичны, и я думаю, что мою маму в раннем возрасте научили заботиться обо всех и что все остальные важнее нее. Мой отец — нарцисс, и они до сих пор вместе.

Когда я рос, меня никогда не поощряли открывать, кем я был как личность. Мать никогда не оставляла меня одну. Она была там на , все на , и у меня НЕТ частной жизни. Она читала мой дневник, мои заметки друзьям и, вероятно, электронную почту.

В средней школе, когда я только начинал становиться подростком и переживал половое созревание, она никогда не объясняла мне, что такое дезодорант, мне никогда не разрешали отращивать волосы, и я никогда не мог носить то, что я хотел носить. Просить у нее мой первый бюстгальтер было травмировано. Меня часто дразнили, но я слишком боялся сказать ей, потому что не хотел, чтобы она думала, что мне не нравится одежда, которую она выбирала для меня. Однажды, после школы, она нашла дезодорант в моем рюкзаке, и выражение боли на ее лице было незабываемым. Было похоже, что то, что я росла, было моей ошибкой, и это причиняло ей боль каждый день.

Я никогда не мог слушать музыку, которая мне нравилась, без ее обиды. Опять же, это было похоже на то, что я росла и больше не была ее маленькой девочкой, это разрушало ее. И дело в том, что она так много сделала для меня, по крайней мере, я так думал в то время. Она была лидером моих девочек-скаутов, она работала в моей школе, она всегда была дома, поэтому у нас никогда не было няни, она готовила каждый вечер, у нас было много подарков на праздники и т. Д.Поэтому в детстве я мог только думать, что со мной что-то не так. Я знал, что ей не нравилось, когда я «расширялся» и пробовал что-то новое, например, слушать поп-музыку или поп-радио (мы ВСЕГДА слушали Oldies), поэтому я старался скрыть это. Я помню, как слушал поп-музыку на своем Sterio на минимально возможной громкости, поэтому она ее не слышала.

Тогда я ТАК любил свою маму. Она была ТАК милая, все ее любили и т.д. Но теперь, когда я стал старше (мне 29), я начинаю видеть вещи такими, какими они были на самом деле. У меня была хорошая группа друзей, которые никогда не делали ничего плохого мне, но внезапно я просто перестал с ними встречаться. Моя мама создавала впечатление, будто девочки сами «изменились», и что я больше не хочу с ними тусоваться. Я даже помню, как моя мама объясняла мне, что мои друзья в основном стали плохими людьми … в 12 лет. Теперь я вижу, что мои друзья экспериментировали с новыми стилями одежды, макияжем, ходили на школьные прогулки и танцевали с мальчиками. и моя мама увидела это и сразу оборвала контакт.По какой-то причине это были плохие вещи, и теперь я вижу, что моя мама просто не хотела, чтобы я учился думать самостоятельно, что наверняка произошло бы, если бы я продолжал тусоваться с ними.

Когда мне было 17 лет, мама подыскала для меня вариант закончить среднюю школу на год раньше. Я НЕ был хорошим учеником ВООБЩЕ, но у меня было достаточно кредитов (если в том году я прошел полную нагрузку), чтобы уйти раньше. На самом деле я не был в восторге от этой идеи — конечно, это звучало хорошо, но это была тонна работы, но моя мама сказала мне, что «ты ненавидишь старшую школу. люди здесь плохие … вам нужно убираться отсюда. «Клянусь вам, я ничего не понимал. Все ненавидят среднюю школу, но я не так сильно ее ненавидел.

Как бы то ни было, я пошел у меня был план на колледж. Я хотел пойти в художественную школу в большом городе (я жил в пригороде, так что НЕ ДАЖЕ) по специальности дизайн одежды. Моя мама ничего не сделала для продвижения этой идеи. убедила меня остаться дома и поступить в общественный колледж, потому что она не могла позволить себе обучение (нет, никаких упоминаний или поощрений искать стипендии или брать ссуды) Я чувствовал, что у меня нет выбора, поэтому я оказался в общественном колледже. .Я продержался один семестр, а затем впал в довольно тяжелую депрессию, потому что понятия не имел, что мне делать со своей жизнью. Я ненавидел общественный колледж, но я не чувствовал себя достаточно хорошо для художественной школы и даже не знал, как реализовать эту идею.

Я практически всю жизнь жил с постоянным чувством вины. Я много бунтовал в старшей школе, но мой страх разочаровать ее удерживал меня от ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО бунта. Я никогда не употреблял наркотики и алкоголь, пока мне не исполнилось 20 лет. (Я думаю, это не ужасная вещь)

Думаю, я могу перенестись в последние несколько лет, потому что это становится УЖАСОМ.Я живу один с 21 года, но, похоже, это только ухудшило положение. Динамика родитель-ребенок полностью изменилась, и моя мама нуждалась во мне, чтобы поговорить с ней по телефону несколько раз в неделю. Она постоянно рассказывала мне обо всех своих бедах, и я старался помочь ей почувствовать себя лучше. В конечном итоге ничего не изменится. Я был бортпроводником 5 лет и брал ее с собой в множество поездок, каждая из которых заканчивалась тем, что я был полон негодования по поводу того, чего я тогда не понимал. Я просто не мог быть рядом с ней.Она ТАК СЛАДКАЯ снаружи, но настолько зависима от внутренней, и наши отношения вызывают у меня ТАКОЕ неудобство, потому что я чувствую, что ВСЕ, ЧТО Я ДЕЛАТЬ, превозносится. «О, ты бежишь сейчас? Когда это началось?» «О, когда ты получил эту вершину?» «О, ты красишься? С каких это пор?» и т. д. и т. д.

Мои теперешние отношения — это то, что заставило меня активно обращаться за помощью. Я знала, что что-то не так, и однажды мой парень сказал мне, что моя мама не мой терапевт. Это действительно поразило меня — я понял, что всю свою жизнь я звонил ей с ЛЮБОЙ проблемой, которая у меня была, и она мгновенно говорила что-нибудь (что угодно), что могло бы исправить ситуацию.Но только временно. Она никогда не сказала бы ничего, что заставило бы меня уйти от нее (например, «сходить на терапию!») Или в конечном итоге улучшить положение. Ей нужно было, чтобы я был рядом.

Как только я понял, что использую ЕЕ в качестве костыля, я начал ходить на реальную терапию, где мы раскрывали все виды событий, которые привели к этому моменту. Я так привыкла на 101% отвечать за чужое счастье, что в моих нынешних отношениях я постоянно перегружена, нуждаюсь в своем пространстве, злюсь на него и т. Д.Я прекратил контакты с родителями на несколько месяцев, и она стала очень настойчивой, постоянно переписывалась по электронной почте, пока я не сказал ей, что жив. Сегодняшний день был тяжелым, потому что я знаю, что мне нужно поддерживать какую-то внешность, чтобы она не вызывала подозрений (я буквально только что оставил голосовую почту, я живу прямо сейчас за 1000 миль), но я знаю, что в конечном итоге она поймет, что Я НЕ собираюсь ее слушать, потому что я установил довольно жесткие границы (например, НЕТ, вы не можете ПОКАЗАТЬСЯ В МОЕМ ДОМЕ, когда захотите, и НЕТ, я не собираюсь рассказывать вам подробности своей жизни в их целиком ВСЕ ВРЕМЯ), и она, вероятно, потеряет рассудок.Я уже сказал ей, что ей следует поговорить с терапевтом, но я не собираюсь давить на это или заставлять. Она взрослая. Она может принимать собственные решения.

В целом, тем не менее, делать это странно свободно, хотя это так больно. Сегодня было так тяжело, потому что я действительно хотел, чтобы у меня было нормальное детство и нормальные отношения между матерью и дочерью, но на самом деле это не так. Я посвятил так много времени, энергии и слов ее счастью, и я всегда хотел помочь ей так, чтобы это действительно помогло ей в долгосрочной перспективе. Она, с другой стороны, давала мне пустые идеи, поощряла меня оставаться с придурковатыми бывшими парнями (потому что я ТАК называл ее из-за них) и просто никогда, никогда не продвигала мою индивидуальность.

Надеюсь, моя история кому-нибудь поможет, мне очень жаль, что это ВСЕМ МЕСТО … У меня сейчас так много эмоций. Это так сложно сделать. Созависимость через родителей настолько сложна, потому что они так много делают для нас (они рождают нас!), И мы постоянно чувствуем, что мы ДОЛЖНЫ им … но я узнал, что я обязан жить той жизнью, которую хочу, не чувствуя себя так много вины все время.Большое спасибо за чтение, если вы зашли так далеко.

Роль нарциссической матери в созависимости | Шерри Габа

Роль, которую нарциссическая мать может играть в созависимости

Одна из наиболее распространенных проблем с нарциссизмом — это сосредоточение внимания на себе. Нарциссы могут симулировать заботу и сочувствие к другим, но они эгоистичны и искренне стремятся поставить себя на первое место, даже в ущерб тем, кто зависит от них в плане эмоциональной поддержки и благополучия.

Ранние годы

Дети, воспитываемые нарциссическими матерями, и особенно дочери нарциссических матерей, растут в очень враждебной и разрушительной эмоциональной среде. В этих типах отношений нарциссическая мать рассматривает дочь как личное отражение, а это означает, что от ребенка ожидают совершенства во всем, что он делает, что в конечном итоге невозможно.

Мать не может заботиться об эмоциональных потребностях ребенка, а вместо этого видит в детях продолжение себя.В сознании матери буквально нет границ между собой и своим ребенком или детьми. Мать пытается создать свою миниатюрную версию, что невозможно из-за стадии развития ребенка.

Как бы сильно ребенок ни боролся, он не может быть тем, чего требует мать. Это порождает гнев и враждебность по отношению к ребенку, поскольку мать рассматривает его неспособность как неудачу. Наказание, эмоциональная изоляция и даже угрозы бросить ребенка — все это обычное дело.В то же время нарцисс быстро замечает в дочери любые признаки независимости или индивидуальности, что рассматривается как угроза или негативное отражение нарцисса.

К этому добавляется неспособность нарцисса эмоционально поддерживать ребенка. У ребенка просто нет чувства заботы и любви, а отношения с родителем часто описываются как холодные, клинические или отдаленные. Это часто резко контрастирует с отношениями, которые ребенок может иметь с другим родителем или бабушкой или дедушкой.Если ребенок протягивает руку, чтобы установить эмоциональную связь, мать немедленно отвергает ее, как раз тот человек, с которым дочь больше всего нуждается в контакте.

Старшие дети

С детьми старшего возраста и с повышенным влиянием на дочерей нарциссическая мать подрывает ребенка и подростка в плане самооценки. Это достигается путем постоянного стыда за несоблюдение стандартов, установленных матерью, которые часто являются отражением ее личностных недостатков.

Помимо постоянного стыда и вины, нарциссическая мать также сохраняет контроль над всеми аспектами жизни дочери, что еще больше снижает способность девочки быть автономной и независимой от матери. Девочке должно нравиться то, что нравится матери, и она должна жить так, как мать считает нужным. В то же время мать может физически оскорблять дочь или уделять все свое внимание ребенку мужского пола в семье. На самом деле мать может рассматривать дочь как конкурента в семье, отнимая у нее полную и безграничную любовь и внимание со стороны мужа или партнера, а также других детей.

К сожалению, отцы или партнеры в семье также часто очень дисфункциональны и, возможно, чрезвычайно пассивны, чтобы избежать конфронтации с нарциссом. Это оставляет девушку без какой-либо эмоциональной поддержки или кого-то, кто мог бы уравновесить негативную и враждебную эмоциональную среду.

При таком эмоциональном переживании дети нарциссической матери часто вступают в созависимые отношения с нарциссом. Партнер просто заменяет мать не потому, что человек хочет продолжения негатива, а потому, что это все, что он или она когда-либо знали.

Араби С. (2017 г., 16 декабря). Зона психологической войны: дети нарциссов сталкиваются с этими 5 последствиями во взрослом возрасте .