Разное

Самоповреждение у подростков: Самоповреждения у подростков | Клинический центр «Психиатрия – наркология»

Содержание

Феноменологический анализ несуицидальных самоповреждений у подростков

Согласно многочисленным исследованиям [1—5], в последние 20 лет наблюдается значительный рост несуицидальных самоповреждений (НСП). Если более ранние исследования были построены на выявлении связи между НСП и верифицированной психической патологией [6—10], то в более поздних публикациях отмечен растущий уровень НСП в общей популяции старших подростков, достигающий, по разным данным, 6—45% [11—16], а во взрослой популяции — от 1 до 25% [1, 4]. По мнению B. Walsh [1], лица с самоповреждающим поведением по личностно-психологическим характеристикам в большей мере приближаются к общей популяции, чем клинической.

В современной англоязычной литературе при описании лиц, наносящих себе повреждения без истинного намерения умереть, используются определения self-injurious thoughts and behaviors, non-suicidal self-injury или self-injury [4]. Согласно B. Walsh [1], «самоповреждение (self-injury) — это намеренное нанесение себе телесного вреда, имеющего малую вероятность летального исхода, социально неприемлемое по характеру и производимое с целью уменьшить и/или справиться с психологическим дистрессом». M. Nock [4,17] определяет самоповреждающие действия как производимые намеренно, с осознанием того, что они могут или будут заканчиваться каким-либо физическим или психологическим ущербом любой степени тяжести. В узком смысле автор определяет НСП как прямое намеренное причинение телесного вреда при отсутствии суицидальных намерений. Отсутствие суицидальных намерений оценивается не только по словам пациентов, но, учитывая возможное амбивалентное отношение к смерти [18], также любым другим доказательствам — мнению родителей, врачей скорой помощи, наличию специфической атрибутики, предсмертной записки и т. д.

В DSM-5 [19] для НСП предложены следующие критерии: А. За последний год индивид имел 5 дней или более, в течение которых был вовлечен в намеренные самоповреждения поверхности тела, которые вызывали кровотечение, кровоподтеки или боль (порезы, прижигания, уколы, удары, чрезмерное растирание), с вероятностью того, что повреждение вызовет незначительный или средней выраженности физический вред; В. Индивид участвует в самоповреждающем поведении с одним или более из следующих ожиданий: 1) получить облегчение от негативных переживаний или когнитивных состояний; 2) устранить внутриличностные трудности; 3) вызвать позитивное эмоциональное состояние; С. Намеренные самоповреждения ассоциированы не менее чем с одним из перечисленного: 1. Внутриличностные трудности, негативные чувства или мысли (депрессия, тревога, напряжение, гнев, генерализованный дисстрес или самокритика) возникают в период непосредственно перед самоповреждающими действиями; 2. Перед началом самоповреждений есть период беспокойства с соответствующим поведением, которое трудно контролировать; 3. Мысли о самоповреждениях возникают часто, даже когда они не совершаются; D. Поведение не является социально одобряемым (например, пирсинг, татуировки, религиозный или культуральный ритуал) и не ограничивается обдиранием струпьев и откусыванием ногтей; E. Поведение или его последствия вызывают клинически значимый дисстрес или влияют на итерперсональное, академическое или другое важное функционирование; F. Поведение не проявляется исключительно в психотическом состоянии, делирии, интоксикации или абстинентном синдроме. У индивидов с нарушениями развития данное поведение не является частью паттерна повторяющихся стереотипий. Поведение не может быть объяснено другим психическим нарушением или медицинским состоянием (психоз, расстройство аутистического спектра, умственная недостаточность, синдром Леш—Нихена, двигательные стереотипии с самоповреждениями, трихотилломания, экскориация).

Цель настоящей работы — феноменологический клинико-психопатологический и психологический анализ НСП у подростков.

В работе мы придерживались диагностических критериев DSM-5, дополнив их клиническими представлениями российской детской психиатрии и психологии [20—24].

Материал и методы

Наблюдали 155 подростков (140 девочек, 15 мальчиков), проходивших лечение в клинике Научно-практического центра психического здоровья детей и подростков им. Г.Е. Сухаревой (ранее Детская психиатрическая больница № 6) Москвы. С целью обеспечения непредвзятости феноменологического анализа нозологическую принадлежность приведенных наблюдений не рассматривали​1​᠎.

Критерии включения больных в исследование были следующие: возраст 12—17 лет; наличие НСП без/или в сочетании с собственно суицидальными действиями; соответствие НСП критериям DSM-5. Критерием исключения являлось совершение НСП в психотическом состоянии по бредовым мотивам или под влиянием галлюцинаций, а также лицами с интеллектуальной недостаточностью различного генеза.

В работе использовали клинико-психопатологический, экспериментально-психологический методы обследования, а также проективные рисуночные тесты.

Результаты и обсуждение

90% пациентов, совершивших НСП, были женского пола. Это соответствует данным ВОЗ и CASE study [25, 26] о том, что эпизоды НСП и суицидальные попытки чаще наблюдаются у девочек-подростков и девушек. Среди впервые госпитализированных пациентов 75% составили подростки в возрасте 13—15 лет (средний возраст пациентов 14,8 года, что согласуется с данными исследований о начале НСП в подростковом возрасте [17, 27, 28]. Средний возраст обследованных к периоду первого эпизода НСП — 13,8 года (среди всех подростков 12—17 лет, включенных в исследование). На момент включения в исследование у 129 (84%) пациентов была первая госпитализация, у 21 (13%) — вторая, у 2 — третья, у 2 — четвертая.

У обследованных встречались различные самоповреждения, среди которых по форме нанесения ущерба можно было выделить самопорезы, самоприжигание и самобитье. Преобладающей формой расстройства являлись самопорезы. Согласуясь с данными исследований, касающихся прогностического значения различных форм телесной аутоагрессии [4, 5, 17, 27, 28], представляем распределение обследуемых в соответствии с характером НСП (см. таблицу).

Таблица 1. Распределение пациентов по виду НСП

Наибольшее количество — 141 (91,0%) наблюдение составили подростки, осуществлявшие поверхностные самопорезы кожи тела — предплечий и плеч, бедер, голеней, реже живота и груди, что согласуется с данными других исследований [5, 26, 28]. При этом у 111 (71,6%) пациентов самопорезы встречались изолированно, как моноформа НСП. У 30 (19,4%) человек самопорезы сочетались с другими формами аутоагрессивных действий: самобитьем — 4 (2,6%) случая; самоприжиганиями — 7 (4,5%) и у 19 (12,3%) пациентов наблюдались сочетанные самоповреждения, с облигатными самопорезами.

Самопорезы чаще всего наносились в поперечном направлении на тыльной и/или ладонной поверхности предплечий и иногда выглядели как череда параллельно расположенных неглубоких насечек. При этом всегда имелась субъективная трактовка подростками данной локализации, которые отдавали себе отчет в «безопасности» нанесения порезов из-за отсутствия крупных сосудов в этих областях. Количество наносимых за один раз насечек варьировало от 1 до 10 (максимально 30). Количество эпизодов на момент включения в исследование — от 5 до 50. Временной отрезок, в течение которого подросток осуществлял намеренные НСП, составлял от нескольких месяцев до нескольких лет, максимально — 5 лет.

89% пациентов наносили самопорезы с целью облегчения аффективного состояния и избавления от негативных переживаний (душевная боль, одиночество, грусть, злость, гнев, эмоциональное напряжение). На втором месте по частоте (67%) стояло желание наказать себя за плохие оценки и неудачи в школе или срыв диеты (в последнем случае речь идет о расстройствах пищевого поведения). Среди других наиболее значимых причин можно отметить попытку справиться с симптомами сомато- и аутопсихической деперсонализации — 43%. Другие мотивы имели межличностную направленность: отомстить обидчику, доказав таким образом его неправоту, привлечь внимание окружающих к своим проблемам и переживаниям, снизить уровень требований и давления со стороны значимых взрослых, оказать давление и добиться желаемых для себя целей и т. п. Такие межличностные цели в 62% сочетались с вышеперечисленными проблемами. Самостоятельное значение они имели лишь у 8% пациентов.

Самоприжигания встретились у 14 (9,0%) подростков: у 5 (3,2%) — изолированно, у 7 (4,5%) — в сочетании с самопорезами, у 2 (1,3%) — в разных комбинациях с не только самопорезами, но и другими НСП (множественные сочетанные самоповреждения). Обычно они обнаруживались при осмотре врачом как ожоговые следы различной давности с той или иной степенью травматической пигментации; иногда можно было видеть побледневшую соединительную ткань/рубцовый след, однако грубых келоидных изменений отмечено не было. В 12 случаях следы самоприжиганий в виде округлых или кольцевидных образований локализовались на тыльной стороне кистей рук, предплечий, в средней трети передней стороны бедер. Травма наносилась обычно сигаретой. Локализация и мотивация самоприжигания были аналогичны таковым при самопорезах. В случаях, когда у одного и того же пациента самоприжигания сочетались с самопорезами, наиболее частым объяснением являлось усиление желаемого эмоционального эффекта от использования разных методов самоповреждений. В 2 случаях следы ожога неправильной формы можно было обнаружить на ладони; подобная травма возникала после самоприжигания пламенем зажигалки и совершалась для доказательства своей значимости и занятия определенного социального статуса в референтной группе сверстников.

Самобитье как НСП у интеллектуально сохранных подростков встречалось в 13 (8,4%) случаях. При этом у 4 (2,6%) пациентов самобитье сочеталось с самопорезами, у 5 (3,2%) — с самопорезами и другими самоповреждениями (множественные сочетанные самоповреждения). И лишь у 4 (2,6%) пациентов самобитье существовало изолированно. НСП этого вида возникали как разряды аутоагрессивных действий с нанесением себе ударов кулаками по бедрам или в область головы (чаще всего в лоб), в стену или по окружающим твердым предметам (шкафы, столы). Самобитье возникало на фоне тревожно-дисфорических депрессий на пике недовольства собой. Нередко в ситуации, субъективно трактуемой больным как собственная несостоятельность в деятельности или полноценном общении, стертые депрессивные переживания резко углублялись, аффект приобретал отчетливую дисфорическую окраску и/или истероидный компонент с известной долей демонстративности страдания. Аффективный выплеск сопровождался аутоагрессивным разрядом самобитья, после чего достаточно быстро терял основную часть силы и напряженности, а иногда даже приобретал астенический компонент с беспомощной слезливостью и жалостью к себе (у девочек). Нередко подобные эпизоды появлялисьо в момент беседы с врачом, когда подростку казалось, что он не может внятно объяснить свои переживания или тяготящая его ситуация безвыходна.

В группу других НСП (см. таблицу) были выделены 5 (3,2%) наблюдений: в 2 случаях — расцарапывание иглой кожных покровов, интенсивные расчесы кожи рук, шеи, щипки; в 2 — препятствование заживлению ран (в том числе после операции аппендэктомии) с их расковыриванием и засыпанием песком (1 случай). Данные формы НСП не сочетались с другими.

Группу множественных НСП составили 19 (12,3%) случаев, где самопорезы сочетались с самобитьем, самоприжиганием, интенсивными расчесами, расцарапыванием поверхности кожи, щипками, препятствованием заживлению и расковыриванием раневых поверхностей, шрамированием, уколами иглами, онихофагией, самокусанием, трихотилломанией, вышиванием по коже крестом (в разных сочетаниях данных форм). Следует подчеркнуть наличие во всех 19 случаях самопорезов как облигатной формы НСП, в то время как другие их проявления у разных пациентов встречались не всегда и в разных комбинациях.

Обычно эпизодам НСП непосредственно предшествовали субъективно трудные для подростка конфликтные ситуации с родителями, опекунами, друзьями, школьными учителями, одноклассниками, романтическими партнерами, которые приводили к состоянию повышенного эмоционального напряжения. Анализ ситуаций стрессирующего и/или психотравмирующего характера, выступавших в качестве запускавшего НСП триггера показал, что в большинстве случаев их объективная тяжесть (часто незначительная, вполне житейская) не соответствовала высокой субъективной значимости для подростка. Это позволяет говорить об их кататимно-психогенном характере [29], т. е. значительной обусловленности типичной подростковой дефензивностью [30, 31] либо эндогенной депрессией. Вместе с тем у 15 (22,6%) пациентов НСП возникали как психогенные поведенческие расстройства, осуществляемые в моменты наибольшего аффективного напряжения, характерологические и/или патохарактерологические реакции (в том числе в рамках имитативного индивидуального либо группового поведения, совершаемого с целью проверить или продемонстрировать собственную личностную зрелость). Последнее дает основание рассматривать их в контексте стихийной инициации, основанной на инстинктивных социобиологических механизмах [32].

Чаще всего самопорезы наносились канцелярским ножом, ножницами, кухонным ножом, бритвенным лезвием. В 2 случаях они осуществлялись осколками разбитого стекла, в 5 — острием циркуля, лезвием точилки для карандашей (во время школьных занятий). Большинство пациентов прибегали к самопорезам в домашних условиях, вечером, в своей или ванной комнате, втайне от других членов семьи, которые чаще находились в это время дома. Значительная часть пациентов обрабатывали инструменты для самопорезов антисептическими растворами или промывали водой (в случае со стеклянными осколками), давая четкое объяснение: «Я же не хотела заражения крови», «мне не нужно было, чтобы раны нагноились» и т. д. В домашних условиях сразу после нанесения порезов подавляющее большинство подростков обрабатывали каким-либо образом раневые поверхности водой или антисептическими растворами (мирамистин, хлоргексидин, йод, перекись водорода) или другими средствами (пантенол, бриллиантовая зелень), некоторые накладывали временную повязку. С этологической точки зрения у этих подростков аутоагрессивное поведение сменялось своего рода очищающим, что также соответствует социобиологическому ритуалу инициации, смысл которого прямо противоположен истинному суицидальному поведению — через символическую демонстрацию смерти в детском качестве возродиться в статусе взрослого. Как известно, реализация любой инстинктивной программы сопровождается эмоционально позитивным аккомпанементом. Поскольку и поведение инициации, и забота о теле базируются на инстинктивных механизмах, то от их следования друг за другом логично ожидать двойной эмоциональной награды (и наносить порезы, и обрабатывать их субъективно приятно — первое награждает за социальное поведение, второе — за индивидуальное). В 7 (4,5%) случаях нанесение самопорезов происходило на глазах у других членов семьи непосредственно в момент ссоры, сопровождалось метаниями по квартире в поисках подходящего орудия и соответствующими вербальными угрозами («Вы меня достали, я сейчас вскроюсь!» и др.). В аффективных вспышках такого рода практически отсутствовал элемент планирования. В очередной конфликтной ситуации подростком выбирался закрепившийся ранее, привычный поведенческий паттерн, служивший облегчению душевного состояния. Действия такого рода наблюдались у пациентов с психической незрелостью, недосформированностью функции контроля поведения и волевых задержек, преобладанием истероидных, неустойчивых, истеро-неустойчивых характерологических черт. Основным механизмом в этих эпизодах выступала так называемая смещенная активность или переадресованная агрессия. Психическая незрелость в виде недоразвития функции антиципации проявлялась у таких подростков в искреннем удивлении, непонимании и обиде на следовавшую ответную реакцию родителей или опекунов с вызовом скорой психиатрической помощи и неотложной госпитализацией. Наблюдаемый здесь срыв социально-психологической адаптации подростка сродни изменениям, которые обнаруживаются при поэтапном развитии других аутоагрессивных действий [33].

Отличительной особенностью НСП в наших наблюдениях являлось ожидаемое наступление улучшения душевного состояния, которое можно было отметить у 143 (92%) пациентов. Такое улучшение следовало непосредственно за данными действиями и сохранялось в течение определенного времени, что позволяло подросткам вернуться к привычным занятиям (делать уроки, лечь спать и т. д.). Облегчение пациенты связывали в большинстве случаев с возникающим чувством боли, видом крови, а также подтверждением того, что был осуществлен акт самонаказания. В некоторых случаях поддержание некоторой стабильности в своем душевном состоянии объяснялось пациентами возможностью вместо новых порезов использовать в течение последующих нескольких дней образующиеся раневые струпья, препятствуя их заживлению, расковыривая и обдирая заживающие поверхности (например, во время школьных уроков), снижая тревогу и другие неприятные переживания. В такой редуцированной самоагрессии также присутствуют эмоционально награждаемые механизмы инстинктивного, в частности груминг-поведения. Можно сказать, что эмоция реализовывалась и отреагировалась в действии, завершающем поведенческий гештальт и стабилизирующем эмоциональное состояние. Кроме того, нельзя исключить психотерапевтический плацебо-эффект, поскольку самопорезы и самоприжигания в среде подростков носят характер «модного» лекарственного средства, помогающего от душевных страданий в контексте указанных выше характерологических и патохарактерологических реакций имитации и группирования. В совокупности с отмеченным выше механизмом это создает предпосылки превращения рассматриваемых произвольно-экспериментальных манипуляций через этап генерализации провоцируемого реагирования (превращение его из компенсаторного в гиперкомпенсаторное) в привычное поведение, т. е. такую стереотипную модель, реализация которой при определенных условиях становится потребностью (т.е. самоцелью).

У большинства пациентов в среднем в течение 3— 6 мес отмечались признаки, сходные с аддиктивными формами поведения. Прежде всего речь идет о повышении толерантности к самоповреждениям. У части пациентов, как уже отмечалось выше, наблюдался переход от более безобидных форм аутоагрессии (щипки, царапины, интенсивное расчесывание) к самопорезам. У других, сразу начавших использовать самопорезы для достижения желаемых изменений аффективного состояния, в дальнейшем увеличивалось количество самопорезов в одном эпизоде и частота их нанесения. Если при первых эпизодах наступившее улучшение эмоционального состояния длилось от 2 до 4 нед, то при сохраняющихся НСП этот период постепенно сокращался до 1 нед, затем 3—4 дней, и наконец, некоторые пациенты наносили самопорезы практически ежедневно в период перед стационированием.

У 43 (27,7%) пациентов выявлялось как НСП, так и собственно суицидальные попытки, при этом последние появлялись позже НСП и возникали именно по причине отсутствия эффекта от последних в состоянии психологического дистресса. В этих случаях можно было наблюдать несколько основных сценариев развития суицидального поведения: 1) 12 (7,7%) пациентов наносили более глубокие, чем прежде, и продольно идущие порезы, субъективно отмечая разницу между данными порезами, наносимыми с целью умереть, и ранее осуществлявшимися; 2) присоединение других, заведомо более фатальных методов (самоотравление, самоудушение и падение с высоты и др.). Что касается самоотравления медикаментозными препаратами, то оно было выявлено у 31 (20,0%) пациента, при этом количество попыток самоотравления колебалось от 1 до 4 на момент включения в исследование. Самоотравления — наиболее сложный для верификации феномен, так как грань между отравлениями как проявлениями НСП и собственно суицидальным поступком достаточно тонкая, а в ряде случаев условная. Более того, у одного и того же пациента первый эпизод самоотравления мог быть проявлением НСП, а повторный — собственно суицидальным действием. Самоудушение встречалось только в 1 случае, как и падение с фатальной высоты и попытка воздушной эмболии; 3) 1 пациентка использовала глубокие самопорезы с одновременным приемом фармпрепаратов.

Изучение динамики развития НСП показало, что у 6 (3,9%) пациентов, у которых не наступало улучшение эмоционального состояния от производимых действий, наблюдался достаточно быстрый самопроизвольный обрыв эпизодов самоповреждений: длительность периода НСП на превышала нескольких месяцев, а число аутоагрессивных разрядов с НСП — 5—7. Такая особенная динамика НСП выявлялась обычно ретроспективно в тех клинических случаях, когда госпитализация была обусловлена другими, не связанным с НСП причинами; при изучении анамнеза пациентов неожиданно обнаруживалось, что некоторое время назад подросток совершил, а затем самостоятельно прекратил осуществлять НСП; при этом он не обращался к специалистам и не получал профессиональной помощи по данному поводу. Мотивация к прекращению НСП у пациентов, сообщивших о самопроизвольном спонтанном прерывании данных действий, имела как внутри-, так и межличностную направленность. В части случаев наблюдалось сочетание мотивов. К внутриличностным относится отсутствие желаемого эмоционально стабилизирующего эффекта или даже ухудшение состояния; желание избавиться от «дурной привычки», «не иметь больше шрамов, которые навсегда останутся на теле»; «быть более здоровой» (например, 2 пациентки говорили о чувстве стыда, испытываемом во время раздевания при посещении бассейна, 3 — при вступлении в интимные отношения с романтическим партнером). В одном наблюдении прекращение самопорезов было четко связано с возникновением первой душевной привязанности, характеризовавшейся подростком так: «У меня появился очень близкий человек, я могла рассказать ему о своих проблемах и переживаниях, мне стало не нужно резать себя». К межличностным мотивам прекращения НСП в 6 случаях относилось желание «не причинять больше боль родителям» и другим окружающим, что сопровождалось выраженным чувством стыда и вины перед близкими. В этих случаях можно говорить о ситуационно обусловленном нахождении более зрелых и эффективных механизмов психологической защиты и совладающего поведения.

Характер возникновения и этапность развития НСП в целом соответствовали закономерностям формирования патологических привычных действий как продуктивно-дизонтогенетических образований (по В.В. Ковалеву [22]) и их возможной трансформации в собственно психопатологические синдромы (сверхценное поведение, навязчивые или неодолимые влечения) [33]. Выявленные закономерности дают основание рассматривать НСП не только в феноменологическом, но и психодинамическом разрезе. Кроме того, для понимания природы и смысла указанного поведения клинико-психопатологический подход (с параллельным рассмотрением динамики болезни и поведенческого синдрома) должен быть дополнен фило-онтогенетическим и социокультуральным.

Таким образом, НСП в подростковом возрасте имеет гендерные корреляции и чаще возникает у подростков женского пола. Самоповреждения могут как быть компонентом суицидального поведения, так и сочетаться с ним в качестве относительно автономного феномена, не связанного с намерением умереть, а также представлять собой относительно самостоятельную поведенческую модель, существующую вне суицидального контекста. НСП может иметь характер как психологической защиты в узком смысле слова (самонаказание, переадресация гетероагрессии на себя), так и копинг-стратегии (самолечение, саморегуляция). Первичный саморегулирующий (эмоциомоделирующий) смысл НСП, имеющего этологические прообразы в рамках социального и индивидуального поведения, определяет тенденцию к его генерализации и приобретению характера универсального ответа на неспецифический стресс. Отсутствие позитивного эмоционального эффекта/ослабления отрицательных эмоциональных состояний, а также замена самоповреждений иными компенсаторно-регулирующими альтернативами играют ведущую роль в спонтанном обрыве НСП.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Ученые пытаются защитить подростков от самоповреждающего поведения

https://ria.ru/20191209/1562061994.html

Ученые пытаются защитить подростков от самоповреждающего поведения

Ученые пытаются защитить подростков от самоповреждающего поведения — РИА Новости, 09.12.2019

Ученые пытаются защитить подростков от самоповреждающего поведения

Ученые Московского государственного психолого-педагогического университета (МГППУ) исследовали влияние социальных сетей на риск возникновения самоповреждающего… РИА Новости, 09.12.2019

2019-12-09T09:00

2019-12-09T09:00

2019-12-09T12:15

наука

общество

москва

открытия — риа наука

московский государственный психолого-педагогический университет (мгппу)

навигатор абитуриента

университетская наука

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155850/32/1558503257_0:0:3072:1728_1920x0_80_0_0_01e1764d960136e495cbb5502ba64240.jpg

МОСКВА, 9 дек – РИА Новости. Ученые Московского государственного психолого-педагогического университета (МГППУ) исследовали влияние социальных сетей на риск возникновения самоповреждающего поведения у подростков и предложили специалистам создавать поддерживающий контент, чтобы трансформировать дискуссии о самоповреждении в интернете. Результаты опубликованы в журнале «Консультативная психология и психотерапия».Опасная проблемаСамоповреждающее поведения (СП) у подростков – это нанесение себе порезов и ожогов, проколы кожи, удары по своему телу с целью облегчить эмоциональное состояние и восстановить контроль над эмоциями. Специалисты рассматривают СП как в рамках психиатрических проблем, связывая его с тревогой, депрессией, проблемами поведения и личностными расстройствами, так и в рамках проблем взросления подростка, называя самоповреждения одним из способов выражения психологических проблем, коммуникации или поиска помощи. Самоповреждающее поведение – распространенная проблема во всем мире. Несуицидальное СП часто носит повторяющийся характер и при этом является фактором риска попыток самоубийства и преждевременной смерти. Согласно результатам исследований ученых МГППУ, проведенных среди более 600 человек, от 10 до 14% старших школьников и студентов указали на один случай самопорезов, а 3% отметили высокую частоту таких действий. По другим данным, большинство подростков с самоповреждениями впервые видят изображение самоповреждений в возрасте неполных 11 лет, раньше, чем они начинают повреждать себя.На сегодняшний день тематика СП широко обсуждается в социальных сетях, в том числе, в закрытых группах. Ученые МГППУ обобщили особенности проявлений темы самоповреждения в сетевых сообществах, рассмотрели специфику СП в виртуальной среде и особенности языка, используемого в обсуждениях самоповреждения онлайн.Сигнальные хештегиВо многих социальных сетях подростки ищут интересующие их темы и единомышленников по ключевым словам или хештегам. Многие хештеги неочевидны, часто замаскированы под более нейтральные слова или выражения и содержат особый смысл только для знающих пользователей. По словам ученых, система хештегов на тему самоповреждения изменчива, завуалирована и неоднородна, что делает невозможным контроль над контентом. Она объединяет разные по написанию поисковые запросы. Прямые хештеги — прямые указания на самоповреждения (например, #selfharm) — часто попадают под запрет, поэтому появляются хештеги с узнаваемым, но намеренно искаженным словом — эрративом (например, #selfharmm, #selfharmmm).Исследователи выделили группу хештегов со скрытым смыслом (например, #MySecretFamily — моя тайная семья), объединяющих целую группу неочевидных хештегов, где определенное поведение или расстройство, ассоциированное с СП, обозначается распространенным человеческим именем. Например, #Ana для обозначения анорексии; #Cat — порезов при СП; #Deb — депрессии; #Sue — суицидальных мыслей или намерений. Такие хештеги позволяют подросткам отразить свою причастность к сообществу на личной странице, оставаясь при этом невидимыми для непосвященных. Ученые считают подобную многозначность хештегов опасным, потенциально провоцирующим фактором.Как помочь подросткамПо мнению специалистов, позитивный потенциал онлайн-общения можно эффективно использовать для разработки мероприятий психологической помощи подросткам с самоповреждающим поведением. «Перед профессионалами в области психического здоровья стоит глобальная задача создания альтернативного — поддерживающего и помогающего контента, что предполагает разработку новой методологии — языка, который сможет интегрироваться в существующий онлайн-дискурс о самоповреждении и трансформировать его изнутри. Несомненно, это должны быть сильные и личностно значимые альтернативы, которые смогут расширить понимание подростками собственных потребностей и интересов. И эти альтернативы должны оказаться более значимыми и воодушевляющими, чем дискурс саморазрушения», – рассказала Наталия Польская. По ее мнению, для решения этой задачи требуется постоянное присутствие в сетевых сообществах специалистов помогающих профессий, которые смогут претворять эту методологию в жизнь.

https://ria.ru/20191113/1560856836.html

https://ria.ru/20191127/1561634209.html

https://ria.ru/20190709/1556237427.html

москва

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155850/32/1558503257_0:0:2732:2048_1920x0_80_0_0_4df8dcd4335872216f18f7c94ea84df7.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, москва, открытия — риа наука, московский государственный психолого-педагогический университет (мгппу), навигатор абитуриента, университетская наука

МОСКВА, 9 дек – РИА Новости. Ученые Московского государственного психолого-педагогического университета (МГППУ) исследовали влияние социальных сетей на риск возникновения самоповреждающего поведения у подростков и предложили специалистам создавать поддерживающий контент, чтобы трансформировать дискуссии о самоповреждении в интернете. Результаты опубликованы в журнале «Консультативная психология и психотерапия».

Опасная проблема

Самоповреждающее поведения (СП) у подростков – это нанесение себе порезов и ожогов, проколы кожи, удары по своему телу с целью облегчить эмоциональное состояние и восстановить контроль над эмоциями. Специалисты рассматривают СП как в рамках психиатрических проблем, связывая его с тревогой, депрессией, проблемами поведения и личностными расстройствами, так и в рамках проблем взросления подростка, называя самоповреждения одним из способов выражения психологических проблем, коммуникации или поиска помощи.

Самоповреждающее поведение – распространенная проблема во всем мире. Несуицидальное СП часто носит повторяющийся характер и при этом является фактором риска попыток самоубийства и преждевременной смерти.

13 ноября 2019, 09:00НаукаУченые выяснили, когда у человека появляется чувство справедливости

Согласно результатам исследований ученых МГППУ, проведенных среди более 600 человек, от 10 до 14% старших школьников и студентов указали на один случай самопорезов, а 3% отметили высокую частоту таких действий. По другим данным, большинство подростков с самоповреждениями впервые видят изображение самоповреждений в возрасте неполных 11 лет, раньше, чем они начинают повреждать себя.

На сегодняшний день тематика СП широко обсуждается в социальных сетях, в том числе, в закрытых группах. Ученые МГППУ обобщили особенности проявлений темы самоповреждения в сетевых сообществах, рассмотрели специфику СП в виртуальной среде и особенности языка, используемого в обсуждениях самоповреждения онлайн.

«Вероятность нормализации и героизации самоповреждений, их контагиозность и ореол избранности, который нередко присутствует в закрытых сообществах, посвященных данной проблеме, могут усиливать эмоциональные и личностные проблемы пользователей, вызывать и поддерживать интерес к самоповреждениям и другим формам саморазрушающего поведения», – рассказала профессор кафедры клинической психологии и психотерапии МГППУ Наталия Польская.

Сигнальные хештеги

Во многих социальных сетях подростки ищут интересующие их темы и единомышленников по ключевым словам или хештегам. Многие хештеги неочевидны, часто замаскированы под более нейтральные слова или выражения и содержат особый смысл только для знающих пользователей.

По словам ученых, система хештегов на тему самоповреждения изменчива, завуалирована и неоднородна, что делает невозможным контроль над контентом. Она объединяет разные по написанию поисковые запросы. Прямые хештеги — прямые указания на самоповреждения (например, #selfharm) — часто попадают под запрет, поэтому появляются хештеги с узнаваемым, но намеренно искаженным словом — эрративом (например, #selfharmm, #selfharmmm).

Исследователи выделили группу хештегов со скрытым смыслом (например, #MySecretFamily — моя тайная семья), объединяющих целую группу неочевидных хештегов, где определенное поведение или расстройство, ассоциированное с СП, обозначается распространенным человеческим именем. Например, #Ana для обозначения анорексии; #Cat — порезов при СП; #Deb — депрессии; #Sue — суицидальных мыслей или намерений.

27 ноября 2019, 09:00НаукаУченые выяснили, как именно «хранятся» слова в мозге

Такие хештеги позволяют подросткам отразить свою причастность к сообществу на личной странице, оставаясь при этом невидимыми для непосвященных. Ученые считают подобную многозначность хештегов опасным, потенциально провоцирующим фактором.

«Вместо привлечения помощи и поддержки пользователей с самоповреждениями, часто происходит гламуризация СП как особенного образа жизни. Помимо этого, просмотр изображений самоповреждений может выступать триггером СП», – отметила Польская.

Как помочь подросткам

По мнению специалистов, позитивный потенциал онлайн-общения можно эффективно использовать для разработки мероприятий психологической помощи подросткам с самоповреждающим поведением.

«Перед профессионалами в области психического здоровья стоит глобальная задача создания альтернативного — поддерживающего и помогающего контента, что предполагает разработку новой методологии — языка, который сможет интегрироваться в существующий онлайн-дискурс о самоповреждении и трансформировать его изнутри. Несомненно, это должны быть сильные и личностно значимые альтернативы, которые смогут расширить понимание подростками собственных потребностей и интересов. И эти альтернативы должны оказаться более значимыми и воодушевляющими, чем дискурс саморазрушения», – рассказала Наталия Польская.

По ее мнению, для решения этой задачи требуется постоянное присутствие в сетевых сообществах специалистов помогающих профессий, которые смогут претворять эту методологию в жизнь.

9 июля 2019, 08:00Специальный репортажТравля в школе, попытка самоубийства. Как помогают подросткам в кризисе

Самоповреждение — это попытка заглушить внутреннюю боль

Если подростки регулярно наносят себе раны, это не всегда симптом болезни, но всегда — крик о помощи

Порезы, ожоги, пирсинг, тату, экстремальные эксперименты с собственным весом — эти и многие другие варианты самоповреждающего поведения время от времени случаются у многих подростков. Что делать родителям, которые заметили, что ребенок наносит себе увечья? Как расшифровать этот сигнал и чем помочь подростку? Рассказывает доцент МГМУ им. И.М. Сеченова, практикующий детский и подростковый психолог Антон Сорин.

Пожалуй, самое страшное, что приходит в голову родителю, который осознал, что ребенок режет себя или колет: а вдруг это попытка суицида? Такую вероятность нельзя исключать, но в основном случаи самоповреждения имеют другую цель, объясняет Антон Сорин: «Это попытка облегчить свое эмоциональное, психологическое состояние». Не стоит думать, что желание причинить себе боль — это всегда симптом психического заболевания; но это не значит, что такое поведение неопасно и на него можно не обращать внимания.

Как реагировать родителям

Что делать родителям? Нужно остановиться и подумать, советует психолог. «Это не всегда легко — я это хорошо понимаю как психолог, как родитель и как трудный подросток в прошлом. Но именно остановиться и подумать — то, что нужно сделать в первую очередь».

Психолог говорит о самоповреждающем поведении (его еще называют «селфхарм», от английского self-harm — «сам» и «вред») как о распространенном явлении, которое встречается чаще, чем мы предполагаем: «Спектр того, что можно назвать самоповреждением, причинением себе вреда, очень широк.

Есть подростки, которые наносят себе порезы, уколы, ожоги, — то есть речь идет о самоповреждении в буквальном смысле. Но есть и те, кто ходят 6 раз в неделю в тренажерный зал, изнуряют себя многочасовыми тренировками. Они тоже демонстрируют самоповреждающее поведение, хотя и в более приемлемой форме.

Есть подростки, которые отлично учатся, но делают это круглые сутки, что неполезно для организма. Все эти три группы подростков провоцируют у себя одинаковые ощущения, пытаются бороться с одним и тем же врагом».

«Первоочередная задача взрослых — понять, что стоит за самоповреждением, что подросток хочет нам сказать этим поведением, — говорит психолог. — Если психика подростка не может справиться с ситуацией иными способами и реагирует на нее самоповреждением, значит, сама ситуация стала для подростка невыносимой».

В чем смысл самоповреждающего поведения

Избавиться от пустоты и скуки

Многие подростки сегодня жалуются на ощущение пустоты, которое они описывают словом «скучно». «Скука» для них — это не когда вдруг понимаешь, что заняться нечем. «Понятно, что занятий в современном мире можно найти кучу, особенно в мегаполисе, спектр возможностей колоссальный. Но „скучно“ — это не про занятия, а про отношения», — говорит психолог.

Мы начинаем заниматься чем-то потому, что это занятие связано для нас с какими-то значимыми людьми. Например, у родителей есть увлечение, хобби, которым они увлекают и детей. Занимаясь чем-то интересным вместе, дети и родители чувствуют, что связаны друг с другом, с реальностью, что пустота заполнена, им не скучно. При этом взрослые могут сколько угодно предлагать ребенку, чтобы развеять его скуку: «Ну почитай, ну погуляй, ну сходи в кино», — это не будет иметь никакого положительного результата.

Преодолеть социальную изоляцию

Сегодня мы живем в культуре, где социальная популярность стала сверхценностью. Например, самооценка напрямую зависит от количества подписчиков и лайков в соцсетях. Мы ориентированы на внешнее одобрение, на увеличение числа виртуальных контактов. Очень часто это выражается в фантазиях подростков, которые говорят: «Я вырасту и буду блогером. Зачем мне образование? Я буду собирать миллионы лайков — и миллионы денег, монетизировать свою способность привлекать внимание».

Но если что-то идет не так, если подросток не становится популярным или теряет поклонников, если ему не удается быть успешным в тех отношениях, которые для него значимы, или не чувствует себя в них комфортно, то у него происходит жесткий провал самооценки. Возникает ощущение выпадения из социальной коммуникации. Очень часто это оборачивается самоповреждениями.

«Самоповреждение может выполнять разные символические функции, от наказания себя до привлечения внимания: нет ничего более зажигательного, чем нанести себе повреждение, а затем поделиться этим с аудиторией», — объясняет психолог.

В этом случае он советует родителям подумать: как устроены отношения ребенка с социумом? Есть ли у него близкие друзья, с которыми он общается и делится чем-то? Есть ли люди, рядом с которыми он чувствует себя комфортно, которые не подвергают его критике, насмешкам, не преследуют его? Ответы на эти вопросы помогут понять, находится ли ребенок в социальной изоляции, нет ли у него стремления эту изоляцию компенсировать.

Контролировать свое «неудобное» тело

Самоповреждения тесно связаны и с ощущением тела: для подростка оно становится источником неудобств, острых негативных переживаний. При этом взрослым переживания подростка могу казаться надуманными и недостойными внимания.

Например, девочка начинает чувствовать активное внимание к себе со стороны противоположного пола, но ей это неприятно, она еще не привыкла к своей новой оболочке. Поскольку она не хочет быть девушкой, которая привлекает внимание, ей остаются попытки трансформировать тело.

Вывести вовне невыносимые внутренние переживания

Все подростки склонны к перепадам настроения: кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. Порой перепады эти являются для них полной неожиданностью. Вроде бы все было нормально, но вдруг что-то внезапно произошло, — и с этим невозможно справиться. Психика же устроена так, чтобы справляться в любом случае. И она находит способ — выводит непонятные и невыносимые переживания вовне.

«Символическая нагрузка у самоповреждений в этом случае будет разная, — поясняет психолог. —  Некоторые физическими страданиями хотят компенсировать внутренние переживания. Для других нанести себе вред — единственный способ, который даст возможность позаботиться о своих ранах: большее значение в этом случае приобретает заботливая обработка ран, которые напрямую связаны с повреждениями души, психики», 

Подросток имеет право на любые чувства

Родителям важно начать разговор и не критиковать

Родителям важно установить с ребенком контакт, чтобы облегчить то тяжелое состояние, в котором тот находится. «Единственный способ это сделать — разговор; у ребенка должна появиться возможность говорить о том, что с ним происходит». При этом дети не очень любят говорить о своих трудностях, потому что родители иногда реагируют с раздражением или агрессией: «Да сколько ж можно?!», «В кого ты такой уродился?», «Чем ты вообще недоволен?»

Язвительные замечания, нападки и тем более оскорбления — верный способ вызвать у ребенка чувство вины и собственной несостоятельности, после чего он замолчит и не захочет больше ничем делиться с родителями.

«Когда подростку тяжело и он пытается рассказывать об этом, важно поддерживать его, — уверен Антон Сорин. — Объяснять, что его чувства законны, что ненормальных, неправильных чувств нет». Подросток имеет право быть влюбленным, страдающим, грустным. И родители могут говорить об этом, тем самым давая ему всю ту поддержку, на которую они способны.

Ребенку трудно распознать и назвать душевную боль

Многие подростки в силу психологических особенностей возраста испытывают интенсивные душевные страдания. Но по разным причинам у многих из них нет способов эту боль идентифицировать, осмыслить, назвать — и, как следствие, уменьшить.

«Мы, взрослые, не говорим с детьми о страданиях. Мы не говорим с ними о том, что они имеют право испытывать душевную боль, например, от необходимости каждый день рано вставать, чтобы идти в школу, из-за стресса, связанного с ЕГЭ, или когда у них не складываются личные отношения. Ребенок может испытывать много, очень много боли. И без взрослых — родителей и психологов — они часто не могут ее распознать, не могут с ней справиться», — говорит Антон Сорин.

С чем можно сравнить это неумение распознать свои чувства? К примеру, у человека нет органа восприятия, чтобы почувствовать радиацию, которая представляет для него опасность. Для этого нужен специальный прибор — счетчик Гейгера.

Взрослые общими усилиями могут найти выход

Что делать с обычными порезами, ожогами, травмами, знают все. Что делать с душевной болью, порой не знают и сами взрослые. Но если вдруг «счетчик Гейгера» вашего ребенка буквально зашкаливает, то есть подросток, пытаясь привлечь ваше внимание, демонстрирует самоповреждающее поведение, не думайте, что это может пройти само собой.

Не обвиняйте ребенка и не нападайте на него, когда вам самим страшно. Если вы чувствуете, что как родитель не сможете самостоятельно помочь своему ребенку, не стесняйтесь обращаться за помощью к специалистам-психологам, чтобы найти выход.

«Любое состояние, в котором оказывается ребенок, ценно, — считает Антон Сорин. — Оно дает ему опыт взаимодействия — с собой, с другими людьми, с миром. Важно только помочь подростку адекватно воспринимать этот опыт, лучше понимать себя и то, что с ним происходит».

Фото: Коллекция/iStock

Несуицидальное самоповреждающее поведение у подростков | Дарьин

Введение

Самоповреждающее поведение (поведение ау­тоагрессивного характера) в настоящее вре­мя широко распространено среди подростков различных групп риска. Исследователями отмечается увеличение числа самоповреждений в последние годы, что зачастую вызывает необратимые последствия, которые негативно влияют и психологическое благополучие и на физическое здоровье подростков. Следует отметить, что масштабных исследований самоповреждений как в нашей стране, так и за рубежом очень мало, несмотря на то что, по данным Hawton et al. [1], в настоящее время средний процент подростков, прибегавших к самоповреждению, составляет 10 — 13 % и имеет тенденцию к увеличению.

Несуицидальное самоповреждающее поведение (НССП) у подростков в настоящее время — распростра­ненная проблема как в Российской Федерации, так и во всем мире [2][3][4][5][6][7] и др.]. Группой исследователей Оксфорд­ского университета на основании национальных данных о суицидах, данных пяти больниц о самоповреждениях и данных широкомасштабных опросов в школах про­едена оценка относительной частоты самоповреждений английских подростков 12 — 17 лет [6].

Полученные результаты были представлены в виде модели айсберга:

  • «Верхушка» — летальные самоповреждения (суи­циды), явное, но не распространенное явление.
  • «Тело айсберга» — самоповреждения, которые приводят к обращению в клинические службы, явная и достаточно распространенная проблема.
  • «Подводная часть айсберга» — самоповреждения в обществе, в высокой мере скрыты.

Исследователями доказано, что на каждого подростка с суицидом приходится около 370 подростков, попавших в больницу из-за самоповреждений, и 3900 подростков, которые сообщили о самоповреждениях. Уровень скры­тых (несуицидальных) самоповреждений в сообществе находился на одном уровне среди подростков 12-14 и 15-17 лет [6].

Согласно данным в российской выборке (N=643), от 10 до 14 % старших школьников и студентов указали на один случай самопорезов, а 3 % отмечали высокую часто­ту самопорезов, причём у девушек чаще самоповрежде­ния регистрировались, а у юношей они были более тяже­лыми [3].

Chris Nicholson, ссылаясь на данные врачей общей практики Великобритании, указывает, что за период с 2014 по 2017 гг. частота самоповреждений у девочек 13­16 лет возросла на 68 %. Среди девочек в три раза чаще встречались самоповреждения, чем среди мальчиков. Также отмечен более высокий риск суицидов среди тех, кто наносил самоповреждения, они в 50 раз чаще пыта­лись покончить с собой [9].

Канадскими исследователями также показана наи­большая склонность к несуицидальным самоповреждениям у девочек-подростков с симптомами депрессии, диагнозом СДВГ (синдром дефицита внимания и гипе­рактивности) и расстройствами настроения. При этом отмечается, что подростки, обратившиеся за помощью в кризисной ситуации, меньше склонны к несуицидаль­ным самоповреждениям [10].

Peter Taylor показал, что для 63 — 78 % лиц, совершив­ших несуицидальные самоповреждения, они выступали краткосрочной стратегией облегчения эмоционального дистресса, при этом данный способ решения проблем оказывает недолгую помощь, а в долговременной пер­спективе приводит лишь ухудшению положения [11].

Усугубляют ситуацию расстройства настроения и поведенческие расстройства. Канадские ученые утверж­дают, что депрессией детей и подростков осложняется процесс совладения со сложными ситуациями, оказы­вая значительное влияние на способности регулировать эмоции, что ведет к тому, что дети и подростки фокуси­руются исключительно на негативных аспектах жизни. Исследователями выявлено, что депрессии, расстройства настроения, СДВГ и расстройство социального поведе­ния выступают предикторами несуицидальных самопо- вреждений [3].

Самоповреждающее поведение явно причиняет вред организму и жизнедеятельности подростка в целом. Дан­ный феномен может быть симптомом некоторых психи­атрических заболеваний, а может носить самостоятель­ный характер. В связи с этим крайне важно понять и разграничить условия проявления самоповреждающего поведения.

В настоящее время НССП является критической про­блемой охраны психического здоровья среди подростков. Однако получение точных данных по различным возрас­там и выборкам затруднено в силу недостатка оценок проявления НССП в широкомасштабных исследованиях среди населения. Данные по распространенности НССП на территории Российской Федерации и вовсе, по всей видимости, отсутствуют, так как большая часть научных работ ссылается только на показатели, выявленные зару­бежными исследователями.

Сделать какие-либо выводы о масштабах распростра­нения НССП в России можно только на основании ча­стых сообщений о столкновении с подобными случаями со стороны практикующих специалистов, особенно ори­ентированных на работу с подростковыми и молодежны­ми возрастными группами.

Выявление точных показателей по НССП также за­труднено и недостатком согласованности в концептуа­лизации этого феномена. Существует ряд ключевых во­просов, важных для правильного понимания и лечения НССП, на которые стоит обратить внимание. Первым из этих вопросов являются соотношения между НССП и суицидальным поведением. НССП как разновидность аутоагрессивного поведения часто может быть ошибоч­но принято за попытку суицида, например, из-за поре­зов на запястьях. Как для практикующих специалистов, так и для исследователей важно понимать, как различать НССП и попытки суицида во избежание неправильной диагностики и подбора лечения, которое в последнем случае может включать меры по принудительной госпи­тализации.

Кроме того, подобное разграничение важно для ис­следователей при определении распространения, эпиде­миологии и биопсихосоциальных коррелятов для ука­занных феноменов. Несмотря на значительные успехи в понимании разрыва и различий между НССП и суици­дальным поведением, соотношения между этими фено­менами являются комплексными и требуют дальнейшего изучения.

Вторым ключевым вопросом являются соотношения между НССП и психическими расстройствами. Ранние исследования сообщали о самоповреждениях как о сим­птоме, встречающемся у людей с серьезными психически­ми расстройствами, требующими стационарной психиа­трической помощи. В четвертой редакциях Руководства по диагностике и статистике психических расстройств (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders или DSM-IV), принятого Американской Психиатрической Ассоциацией (American Psychiatric Association или APA), феномен НССП упоминается лишь однажды как сим­птом пограничного расстройства личности (Borderline Personality Disorder или BPD) [12].

Однако последние исследования показали, что НССП может встречаться при различных диагнозах, а также и у людей, совсем не соответствующих критериям какого- либо психиатрического диагноза. Кроме того, следует учитывать различные формы проявления НССП и зна­чительные различия в психологических характеристиках людей c его проявлениями. Это вызывало вопросы о пра­вомерности определения НССП в качестве симптома по­граничного расстройства личности, когда оно также мо­жет быть выявлено без диагностики этого расстройства.

В связи с вышеизложенным ряд исследователей со­общал о необходимости признания НССП в качестве от­дельного диагноза, и в ходе разработки пятой редакции DSM подобные формальные предложения поступили сразу от двух рабочих групп — Детских и подростковых расстройств и Расстройств настроения. В результате в опубликованном в мае 2013 г. руководстве DSM-V не­суицидальные самоповреждения были выделены в каче­стве отдельной категории в разделе Conditions for Further Study (Положения для будущих исследований).

Недостаток согласованности в терминологии приво­дит к осложнениям при сравнении показателей в различ­ных исследованиях и определении наилучшей интерпре­тации для этих показателей. Другой проблемой является тот факт, что не во всех исследованиях приведено рабо­чее определение рассматриваемого поведения, что за­трудняет точное понимание другими исследователями, к каким конкретно актам относятся полученные показате­ли. Наконец, рабочее определение не всегда в ясном виде доносится до участников исследования, и респондентам сложно распознать, что именно исследователи оценива­ют. Это может искажать оценку распространенности и другие результаты ввиду того, что исследователи и ре­спонденты имеют разное представление об измеряемом явлении. Однако, несмотря на эти таксономические и ме­тодологические проблемы, были предприняты серьезные усилия для измерения показателей по НССП.

Большинство исследований использует показатели lifetime prevalence (LTP — распространенность в течении жизни, число индивидов, которые в определенный мо­мент своей жизни до периода оценки имели опыт про­явления поведения, в сравнении с общим числом инди­видов в выборке).

Исторически считалось, что самоповреждаюее по­ведение — достаточно редкий феномен, который про­является у небольшой части населения с различными психическими заболеваниями. После того как НССП привлекло внимание клиницистов, исследователей и ме­диа, показатели выявили, что оба этих предположения были неверны. Также, многие исследователи предпола­гают рост показателей НССП, что подтверждается пока­зателями среди более молодых групп населения. Однако следует отметить некоторые факты, которые затрудняют оценку роста показателей. Так, показатели, получаемые в клинических условиях, могут не включать акты, когда ин­дивиды не обращаются за профессиональной помощью; также риск стигматизации может препятствовать уча­стию некоторых индивидов в исследованиях. Кроме того, не существует некоторых базовых показателей, с которы­ми можно сравнивать последние полученные показатели, так как лишь немногие исследования описывали показа­тели в 90-х гг. и ранее. Также, некоторая часть данных, говорящих о повышении показателей НССП может быть связана с расширением понимания феномена в эмпири­ческих исследованиях.

В начале 80-х гг. сообщалось о показателях распро­страненности НССП среди около 400 индивидов из 100 000 [13]; уже в конце 80-х гг. показатели выросли пример­но до 750 из 100 000 индивидов [14]. В своей работе, пред­ложившей формальную классификацию НССП, Favazza сообщал о том, что более 1 % населения имеет проявле­ния НССП. Появление его работы привело к повышению интереса к феномену и исследованиям показателей по НССП среди различных возрастных групп.

Несмотря на то что НССП не является распростра­ненным феноменом среди детей относительно других возрастных групп, исследования показали, что проявле­ния НССП могут начинаться в среднем детстве, и, воз­можно, в возрасте от 4 лет в отдельных случаях [15]. В исследованиях НССП среди студентов примерно 5 % из представленной выборки сообщили о том, что они нача­ли самоповреждаться в возрасте менее 10 лет [16]. Есть также и другие исследования, в которых подростки и молодые взрослые сообщали о том, что начинали самоповреждаться в период от среднего до позднего детства [17].

Исследования, обращенные к проявлениям НССП в детском возрасте, скудны, основаны на ретроспективных сообщениях со стороны взрослых и подростков, таким образом, эта тема остается перспективной для будущей работы в данном направлении.

Большинство самоповреждающихся индивидов начи­нают проявлять такое поведение в период от раннего до среднего подросткового возраста, средний возраст нача­ла проявлений НССП варьируется от 12 до 16 лет [18][19]. Данные о преобладании НССП среди молодежи привели к увеличению усилий, направленных на понимание распространенности в этой возрастной группе. Показатели проявлений НССП среди молодежи обычно варьируются примерно от 10 до 1 5% от общей выборки [19][20], не­которые исследования показывают даже большую рас­пространенность. Так, например, в одном из последних исследований среди подростков почти 47 % опрошенных сообщили о самоповреждении хотя бы раз за последний год [21], хотя если учитывать только наиболее серьезные формы НССП, показатели становятся более близки к оценкам из других исследований.

Начиная с первого эпизода самоповреждения возни­кает повышенный риск повторного проявления НССП. Хотя до конца непонятно, почему НССП имеет тенден­цию проявляться именно в период от раннего до средне­го подросткового возраста, есть некоторые доказатель­ства, которые позволяют предположить ряд факторов, усиливающих риск НССП в этом возрасте, включая пе­риод полового созревания (чаще всего поздний или за­вершенный), депрессия, злоупотребление алкоголем и проявление сексуальной активности [22].

В дополнение к общим выборкам среди молодых лю­дей также важно упомянуть о показателях по НССП в выборках среди подростков, которым оказывается кли­ническая и стационарная помощь. Показатели в таких выборках значительно выше по сравнению с общими, они варьируются от 40 до 61 % [23][24]. Наиболее простое объ­яснение более высоких показателей заключается в том, что индивиды, представленные в этих выборках, гораздо чаще имеют психиатрические осложнения, а также в том, что серьезные проявления НССП могут, в свою очередь, привести к госпитализации. Другой аспект заключается во влиянии межличностных переменных: возможности так называемого «поведенческого заражения» (behavioral contagion) несуицидальными самоповреждениями в кли­нических условиях. Существуют задокументированные подтверждения того, что присутствие одного молодого человека с проявлением НССП в стационарных условиях повышает риск возникновения подобных проявлений у других [21][25][26][27].

Несмотря на то что НССП часто начинает проявлять­ся в подростковом возрасте, оно также может хорошо сохраняться в ранней взрослости, в то же время, НССП может впервые проявляться у индивидов, принадлежа­щих к числу молодых взрослых. Одно из последних ис­следований НССП среди студентов высших учебных заведений выявило, что среди тех, кто сообщает о про­явлении НССП, приблизительно 40 % сообщили о начале этих проявлений в их поздних подростковых годах или периоде ранней взрослости [16]. Таким образом, молодые взрослые представляют собой еще одну возрастную груп­пу, важную для рассмотрения, некоторые исследователи даже предполагают, что они представляют собой группу с наивысшей степенью риска проявлений НССП [28][29].

Одно из первых исследований, направленных на из­учение молодых взрослых, показало, что в выборке из студентов 12 %, по меньшей мере, один раз имели про­явления НССП [30]. C тех пор средние показатели рас­пространенности НССП среди молодых взрослых со­средоточены около 17 %, с показателями из различных исследований, варьирующимися от 5 до 35 % [16][30][31].

Стоит отметить, что исследования показателей по НССП среди молодых взрослых зачастую ограничены небольшими выборками и/или случайными выборками, в которых привлеченные к исследованию люди выбира­ются по принципу их доступности для исследователя. В крупных, рандомизированных исследованиях НССП среди студентов американских высших учебных заведе­ний Whitlock и его коллеги выявили, что 17 % молодых взрослых имели проявления НССП, по меньшей мере, один раз [16].

Из них приблизительно 75 % сообщили о повторяю­щихся эпизодах НССП и около 38,6 % отметили, что они впервые самоповреждали себя в позднем подростковом возрасте или возрасте ранней взрослости, что предпо­лагает важность изучения НССП в период от ранней до средней взрослости. НССП широко распространено среди молодых взрослых и поддерживают точку зрения, согласно которой показатели по НССП могут расти; од­нако, как было отмечено ранее, существует недостаток в данных по более ранним поколениям, с которыми можно было бы производить сравнения. Тем не менее, НССП представляет серьезную проблему охраны психического здоровья для этой возрастной группы.

НССП зачастую может сохраняться многие годы, и в некоторых случаях также переходить в период взросло­сти. Несмотря на это, показатели по НССП в выборках из взрослых сообщают о не столь большой распространен­ности в сравнении с остальными возрастными группами (т.е. молодежью и молодыми взрослыми). Результаты ис­следований, связанные с этой возрастной группой, пред­полагают, что примерно 4 % из возрастной группы взрос­лых самоповреждаются [32][33].

Подобно показателям по подросткам, показатели НССП в клинических выборках взрослых выше, чем в выборках из общей популяции. Таким образом, если об­щие выборки сообщают о показателе в 4 %, показатели для взрослых, находящихся в условиях стационарного лечения, варьируются от 4 до 21 % [32]. К сожалению, показатели по НССП среди взрослых и пожилых взрос­лых (например, лиц в возрасте старше 60) не так хоро­шо изучены, или исследования изучали НССП вместе с другими формами аутоагрессивного поведения (напри­мер, передозировками и попытками суицида), что делает сложным точную оценку показателей. Однако определен­но можно сказать, что показатели по НССП среди более старших взрослых выглядят значительно меньшими по сравнению с показателями среди популяции молодежи и молодых взрослых.

В ранних исследованиях предполагалось, что НССП проявляется преимущественно у представительниц жен­ского пола, — превалирующая на тот момент точка зре­ния, поддержанная сообщениями из различных исследо­ваний среди популяции молодежи и взрослых [23][34][35].

Более поздние исследования показали, что показатели по мужскому и женскому полу могут отличаться в значи­тельно меньшей степени, чем ранее предполагалось, так как ряд работ совсем не показывает значимых различий по полу в оценках показателей по проявлениям НССП в течение жизни [32][33][36][37]. Возможно, что половые различия имеют значения лишь в тех случаях, когда речь заходит о частоте проявлений поведения. В последних исследованиях, изучающих НССП, не было выявлено значимых различий по половому признаку в истории проявлений поведения в течении жизни; однако, когда речь заходит о том, как часто поведение проявляется, у представительниц женского пола наблюдается большая частота проявлений НССП [16].

В соответствии с данными, показывающими, что НССП может различаться по частоте проявлений у раз­личных полов, показатели также говорят о различиях в использовании различных методов самоповреждения.

Например, есть некоторые доказательства, позволяю­щие предположить, что подростки и молодые взрослые женского пола чаще используют нанесение порезов, чем представители мужского пола [16][29], также представи­тельницы женского пола из числа молодых взрослых мо­гут быть более склонны к повреждению кожи как разно­видности НССП, чем представители мужского пола [16].

В отношении представителей мужского пола суще­ствуют также доказательства, позволяющие предпо­ложить, что они чаще наносят себе повреждения через сильные удары кулаком по различным объектам. Также обнаруживаются схожие характеристики, показываю­щие, что представители мужского пола используют самоизбиение в качестве метода самоповреждения чаще, чем представительницы женского пола [16].

Различия по половому признаку также могут иметь место относительно частей тела, которым наносятся по­вреждения. Среди молодых взрослых, представители мужского пола чаще повреждают свои руки, чем предста­вительницы женского пола; тогда как последние повреж­дают запястья и бедра чаще чем представители мужского пола [16]. Будущие исследования должны выявить как варьируются различные особенности НССП (такие как метод самоповреждения, выбор места и степень повреж­дения) и частота его проявлений в зависимости от пола.

Исследование проявлений НССП в различных этни­ческих группах представляет собой важную, но неиссле­дованную область. Так, например, существуют некоторые доказательства, которые позволяют предположить, что в Соединенных Штатах Америки мысли и акты, связанные с несуицидальными и суицидальными самоповреждениями, больше распространены среди представителей молодежи из числа коренных народов Америки и испа­ноязычных жителей по сравнению с белыми и черными подростками [38]. В Великобритании показатели по самоповреждениям, которые включают несуицидальные самоповреждения, но не ограничиваются ими, наиболее высоки для южноазиатских женщин [39][40].

Другие исследования, относящиеся исключительно к НССП, весьма неоднозначны. Результаты этих исследо­ваний показывают, что НССП чаще проявляется среди белых людей [30][41][42][43], тогда как другие исследования предполагают, что показатели схожи в сравнении с раз­личными группами меньшинств [16]. Несмотря на то что НССП часто проявляется независимо от пограничного расстройства личности, также частыми являются случаи, когда НССП и пограничное расстройство личности про­являются вместе. Сильная взаимосвязь между погранич­ным расстройством личности и НССП сохраняется, даже если не учитывать самоповреждение или суицидальное поведение в качестве измерений пограничного расстрой­ства личности [33][44].

Одна из причин совместного проявления заключается в том, что пограничное расстройство личности и НССП связаны с негативными эмоциями, которые трудно кон­тролировать. Последние исследования предполагают, что эмоциональная дисрегуляция это ключевая особенность, как пограничного расстройства личности, так и НССП [45][46].

Литературные обзоры показывают, что НССП может проявляться совместно с каким-либо (или несколькими) психиатрическими расстройствами. Они включают боль­шое депрессивное расстройство, основные тревожные расстройства, такие как посттравматическое стрессовое расстройство, связанные с употреблением алкоголя или веществ расстройства, и расстройства пищевого поведе­ния [37][43][46][47][48].

Последние исследования абсолютно опровергают точку зрения, согласно которой НССП является не более, чем признаком пограничного расстройства личности. Конкретнее, исследователи рассмотрели особенности NSSI (такие как метод, контекст и причины), используя анализ латентных классов для того, чтобы определить, существуют ли различные клинически значимые под­группы индивидов, которые имеют проявления НССП [47][49]. Результаты этих исследований говорят о том, что НССП не указывает на конкретный диагноз и выходят за пределы подобного понимания, чтобы выявить важные группы индивидов, которые самоповреждаюся.

В одном из этих исследований [47] были выявлены четыре группы индивидов. Первая группа включает в себя индивидов, которые «экспериментировали» с само- повреждениями и потому только пробовали их в некото­рых случаях, имели наименьшее количество актов прояв­ления НССП, по сравнению с остальными группами. Эта группа также имеет наименьшее количество клинически значимых симптомов. Вторая группа показывает более ранний возраст начала проявлений НССП и более ча­стые проявления НССП, по сравнению с первой группой. Индивиды в этой группе также чаще имеют проявления в виде кусания, ущемления, ударов/самоизбиения в каче­стве используемых методов самоповреждения. Третья и четвертая группы характеризуются наиболее значитель­ными проявлениями психиатрических симптомов.

Третья группа, которая характеризуется наличием тревоги, имеет проявления в виде различных методов са- моповреждений, таких как сильные удары/ушибы, поре­зы, кусание, выдергивание волос, ущемление и расцарапывание. Индивиды в этой группе характеризуются как внутриличностными, так и межличностными причина­ми поведения. В противоположность этому, индивиды из четвертой группы использовали преимущественно поре­зы для самоповреждения и делали это наедине, что гово­рит о преобладании внутриличностных причин НССП. Эти индивиды также отличались меньшей импульсивно­стью по сравнению с другими; следовательно, они могли совершать более продуманные и взвешенные действия при самоповреждении.

В другом исследовании [49] было выделено три груп­пы. Первая группа состояла преимущественно из жен­щин, которые предпочитали использовать один метод самоповреждения. Индивиды из этой группы также со­общали о том, что их самоповреждения были умеренны по частоте (менее 11 эпизодов), и нанесенные поврежде­ния, в основном, наносили только поверхностный ущерб тканям. Вторая группа состоит преимущественно из мужчин, которые использовали от двух до трех спосо­бов ударов/самоизбиения. Эти повреждения наносили легкий ущерб тканям. Частота проявлений НССП в этой второй группе также была ниже по сравнению с первой (т.е. от 2 до 10 эпизодов).

Наконец, третья группа, также, как и первая, состо­яла преимущественно из женщин и представлена более серьезной группой индивидов, которые самоповреждаются. В частности, индивиды из этой группы использова­ли более трех различных методов самоповреждения. Эта группа, в сравнении с остальными двумя, также характе­ризуется более частыми проявлениями НССП и показы­вает более тяжелую степень повреждений при нанесении ущерба тканям. Эта третья группа также отличается бо­лее частыми случаями проявлений расстройств пищево­го поведения, суицидального поведения, пережитого в прошлом плохого обращения, и получения фармаколо­гической и психологической помощи в связи с психиче­скими проблемами.

На основании этих выводов становится очевидно, что индивиды, которые имеют проявления НССП пред­ставляют собой неоднородную группу; также ясно, что НССП не связано с каким-то определенным диагнозом (например, с пограничным расстройством личности).

Заключение

Таким образом, подгруппы индивидов, которые самоповреждаются, могут существовать и быть идентифици­рованы в соответствии с ключевыми особенностями их поведения. Различные группы индивидов, которые самоповреждаются, могут заслуживать отдельных подходов в оценке и лечении. Для будущих исследований важно дальнейшее изучение этих (и, возможно, других) групп, выделяемых по различным критериям проявлений НССП, его функциям, а также сопутствующим клиниче­ским осложнениям и психосоциальной истории.

Различные вопросы заслуживают рассмотрения в исследованиях НССП в различных группах. Во-первых, отсутствие согласованности используемых терминов мо­жет затуманивать оценку НССП в различных группах; как отмечалось выше, многие исследования не разграни­чивают мысли и поведение, связанные с несуицидальны­ми самоповреждениями с мыслями и поведением, пред­полагающими суицидальные самоповреждения.

Во-вторых, культурный контекст гарантирует рас­хождения относительно понимания НССП, так как в определении НССП содержится указание на то, что под него попадают самоповреждения, которые не приняты в обществе или культуре.

В целом, в данной области необходимо проведение дальнейших исследований для определения, каким об­разом различаются показатели по поведению и различ­ным характеристикам (таким, как методы и тяжесть) несуицидальных самоповреждений среди индивидов. Отдельно стоит отметить, что подобные показатели, представленные лишь небольшим числом исследований для западных стран, совершенно отсутствуют для населе­ния Российской Федерации ввиду общей неизученности феномена на территории страны.

Прохорова М. В. Самоповреждения у подростков

САМОПОВРЕЖДЕНИЯ У ПОДРОСТКОВ

Прохорова М. В.
Педагог-психолог МКУ Центр психолого-педагогической поддержки молодежи «Родник», основной отдел «Вита», г. Новосибирск

 

Родители и педагоги, замечая ожоги, порезы, царапины на теле ребенка, обращаются ко мне за помощью, опасаются возможности суицида. Это не та тема, о которой принято говорить, и не тенденция последнего времени – подростки наносили себе повреждения всегда. Не всегда это замечают. Ведь чаще всего такие повреждения пытаются скрыть. Так говорила одна из клиенток:

«Я начала замечать порезы на теле своей дочери. Сначала и не поняла. Дочь стала дома носить спортивные штаны и кофты с рукавами, а раньше ходила в шортах и футболке. Зачем она это делает? Спрашиваю – молчит».

Рассмотрим данное явление, его причины и способы коррекции самоповреждающего поведения.

Self-harm – термин, обозначающий самоповреждение. Основные виды самоповреждений:

  • порезы на коже
  • ожоги
  • царапины
  • удары
  • препятствие заживлению ран
  • выдергивание волос
  • прием токсичных веществ.

Не относятся к этому явлению расстройства питания, употребление психоактивных веществ.

Согласно опросам в интернете наиболее часто встречаются порезы кожи, ожоги. Из опыта практики добавлю, царапины (активное расцарапывание рук, ног, живота). Иногда подросток сам не сразу понимает, что делает (лишь когда боль становится сильной девушка замечает, что царапает свою руку). Иногда это сознательный поступок, так прижигал себе руку сигаретой отвергнутый девушкой знакомый – подросток (он без труда объяснял – боль против боли).

В сети есть сообщества, посвященные самоповреждениям. Их участникам от 14 до 25 лет. Больше половины – девушки. Это соответствует статистике, которая говорит о том, что чаще всего такое поведение встречается в возрасте от 12 до 24 лет. Хотя самоповреждения могут наблюдаться в любом возрасте. Кроме того, повреждение самому себе встречаются и в животном мире.

Среди психологических причин самоповреждающего поведения выявляют:

  • Заниженную самооценку, перфекционизм, негативное отношение к себе, чувство неудачи.
  • Самоповреждение может быть связано с насилием как эмоциональным, так и сексуальным, полученной травмой.
  • Привлечение внимания к своим проблемам, косвенный призыв к помощи.
  • Временное облегчение, получаемое при нанесении себе повреждений. Боль физическая вытесняет из внимания боль эмоциональную, тревогу, стресс. Происходит своеобразная диссоциация, отделение своих чувств от разума.
  • Иллюзия контроля боли. Подросток причиняет себе боль, силу которой он может контролировать в отличие от той боли, которую он контролировать не способен.
  • Порезы в области или близкой к области половых органов может представлять собой способ борьбы с нежелательными сексуальными импульсами или как наказание себя за то, что кажется недопустимым и неправильным.

Самоповреждение также может быть симптомом психического расстройства, наблюдаться при задержке развития и в ситуациях войны и тюремного заключения. Употребление алкоголя может усугубить ситуацию.

Нанесение себе вреда приводит к облегчению дискомфортного состояния. В ответ на физические травмы высвобождаются эндорфины, которые действуют как естественные болеутоляющие, вызывают приятные ощущения и снимают стресс и напряжение.

Есть мнение, что люди, наносящие себе повреждения делают это демонстративно. Однако в реальности большинство подростков пытаются скрыть свои травмы и даже испытывают за них чувство вины. Так одна из моих клиенток, друзья которой узнали о том, что она делала и начали относиться к ней с предубеждением, призналась мне, что считает это глупым способом справиться со своими чувствами, и она хотела бы прекратить это делать.

Самоповреждения редко бывают связаны с суицидальными тенденциями.

Любое самоповреждение – признак неблагополучия. Вызванное психологическими причинами – поддается коррекции, например, с помощью когнитивной терапии, генерирования новых, альтернативных моделей поведения.

Специалист может порекомендовать удалять объекты, используемые для нанесения повреждений (бритвы, спички) из легкой доступности, заменять порезы тесной резинкой на руке, записывать что происходит, когда хочется нанести себе вред.

Если вы обнаружили, что ваш ребенок прячет порезы, царапины, ожоги под одеждой обратитесь к специалисту – психологу, он поможет разобраться в сложившейся ситуации, научит реагировать на происходящее таким образом, чтобы не оттолкнуть ребенка.

Итак, самоповреждение, хоть и может быть симптомом серьезного нарушения, чаще обусловлено неспособностью подростка использовать адекватные способы справиться со своими затруднениями и чувствами. То поведение, которое так пугает нас, взрослых не связано с суицидом, а с поиском способа выжить. Обращение к профессиональному психологу поможет найти лучший способ.

Что делать, если подросток совершает самоповреждения?

На детский телефон доверия обращаются дети, в особенности подростки от 12-16 лет, склонные к аутоагрессивному поведению.  Подростки демонстрируют аутоагрессивное поведение, в частности это может проявляться в таких увлечениях подростка, как паркур, бейсджампинг или зацепинг. Аутоагрессия — поведение подростков, направленное на нанесение ран самому себе.

Перечислим перечень самоповреждений, который может наносить подросток в процессе аутоагрессии:

— Пирсинг, татуировки и перфорация различных частей тела с помещением туда посторонних предметов (создание тоннелей).

— Расчесывание швов, родинок, ран, язв. Действия непрерывного и навязчивого характера, например, обкусывание до крови ногтей и губ, теребление мочек ушей, щипание и чесание кожи, вывихи пальцев и т. д.

— Самопорезы. Битье головой, ногой или кулаком о стены или мебель, самоизбиение. Уколы подручными средствами: гвоздями, проволокой, ручкой и т. д.

— Ожоги окурками сигарет или нагретыми на огне предметами.

— Расстройство пищевого поведения (анорексия, булимия).

— Злоупотребление алкоголем и прием психостимулирующих препаратов.

Перечислим причины аутоагрессивного поведения у подростков:

  1. Конфликты подростка с родителями, дисгармония взаимоотношений в семье.
  2. Неуспеваемость подростка в школе.
  3. Трудности взаимоотношений со сверстниками, наличие конфликтов со сверстниками.
  4. Сложности во взаимоотношениях с противоположным полом.
  5. Наличие депрессии у подростка и переживание чувства вины.
  6. Несформированное понимание подростком смерти.
  7. Переживания подростком чувств обиды, одиночества, отчужденности.
  8. Желание подростка привлечь к себе внимание, вызвать сочувствие, уйти от решения проблем.
  9. Избавление подростка от чувства опустошенности, депрессии, чувства нереальности происходящего.
  10.  Снятие эмоционального напряжения.
  11. Желание подростка ослабить эмоциональную боль (когда эмоции слишком сильные, с ними не получается бороться, от физической боли становится легче) [2].

Рекомендации родителям в случае обращения на тему самоповреждения у подростков.

1.Рекомендуется родителям уделять ребенку больше внимания, больше хвалить.

2. В присутствии ребенка не высказывать мыслей о самобичевании.

3. Больше говорить ребенку о своих чувствах и переживаниях.

4. Рекомендуется родителям оказывать поддержку ребенку в ситуациях, когда подросток встревожен или чувствует себя неуверенно.

5. Рекомендуется родителям в беседе с психологом обсуждать, как возможно улучшить отношения с подростком, который склонен к деструктивному поведению, в частности, к членовредительству. В связи с тем, что взаимосвязь между отношениями подростка с родителями и склонностью к членовредительству прослеживается многими исследователями.

6. Родителям для построения доверительного контакта с ребенком рекомендуется обращение к специалисту в очные психологические службы или в службу ДТД для консультации.

7. В связи с тем высок риск совершения суицида у подростков, склонных к деструктивному поведению, необходимо обращение к очным специалистам.

Рекомендации детям и подросткам, в случае обращения на тему самоповреждения.

  1. В ситуациях, когда подростку необходимо получить психологическую помощь и поддержку, рекомендуется обращение в службу ДТД.
  2. Если подросток, находясь в стрессовой ситуации, прибегает к деструктивному поведению, в частности, к членовредительству, ему необходимо обращаться к психологам в службу ДТД.
  3. В случаях, когда подросток чувствует себя одиноко и не может справиться с негативными переживаниями и тревожностью, также очень важно обсуждать с психологом способы конструктивного преодоления случаев аутоагрессии.
  4. Также рекомендуется, если подросток замечает у себя симптомы, связанные с самообвинением, то это может свидетельствовать о пониженной самооценке подростка, над которой нужно работать со специалистом очно либо обратившись в службу телефона доверия.
  5. В разговоре с подростком психолог ДТД поможет выработать и обсудить конструктивные способы снятия эмоционального напряжения и конструктивные реакции на стрессовые ситуации, не прибегая к самоповреждению. В случае, если подросток сможет преодолеть тревожные и депрессивные ситуации, то закрепится адекватное реагирование на ситуации стресса в будущем.

Несуицидальные самоповреждения у подростков — ГКУ СО «КЦСОН Юго-Западного округа»

   В последнее на прием к педагогу – психологу участились случаи обращения родителей с самоповреждающим поведением у подростков. Что это, почему так происходит. В этом попробуем разобраться.  На данный момент нет единой классификации самоповреждений. Так или иначе, в традиционной психиатрической науке к самоповреждениям относят такие действия как: обгрызание ногтей, обкусывание, расковыривание заусенцев или других неровностей на коже и препятствование заживлению ран, кусание губ, щек, щипки, расцарапывание  участков тела или нанесение себе порезов острыми предметами, прижигание кожи. В более тяжелых случаях, при психотических расстройствах самоповреждающее поведение может приводить к самоампутации  конечностей. Все вышеперечисленные действия рассматриваются как симптомы или проявления таких расстройств, как депрессии, расстройства личности, нарушения психического развития у детей (аутизм, умственная отсталость), патологически привычные действия, психотические расстройства. Остановить свое внимание хочется больше на  самопорезах у подростков. Итак. «Несуицидальное самоповреждающее поведение-намеренное нанесение себе телесного вреда, имеющего малую вероятность летального исхода, социально не приемлемое по своему характеру и производимое с целью уменьшить или справиться с психологическим дистрессом».  То есть самоповреждение носит не случайный, а намеренный характер. Телесный вред — это повреждение тканей тела, использование таких форм членовредительства, которые несут умеренные повреждения тела и представляют небольшой или полное отсутствие риска для жизни.

Почему подростки это делают?

За фасадом такого поведения часто стоят попытки совладать с эмоциональным дискомфортом.

Способность при помощи физической боли облегчить эмоциональную.

Способность одну большую боль разделить на много маленьких

Способность ослаблять или прекращать нежелательные действия других (ссоры родителей, изменение отношений со стороны сверстников)

Способность при помощи самоповреждений тела уменьшать нежелательные чувства и мысли, (гнев, ярость, обида, грусть, страх)

Способность идентифицироваться с другими, и быть принятым другими.

  Несуицидальные самоповреждения, в нашем случае самопорезы, не направлены на то, чтобы уйти из жизни, а направлены на решение внутриличностных или межличностных проблем.

    Однако почему какие-то подростки пробуют и опривычивают такие способы, а другие нет?

   Несколько факторов оказывают влияние на формирование таких форм поведения. Чаще всего это сочетание внешних и внутренних факторов.

  Зависит это от  психологическо характеристики, организация личности.  Например, данные одного из исследовании выявили связь между уровнем тревожности, депрессии, самооценки и тяжестью самоповреждающего поведения. Действительно, подростки с самопорезами чаще всего имеют низкую самооценку ( ребенок не видит в себе ничего ценного, считает себя ни на что не способным, глупым, некрасивым, не интересным, или условия, при которых он может быть доволен собой невыполнимы (ситуации завышенных ожиданий со стороны родителей, школы, сверстников).

   Макротравмы. Исследования показывают, что большинство подростков с  многократными самоповреждающими эпизодами за предшествующие 12 месяцев столкнулись со следующими стрессогенными событиями, макротравмами: «смерть близкого человека», «проблемы и конфликты между родителями», «болезнь члена семьи».

   Кроме этого, также имеют значение такие средовые факторы как: ситуация жесткой соревновательности, ориентации на достижения в школе, превалирование в молодежной среде недостижимых стандартов красоты, (среди подростков с самопорезами чаще встречаются девочки, чем мальчики), конфликты и холодность в семьях, представленность детей самим себе. Также стоит отметить доступность СМИ, интернет сайтов, фотографий с самоповреждениями, многочисленные группы, где подростки демонстрируют такие способы поведения. Подростки с низким уровнем эмоциональной  компетентности, трудностями понимания собственных эмоций и выражения их также чаще других прибегают к самоповреждающим формам поведения. Иногда этому способствуют соответствующая культура отношения к эмоциям и конфликтам в самой семье.

   Ну и в заключении несколько слов о том, как  реагировать родителям, как  быть, что делать, а чего делать не стоит.

   Конечно, видеть своего ребенка с порезами на руках и оставаться хладнокровным невозможно. Это очень тяжело, родители сильно пугаются, впадают в панику. Я начну с того, чего делать НЕ СТОИТ, что точно не помогает в таких ситуациях. Но именно так и реагируют родители чаще всего от собственной растерянности, беспомощности, и страха за подростка.

   Итак попытки поругать, запугать подростка последствиями такого поведения, взывать к его чувству вины, стыда, совести,  не просто не помогают, а обычно усугубляют ситуацию. Например, ребенок использует самопорезы, как доступный способ справиться с чувством злости, тревоги, вины. Родитель, обнаружив это, начинает обвинять (ты представляешь как я себя чувствую, из-за тебя вся семья мучается), запугивает (у тебя останутся шрамы, это же некрасиво, ты занесешь инфекцию). И это снова рождает чувство тревоги и вины и снова подростку необходим способ с ними совладать, потребность в привычных помогающих действиях появляется снова. Это становится похоже на замкнутый круг.

   Проанализируйте ваши отношения, есть ли в них возможность доверять, быть открытыми, принятым, есть ли традиции обращения за помощью и поддержкой, разговоры о том, что происходит в жизни подростка и как он все это переживает? Делитесь ли вы сами своими событиями и переживаниями с подростком?Понаблюдайте за культурой эмоциональной компетентности в вашей семье. Как вы — родители выражаете и управляетесь со сложными чувствами ( гнев, обида, стыд, грусть, разочарование). Как ваш подросток дает вам и другим знать, что он злится, расстроен, напуган и т.д. Самооценка. Какое отношение у подростка к себе, каковы его представлении о себе. Помогайте ему формировать правильное отношение к неудачам, оценкам, достижениям, красоте и собственной ценности. Чувствует ли он себя любимым, важным, хорошим? Как вы даете ему про это знать?Если в вашей семье произошли большие, мактротравматические события (утраты, болезни близких, развод, переезд и др.) подумайте, достаточно ли вы говорили об этом с ребенком, пережили ли вы это. И помните: душевная копилка ребенка работает каждый день. И  только от родителей зависит, что вы туда положите. Не забывайте говорить каждый день  ребенку простые слова: «Я люблю тебя, как хорошо, что ты есть, у тебя все получиться, ты самый лучший».

Педагог-психолог Калишкина Е.В.

Несуицидальные самоповреждения у подростков

Психиатрия (Edgmont). 2008 ноябрь; 5(11): 20–26.

Опубликовано в Интернете в ноябре 2008 г.

, MD, , PhD, , PhD, и LCSW

John Peterson

Доктор Петерсон является директором отделения детской и подростковой психиатрии Денверского медицинского центра и доцентом. Психиатрии, Университет Колорадо, Медицинский факультет, Денвер, Колорадо

Стейси Фриденталь

Д-р Фриденталь — доцент Высшей школы социальной работы Денверского университета, Колорадо

Кристофер Шелдон

Д-р.Шелдон — доцент кафедры поведенческого здоровья Денверского медицинского центра здоровья, Денвер, Колорадо

Рэнди Андерсен

Г-н Андерсен работает в отделении поведенческого здоровья Денверского медицинского центра здоровья, Денвер, Колорадо.

Д-р Петерсон — директор отдела детской и подростковой психиатрии Медицинского центра Денвера и доцент кафедры психиатрии Университета Колорадо, Медицинская школа, Денвер, Колорадо

Д-р Фриденталь — доцент Высшей школы социальной работы , Университет Денвера, Колорадо

Dr.Шелдон — доцент кафедры поведенческого здоровья Медицинского центра Денвера, Денвер, Колорадо

Г-н Андерсен работает в отделении поведенческого здоровья Медицинского центра Денвера, Денвер, Колорадо.

Адрес корреспонденции: Джону Петерсону, доктору медицины, Медицинский центр Denver Health, MC 1910, Баннок-стрит, 777, Денвер, Колорадо 80204; Телефон (303) 436-6680; Факс (303) 436-6686; Электронная почта: [email protected]

ФИНАНСОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ: У авторов нет конфликтов интересов, которые необходимо раскрывать в связи с содержанием данной статьи.

Copyright © 2008 Matrix Medical Communications. Все права защищены. Эта статья цитировалась в других статьях PMC.

Abstract

Несуицидальные самоповреждения (NSSI) чаще встречаются у подростков и молодых людей, чем считалось ранее. Хотя важно оценить связанный с этим риск суицидального поведения, NSSI обычно используется для преодоления тревожных негативных аффективных состояний, особенно гнева и депрессии, а также смешанных эмоциональных состояний. Хотя ранее считалось, что это характеристика тяжелой психопатологии, теперь выясняется, что NSSI связан с широким спектром экстернализирующих и интернализирующих состояний.Эффективное лечение основано на совместном понимании функции NSSI для подростков. Аффективные, психосоциальные, биологические и когнитивные факторы устраняются с помощью психотерапевтических, психофармакологических стратегий и стратегий развития навыков, подходящих для каждого человека.

Ключевые слова: несуицидальное самоповреждение, подросток, суицидальное поведение, самоповреждение

Введение

Многие клиницисты сталкивались с подростками, которые нанесли себе вред, но отрицали суицидальные намерения.На самом деле, этот стрессовый опыт становится все более распространенным явлением. Недавние общественные исследования показали, что от одной трети до половины подростков в США совершали те или иные несуицидальные самоповреждения (NSSI), 1,2 , хотя в менее поздних исследованиях этот показатель составляет от 13 до 23 процентов3. Поведение подростка, причиняющее себе вред, представляет собой серьезную проблему для клиницистов не только из-за очевидной опасности того, что пациент причинит себе вред, но и из-за трудностей в установлении того, пытался ли подросток умереть.

NSSI чаще всего включает порезы или ожоги без суицидальных намерений.4 Другие типы NSSI включают удары, щипки, удары или удары кулаком по стенам и другим предметам, чтобы вызвать боль, переломы костей, проглатывание токсичных веществ и препятствование заживлению ран.5 NSSI обычно начинается в середине подросткового возраста.5 Подростки, которые наносят себе травмы, часто бывают импульсивными, прибегая к самоповреждениям, на планирование которых уходит менее часа.6 Они обычно сообщают о том, что испытывают минимальную боль или не испытывают ее вообще.7 После начала самоповреждения, похоже, приобретают характер привыкания. и может быть довольно трудно для человека прекратить.8 В то время как некоторые исследования указывают на то, что NSSI чаще встречается у девочек, чем у мальчиков,10 другие исследования указывают на отсутствие устойчивых гендерных различий.3

Несмотря на отличие от суицидального поведения, NSSI часто встречается у попытка самоубийства. 9,10 В результате существует значительный риск суицида и суицидальных попыток среди подростков, занимающихся НССИ. Одно недавнее исследование показало, что 70 процентов подростков, участвующих в NSSI, совершили по крайней мере одну попытку самоубийства, а 55 процентов — несколько попыток.17 Однако несуицидальное и суицидальное поведение служат совершенно разным целям. Некоторые стационарные пациенты-подростки сообщают о причинении себе вреда специально для того, чтобы остановить суицидальные мысли или предотвратить настоящую попытку самоубийства.8 Следовательно, Фавацца11 концептуализирует самоагрессивное поведение без суицидальных намерений как «патологическую форму самопомощи».

Пример дела

Тина была 15-летней девочкой, чей бойфренд недавно расстался с ней. По дороге домой из школы она увидела, как он целуется с другой девушкой.Придя домой, она сразу же поднялась наверх в свою спальню, заперла дверь и несколько раз порезала себе запястье лезвием бритвы. Хотя в тот вечер на ужине она была в одежде с длинными рукавами, ее мать заметила раны и отвезла дочь в отделение неотложной помощи, заявив, что дочь пыталась покончить с собой. Однако Тина решительно заявила, что не хочет умирать. «Я порезалась, потому что мне стало лучше», — сказала она.

Консультирующий психиатр опросил Тину в отделении неотложной помощи.Медсестра предупредила психиатра, что Тина была «пограничной» и «игривой», заявив: «Она просто порезалась, чтобы привлечь внимание. Не позволяй ей манипулировать тобой». Однако после подробного интервью с Тиной не было выявлено достаточных критериев для постановки диагноза пограничного расстройства личности. Фактически, несмотря на ее очевидные проблемы с преодолением дистресса, Тина не соответствовала критериям какого-либо серьезного психического расстройства в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам, четвертое издание, редакция текста ( DSM-IVTR ).

Характеристики подростков с NSSI

До недавнего времени NSSI считалось главным образом связанным со следующими тремя конкретными психиатрическими диагностическими категориями: нарушениями развития, расстройствами пищевого поведения и пограничным расстройством личности (ПРЛ). NSSI встречается примерно у 15 % детей с отклонениями в развитии, особенно с глубокой и тяжелой умственной отсталостью.12 Среди взрослых женщин NSSI сопровождает до 35 % детей с диагнозом нервная анорексия, нервная булимия и другие расстройства пищевого поведения;13 девочки-подростки с анорексией. nervosa также склонны к NSSI больше, чем те, у кого нет расстройства пищевого поведения.14 Повторяющийся NSSI настолько распространен среди людей с ПРЛ15, что ПРЛ является единственным клиническим диагнозом в DSM-IV-TR , симптомом которого является самоповреждение, суицидальное или несуицидальное. 16 Однако ни в одном исследовании не изучалась распространенность NSSI среди подростков мужского и женского пола, проявляющих пограничные симптомы личности.17

Недавние исследования ставят под сомнение предположение, что подростковый NSSI в первую очередь ограничивается людьми с нарушениями развития, расстройствами пищевого поведения или пограничными расстройствами личности.Психические состояния, которые конкретно связаны с NSSI у подростков, включают интернализирующие расстройства (в первую очередь депрессию, но также посттравматическое стрессовое расстройство и генерализованную тревогу), экстернализирующие расстройства (включая расстройство поведения и оппозиционно-вызывающее расстройство) и расстройства, связанные со злоупотреблением психоактивными веществами. 3,17 Было высказано предположение, что существует прочная связь между NSSI и жестоким обращением в раннем детстве, особенно сексуальным насилием над детьми. Однако недавний метаанализ обнаружил лишь умеренную корреляцию между жестоким обращением с детьми и NSSI, и это было связано с ассоциацией обоих признаков с психиатрическими факторами риска.26

Значительный процент подростков и молодых людей, занимающихся NSSI (почти половина), могут не соответствовать критериям депрессии, тревоги, расстройства пищевого поведения, расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ, или других серьезных психических расстройств.18 Фактически, NSSI, по-видимому, является распространенный неспецифический психиатрический симптом, обнаруживаемый при различных расстройствах, а также обнаруживаемый у подростков без определенного психиатрического диагноза. Кажется более полезным понимать NSSI с функциональной точки зрения, а не как отдельный диагноз, поскольку отдельная диагностическая категория недостаточно хорошо поддерживается текущими результатами исследований.

Некоторые подростки, занимающиеся NSSI, имеют повышенный уровень эмоциональной реактивности, интенсивности и гипервозбуждения.19 Межличностные процессы, связанные с NSSI, включают повышенное использование избегающего поведения и снижение эмоциональной экспрессивности. 20,21 Подростки, причиняющие себе вред, чаще сообщают о травле со стороны сверстников и о дискомфорте в отношении своей сексуальной идентичности. 10,22 Недавнее британское исследование также выявило связь между субкультурой готов и самоповреждающим поведением среди подростков.23 Осведомленность о членовредительстве среди сверстников является фактором риска для NSSI22 из-за очевидного эффекта заражения,24 и это поведение становится все популярнее. Различные интернет-сайты и чаты предоставляют информацию и даже поощряют самоповреждающее поведение.25

Пример из практики, продолжение

Тина объяснила психиатру, что порезала себя, потому что это «успокаивало». Она сказала, что год назад впервые начала щипать себя, чтобы причинить себе боль. Однажды она увидела лезвия бритвы своего отца и начала резать себе руки.«Это помогает мне расслабиться», — сказала она. «Мой разум замедляется, я перестаю плакать и чувствую себя лучше». Она сказала, что бритва врезалась в ее кожу не очень больно — достаточно, чтобы она «почувствовала себя живой». Она почувствовала себя настолько лучше после того, как порезалась в тот день, что смогла сосредоточиться на своей домашней работе и больше не думать о своем бывшем парне и девушке, которую он целовал.

Функции несуицидального самоагрессивного поведения

Основная цель NSSI, по-видимому, состоит в том, чтобы влиять на регуляцию и управление тревожными мыслями.26 Например, в одном из исследований старшеклассников 55 % участников, причинивших себе повреждения, указали, что причиной NSSI было: «Я хотел отвлечься от своих проблем», а 45 % подростков подтвердили: «Это помогло мне снять напряжение». или стресс и расслабление». 10 Когда подросток чувствует себя подавленным негативными чувствами, NSSI может быть эффективной, хотя и вредной стратегией, чтобы остановить или уменьшить эти негативные мысли и эмоции.

Экспериментальные данные подтверждают регулирующий аспект NSSI. Подростки с NSSI демонстрировали более высокий уровень физиологического возбуждения во время стрессовой задачи по сравнению с подростками без NSSI.27 Этот вывод согласуется с исследованиями на приматах. Например, обезьяны, наносящие себе травмы, обычно кусающие себя, имеют притупленный ответ кортизола на умеренный стресс по сравнению с контрольной группой. снизить возбуждение. В свою очередь, самоповреждение связано с быстрым снижением частоты сердечных сокращений.28

NSSI может также регулировать эмоции, усиливая аффективное переживание.У подростка может быть субъективное ощущение, что он эмоционально «оцепенел» или «опустошен» или чувствует себя оторванным от других. NSSI может помочь подростку обрести чувство контроля, почувствовать волнение или остановить диссоциативные переживания. 8,29 Это также может дать подростку возможность почувствовать себя «настоящим».

NSSI может выполнять межличностные функции для подростка.26 NSSI может вызывать положительное подкрепление в виде внимания со стороны других, хотя Gratz29 отметил, что многие, кто причиняет себе вред, делают это наедине и не говорят другим.NSSI может также помочь подростку избежать трудных ситуаций. Угроза причинения себе вреда может заставить взрослых или сверстников уменьшить межличностное давление или прекратить попытки заставить подростка выполнить его или ее домашнюю работу, работу по дому или другие задачи.

Межличностные функции, которые иногда выполняет NSSI, могут бросить вызов терапевтическому альянсу. Клиницисты могут испытывать широкий спектр негативных реакций (иногда описываемых как форма контрпереноса) на подростков, занимающихся самоповреждением.Такие термины, как игривый , манипулятивный , поиск внимания или пограничный , иногда используются расстроенными клиницистами для описания членовредительства. Эти термины могут указывать на необходимость более терапевтической точки зрения, посоветовавшись с коллегой, чтобы клинические решения не основывались на фрустрации.30 Полезно помнить, что импульсивный NSSI у подростков обычно возникает из-за эмоциональной боли, а не из злонамеренных намерений, и что подростку нужны более эффективные навыки, чтобы заменить членовредительство.перечислены функции NSSI.

Таблица 1.

2

Функции несусидальной травмы

9017
  • гнев27

  • разочарование

  • депрессия

  • Изменить познания

    2

    9

    2

    9

    Интерперсонал

    1

    Пример случая, продолжение

    Психиатр спросил Тину, какие другие действия, которые она могла почувствовать себя спокойнее и отвлекать себя от душевной боли.— Не знаю, — сказала она, качая головой. Психиатр спросил ее, что она делала до того, как впервые обнаружила последствия нанесения себе вреда. — Не знаю, — снова сказала она. «Мне никогда не было так больно, как сейчас».

    Стратегии лечения

    Самоповреждения в подростковом возрасте только недавно были признаны широко распространенным явлением. Следовательно, существует несколько рандомизированных контролируемых исследований специфического лечения NSSI у подростков. У взрослых терапевтическим вмешательством, эффективность которого в снижении самоповреждающего поведения была подтверждена большинством исследований, является диалектическая поведенческая терапия (ДПТ). 32,33 ДПТ использует комбинацию индивидуальной и групповой терапии для обучения навыкам эмоциональной регуляции, эффективности межличностных отношений, устойчивости к стрессу, осознанности и самоконтроля. Интенсивное лечение требует, чтобы каждый клиницист постоянно находился на связи с этими пациентами. ДПТ была адаптирована для подростков с чертами пограничной личности,34 с дополнительным ожиданием того, что групповой терапевт всегда на связи с родителями. Клинические и финансовые требования DBT привели к применению менее интенсивных методов лечения для уменьшения членовредительства, но эти методы лечения все еще находятся в стадии изучения.

    Лечение основано на тщательном психиатрическом обследовании с акцентом на неотложные вопросы безопасности, суицидальный риск и выявление сопутствующих психических состояний. Лечение NSSI включает в себя определение потребностей, которые удовлетворяет поведение, и помощь подростку в разработке других, более здоровых способов удовлетворения этих потребностей. Например, если NSSI помогает подростку успокоиться, какие другие методы могут дать такой же результат? В случае с Тиной психиатр может порекомендовать ей развивать навыки осознанного осознания, практиковать упражнения на глубокое дыхание, прикладывать лед к запястью, чтобы отвлечься, поговорить с другом о своих эмоциях или усердно заниматься спортом.Улучшение аффективной речи и других коммуникативных навыков может иметь ключевое значение для снижения NSSI.31 Поскольку подростки, занимающиеся NSSI, часто плохо умеют решать проблемы,27 важно также улучшать эти навыки.

    Вовлечение семьи в поддержку и лечение подростков с NSSI также очень важно. Плохое общение с семьей было связано с суицидальным поведением у некоторых подростков.35 Улучшение понимания семьей NSSI может быть полезным для уменьшения конфликтов.Семье может быть полезно изучить стратегии деэскалации и развить навыки слушания и общения. Члены семьи также могут помочь с планами безопасности и отработкой навыков решения проблем.30

    Фармакологическое лечение NSSI должно быть в первую очередь сосредоточено на любых основных психических расстройствах. В настоящее время не существует конкретных препаратов, одобренных для лечения NSSI. Поскольку депрессия и тревога часто сопровождают NSSI, выявление и лечение этих расстройств должно быть главным приоритетом.Обеспокоенность учащением суицидальных мыслей у подростков, принимающих антидепрессанты36, следует обсудить с подростками и их родителями. Хотя защитный эффект антидепрессантов, по-видимому, перевешивает риск увеличения суицидальных мыслей,37 следует регулярно контролировать использование лекарств.

    Дополнительные меры предосторожности полезны при назначении лекарств подросткам, причиняющим себе вред. Следует избегать назначения больших количеств потенциально смертельных лекарств, а бензодиазепины следует использовать с осторожностью из-за потенциальной поведенческой расторможенности.

    описывает оценку и лечение NSSI у подростков.

    Таблица 2.

    2

    Оценка и лечение несуцидальной травмы в подростковых подростках

    Самостоятельное наказание

    1

    2
    Stop Dissociation

    2
    1. Завершите всеобъемлющую оценку диагностики, в том числе следующие:
    • История болезни и физический обследование

    • Определение Коморбинов Психиатрическая болезнь

    • 27

    • Оценка самоубийства

    • История физического и сексуального насилия

    • История злоупотреблений психоактивных веществ

    • Оценка факторов риска

    • Оценка семейного функционирования и социальной поддержки

    2.Проведите функциональный поведенческий анализ NSSI, выявив следующее:
    • Предпосылки (ситуации/стрессы, ведущие к самоповреждению)

    • Поведенческие характеристики (например, частота, интенсивность, продолжительность NSSI)

    • Последствия (например, , эмоциональное облегчение, забота и внимание со стороны других)

    3. Разработайте терапевтический альянс, основанный на стратегиях принятия и проверки
    4.Лечить первичные психиатрические расстройства первые
    5. Целевые поведенческие вмешательства для NSSI на основе поведенческого анализа и необходимости следующего:
    6. Обеспечить психообразования для пациента и семьи
    7 Начать лечение навыков решения когнитивных проблем
    8. Отслеживать реакцию поведенческих вмешательств для снижения NSSI
    9.Рассмотрим семейную терапию и диалектическую поведенческую терапию (DBT)

    Пример из практики, продолжение

    Несколько месяцев спустя Тина размышляла о произошедших с ней изменениях. Быть подростком было сложно, и когда она испытывала эмоциональную боль, она все еще думала о том, чтобы сделать что-то физическое, чтобы остановить ее. Но Тина узнала и другие вещи, которые помогли ей, и она больше не чувствовала, что должна действовать в соответствии со своими импульсами. Она знала, что резка может на время остановить это чувство, но не решит ее проблемы.Она могла говорить сама с собой, со своей семьей и с друзьями больше, чем раньше. Тина чувствовала, что она на правильном пути.

    Заключение

    Членовредительство среди подростков является обычным явлением, и этот показатель может увеличиваться. Хотя многие подростки с NSSI могут не иметь тяжелой психопатологии, подростки с самоповреждающим поведением должны пройти тщательное психиатрическое обследование, включающее скрининг суицидальных мыслей и факторов риска. Поддержка семьи и других межличностных отношений важна для формулирования и реализации рекомендаций по лечению.Фармакологическое лечение должно быть направлено на лечение основного психического расстройства. Следует рекомендовать психотерапевтическое лечение, чтобы помочь подростку понять NSSI и использовать более адаптивные стратегии выживания. Подростков с более тяжелыми и хроническими симптомами следует направлять в программу ДПТ, когда она доступна.

    Ссылки

    1. Йейтс Т.М., Трейси А.Дж., Лутар С.С. Несуицидальные членовредительства среди «привилегированных» молодых людей: лонгитюдные и перекрестные подходы к процессу развития. J Consult Clin Psychol. 200876(1)52–62 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]2. Ллойд-Ричардсон Э.Э., Перрин Н., Диркер Л., Келли М.Л. Характеристики и функции несуицидального самоповреждения в выборке подростков из сообщества. Психомед. 2007August37(8)1183–1192Epub 2007 Mar 12. [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]3. Джейкобсон К.М., Гулд М. Эпидемиология и феноменология несуицидального самоповреждающего поведения среди подростков: критический обзор литературы. Arch Suicide Res. 200711(2)129–147 [PubMed] [Google Scholar]4. Muehlenkamp JJ, Gutierrez PM. Исследование различий между самоповреждающим поведением и попытками самоубийства в выборке подростков. Самоубийство, опасное для жизни поведение. 200434(1)12–23 [PubMed] [Google Scholar]5. Уитлок Дж., Экенроде Дж., Сильверман Д. Самоповреждающее поведение среди студентов колледжей. Педиатрия. 2006117(6)1939–1948 [PubMed] [Google Scholar]6. Родхэм К., Хоутон К., Эванс Э. Причины преднамеренного членовредительства: сравнение самоотравляющих и саморезающих в выборке подростков из сообщества. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 200443(1)80–87 [PubMed] [Google Scholar]7. Нок М.К., Принштейн М.Дж. Контекстные особенности и поведенческие функции членовредительства среди подростков. J Abnorm Psychol. 2005114(1)140–146 [PubMed] [Google Scholar]8. Никсон М.К., Клотье П.Ф., Аггарвал С. Регулирование аффекта и аддиктивные аспекты повторяющегося самоповреждения у госпитализированных подростков. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2002411333–1341 [PubMed] [Google Scholar]9. Кумар Г., Пепе Д., Стир Р.А.Подростки, находящиеся в психиатрических стационарах, сообщают о причинах, по которым они наносят себе порезы. J Nerv Ment Dis. 2004192(12)830–836 [PubMed] [Google Scholar]10. Лайе-Гиндху А., Шонерт-Райхл К.А. Несуицидальное членовредительство среди подростков из сообщества: понимание «что» и «почему» членовредительства. J Юношеский подростковый возраст. 200534(5)447-457 [Google Scholar]11. Фавацца А.Р. Самоповреждающее поведение студентов колледжей. Педиатрия. 2006117(6)2283–2284 [PubMed] [Google Scholar]12. Канг С.В., Ивата Б.А., Левин А.Б.Поведенческое лечение членовредительства, с 1964 по 2000 год. Am J Ment Retard. 2002107(3)212–221 [PubMed] [Google Scholar]13. Пол Т., Шретер К., Даме Б., Нутцингер Д.О. Самоповреждающее поведение у женщин с расстройствами пищевого поведения. Am J Психиатрия. 2002159408–411 [PubMed] [Google Scholar]14. Бьярехед Дж., Лунд Л.Г. Преднамеренное членовредительство у 14-летних подростков: насколько часто оно встречается и как оно связано с психопатологией, переменными отношений и стилями эмоциональной регуляции? Cognit Behav Ther. 200837(1)26–37 [PubMed] [Google Scholar]15. Пэрис Дж. Понимание членовредительства при пограничном расстройстве личности. Харв Преподобный Психиатрия. 200513(3)179–185 [PubMed] [Google Scholar]16. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, четвертое издание, редакция текста. Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Press, Inc.; 2000. [Google Scholar] 17. Нок М.К., Джойнер Т.Е., Гордон К.Х. и др. Несуицидальные самоповреждения среди подростков: диагностические корреляты и связь с суицидальными попытками. Рез. психиатрии. 200614465–72 [PubMed] [Google Scholar]18. Голласт С.Е., Эйзенберг Д., Гольберштейн Э. Распространенность и корреляты членовредительства среди студентов университетов. Здоровье J Am Coll. 200856(5)491–498 [PubMed] [Google Scholar]19. Линехан ММ. Руководство по обучению навыкам лечения пограничного расстройства личности. Нью-Йорк: Гилфорд; 1993. [Google Scholar]20. Грац К.Л. Факторы риска и функции преднамеренного членовредительства: эмпирический и концептуальный обзор. Clin Psychol Sci Prac. 200310(2)192–205 [Google Scholar]21. Эванс Э., Хоутон К., Родэм К. Каким образом подростки, которые наносят себе вред или испытывают мысли о причинении себе вреда, отличаются с точки зрения поиска помощи, общения и стратегий преодоления? Дж. Подросток. 200528573–587 [PubMed] [Google Scholar]22. Хоутон К., Родхэм К., Эванс Э., Уэзеролл Р. Преднамеренное причинение себе вреда подростками: опрос самоотчетов в школах Англии. БМЖ. 20023251207–1211 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]23.Янг Р., Свитинг Х., Уэст П. Распространенность умышленного причинения себе вреда и попыток самоубийства в современной молодежной субкультуре готов: продольное когортное исследование. БМЖ. 20063321058–1061 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]24. Тайминен Т.Дж., Каллио-Соукайнен К., Ноксо-Койвисто Х. и соавт. Заражение преднамеренным членовредительством среди подростков стационарных пациентов. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 199837211–217 [PubMed] [Google Scholar]25. Уитлок Дж. Л., Пауэрс Дж. Л., Эккенрод Дж. Виртуальный передний край: Интернет и подростковое самоповреждение. Психология разработчиков. 200642(3)407–17 [PubMed] [Google Scholar]26. Клонский Е.Д. Функции преднамеренного членовредительства: Обзор доказательств. Clin Psychol Rev. 200727(2)226-239 [PubMed] [Google Scholar]27. Нок М.К., Мендес В.Б. Физиологическое возбуждение, терпимость к стрессу и дефицит решения социальных проблем у подростков, наносящих себе травмы. J Consult Cin Psychol. 200876(1)28–38 [PubMed] [Google Scholar]28. Новак М.А. Самоагрессивное поведение у макак-резусов: новый взгляд на его этиологию, физиологию и лечение. Am J Приматол. 200359(1)3–19 [PubMed] [Google Scholar]29. Грац К.Л. Факторы риска и функции преднамеренного членовредительства: эмпирический и концептуальный обзор. Clin Psychol Sc Pract. 200310(2)192–205 [Google Scholar]30. Уолш Б.В. Лечение самоповреждений: Практическое руководство. Нью-Йорк: Гилфорд; 2006. [Google Scholar]31. Dallam SJ. Выявление и ведение членовредительства пациентов в первичной медико-санитарной помощи. Практикующая медсестра. 199722151–164 [PubMed] [Google Scholar]32.Шил К.Р. Эмпирическая основа диалектической поведенческой терапии: резюме, критика и выводы. Clin Psychol Sci and Prac. 2000768–86 [Google Scholar]33. Линехан ММ. Когнитивно-поведенческое лечение пограничного расстройства личности. Нью-Йорк: Guilford Press; 1993. [Google Scholar]34. Ратус Дж. Х., Миллер А. Л. Диалектическая поведенческая терапия, адаптированная для суицидальных подростков. Suic Опасное для жизни поведение. 200232146–157 [PubMed] [Google Scholar]35. Тернер С.Г., Каплан С.П., Зайас Л. и соавт.Попытки самоубийства юных латиноамериканцев: предварительное исследование индивидуальных и семейных коррелятов. Child Adolesc Soc Work J. 200219(5)357–374 [Google Scholar]36. Bailly D. Преимущества и риски применения антидепрессантов у детей и подростков. Exp Opin Безопасно для наркотиков. 20087(1)9–27 [PubMed] [Google Scholar]37. Бридж Дж.А., Айенгар С., Салари С.Б. и др. Клинический ответ и риск сообщения о суицидальных мыслях и попытках самоубийства при лечении антидепрессантами у детей: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. ЯМА. 20072971683–1696 [PubMed] [Google Scholar]

    Самоповреждения подростков

    По определению, членовредительство относится к причинению себе вреда с целью облегчить эмоциональную боль или дистресс. Наиболее распространенными формами такого поведения являются порезы и сжигание. Наименее распространенные формы членовредительства включают выдергивание волос на теле, удары кулаком по стенам и проглатывание токсичных веществ или острых предметов.

    Многие подростки сегодня изо всех сил пытаются справиться с экстремальным уровнем стресса в школе, в своих семьях и в отношениях со сверстниками.Некоторые из этих молодых людей перегружены графиком и торопятся в подростковом возрасте как родителями, так и сверстниками. Подростки стали уязвимой добычей в нашем крайне токсичном мире, управляемом СМИ. Находиться перед компьютером или телевизором около шести часов в день стало обычным делом и важнее, чем проводить время с семьей и друзьями. Девочек-подростков постоянно бомбардируют изображениями в СМИ о том, как они должны выглядеть и вести себя. Неспособность жить в соответствии с этими идеализированными образами, особенно для молодых женщин, может привести к развитию расстройства пищевого поведения и / или к самоповреждающему поведению как форме самонаказания.

    Что вызывает самоповреждающее поведение подростков?

    Подобно злоупотреблению психоактивными веществами, поведение подростков, причиняющее себе вред, не имеет одной единственной причины. Она охватывает все культурные и социально-экономические уровни. Однако мы знаем, что подростки женского пола склонны к такому поведению чаще, чем мальчики, и что подростки, причиняющие себе вред, редко склонны к суициду. Большинство таких подростков ищут быстрого облегчения эмоционального стресса.

    Одной из основных причин, почему подростки тяготеют к самоповреждающему поведению, является эффект эндорфина.Когда подростки режут себя или обжигают себя, эндорфины быстро выделяются в их кровоток, и они испытывают онемение или приятное ощущение. У некоторых из этих молодых людей порезы или сжигание себя притупляют неприятные мысли и чувства, или они чувствуют себя «кайфом» от этого опыта. Как и пристрастие к определенному наркотику, «кайф» эндорфина обеспечивает быстрое облегчение подросткам эмоционального стресса и других факторов стресса в их жизни.

    Другие важные причины, по которым подростки занимаются членовредительством, включают: 

    • Чувство эмоциональной отчужденности от родителей или их обесценивание
    • Желание «вписаться» в определенную группу сверстников, которая поощряет и вознаграждает самоповреждающее поведение
    • Чувство эмоциональной мертвости внутри или ощущение невидимости в глазах родителей.Самоповреждение заставляет их чувствовать себя живыми внутри и помогает подтвердить свое существование в реальности.
    • Для девочек членовредительство может быть использовано в качестве стратегии выживания с чрезмерно требовательными родителями, особенно в ситуациях, когда отец является доминирующим голосом, когда речь идет о дисциплине и принятии решений

    Как узнать, когда обращаться за помощью?
    Поскольку подростки часто наносят себе вред в уединении или со своими друзьями, родители могут не знать о существовании этой проблемы.Кроме того, родители также должны осознавать, что существует большая разница между самоукрашанием и поведением, причиняющим себе вред. Сегодня среди молодежи популярно делать пирсинг и татуировки как форму украшения себя. Подростки, которые причиняют себе вред, ищут облегчения эмоционального стресса, а не украшают себя.

    Вот некоторые признаки, которые могут указывать на то, что у подростка есть проблемы с самоповреждающим поведением:

    • Следы порезов или ожогов на руках, ногах и животе
    • Поиск ножей, лезвий, канцелярских ножей и других острых предметов, спрятанных в спальне подростка
    • Регулярное запирание себя в спальне или ванной после плохого дня в школе, негативных встреч со сверстниками и семейных конфликтов в течение продолжительных периодов времени
    • Семейный врач, учитель или другой взрослый замечает порезы или ожоги, или что подросток регулярно удаляет волосы на теле
    • Сверстники подростка резали или сжигали себя.
    • Сообщения от брата или сестры о том, что он или она нашли бритвы с запекшейся кровью или застали подростка за актом членовредительства

    Какие виды лечения работают?
    На сегодняшний день наиболее эффективным методом лечения подростковых проблем с членовредительством является семейная терапия. Квалифицированный семейный терапевт сможет помочь улучшить семейное общение, научить навыкам разрешения конфликтов и решения проблем, а также поможет укрепить более значимые и близкие отношения между родителями и подростками.

    Группы по развитию навыков также могут быть полезны подросткам, которые наносят себе вред. Хорошая группа должна обучать подростков эффективным инструментам управления своим настроением, преодолению бесполезного мышления, навыкам визуализации и медитации, а также здоровым занятиям, чтобы лучше справляться со стрессом.

    Как можно предотвратить членовредительство подростков?

    Родители играют неотъемлемую роль в предотвращении того, чтобы их подростки занимались самоповреждающим поведением и присоединялись к нездоровой группе сверстников, где эта проблема может быть клеем, который удерживает их вместе.Дома родители могут сделать семейное времяпрепровождение своим приоритетом. Родители могут возложить на подростка ответственность за выбор и планирование еженедельного семейного пикника. Семейное настроение должно быть более спокойным и привлекательным для подростка. Когда вспыхивают конфликты или случаются кризисы, члены семьи должны работать вместе как одна команда, чтобы разрешить эти ситуации. Подростки должны чувствовать свое место в сердцах и умах своих родителей. Им нужно чувствовать, что их ценят, и знать, что их родители будут рядом с ними безоговорочно.Родители несут ответственность за создание прочных границ между своей работой и семейной жизнью.

    Один из способов укрепить связи между родителями и подростками — поделиться семейными историями. Родители должны делиться со своими детьми своими трудностями и достижениями в подростковом возрасте. Они также могут поделиться со своими подростками важными мудрыми словами и историями, которыми их собственные родители поделились с ними, когда они росли.

    Самоповреждающее поведение может быть опасным, особенно если подросток злоупотребляет алкоголем и другими наркотиками.Родители должны занять твердую позицию и установить последовательные ограничения в отношении такого поведения. Родителям также необходимо показывать своим подросткам ответственное употребление алкоголя и здоровые способы справляться со стрессом.

    Родитель имеет право встречаться с друзьями своего подростка, а также с его родителями и высказывать свои опасения, когда это оправдано. Если родитель обнаруживает, что его подросток занимается рискованным и опасным поведением, таким как членовредительство, он должен быть уверен, что семейный терапевт сможет умело помочь семье и подростку с этой серьезной проблемой.

     

    Что такое подростковые порезы и членовредительства?

    В последние годы возросло понимание общественностью причинения себе увечий или «порезов» подростками. Многие исследования и сообщения средств массовой информации привлекли внимание к этой проблеме психического здоровья подростков, что привело к меньшему замешательству и невежеству.

    Несмотря на этот прогресс, остается много неправильных представлений о членовредительстве. Например, широко распространено мнение, что членовредительство затрагивает лишь небольшой процент населения.

    На самом деле, недавние исследования показали, что около 17 % подростков и около 15 % студентов колледжей в Соединенных Штатах хотя бы раз в той или иной форме наносили себе повреждения.Статистика показывает, что уровень самоповреждений примерно одинаков в других странах.

    Сколько лет людям, которые занимаются членовредительством?

    • Обычно начинается в раннем подростковом возрасте, в возрасте от 11 до 14 лет
    • Обычно прекращается к тому времени, когда человеку исполняется от 30 до 30 лет, но есть некоторые сообщения о том, что пожилые люди занимаются членовредительством

    Еще одно заблуждение касается членовредительства и самоубийства. Эти поведения различны, но связаны между собой.

    Порезы и другие распространенные формы членовредительства в основном используются для эмоциональной регуляции.Те, кто причиняет себе вред, обычно делают это, преднамеренно и преднамеренно причиняя вред своему телу, потому что они очень сильно чувствуют свои эмоции или не в состоянии терпеть свои страдания.

    Проще говоря, причинив себе вред, человек чувствует себя лучше. Однако важно отметить, что, хотя большинство людей, причиняющих себе вред, не намереваются совершить самоубийство, может быть высокая связь с самоубийством, если такое поведение не лечить.

    Понимание членовредительства

    В конечном счете, лучшее понимание истинной природы членовредительства может помочь врачам, родителям, учителям и другим лицам, работающим с подростками, выявлять и лечить это психическое заболевание подростков.Членовредительство можно лечить, но подростки, которые ведут себя подобным образом, должны получить помощь как можно скорее. Большинство подростков, получающих соответствующее лечение, могут вести счастливую и здоровую жизнь.

    Членовредительство можно лечить, но подростки, совершившие такое поведение, должны получить помощь как можно скорее.

    Многие исследования пытались углубить наше понимание того, почему кто-то занимается членовредительством. Работа Мэтью Нока, доктора философии с факультета психологии Гарвардского университета, посвящена изучению членовредительства и того, используют ли люди его как способ контролировать эмоции и мысли и общаться.

    Типы членовредительства

    Чтобы лучше понять проблему, родители, учителя и другие лица должны понимать различные формы членовредительства. Единственная самая крупная категория несуицидальных членовредительства — это нанесение порезов. Подростки режут себя бритвами, ножами, осколками стекла или другими острыми предметами.

    Следующей наиболее распространенной формой членовредительства является ожог. Другие менее распространенные действия, связанные с самоповреждением, включают в себя ковыряние кожи, удары кулаком или даже перелом костей. Раны, как правило, поверхностные, но у небольшого числа подростков раны более серьезные.

    Почему подростки наносят себе вред?

    Учитывая серьезность такого поведения, может показаться, что причинение себе вреда будет легко обнаружить. Это не.

    Большинство подростков, занимающихся членовредительством, скрывают свои травмы. Они режут или обжигают плечи, лодыжки, живот или бедра, места, которые чаще всего закрыты одеждой. Это потому, что большинство подростков не ищут внимания, когда наносят себе вред. Вместо этого акт самоповреждения дает подростку облегчение от эмоционального стресса.Они делают это, чтобы почувствовать себя лучше, а не сигнализировать родителям и друзьям, что им нужна помощь.

    Исследования показали, что подростки, которые наносят себе повреждения, очень эмоциональны. Это чувствительные люди, которые часто чувствуют вещи более остро, чем их сверстники, и часто очень самокритичны. Эти черты не обязательно отличают тех, кто занимается самоповреждением, от тех, кто этого не делает. Скорее, те, кто причиняет себе вред, могут не иметь необходимых навыков для контроля своих эмоций в сочетании с их высокой степенью самокритичности.

    Большинство подростков, занимающихся членовредительством, отличаются высокой степенью самокритичности и ненависти к себе. Для них порезы обычно вызывают чувство спокойствия. И наоборот, сообщалось, что если подросток чувствует оцепенение или пустоту внутри, он может использовать самоповреждение, чтобы создать эмоции — чтобы что-то почувствовать.

    Исследования и наблюдения также показали, что небольшой процент подростков прибегает к членовредительству, чтобы избежать или отвлечься от своих чувств и проблем.

    Многие подростки также используют членовредительство, чтобы наказать себя, потому что они чувствуют, что не заслуживают жить, дышать или занимать место.Они могут порезаться или иным образом навредить себе в контексте экстремальной эмоциональной ситуации.

    Другие подростки могут использовать членовредительство как форму общения. Они могут чувствовать, что их эмоции воспринимаются более серьезно, когда они режут, чем когда они пытаются передать свою боль словами. Слова могут быть проигнорированы, но самоповреждение вызывает ответную реакцию.

    Также есть небольшая группа людей, которые не выдерживают своей жизни, думают о самоубийстве, а потом обнаруживают, что им не обязательно убивать себя.Просто разрезание заставляет их чувствовать себя лучше.

    Seeing the Signs

    Из-за причин такого поведения и того факта, что подростки иногда скрывают свои травмы, неудивительно, что учителя и родители часто не знают, что происходит членовредительство. Однако есть признаки, на которые могут обратить внимание взрослые.

    Например, взрослый видит повторяющиеся порезы на подростке. Когда они спрашивают о порезах, то слышат отговорки вроде «это сделала кошка» или «я поцарапал себя.Это может указывать на то, что подросток скрывает свое самоповреждение. Точно так же, если подросток настаивает на том, чтобы в июле носить одежду с длинными рукавами, это может быть признаком того, что подросток скрывает порез, ожог или синяк.

    Если родитель или учитель считает, что подросток занимается членовредительством, они не должны слишком остро реагировать. Непредубежденный, непредвзятый подход и подтверждение эмоций подростка могут привести к открытому и конструктивному диалогу о проблеме.

    Взрослые также могут следить за настроением своих детей.Рассмотрим сценарий, в котором подросток приходит домой в плохом настроении. Он ненадолго запирается в своей комнате, а затем появляется в гораздо лучшем расположении духа. Это может быть признаком того, что подросток занимается членовредительством, особенно если ребенок склонен к эмоциональным проявлениям.

    В некоторых случаях взрослые могут обнаружить физические признаки членовредительства, например окровавленные ткани в мусорной корзине. Может показаться странным, что подросток оставляет такие улики, учитывая, что большинство подростков, которые наносят себе вред, пытаются скрыть свое поведение.Однако многие подростки не всегда способны все обдумать, а некоторые просто неряшливы и неорганизованны. Для этих подростков то, что они оставляют после себя окровавленные ткани, не означает, что они подают знак или хотят быть пойманными — они просто остаются собой.

    Помощь подросткам, причиняющим себе вред

    Улавливание подсказок и сигналов может привести к обнаружению членовредительства. Следующий шаг – получить помощь.

    Если родитель или учитель считает, что подросток занимается членовредительством, они не должны слишком остро реагировать.Непредубежденный, непредвзятый подход и подтверждение эмоций подростка могут привести к открытому и конструктивному диалогу о проблеме.

    По словам моей коллеги Элисон М. Йегер, психотерапевта, которая специализируется на лечении подростков с пограничным расстройством личности, «ключевая задача состоит в том, чтобы помочь родителям понять, что реагирование на эмоциональное состояние своего подростка с одобрением, прежде чем пытаться решить проблемы, имеет решающее значение для раскрытия способ помочь своему подростку. Доброжелательное любопытство в сочетании с выражением того, что чувства подростка имеют смысл, открывают дверь для дальнейших и более продуктивных дискуссий.»

    Затем подросток должен пройти оценку того, совершается ли поведение для того, чтобы управлять своими чувствами, или намерение состоит в том, чтобы совершить самоубийство. Если установлено, что поведение не является суицидальным, лечащий врач подростка должен помочь наладить контакт подростка с терапевтом. В идеале клиницист должен быть хорошо обучен и иметь опыт лечения подростков с самоповреждающим поведением.

    На данный момент лечение может идти по нескольким направлениям. Элементы успешного лечения членовредительства могут включать индивидуальную терапию с компонентом навыков, например, диалектическую поведенческую терапию (ДПТ), которая является типом когнитивной терапии, помогающей человеку контролировать эмоции и мысли путем улучшения навыков преодоления трудностей.

    Программы 3East больницы Маклин предлагают ДПТ. В этой терапии участвуют пациенты и их родители, сосредотачивающиеся на развитии внимательности, межличностной эффективности, регуляции эмоций и устойчивости к стрессу.

    «DBT помогает подросткам, которые наносят себе вред различными способами», — сказал Йегер. «DBT предоставляет подросткам инструменты и стратегии, которые они могут применять сами, вместо того, чтобы причинять себе вред. Подростки умеют обозначать эмоции и анализировать их. Делая это, они ослабляют связанные триггеры, побуждающие к самоповреждению, и могут осознанно выбирать, как реагировать, когда сталкиваются с сильными эмоциями.DBT предоставляет семьям общий язык, чтобы они могли поддерживать друг друга без осуждения. Эта комбинация приводит к лучшим результатам».

    Другие методы лечения, доказавшие свою эффективность, включают общее психиатрическое лечение, схемо-ориентированную терапию и лечение, основанное на ментализации. Обучение семейным навыкам и семейная терапия также могут помочь.

    В целом понимание обществом членовредительства улучшается, что поможет подросткам получить необходимую им помощь.Текущие исследования сосредоточены на получении более качественной информации от подростков, которые наносят себе вред, в идеале информации «в режиме реального времени». Понимание эмоционального состояния подростка до, во время и после членовредительства может помочь в постановке диагноза и лечении.

    Майкл Р. Холландер, доктор философии, бывший директор по обучению McLean’s 3East continuum, а ранее доцент психологии кафедры психиатрии Гарвардской медицинской школы. Он является признанным на национальном уровне экспертом по причинно-следственным связям и лечению членовредительства и читает лекции по всей территории США.С. по теме. Доктор Холландер занимается лечением подростков и их семей более 40 лет.

    Членовредительство у подростков | Детская больница Колорадо

    При лечении детей и подростков нередко можно увидеть пациентов, которые занимались членовредительством. Лаура Джадд-Глосси, доктор философии, обсуждает, как поставщики первичной медико-санитарной помощи могут распознавать членовредительство, работать с семьями и помогать подросткам. Членовредительство часто принимает форму порезов, но также включает в себя царапание, ожоги, удары по себе, подкладывание предметов под кожу или вмешательство в заживление ран.Этот вид несуицидального членовредительства наиболее распространен среди подростков и молодых людей, причем примерно 10% подростков сообщают, что они наносили себе вред.

    Возраст начала обычно составляет от 12 до 15 лет, и чаще встречается у женщин, чем у мужчин. Тем не менее, это происходит в детстве примерно у 1,3% детей в возрасте от 5 до 10 лет.

    Этот вид членовредительства отличается от суицидального поведения, так как функция поведения отличается. Подростки могут заниматься членовредительством по разным причинам: чтобы регулировать свои эмоции, наказывать себя, снимать стресс или добиваться одобрения со стороны других.Молодежь обычно совершает суицидальное поведение, чтобы покончить с собой.

    В то время как членовредительство традиционно ассоциируется с пограничным расстройством личности, расстройствами пищевого поведения или детской травмой, оно также может быть связано с депрессией, тревогой, посттравматическим стрессовым расстройством, поведением или оппозиционно-вызывающими расстройствами или расстройствами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами.

    Может быть полезно думать об этом как о неадекватной стратегии преодоления проблемы, а не только о самой проблеме. Другими словами, речь идет не просто о том, как помочь подростку перестать заниматься членовредительством, а скорее об рассмотрении и разработке более эффективных стратегий преодоления более серьезных проблем, которые пациент пытается решить с помощью членовредительства.

    Предупреждающие знаки о самоповреждении подростка

    Как родители, так и педиатры должны обращать внимание на предупреждающие признаки самоповреждающего поведения. Сюда могут входить:

    • Видимые следы, такие как царапины, порезы или ожоги, которые не объясняются обычными видами деятельности
    • Ношение неподходящей по погоде одежды, такой как одежда с длинными рукавами летом, или отказ от участия в мероприятиях, требующих меньшего количества одежды, таких как плавание
    • В детской комнате найдены острые предметы
    • Ухудшение симптомов депрессии или тревоги
    • Знание друга, который причиняет себе вред

    Оценка членовредительства у подростков

    Полезно установить взаимопонимание с пациентом, обсуждая его интересы и занятия, в идеале без родителей или опекунов в комнате, чтобы способствовать открытому и честному разговору.Когда вы завоевали доверие и пришло время спросить о членовредительстве, поищите информацию по телефону:

    .
    • Функция поведения: «Что дает вам самоповреждение? Что ты чувствуешь?»
    • Метод членовредительства: «Что ты сделал, чтобы навредить себе?»
    • Возможность медицинских осложнений: «Вам когда-нибудь приходилось обращаться к врачу по поводу самоповреждения, например, для наложения швов или другого лечения?»
    • Общее настроение и текущие стрессоры: «Как вы себя чувствовали в последнее время? Что вызвало у вас стресс?»
    • Другое рискованное поведение: «Каким еще рискованным поведением вы занимались?»
    • Жестокое обращение или травма: «Случались ли с вами когда-нибудь страшные вещи? Кто-нибудь когда-нибудь причинял вам физическую или сексуальную боль?»
    • Риск самоубийства: «Было ли когда-нибудь так плохо, что у вас возникали мысли о желании покончить с собой?»
    • Области силы и стойкости: «Что вас поддерживает? На кого ты можешь рассчитывать?»

    Борьба с членовредительством у подростков

    После сбора этой информации рассмотрите уровень риска для пациента.Если пациент склонен к суициду во время оценки, то он нуждается в немедленной психиатрической экспертизе. Даже если пациент отрицает текущие суицидальные наклонности, если он занимается членовредительством, ему нужна правильная поддержка.

    Родители и опекуны часто не подозревают о таком поведении. Предложите информацию о членовредительстве и обязательно предоставьте подростку варианты того, как эта информация будет передана. Подросток может начать разговор самостоятельно или попросить педиатра взять на себя инициативу.

    Идеальные ресурсы для родителей и семей должны обсуждать доказательное лечение, такое как когнитивно-поведенческая терапия, диалектико-поведенческая терапия или семейная терапия, а также обсуждение ограничения средств. Ниже вы найдете несколько отличных вариантов.

    Ресурсы по несуицидальным членовредительствам

    Детский институт психического здоровья при детской больнице Колорадо.

    Самоповреждения: почему подростки делают это, как помочь: подробная статья из журнала Contemporary Pediatrics с клиническими сценариями, оценочными таблицами и многим другим

    Колледж экологии человека Корнельского университета: ресурсы по самоповреждениям и восстановлению: всеобъемлющий ресурс для врачей, занимающихся самоповреждением, включая информационные бюллетени по десяткам тем, связанных с членовредительством

    С.А.Ф.Е. Альтернативы: ведущее амбулаторное учреждение для подростков и взрослых, которые наносят себе вред, с огромным количеством информации о лечении членовредительства и вмешательствах

    Порезы и членовредительство у подростков

    Порезы — это тип членовредительства, при котором подростки преднамеренно режут или царапают себя ножами, лезвиями бритвы или другими острыми предметами, но не с намерением совершить самоубийство.

    Другие виды самоповреждающего поведения могут включать в себя удары головой, клеймение или сжигание кожи, передозировку лекарств и удушение.

    Такое поведение встречается чаще, чем вы думаете: от 6,4% до 30,8% подростков признаются, что пытались причинить себе вред.

    Почему подростки режут себя

    Родители и педиатры часто не могут понять, почему подростки режут себя или делают другие вещи, чтобы навредить себе. Неудивительно, что порезы представляют собой сложную поведенческую проблему и часто связаны с различными психическими расстройствами, включая депрессию, тревогу и расстройства пищевого поведения. Подростки, которые наносят себе порезы, с большей вероятностью имеют друзей, которые резали себя, низкую самооценку, жестокое обращение в прошлом и/или мысли о самоубийстве.

    Хотя это иногда рассматривается как поведение, направленное на привлечение внимания, порезы — это способ для детей снять напряжение, избавиться от чувства грусти или гнева или отвлечься от своих проблем.

    Конечно, любое облегчение носит временный характер. В то время как у некоторых подростков, которые режут, может быть друг, который режется или, возможно, читал об этом или видел это по телевизору, большинство детей, которые начинают резать, говорят, что они не находились под влиянием кого-либо или чего-либо другого и сами придумали эту идею.

    Признаки резки

    Порезы наиболее распространены среди подростков и молодых людей, особенно среди девочек-подростков, и часто начинаются в возрасте 12-14 лет.

    Подростков, которые режут себя, обычно называют импульсивными. Некоторых также называют сверхуспешными.

    С точки зрения предупреждающих знаков и красных флажков ваш подросток может резаться, если он:

    • Всегда носит рубашки с длинными рукавами или длинные брюки (даже в теплую погоду), чтобы скрыть новые порезы или старые шрамы на руках, запястьях или бедрах (это обычные участки тела, где происходят порезы)
    • Регулярно имеет подозрительные порезы, царапины или ожоги на животе, ногах, запястьях или руках
    • У него развиваются симптомы депрессии, беспокойства или злоупотребления алкоголемдержать себя в руках, когда ей грустно или она злится)

    Если вы считаете, что ваш ребенок режет, осторожно спросите его об этом.Если ответ положительный, важно не злиться и не реагировать слишком остро. Вы не хотите, чтобы они чувствовали себя плохо из-за этого. Имейте в виду, что порезы часто являются симптомом более серьезной проблемы, и вы, как родитель, можете помочь своему ребенку выяснить основную причину, обратившись за профессиональной помощью (подробнее об этом ниже).

    Процедуры

    Крайне важно немедленно обратиться за лечением для вашего подростка, если он режет волосы, как для лечения любых основных психических проблем, таких как депрессия или тревога, так и для предотвращения того, чтобы резание превратилось в плохую привычку.Чем дольше подросток режет себя, тем сложнее ему избавиться от этой привычки.

    Резка также может привести к большему количеству проблем в дальнейшей жизни. На самом деле S.A.F.E. Программа лечения «Альтернативы» («Самоистязание наконец-то прекращается») описывает порезы как «в конечном счете опасную и бесполезную стратегию выживания, которая мешает близости, продуктивности и счастью».

    Вот некоторые формы лечения, которые могут помочь вашему подростку бросить стрижку и освоить более здоровые стратегии выживания.

    Психотерапия

    Подростков с порезами должны обследовать и лечить консультанты или психологи, имеющие опыт лечения подростков с этим конкретным заболеванием.Профессионалы такого типа хорошо разбираются в разговорной терапии и могут обеспечить безопасное, непредвзятое пространство, в котором ваш подросток может открыто говорить о проблемах, с которыми он сталкивается.

    Помните, что подростку иногда бывает трудно полностью открыться родителям, поэтому вашему ребенку может быть проще поговорить с кем-то, кто отстранен от своей повседневной жизни.

    Психиатрия

    Оценка детского психиатра (врача, который может прописать лекарства) также может быть хорошей идеей для дальнейшего лечения, которое может включать антидепрессанты, когда это необходимо.

    Лечебный центр

    Вы можете поискать лечебный центр в вашем районе, который специализируется на резке. Название лечебного центра может включать фразы «членовредительство», «самоповреждение» или «самоповреждение».

    Группа поддержки

    Ваш подросток также может найти помощь, присоединившись к группе поддержки членовредительства. Встреча с другими людьми, которые режут себя, может помочь ей почувствовать себя менее одинокой и узнать, как другие успешно перестали себя резать.

    Лечение порезов, скорее всего, будет направлено на то, чтобы помочь подростку выработать более здоровые механизмы выживания, когда он сталкивается с чувством гнева, стресса или печали.Это также поможет повысить самооценку подростка, поможет справиться с любыми основными психическими проблемами и поможет убедиться, что у подростка нет мыслей о самоубийстве.

    Самоповреждения/порезы – Симптомы и причины

    Обзор

    Несуицидальное членовредительство, часто называемое просто членовредительством, представляет собой умышленное причинение вреда собственному телу, например, порезы или ожоги. Как правило, это не попытка самоубийства. Скорее, этот тип самоповреждения является вредным способом справиться с эмоциональной болью, сильным гневом и разочарованием.

    В то время как членовредительство может вызвать кратковременное чувство спокойствия и снятие напряжения, обычно за этим следуют чувство вины и стыда, а также возврат болезненных эмоций. Хотя опасные для жизни травмы, как правило, не преднамеренны, с самоповреждением возникает возможность более серьезных и даже фатальных самоагрессивных действий.

    Соответствующее лечение поможет вам научиться более здоровым способам справиться с болезнью.

    Товары и услуги

    Показать больше продуктов Mayo Clinic

    Симптомы

    Признаки и симптомы членовредительства могут включать:

    • Рубцы, часто в виде узоров
    • Свежие порезы, царапины, синяки, следы укусов или другие раны
    • Чрезмерное растирание области с целью создания ожога
    • Держите под рукой острые предметы
    • Ношение одежды с длинными рукавами или длинных брюк даже в жаркую погоду
    • Частые сообщения о несчастных случаях
    • Трудности в межличностных отношениях
    • Поведенческая и эмоциональная нестабильность, импульсивность и непредсказуемость
    • Заявления о беспомощности, безнадежности или бесполезности

    Формы членовредительства

    Самоповреждения обычно происходят в частном порядке и наносятся контролируемым или ритуальным образом, который часто оставляет следы на коже.Примеры членовредительства включают:

    • Порезы (порезы или сильные царапины острым предметом)
    • Царапание
    • Прижигание (зажженными спичками, сигаретами или нагретыми острыми предметами, такими как ножи)
    • Вырезание слов или символов на коже
    • Нанесение себе ударов кулаком или головой
    • Прокалывание кожи острыми предметами
    • Введение предметов под кожу

    Чаще всего целью членовредительства являются руки, ноги и передняя часть туловища, но для членовредительства может быть использована любая часть тела.Люди, которые причиняют себе вред, могут использовать более одного метода, чтобы причинить себе вред.

    Расстроенность может вызвать желание причинить себе вред. Многие люди наносят себе травмы лишь несколько раз, а затем прекращают. Но для других членовредительство может стать долгосрочным, повторяющимся поведением.

    Когда обратиться к врачу

    Если вы причиняете себе вред, даже незначительный, или если у вас есть мысли о причинении себе вреда, обратитесь за помощью. Любая форма самоповреждения является признаком более серьезных проблем, которые необходимо решить.

    Поговорите с кем-то, кому вы доверяете, например, с другом, любимым человеком, врачом, духовным лидером или школьным консультантом, медсестрой или учителем, которые помогут вам сделать первые шаги к успешному лечению. Хотя вам может быть стыдно и стыдно за свое поведение, вы можете найти поддержку, заботу и непредвзятую помощь.

    Когда друг или любимый человек причиняет себе вред

    Если ваш друг или любимый человек причиняет себе вред, вы можете быть шокированы и напуганы.Относитесь серьезно ко всем разговорам о членовредительстве. Хотя вам может казаться, что вы предадите самоуверенность, членовредительство — слишком серьезная проблема, чтобы ее игнорировать или решать в одиночку. Вот несколько способов помочь.

    • Ваш ребенок. Вы можете начать с консультации со своим педиатром или другим поставщиком медицинских услуг, который может предоставить первоначальную оценку или направление к специалисту в области психического здоровья. Выразите свое беспокойство, но не кричите на ребенка, не угрожайте и не обвиняйте.
    • Друг подростка или подростка. Предложите своему другу поговорить с родителями, учителем, школьным психологом или другим взрослым, которому доверяете.
    • Взрослый. Мягко выразите свое беспокойство и посоветуйте человеку обратиться за медицинской и психиатрической помощью.

    Когда обращаться за неотложной помощью

    Если вы получили серьезную травму или считаете, что ваша травма может быть опасной для жизни, или если вы думаете, что можете причинить себе вред или попытаться совершить самоубийство, немедленно позвоните по номеру 911 или по местному номеру службы экстренной помощи.

    Также рассмотрите эти варианты, если у вас есть мысли о самоубийстве:

    • Позвоните своему специалисту по психическому здоровью, если вы его посещаете.
    • Позвоните на горячую линию для самоубийц. В США звоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-TALK (1-800-273-8255) или используйте их веб-чат на сайте www.suicidepreventionlifeline.org/chat.
    • Обратитесь за помощью к школьной медсестре или консультанту, учителю, врачу или другому поставщику медицинских услуг.
    • Обратитесь к близкому другу или любимому человеку.
    • Свяжитесь с духовным лидером или кем-то еще из вашей религиозной общины.

    Причины

    Нет ни одной простой причины, которая приводит к самоповреждению.Как правило, членовредительство может быть результатом:

    • Плохие навыки выживания. Несуицидальные членовредительства обычно являются результатом неспособности здоровым образом справиться с психологической болью.
    • Трудно управлять эмоциями. Человеку трудно регулировать, выражать или понимать эмоции. Смесь эмоций, которая вызывает самоагрессию, сложна. Например, могут быть чувства бесполезности, одиночества, паники, гнева, вины, отвержения, ненависти к себе или спутанной сексуальности
    • .

    Путем самоповреждения человек может пытаться:

    • Справиться с тяжелым дистрессом или тревогой или уменьшить их и вызвать чувство облегчения
    • Обеспечить отвлечение от болезненных эмоций с помощью физической боли
    • Почувствовать контроль над своим телом, чувствами или жизненными ситуациями
    • Чувствовать что-то — что угодно — даже если это физическая боль, когда чувствуешь себя эмоционально опустошенным
    • Выражать внутренние чувства внешним способом
    • Сообщить о депрессии или тревожных чувствах внешнему миру
    • Быть наказанным за предполагаемые ошибки

    Факторы риска

    Большинство людей, которые наносят себе повреждения, — это подростки и молодые люди, хотя члены других возрастных групп также наносят себе повреждения.Самоповреждения часто начинаются в предподростковом или раннем подростковом возрасте, когда эмоции более изменчивы и подростки сталкиваются с растущим давлением со стороны сверстников, одиночеством и конфликтами с родителями или другими авторитетными лицами.

    Некоторые факторы могут увеличить риск членовредительства, в том числе:

    • Наличие друзей, которые наносят себе повреждения. Люди, чьи друзья намеренно причиняют себе вред, с большей вероятностью начнут наносить себе повреждения.
    • Жизненные проблемы. Некоторые люди, причинившие себе вред, остались без внимания, подверглись сексуальному, физическому или эмоциональному насилию или пережили другие травмирующие события.Они могут вырасти и все еще оставаться в нестабильной семейной среде, или они могут быть молодыми людьми, ставящими под сомнение свою личную идентичность или сексуальность. Некоторые люди, которые наносят себе травмы, социально изолированы.
    • Проблемы психического здоровья. Люди, которые причиняют себе вред, более склонны к самокритичности и плохому решению проблем. Кроме того, членовредительство обычно связано с некоторыми психическими расстройствами, такими как пограничное расстройство личности, депрессия, тревожные расстройства, посттравматическое стрессовое расстройство и расстройства пищевого поведения.
    • Употребление алкоголя или наркотиков. Люди, причиняющие себе вред, часто делают это, находясь под воздействием алкоголя или рекреационных наркотиков.

    Осложнения

    Самоповреждения могут вызвать различные осложнения, в том числе:

    • Обострение чувства стыда, вины и низкой самооценки
    • Заражение от ран или совместного использования инструментов
    • Постоянные рубцы или обезображивание
    • Тяжелая травма, возможно смертельная
    • Обострение основных проблем и расстройств при отсутствии адекватного лечения

    Риск самоубийства

    Хотя членовредительство обычно не является попыткой самоубийства, оно может увеличить риск самоубийства из-за эмоциональных проблем, провоцирующих членовредительство.А характер повреждения тела во время бедствия может сделать самоубийство более вероятным.

    Профилактика

    Не существует надежного способа предотвратить самоповреждающее поведение вашего близкого человека. Но снижение риска членовредительства включает в себя стратегии, в которых участвуют как отдельные люди, так и сообщества. Родители, члены семьи, учителя, школьные медсестры, тренеры или друзья могут помочь.

    • Определите, кто находится в опасности, и предложите помощь. Человека, находящегося в группе риска, можно обучить устойчивости и здоровым навыкам преодоления трудностей, которые можно использовать в периоды стресса.
    • Поощряйте расширение социальных сетей. Многие люди, которые наносят себе травмы, чувствуют себя одинокими и оторванными от жизни. Помогая кому-то наладить связи с людьми, которые не причиняют себе вреда, вы можете улучшить отношения и коммуникативные навыки.
    • Повышение осведомленности. Узнайте о предупредительных признаках членовредительства и о том, что делать, если вы подозреваете это.
    • Поощряйте сверстников обращаться за помощью. Сверстники склонны быть верными друзьям. Поощряйте детей, подростков и молодых людей избегать секретности и обращаться за помощью, если они беспокоятся о друге или любимом человеке.
    • Расскажите о влиянии СМИ. Средства массовой информации, музыка и другие широко известные средства массовой информации, в которых рассказывается о членовредительстве, могут подтолкнуть уязвимых детей и молодых людей к экспериментам. Обучение детей навыкам критического мышления о том, что их окружает, может уменьшить вредное воздействие.

    07 декабря 2018 г.

    Как воспитать подростка, который причиняет себе вред

    Мало что вызывает у родителей более немедленную паническую реакцию, чем известие о том, что ребенок занимается членовредительством.К сожалению, это довольно распространенное явление, и реакция родителей играет важную роль в оказании помощи подросткам в процессе выздоровления.

    Нанесение порезов на кожу — наиболее широко известная форма членовредительства. Подростки делают это с помощью ногтей, бритвенных лезвий, ножей или даже колпачков от ручек. Членовредительство также может проявляться в виде ожогов, щипания кожи, выдергивания волос или даже ударов по себе.

    Дети с тревогой, депрессией, расстройствами пищевого поведения, пограничным расстройством личности и посттравматическим стрессовым расстройством подвержены риску членовредительства, но и дети с травмами, пренебрежением или жестоким обращением в анамнезе тоже.

    Другие потенциальные риски членовредительства включают следующее:

    • Низкая самооценка
    • Чувство отверженности или одиночества
    • Чувство небезопасности в школе или дома
    • Перфекционизм
    • Частые конфликты с друзьями или семьей
    • Импульсивное поведение
    • Склонность к нездоровому риску (поведение, которое может привести к физическому ущербу)

    Как узнать, занимается ли мой подросток членовредительством?

    Подростки, которые наносят себе вред, как правило, умеют скрывать свое поведение от родителей, друзей и других взрослых в своей жизни.В то время как некоторые родители могут заметить шрамы или следы на руках, туловище или ногах подростка, многие из красных флажков членовредительства, как правило, незаметны.

    Статья продолжается ниже

    Беспокоитесь, что ваш подросток может страдать психическим расстройством?

    Пройдите один из наших 2-минутных тестов на психическое здоровье, чтобы узнать, могут ли ему или ей помочь дальнейшая диагностика и лечение.

    Пройдите тест на психическое здоровье

    Если вы подозреваете, что ваш подросток склонен к членовредительству, обращайте внимание на следующие признаки:

    • Подозрительные шрамы
    • Раны, которые не заживают или ухудшаются со временем
    • Изоляция
    • Разговоры о членовредительстве (могут упомянуть сверстников, которые занимаются членовредительством)
    • Сбор острых предметов
    • Скрытное поведение
    • Ношение одежды с длинными рукавами и/или длинных брюк в жаркую погоду
    • Избегание общественной деятельности
    • Ношение большого количества бинтов
    • Избегание занятий спортом или других видов деятельности, при которых им, возможно, придется переодеваться на глазах у других

    Что провоцирует членовредительство у подростков?

    Важной частью помощи подросткам в восстановлении после членовредительства является понимание того, почему они это делают.На этот вопрос нет простого ответа, но, как правило, некоторые подростки прибегают к членовредительству, чтобы снять напряжение, стимулируя выработку эндорфинов, в то время как другие прибегают к членовредительству, чтобы почувствовать физическую боль, а не эмоциональное онемение. Стресс и давление, тревога и депрессия связаны с членовредительством в подростковом возрасте.

    Другие чувства, которые вызывают импульс к самоповреждению, могут включать:

    • Гнев
    • Грусть
    • Неприятие со стороны сверстников или взрослых
    • Одиночество
    • Раздражительность
    • Социальные вопросы
    • Семейный разлад
    • Использование социальных сетей, включая видео и фотографии, на которых видно, как другие дети режут себя, чтобы справиться с эмоциональной болью

    Ваша реакция имеет значение

    Совершенно естественно чувствовать беспокойство, подавленность или даже злость, если вы обнаружите, что ваш подросток использует членовредительство, чтобы справиться с эмоциями.Вы можете почувствовать побуждение сказать что-то вроде: «Как ты мог сделать это с собой?» или «Прекрати делать это прямо сейчас!» Важно помнить, что большинство подростков, занимающихся членовредительством, боятся своего поведения так же, как и вы. Многие чувствуют вину, стыд и глубокое раскаяние после того, как причиняют себе вред.

    Важно сохранять спокойствие и участвовать в открытом и честном общении без осуждения. Резкая критика и чрезмерная реакция, скорее всего, приведут к тому, что ваш подросток закроется и изолируется. Вместо этого задавайте открытые вопросы о том, что чувствует ваш подросток и что способствует такому поведению, и обязательно дайте подростку понять, что вы готовы его выслушать.

    Получить помощь

    Если ваш подросток занимается членовредительством, ему или ей нужна профессиональная помощь. Хотя членовредительство обычно не считается суицидальным по своей природе, существует повышенный риск суицидального поведения для подростков, которые наносят себе вред.

    При наличии основного психического расстройства, такого как тревога или депрессия, могут быть назначены лекарства. Хорошим первым шагом является всесторонняя оценка подросткового психиатра, который специализируется на тревожных и депрессивных расстройствах.Если самоповреждающее поведение вашего подростка повышено и потенциально опасно для жизни, может потребоваться госпитализация.

    Психотерапия помогает подросткам работать с триггерами, которые способствуют формированию негативных моделей мышления, и осваивать позитивные навыки преодоления трудностей, которые можно использовать вместо того, чтобы заниматься самоповреждающим поведением. Обратитесь за оценкой к лицензированному специалисту по психическому здоровью, который лечит подростков и имеет опыт помощи подросткам, которые наносят себе вред. Варианты лечения могут включать:

    • Семейная терапия для изучения триггеров в доме и того, как родители и подростки могут улучшить модели общения и помочь развить лучшие навыки преодоления стресса дома.
    • Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), чтобы бросить вызов негативным и тревожным мыслям, распознать модель негативного мышления и изучить стратегии замены.
    • Диалектическая поведенческая терапия (DBT), чтобы научиться справляться с неприятными эмоциями, научиться регулировать чувства тревоги, отвержения, гнева и страха, а также научиться позитивным навыкам преодоления.

    Оказать эмоциональную поддержку

    Подростки нуждаются в безоговорочной поддержке, поскольку они учатся заменять неадекватные стратегии выживания адаптивными и преодолевать эмоциональную боль.Разорвать порочный круг непросто, и в процессе выздоровления подросткам необходимы сочувствие и сочувствие.

    • Найдите время, чтобы пообщаться с подростком 1 на 1
    • Если у вашего подростка напряженный и напряженный график, найдите способы замедлиться и уменьшить количество обязательств
    • Поощряйте подростка общаться с позитивными и поддерживающими друзьями
    • Вместе занимайтесь расслабляющими делами (прогулка, ведение дневника, рисование, использование приложения для осознанности)
    • Тренируйтесь вместе
    • Помогите подростку составить список людей, которым можно позвонить или отправить сообщение, когда он чувствует себя подавленным
    • Признайте боль вашего подростка и подтвердите его эмоции
    • Наберитесь терпения — потребуется время, чтобы разорвать порочный круг
    • Обратитесь к школьному консультанту, чтобы помочь с размещением в школе

    Благодаря раннему выявлению, профессиональной поддержке и благоприятной домашней и школьной среде подростки могут научиться использовать позитивные стратегии, чтобы справляться со сложными негативными эмоциями и работать с их триггерами.