Разное

Сага норен синдром аспергера: Розмари Коллинз: «Сага Норен — аутичная суперженщина сериала «Мост»»

Содержание

Розмари Коллинз: «Сага Норен — аутичная суперженщина сериала «Мост»»

Осторожно! Текст содержит спойлеры!

Когда в 22 года я узнала, что я не неудачница, пытающаяся понравиться окружающим, что целый ряд ошибочных «благих намерений» родителей, учителей и педиатров «сохранили» меня от диагноза «аутизм» в 8 лет, то единственное, что поддерживало меня месяцами, — это охота на серийных убийц в Копенгагене и Мальмё.

Точнее, в мрачно освещённых и полных насилия версиях этих городов в сериале «Мост». Каждый из трёх сезонов «Моста» рассказывает о шведской и датской полициях, объединяющих свои силы для раскрытия череды ужасающих и таинственных убийств в обеих странах. Есть одноимённый американско-мексиканский римейк и англо-французская версия под названием «Туннель». Но я слишком обожаю оригинал и вряд ли захочу их посмотреть, потому не могу сказать, отличаются ли они чем-нибудь. В центре сюжета шведская полицейская Сага Норен, которую, несмотря на заявления актрисы Софии Хелин и сценаристов сериала о нежелании чётко обозначить у героини какой-либо диагноз, просто невозможно определить иначе чем аутистку.




Аутизм Саги проявляется в том, как она стоит, говорит, чуть наклоняет голову, смотря на людей. Хелин идеально попала в точку, показывая аутичное тело, которое я сама ощущаю как фабрику XIX века по ручной переработке хлопка, тогда как у всех остальных уже давно автоматизированное производство. Проявляется аутизм и в том, как она постоянно попадает в ловушки скрытых социальных норм, спрашивая человека, с которым только что познакомилась в баре: «Хочешь заняться сексом?» или отвечая: «Нет, это невкусно» на вопрос, понравилась ли ей еда. Один из многих противоречивых и захватывающих аспектов при просмотре «Моста» — то, что я могу умом понять, почему люди считают эти моменты забавными. Те слова, что произносит Сага, и у меня в голове, только я научилась не давать им хода из моего рта. Загадочная лирика похоронной песни «Hollow Talk» группы «Choir of Young Believers», как мне кажется, описывает Сагу и то, как она пытается пробраться через запутанный мир чувств.
Trembling noises that come to soon.
Spatial movements which seem to you
Resonating your mask or feud.
Hollow talking and hollow girl.
Дрожащие шумы появляются слишком рано.
Тебе кажется, что движение в пространстве
Находит отклик в твоём притворстве
или враждебности.
Пустой разговор и глупая девчонка.

Каждый раз слушая эту песню и видя знакомые кадры движения по Эресуннскому мосту, я словно возвращаюсь домой.

Сага — лучшее отражение меня, которое я когда-либо встречала в художественной литературе. Она — это то, что внутри меня, а не то, как я представляю себе других людей в моей жизни. Только будучи взрослой, я осознала, что не все ведут монолог «Держи Зрительный Контакт»:

так, хватит, теперь можно отвести глаза… слушай, что они говорят, мысленно представь ответ и приготовься высказать его, чтобы не возникло паузы в разговоре… теперь сделай это и постарайся, чтобы было не грубо и не странно. Иногда мне казалось, что я изучаю социальные правила так, как заложник приспосабливается к требованиям похитителя. У меня не было ни малейшей радости от постоянных наблюдений за окружающими и попыток понять, что и как надо копировать, дабы казаться нормальной. Но я делала это и в начальной школе, и особенно много — в средней, ради того, чтобы хоть чуть-чуть уменьшить тот эмоциональный, а иногда и физический вред, который могли причинить мне одноклассники за то, что я не могла вписаться. Да я никогда и не вписывалась. Это огромная цена за чуть менее тяжёлые поездки в супермаркет во взрослом возрасте и особенно за имитацию нейротипика, вовсе не помогающую мне с кем-либо сдружиться, поскольку затрачиваемые усилия так велики, что в итоге я кажусь холодной или фальшивой.

Сага не делает такого. Неясно, то ли аутизм проявляется у неё в иной форме, то ли просто она не та, кто чувствует потребность соответствовать, но я видела в ней все те части себя, которые подавляла в течение долгого времени. Одна из причин моей любви к Саге — я хочу видеть в художественной литературе ещё одну аутичную девочку или женщину («с очевидными чертами, даже если диагноз и не упомянут») помимо Тины Белчер и персонажа из романа, который пишет мой друг (его произведение точно изменит мир, когда будет опубликовано). Не то чтобы мне не нравилась Тина — я тоже была странной девочкой, сочиняющей фанфики. Теперь-то я не странный взрослый человек, говорящий вам, что если вы желаете поплакать, то фанфики про Сагу — самое оно. Вымышленные размышления о себе важны, но их недостаточно. Иногда хочется помечтать о себе в идеальном мире.

Белый цисгендерный гетеросексуальный мужчина без инвалидности может в любое время прийти в кинотеатр и увидеть в фильме персонажа, похожего на себя: некого мужчину с волевым подбородком и оружием, направленным на плохих парней. Люди других идентичностей не имеют такой возможности. И хотя мне удаётся полюбоваться некоторыми женскими героинями книг и шоу, они всё же кажутся мне представительницами похожего, но иного вида. И если я хочу увидеть аутичную женщину, жёсткую и бесстрашную, внезапно проявляющую знания шумерского алфавита или языка жестов при расследовании дела, управляющую винтажным Porsche, иногда обескураженную, но никогда не сдающуюся в своих поисках и попытках остановить опасных людей, если я хочу аутичную героиню, то мой единственный выбор — Сага Норен.

Мне поставили диагноз «аутизм» вскоре после поступления в школу журналистики. Это был первый шаг к карьере, о которой я мечтала целую вечность. Такие новости — как два ребра одной медали. С одной стороны, мои проблемы с социальными навыками были реальными и никуда не девались, но я стала свободна от постоянных попыток хоть как-то выбраться из них, с другой — мои проблемы с социальными навыками были реальными и представляли потенциально серьёзную угрозу разрушения моей жизни. Я задалась вопросом, стоит ли мне отказаться от обучения профессии, в которой работа строится на постоянном взаимодействии с людьми, и не слышно ни об одном работающем в этой сфере аутичном человеке. Я погуглила «аутичный журналист», надеясь найти примеры для подражания и советы, но в топе поиска было видео телепрограммы Onion, в которой аутичный журналист рассказывал о крушении поезда, однако при этом говорил только о его технических характеристиках. Все мои амбиции, само моё существование были вот такой насмешкой.

Работа Саги тоже ориентирована на людей и, казалось бы, ей не подходит, но «Сага Норен, полиция Мальмё», как она сама себя представляет, добивается успеха. Коллеги ценят и уважают её. А в финале она побеждает преступника, хотя не без боли и потерь: таков уж «Мост» — там очень плохие вещи происходят почти у каждого персонажа. Думаю, есть одна вещь, отличающая Сагу от карикатурного облика аутиста, несмотря на явно выраженные черты. Она состоит в том, что Сага не подана в стиле Шерлока Холмса из одноимённого сериала BBC, в котором забывчивость правил социального взаимодействия представлена как гротеск, но люди прощают персонажу эту особенность за сверхчеловеческие ум и наблюдательность. Я полагаю, что причина более редкой постановки диагноза девочкам в сравнении с мальчиками не в том, что аутизм у женщин действительно возникает реже, а в усиливающемся давлении, направленном на сокрытие наших отличий. Общество готово принимать и прощать многие причуды мужчин, но не женщин, которые в большинстве своём сознают с раннего детства, что мы вынуждены устраивать шоу.

Увидеть в «Мосте» женский персонаж, которому позволено нарушать социальные ожидания, не выставляя это как бедствие или выход за всевозможные рамки, — настоящий глоток свежего воздуха.

Сага — яркий и смелый человек, но её способности не выходят за пределы реализма и ограниченны, потому что «Мост» предельно честно показывает те области, в которых она постоянно вынуждена испытывать напряжение. Когда Расмус, новый коллега Саги, не понимает, почему она не хвалит и не благодарит его, называет её «чрезмерно аналитический робот, лишённый каких-либо эмоций», вы видите боль на её лице. А когда её спросили, была ли сестра (которую она взяла под опеку, чтобы уберечь от матери, больной синдромом Мюнхгаузена) подавленной перед самоубийством, Сага ответила: «Я не замечаю подобных вещей».

Она не единственная — да и не должна быть таковой — представительница аутичных женщин. И это не в последнюю очередь потому, что София Хелин, несмотря на усилия со стороны команды продюсеров придать ей негламурный вид (одевая её в одни и те же кожаные брюки и оливковую футболку), — очень привлекательная белокожая цисгендерная женщина.

Конечно, это не отрицательные качества, но их не следует использовать, чтобы сделать отличия Саги более приемлемыми. Мы остро нуждаемся в вымышленных персонажах всего разнообразия аутичных людей в реальном мире, включая аутичных людей с разным цветом кожи, аутичных ЛГБТ-людей и аутичных людей с другими инвалидностями.

Но в то же время аутизм Саги — её сильная сторона, особенно применительно к работе в полиции. «Мост» — сериал, в котором много внимания уделяется вопросу, что значит быть этичным и эффективным полицейским. И в отличие от других фильмов и мнений реальных работников полиции в нём утверждается, что одно неотделимо от другого. Мартин, датский партнёр Саги в первых двух сезонах, иногда прибегает к насилию. Хенрик, её второй датский партнер, принимает наркотики, которые он покупает у гангстеров, чтобы справиться с болью от исчезновения жены и дочерей. Расмус проводит собственное расследование без разрешения и подделывает полицейские документы, чтобы сокрыть это. В другом сериале один из этих людей был бы героем или антигероем.

Но в «Мосте» их действия в лучшем случае бесполезны и в худшем случае наносят существенный вред.

Сага никогда не прибегает к какой-либо форме насилия или коррупции. Правила — всё, чем она руководствуется. «Он сделал хорошее дело, но сделал это неправильно», — говорит она о Расмусе. Это то, под чем и я могу подписаться. Во время учёбы в школе я не ходила в один из туалетов для девочек, несмотря на то что мои одноклассницы пользовались им. А всё потому, что я когда-то раз услышала, что он предназначен для девочек шестого класса. Я всегда воспринимала своё основанное на правилах мироощущение как нечто сковывающее и ханжеское. Безусловно, подчиняться без вопросов правилам, заданными другими людьми, не всегда положительная черта характера. Но Сага изменила это мироощущение в хорошую сторону. Она успешна благодаря аутизму, а не вопреки ему. Она отказывается срезать углы и медленно, но настойчиво добивается правды.

Ещё один из хороших аспектов изображения Саги, как я его понимаю, и верный для аутизма — это то, что у неё есть эмпатия. В самом деле, несмотря на кажущуюся недружелюбность, иногда она понимает больше, чем люди вокруг неё. Пятый эпизод первого сезона по-настоящему показывает её характер. В этом эпизоде Мартин изменяет своей жене Метте и бьёт психически больного свидетеля, когда тот не смог им помочь в идентификации серийного убийцы. А Сага вызывает у свидетеля сострадание к сбежавшему подростку, чтобы убедить его дать показания. В другом эпизоде Сага резко говорит няне детей Мартина, что он и Метте «наймут другую няню», когда она уйдёт. Это оказалось вовсе не шуткой: Сага была против няни, потому что поняла — у той синдром Мюнхгаузена.

До тех пор, пока общество — в том числе и люди, создающие потребляемые нами медийные и культурные продукты — не перестанет бояться аутизма и не примет его как один из фактов человеческого существования, Сага Норен — всё, что у меня есть, единственный вымышленный персонаж, дающий мне надежду, что я могу гордиться теми сильными сторонами, которые даёт моё состояние, бороться с трудностями и жить той жизнью, которую я сама для себя желаю.

Представленный выше материал — перевод текста «Saga Norén, the Autistic Superwoman of The Bridge».

Что такое синдром Аспергера и как его вовремя заметить

Синдром Аспергера — из тех удивительных расстройств, которые однажды вдруг стали модными. Популяризация этого состояния началась с «Человека дождя», вышедшего в 1988‑м, и продолжается до сих пор — достаточно вспомнить знаменитых «милых аутистов»: Шелдона Купера из «Теории Большого взрыва» или Сагу Норен из сериала «Мост».

Блестящий ум, вдумчивость, способность к нестандартным подходам в сочетании с граничащей с бестактностью прямотой и неумением следовать социальным нормам — люди, страдающие синдромом Аспергера действительно зачастую выглядят именно так. Однако кино, как всегда, демонстрирует далеко не всё.

Синдром Аспергера у мальчиков встречается в четыре раза чаще , чем у девочек.

Лайфхакер выяснил основные моменты о раскрученном сериалами нарушении.

Что такое синдром Аспергера

Так называют один из типов аутизма. Точнее, называли. В 2013 году настольная книга всех психиатров мира — «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам» (DSM‑5) — изменила классификацию и понятие «синдром Аспергера» официально исчезло.

Чисто технически на сегодня такого диагноза нет. Синдром Аспергера стал частью более широкой категории — расстройств аутистического спектра (РАС).

Тем не менее в разговорной речи название синдрома ещё используется. По той причине, что он отличается от многих других вариантов РАС. Прежде всего тем, что относится к высокофункциональным типам РАС — то есть таким, при которых интеллект сохранён, а «аутичные» симптомы не слишком ярко выражены. В большинстве случаев у людей с синдромом Аспергера страдает социальная функция: им сложно понимать других и взаимодействовать с ними.

Как распознать синдром Аспергера

Тревожные звоночки можно заметить уже в первые месяцы жизни. Один из самых ярких симптомов — отсутствие взгляда в глаза. Также младенец может быть более неловким, неуклюжим, чем его сверстники.

Но основные признаки синдрома Аспергера проявляются примерно на втором году жизни — когда от ребёнка ожидают, что он начнёт общаться с окружающими. Вот несколько наиболее распространённых симптомов, которыми проявляет себя этот тип РАС:

  • Механическая речь. В ней отсутствуют ритм и интонация, голос звучит ровно и однообразно. Некоторые дети всегда говорят слишком громко.
  • Стереотипии. Так называют повторяющиеся действия или однообразные интересы. Например, ребёнок может часами играть в машинки, выстраивая их в бесконечный ряд. Основной признак стереотипий при синдроме Аспергера — жёсткая упорядоченность. Предметы, которыми играет ребёнок, всегда расставляются по строго определённым местам, нумеруются или классифицируются иным способом.
  • Склонность создавать ритуалы и методично им следовать. Ребёнок, например, всегда ходит в садик одной и той же дорогой. И устраивает истерику, если мама пытается предложить другой путь. Ест суп из определённой тарелки — и откажется кушать из другой. Ставит обувь только в одно выбранное место… Любое отступление от ритуала вызывает неуправляемую эмоциональную реакцию.
  • Отсутствие эмоций при обычном общении. Ребёнок не понимает шуток и не смеётся над ними. Не улыбается, когда счастлив. Его невозможно «растормошить».
  • Неумение распознавать эмоции у других людей. Такой человек не замечает социальные сигналы, очевидные для других. Например, не понимает, когда на него злятся.
  • Проблемы с дистанцией. Ребёнок с синдромом Аспергера может не осознавать, что излишне приближается к другому человеку во время разговора. Остальных детей такая бестактность и вторжение в личное пространство могут пугать.
  • Отсутствие ролевых игр. Мышление построено на логике, поэтому воображаемые игры для ребёнка непонятны и неинтересны.

Перечисленные симптомы могут быть как ярко выраженными, так и смазанными. Иногда они становятся очевидными лишь по мере взросления — когда усложняются требования окружающей человека среды.

Чем опасен синдром Аспергера

В целом какой‑либо опасности для жизни этот подвид РАС не представляет. Дети с синдромом Аспергера чаще всего вырастают пусть и в не совсем стандартных, «с особенностями», но способных к самостоятельной жизни взрослых.

Однако есть и тёмная сторона. Американская писательница Лидия Нецер, мама одного из детей с синдромом, сравнивая «милый аутизм» Шелдона Купера с настоящим расстройством, охарактеризовала явление примерно так :

«Такие персонажи (как Шелдон. — Прим. ред.) […] создают нереалистичное ожидание, будто аутичные люди будут казаться другим очаровательными и причудливыми, что в конечном итоге сделает их социально успешными. Но в реальной жизни этого не произойдёт. […] Аутизм может быть прекрасен, волшебен, даже гениален, но он также кричит, причиняет боль и раз за разом мучительно сталкивается с миром».

За ширмой синдрома скрываются истерики и нервные срывы — когда что‑то идёт не по установленным правилам. Дети с расстройством нередко проявляют агрессию, направленную в том числе и на самих себя.

Никогда не будет эпизода с юным Шелдоном, в котором мальчик бьёт себя по лицу до кровавых синяков и рыдает, потому что его последний друг решил, что он слишком странный, и отвернулся от него. Авторы этого не допустят.

Лидия Нецер

писательница

Частое следствие нестандартного поведения — насмешки, неприятие и отторжение со стороны окружающих. Это может усугубить состояние ребёнка. Привести к развитию других расстройств — тревожного или депрессии. Ещё один нюанс — сниженная самооценка, страх перед людьми, неспособность установить и поддерживать длительные связи.

По этим причинам синдром Аспергера нуждается в коррекции.

Как лечить синдром Аспергера

Если родители полагают, что у ребёнка есть симптомы РАС, важно как можно быстрее поговорить об этом с педиатром. Врач проведёт дополнительный осмотр, пообщается с самим пациентом. И при необходимости выдаст направление к профильному специалисту. В зависимости от выраженности симптомов это может быть:

  • Психолог. Он помогает диагностировать проблемы с эмоциями и поведением и рекомендует, как их преодолеть.
  • Невролог. Этот медик выявляет различные нарушения в работе мозга.
  • Коррекционный педагог. Специализируется на речевых сложностях и других проблемах развития.
  • Психиатр. Имеет опыт работы с психическими расстройствами и назначает препараты для их лечения.

Универсального подхода к терапии синдрома Аспергера нет. Некоторым детям достаточно пройти курс логопедической коррекции, который улучшит навыки общения. Кому‑то помогут занятия по обучению социальным навыкам. Кто‑то нуждается в когнитивно‑поведенческой терапии.

Лекарства при лечении синдрома Аспергера применяются нечасто. В основном их назначают, чтобы скорректировать отдельные симптомы — например, повышенную тревожность или гиперактивность.

Ну, и хорошая новость. Если родители вовремя занялись коррекцией, ко взрослому возрасту синдром Аспергера во многих случаях становится почти неразличим. Остаются лишь плюсы: высокий интеллект , умение сосредоточиться на интересной задаче, любовь к порядку и трепетное соблюдение графиков. А это — отличный трамплин для жизненного успеха.

Читайте также 👧👦🤓

Мост над темной водой | Colta.ru

За прошедшие семь лет этот кровожадный нуар покорил весь мир — свою версию «Моста» успели снять в Америке, Франции и даже России. Заключительный сезон культового скандинавского сериала «Мост» (шоураннер Ганс Розенфельдт уверял, что продолжения не последует) по-прежнему повествует о трудностях перевода. В совместной работе датско-шведской полицейской команды, в реализации благих социальных намерений, наконец, в построении романтических отношений между двумя индивидуумами, каждый из которых языку любви не обучен.

Детектив из Мальмё на пару с коллегой из Копенгагена разбираются в сложной мозаике из убийств с политическим подтекстом. Первая жертва, глава датской миграционной службы, погибла от побиения камнями — выразительная месть за отказ предоставить убежище выходцу из Ирана, где подобная казнь может ждать по возвращении его самого, — а тело снова обнаружено на мосту через Эресуннский пролив, соединяющем Швецию и Данию.

Шведский социализм, который долгое время считался самым справедливым строем с самым правильным балансом индивидуального и общественного, по мнению автора «Моста», — банкрот.

Главная героиня, звезда полицейского участка (героиню Софии Хелин давно уже называют новой иконой феминизма), все так же ничтоже сумняшеся переодевается на людях, гоняет на оливковом «Порше 911» и подходит к мужчинам в барах с деловым предложением — поехать к ней и заняться сексом в определенной позиции и с определенным ритмом. Финальные серии делают акцент на личной истории героини. На сей раз ей придется оправдать говорящее имя Сага — и, несмотря на синдром Аспергера, рассказать о себе и текущем расследовании больше обычных для нее двух строчек. На приеме у психоаналитика, объясняя причину своих панических атак, Сага разразится длинной тирадой: «Моя мать страдала делегированным синдромом Мюнхгаузена и мучила сестру, я упрятала ее за решетку, но сестра все равно погибла, в отместку мать свела счеты с жизнью, обставив все так, что в ее смерти обвинили меня. Я провела в тюрьме год. Мой первый напарник отбывает десятилетний срок, моего начальника убили, моя вторая напарница лишилась ноги, подозреваемый по предыдущему делу мертв также по моей вине. Думаете, в этом причина?» Думаем, что нет.

© Filmlance International AB

Трудности с коммуникацией выручали Сагу три предыдущих сезона: в перенасыщенном информационном поле, в ситуации тотальной прозрачности аутизм — защита, способ не вовлекаться. Если ад — это другие, значит, только асоциальное поведение поможет выжить. «Мы уже давно не самая счастливая нация на свете», — говорит Сага коллеге.

Впрочем, эресуннский макабр с самых первых эпизодов противоречил расхожему образу скандинавской идиллии, всему этому хюгге (самые счастливые люди на Земле живут, обложившись ароматизированными свечками, пледами и пончиками, в развитой демократии гражданам больше не о чем волноваться, кроме как о гармоничном сочетании фактур и оттенков в интерьере). Говорят, чтобы окончательно уподобить картинку полотнам Пьера Сулажа и показать все 50 оттенков темного, съемки обычно проводили в ноябре, когда длина светового дня в Скандинавии стремится к минимуму.

© Filmlance International AB

Но вовсе не изуверскими, в лучших традициях венского акционизма, убийствами пугает зрителя Ганс Розенфельдт. Как бы красочно ни расчленяли тела на экране, ужас не в натурализме. А главный источник зла — не психическая девиация конкретно взятого ублюдка, возомнившего себя рукой Божьей, карающей в рамках своей извращенной логики заблудшие души. Источник — пресловутая система сдержек и противовесов, визитная карточка Северной Европы, призванная обеспечить общее благоденствие. Шведский социализм, который долгое время считался самым справедливым строем с самым правильным балансом индивидуального и общественного, по мнению автора «Моста», — банкрот. Счастье многих не отменяет несчастья одного. Человек не может быть счастлив по разнарядке и, в конце концов, имеет право и на несчастье. Работа в команде на паритетных условиях, групповая терапия, насаждаемая активно корпоративная культура толерантности к «чужому», свингерский секс как апофеоз мирного общежития — все это провоцирует героев сериала на гомофобию, расизм и мизогинию. Потому что at the end of the day именно старая добрая ненависть к непохожему на тебя человеку и гонит кровь по жилам.

© Filmlance International AB

Мост, казалось бы, — символ диалога (между нациями, государством и человеком, властью и подданными), но разговор этот вынужденный, а тема его навязана. Не случайно в фильме погибают исключительно праведники: их вина в том, что они мешают грешникам жить. А убийцы из сезона в сезон несут либертарианскую весть: свобода государства контролировать свободу частных лиц порочна, любая организация общества суть насилие над свободой воли. При всем мистическом антураже (большая часть убийств носит чуть ли не ритуальный характер) посыл преступника не лишен и некоторого антиклерикализма — как и церкви, государству крайне важна идея грехопадения. Своего рода «презумпция виновности» легитимизирует заложенную в машине власти репрессивную функцию. Атмосфера в сериале напоминает чем-то «Особое мнение» Спилберга — с той лишь разницей, что маргинальную версию событий здесь озвучивает не беспомощный сирота-сомнамбула, накачанный наркотиками, а злодей-маньяк, слово подкрепляется делом — совершенными убийствами — и остается в памяти навеки: самая правильная система может и будет ошибаться.

До последних минут мы не узнаем, правильный ли диагноз поставила Сага своей матери и вообще — кто на самом деле тут пациент, а кто доктор. Не заблуждалась ли она, а вместе с ней и зрители? Почему в мире победившего рацио, где все низменные инстинкты взяты под контроль, зло продолжает торжествовать? Выходит, зло — это всего лишь тень, которую отбрасывает добро. Во времена тотального равенства зло и добро пишутся через дефис.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, Фонда имени Генриха Бёлля, фонда Михаила Прохорова и других партнеров.

Сага Норен


Сага Норен — персонаж и главная героиня датско-шведского серила «Мост» (швед. Bron, дат. Broen). Её сыграла шведская актриса София Хелин. Сага представлена в первом эпизоде сериала как талантливый следователь и сотрудник полицейского отделения округа Мальмё.

Предполагается, хотя прямо нигде по ходу сериала не заявляется, что Сага имеет синдром Аспергера. Она изображена как нестандартный человек, мало обращающий внимания на социальные нормы, что никак не мешает ей быть блестящим следователем, полностью преданным своему делу.

В двух первых сезонах напарником Саги становится детектив Мартин Руде (в исполнении Кима Бодниа), с которым они становятся близкими друзьями. Когда во втором сезоне Мартин совершает ошибку, которая стоит ему свободы, Саге приходится заявить на него, что очень повлияет на неё в будущем. Она лишилась друга, при этом не отрицает, что когда он выйдет на свободу, она будет общаться с ним.

После второго сезона Сага становится ещё более замкнутой, она не хочет смотреть на людей и всё чаще опускает голову. Предательства близких заставляют её быть рассеянной, что влияет на работу.

С третьего сезона её новым датским напарником становится детектив Хенрик Сабро (в исполнении Туре Линдхардта), Хенрик понимает сложный характер Саги и принимает его. У них завязываются отношения, они чувствуют зависимость друг от друга.

В четвёртом сезоне Сага признается Хенрику, что чувствует влюблённость, и чтобы быть с ним, делает аборт, так как не видит себя матерью.

Сделанное ею отталкивает Хенрика, и тогда Сага раскрывает дело о похищении его семьи и находит его дочь, чтобы снова быть с ним.

Сага посещает психотерапевта, который помогает ей принять себя. Она принимает и причину, по которой стала полицейским. Когда груз её прошлого падает с плеч, она отвечает на важные вопросы, мучившие её всю жизнь. Сага понимает, что уже может не работать в полиции и решает уехать на время чтобы все осознать. Она бросает в воду свое удостоверение с моста, который навсегда изменил её жизнь. Хенрик обещает её ждать.

Концепция и создание персонажа

Образ Саги Норен задумывался как образ, дополняющий детектива Мартина Руде и полностью ему противоположный. Мартин в сериале предстаёт добродушным, жизнерадостным экстравертом, легко находящим контакт с людьми, в то время как Сага полностью лишена социальных навыков и в глазах окружающих выглядит странно.

Ведущий сценарист сериала Ханс Розенфельдт в своём блоге на BBC написал, что у создателей изначально не было цели создать персонажа именно с синдромом Аспергера, однако большинство зрителей восприняли Сагу именно так из-за её эксцентричного, отстранённого и прямолинейного поведения.

Роль Саги Норен принесла Софии Хелин всемирную популярность.

Внешний вид

Сага равнодушно относится к своему внешнему виду. Нередко она переодевается прямо в полицейском участке на глазах у коллег. Иногда ходит по участку босиком. Любит кожаные брюки. Носит распущенные волосы и не пользуется декоративной косметикой. Имеет шрамы у губы на правой стороне лица.

Ездит на дорогом винтажном автомобиле Porsche 911 оливкового цвета с гос. номером CKK-511. Фанаты сериала склонны считать, что это Porsche 1977-го года.В четвёртом сезоне Сага рассказала Хенрику что выиграла автомобиль на спор со своим однокурсником в полицейской академии. Суть спора заключалась в том, что Сага станет лучшей на курсе, а её оппонент утверждал, что она будет отчислена.


Сериал Мост — научно-популярное для детей и не только — LiveJournal

Сериал «Мост» мы решили посмотреть в далеком 2011 году (или в 2012, точно уже не помню), когда он только вышел в русском дубляже. Сериал напоминал «Убийство» своим закрученным сюжетом длиною в целый сезон, единственное яркое сразу бросающееся в глаза. Первый труп с пафосом подбрасывают аккуратно на границе между Швецией и Данией, которая проходит по известном Эресуннскому мосту (особенно приятно было осознавать, что я трижды проезжала по этому огромному рукотворному строению). И вот к моей великой радости уже вышел 3ий сезон, и, судя по сюжету, планируется 4ый.


В основе фильма лежит идея, что мост соединяет не только 2 страны, но и два противоположных персонажа: женщину следователя (Сага Норен) с явными симптомами синдрома Аспергера из Швеции и компанейского мужчины следователя (Марти Роде) из Дании. Любопытно, что на протяжении всего сериала ни разу не упоминается диагноз Саги, только все время политкорректно указывается, что она с особенностями, хотя сегодня очень популярно ставить разные степени аутизма даже в тех случаях, когда окружение с трудом может заметить эти самые особенности. Но как бы то ни было, Саге свойственно все положительные черты таких людей: она крайне эффективно работает и патологически честна.

В отличие от «Убийства» (где, кстати, тоже фигурировали на заднем плане отношения между Швецией и Данией) тут больше уделяется вниманию межличностным отношениям и их влиянию на мир в целом. Да, согласно представлениям сценаристов цивилизациями правят не политические заговоры и секретные документы (опять же возвращаясь к «Убийству»), а все те же классические смертные грехи (ну, разве что, обжорство забыли упомянуть).

Любопытно, что исполнитель главной мужской роли отказался от участия в третьем сезоне, так как ему не нравилось развитие его персонажа (не могу с ним не согласиться, в конце второго сезона он меня тоже стал подбешивать). Написанный сценарий пришлось срочно перекраивать под нового следователя из Дании. На мой взгляд, сериал от этого только выиграл, видимо, два человека со странностями составляют более гармоничную пару. Опять же благодаря ему появился задел на новый сезон, что не может не радовать. Будем ждать конца этого года. Об успехе сериала может судить то, что на него уже есть 2 ремейка, ни один из них я не смотрела, так как согласно критикам оба сильно уступают оригиналу (а американскую версию прикрыли после второго сезона).

7 блондинок, ради которых стоит смотреть сериалы

31 мая свой долгожданный и заслуженный праздник отмечают светловолосые представительницы прекрасного пола. День блондинок был утверждён благодаря американским женщинам-адвокатам, которым надоело терпеть унижения и шуточки со стороны коллег-мужчин по поводу их умственных способностей. Настоящая блондинка — явление редкое: за последние 50 лет число светловолосых людей сократилось с 49 до 14 процентов от общего числа жителей планеты. ShowJet собрал 7 сериалов, успех которых был бы невозможен без очаровательной и яркой блондинки в главной роли.

Открывает наш рейтинг самая необычная блондинка, без которой успех культового скандинавского детектива «Мост» был бы просто невозможен! Сага Норен в исполнении шведской красотки Софии Хелин — классическая сильная героиня с холодным, проницательным взглядом и острым умом. Она страдает синдромом Аспергера, ходит в кожаных брюках и весьма раскованна в поведении. Сага легко может зайти в бар и спросить первого улыбнувшегося ей мужчину: «Хочешь заняться со мной сексом?» Сильная, независимая и абсолютно бескомпромиссная Норен расследует жестокие убийства и учится общаться с людьми. Кажется, скандинавские джентльмены предпочитают именно таких блондинок…  

В реальной жизни на лице Софии Хелин действительно есть шрамы: она получила их в результате аварии на велосипеде, когда ей было 24 года.

Смотрите сериал «Мост» с Софией Хелин бесплатно на ShowJet:

Ослепительная шпионка с пухлыми губами (вторая Анджелина Джоли!) Сэм Хантер в исполнении очаровательной австралийской актрисы Мелиссы Джордж легко превращается в робкую няню ради очередного задания. Роль скромной и вежливой блондинки действует безотказно, и богатый вдовец Стивен Тёрнер (Стивен Кэмпбелл Мур), за которым должна следить Сэм, по уши влюбляется в неё. Проблема в том, что хладнокровный агент умеет любить: она привязывается к сыну Стивена, а позже и к самому мужчине, тем самым поставив всю операцию под угрозу. Но Сэм не просто идеальное оружие, выполняющее любой приказ: её истинная цель — отомстить предателям, пытавшимся её убить.

Смотрите сериал «Под прицелом» с Мелиссой Джордж бесплатно на ShowJet:

Стефани Мартини, «Главный подозреваемый 1973»

Под музыку 70-х в ваши сердца ворвётся очаровательная девушка-детектив Джейн Теннисон, которую сыграла англичанка Стефани Мартини. Во времена, когда женщину и за человека не считали, поступить на службу в полицейский участок — поступок, мягко говоря, опрометчивый. Но Джейн уверена с своём выборе и вскоре доказывает, что половая принадлежность и цвет волос никак не влияют на результаты работы, к которой у этой героини есть безграничный талант. Конечно, такая умная и симпатичная девушка не останется без мужского внимания: в Теннисон влюбляется не кто-нибудь, а молодой, красивый и очень уважаемый босс.

18-летняя глухая девушка Амелия случайным образом становится свидетелем убийства. На её хрупкие плечи обрушивается мир жестокости и несправедливости, но она смело встречает все невзгоды. Амелия помогает своему дяде-полицейскому в расследовании дела: кто лучше неё прочитает по губам, о чём переговариваются преступники по камерам видеонаблюдения? Не стоит забывать, что Амелия — подросток: ей хочется общаться со сверстниками и нравиться мальчикам. Впрочем, проблем с этим у девушки нет: вероятнее всего, потому что у неё светлые волосы (не в обиду брюнеткам!).

Женевьева Барр, как и её героиня, родилась глухой и в обычной жизни использует слуховые аппараты. Но на съёмках в «Тишине» ей пришлось обходить без них, а также изучить язык жестов, который Женевьева раньше не применяла, полагаясь лишь на слуховые аппараты и чтение по губам.

Смотрите сериал «Тишина» с Женевьевой Барр бесплатно на ShowJet:

Джоэнна Скэнлэн, «Без обид»

Настоящая атомная блондинка! Глава манчестерского отдела полиции Вивьен Диринг — остроумная, энергичная, жизнерадостная, справедливая и. .. уникальная женщина. Она лихо руководит подчинёнными, не стесняется использовать грубую силу и за словом в карман не лезет. Несмотря на раздутое эго и кучу вульгарных привычек Вивьен всегда готова выслушать проблемы коллег (ну, первые две минуты), похвалить их и собрать лучших из лучших на совещание в туалете. Мимо такой женщины невозможно пройти, однако последнее слово всегда остается за ней.

Жёсткая, строгая, холодная и сосредоточенная — так можно описать суперинтенданта Стеллу Гибсон, которую сыграла неподражаемая и вечно молодая Джиллиан Андерсон. Стелла держится особняком от своих коллег, единственный, кто её интересует — Пол Спектор. Охота за серийным маньяком в исполнении Джейми Дорнана (« 50 оттенков серого») похожа на игру в кошки-мышки: один из них всегда на шаг впереди. Женщины вроде Стеллы не привыкли к тому, что кто-то может обладать властью над ними и быть умнее, но Пол Спектор заставил пощекотать нервы опытной женщине.

Смотрите сериал «Крах» с Джиллиан Андерсон бесплатно на ShowJet:

Билли Пайпер, «Тайный дневник девушки по вызову»

Улыбчивая блондинка, которая исполнит любой каприз. .. за ваши деньги. Ханне стоит отдать должное: она честна сама с собой. Определившись, что любимыми составляющими в её жизни являются секс и деньги, Ханна долго не думала и стала высококлассной проституткой, лучшей из лучших. Днём она обычная англичанка со скучной работой в юридической фирме, а вечером — сексапильная красотка Бэлль де Жур. Откуда взялся стереотип про глупость блондинок? Попробуйте вести двойную жизнь: разные личности, телефоны, гардеробные, друзья, коллеги и даже возлюбленные!

Яков Будницкий. Безумие как творческий метод. История феномена

Что такое «психическое расстройство» с точки зрения драматурга? Это искаженное восприятие реальности либо ее болезненное неприятие. Иначе говоря, герою приятнее, удобнее жить в созданном им мире, нежели в реальности.

Стоило бы назвать доклад «Алиса в стране иллюзий». И даже есть фильм, который буквально иллюстрирует такое название: «Страна приливов» Терри Гиллиама, принявшего участие в создании единственного сериала — «Летающего Цирка Монти Пайтона», воплощения абсурдистского юмора. «Цирк» породил в свою очередь такой телевизионный жанр, как «британская черноюморная комедия», полностью основанный на неадекватности персонажей. Таковы герои «Компьютерщиков», «Книжного магазина Блэка», «Любви на шестерых».

 

 

По чертежам британской комедии сконструирован главный юмористический сериал современности — «Теория Большого взрыва». В Шелдоне Купере, самом ярком персонаже «Теории», можно найти черты практически всех героев этого доклада: запредельную неприспособленность к жизни, к общению и попытку имитировать социальные ритуалы в меру собственного понимания.

Телевидение долго было консервативным, даже ханжеским видом искусства, рассчитанным на домохозяек. Откуда на телеэкране мог взяться безумный герой? Конечно же, персонажи с психическими отклонениями в кино существовали давно, со времен «Кабинета доктора Калигари», «Метрополиса», «Ивана Грозного», с момента появления кинематографа.

Отбросим в сторону картины, посвященные психиатрическим лечебницам, вроде «Полета над гнездом кукушки», клиническим больным, забудем про маньяков всех мастей. Исключения из этого правила будут, но в целом нас интересует фокальный персонаж, главный положительный герой в фильмах, где психиатрия не является главной темой и предметом.

Шкатулку с безумными гениями открыл в 1988 году «Человек дождя» с Дастином Хоффманом в роли саванта Чарльза Бэббита. Савантизм (или синдром саванта), или «остров гениальности», — выдающиеся способности в одной или нескольких областях знаний, контрастирующие с общей ограниченностью личности. Так и Хоффман играет аутичного, но гениального математика.

 

 

В 1994 году вышел «Форрест Гамп», герой которого тоже страдал синдромом Саванта. Аутичный Форрест добивался незаурядных результатов в любом деле, за которое брался.

За ними в 1997 году последовал фильм «Лучше не бывает», в котором Николсон играет писателя Мелвина Юделла и получает за это третий «Оскар». Тот же савантизм: МДП (маниакально­депрессивный педант, как его обозвал психотерапевт) и мощнейший литературный дар.

Таким образом, к началу XXI века окно Овертона распахнулось достаточно широко, чтобы гениальные безумцы получили главные роли на телевидении.

«Детектив Монк»

В качестве печки, от которой можно станцевать, напрашивается сериал «Детектив Монк», который наши прокатчики обозвали «Дефективным полицейским». Сериал шел с 2002 по 2009 год. За главную роль Тони Шалуб получил «Золотой глобус», три «Эмми» и еще кучу наград. Также «Эмми» удостоены Стэнли Туччи и Джон Туртуро.

Монк — бывший полицейский. В свое время он потерял в автомобильной аварии жену, теперь страдает обсессивно­компульсивным расстройством, иначе говоря, кучей маний и фобий.

Шоураннер «Монка» Энди Брекман — сценарист многих эпизодов шоу SNL («В субботу вечером»), а также нескольких забавных комедий, таких как «Сержант Билко», «Коэффициент интеллекта» (про Альберта Эйнштейна), а главное — цукеровских «Крысиных гонок», ремейка «Этого четырежды безумного мира».

Что творилось в голове Брекмана, когда он придумывал Монка, мы не знаем, но можем предположить, что главным источником образа послужил Шерлок Холмс, который даже у Конан­Дойля не был образцом вменяемости. Наркоман, не верящий, что Земля вращается вокруг Солнца, глаза ему, видите ли, подсказывают обратное, Холмс формулирует кредо всех гениальных безумцев: память как чердак, что туда напихаешь, тем и будешь пользоваться. Хочешь — всякий хлам. А хочешь — инструменты, разложенные в идеальном порядке.

 

 

Как нам подают Монка в первой серии? Вот он на расследовании убийства, куда его пригласили как консультанта. Он не может сосредоточиться на деле, поскольку запах газа сводит его с ума, у Монка начинается паранойя, он уверен, что не выключил плиту у себя дома. И хотя нянька­секретарша клянется, что сама плиту проверила трижды, Монк ни о чем другом думать не может. Так зрителю подсказывают, что гипертрофированное ассоциативное мышление — дар и проклятие Монка. Из незначительных деталей он делает глобальные выводы.

Следующая сцена с Монком — он достает носки из целлофанового пакетика (привет Мелвину). Далее он у психиатра, который ему устраивает ловушку — «неправильно» кладет подушку на диван. Монк долго, в течение всего приема, борется с собой, но под конец не выдерживает, поправляет подушку, тем самым раскрывает свое болезненное состояние — маниакальную жажду порядка.

Дальше он устраивает истерику ассистентке, ведущей машину. Параноик Монк — худший «водитель на пассажирском месте».

Следующая сцена — он с неохотой жмет руку полицейскому, а потом протирает ладонь антибактериальной салфеткой. И так за десять минут экранного времени нам показали весь спектр проблем героя.

Все симптомы расстройства Монка имелись у Бэббита и Мелвина. В свою очередь Шелдон Купер во многом наследует Монку (в сериале, кстати, был второстепенный персонаж по имени Шелдон). Это маниакальная страсть к порядку, к завершенности, истерики при вождении машины (Шелдон неоднократно копирует сцену из Монка), острая потребность в гигиене.

 

 

Окно Овертона раскрывается постепенно. Бэббит и Мелвин дали дорогу Дефективному детективу. Монк же породил сразу нескольких Шерлоков Холмсов. Американский Холмс Джонни Ли Миллера («Элементарно») в точности следует тренду — наркомания, неспособность общаться, гибель любимой (Ирен Адлер), повлекшая за собой повреждение психики. Холмс Камбербетча в сравнении с Монком и Миллером — образец адекватности.

Апогея эта тенденция достигла в образе доктора Хауса — медицинского Шерлока Холмса. И вот он интересен в контексте путешествия в страну иллюзий.

«Доктор Хаус»

Грегори Хаус, несмотря на скверный характер и все свои странности, безусловно, не псих. Он не строит иллюзорную реальность. Наоборот, он плавает в море иллюзий, созданном другими. Слоган сериала и позиция главного героя — «Все лгут».

Люди открещиваются от реальности, которую не способны принять, надевают маски для комфортного общения с окружающими. Они не способны отказаться от лжи, от иллюзий даже на смертном одре. Снимать маски страшно, без них человек чувствует себя голым. Но для Хауса как врача маски и ложь неприемлемы. Равно как и вежливость как форма лжи. Он не должен «из приличия» считать, что 12­летняя девочка не может быть беременна, что у примерного семьянина не может быть венерического заболевания, а мать семейства не может быть наркоманкой.

Так Грегори Хаус становится неудобным человеком, но эффективным диагностом. Его метод — отрицание социальных ритуалов и правил ради достижения результата, кристальной ясности.

Есть легенда, которую часто упоминают в фэнтези, например в цикле о Максе Фрае, про озеро боли, окунув в которое руку или другую часть тела избавляешься от наваждений.

Нога Хауса, постоянная физическая боль — то самое озеро. Она не дает Хаусу стать обычным конформистом, боль отрезвляет. Конечно, он компенсирует часть этой трезвости наркоманией, привет Холмсу.

Основное поле битвы — команда Хауса. Их он пытается научить не врать самим себе и не позволять другим. Люди без масок и иллюзий впадают в панику и даже в ярость. Главные его враги, как ни странно и ни грустно это звучит, его ближайшие друзья, единственные, с кем он общается на равных, — Лиза Кадди и Джеймс Уилсон. Они предают его раз за разом, пытаясь вышибить нонкорформизм. Они понимают, что Хаус прав, но не в силах принять его правоту. И в тот момент, когда Хаусу кажется, что битву за души помощников он проиграл, он распускает команду и вдруг обнаруживает, что они изменились и повзрослели.

Хаус не способен к стабильным отношениям. Прежде всего потому, что чувствует любую фальшь. И он слишком ненавидит себя, чтобы позволить себе быть счастливым. Беда в том, что, встав на сторону Хауса, приняв его модель, его взгляд на мир, команда становится такой же одинокой и несчастной. Одиночество — неизбежная плата за честность. Даже юный цыган отвергает карьеру врача, глядя на них, его приводит в ужас их изоляция. «Вы абсолютно одиноки, а у меня есть семья».

 

 

Все романы, все отношения в команде Хауса — пир во время чумы, попытка договориться с болью и одиночеством. Хаус разбивает сердце Кэмерон (а для нее чужая боль — эрогенная зона, «она его за муки полюбила»), и красотка под травкой затаскивает в постель Чейза. Какая уж тут любовь (она возникла гораздо позже). Форман сходится с Тринадцатой, но и их объединяет боль — Тринадцатая медленно умирает, и невозможность долгих стабильных отношений делает возможным их роман.

«Родина»

Похожий подход — болевая терапия как метод познания мира — используется в сериале «Родина». Кэрри Мэтисон — агент ЦРУ, страдающая МДП, или, как его сейчас называют, БАР — биполярное аффективное расстройство. И это роскошная роль Клэр Дэйнс, которую я помню как бесконечно милую Джульетту, после же она играла столь же бесконечно скучных персонажей. Невыразительная роль в «Часах» (там три главные героини полностью утягивают одеяло на себя), о третьем же «Терминаторе» и говорить нечего, какой фильм, таковы и герои.

Какой мы видим Кэрри в исполнении Дэйнс? Первая серия первого сезона. Пролог. Кэрри мечется по Багдаду, камера дергается, Кэрри говорит по телефону, в ее голосе истеричные нотки, очевидно, она на взводе. Звуки города резкие: гудки машин, крики, даже выстрелы. На другом конце линии ее босс. Он вальяжен, во фраке, на каком­то приеме, разве что коктейля в руке не хватает, хотя шампанское на заднем плане светится. Что мы понимаем? Национальная безопасность для Кэрри — вопрос жизни и смерти, для начальства же — рабочий момент. Эти люди спокойно выполняют свою работу, делают карьеру, благо их интересы и интересы государства совпадают. Мы видели тот же конфликт в «Докторе Хаусе» — больничное начальство озабочено соблюдением правил, только Хаус способен рисковать ради пациента.

Кэрри подобна Грегори Хаусу. Она не социализирована. Ее работа — ее маниакальная навязчивая идея. Она не способна общаться с людьми на отвлеченные темы. Четкая иллюстрация — она не здоровается с командой инженеров, ставящих прослушку, хотя обязана им, они нарушают закон, работая на нее. И это не хамство. Она просто не способна сконцентрироваться на чем­то кроме работы.

Кэрри принимает (иногда не принимает) голубые таблеточки. Вроде бы они нужны ей затем же, что и Хаусу викодин, — унять боль. На деле же таблеточки ее успокаивают. Это требование общества — таблетки помогают Кэрри социализироваться. То есть надеть конформистскую маску, подходящую для приличного общества. В «Хаусе» ту же роль исполняли Кадди с Уилсоном.

Таблетки изолируют Кэри от озера боли, не дают использовать болевую терапию, чтобы видеть правду. Она одна понимает, что сержант Броуди — засланный казачок. Для всех остальных ее теория — бред. Кто же сошел с ума? Кэрри с голубыми таблеточками или весь мир?

Партнер Дэйнс по сериалу — Дэмиен Льюис. Он играет Николаса Броуди, перевербованного солдата. Игра Льюиса лаконична. Броуди сдержан и невозмутим. Иногда только по глазам мы видим, какая буря свирепствует у него в душе.

 

 

Броуди разрывают на части две субличности. Глава Аль­Каиды Абу Назир — главный враг Кэрри — много лет обрабатывал пленника как пытками, так и психологически и в итоге свел сержанта с ума. Конечную точку в этой обработке поставило ЦРУ, ничтоже сумняшеся уничтожив всю семью Абу­Назира, включая его маленького сына. Абу­Назир столь же фанатично ненавидит США, сколь Кэрри самого Абу­Назира. И зомбированный Броуди — его преданный пес, жаждущий мстить не палачам, а собственным спецслужбам.

Сержант Броуди возвращается к любящим жене и детям. Казалось бы, он должен выбрать, что ему дороже, мертвая семья Абу­Назира или собственная. Как в реальности встречает Николаса родина? Жена трахается с его лучшим другом, дочь курит травку, сын и вовсе не помнит отца. Для Министерства обороны и ЦРУ Броуди не более чем пропагандистский плакат, мартышка, которую водят напоказ, чтобы продемонстрировать народу и всему миру успехи американской военщины.

Так и рождается безумие Броуди. Боль против лжи. Основное занятие Николаса — примирить две личности, разрывающие его на части. Поэтому он так сдержан — все его силы тратятся на сохранение маски. Он не просто готов взорвать ЦРУ, он сам того и гляди взорвется.

Они с Кэрри — родственные души. Неудивительно, в царстве лжи им обоим больше не за что и не за кого зацепиться. Но их союз крайне болезнен, Броуди для нее — враг, Кэрри для него — смертельная опасность.

Мы видим — расклад Хауса в чем­то повторяется. Мир иллюзий — матрица, из которой можно выбраться только через болевой шок. БАР Кэрри и раздвоение личности Броуди — побочные эффекты от окунания рук в озеро боли.

«Декстер»

Единственный маньяк в нашем списке — Декстер Морган. Он подходит для этого ряда, поскольку мы рассматриваем фокальных персонажей, главных положительных героев. И нас интересует только первый сезон, уже со второго сильно поменялись и общий концепт, и персонаж.

Декстер Морган — пародия на супергероя. Пародия злая, наш супермен на поверку оказывается маньяком­убийцей, которого волнует в этом мире только кровь. Этому есть причина — родителей убили бандиты в его же присутствии, и он провел целую ночь в контейнере, залитом кровью семьи, вместе со старшим братом, оба они были младенцами. Оба стали маньяками.

Чем занимается Декстер? Тем же, что и все супергерои: находит чудовищ и истребляет их. Другой вопрос — почему? Явно не из жалости, не из­за жажды справедливости. Он их не чувствует.

Главная черта Декстера — бесчувственность. Он в этом плане подобен Шелдону Куперу — эмоциональная сфера, интересы обычных людей ему абсолютно чужды. Инопланетянин, делающий вид, что он — землянин. Все человеческое Декстеру чуждо, но он пытается в меру своего понимания имитировать эмоции и отношения. Два основных занятия — убийства и имитация человечности — полностью поглощают время и внимание Декстера.

 

 

Помните гениальный монолог тарантиновского Билла о супермене? Жалкий репортеришко, которым супермен притворяется, — его представление о роде человеческом. Декстер именно такой. Он строит из себя безобидного, милого ботана. Это очень интересная ниша — ровней Декстеру по статусу в полицейском управлении является другой ботан, сексуально озабоченный, как и все ботаны из ТБВ, — Винс Масука. Существо не слишком­то приятное. И вот вровень с ним ставит себя Декстер, чтобы быть частью полицейских расследований, иметь законный и объяснимый доступ к убийствам и крови, но не вызывать у кого­либо опасений. Конкретно для этого в сериале служит Масука — не просто смешить зрителя пошлыми шуточками и потугами быть сексуальным. Он обозначает полку, на которой прячется Морган. «Именно на фоне лабораторных крыс копы смотрятся лучше всего», — говорит добряк Анхель о нашем «Шелдоне Купере».

Показательны перепалки Декстера с сержантом Доуксом, который (и только он) чует в Декстере гнильцу и искренне его ненавидит. Доукс в каждой транзакции проявляет агрессию по отношению к Декстеру. Наш же герой вообще никак на эту агрессию не реагирует по двум причинам. Во­первых, он вообще не способен ни на что эмоционально реагировать. Не обучен. Во­вторых, это не вписывается в роль. В маске Декстера нет ни капли крутости. Крутыми оказываются поступки, которых никто не видит. Есть мощная сцена в третьем сезоне, когда маньяк Троица находит Декстера в полицейском участке и там запугивает. Декстер ведет себя как нашкодивший мальчишка и, только когда Троица уходит, преображается, действует жестко и решительно.

 

 

Эмоциональную реакцию Декстер выдает только на смерть и кровь. Любые отношения, любые чувства ему абсолютно не интересны. Он выбрал девушку, пострадавшую от бытового насилия, потому что она «не готова» к сексуальным отношениям, а стало быть, Декстер может создавать иллюзию личной жизни, абсолютно не вкладываясь ни чувствами, ни сексом. И только один раз он возбудился, общаясь с ней, рассказывая подруге об убийце­расчленителе. И тут же попал в ловушку, потому что девушка­ледышка вдруг растаяла. Декстер же не способен на чувства, как и многие маньяки, он — импотент (на его счастье, психологический), заводится от события­убийства, а не от женской красоты.

Почему же такой человек, как Декстер Морган, выбрал занятие супергероя? Потому что этот путь соответствует Кодексу Гарри Моргана — приемного отца, единственного человека, к которому Декстер был искренне привязан. Единственный человек, который знал, что Декстер такое, но не отвернулся, остался ему любящим отцом. И здесь используется важная черта многих фильмов и сериалов про сумасшедших — Гарри существует в жизни Декстера и после своей смерти, Декстер общается с ним как с живым, обсуждает свои желания, поступки и ситуацию вообще. Кодекс придает структуру бытию Декстера, смысл его жизни, позволяя при этом заниматься тем, в чем Декстер остро нуждается, — убийствами. Все остальное — девушка, ее дети, сестра, сослуживцы и друзья — все часть маски. Ритуал, который Декстер абсолютно не понимает, но выполняет также согласно Кодексу.

В дальнейшем именно эта черта Декстера улетучилась вдруг и сразу. Уже со второго сезона Декстер резко стал человечным. Он любит жену, сестру… Уже не чужой­супермен, а вполне человечный бэтмен. Человек, вершащий справедливость и возмездие по зову души. Мы не в обиде, новые сезоны дали нам гениального Троицу и Миранду­Страховски в роли подруги Декстера. И «неправильный» финал, как же иначе. Но для данного исследования продолжение не слишком интересно.

«Метод»

Тут самое время вспомнить «российского Декстера». Я имею в виду сериал Быкова «Метод». Такие сравнения сразу появились в анонсах сериала, но создатели от них усиленно открещивались. Скорее уж они принимали аналогию с «Настоящим детективом», действительно сходным по духу с «Методом». И первая реакция после просмотра — ничего общего с Декстером у майора Меглина нет. Он не носит гламурную маску, не нуждается в убийствах. И тем не менее общее есть и с Декстером Морганом, и с Грегори Хаусом. Меглин не человек. Все человеческое ему чуждо. Ни в одну из принятых обществом игр он не играет. Только пьет, но и это следствие его крайне болезненного состояния.

 

 

Меглин — смотрящий на границе с темной стороной психики. Он на этом рубеже давно, сам удерживается только чудом, помогает удержаться другим, кого еще можно спасти, и истребляет тех, кто шагнул за край безвозвратно. Он понимает всю эту кунсткамеру настолько, что в процессе расследования отождествляет себя с ними. Во второй серии нам демонстрируют подобное озарение, когда он полностью восстанавливает картину преступления и видит сцены из прошлого.

Что делает Меглин? Он умирает и готовит себе замену. Кого­то молодого, в ком можно воспитать силу, понимание и мистическую способность к озарениям. Выбранная им девушка Есеня подходит еще и тем, что их связывает тайна из прошлого.

Что Меглин занимается по жизни кроме ловли маньяков? Он борется с человеческой виктимностью. Люди сами творцы своей безо­пас­ности. Он дает жесткие уроки окружающим и вдвойне жесткие Есене. И за короткий срок до своей смерти он таки выковывает из девушки оружие. В свою очередь девушка успевает разбудить в нем напоследок какие­то человеческие чувства.

«Мост» и «Крах»

В 2006–2008 годах Стиг Ларсон пишет трилогию «Миллениум». В 2009 и 2011 годах выходят шведская и американская, финчеровская, экранизации. С этого момента в нашу жизнь вошел такой кинодиагноз, как синдром Аспергера. (Справедливости ради стоит заметить, что в сериале «Юристы Бостона» был мужской персонаж, савант с Аспергером. )

Благодаря подаче Ларсона синдром этот накрепко ассоциируется с феминистическими идеями, недаром первая книга трилогии в оригинале называется «Мужчины, которые ненавидят женщин».

Естественно, телевидение очень быстро подхватило эту тему, создав несколько сериалов про героинь с таким диагнозом.

 

 

Прежде всего это, конечно, «Мост». Сага Норен — уже привычный нам робот с полностью атрофированной эмоциональной сферой. Для нее любая ситуация, требующая соучастия, сопереживания, — прежде всего интеллектуальная задача, решаемая логикой.

Как нам показывают ее болезнь? Поэтапно, очень грамотная подача. Сперва она останавливает машину скорой помощи с донорским сердцем, потому что на мосту идет расследование. Но это делает ее стервой, а не сумасшедшей. Следующий шаг глубже. Она опрашивает мужа убитой женщины­политика и вступает с ним в дискуссию о проекте платных библиотек, который продвигала покойная, называя проект глупостью. И тут становится ясно — это не жестокость, не ледяное сердце. Она искренне не понимает, что такое деликатность в разговоре с человеком, убитым горем.

И завершает картину допрос с бомбой в конце первой серии. Она допрашивает свидетеля, сидящего в заминированной машине, потому что прямо сейчас ничто не мешает ему отвечать на вопросы, а потом он и взорваться может, как его допрашивать после этого? Это очень похоже на подход Хауса — результат любой ценой.

Конечно, Сага имеет крайне поверхностное представление об «играх, в которые играют люди». Она не понимает, что, настучав на напарника, она портит с ним отношения. Не сознательно пренебрегает его обидой ради принципа, а не видит проблемы. Она же правильно все делает. Как положено. На что тут обижаться? Что такое вообще обида? Сага деловито снимает парня в баре. Флирт? Не слыхала.

В отличие от Декстера, у Саги нет причин учиться отношениям или хотя бы учиться их имитировать. Она не страдает от отчужденности других людей, от изоляции. Но да, Мартин, напарник, все же ее учит и даже добивается каких­то результатов.

Но сам Мартин слишком человечен, а значит, слаб и несовершенен. Вот уж сошлись вода и камень… Мартин оказывается невольной причиной происходящего кошмара, и это нас подталкивает к мысли, что холодная рациональность Саги предпочтительнее человечной слабости Мартина, тем более что он упорно разрушает свою жизнь, для Саги же ледяные руины — дом родной.

Тенденция проглядывается интересная. Из многих колонок звучит песня, что лучше бы нами управлял искусственный интеллект, лишенный недостатков человеческого фактора. Сага и есть такой киборг, по крайней мере в начале первого сезона. Никакие эмоциональные факторы, никакая личная выгода на нее не влияют, ей даже не приходится бороться с искушениями, эмоции и желания попросту отсутствуют в ее контексте. Ну и как было сказано выше, Мартин — воплощенный человеческий фактор — проигрывает киборгу во всех отношениях.

Так же как «Миллениум» породил «Мост», в кильватере у последнего сразу два (наверное, больше, но эти весьма известны) проекта. Прежде всего это довольно­таки мощное «Убийство», настолько впечатляющее, что его переснимают не только в Штатах (я смотрел именно американскую версию, растянутую на два сезона, третий уже посвящен другому расследованию), но и в России, у нас как раз сейчас вышло на экраны «Преступление» с очень неплохим кастингом. Но в «Убийстве» психиатрических проблем не наблюдается, хотя психологических выше крыши.

 

 

Интереснее для нас «Крах» с Джиллиан Андерсон. Структурно он повторяет «Мост» и в большей степени «Убийство». Та же бесконечно мрачная обстановка и необычная сильная женщина во главе расследования.

Стеллу, персонаж Андерсон, тоже зацепило осколком по имени «Синдром Аспергера», хотя и в меньшей степени, чем Сагу Норен или Лисбет Саландер.

Стелла — снежная королева и пожирательница мужчин. Одна из жертв в баре накануне убийства рассказывает о племени, где принят гостевой брак — женщина приводит к себе мужчину на одну ночь, а утром прогоняет его ко всем чертям. Стелла с энтузиазмом примеряет эту традицию на себя, потому что это история всей ее жизни. В первую же ночь в Белфасте она подцепляет первого же встречного копа. Просто проезжает мимо, видит из окна машины симпатичное лицо и приглашает парня к себе в гостиницу. В дальнейшем эта история принимает неприятный оборот, но Стелла по­прежнему снимает всех подряд, включая женщину­патологоанатома (приятный сюрприз, ее играет Арчи Панджаби, Калинда из «Хорошей жены»).

Стелла способна общаться с людьми, но не вовлекается в социальные игры. И тут Джиллиан Андерсон ломается. Сильную женщину она показывает хорошо, но когда дело доходит до эмоций, она превра­щается в манекен. В той же ситуации Сага вовсе бы не поняла, что вот сейчас надо проявлять эмоцию (Мартин или ее непосредственное начальство разве что не машут табличкой «сарказм»), а Декстер бы попытался в силу своих способностей эмоции симулировать.

Зачем создателям понадобилась героиня с атрофированной эмоциональной сферой? Если в «Мосте» речь шла о несовершенстве человеческой расы в целом, здесь мы видим настойчивый феминистический посыл. Все персонажи­мужчины либо тряпки, либо сексуальные агрессоры, либо преступники и всегда «потенциальные насильники». Во втором сезоне сама Стелла несколько раз толкает речи про превосходство женской «расы». И да, мужчины в этой истории постоянно подставляются, делают все, чтобы эту теорию подтвердить. Стелла в сексуальном плане ведет себя очень даже по­мужски, но черту не переходит. Демонстрирует, каким идеальным мужчиной может быть женщина, куда там настоящим мужикам.

«Джессика Джонс»

Вот мы и докатились до комиксов вообще и «Марвел» в частности. И должен сказать, что «Марвел» меня поразил дважды. Его кинокартины — это всегда не более чем комикс. Они могут быть удачными, как, например, «Стражи Галактики», но всегда с поправкой «неплохое кино для комикса». Что это означает на практике? «Облегченный» детский контекст, «облегченная логика», персонажи­функции. О чем «Стражи Галактики»? Да ни о чем, абстрактное нарисованное зло, забавное добро. Енот выше всяких похвал. Что на выходе — хороший детский фильм, не более. Если же взять франшизу «Мстители» — та же история. «Железный человек» очень даже приличное кино. «Для комикса».

И вдруг «Марвел» разражается двумя мощнейшими сериалами. Сильными без дураков, без умаляющего «для комикса». Оба они попали в этот список.

В самой концепции супергероев есть нечто психически нездоровое.

 

 

Концепт супергеройства можно поделить на два класса. Грубо говоря, Бэтмен против Человека­Паука. Бэтмен — самодостаточный человек, сверхсилы он черпает в оборудовании, которое купил на свои деньги, иногда даже и сам его разработал, будучи талантливым ученым.

Человек­Паук бессилен по жизни, но в силу обстоятельств, несчастного/счастливого случая он приобретает Дар (с большой буквы). И с этих пор его судьба — пример раздвоения личности. Он ничтожество в обычной жизни, но стоит ему надеть костюм — и он герой и мачо.

Это мечты слабого человека. Вот меня укусит паук, и я стану сильным. Но из скромности буду притворяться прежним. И непременно помогать слабым. Сейчас я помогать им не в состоянии, но если бы паук укусил, тогда другое дело.

Бэтмен вроде бы не такой — он крут и в ипостаси Брюса Уэйна, и в костюме летучей мыши. Но все равно воплощает мечту слабого человека — придет сильный дядька и защитит меня в темном переулке.

И то и другое — позиция жертвы. Наша любимая «Теория Большого взрыва» едко высмеивает супергеройскую тематику. Поклонники комиксов — ботаны, неспособные не то что заступиться за слабого, даже защитить себя от ботана покрупнее. Вместо того чтобы хоть как­то расти, улучшаться, можно мечтать о сверхспособностях, которые достанутся даром, в результате счастливого несчастного случая.

Или же мечтать о спасителе, который придет и защитит нас слабых. Не изменит систему, не воспитает сильное поколение (как герой Льва Дурова в «Не бойся, я с тобой», направивший бандитов на путь истинный), а просто будет по одному отлавливать зло в темном переулке, чтобы надавать злу по заднице.

 

 

Джессика — особый тип супергероя, не имеющий отношения ни к одному из двух классов. Она по сути и не супергерой вовсе.

В сериале «марвеловщины» вообще крайне мало, что положительно сказывается на качестве продукта. Когда­то в этом мире было вторжение инопланетян, и герои в плащиках с огромным трудом его отбили. Давно уже никого из тех героев нет в живых. Народилось новое поколение, кто­то приобрел способности случайно, кого­то «вырастили в пробирке». Все они чувствуют себя изгоями, скрывают свою мощь, притворяясь обычными людьми, страстно желая слиться с толпой.

Ну да, Джессика обладает необычайной физической силой и столь же впечатляющей прыгучестью. Важно ли это для сюжета? Только отчасти.

Джессика страдает ПТСР. Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР, «вьетнамский синдром», «афганский синдром» и т.п.) — тяжелое психическое состояние, которое возникает в результате единичной или повторяющихся психотравмирующих ситуаций, как, например, участие в военных действиях, тяжелая физическая травма, сексуальное насилие либо угроза смерти. При ПТСР группа характерных симптомов, таких как психопатологические переживания, избегание либо выпадение памяти о травмирующих событиях и высокий уровень тревожности, сохраняется на протяжении более месяца после психологической травмы.

У Декстера был ПТСР, ранее у Монка. Да и доктор Хаус многие свои черты приобрел в результате травмы, оставившей на память постоянную боль. И как следствие — наркоманию.

Мы начинаем смотреть сериал, еще не зная, что за зверь грызет Джессику изнутри. Но мы четко видим, в какой она депрессии. Молодая красивая (хотя и заметно неухоженная) женщина живет в богом забытой халупе, бухает как лошадь. Даже надравшись в стельку, не может заснуть. Она упоенно, как наркоман, следит за здоровенным чернокожим барменом, как он трахает симпатичных дамочек. Мы пока не знаем, что ее связывает с этим человеком. Явно не работа.

Джессике все время мерещится «англичанин». Он то подкрадется и лизнет ее в щеку. То просто заговорит издевательски­покровительственным тоном. Она вынуждена постоянно по совету психоаналитика перечислять улицы района, в котором выросла. Как Декстер постоянно разговаривал с мертвым отчимом, так и Джессика не может прекратить воображаемый диалог с «англичанином».

Позже мы узнаем, что Джессика столкнулась с монстром — Килгрейвом, мощнейшим телепатом, способным подчинить своей воле любого, кто оказался с ним рядом. И Джессика со всей своей силой оказалась у Килгрейва в рабстве, став для «англичанина» и наложницей и оружием. В рабстве она творила по воле хозяина страшные вещи.

 

 

Дэвид Тэннант, сыгравший телепата Килгрейва, был признан в 2006 году британской газетой The Pink Paper самым сексуальным мужчиной года, выше, чем Брэд Питт или Дэвид Бекхэм. Не заморачиваясь, насколько этот топ презентабелен, признаем все же, что выбор актера­секс­символа не случаен. Все, что Килгрэйв берет силой, он мог бы получить добровольно. То есть мы имеем дело с манией власти. Джессика Джонс обладает столь же внушительной, как и ментальная мощь Килгрейва, физической силой, но не наслаждается ею. Дар в тягость девушке, делает ее изгоем, как и других «сверхлюдей». «Когда люди узнают, они создают проблемы или что­то просят», жалуется неуязвимый приятель Джессики Люк Кейдж.

Джессика не ощущает себя супергероем и «не работает» им, не патрулирует улицы в инфантильном трико. Там даже есть забавный флешбэк, в котором Джессика с подругой обсуждают такой костюмчик, откровенно насмехаясь над ним. Джессика — частный детектив. И ведет она себя как типичный нуаровский герой в типичном нуаровском пространстве.

Ключевая разница между Килгрейвом и Джонс — она не считает, что цель оправдывает средства. Она не способна идти по телам к цели, даже если это путь к оружию против Килгрейва. Это доказывает сцена в больнице, где она пытается похитить лекарство, нейтрализующее телепата. Решимость Джессики «играть жестко» тает, когда она понимает, скольких свидетелей ей придется даже не убить. Просто вырубить.

Что делает Килгрейв? Будит в Джессике худшие черты, заставляет ее использовать мощь направо и налево, искренне считая, что оказывает подруге услугу. Нет сомнений, что чувство Килгрейва к Джессике искренне, он восхищается ей, он жаждет ее внимания и любви. В этом смысл преследования после освобождения. Поэтому он отлавливает спортсменок, в частности легкоатлетку Хоуп, которую он заставляет до изнеможения прыгать, и, убедившись, что она не способна повторить результаты Суперджессики, он упивается жалостью к себе, жалеет же он себя из­за того, что потерял такое сокровище.

Надо понимать, что сверхлюдей мало. Люк Кейдж знаком только с Джессикой, которая в свою очередь встретила Люка и Килгрейва. Это означает, что все они чрезвычайно одиноки. И тяга Килгрейва к Джессике более чем объяснима.

Килгрейв лишился власти над Джессикой в тот момент, когда она убила по его приказу невинную женщину. Помните про озеро боли? Душевная боль, чувство вины, осознание неправильности происходящего были настолько сильным, что позволили избавиться от наваждения. В тот же момент Килгрейв помешался на Джессике. Способ влюбить его в себя — выйти из­под его власти. Это всегда работает в отношениях.

Вместо власти Килгрейва пришел страх. Джессика боится, что ужас — посторонний контроль над ее разумом — вернется. Этот страх парализует ее. Страх и вина — главное и почти единственное наполнение ее жизни. И вот тут­то начинается работа супергероя. Вопреки страху начать защищать других людей.

 

 

Физическая сила Джессики приносит в этой битве очень мало пользы. Килгрейв окружает себя щитом из людей. Он постоянно берет кого­то в заложники.

Власть Килгрейва над людьми — тоже форма безумия. Он внушает жертве навязчивую идею, которая становится главным и неоспоримым приоритетом для бедолаги. Это может быть все что угодно — убить кого­то, убить или искалечить себя. Во всем остальном жертвы вполне осознают реальность. Только сопротивляться навязчивой идее они не в силах. Приказ Килгрейва они выполняют со всем старанием и тщательностью, с творческой самоотдачей.

К слову, навязчивые идеи в сериале популярны. Очень у многих ключевых персонажей мании в наличии. Как правило, это идея контроля, выражающаяся в той или иной форме. Особенно ярко это проявляется у сержанта Симмонса, который одержим идеей убить Килгрейва, причем сделать это он должен непременно сам. Мания доводит его до противостояния с Джессикой, он внушает себе, что Джессика покрывает Килгрейва. Таким образом, он становится не зомбированным, а добровольным препятствием на ее пути.

Другое добровольное препятствие — соседка Робин. Она одержима контролем над братом­близнецом и ненавистью к Джессике как вероятной разлучнице. Мания порождает прекрасную логику, что Джессике не стоило злить Килгерйва, тогда бы он не принес от расстройства столько бед.

Итак, Килгрейв окружает себя живым щитом, и это — единственный доступный для него способ воздействия на «любимую». Подчинить Джессику он не может, принести физический вред лично — тоже. Он вообще ничего своими руками не делает. Безумие Килгрейва крайне инфантильно — он, как настоящий мещанин, считает, что ему всегда должно быть хорошо. Он абсолютно не пытается фильтровать свои желания, окружающие должны выполнять все, что его левая пятка захочет. Если не выполняют, он карает их по всей строгости своей фантазии.

 

 

Джессике приходится осознать горькую истину: живой щит будет расти, воссоздаваться, жертвы будут множиться. Поэтому ей придется добираться до Килгрейва сквозь заслон из рабов. Чтобы больше рабов не было. Для нее как для абсолютного нуаровского героя это крайне болезненное решение. Она запрограммирована защищать этих людей. Но это точно такая же мания контроля. Килгрейв манипулирует ею, перекладывая на ее плечи ответственность за этих людей. Победить его, принимая эту ответственность, невозможно.

Битва Джессики — победа над страхом, который наполнял ее жизнь более чем полностью, ради ответственности. И отказ от контроля, от ответственности, которую она не может и не должна на себя принять. Тут очень тонкая грань, с одной стороны, она не может победить Килгрейва, пока он прикрывается рабами, игнорировать же этот щит — самой стать чудовищем. Именно это ее пугает больше всего — темная сторона, которую англичанин выпустил на волю. Именно этого от нее и хочет телепат — разбудить темную сторону, с которой он мог бы заключить союз. Килгрейв искренне считает, что Джессика заигралась в благородного нуаровского героя, ее место рядом с ним над людишками. Джессика сражается именно с собственной темной стороной.

«Mr. Robot»

Следующий герой — бог иллюзий.

Эллиот Алдерсон — мужское воплощение «девушки с татуировкой дракона», хакер с уже привычными нам проблемами в общении, сочетаемыми с гениальностью.

Уже в первой серии нам шаг за шагом раскрывают все карты, выдают всю необходимую информацию очень плотно. Но масштаб иллюзорности бытия главного героя мы понимаем только в последней серии первого сезона. И главное — сам Эллиот именно тогда осознает, как зыбок мир, в котором он живет. Второй сезон как раз посвящен попытке героя разобраться со своим миром, научиться в нем жить.

Эллиот с первых же кадров обращается к невидимому собеседнику. Это кажется взломом четвертой стены, я лично не люблю этот прием. Но Эллиот тут же признается, что собеседник — его воображаемый друг.

Вторая фраза: Эллиот рассказывает о Корпорации Зла, воплощении всех глобалистских организаций в мире.

«Существует заговор против всех нас. Могущественная группа людей тайно управляет всем миром… Они невидимки, один процент из одного процента, которые решили поиграть в Бога».

 

 

И сразу же следующий квант информации. «Кажется, они следят за мной». Да, Эллиоту повсюду мерещатся «люди в черном», которые его преследуют. Мы пока не в состоянии понять, паранойя ли это.

Далее (уже на второй минуте) мы узнаем, что Эллиот ведет двойную жизнь. Днем он — инженер по компьютерной безопасности в конторе, которая эту безопасность обеспечивает. Ночью же он — Черный плащ интернета, выслеживает плохих парней, в данный момент педофила, и сдает их полиции. Анонимно, конечно же.

Следующий квант. Сразу после «операции педофил» Эллиот встречает в метро бомжеватого человека в куртке с надписью «Мистер Робот», настолько похожего на актера Кристиана Слейтера, что даже игельсу  ясно — это не проходной персонаж.

И последний кирпичик в стену — Эллиоту настолько одиноко, что свою боль он глушит морфием. Наркотик вроде бы объясняет все странности героя, но, конечно же, это отвлекающий маневр.

Ему одиноко, но сделать что­либо, чтобы избавиться от одиночества, он не может или не желает. Эллиот даже на день рождения к единственной подруге, практически названой сестре, не может пойти, предпочитает черноплащевские похождения «живому человеческому общению». Он ни с кем не сходится, не терпит прикосновений, о каких­то социальных ритуалах и говорить нечего.

Несмотря на всю свою социопатию, герой сходится с Мистером Роботом. Тот вводит Эллиота в Нахренобщество — организацию хакеров, готовящих акцию против Корпорации Зла.

 

 

Мистер Робот так же формулирует претензии Эллиота к нашему бренному миру: «Ты пришел, потому что чувствуешь, что с миром что­то не так. Ты не можешь этого объяснить, но знаешь, что ты и твои близкие под контролем».

«Деньги перестали быть настоящими, когда мы отказались от золотого запаса. Они стали виртуальными, программными, операционной системой нашего мира».

Для Эллиота общество — это пузырь, мир наивных людей, погруженных в долговое рабство. Его названая сестра, обремененная неподъемным студенческим кредитом, — живой стимул что­то изменить в системе. Например, уничтожить Корпорацию Зла и все записи о кредитах.

Сериал настолько актуален, что в нем есть роль Джанет Йеллен (в крохотном эпизоде, конечно). В другой серии, правда, там и вовсе Альф.

Эллиот Алдерсон погружен в компьютерное безумие. Он создает субличности как аккаунты с разграниченными правами доступа и обязанностями.

Нахренобщество должно устроить революцию, уничтожить Корпорацию Зла. Эллиот хочет этого всей душой, но, конечно же, не считает себя способным на такое масштабное деяние. Поэтому он создает альтер эго — гениального харизматичного лидера. Аккаунт с аватарой своего отца Мистера Робота.

Разграничение прав доступа создает проблемы в общении между субличностями. Эллиот не ведает, что творит Мистер Робот. Но и Мистер Робот отделен от Эллиота, передает ему зашифрованные послания. Эллиот не воспринимает Мистера Робота как часть себя. Он боится это свое воплощение. Борется с ним, но нет смысла бороться с собой. Силы всегда абсолютно равны.

Мистер Робот — не воображаемый собеседник. Когда тот активен, уже Эллиот становится наблюдателем, глядя на действия альтер эго и ужасаясь. И это шаг вперед — раньше Эллиот просто исчезал, время царствования Мистера Робота Эллиотом воспринималось как провал в памяти.

Во втором сезоне атмосфера накаляется — Эллиот не просто подменяет себя субличностью. Он подменяет и реальность вокруг себя иллюзией, когда действительность становится невыносимой. И разобраться, что реально, что вымышлено, практически невозможно.

В мире Эллиота все иллюзия, кроме зла, которое его окружает. И людей, которые сеют зло вокруг себя.

Зачем нужны эти игры с реальностью? Что может Мистер Робот такого, на что не способен Эллиот? Да ничего, Эллиот так же хорошо программирует, взламывает и играет в шахматы.

Мистер Робот в свою очередь также умеет создавать альтернативные реальности и отправлять туда Эллиота. И он не делится информацией — мы уже говорили, у разных аккаунтов разные доступы, и не факт, что админ в тандеме Эллиот.

Но тем полноценнее расщепление его личности, что у него с Мистером Роботом одинаковые возможности, но разные цели. Мистер Робот горит революцией, насилие его не смущает. Эллиот же открещивается от «великих целей». И если скромничание Эллиота тянет на банальный уход от ответственности, есть пункт, по которому у него с Роботом непримиримые разногласия, — отношение к насилию. Может быть, именно поэтому Эллиоту пришлось выйти на передний план, чтобы провести операцию по­своему, без человеческих жертв.

Эллиоту пришлось переключиться от революции в реальном мире к революции в собственном сознании. Но для этого понадобилось не уничтожать Мистера Робота, а найти общий язык, заключить союз, раз уж слиться в единое целое не получается.

«Легион»

Следующий сериал похож структурно на «Мистера Робота», но так же существенно от него отличается. «Легион» снят в слепящей ЛСД­шной колористике, а ярких красок в исследуемых сериалах мы не видели со времен «Декстера». «Родина» нейтральна, троица «Мост»­«Убийство»­«Крах» дождливо­серы и депрессивны. «Джессика Джонс» снята в нуаровской сепии. «Мистер Робот» апокалиптично мрачен и тоже тяготеет к сепии.

Да и все перечисленные сериалы отличаются известным лаконизмом формы и содержания. Внутренняя жизнь довлеет над внешними проявлениями, все герои сдержанны, события переполнены скрытой мощью, которую нельзя не почувствовать, но внешне все скромно.

 

 

«Легион» же — цирк и феерия. Все горит, взрывается, мельтешит. Фильм буквально соткан из иллюзий. Мало того что вся жизнь героя состоит из видений, бо̒льшую часть времени он проводит во флеш­бэках и выдуманных пространствах, так еще и нам показывают сразу несколько временных потоков, причем камера мечется между ними, иногда прыгая от слоя к слою несколько раз за минуту.

По духу и темпераменту «Легион» можно сравнить с другим проектом, вполне достойным упоминания в данном контексте, — «Дирком Джентли» (я имею в виду американскую версию, а не британскую).

При всех внешних отличиях концептуально «Легион» схож с «Мистером Роботом» гораздо сильнее, чем кажется на первый взгляд. Две субличности, одна из которых невероятно могущественна и агрессивна. Революция — в центре внимания борьба с властными структурами. Общение с мертвыми. Неожиданные флешбэки (неожиданные потому, что Дэвид существует в постоянном тумане, путаясь в хронологии, часто не в силах отличить реальность от иллюзии). И в ключевой (революционный) момент Дэвид призывает внутреннего демона, чтобы тот выполнил жесткую работу. При этом сам Дэвид (отнюдь не любитель насилия) не просто уходит на задний план, а практически выпадает из бытия.

Все это можно было сказать и об Эллиоте.

Развитие ситуации выворачивает этот концепт наизнанку. Эллиот видел в Мистере Роботе внешнего врага, вирус, троян, внедрившийся в его разум. Оказалось же, что это неотъемлемая часть системы.

Дэвид считает демона с желтыми глазами частью себя, своим безумием, на деле же тот оказался внешним врагом, паразитом, присосавшимся к разуму мальчика.

Революция же оказывается пшиком. Мы ни на секунду не можем принять близко к сердцу его битву со спецслужбой, потому что особисты не кажутся реальными людьми, скорее ботами в компьютерной игре. Исключение разве что агент — единственный сотрудник конторы, имеющий свое лицо и какой­то характер, ну и мутант Уолтер, который одновременно и с государством, но сам по себе. Плоская и картонная спецслужба делает несерьезной борьбу с ней.

 

 

И впрямь, внутренняя битва Дэвида быстро оказывается важнее надуманной вражды мутантов и людей (в этом мире, конечно, не в общем концепте Людей Икс, к которым этот сериал не сильно­то и относится — недаром действие происходит в параллельной вселенной и по отношению к кино, и по отношению к комиксам — авторы явно не хотели тащить марвеловский балласт, выводя продукт на качественно другой уровень).

То, что Дэвид одержим, то, что голоса в его голове реальны, есть кому вещать этими голосами, значит ли это, что Дэвид нормален, как считали и мутанты, и спецслужбы? Дэвид проявляет все симптомы психического расстройства  он не может сконцентрироваться ни на секунду, настроение меняется от мягкого и покладистого до сердитого и раздраженного, именно в такие моменты он разносит любое помещение, в котором находится.

Демон, естественно, поощряет эти перепады и вспыльчивость Дэвида в целом.

История детства Дэвида Хэллера до жути напоминает «Регуляторов» Кинга. Пересечений очень много — сам по себе выдающийся ребенок одержим демонами. Демон терроризирует семью мальчика, которая в свою очередь разрывается между страхом перед демоном и любовью к сыну.

Неожиданным дежавю обернулось внеплановое возвращение Дэвида домой после инцидента в клинике (ну как инцидент, клиника перестала существовать). Сестра и ее муж переживают сильнейший когнитивный диссонанс, они вроде как и рады гостю, и боятся до одури и не без оснований, он вполне способен разнести их уютное гнездышко вдребезги пополам.

 

 

Отношения Дэвида с паразитом до поры до времени относительно теплы, построены на стокгольмском синдроме. Он боится демона, но демон умеет находить общий язык с хозяином, притворяясь теми, кто ему дорог, в частности Ленни, приятельницей Дэвида по больнице. Может, она и не была ему особо ценна ранее, но потом Дэвид чувствует вину и ответственность за ее судьбу, так что значимость Ленни после смерти вырастает в разы. И конечно же, демон заботится о носителе в своей неповторимой манере.

«Это голоса вам приказали (повеситься)? — Нет, они меня отговаривали».

Интересно, что в сериале есть и другой пример расщепления: Птолеми и Кэри — две субличности, созданные для конкретных целей: Птолеми — ученый, Кэри — боец. Являясь одним целым, они вступают в сложные взаимоотношения, умудрившись рассориться к финалу сезона вдрызг. И, конечно, этот образ — миниатюрный аналог безумия и Дэвида, и Эллиота.

Заключение

Есть нечто общее, что объединяет все описанные здесь сериалы. Главные герои не могут или не хотят выполнять принятые социальные ритуалы, играть в привычные человеческие игры. По всей видимости, создатели, творческая интеллигенция во всем мире чувствует потребность в смене этих ритуалов. Пришла пора перемен.

 

София Хелин о «Мосте» и почему она основала сагу Норен на помеси Грязного Гарри и козла | The Independent

Когда София Хелин впервые начала играть Сагу Норен, резкого, непреднамеренно грубого детектива из Мальмё в «Мосте», она предполагала, что ее персонаж будет непопулярным. Однако произошло с точностью до наоборот, и зрители по всему миру приняли эту блестяще необычную антигероиню к своим сердцам.

Во плоти — тщательно накрашенная и одетая в платье — Хелин выглядит и чувствует мир, отличный от Саги, с ее кожаными штанами и серо-оливковой шинелью, со спутанными светлыми волосами и непониманием на лице, когда бросают в любую ситуация, требующая социальных тонкостей.Ее персонаж находится где-то в спектре Аспергера, хотя сценарий старается не диагностировать ее.

«Для меня у нее синдром Аспергера», — твердо говорит Хелин между сценами, которые снимаются в Национальной галерее Дании в Копенгагене. «В настоящее время по шведскому телевидению идет документальный сериал о людях с Аспергером, которые пытаются вместе сыграть в пьесе. Это действительно красиво, и я так тронут ».

Прошло почти два года с тех пор, как вторая серия «Моста», в которой датские и шведские детективы объединили свои усилия для расследования преступлений, которые пересекают обе юрисдикции, была показана по британскому телевидению, история заканчивается тем, что Сага сообщает о своем датском коллеге, и, возможно, ближайший к ней друг, Мартин Роде (которого играет Ким Бодниа) — к своему начальству.Она пришла к выводу, что он отравил Йенса, убившего маленького сына Мартина в финале первого сезона.

Получите картину: София Хелин и Ким Бодния в новой серии «Моста»

(BBC)

Она могла легко закрыть глаза на то, что большинство поклонников «Бриджа» назвали бы оправданным убийством, так почему доб в Мартине к властям? Было ли это потому, что он погрузился в семейную историю Саги и обнаружил, что ее мать по доверенности страдала синдромом Мюнхгаузена и пыталась убить сестру Саги?

«Нет, это не из-за этого», — говорит Хелин голосом намного мягче, чем у Саги. «Я думаю, это потому, что она так сильно подчиняется правилам, и если бы она не выдала его, она могла бы потерять свою полицейскую лицензию. Я — я имею в виду, она — должна была это сделать. Ее жизнь — быть полицейским, и если она больше не может быть полицейским, она не сможет жить. Так что это касается самой чувствительной ее части ».

Датский актер Бодниа был недоволен развитием своего персонажа и неожиданно ушел из шоу в перерывах между сериалами, из-за чего сценарист Николай Шерфиг переделал первые четыре эпизода.Хелин оптимистично отзывается об уходе своей коллеги по фильму — и действительно считает, что это может быть к лучшему.

«Я думаю, это было хорошо, потому что его история как бы подошла к концу с тех пор, как я посадила его в тюрьму», — говорит она. «Так что другая альтернатива была не очень соблазнительной… попытаться вытащить его из тюрьмы каким-то странным способом. Так что это был более радикальный и интересный путь ».

«Мост» является преимущественно шведско-датским совместным производством, поэтому неудивительно, что «Сага» снова сотрудничает с копенгагенским детективом, личность которого раскрывается лишь постепенно. «Требуется время, прежде чем он … этот человек … появится», — говорит Хелин. «Это выводит ее на новый уровень отношений. Я думаю, что Сага потеряла веру в отношения, поэтому ее это удивит ».

Доступ к неограниченному потоковому просмотру фильмов и телешоу с помощью Amazon Prime Video Зарегистрируйтесь сейчас для получения 30-дневной бесплатной пробной версии

Зарегистрируйтесь

Хелин, 43 года, вырос в небольшой деревне на полпути между Стокгольмом и Гетеборгом. После окончания драматической школы в Стокгольме Хелин почти сразу же сняли в шведском сериале Rederiet — своего рода нордической версии британской корабельной мелодрамы 1980-х годов «Треугольник».Она перешла в кино, была номинирована на Guldbagge, шведский эквивалент Bafta, для Masjavlar, в котором она сыграла дочь, возвращающуюся домой, чтобы отпраздновать 70-летие своего отца, и к тому времени, когда появился The Bridge, она была знакомым лицом. шведской публике.

Путь Хелин к Саге был мучительным, в том числе увидеть ее как козу («Первый режиссер, когда мы впервые встретились для репетиции, она увидела, что у меня деревянные туфли, и внезапно она начала думать о козе») и как «Грязный Гарри» Клинта Иствуда — интересно тот же персонаж, на котором Софи Грабол изначально основывала своего детективного персонажа Сары Лунд в «Убийстве».

«Теперь я достаточно хорошо знаю Saga, — говорит Хелин. «Но для начала это было тяжело… Это было как бы перевернуло мой мозг наизнанку, и тогда я внезапно увидел, как она думает, и теперь я могу слышать ее тон». Это тон, любимый британскими поклонниками Моста — и комичный, и трогательный, демонстрирующий, что ее состояние делает ее чрезвычайно эффективным полицейским, способным замечать закономерности, которые ее коллеги могут пропустить.

Состояние разрушает ее социальную жизнь — ее последний парень наконец-то устал от ее привычки читать отчеты о вскрытии в постели и ее серьезного подхода к совокуплению.«Мои любимые моменты для Софии — это секс, особенно в первом сезоне», — говорит Шерфиг. «Мы не писали это таким образом, но ее пол и то, как она в него вошла, вы не видели раньше в фильмах».

Подобно прыгунам Сары в «Убийстве», у Porsche 1970-х годов Саги есть свой культ: блоги и интернет-форумы отдают дань уважения спортивному автомобилю, а в сети бушуют споры о точной модели. Это американский импорт, 912E или Porsche 911S 1977 года? «Все, что я могу сказать, это то, что на нем очень сложно водить машину», — говорит Хелин.«Он такой старый».

Горячо ожидаемый третий сезон начинается с того, что датская и шведская полиция снова объединили свои усилия, когда шведский основатель первого гендерно-нейтрального детского сада в Копенгагене найден убитым.

Только один спойлер — мы наконец-то познакомимся с некоторыми членами семьи Саги. «Да, ее мать, и это своего рода кошмар для Saga», — говорит Хелин. «У нее этот ужасный синдром, Мюнхгаузен по доверенности. Единственный человек в мире, которого она боится, — это ее мать.

«Мост» возвращается на BBC4 21 ноября.

София Хелин: Саге за 40, она неловкая в общении и не носит макияжа… но фанаты все еще любят ее London Evening Standard

T

Актриса «Моста» София Хелин назвала популярность своего персонажа «Сага Норен» «знаком того, что мир взрослеет», когда речь идет о женщинах на экране.

Шведская звезда, сыгравшая грубоватого детектива в шведско-датском криминальном сериале с 2011 года, сказала, что этот персонаж нетипичен для большинства женских ролей.

Она сказала: «Мне сейчас 46, и люди следят за женщиной старше 40 лет, инвалидом и практически без макияжа. Это знак того, что мир достаточно зрел, чтобы принимать новые типы женщин в фильмах и на телевидении ».

Хотя это и не указано — писатель Ханс Розенфельдт сказал, что «аудитория уже решила», — считается, что «Сага» из детективов об убийствах страдает синдромом Аспергера, формой аутизма.

Заключительный сезон: Четвертый сериал «Мост» начинается на BBC Two в пятницу, 11 мая / BBC / SVT / Карл Нордлунд

Зрители благосклонно относятся к ней за ее резкость, неловкость с социальными сигналами, бесстрастный подход к переодеванию на публике и ее борьбу с отношениями , в отличие от оригинального партнера, датского полицейского Мартина Роде, которого играет Ким Бодниа.

Пара была собрана в первой серии после того, как расчлененная жертва убийства осталась на полпути через мост Эресунн, на границе между Швецией и Данией. О популярности своего персонажа Хелин сказала: «Я думаю, что люди любят Сагу, потому что у нее явно есть проблемы и инвалидность, она так одинока и изо всех сил пытается обрести любовь. Это то, к чему может относиться почти каждый ».

Мост — Трейлер — BBC Two

Она признала, что успех «Северного нуара» в Великобритании шокировал ее.«Я бы никогда не подумал об этом. Я так рада, что это нас объединяет », — сказала она. Шоу, впервые показанное в Великобритании в 2012 году, стало настолько популярным, что стало самой популярной дорамой BBC Four, что привело к переходу на BBC 2.

ПОДРОБНЕЕ

В четвертой и последней серии, которая начинается сегодня вечером, Хелин воссоединяется со своей партнершей по фильму из последнего сериала Туре Линдхардт, сыгравшей своего датского коллегу Хенрика Сабро после ухода из Боднии. Хелин сказала, что у Саги и ее партнера — и временного любовника — «хорошая химия», и «вы просто хотите, чтобы она преуспела [найти любовь]».

Хелин, мать двоих детей, будучи женщиной в этой отрасли, сказала, что «есть чему поучиться». Она сказала: «В Швеции, в моем бизнесе, 65 процентов женщин подвергались сексуальным домогательствам или даже хуже. Нельзя называть это нормально.

«Законы, система и то, к чему мы стремимся, правильные, но поведение — неправильное. Вот где нам нужно начать учиться, чтобы стать лучше. Все мы.»

София Хелин из The Bridge о том, почему пора уходить с темной стороны

Последний сезон скандинавской криминальной драмы The Bridge выходит в эфир на BBC Two, и он приносит столько же облегчения, сколько и горе для шведа

Один из них носит кожаные брюки и ездит на классическом зеленом Porsche, другой предпочитает спортивные штаны и обычно садится на автобус.Блестящий, таинственный и грубоватый полицейский детектив Мальмё Сага Норен во многих отношениях является полной противоположностью Софии Хелин, актрисы, предпочитающей домашнюю одежду и общественный транспорт, которая играет ее. Теперь, когда их пути разошлись, когда на BBC Two выходит последний сезон выдающейся скандинавской криминальной драмы « Мост », для шведа он приносит столько же облегчения, сколько и горе.

«Я действительно чувствую облегчение», — признается Хелин по телефону из своего дома в центре Стокгольма голосом, который вызывает гораздо более естественную теплоту, чем в ледяной Саге, состояние которой, как у Аспергера, затрудняет соблюдение общественного этикета.«Я так счастлива и горжусь прошедшим сезоном», — продолжает она. «Люди спрашивают меня, скучаю ли я по ней, и я не могу. То есть, если бы я скучал по ней, я бы просто начал быть ей », — смеется Хелин. «Я не могу бросить ее, потому что я она».

Я не могу ее бросить, потому что я ее

Более семи лет и четырех сезонов путешествия Саги через жестокие, зловещие, захудалые изнанки шведско-датских отношений по обе стороны Эресуннского моста, соединяющего две страны, персонаж Хелин — один из самых нежно нарисованных и исполненных в новейшей истории телевидения — по ее признанию, «заразил мой образ поведения».Попасть в сознание человека с синдромом Аспергера и постоянно испытывать, каково это жить в забвении невысказанных нюансов повседневных взаимодействий, — значит заглядывать в глубокий колодец одиночества в своей собственной душе. Сага, часто скрюченная и нахмуренная, несла на Хелин тяжелую физическую, а также психологическую нагрузку.

В достаточно зловещем начале последнего сезона мы впервые встречаем ее в тюрьме в ожидании приговора после обвинения в убийстве собственной жестокой матери.Отгоняя угрозы со стороны сокамерников-сокамерников, ее датский профессиональный и романтический партнер Хенрик Сабро со стороны начинает расследование дела миграционного чиновника, который был похоронен по шею и забит камнями до смерти.

Вряд ли hygge что-то вроде этого — если позаимствовать датское слово, означающее «уют», которое недавно стало очень популярным в англоязычном мире. И все же, среди всей темноты игры в Сагу, Хелин тоже был озарен самопознанием и приключениями.«Делать запретное», — без колебаний отвечает она, когда я спрашиваю ее, что лучше всего было в игре этого персонажа. «Я люблю это. Нарушая табу ». Например, что конкретно? «О, например, когда она мастурбирует, когда ее свекровь находится в той же комнате».

Смелая, импульсивная, преданная делу, никому не обязанная и поддерживающая функциональное отношение к сексу, которое сделало бы среднего непослушного парня похожим на обычного Ромео (Сага не любит снимать футболку во время полового акта и в какой-то момент предлагает Хенрику незабываемо резкий ультиматум: «секс или в одиночестве»), она является совершенно уникальным и в некотором смысле новаторским образцом для подражания для самых разных зрителей.

Считает ли Хелин, что Сага будет идентифицировать себя как феминистка? «Я думала об этом», — размышляет она, на мгновение намеренно или иным образом ускользая от стаккато-речи персонажа. «Я думаю, она сказала бы:« Да, я феминистка, но я также гуманист, и я верю в права каждого, и в том, чтобы быть женщиной, нет ничего особенного, кроме как в истории, женщины очень сильно подавлялись », а так должно быть, и давай прекратим это делать », — я думаю, она сказала бы что-то в этом роде.”

У Хелин часто есть люди с синдромом Аспергера, которые подходят к ней, чтобы выразить свою любовь к Саге. «У меня были люди, которые путешествовали издалека, чтобы увидеть меня, чтобы сказать мне, как много для них значит существование такого образца для подражания», — говорит она. «Недавно я прошел обследование, когда ко мне подошла женщина и сказала:« У меня синдром Аспергера, мне поставили диагноз, и теперь моя жизнь намного проще, и вы первый человек в мире, которому я говорю это ». Я был так тронут ».

Избавьтесь от более грубых черт характера Саги — которые могут быть освежающими и забавными сами по себе — и она быстро окажется сложным, уязвимым и милым человеком, как и все остальные.Человек, который иногда просто нуждается в объятиях — хотя сначала убедитесь, что вы предупредили ее, прежде чем это сделать. «Я довольно рано понял, что ей не хватает любви в жизни», — размышляет Хелин о том, что делает «Сагу» такой особенной. «Я думаю, что сочетание юмора и одиночества, а также то, что она так хороша в своем деле, заставляет вас сочувствовать ей. И я думаю, что мы все можем идентифицировать себя в ней, потому что это одиночество, которое она испытывает, — это то, что мы все несем с собой. Но мы несем его не столько снаружи, сколько она.А еще она говорит то, что думает. Это также то, на что можно посмотреть и посмотреть ».

Прощаясь с Saga и The Bridge , стоит задуматься о том, насколько сильно изменился перекресток, который дает шоу его название с момента его начала. Когда-то мощный символ скандинавского единства и изобретательности, который можно было легко пройти без паспортов, с 2016 года на фоне европейского миграционного кризиса он стал препятствием для многих, где проверка документов является обязательной для всех, а грубо импровизированные стальные заборы разделяют платформы вокзалов на Конец Мальмё.Это ситуация, о которой Хелин глубоко сожалеет. «Я думаю, это так грустно, что все так изменилось, и то, что раньше было символом единства и возможностей свободы, теперь стало контрольной станцией», — говорит она. Это одна из причин, почему темы миграции и идентичности вырисовываются в решающем сезоне The Bridge . «Кто мы такие, чтобы судить и говорить, что некоторых людей можно впустить, а некоторых — нет?» вопросы Хелин. «Кто мы такие, чтобы говорить, кто сейчас хороший, а кто плохой? Я думаю, это очень важная вещь, о которой стоит говорить.”

Работа с глобальной благотворительной организацией Water Aid, которая видела ее поездку в Камбоджу со своими двумя детьми, чтобы наблюдать, как краны и туалеты могут привести к долгосрочным изменениям для жителей деревни вдоль реки Меконг, — это лишь один из способов, которыми Хелин занимается, когда входит в пост-сага этап ее карьеры. Она также только что получила свою первую комиссию в качестве сценариста и продюсера на телевидении, собирается сыграть главную роль в скандинавской исторической драме, которая все еще остается скрытой, и появится вместе с покойным Джоном Хёртом в его последней ведущей роли в фильме That Good Night .Слухи о том, что «Сага» и « Мост » могут однажды вернуться в кино, уже ходят, но она не будет на них опираться.

Также важно иметь возможность гордиться тем, что вы делаете, и чувствовать, что эта картина завершена.

«В этом формате он закончен, и он такой фантастический», — настаивает Хелин. «Конечно, мы могли бы продолжить — американцы сказали во время постановки:« Вы с ума сошли! Вы не можете остановиться сейчас, вы должны продолжать и выжимать из этого все, что вы можете! » Но также важно иметь возможность гордиться тем, что вы делаете, и чувствовать, что эта картина завершена, оставьте ее.”

«В этом формате…» Могу ли я прочесть что-нибудь с помощью этого конкретного набора слов? «Нет, ты не можешь!» она смеется. «Я использую это впервые. Но никогда не знаешь, что происходит в жизни ».

Последний сезон сериала The Bridge выходит в эфир на BBC Two в пятницу вечером в 21:00; все предыдущие сезоны теперь доступны на iPlayer. София также поддерживает кампанию WaterAid Water Effect — посетите wateraid.org, чтобы узнать больше

Сага Норен, аутичная суперженщина из «Моста»

Будут спойлеры.

Когда я узнал в возрасте 22 лет, что я не был каким-то образом неспособен нравиться другим, но что серия ужасно благонамеренных ошибок моих родителей, учителей и педиатров удержала меня от диагноза аутизм, я должен Когда мне было восемь, единственное, что меня поднимало на несколько месяцев, — это охота на серийных убийц в Копенгагене и Мальмё.

В частности, темно освещенные и преследуемые насилием версии тех городов из The Bridge . Каждая из трех серий The Bridge до сих пор следовала за шведскими и датскими полицейскими силами, объединившимися, чтобы раскрыть серию ужасных и причудливых убийств в обеих странах.(Есть также мексикано-американский римейк с тем же названием и франко-британская версия, The Tunnel . Я чувствую себя слишком привязанным к оригиналу, чтобы смотреть его, поэтому я не могу комментировать, чем они могут отличаться. В центре внимания сериала — шведский детектив Сага Норен, которого, хотя и сценаристы сериала, и актриса София Хелин заявили, что они не хотят ставить ей официальное состояние, не может быть истолкована иначе, как аутичная.

Аутизм Саги проявляется в том, как она стоит, говорит и наклоняет голову, когда смотрит на людей.Хелин пригвоздил аутичный образ жизни к вашему телу, что для меня означает ощущение, будто я работаю на хлопчатобумажной фабрике девятнадцатого века, а все остальные — на автоматической машине. Это очевидно по тому, как она постоянно попадает в ловушку скрытых социальных правил, спрашивая мужчину, которого она только что встретила в баре: «Ты хочешь заняться сексом?» или на вопрос, нравится ли ей еда, ответит: «Нет, это было невкусно». Одна из многих неприятных и захватывающих вещей в просмотре The Bridge заключается в том, что я могу только интеллектуально понять, почему другие зрители находят эти моменты саги забавными.Слова, которые она произносит, тоже звучат у меня в голове, хотя я научился не давать им вылетать изо рта. Загадочные тексты похоронной музыкальной темы шоу «Hollow Talk» хора молодых верующих, кажется, описывают Сагу и то, как она видит попытки выжить в сенсорно сбивающем с толку мире — «Дрожащие звуки, которые приходят в ближайшее время» движения, которые вам кажутся / Резонирование вашей маски или вражды / Говорящая пустышка и пустая девушка ». Каждый раз, когда я слышу это и вижу знакомые кадры через Эресуннский мост, мне кажется, что я возвращаюсь домой.

Сага — лучшее отражение меня самого, которое я когда-либо видел в художественной литературе, но она — это я, поскольку я знаю себя внутри, а не отдаленно похож на меня, как я представляю людям в своей жизни. Только будучи взрослым, я осознал, что не все идут мысленным монологом Установите зрительный контакт… Хорошо, хватит, отвернитесь… слушайте, что они говорят, и мысленно напишите свой ответ одновременно, чтобы не было пробел в разговоре… теперь пропустите его, чтобы убедиться, что он не грубый или странный…. Иногда мне кажется, что я приобрел социальные навыки так же, как заложник учится соблюдать правила своего похитителя. Я не получал никакого удовольствия от того, что постоянно наблюдал за другими, пытаясь понять, как мне нужно скопировать их, чтобы они выглядели нормально. Я делал это в начальной школе и особенно в средней школе, потому что я пытался свести к минимуму эмоциональный, а иногда и физический вред, который мои сверстники причиняли мне из-за того, что я не вписывалась, даже если я никогда не вписывалась. Это высокая цена, которую нужно заплатить за то, что я могу немного легче ходить в супермаркет, когда я взрослый, особенно когда возможность полуприходить как нейротипик не совсем помогает мне заводить друзей, потому что требуемые усилия могут заставить меня казаться холодным и фальшивым.

Saga этого не делает. Неясно, проявляется ли ее аутизм в другой форме или она просто не из тех, кто чувствует необходимость подчиняться, но в ней я видел, как все части себя, которые я подавлял годами, разыгрались. Одна из причин, по которой я люблю Сагу, состоит в том, что, если я хочу увидеть другую аутичную девушку или женщину (в графе «есть очевидные черты характера, если мне никогда не поставили диагноз в рассказе») в художественной литературе, у меня, помимо нее, есть только персонаж романа, который пишет мой друг, который изменит мир литературы, когда он будет опубликован, и Тина Белчер.Не то чтобы я не люблю Тину — когда-то я тоже была странной девушкой, писавшей странные фанфики (тогда как сейчас, конечно, я совсем не странный взрослый, который может сказать вам, что фанфики саги стоит вашего времени, если вы хочу плакать). Но, хотя вымышленные отражения себя такими, какие вы есть, жизненно необходимы, их не всегда достаточно. Иногда хочется увидеть себя таким, каким ты мог бы быть в идеальном мире.

Белый цишет, не имеющий инвалидности, может войти в любой мультиплекс в любую неделю в году и увидеть, как кто-то, похожий на него, с более мускулистой линией подбородка, справедливо стреляет в плохих парней.Никакие другие группы не могут, и хотя я могу восхищаться некоторыми женскими персонажами в книгах и телешоу, они все еще кажутся мне похожими, но разными видами. Если я хочу увидеть аутичную женщину, жесткую и бесстрашную, которая может внезапно раскрыть знание шумерского алфавита или языка жестов, чтобы сделать следующий шаг в деле, которая водит старинный Porsche, которая иногда разочаровывается, но никогда не сдается поиски, чтобы остановить опасных людей — если я хочу аутичную героиню мой единственный вариант — Сага Норен.

Мне поставили диагноз аутизм вскоре после того, как меня приняли в школу журналистики, что стало первым шагом в карьере, которая интересовала меня целую вечность. Новости были обоюдоострым мечом. С одной стороны, мои проблемы с социальными навыками были реальными и никогда не исчезли, и я был свободен от постоянных попыток избавиться от них — но с другой стороны, мои проблемы с социальными навыками были реальными и имели серьезный потенциал. чтобы разрушить мою жизнь. Я задавался вопросом, следует ли мне отменить курс, смогу ли я когда-нибудь преуспеть в карьере, в высшей степени ориентированной на людей, в которой я никогда не слышал о работающем аутичном человеке.Я попробовал погуглить «аутичного журналиста» в надежде найти образцы для подражания и советы, и самым популярным было видео Onion, в котором аутичный журналист сообщает об аварии поезда, но сосредоточен только на типе поезда. Мои амбиции и мое существование были шуткой.

Сага также занимается работой, ориентированной на людей, где она явно не вписывается, и все же «Сага Норен, полиция округа Мальме», как она всегда представляется, добивается успеха. Ее коллеги ценят и уважают ее и, в конце концов, — никогда без большой душевной боли и ужасных потерь, потому что The Bridge — это шоу, где очень плохие вещи случаются практически с каждым персонажем — она ​​побеждает монстра.Я думаю, что одна вещь, которая мешает Саге быть карикатурой на аутизм, несмотря на ее четко определенные характеристики, заключается в том, что она не настроена по образцу Шерлока из Би-би-си, чье социальное забвение рассматривается как изюминка, которую люди прощают, потому что это связано с его сверхчеловеческий интеллект и наблюдательность. Я считаю, что одна из причин, по которой у мужчин чаще диагностируется аутизм, чем у женщин, заключается не в том, что аутизм встречается у женщин реже, а в том, что давление скрывать то, что мы отличаемся от других, сильнее — общество примет и простит многие причуды мужчин, но не женщины, которые в основном с раннего детства осознают, что нам нужно устраивать шоу.Так что меня глубоко освежает то, что The Bridge позволяет женскому персонажу нарушать социальные правила, не показывая это как катастрофу или игнорируя последствия.

Saga блестящая и смелая, но ее возможности находятся в пределах реализма, и они сдерживаются тем фактом, что The Bridge очень честна в тех областях, в которых она всегда будет бороться. Когда Расмус, новый датский коллега Саги, который не понимает, почему она не дает ему похвалы и благодарности, называет ее «чрезмерно аналитическим роботом, лишенным каких-либо эмоций», вы видите боль на ее лице.Когда ее спросили, выглядела ли ее сестра (которую она взяла под опеку, чтобы защитить ее от Мюнхаузена по доверенности их матери) перед самоубийством, она ответила: «Я не улавливаю знаки».

Она не и не должна быть единственным вымышленным представителем аутичных женщин, не в последнюю очередь потому, что София Хелин, несмотря на усилия съемочной группы, чтобы лишить ее гламура, облачила ее в одну и ту же пару кожаных брюк и оливковой футболки. time, очень привлекательная худая белая блондинка цисгендер.Конечно, это не отрицательные качества, но их не следует использовать, чтобы сделать различия Saga более приятными. Мы отчаянно нуждаемся в вымышленном изображении разнообразия аутичных людей в реальном мире, включая аутичных цветных людей, аутичных ЛГБКТ и аутичных людей с другими ограниченными возможностями.

Но в то же время аутизм Саги — это сильная сторона, особенно в ее отношении к полиции. «Мост» «» — это шоу, которое глубоко озабочено тем, что значит быть этичным и эффективным полицейским, и, в отличие от многих других шоу и настоящих офицеров, утверждает, что это одно и то же.Мартин, датский партнер Saga по первым двум сезонам, иногда прибегает к насилию; Хенрик, ее второй датский партнер, принимает наркотики, которые покупает у бандитов, чтобы справиться с болью, связанной с исчезновением его жены и дочерей; Расмус проводит собственное расследование без разрешения и изменяет полицейские записи, чтобы скрыть это. В другом спектакле один из этих мужчин будет героем или антигероем; на The Bridge их действия в лучшем случае бессмысленны, а в худшем — активно вредны.

Saga никогда не прибегает к насилию или коррупции в какой-либо форме.Правила — это все, что она знает. «Он делал хорошо, но делал это неправильно», — говорит она о Расмусе. Это то, к чему я могу относиться. Я не пользовалась одним из туалетов для девочек в моей школе во время моего пребывания там, несмотря на то, что многие другие девочки в моем классе использовали его, потому что однажды я слышала, что он был предназначен для девочек шестого класса. Я всегда считал свое отношение, связанное с правилами, чем-то смущающим и нелепым, и, конечно же, беспрекословное подчинение правилам, установленным другими людьми, не всегда является положительным качеством.Но Saga изменила это отношение к лучшему. Она добивается успеха благодаря, а не вопреки своему аутизму, отказу от ярлыков и медленному, решительному движению к истине.

Еще один освежающий аспект изображения Саги — и тот, который больше подходит для аутизма, каким я его знаю, — это то, что он не исключает сочувствия. Действительно, несмотря на то, что она казалась менее дружелюбной, иногда она понимает больше, чем окружающие ее люди. Пятый эпизод первой серии действительно определяет ее характер.Во время эпизода Мартин изменяет своей жене Метте и дает пощечину психически больному свидетелю, когда тот не помогает им идентифицировать серийного убийцу. Это Сага, которая использует сострадание свидетеля к сбежавшему из дома подростку, которого он взял, чтобы убедить его заговорить. В другом эпизоде ​​она прямо говорит с няней детей Мартина — говоря, что он и Метте «получат другую няню», если она уйдет — но вместо того, чтобы остаться в шутку, позже выясняется, что она не любила няню, потому что поняла, что у няни была няня Мюнхгаузена. .

До тех пор, пока общество, в том числе люди, которые создают произведения культуры, которые нам нравятся, не перестанет бояться аутизма и не начнет принимать его как факт жизни, Сага Норен является единственным вымышленным изображением, которое у меня есть, что дает мне надежду, что я смогу отметить сильные стороны состояние дает мне возможность справиться с проблемами, которые оно вызывает, и жить той жизнью, которую я хочу, на своих условиях.

Розмари Коллинз — писатель и журналист из Манчестера.

@ RosemaryC_24

София Хелин: Актер, у которого есть все

«Некоторые актеры говорят, что их персонажи не меняют их; Я не знаю, как они это делают », — серьезно говорит София Хелин. Она говорит о Саге Норен, ее персонаже из популярного нордического нуара «Мост» (в настоящее время показываемого на BBC4), которому предстоит пережить трудные времена в третьей серии.Журнал Scan Magazine поговорил со шведским актером о возвращении «Саги», кризисе с беженцами и о том, что значит быть публичным человеком .

Хелин убеждена, что роль детектива по убийствам с синдромом Аспергера изменила ее мозг и коренным образом изменила ее. «Когда вы начинаете думать, как кто-то другой, вы меняетесь. В основном это было хорошо, но этот сезон действительно печален, так что мне пришлось пережить много горя ».

Уже во втором сезоне криминальная драма собрала в Великобритании больше зрителей, чем ее кузены из нордического нуара Борген и Убийство, а когда в прошлом месяце стартовал третий сезон, у первой серии был рекорд — 1.2 миллиона зрителей в прямом эфире. В третьей части драмы Сага назначила еще одно расследование убийства, связанное с Эресундом, на этот раз без Мартина Роде рядом с ней. «Сага полностью теряет хладнокровие в этом сезоне, что делает его очень интересным, но в некотором смысле ужасным», — говорит Хелин. «То, что Мартин ушел, на самом деле очень помогло. Это сделало Сагу такой грустной с самого начала, что задало мне тон ».

Человеческая природа

Если первый сезон «Моста» был посвящен личным демонам Мартина, то на этот раз, наконец, настала очередь Саги.Помимо прочего, мы встречаемся с ее мамой, с которой у нее, мягко говоря, сложные отношения.

Это не первый раз, когда Хелин имеет дело со сложными семейными отношениями на экране. На своей первой актерской работе в очень популярной шведской мыльной опере 90-х Rederiet она сыграла Минну, девушку, которая обвинила отца в изнасиловании. Кроме того, в фильме Masjävlar она сыграла Миа, которая возвращается из Стокгольма в Даларну в Швеции с большими ожиданиями, вопросами семейной ответственности и столкновением с матерью.Эта главная роль принесла ей номинацию на Guldbagge, шведский эквивалент BAFTA, в 2005 году.

У самой Хелин менее сложные отношения со своими корнями. «Мои отношения с детством хорошие — выдержанные, но хорошие», — смеется она. Она выросла в Эребру в семье, где, по ее словам, актерство было далеким от дела. И все же интерес к ней всегда был. «Я всегда играла, сначала просто играла», — говорит она. «Это склонность, это просто я: меня всегда интересовала человеческая природа, почему мы делаем определенные вещи.Перед тем, как поступить в школу актерского мастерства, Хелин поступила на университетский курс, как это известно в Швеции, «истории идей», что, по ее словам, было далеко не безразличным для ее будущей карьеры. «Это стало решающим. Знакомство со всеми великими философами заставило меня расширить свое мышление ».

Способ выстоять

Свидетельствуя философскую, граничащую с политикой, черту, Хелин недавно использовал рекламный след, чтобы рассказать о текущем кризисе беженцев. «В Швеции проживает чуть более девяти миллионов человек, и мы приняли 100 000 или более беженцев», — объясняет она.«В Великобритании, плюс-минус, 64 миллиона человек. Берут 6000. Это просто неправильно «. На момент написания шведское правительство только что объявило о значительно более строгих правилах, но вместо того, чтобы лишить себя гордости, Хелин решительно указывает на остальную Европу. «Печально, что это происходит, но это было кризисное решение. Посмотрите на остальную Европу — они не берут на себя свою долю ответственности. Это безумно маленькая проблема, если учесть потенциальные последствия: если бы все страны ЕС участвовали в этом вместе, это было бы увеличение населения на промилле, чтобы приветствовать всех беженцев.»

Недавно назначенный послом WaterAid, благотворительной организации, работающей по всему миру, чтобы обеспечить доступ к безопасной воде и санитарии, Хелин описывает свою преданность делу как« способ понять, что значит быть публичным человеком », часть работы, которая в противном случае казалась ей бессмысленной. . «Я вижу этот несправедливый мир и все страдания — это способ внести свой вклад. Я думаю, что все больше и больше моя приверженность — это способ выстоять », — говорит она о своем очень чувствительном типе личности. «В то же время моя артистическая черта — это положительный эффект от того, что я такой человек.

Феминистский образец для подражания

Чувствительная в совершенно другом смысле высоко аутичная сага Норен в лучшем случае туповата, а в худшем — полностью социально невозможна. Но, глядя на интервью BBC Breakfast, которое Хелин и Бодния дали в 2014 году, актер — не просто полная противоположность своей героини. Интервью Би-би-си даже не началось, когда один из двух ведущих почувствовал необходимость прервать себя, чтобы спросить, что происходит со всеми «толканиями и толканиями». Хелин указал на Боднию с расставленными ногами, комментируя, как мужчины всегда «распространяются».«Я терпеть не могла, глядя, как сижу вот так», — сказала она, показывая, что имела в виду, скрестив ноги и демонстративно занимая меньше места. «Разведи ноги, ладно, давай!» — настаивала она на ведущей, которая в панике оглядела площадку.

Хелин, имитирующий сагу, или просто типичная шведская откровенность? «Я на самом деле шокировала себя, когда сделала это на BBC — обычно я веду себя довольно дипломатично», — говорит она. «Я люблю Лондон, но я всегда чувствую себя измученным, просто глядя на женщин в их неудобной одежде и тому подобное.Она выглядела такой встревоженной, что я чувствовал себя совершенно опустошенным ». Возможно, это понятно, исходя из женщины, играющей сагу, персонажа, которого окрестили феминистским образцом для подражания, и о котором, конечно же, не говорили бы так много, если бы детектив был мужчиной. «Нет», — уверенно говорит Хелин. «У Saga есть много черт, которые мы обычно называем мужественными. Кроме того, сочетание ее личности и моего способа формирования ее на экране создает довольно интересный микс ».

«У меня все есть»

Она извиняется, садясь в такси.«Поехали, аэропорт Арланда», — говорит она водителю, извиняясь: «Я провожу собеседование, поэтому звоню по телефону». Она уезжает, чтобы продолжить запись фильма «Берлин — Der Geteilte Himmel» (Берлин — Разделенные небеса), немецко-британской совместной постановки голливудского режиссера Оливера Хиршбигеля, получившего премию «Оскар». «Я играю британско-шведскую женщину, которая живет в Берлине, работает на британскую армию и становится жертвой агента Ромео — женщины, которую предали и которая упорно трудится, чтобы сохранить свое достоинство», — говорит Хелин.«Это что-то совершенно другое. Я сам не узнаю! »

На вопрос, какие три желания она бы попросила у джинна в бутылке, она не задумывалась, прежде чем составить список альтруизмов. «Я бы хотел, чтобы война в Сирии закончилась. Я бы просил о чуде, чтобы все дети в мире получили доступ к чистой воде, потому что 1400 детей умирают каждый день из-за грязной воды, и это просто ужасно. И, наконец, я бы хотел, чтобы гений придумал решение, чтобы мы могли перестать разрушать наш мир.Хорошие слова, но затем Хелин резко говорит: «Я говорю это не для того, чтобы быть милым. Я тупой », и на мгновение кажется, будто сага всплывает. Хелин заканчивается так же серьезно, как и начала. «Я не желаю ничего другого — у меня есть все: у меня есть двое здоровых детей, работа, дом… Я не скромный, я просто настолько привилегирован, что было бы высокомерно просить большего. ”

Подпишитесь на наш информационный бюллетень

Получайте наш ежемесячный информационный бюллетень по электронной почте

Джон Хэтфилд: Теперь, когда аутизм в моде на телевидении, давайте поддержим людей с аутизмом

Название программы: Мост — Техас: нет данных — Эпизод: Мост — серия 3 — эп.2 (No.2) — Показы: Джон (РАФАЭЛЬ ПЕТТЕРССОН), Сага Норен (СОФИЯ ХЕЛИН) — (C) Filmlance International AB — Фотограф: Каролина Ромаре

Телевизионные изображения аутичных персонажей в главных ролях также растут. У нас есть доктор Шелдон Купер из Теории большого взрыва (который очень раздражает многих молодых людей с аутичным спектром) и Мосс из The IT Crowd (который популярен в сообществах Аспергера за то, что беззастенчиво чувствует себя комфортно в собственной шкуре).

Главные герои великолепного детективного сериала в стиле скандинавских нуаров идут дальше.Сага Норен в «Мосте» и Сара Лунд в «Убийстве» — сложные женские персонажи, оба явно принадлежащие к спектру. То же самое и Лисбет Саландер, она же «Девушка с татуировкой дракона». Они разоблачают миф о том, что аутизм — это преимущественно мужское заболевание. Есть даже аутичная кукла в виде Джулии с Улицы Сезам.

Подпишитесь на нашу информационную рассылку

Подпишитесь на нашу информационную рассылку

Эти герои фильмов и телесериалов подняли значимость аутизма и вызвали дискуссии.Это следует приветствовать. Они также показали людей с аутизмом и синдромом Аспергера в позитивном свете в ситуациях, когда их особые качества и поведение — обычно глубокая концентрация, целеустремленность, одержимость деталями, навыки работы с компьютером и прекрасные воспоминания — спасают положение. Это освежает и жизнеутверждает.

Но телешоу также вводят в заблуждение относительно повседневной реальности. В отличие от изображений на экране, которые предполагают, что состояние причудливо, эксцентрично и даже мило и круто, правда обычно совсем другая.

Люди с ограниченными возможностями борются с социальным взаимодействием и социальным общением. Они могут казаться лишенными сочувствия и эгоцентричностью, хотя на самом деле они отчаянно пытаются разобраться в социальных ситуациях. Они хотят друзей, но считают, что создание отношений сбивает их с толку и утомляет.

Они также склонны испытывать высокий уровень беспокойства и сенсорной перегрузки, поскольку их подавляет шум и суета повседневной жизни.

Стресс от попыток справиться с требованиями запутанного мира огромен.Эти постоянные проблемы могут привести к гневу, разочарованию и смущению, которые часто проявляются в срывах.

Люди, страдающие этим заболеванием, часто могут чувствовать себя крайне изолированными. Непонимание может привести к отторжению и издевательствам. Это, в свою очередь, часто приводит к заниженной самооценке, одиночеству и сильному беспокойству. Отсюда всего несколько шагов до исключения из школы, безработицы и проблем психического здоровья, начиная от анорексии, членовредительства и ОКР до депрессии и самоубийства. К сожалению, это не преувеличение.

Страх быть осужденным за свое поведение может усугубить ситуацию. Недавние исследования показывают, что почти половина аутичных людей и их семей в Шотландии не хотят выходить на улицу, потому что их беспокоит, как люди отреагируют на их аутизм. Небольшая осведомленность может значительно улучшить качество жизни людей с аутизмом. Это касается родителей, братьев и сестер, а также учителей, специалистов по уходу, работодателей и политиков.

Обеспечение того, чтобы молодые люди с аутизмом могли добиться успеха в жизни и реализовать свой потенциал, означает, что доступ к образованию имеет жизненно важное значение.Несмотря на установленное законом обязательство образовательного учреждения «сделать это правильно для каждого ребенка», догма основной инклюзии сохраняется — даже когда ясно, что это может быть токсичной средой для многих в спектре аутизма.

Слишком много аутичных детей незаконно исключают из школы или переводят на неполный рабочий день. Многие не могут посещать общеобразовательные школы из-за стресса и беспокойства, вызванного тем, что они теряются, чувствуют себя подавленными, подвергаются издевательствам и наказываются за аутичное поведение, например, из-за необходимости покинуть класс, чтобы успокоиться, или из-за неполного участия в групповой работе.

Если политики и педагоги получат немного больше информации, они поймут, что искреннее понимание этого для каждого ребенка может изменить ситуацию. Невероятные достижения специализированных школ, таких как The New School, Falkland House, Daldorch House и New Struan, существенно изменили жизнь молодых людей, создав безопасную, благоприятную среду с низким уровнем возбуждения.

Они дают им жизненные навыки, уверенность, опыт, дружбу и академические достижения. Но, несмотря на огромный и растущий спрос, их почти нет.Конечно, многие молодые люди с аутизмом могут преуспеть в обычном образовании, но только в том случае, если их потребности будут приняты во внимание.

Во Всемирной неделе осведомленности об аутизме стоит упомянуть несколько изменений, которые имеют огромное значение для сотен тысяч аутичных людей и их семей.

Сюда входит увеличение числа учителей-специалистов и предоставление соответствующих рабочих мест для аутичных детей, а также обновление и совершенствование подготовки учителей, чтобы дать учителям навыки и знания для понимания и поддержки аутичных учеников.

Также полезно использовать общешкольный подход для повышения осведомленности и понимания учеников, нуждающихся в дополнительной поддержке, включая аутизм, одновременно повышая осведомленность молодых людей и их семей об их правах на дополнительную поддержку в обучении. Если повышение осведомленности помогает достичь лучших результатов для людей с аутизмом, то это определенно заслуживает телевизионного шоу для хорошего самочувствия.

Дайан Крюгер о роли Аспергера и женщин на телевидении — The Hollywood Reporter

Игра полицейского — не редкость для актера или актрисы.

А полицейский с синдромом Аспергера?

Дайан Крюгер ( Бесславные ублюдки , Национальное сокровище ) играет детектива Соню Кросс в новой драме FX о серийных убийцах «Мост », премьера которой состоится в среду. Кросс присоединяется к мексиканскому детективу Марко Руису ( Демиан Бичир, ), чтобы охотиться на убийцу, работающего по обе стороны границы Эль-Пасо-Хуарес, и ее Аспергер помогает и мешает.

«Да, у нее есть состояние [с] таким количеством недостатков в личной жизни, которые возникают из-за этого состояния», — сказал Крюгер THR в интервью журналистам.«Тем не менее, она так отличается в своей работе, потому что у нее есть способность сосредотачиваться и действительно смотреть на вещи с другой точки зрения».

ФОТО: Премьера «Ведущей»: Сирша Ронан, Дайан Крюгер празднуют адаптацию Стефани Майер

Задача сыграть персонажа с синдромом привела Крюгера к роли Дет. Кросс, который также стал ее первым телесериалом. «У меня никогда не было желания играть полицейского. Я не из тех, кто вооружен оружием, — сказала она.Но наблюдая за Bron , скандинавский сериал, адаптированный в The Bridge шоураннерами Meredith Stiehm и Elwood Reid и его детективом с Asperger’s, Крюгер был заинтригован тонкими проявлениями этого состояния.

«Как только я начал читать об этом, я понял, что это действительно сложное мероприятие, потому что это не то, что вы можете просто надеть. Это образ мыслей, в который я должна входить каждый день », — сказала она.«В диалоге нет ни одной строчки, которая была бы прямой».

У нее был наставник на съемочной площадке: FX связался с Autism Speaks, американской организацией, занимающейся изучением аутизма, и организовал для молодого человека с синдромом Аспергера советовать Крюгеру во время съемок. Крюгер говорит, что помимо своего собственного обширного исследования, она наблюдала за поведением Алекса Планка на съемочной площадке и задавала ему «несколько довольно неудобных вопросов» о его состоянии.

«Я провел — я не шучу — больше времени с ним за последние четыре месяца, чем со своим партнером и друзьями, — сказал Крюгер.«Мне легче спать по ночам, зная, что он наблюдает за всем, что я делаю».

ТЕЛЕВИДЕНИЕ: FX’s «The Bridge»

Кросс дотошна, прямолинейна и колючна со своими коллегами, но авторы рано решили не называть ее состояние. «Мы не хотели, чтобы ее состояние было определяющей чертой ее характера», — сказал Крюгер репортерам. По ее словам, изначально тайна поведения Кросса привлекла ее к сценарию. «Я не сразу поняла характер Сони. Это было не совсем так на странице, поэтому я был заинтригован.”

В отличие от Bron , Мост создал предысторию Кросса, на ее трагические детали намекали в премьере. По словам Крюгера, ее состояние эмоционально отдаляет ее от других: «Соня носит с собой и, вероятно, большую часть своей жизни носит много тьмы и одиночества».

Крюгер, которая совсем недавно снялась в экранизации Стефани Майер The Host , также приписала возрождение кабельного телевидения за ее переход к телевидению.Она назвала Карточный домик , Безумцы , Во все тяжкие и Американцы как любимые шоу. «Качество написания превосходит большинство фильмов», — сказала она. В частности, пояснила она, женские персонажи этих шоу предоставляют актрисам беспрецедентные возможности для драматической глубины. «Мне кажется, что [женские персонажи] процветают, и зрители ищут таких персонажей, и я думаю, что это очень волнует для женщин в целом», — сказала она. «Такого персонажа, как [Кросс], мне никогда не предлагали в кино.”

Представленный UTA, Крюгер также сыграет главную роль в биографии молодого Авраама Линкольна «Зеленый клинок: восстание » и истории атомной бомбы 2014 года « Солнце полуночи ».