Разное

Прописи в: Купить книги и прописи для обучения письму в книжном интернет-магазине Лабиринт. Учимся писать. Прописи. Подготовка к школе

Содержание

Почему школьные прописи дошколятам не нужны.

Обилие всевозможных «развивашек» и «детских клубов» не дают родителям усомниться в том, что учить до школы должно и нужно, таким образом нам кажется, что мы помогаем ребенку, и когда наступит время школы, ему будет гораздо легче усваивать материал.

Но согласитесь: сложно стремиться идти вперёд, если ты не «осмотрелся» на том месте, где находишься сейчас. Когда еще не успел овладеть определенными навыками, умениями, развитие которых подсказывает сама природа на данном жизненном этапе.

Ребенок окажется в полной растерянности, если ваши желания не будут совпадать с его возможностями. А возможности ребенка напрямую зависят от особых возрастных периодов. Наблюдая за детьми, и исследуя детство, ученые (Л.С. Выгодский, М. Монтессори, З. Фрейд, Д. Б. Эльконин) выявили, что на каждом этапе своего развития, ребенку присущи занятия определенными видами деятельности.

Так же, процесс возрастного развития связан с сензитивными периодами — периодами, когда развивающийся организм особенно чувствителен к определенного рода влияниям окружающей среды, это происходит из — за созревания определенных мозговых структур, внутренних связей.

Обучение оказывает наибольшее влияние на те психические функции, которые только начинают развиваться, но преждевременное или запаздывающее, по отношению к сензитивному периоду, обучение может оказаться недостаточно эффективным, что в целом неблагоприятно сказывается на развитии психо-эмоционального состояния.

Классические школьные прописи — один из ярких примеров того, что предлагается ребёнку преждевременно.

В отличие от прописей-картинок и прописей-игр, классические прописи — это обманчивый «рывок» вперёд. Это большое опережение развития, если ребёнку не исполнилось семи лет.

Несмотря на то, что школьные прописи составлены от простого к сложному, это «простое» для дошкольника является сложным! Элементы буквенных символов — «крючки», «волны», «петли»; разный масштаб — все это имеет прямое отношение к тренировке ручной умелости.

Если рука еще не готова и ребенок не понимает, что он по-сути пишет, то это не вызывает ничего, кроме отторжения. Чем это грозит?

Тем, что ребёнок войдет в новый, школьный, этап своей жизни, уже уставшим от учёбы и школьной парты. И скорее всего, его придётся переучивать писать, что гораздо сложнее, чем учить писать с «чистого листа» — потому что у каждого учителя свои требования и определённые прописи.

Если всё же очень хочется тренировать руку ребенка на письмо, то выбор за дошкольными «прописями», а точнее — заданиями-тестами.

Сейчас подобными тетрадками пестрят любые книжные прилавки! Есть и крупно-форматные книжки со страницами А3, крупными пунктирами, точками, большими обводками простых фигур, с упражнениями на логику, память, мышление, лабиринтами, волнистыми линиями, крючками (имеющими отголоски к прописям школьным, но при этом не транслируя школьные образцы).

Такие прописи гораздо полезнее дошколятам! Они будут с интересом учиться писать, начиная свое обучение не только от простого к сложному, но и от крупного к мелкому. Это важно, ведь, по сути буквенные символы — это абстракция для маленьких детей. А в специальных прописях для дошкольников, задания понятны и в то же время, это введение в более абстрактные понятия.

И так, теперь мы можем подвести итоги и обозначить причины «бесполезности» школьных прописей в дошкольном возрасте:

1. Задача не по возрасту.

Ребенку необходимо погружаться в деятельность соответствующую своему возрастному развитию. Именно в ней он развивается качественно и с максимальной самоотдачей! Мы не можем «прыгать» через свое природное начало, обычно это приводит к депрессиям, негативизму, задержкам в развитии и пр. Если вы ставите ребенку задачу на несколько лет опережающую его развитие, он будет искать выход своим естественным потребностям везде, в том числе и компенсировать этот диффицит в школе!

2. Зарождение негатива к школьному формату занятий.

От того, что природная мотивация ребенка рушится под давлением родителей, к школьному возрасту наступает пресыщение «ненужной» деятельностью (написанием школьных прописей). Как следствие в школе, когда действительно уже пора обучаться письму, ребенок недостаточно замотивирован на изучение этого вопроса. У него вырабатывается отторжение к школе и ее задачам, которые он решал в своем дошкольном детстве. Поэтому, думая, что мы делаем лучше, на самом деле мы получаем обратный эффект. Этот эффект будет еще больше усугублен, когда ваш ребенок поймет, что нужно переучиваться. А сил на это уже будет гораздо меньше.

3. А переучиваться действительно придется.

Нет общего стандарта школьных прописей, а есть специфика образовательного учреждения и свои методы работы у школьных педагогов и нейропсихологов. Сейчас очень много разных форматов школьного обучения (домашние школы, частные, дистанционные и государственные и пр.) и множество опытных педагогов с имеющимися авторскими методиками. Родителям дошкольников тяжело сделать выбор в пользу определенной школы. А значит и для прописей еще время не пришло, т. к. в каждой школе они могут быть свои.

С другой стороны, когда у вас есть четкая позиция на школьное образование, и вы уже знаете, куда пойдет ваш ребенок, знакомы со школой и педагогом начальных классов, то скорее всего образец нужных школьных прописей у вас уже есть. И тогда, при разговоре с будущим учителем вашего ребенка, вы можете услышать совет не использовать прописи для школьников, пока ребенок не придет в школу! Такой учитель обязательно предложит другие варианты подготовки, например прописи-тесты для дошкольников и проконсультирует вас по данному вопросу.

4. Школьные прописи не для дошкольного детства.

Игра, примерка социальных ролей, изучение закономерностей мира вокруг, душевное общение с родителями и сверстниками — вот установка дошкольного возраста!

Не опережайте время! Школа неспроста предписана в 7 лет! До семи лет вся биологическая настройка ребенка готовит его к школе! Он «обнимает» мир вокруг себя! Учится самообслуживанию, что во многом сложнее прописей! Не уничтожайте этот период из-за тревоги, что в школе ваш ребенок ничему не научится… Не нужно быстрее. Жизнь прекрасна в каждом возрасте, если развитие естественно!

Самый главный вред, который могут принести школьные прописи в детском саду — это бесполезная замена ведущей возрастной деятельности.

Нейропсихологи считают, что мозг созревает для письменных букв с соединениями как раз в школьном возрасте. Есть последовательность формирования отделов головного мозга и нейронных взаимосвязей. Поэтому не нужно торопить время.

Если все же очень хочется прописей, то лучше выбрать специальные дошкольные прописи или тесты, с актуальными для его возраста, заданиями.

Задания для детей этого возраста должны развивать когнитивные навыки — память, внимание, мышление. Например, разукрасить картинку по образцу, посчитать количество нарисованных предметов, дорисовать неоконченные картинки. Главное — удержать внимание ребенка. Выбирайте от крупноформатных в сторону более мелких прописей, пусть они соответствуют его мелко-моторному навыку!

И помните: ничто не заменит общения с вами! Никакие знания не будут так хорошо усвоены, как те, которые вы дарите ребенку из состояния собственной вовлеченности! И названия и написание букв будут ребенку в радость, если они запоминаются не механическим путем, а в действии, соответствующем его возрасту (игра, творчество).

Лучик Света — учмаг. Рабочие тетради для дошкольников. Прописи

Пропись-раскраска для умничек. Строчка за строчкой: для детейБатова И.С. 19,80 руб Пропись-раскраска для умничек. Клетка за клеткой: для детей Батова И.С. 19,80 руб  
Подготовка к письму: сборник развивающих заданий для детей Ищук Е.С. 47,70 руб Пропись-раскраска для умничек. На что похожи буквы?: Батова И.С. 19,80 руб Пропись-раскраска для умничек. Путешествие по линеечкам: Батова И.С. 19,80 руб
Прописи «Маша и Медведь . Рисуем по клеточкам» 24,00 руб Прописи «Маша и Медведь.
Узоры»
24,00 руб
Подготовка к письму. Штриховка и графомоторные дорожки: Славина Т. Н. 54,00 руб
Тренажёр. Скоро в школу я пойду: для детей 6 летЧерноиванова Н. Н. 28,80 руб Тренажёр. К школе мы готовы: для детей 7 летЧерноиванова Н. Н. 28,80 руб Прописи для дошкольников в клетку. 3+Козлова М. А. 75,00 руб
Прописи. Занимательная природа: Занимайся и играй, логику рБатова И.С. 19,80 руб Прописи. Математический калейдоскоп: Занимайся и играй, логБатова И.С. 19,80 руб Умный портфель дошкольника 4-5 лет: Набор самого полезного 526,42 руб
Прописи. Морские обитатели. По строчке до точки: для детей 7 летБатова И.С. 19,80 руб
Прописи. Занимательный зоопарк:
Занимайся и играй, логику р 19,80 руб
Прописи. Вкусные занимашки: Занимайся и играй, логику развивБатова И.С. 19,80 руб
Тренажер. Линии, узоры: для детей 6 летЧерноиванова Н. Н. 19,80 руб Тренажер. Штриховка «Зоопарк»: для детей 6 летЧерноиванова Н. Н. 19,80 руб Прописи. У бабушки в деревне. По строчке до точки: для детейБатова И.С. 19,80 руб
Вырабатываем красивый почерк. 35 уроков. Универсальный тренажерПетренко С.В. 164,00 руб Прописи классические. English. Английские слова. 6-7 летПетренко С.В. 53,00 руб Прописи классические. English. Каллиграфическое написание Петренко С.В. 53,00 руб
Развиваем навыки письма по клеточкам. Классические прописи Петренко С.В.
53,00 руб
Развиваем навыки письма по линейкам. Классические прописи  Петренко С.В. 53,00 руб Обводка и штриховка. Универсальный тренажер. Выполняем обводПетренко С.В. 150,00 руб
Прописи для дошкольников. Пиши — не спеши. Тетрадь №2Игнатьева Т.В. 128,00 руб Немецкий с увлечением. 5-7 лет: изучаем слова, учимся писать 19,80 руб Каллиграфическое написание прописных букв.
Классические пропПетренко С.В. 53,00 руб
Учимся играя. Пропись для детей 5-7 лет. Часть 2Бортникова Е.Ф. 40,00 руб Учимся играя. Пропись для детей 5-7 лет. Часть 3Бортникова Е.Ф. 40,00 руб Прописи для дошкольников. Пиши — не спеши. Тетрадь №1Игнатьева Т.В. 116,00 руб
Игрушки. Графические диктанты для детей 4-6 летСыропятова Г.А.
18,00 руб
Транспорт. Графические диктанты для детей 4-6 летСыропятова Г.А. 18,00 руб Учимся играя. Пропись для детей 5-7 лет. Часть 1Бортникова Е.Ф. 40,00 руб
Тренируем руку. Пишем и рисуем по клеточкам. ПрописиПетренко С.В. 40,00 руб Тренируем руку. Пишем и рисуем по точкам. Прописи для дошколПетренко С.В.
40,00 руб
Развиваем навыки письма. Алфавит. Прописи для дошкольников 5Петренко С.В. 40,00 руб
Мотылек. Штриховка. Тренажёр для укрепления руки Петренко С.В. 40,00 руб Прописи для дошкольников 3-5 лет. Готовим руку к письму. Петренко С.В. 40,00 руб Прописи для дошкольников 3-5 лет. Учимся писать по линеечкамПетренко С.В. 40,00 руб
Элементы букв и цифр. Классические прописи для детей 6-7 летПетренко С.В.
47,00 руб
Машинка. Штриховка. Тренажёр для укрепления руки Петренко С.В. 40,00 руб Прописи для дошкольников 3-5 лет. Готовим руку к письму. Петренко С.В. 40,00 руб
Прописи для дошкольников 5-6 лет. Пишем правильно элементы Петренко С.В. 40,00 руб Прописи для дошкольников 3-5 лет. Учимся писать по точкам
Петренко С.В. 40,00 руб
Прописи для дошкольников 3-6 лет. Пишем цифры и буквыПетренко С.В. 76,00 руб
Готовимся к письму. Прописи, раскраски, упражнения 108,00 руб Готовим руку к письму. Рабочая тетрадь для детей 6-7 лет.Гаврина С.Е. 72,00 руб Универсальный тренажер. Дошкольное обучение. Каллиграфическ
Петренко С.В. 135,00 руб
Мои любимые прописи. Простые словаИщук Е.С. 23,40 руб Мои любимые прописи. Цифры и счетИщук Е.С. 23,40 руб Учимся писать. Рабочая тетрадь для детей 6-7 лет. Гаврина С.Е. 72,00 руб
Мои любимые прописи. Рисунки по пунктируИщук Е.С. 23,40 руб Мои любимые прописи. Рисунки по точкам и клеткамИщук Е.С. 23,40 руб Мои любимые прописи.
Печатные буквы
Ищук Е.С. 23,40 руб
Раскраска-пропись «Для девочек» 19,00 руб Раскраска-пропись «Для мальчиков» 19,00 руб Мои любимые прописи. Линии и узорыИщук Е.С. 23,40 руб
Пиши-стирай. Я учусь писать цифры. Многоразовая книжка 69,00 руб
Пиши-стирай. Я учусь рисовать. Многоразовая книжка с маркером 69,00 руб От буквы к слову 16,00 руб
Уроки чистописания. Рабочая тетрадь 37,00 руб Пиши-стирай. Прописи для девочек. Многоразовая книжка 69,00 руб Пиши-стирай. Прописи для мальчиков. Многоразовая книжка 69,00 руб
Прописи для дошкольниковЛункина Е.Н. 376,00 руб Прозрачные прописи. Английская азбука 104,00 руб Тренажер красивого почерка. Рабочая тетрадь дошкольника 40,00 руб
Учусь писать буквы — learning to write letters. Смирнова И. Г. 19,80 руб Развивающие прописи. Времена года. 3-4 года 19,80 руб Творческие прописи. 4-5 лет. Познаём. Пишем. Рисуем 19,80 руб
Готовим руку к письму по клеточкам. 5-6 лет 19,80 руб Азбука в прописях, заданиях и стихах. 3-4 года: Прописи от РРомаданова М.И. 19,80 руб Мои буквы. My Letters. Английская писалочка. 6-7 лет: Смирнова И. Г. 19,80 руб
Готовим руку к письму по клеточкам. 4-5 лет 19,80 руб Писалочка-развивалочка малышам про зверушек. 2-3 года: 19,80 руб Готовим руку к письму по клеточкам. 6-7 лет 19,80 руб
Цифры. Веселые прописи 103,00 руб Забавные прописи про зверят: Игры, обводки, письмо, штриховк 19,80 руб Азбука в прописях, заданиях и стихах. 3-4 года: Прописи от АРомаданова М.И. 19,80 руб
Буквы. Веселые прописи 103,00 руб Линии. Веселые прописи 103,00 руб Точки. Веселые прописи 103,00 руб
Уроки чистописанияМакеева О.Н. 64,00 руб Развиваем навыки письмаМакеева О.Н. 64,00 руб Пишем английские буквыМакеева О.Н. 64,00 руб
Пишу, играю, ум развиваю. 5-6 лет: Уроки чистописания Попова Г. П. 19,80 руб Послушные пальчики. 2-3 года.: Обводилки, раскраски и стишкиБатова И.С. 19,80 руб Пишем печатные буквыМакеева О.Н. 64,00 руб
Пишем и рисуем по клеточкам и линейкам. 4-5 лет: Ручки ребят 19,80 руб Умные прописи по линеечкам. 4-5 лет: Ручки ребят учатся писать 19,80 руб Умные прописи по клеточкам. 4-5 лет: Ручки ребят учатся писать 19,80 руб
Прописи для правшей и левшей. Пишем английские буквыКуликова Е.Н. 72,00 руб Прописи для правшей и левшей. Пишем печатные буквыКуликова Е.Н. 72,00 руб Прописи для правшей и левшей. Пишем письменные буквы правой 72,00 руб
Прописи-тренажёры «Учимся считать» 16,00 руб Прописи-тренажёры «Весёлая арифметика» 16,00 руб Прописи для дошкольников. Печатаем буквы, слоги, слова 59,00 руб
Прописи «Первые уроки письма» 15,00 руб Прописи-тренажёры «Печатные буквы» 16,00 руб Прописи «Учим цифры» 15,00 руб
Прописи «Обводим и раскрашиваем» 14,00 руб Прописи «Весёлые зверята» 14,00 руб Прописи «Любимые животные» 14,00 руб
Три кота. Каллиграфические прописи. Буквы 54,00 руб Три кота. Каллиграфические прописи. Слоги 54,00 руб Прописи «Рисуем в клеточках» 15,00 руб
Каллиграфическая пропись. Пишем слоги и слова 19,00 руб Каллиграфическая пропись. Пишем слоги 20,00 руб Каллиграфическая пропись. Пишем цифры, буквы, слоги 20,00 руб
Пропись 3 для детей 6-8 летЖукова Н.С. 67,00 руб Каллиграфическая пропись. Пишем прописные буквы 34,00 руб Каллиграфическая пропись. Пишем цифры 34,00 руб
Письмо. Младшая группа. Рабочая тетрадь для детского сада 123,00 руб Пропись 1 для детей 6-8 летЖукова Н.С. 67,00 руб Пропись 2 для детей 6-8 летЖукова Н.С. 67,00 руб
Письмо. Подготовительная группа. Рабочая тетрадь Лаптева С.А. 123,00 руб Письмо. Средняя группа. Рабочая тетрадь для детского садаЛаптева С.А. 123,00 руб Письмо. Старшая группа. Рабочая тетрадь для детского садаЛаптева С.А. 123,00 руб
Логопедические прописи «Ш, Ж, Ч, Щ»Мазина В. 84,00 руб Логопедические прописи «Л»Мазина В. 84,00 руб Я готовлюсь к письму. Прописи для детей 6-7 лет 42,00 руб
Милые зверюшки. Творческие прописи по ФГОС 62,00 руб Логопедические прописи «Р»Мазина В. 84,00 руб Логопедические прописи «С, З, Ц»Мазина В. 84,00 руб
Забавные монстрики. Творческие прописи по ФГОС 62,00 руб Быстрые машинки. Творческие прописи по ФГОС 62,00 руб Красивые подарки и украшения. Творческие прописи по ФГОС 62,00 руб
Интенсивный курс подготовки дошкольников к обучению письму. Давыдова О.А. 293,00 руб Неклассические прописи «Для левшей» 26,00 руб Прописи. Пишу цифры и считаюСтоляренко А.В. 49,00 руб
Слоненок. Самые первые прописи 14,00 руб 365+5 упражнений по чистописаниюЗотов С.Г. 107,00 руб Тренировочные задания по подготовке к письму для детей 3-6 лет 176,00 руб
Волчонок. Самые первые прописиМедеева И.Г. 14,00 руб Зайка. Самые первые прописиМедеева И.Г. 14,00 руб Кораблик. Самые первые прописи 14,00 руб
Мои первые прописи. Для детей 6-7 летБорникова Е.Ф. 32,00 руб Белочка. Самые первые прописиМедеева И.Г. 14,00 руб Веселый гусь. Самые первые прописи 14,00 руб
Точка, точка, два крючочка. Нейропсихологические прописи. 102,00 руб Я готовлюсь к письму. Прописи для детей 4-5 летЧистякова Н.А. 38,00 руб Мои первые прописи. Для детей 5-6 летБорникова Е.Ф. 32,00 руб
Прописи неклассические «Для девочек» 24,00 руб Прописи неклассические «Для мальчиков» 24,00 руб Прописи «Рисуем простые фигуры» 24,00 руб
Прописи неклассические «Для озорника» 24,00 руб Прописи неклассические «Шпионские» 24,00 руб Прописи неклассические «Для обеих рук» 24,00 руб
Пишем вместе с логопедомКосинова Е. М. 168,00 руб Пишем и готовимся к школеПавлова Н.Н. 183,00 руб Прописи неклассические «Супер Креатив» 24,00 руб
Пишем по контуруМакеева О.Н. 64,00 руб Быстрое обучение письмуУзорова О.В. 78,00 руб Прописи для дошколят. Учимся писатьДмитриева В.Г. 126,00 руб
Готовим руку к письму. Для детей 3-4 лет 144,00 руб Готовим руку к письму. Задания для развития пальчиков 62,00 руб Папка дошкольника. Пропись-раскраска 30,00 руб
Прописи юного Шерлока Холмса 68,00 руб Я готовлюсь к письму. Прописи для детей 5-6 летЧистякова Н.А. 38,00 руб Прозрачные прописи. Русская азбука 111,00 руб
Прописи «Цифры» для детей 5-6 лет 15,00 руб Я тренирую руку. Прописи для детей 6-7 летЧистякова Н.А. 46,00 руб Прописи маленькой принцессы 68,00 руб
Школа умелого Карандаша. Альбом упражнений по развитию графики 67,00 руб Подготовка руки ребенка к письму на материале лексических Горбушина С.Б. 90,00 руб Прописи «Интересные задания» 13,00 руб
География. Кругосветное путешествие. Обучающая пропись-раскраска 16,00 руб Скороговорки. Обучающая пропись-раскраска 16,00 руб Прописи-шаблон по русскому языку 18,00 руб
Учим и пишем цифры. Прописи с прозрачными страницамиЖукова О. 97,00 руб Мишуткина школа. Я учусь писать. Прописи для дошкольников 73,00 руб Геометрический зоопарк. Обучающая пропись-раскраска 16,00 руб
Звук и буква. Тетрадь для свободного письма. 5-6 лет 140,00 руб Штриховки и обводки. Рассыпные листы для подготовки к письму 247,00 руб Умею писать. Тетрадь для свободного письма. 6-7 лет 140,00 руб
Мои первые прописи. Рабочая тетрадь для детей 3-4 летБорникова Е.Ф. 31,00 руб Мои первые прописи. Рабочая тетрадь для детей 4-5 летБорникова Е.Ф. 31,00 руб Штриховки и обводки. Комплект: папка и рассыпные листыХилтунен Е.А. 351,00 руб
Я буду писать правильно. Альбом упражнений 67,00 руб Рабочая тетрадь. Готовимся к письму. Часть 2 21,00 руб Рабочая тетрадь. Готовимся к письму. Часть 1 21,00 руб
Готовим руку к письму. Задания для развития пальчиковГеоргиева М. О. 56,00 руб Прописи для детского сада. Прописи цифр 14,00 руб Я готовлюсь к письму. Тетрадь 2. Мои первые буквыФедосова Н.А. 61,00 руб
Я готовлюсь к письму. Тетрадь 4. От звука к слогуФедосова Н.А. 79,00 руб Я готовлюсь к письму. Тетрадь 3. От звука к слогуФедосова Н.А. 79,00 руб Я готовлюсь к письму. Тетрадь 1. От рисунка к буквеФедосова Н.А. 61,00 руб
Прописи с упражнениями. Котенок 16,00 руб Пиши-стирай. Я пишу по-английски. Многоразовая книжка 69,00 руб Прописи с упражнениями. Белочка 16,00 руб
Занимательные прописи для детей 6-8 лет.
Часть 2
Кордзая А.Е. 41,00 руб
Я учусь грамоте. Прописи для детей 6-7 лет. Часть 2 Чистякова Н.А. 32,00 руб Я учусь грамоте. Прописи для детей 6-7 лет. Часть 1 Чистякова Н.А. 38,00 руб
Рабочая тетрадь «Дошкольные прописи в линию». 21,00 руб Прописи для дошкольников. 5-6 лет Колесникова Е.В. 95,00 руб Математические прописи для детей 5-7 лет Колесникова Е.В. 33,00 руб
Мишуткина школа. Я учусь писать. Прописи для дошкольников Нищева Н.В. 87,00 руб Мишуткина школа. Я учусь писать. Прописи для дошкольников Нищева Н.В. 87,00 руб Наши прописи. Тетрадь для дошкольников 5-6 лет в 2-х частях. 339,00 руб
Пропись для детей 6-7 лет. Часть 1 Жукова Н.С. 71,00 руб Пропись для детей 6-7 лет. Часть 2 Жукова Н.С. 71,00 руб Пропись для детей 6-7 лет. Часть 3 Жукова Н.С. 71,00 руб
Прописи-шаблон по математике 26,00 руб Математические прописи для левшей (цветные). Письмо. Счет. Шклярова Т. В. 110,00 руб Прописи для левшей (цветные). Учимся писать красиво и грамотно Шклярова Т. В. 141,00 руб
Азбука-писалочка. Пишем буквы по линейкам. 6-7 лет 19,80 руб Рабочая тетрадь «Дошкольные прописи в линию». Ч 21,00 руб Пропись-штриховка 6-7 лет Захарова Ю.А. 45,00 руб
Прописи для дошкольников. Старшая группа. Рабочая тетрадь. Денисова Д. 72,00 руб Прописи для малышей. Средняя группа. Рабочая тетрадь. Денисова Д. 76,00 руб Прописи для малышей. Младшая группа. Рабочая тетрадь. Денисова Д. 76,00 руб
Дошкольные прописи в клетку. Тетрадь с заданиями 21,00 руб Прописи для дошкольников. Рабочая тетрадь. Подготовительная группа  69,00 руб Дошкольные прописи в клетку. Тетрадь с заданиями 21,00 руб
Математические прописи для детей 4-5 лет Колесникова Е.В. 42,00 руб Прописи для дошкольников Нищева Н.В. 42,00 руб Прописи математические «Шесть — состав числа» Медеева И.Г. 23,00 руб
Прописи для будущих первоклашек. Рисуем по клеточкам 130,00 руб Цифры. Готовим руку к письму. Прописи для детей 4-5 лет 96,00 руб Развивающие прописи. Занимательные рисовалочки. Узоры Циновская С.П. 73,00 руб

Играем в прописи: janemouse — LiveJournal

Мои дети много рисовали, лепили, играли в глину, но всё равно в первом классе прописи им давались нелегко, особенно старшему.
В итоге мы изобретали самые разные варианты игр с прописями, которые были не похожи на школьные, и при этом помогали детям научиться писать узнаваемые буковки.

Я собираюсь сделать на ю-тубе серию роликов, а в ЖЖ — серию статей про игры с буквами и прописями.

Начнём с того, что все дети разные, и сложности при освоении письма тоже разные. В зависимости от ситуации, надо выбирать подходящие игры и методы решения.

Какие сложности встречаются чаще всего?
Слабая рука, слабая мелкая моторика, ребёнок быстро устаёт держать карандаш и давить на него.
В такой ситуации важно предлагать посильные письменные задания — и подбирать удобные письменные материалы.
У нас в группе часто бывают дети со слабой моторикой, которым сложно держать карандаш.
Мы специально для них держим толстые трёхгранные карандаши 4В или как минимум 2В.
Можно писать мягкими фломастерами, кисточками.
Писать мелом на асфальте, писать соком ягод на больших листах, играть с манкой или пеной…
Детям, у которых рука быстро устаёт от письма, важно постепенно добавлять нагрузку. Чем больше они устали, тем хуже держат карандаш. С другой стороны, если ребёнок не любит и не умеет писать в 4-5 лет, и не может написать своё имя, то иногда родители считают, что надо просто подождать — и само станет лучше. А потом — бах — и первый класс, и сразу надо много писать от руки. Это не самый приятный для всех сценарий, прямо скажем.
Начинаем с того, что просим подписывать имя на картинках, потом — имя и название, потом зовём писать список покупок и тд… Играем с буквами, постепенно добавляя разные варианты.
Если мы видим, что у ребёнка не получается провести ровную линию, не выходит нарисовать или аккуратно закрасить, не получаются кружочки, линия дрожит — надо начинать с очень крупных образцов. Не пытаться написать мелкие буковки, втискивая их на узкие линеечки, а взять огромный лист и писать букву на нём. В таком случае мы закрепляем моторный образ буквы, но при этом не упираемся в проблемы с мелкой моторикой.
Можно писать гигантские буквы палкой на песке, губкой на стене в ванной, мелом на асфальте.
Что, как показывает мой опыт, не очень помогает — штриховки и игра с мелким Лего.
Родители часто удивляются, мол, как же может быть плохая моторика, он же часами в Лего играет. Увы. Для Лего нужны совершенно другие движения, не такие, как для письма. И умение соединять кубики и кирпичики никак не помогает плавным координированным движениям, которые нужны для прописных букв.

Ребёнок путает образ букв, отвлекается, начинает писать одну букву, а потом продолжает привычный росчерк — и получается не та буква.
Бывает, что у ребёнка образ буквы сформирован не очень точно, и он не понимает, какой ширины, высоты надо написать букву, чтобы вышло красиво.
В таком случае полезно одну и ту же букву рисовать мелом, выкладывать из счётных палочек, из горсти рисинок или фасолин, из пластилиновых колбасок.
Важно использовать разные материалы, чтобы можно было легко изменить пропорции буквы, и посмотреть, стало ли лучше.
Можно рисовать линию, на которой мы рисуем буквы, не прямую, а изогнутую, чтобы «буквы шли по горам», и тогда не страшно, что одна буква наклонилась вправо, другая согнулась — так даже смешнее.
Вообще, чем больше игры и смеха будет в ваших занятиях, тем лучше!

Ребёнок может написать крупные буквы, но ему сложно писать маленькие буквы, он не помещается на строчки.
Если путается образ буквы, то можно брать «Азбуку» Дарьи Герасимовой, там в её «Азбуке с превращениями» у каждой буквы свой образ, и к нему — стишок.
«А — весёлый акробат», и серия картинок, на которой Акробат превращается в букву «А».
Можно писать букву и придумывать, на что она похожа, и дорисовывать её.
У нас в разделе для свободного скачивания на сайте можно скачать прописи с широкими линейками.
https://mousemath.ru/our-projects/free-downloads
В идеале — сделать первоклашкам, которым сложно писать маленькие буковки, тетрадку из таких широких линеек.
Можно подарить учителю, который будет вести занятия у первоклашек, стопку бумаги с крупными линейками.

Что детям нравится писать?

По моим наблюдениям, дети охотнее всего пишут своё имя.
Вот тут они готовы экспериментировать,
писать буквы разного размера,
украшать буковки завитушками,
осваивать письменные буквы (не все буквы, а только своего имени),
писать буквы широкие или узкие, высокие или низкие.


Играем в прописи — рисуем буквы разного размера, в разном количестве


Бросаем кубик, и сколько выпало, столько раз рисуем выбранную букву.
Можно этим же упражнением пользоваться и тогда, когда ребёнка пугает большой объём работы.


А ещё этот вариант хорош, если мы хотим научить ребёнка писать одну и ту же букву разными шрифтами.

Если интересно, потом напишу больше и подробнее

3.3 Виды рецептурной прописи

Лекарственные средства подразделяются на официнальные и магистральные:

  • Официнальными (от лат. officina — аптека) называют лекарственные средства, выпускаемые промышленностью, имеющие стандартный состав, приведенный в фармакопейных статьях. Они разрешены к применению Министерством здравоохранения. Например, таблетки цефалексина, мазь «Лоринден». Такие средства могут выпускаться под торговыми или международными непатентованными наименованиями.

  • Магистральными (экстемпоральными) (от лат. magister – учитель, ex tempore – по необходимости) называют лекарственные средства, составленные по усмотрению врача. Они изготавливаются в аптеке по рецепту для конкретного потребителя.

Соответственно, выделяют официнальную и магистральную прописи лекарственных средств:

  • Официнальные прописи — утвержденные МЗ РБ прописи готовых лекарственных средств, рекомендованные для медицинского применения.

  • Магистральные (экстемпоральные) прописи составляются по усмотрению врача.

Существуют сокращенная, развернутая и полусокращенная формы прописи рецептов.

1. В сокращенной форме в начале прописи указывают лекарственную форму, затем название лекарственного средства, его концентрацию и дозу. Сокращенной формой выписывают, как правило, официнальные лекарственные средства. Коммерческие названия лекарственных средств со сложным составом выписывают, как правило, в этой же форме.

Названия официнальных лекарственных средств в сокращенной прописи после названий лекарственных форм ставятся в родительном падеже единственного числа. Например:

Recĭpe: Solutiōnis Gentamycini sulfātis 4% — 2 ml

Da tales doses numĕro 10 in ampūllis

Signa: По 2 мл внутримышечно

Коммерческие названия лекарственных средств со сложным составом в сокращенной прописи после названий лекарственных форм пишутся в кавычках и ставятся в именительном падеже единственного числа. Например:

Recĭpe: Tabulettas «Quamatel» numĕro 28

Da. Signa: По 1 таблетке 2 раза в сутки

2. В развернутой форме в начале прописи перечисляют названия ингредиентов, входящих в состав лекарственного средства, затем указывают лекарственную форму. Например:

Recĭpe: Extracti Belladonnae 0,015

Olei Cacao quantum satis, ut fiat suppositorium rectale

numĕro 10

Da. Signa: По 1 суппозиторию на ночь в прямую кишку

3. Полусокращенную форму применяют для выписывания лекарственных средств, которые можно представить в виде смеси нескольких лекарственных форм. Данный пример представляет собой смесь раствора и порошков:

Recĭpe: Solutionis Procaini 1%-100 ml

Ephedrini hydrochlorĭdi 3,0

Diphenhydramini 1,0

Acĭdi ascorbinĭci 2,0

Misce. Da. Signa: По 10 мл на ингаляцию 1 раз в сутки

Такая форма более компактна и удобна, чем развернутая. Используется чаще всего при выписывании микстур. Компоненты могут выписываться как под международными, так и под торговыми названиями.

3.4. Жидкие лекарственные формы

Растворы – Solutiōnes

    • Сокращенная форма прописи после Recĭpe начинается с формы родительного падежа единственного числа – Solutiōnis.

    • Растворы могут быть водными, спиртовыми, масляными и глицериновыми. В качестве растворителя могут использоваться Aqua purificāta – вода очищенная (это название используется в настоящее время вместо Aqua destillāta – вода дистиллированная), Spirĭtus aethylĭcus – спирт этиловый, Glycerinum – глицерин, жидкие масла – Oleum Vaselini – масло вазелиновое, Oleum Olivārum — масло оливковое и Oleum Persicōrum – масло персиковое.

    • В рецептах после Recĭpe форма родительного падежа названий растворов образуется как Solutiōnis spirituōsae, Solutiōnis oleōsae, Solutiōnis glycerinōsae (solutio — женского рода!), при этом прилагательное ставится в конце рецептурной строки перед дозировкой. Запомните, что русскому выражению «в масле» соответствует латинское прилагательное “oleōsus, a, um” (раствор камфоры в масле – Solutiōnis Camphŏrae oleōsae), однако, если приводится конкретное название масла, используется конструкция с “in” (раствор камфоры в оливковом масле – Solutiōnis Camphŏrae in oleo Olivārum).

    • Концентрация раствора обозначается следующим образом:

    Recĭpe: Solutiōnis Camphŏrae oleōsae 10% — 100 ml.

    Слизи – Mucilagĭnes

      • Сокращенная форма прописи после Recĭpe начинается с формы родительного падежа единственного числа – Mucilagĭnis.

      • Чаще всего применяются: Mucilāgo radīcis Althaeae (слизь корня алтея), Mucilāgo Amўli (слизь крахмала).

      Суспензии – Suspensiōnes

        • Сокращенная форма прописи после Recĭpe начинается с формы родительного падежа единственного числа – Suspensiōnis.

        • Пример: Recĭpe: Suspensiōnis Hydrocortisōni acetātis

        Эмульсии – Emulsa

          • Сокращенная форма прописи после Recĭpe начинается с формы родительного падежа единственного числа – Emulsi.

          • Для приготовления масляных эмульсий используются Oleum Ricĭni – масло касторовое, Oleum Amygdalārum – масло миндальное, Oleum jecŏris Aselli vitaminisātum — рыбий жир тресковый витаминизированный.

          • Выписывают в сокращенной форме:

          Recĭpe: Emulsi olei Amygdalārum 200 ml

          Codeini phosphātis 0,2

          Misce. Da. Signa: По 1 столовой ложке 3 раза в день

          и развернутой форме:

          Recĭpe: Olei jecŏris Aselli 30 ml

          Gelatosae 15,0

          Aquae destillatae ad 200 ml

          Misce, fiat emulsum

          Da. Signa: На 2 приема

          Настои и отвары – Infūsa et Decocta

            • Сокращенная форма прописи после Recĭpe начинается с формы родительного падежа единственного числа – Infūsi, Decocti.

            • После названия лекарственной формы указываются части растений, из которых готовят настои и отвары:

            • Кора — cortex (род. пад. – cortĭcis)

            • Корень – radix (род. пад. – radīcis)

            • Корневище – rhizōma (род. пад. – rhizomătis)

            • Лист – folĭum (род. пад. ед. числа – folĭi, мн. числа — foliōrum)

            • Трава – herba (род. пад. – herbae)

            • Цветок – flos (род. пад. – floris, мн. числа — florum)

              Возьми: Отвара коры дуба….

              Настойки – Tinctūrae

                • Сокращенная форма прописи после Recĭpe начинается с формы родительного падежа единственного числа – Tinctūrae.

                • Пример: Recĭpe: Tinctūrae Valeriānae… .

                Экстракты – Extracta

                  • Сокращенная форма прописи после Recĭpe начинается с формы родительного падежа единственного числа – Extracti.

                  • Различают: экстракты жидкие (Extractum fluĭdumExtracti fluĭdi), экстракты густые (Extractum spissumExtracti spissi) и экстракты сухие (Extractum siccumExtracti sicci).

                  • Пример: Recipe: Extracti Frangŭlae fluĭdi… .

                  Примечание: В рецептах указывется только жидкий экстракт (fluidum), слова spissum и siccum не пишутся.

                  Прописи Веры Илюхиной /// Каллиграфъ // Почерк новой жизни / Официальный сайт


                  Прописи Веры Алексеевны Илюхиной — одни из самых удачных на современном российском рынке.

                  Илюхина — родоначальница той альтернативной методики обучения письму, которая зарекомендовала себя в России в качестве наиболее практичной и успешной. Краткое описание методики с историей её создания автор прописей опубликовала ещё в 1987 году в журнале «Начальная школа».


                   

                   

                   

                   

                   

                   

                  Прописи к «Букварю» Т.М. Андриановой. 1 класс. Тетради 1-4 (комплект «Планета знаний») / В.А. Илюхина — М: АСТ / Астрель 2011


                  По утверждению Иммануила Канта, «любое человеческое знание начинается с интуиции, переходит к понятиям и завершается идеями». Илюхина подтвердила эту мысль великого философа, нащупав свою методику интуитивно. Произошло это, когда она вынуждена была искать способ адекватного объяснения детям техники письма. Ей было важно, чтобы дети это объяснение поняли и начали успешно писать. Когда она поняла, что идёт в правильном направлении, то стала собирать действующие методы обучения, развивать ключевые понятия и собирать всё это в методику.

                  «Официальная» советская и постсоветская методика базировались на округлости формы букв, которые строились на очень сложной геометрической фигуре — овале. Илюхина практическим путём пришла к тому, чтобы упростить форму всех букв и построить их на таком простом элементе, как прямая наклонная линия. Это дало своеобразие почерку её учеников, но почерк этот оставался красивым, чётким и легко читаемым: форму буквы прямая наклонная не портила. Ещё одним основанием методики стало проговаривание формул букв во время письма. Наконец, она ввела основное понятие при письме — параллельность, а также основной элемент, эту параллельность обеспечивающий — «секрет». На практике всё это дало отличный результат.

                  ” Илюхина — родоначальница той альтернативной методики обучения письму, которая зарекомендовала себя в России в качестве наиболее практичной и успешной.

                  Под новую методику обучения письму Илюхина подвела крепкую научную базу, и в 1995 году выпустила книгу «Письмо с секретом». В ней она поделилась своими наработками с действующими учителями, и именно в этой книге её методика была детально объяснена. Многие учителя начальной школы, которые до этого мучились, объясняя первоклассникам технику начертания букв по рекомендациям официальных методичек, восприняли методику Илюхиной с энтузиазмом и стали её последователями.

                  Илюхинские прописи к «Букварю» Андриановой для первого класса созданы в рамках учебно-методического комплекта «Планета знаний». Начинаются они с графических диктантов, с рисунков по клеточкам. Это сделано абсолютно правильно, поскольку такие задания развивают у детей пространственное восприятие и пространственное ориентирование, необходимые для овладения техникой письма букв. Даётся элементарная штриховка, и мы считаем, что это оптимальный набор штрихов, который нужен детям для формирования правильного нажима, в частности, и общей культуры письма. Штриховкой тренируются умения совершать направленные движения рукой: движения определённой длины, нажима, траектории. Именно такие упражнения необходимы для выработки конкретных и точных движений во время письма.

                  Далее в прописях расположены графические рисунки в частой косой линейке. Надо сказать, что такая линейка в тех прописях, которые относятся к той или иной учебной программе — это большая редкость. Если частая косая линейка и встречается в отдельных прописях, типа агарковских, то непонятно, зачем она в них вообще и нужна там, как корове седло. У Илюхиной же всё достаточно чётко и понятно: ребёнок приучается вписываться в клетки разлиновки. В этой же разлиновке даются основные элементы букв, и это просто праздник души. Ребёнок учится соблюдать границы строки, вписываться в клетки и строчки прописи. И с первых шагов написания элементов букв ребёнку в специальной рамочке даются несколько вариантов их написания: правильный вариант и варианты написания с возможными ошибками. Это очень удобно для объяснения этих ошибок непосредственно на уроке, когда сами дети или учитель объясняют, почему эти ошибки случаются. В частой косой разлиновке даются и образцы написания букв. Те же фигуры, элементы и сами буквы параллельно даются в общепринятой узкой разлиновке: в косую линейку на расстоянии трёх сантиметров друг от друга.

                  ” Вера Илюхина — уважаемый методист, который испытывает свои идеи на практике.

                  К сожалению, здесь в илюхинских прописях обнаруживаются два негативных момента. Момент первый. При написании букв и их элементов на такой линейке ребёнку даются 2 — 3 образца, нарисованные пунктиром. Предполагается, что ребёнок должен этот пунктир просто обвести — и это «плюс». Но большой «минус» в том, что образцов крайне мало, и они не повторяются, даже до конца страницы. Второй «минус», более серьёзный: для многих детей непреодолимым препятствием является то, что образцы элементов букв помещены в неудобную разлиновку. Неудобную настолько, что в ней невозможно контролировать ни наклон, ни ширину букв. Рассмотрим эти неприятные моменты подробнее.

                  Вера Илюхина — уважаемый методист, который испытывает свои идеи на практике. Она была и оставалась до последнего времени преподавателем начальной школы. Поэтому упражнения, напечатанные в илюхинской прописи, скорее всего, взяты из её учительской практики. Однако в «Каллиграфе» тоже существует своя многолетняя практика, которая говорит о том, что во время занятий детям нужно создавать условия, максимально удобные для овладения письмом. Дело в том, что мотивационная база у ребёнка в начальной школе достаточно слабая и зависит даже от мимолётных успехов и неудач. Для того чтобы ребёнок успешно овладел такой сложной деятельностью, как техника письма, и для того чтобы он продолжал хотеть писать (это огромная проблема для современной школы!), ребёнку нужно создать комфортные условия. О чём идёт речь?

                  Многие дети быстро овладевают формой букв, но далее самостоятельно удержать такие параметры почерка, как высоту, наклон и ширину букв, они не могут. Буквы, расплывшиеся по ширине, упавшие или «вставшие колом» по наклону, высота таких строчных букв, как «б» и «в», высота заглавных букв — всё это для многих ребят становится тем камнем преткновения, о который они спотыкаются, падают и больше не встают… Об этот камень разбивается их желание писать. Поэтому во время обучения письму мы не считаем критичным давать детям вспомогательную разлиновку в частую косую линейку, которая за них бы автоматически держала и наклон, и высоту, и ширину букв. Мы полагаем, что во время обучения письму дети не должны отвлекаться на дополнительное удержание этих параметров почерка: их внимание нужно полностью сосредотачивать на выработку и удержание в памяти формы букв. Идея так называемой «многостаночности», когда человек одновременно пытается найти решение сразу несколько проблем — эта идея утопична. Наш мозг может одномоментно хорошо решать только одну задачу. И учителю нужно выбирать: либо эта задача — овладение ребёнком формы букв, либо это задача — удержание наклона, ширины и высоты букв.

                  Мы понимаем, откуда идёт это учительское желание совместить несовместимое. Ещё в советской школе намеренно создавались «проблемные ситуации», чтобы вырабатывать у детей сообразительность и стрессоустойчивость, развивать их творческое мышление. Всякое облегчение детского учебного труда, говоря мягко, не приветствовалось. И такая практика усложнения задач перешла в современную российскую школу, где всячески культивируется и поощряется зашифровывание, закодирование, создание «учебных квестов» и т.п.

                  Разумеется, творческое мышление у ребёнка необходимо тренировать, как и устойчивость к стрессам. Но всякое более сложное действие должно базироваться на хорошо и крепко усвоенном более простом действии. Когда мы формируем простые, с методической точки зрения, действия, то нам нужно создать ребёнку максимальное удобство для правильного и крепкого усвоения этих действий. И только на базе хорошо усвоенных простых действий можно успешно развивать творчество и стрессоустойчивость. Возвращаясь к прописям Илюхиной, подытожим: пока дети овладевают письмом — этим новым, трудоёмким и сложным для них видом деятельности — не стоит добавлять им лишних стрессов. Будь то свободная разлиновка или недоделки в виде не дописанных до конца строки образцов. Надо дать ребёнку возможность почувствовать успех от своей деятельности. И тогда, даже если у кого-то из детей не слишком большой интеллектуальный и эмоциональный потенциал, ребёнок будет достигать нужного результата.

                  ” На сегодняшний день — это, пожалуй, лучшие прописи, которые продаются в отечественных магазинах.

                  Остальное в прописях Илюхиной просто гениально. Всё вовремя и к месту: отличные упражнения на развитие памяти, упражнения на восприятие, на грамматику, ребусы. Акцентируется внимание на точках соединения букв между собой в слове, даются образцы письма слов и предложений — всё это очень важно и очень умно. Превосходны задания, когда при помощи пунктира по части буквы нужно полностью дописать саму букву или по части слова — само слово. Есть задания на сохранение высоты буквы, когда буква увеличивается или уменьшается в размере, и всё это делается по образцу, по линеечке — просто великолепно! Дан поэтапный показ рисования буквы — тоже очень хороший приём. Отметим, что напечатаны илюхинские прописи на качественной бумаге, которая хорошо выдерживает и карандаш, и стирательную резинку. Удобен формат прописей: в размере обычной школьной тетради. На сегодняшний день — это, пожалуй, лучшие прописи, которые продаются в отечественных магазинах.

                  Наша оценка прописей Илюхиной: «пять» с небольшим минусом. Минус — за излишне раннюю смену частой косой линейки более свободной разлиновкой и за недописывание строчек пунктиром.



                   ТЕТРАДИ ПО ПИСЬМУ НЕЛЛИ И ЮРИЯ АГАРКОВЫХ

                  Азбука [Текст]: Тетради по письму № 1, 2, 3. 1 класс/ Н.Г. Агаркова, Ю.Г. Агарков — М.: Академкнига / Учебник 2013


                   ПОСОБИЕ ТАМАРЫ КЛЕМЕНТОВИЧА «Я УЧУСЬ ПИСАТЬ КРАСИВО»

                  Я учусь писать красиво (серия «Готовимся к школе») / Т.Ф. Клементовича — СПб: ИД Литера 2007


                  «ПРОПИСИ ДЛЯ ПОСТАНОВКИ И КОРРЕКЦИИ ПОЧЕРКА» ОЛЬГИ ЛЫСЕНКО

                  Прописи для постановки и коррекции почерка / О.В. Лысенко — Павлодар: О.В. Лысенко 2015


                  Перейти к разделу Прописи


                  предлогов — Копировать против копий в

                  Оба являются новыми выражениями и еще не прошли полный эволюционный процесс. Оба используются, и оба полезны. Кроме того, они оба имеют смысл, что не является обязательным, но всегда помогает.

                  Обычно в относится к габаритному контейнеру 3 , а на относится к 2 -мерной поверхности.

                  • Книга в ящике или на столе .

                  Итак, вопрос в том, имеет ли электронное письмо 2 или 3 измерения. Тогда правило будет:

                  Используйте в , если это 3, и на , если это 2.

                  Однако, к сожалению, весь феномен электронной почты происходит метафорически, так что нет никаких реальных измерений, за которые можно было бы держаться. Единственное, что действительно видишь, — это буквы на экране, расположенные определенным образом. Оказывается, есть два метафорических способа, которыми мы можем интерпретировать, говорить и думать об этом — по крайней мере, это все, о чем мы до сих пор думали.Электронная почта появилась довольно недавно.

                  Один из способов — использовать тему метафоры

                  Так как буквы на бумаге, а бумага двухмерная, это позволяет на . То есть мы говорим (и думаем) об электронном письме как о плоском; поэтому что-то может быть на это.

                  Другая метафора, которую мы используем, — сосредоточить внимание на содержимом электронного письма.

                  • Электронная почта — это Информационный контейнер

                  Контейнеры почти исключительно трехмерны, поэтому это позволяет из .

                  Обе точки зрения разумны, хотя на самом деле ни одна из них не является реальной. Компьютеры настолько новы в нашем опыте, что мы постоянно изобретаем новые метафоры, чтобы говорить о них, и мы можем переключать представления, не мигая и даже не замечая того, что мы сделали. В конце концов, все компьютерных терминов — это метафоры, взятые откуда-то еще и получившие новое значение — например,

                  редактор, файл, папка, электронная таблица, взлом, скачок, слайд-шоу, Сеть, Интернет, серфинг, спам, переполнение, вирус, червь, вырезание и вставка, киберпространство, мусор, тролль, мастер, и т. Д. .

                  Проект документации Linux


                  Информация о LDP
                  FAQ
                  Манифест / лицензия
                  История
                  Волонтеры / сотрудники
                  Должностные обязанности
                  Списки рассылки
                  IRC
                  Обратная связь

                  Автор / Сделать вклад
                  Руководство для авторов LDP
                  Внести свой вклад / помочь
                  Ресурсы
                  Как отправить
                  Репозиторий GIT
                  Загрузок
                  Контакты

                  Спонсор сайта LDP
                  Мастерская

                  LDP Wiki : LDP Wiki — это отправная точка для любой незавершенной работы
                  Члены | Авторы | Посетители
                  Документы

                  HOWTO : тематическая справка
                  последние обновления | основной индекс | просматривать по категориям
                  Руководства : длинные, подробные книги
                  последние обновления / основной индекс
                  Часто задаваемые вопросы : Часто задаваемые вопросы
                  последние обновления / основной индекс
                  страницы руководства : справка по отдельным командам (20060810)
                  Linux Gazette : Интернет-журнал
                  Поиск / Ресурсы

                  Ссылки
                  Поиск OMF
                  Объявления / Разное


                  Обновления документов
                  Ссылка на HOWTO, которые были недавно обновлены.

                  Устранение неполадок при медленном копировании файлов в Windows — Windows Client

                  • 4 минуты на чтение

                  В этой статье

                  Эта статья помогает администраторам диагностировать и решать проблему медленного копирования файлов в вашей организации.

                  Исходная версия продукта: Windows 10 — все выпуски, Windows Server 2012 R2
                  Исходный номер базы знаний: 10118

                  Определите причину проблемы

                  Медленное копирование файлов может быть вызвано проблемами с хранилищем, проблемами клиента или сервера.

                  На файловом сервере, на котором размещена общая папка, скопируйте файл на его локальный жесткий диск. Если скорость копирования файлов необычно низкая (то есть явно ниже средней скорости), попробуйте обновить драйвер для вашего хранилища. Если проблема все еще возникает, обратитесь к производителю драйвера для дополнительного устранения неполадок.

                  Если скорость нормальная, используйте другой клиентский компьютер для копирования файлов из или в общую папку.

                  Устранение неполадок на стороне клиента

                  Проверим тип общей папки.Для этого откройте свойства общей папки. Для общей папки DFS отображается вкладка DFS .

                  Общая папка — это общая папка DFS (распределенная файловая система)

                  Давайте определим, вызвана ли проблема путем DFS. Попробуйте использовать путь UNC вместо пути DFS, чтобы открыть общую папку. Затем вы можете проверить, сохраняется ли проблема. Этот шаг может помочь вам определить, вызвана ли проблема путем DFS. Как определить UNC-путь к общей папке DFS:

                  1. Щелкните правой кнопкой мыши общую папку и выберите Свойства .
                  2. На вкладке DFS вы видите UNC-путь в Списке ссылок .

                  Если при использовании пути UNC скорость по-прежнему работает медленно, обратите внимание на низкую производительность при копировании одного файла, папки или нескольких файлов.

                  Если проблема не возникает при использовании пути UNC, выполните следующие действия, чтобы проверить ссылки DFS.

                  Проверить отсылки DFS
                  1. Щелкните правой кнопкой мыши общую папку и выберите Свойства . На вкладке DFS найдите всех активных рефералов.
                  2. Удалите неактивные UNC-пути, недоступные или удаленные серверы.
                  3. Подключите эти пути один за другим и убедитесь, что все пути назначения доступны непосредственно от клиента. По замыслу, если клиент не может подключить первого реферала, он переключится на второго и так далее. Это создаст задержку.

                  Если проблема все еще не решена, см. Устранение неполадок на стороне сервера.

                  Общая папка не является общей папкой DFS

                  Проверьте, когда возникает проблема медленного копирования файлов.

                  Низкая производительность возникает только при копировании папки или нескольких файлов

                  Если вы сравните время копирования для папки, содержащей несколько файлов, со временем копирования для файла того же размера, для копирования папки всегда потребуется больше времени. Это ожидаемое поведение. И чем больше файлов находится в папке, тем медленнее процесс копирования файлов.

                  Низкая производительность при копировании одного файла, папки или нескольких файлов

                  Чтобы решить эту проблему, выполните следующие действия на клиентском компьютере, на котором возникла проблема:

                  1. Удалите стороннего сетевого поставщика с клиентского компьютера.Параметры по умолчанию следующие. (Любой дополнительный провайдер может считаться третьей стороной.)

                  2. Удалите дополнительные значения из следующих разделов реестра. Для этого откройте редактор реестра. Расположены следующие ключи. Каждый ключ содержит значение заказа поставщика. HKEY_LOCAL_MACHINE \ SYSTEM \ CurrentControlSet \ Control \ NetworkProvider \ HwOrder HKEY_LOCAL_MACHINE \ SYSTEM \ CurrentControlSet \ Control \ NetworkProvider \ Order
                    Убедитесь, что каждое значение заказа поставщика имеет только три значения: «RDPNP», «LanmanWorkstation» и «веб-клиент».»

                  3. Сравните настройки Jumbo Frames и Large send offload с настройками на работающих компьютерах. и настройте параметры Jumbo Frames и Large send offload соответственно. (Если он отключен, включите его, а затем проверьте, помогает ли это)

                  4. Убедитесь, что служба рабочей станции запущена.

                  5. Убедитесь, что в свойствах сетевого подключения выбран клиент для сети Microsoft .

                  Устранение неполадок на стороне сервера

                  Установите исправления для файлового сервера, на котором размещена общая папка.

                  Для Windows Server 2008 или Windows 7 установите все исправления, описанные в KB 2473205.
                  Для Windows Server 2012 или Windows 8 установите все исправления, описанные в KB 2899011.

                  Если проблема не устранена, выполните следующие действия для устранения проблемы.

                  1. Проверьте, подключен ли клиент к удаленному серверу / WAN DFS.(В идеале он должен быть подключен к локальному серверу DFS). Если он подключен, дважды проверьте сопоставление сайта и подсети в Active Directory Sites and Services. Если подсети не сопоставлены правильно, DFS будет давать неправильный приоритет удаленным серверам DFS, пока он представляет ссылки.
                  2. Убедитесь, что локальный сервер DFS работает.
                  3. Установите Метод упорядочения ссылок для корневых ссылок пространства имен DFS на Самую низкую стоимость.
                  4. Если в среде включен IPv6, настройте подсети IPv6 на сайтах и ​​службах Active Directory.Или, как обходной путь, отключите IPv6 в среде.

                  Как определить реферальный сервер DFS, к которому подключаются клиенты:

                  1. На клиентском компьютере щелкните правой кнопкой мыши общую папку и выберите Свойства .
                  2. На вкладке DFS проверьте список рефералов. Текущий сервер DFS отмечен как активный. В следующем примере клиент подключается к серверу HAOMS1.

                  оцифровка коллекций GLAM — Подкаст The Art Law


                  Кэти и Стив беседуют с Майклом Вайнбергом, исполнительным директором Энгельбергского центра инновационного права и политики юридической школы Нью-Йоркского университета, о трехмерной оцифровке коллекций учреждений галерей, библиотек, архивов и музеев (GLAM), целях и мотивах. для таких проектов и как оцифровка затрагивает (или не затрагивает) правообладателей.Они также обсуждают структуру открытого доступа, в которой реализуются эти проекты оцифровки, разницу между 2D и 3D копированием, а также действующие правовые и этические основы.

                  Ресурсов:

                  https://glam3d.org/

                  https://www.law.nyu.edu/centers/engelberg

                  https://www.law.nyu.edu/centers/engelberg/team/weinberg

                  https://law.justia.com/cases/federal/district-courts/FSupp2/25/421/2325910/


                  Расшифровка серии

                  Стив Шиндлер: Привет, я Стив Шиндлер.

                  Кэти Уилсон-Милн: Я Кэти Уилсон-Милн.

                  Стив Шиндлер: Добро пожаловать на подкаст Art Law, ежемесячный подкаст, посвященный местам, где искусство пересекается с законом и нарушает его.

                  Кэти Уилсон-Милн: Подкаст Art Law спонсируется юридической фирмой Schindler Cohen & Hochman LLP, ведущим юридическим бутиком в Нью-Йорке, посвященным судебным спорам и искусству.

                  Привет, Стив.

                  Стив Шиндлер: Привет, Кэти. Что у нас сегодня происходит?

                  Кэти Уилсон-Милн: Итак, мы вернулись, и мы делаем перерыв в наших темах пандемии и текущих событий, чтобы поговорить с Майклом Вайнбергом из Энгельбергского центра Нью-Йоркского университета о захватывающем проекте, над которым он работает, включая 3D-презентацию музея в открытом доступе. и институциональные коллекции.И мы собираемся поговорить с ним о практических логистических аспектах этого, о том, как он этим заинтересовался и почему это важно. А также юридические вопросы, в основном связанные с авторским правом, которые связаны с любым типом копирования и отображения изображения объекта. Итак, я кратко представлю Майкла, который сегодня с нами.

                  Майкл — исполнительный директор Энгельбергского центра инновационного права и политики юридической школы Нью-Йоркского университета. До прихода в центр он был генеральным советником Shapeways, торговой площадки и сервисной компании для 3D-печати, где он также курировал стратегические партнерства и разрабатывал новые бизнес-инициативы.До прихода в Shapeways Майкл занимал ряд должностей в Public Knowledge, некоммерческой организации, защищающей общественные интересы, которая занимается представлением интересов потребителей в дебатах о политике в области технологий в Вашингтоне. Кроме того, он является президентом Совета Ассоциации оборудования с открытым исходным кодом, где курирует проект сертификации оборудования с открытым исходным кодом. Добро пожаловать, Майкл.

                  Майкл Вайнберг: Большое спасибо за то, что приняли меня.

                  Кэти Уилсон-Милн: И, Майкл, не могли бы вы рассказать нам немного о своем опыте и о том, как вы пришли к этому типу закона, технологии, дисплеев, а также о том, что Центр Энгельберга делает в Нью-Йоркском университете?

                  Майкл Вайнберг: Да, конечно.Итак, как вы сказали, мой опыт связан с небольшой деятельностью организаций по защите общественных интересов, особенно когда дело касается вопросов авторского права и интеллектуальной собственности в Public Knowledge. А также много работы в 3D-пространстве, 3D-печать, 3D-изображения; всевозможные IP-устройства третьего измерения. И это объединяется в мире открытого доступа, когда вы думаете о музеях и культурных учреждениях, которые делают свои коллекции доступными, а затем с помощью трехмерного элемента. Таким образом, вместо того, чтобы просто иметь 2D-изображения или письменные описания, можно использовать полный 3D-рендеринг объектов.Итак, этот проект объединяет пропаганду открытого доступа, защищающую авторские права, которую я проводил в Public Knowledge, я делал это в Shapeways, а затем — в реальном 3D-пространстве, которое было частью моей карьеры. Центр Энгельберга — отличное место, чтобы связать все это вместе, потому что мы действительно сосредоточены, как говорится, на законах об инновациях и политике. Итак, мы — пространство, которое объединяет профессоров права Нью-Йоркского университета, которые действительно заинтересованы в инновациях, которые исторически были ориентированы на интеллектуальную собственность, но на самом деле расширились за счет включения конфиденциальности, включения антимонопольного законодательства, а также целого ряда вопросов, связанных с инновации.А также включите как студентов, которые являются частью центра, так и сеть выпускников, которая является частью центра. А еще у нас есть эта действительно надежная программа для стипендиатов, в которую входят люди со всего Нью-Йорка — некоторые из них юристы, некоторые из них — художники, некоторые из них — музейщики, — которые работают над острыми проблемами в области законодательства и политики в области инноваций. как часть их стипендиальной программы. Итак, Центр Энгельберга — это место, которое объединяет части Нью-Йорка, части технологий, части закона Нью-Йоркского университета в одно место, где люди действительно сосредоточены на том, что инновации означают для закона.

                  Кэти Уилсон-Милн: А текущий проект, о котором мы говорим, называется проектом GLAM 3D, и он осуществляется под эгидой Центра Энгельберга. Вы можете рассказать нам, что означает GLAM?

                  Майкл Вайнберг: Да, это одна из тех аббревиатур, которые, я думаю, люди в сообществе хорошо знают, а все остальные думают, что вы говорите о вещах Дэвида Боуи 70-х годов. Итак, GLAM — это сообщество галерей, библиотек, архивов и музеев. Так что думайте об этом как о консорциуме культурного наследия.И поэтому, когда эти люди — когда GLAM собираются вместе, они много говорят о сохранении культуры, о том, чтобы сделать культуру доступной, и об изучении культуры. И большая часть их коллективной миссии — выяснить, как взять все артефакты, все элементы, которые есть в их коллективных коллекциях, и сделать их доступными для людей. Ученым, исследователям, обычным людям, которые хотят испытать все это в этих галереях, в этих библиотеках, в этих архивах и этих музеях.Так что вы можете — что бы вы ни делали, используя GLAM, — вы можете называть все GLAM как-нибудь. Так что для нас это был GLAM 3D. Потому что сайт Glam3d.org предназначен для того, чтобы сделать эти коллекции доступными в цифровом виде в режиме открытого доступа онлайн в 3D.

                  Кэти Уилсон-Милн: Стив, я бы хотела сделать проект GLAM, чтобы мы могли назвать его как-то GLAM.

                  Стив Шиндлер: Думаю, мы сейчас занимаемся этим. Это подкаст GLAM.

                  Майкл Вайнберг: Это всегда хороший стимул.

                  Steve Schindler: Но, Майкл, мне любопытно, потому что мне кажется, что большинство участников GLAM выглядят некоммерческими организациями, за исключением галерей. И мне просто любопытно, каков баланс в организациях, с которыми вы работаете, между коммерческими и некоммерческими организациями?

                  Майкл Вайнберг: Да, я думаю, что ваш инстинкт прав, они склонны искажать некоммерческие организации. Очевидно, что существует огромное количество типов некоммерческих организаций, но есть и коммерческие музеи.Очевидно, что галереи могут быть повсюду, но в целом сообщество GLAM в большей степени некоммерческое. Хотя некоторые из них — некоммерческие организации, очевидно, что у них довольно значительные бюджеты.

                  Кэти Уилсон-Милн: И при разработке этого проекта GLAM 3D и слушателям следует перейти на веб-сайт glam3d.org, потому что он чрезвычайно подробный и предоставляет массу справочной информации и рекомендаций как для заинтересованных лиц, так и для заинтересованных организаций, которые могут желать делать эту работу.Но вы явно очень заинтересованы в распространении проектов открытого доступа к 3D-оцифровке, и я думаю, что в этих материалах делается предположение, что это действительно важно, это принесет пользу миру. И мне интересно, не могли бы вы немного поговорить об этом. Почему это важно? Почему это было важно для центра? И какова вообще цель открытого доступа к 3D? Какова конечная цель или цель учреждений, разрабатывающих эти программы?

                  Майкл Вайнберг: Да, я думаю, что многие GLAM занимают особое место в нашем обществе, потому что они коллекционеры и хранители нашей коллективной истории.И поэтому мы уделяем им почетное место. Часто это некоммерческие организации, поэтому мы даем им налоговые льготы. Мы отмечаем их как часть наших сообществ. И отчасти причина, по которой мы это делаем, заключается не только в том, что мы хотим, чтобы они собирали эту культуру и держались за нее, но и в ключевой части их миссии — сделать ее доступной для всех. Если они ученые и хотят изучать это, или они обычные люди, которые хотят заниматься своей историей. И поэтому эта миссия по объединению людей с их коллективной культурной историей действительно хорошо сочетается с концепциями открытого доступа.И концепции открытого доступа на самом деле говорят о том, что как учреждение, как хранитель общей культурной памяти одна из наших миссий как учреждения — сделать эту историю доступной для людей. И не только доступным за стеклом, куда они могут прийти и посмотреть на него, но и доступным как живое существо, как объект, с которым можно взаимодействовать, строить на нем и интегрировать в новое творчество, новые исследования. И поэтому все это имеет тенденцию возвращаться к тому, что многие люди называют структурой открытого доступа, которая действительно предназначена для создания как практической инфраструктуры, так и правовой инфраструктуры, чтобы люди, которые действительно хотят взаимодействовать с этими коллекциями, могли делать это без беспокоясь о дополнительных препятствиях, практических или юридических.

                  Кэти Уилсон-Милн: Так почему же 3D вместо 2D? Конечно, некоторые музеи уже публикуют изображения своих коллекций, в основном произведения искусства, по нашему опыту, но вы действительно уделяете внимание трехмерному качеству, и мне интересно, почему это отличается или что это означает, что традиционные 2D-коллекции, доступные сейчас в Интернете, не т?

                  Майкл Вайнберг: Да, многие первоначальные разговоры об открытом доступе GLAM были сосредоточены на 2D, и в основном это было связано с технологиями, но если вы вспомните те разговоры, которые начались около 10 лет назад, у вас были цифровые камеры, которые могли снимать 2D. images размер веб-сайтов был таким, чтобы было легче распространять 2D-изображения.Пользователю было проще работать с 2D-изображениями. Но то, что мы видели за последние пару лет, — это технология захвата 3D, технология распространения 3D и технология взаимодействия с 3D — все они стали дешевле и проще. И вот теперь, когда эти учреждения начали и сказали: «Хорошо, мы хотим, чтобы 2D-изображения вещей разместили их в Интернете или сделали их доступными». А теперь они смотрят на свою коллекцию и говорят, что наша коллекция существует в трех измерениях. И поэтому мы действительно должны думать о способе более полной оцифровки произведений, который действительно выиграл бы от такой трехмерной оцифровки и сделал бы их доступными.Вы можете подумать об этом и сказать: ну, хорошо, когда вы думаете о походе в музей, очевидные вещи — это скульптуры в 3D, так что, возможно, вы могли бы оцифровать такие вещи, как скульптуры, которые являются 3D-объектами. Но даже картины, если вы действительно приблизитесь к этим картинам, вы можете увидеть работу кисти и текстуру, и это даже те вещи, которые мы считаем 2D-объектами, имеющими реальную размерность. И когда вы начинаете испытывать их в 3D, вы понимаете, как они действительно существуют в космосе.Пару лет назад я был на мероприятии, на котором музей Ван Гога отсканировал в 3D несколько картин, картины Ван Гога из своей коллекции, а затем создал с помощью 3D-печати как полное цветное воспроизведение, так и полное воспроизведение текстуры. Таким образом, вы можете повесить картину в пространстве и при другом освещении увидеть, как меняются цвета и форма масляной краски на холсте. Еще одна вещь, которая невероятно сбивала с толку человека, который вырос на целой жизни, посвященной музеям «не трогай», — это то, что ты мог подойти к картине и потрогать ее, ты мог это почувствовать.Вы могли почувствовать мазок, потому что это была репродукция, но это была точная репродукция. И это действительно дало вам другое представление о том, на что была похожа физическая сущность объекта.

                  Стив Шиндлер: Майкл, не могли бы вы немного рассказать о концепции открытого доступа, потому что это то, чему на самом деле посвящен этот проект? Что это означает и что это означает в истории и контексте защиты интеллектуальной собственности?

                  Майкл Вайнберг: Да, открытый доступ — это действительно предоставление людям доступа к их общему культурному наследию.И поэтому это особенно интересно в контексте GLAM, потому что, очевидно, в GLAM есть всевозможные современные произведения искусства, которые активно защищены авторским правом. Так что с юридической точки зрения это целая категория произведений. Но у них также есть огромная сокровищница произведений, которые стали достоянием общественности. Итак, первый шаг к открытому доступу — сказать этим учреждениям, что у вас есть эти объекты, которые в настоящее время не защищены авторским правом. Их разделяют все. Что вы можете сделать, чтобы донести эти предметы, эти работы до людей и избежать создания дополнительных юридических барьеров для взаимодействия и использования людьми с ними? Итак, первый легкий большой шаг к открытому доступу — это всегда думать, как мы можем взять эти произведения, являющиеся общественным достоянием, в нашу коллекцию и сделать их доступными для людей, чтобы они могли их исследовать, ремикшировать и развивать в будущем?

                  Стив Шиндлер: Мне интересно, потому что музеи, многие музеи теперь взимают плату за вход, и даже при том, что они являются хранителями культурного наследия, они также проводят операции и им нужен доход, и поэтому они взимают плату с людей, чтобы они приходили и смотрели эти вещи.И мне просто интересно, что такое балансировка или что вы обнаружили между предоставлением этих объектов в 3D-формате бесплатно и потенциальным потоком доходов, который иногда эти музеи хотят видеть?

                  Майкл Вайнберг: Да, это постоянный разговор в открытом доступе. Откровенно говоря, это постоянный разговор в этих учреждениях в более широком смысле. И я думаю, что если вы вернетесь и посмотрите на исходные внутренние дискуссии о том, чтобы сделать 2D-цифровые изображения коллекций доступными в Интернете, есть люди, которые были обеспокоены тем, что размещение изображений произведений на веб-сайтах музеев будет означать, что люди не будут ходить в музеи. больше.И я думаю, что сверхурочно мы наблюдаем то, что теперь есть ожидание, что если вы зайдете на наш веб-сайт музея, там будут какие-то изображения того, что находится в их коллекции, и на самом деле это не подорвет интерес людей к посещению музея. оригинал, собираюсь увидеть настоящую вещь. Собираюсь увидеть этот предмет в космосе, возможно, в диалоге с другими предметами коллекции. Другая часть этого, и это то, что на самом деле было удивительно, когда я начал намного глубже в этой работе, заключается в том, что, конечно, есть учреждения, которые имеют надежную или внешне надежную практику лицензирования, где они берут эти изображения, они мы делаем эти цифровые репродукции и передают третьим лицам лицензии на их использование.И одна из вещей, которая меня удивила, это то, что около семи или восьми лет назад было проведено исследование, которое показало, что большинство лицензионных отделов в музеях на самом деле тратят больше денег в год на персонал и накладные расходы, чем они вносят в лицензирование. . И поэтому, когда эти учреждения говорят хорошо, у нас есть эти лицензионные отделы, и они приносят доход, если мы перейдем к открытому доступу, мы потеряем доход. Я думаю, что первый ответ: во многих ситуациях открытый доступ действительно открывает новые возможности для получения дохода.Но даже прежде, чем вы дойдете до этого, вам следует еще раз взглянуть на эти отделы и, возможно, подумать, являются ли они чистым положительным или чистым отрицательным результатом в вашем балансе.

                  Кэти Уилсон-Милн: Допустим, вы посещаете веб-сайт музея и просматриваете эти трехмерные архивы или коллекции с открытым доступом. Что вы делаете с этими изображениями? Вы просто смотрите на них и наслаждаетесь ими, как если бы вы были посетителем музея, или вы используете эти изображения для обозначения других возможностей или дополнительных проектов? Я просто пытаюсь понять необходимость такого рода открытого доступа и то, что люди с ним делают.

                  Майкл Вайнберг: Да, я думаю, что да, все вышеперечисленное. На самом простом уровне вы там, смотрите на них и просто как бы видите их, но если вы не можете пойти, например, возможно, прямо сейчас вы не можете пойти в эти учреждения, вы можно их увидеть. Кроме того, сканирование с высоким разрешением позволяет вам подойти ко многим из этих объектов намного ближе, чем вы когда-либо могли бы получить в музейных условиях. Таким образом, это не просто выглядит так, как если бы вы смотрели в пространство, а выглядело совершенно по-другому, что позволяет вам действительно близко рассмотреть мелкие детали.Но помимо этого есть люди, которые выполняли дополнительную работу. Я имею в виду, вы видите ситуации, когда с научной точки зрения люди берут эти 3D-модели и проводят анализ очень высокого уровня, сравнительный анализ, чтобы понять, как разные работы связаны друг с другом, как они меняются с течением времени, даже как они были построены на основе кистью или в контексте скульптуры, следы в качестве материала были удалены путем долбления или чего-то еще. А потом у вас появятся и другие пользователи.У вас бывают ситуации, когда люди создают виртуальное пространство для видеоигры или интерактивного онлайн-пространства, и они хотят иметь возможность действительно построить его точным и точным способом, поэтому они используют эти сканы для такого рода. работы. И последнее — мы думаем, что это в первую очередь цифровые, и я думаю, что это, вероятно, правильно, но есть много ситуаций, когда люди затем создают реплики, либо точные реплики, либо ремиксы. Итак, вы видите людей, которые просто создают реплики ради создания реплик.Вы также видите, что многие из них используются в программировании специальных возможностей. Таким образом, если есть посетители, которые приходят с ограниченным видением, или покровители, у которых есть другие потребности, основанные на обучении, возможность дать им либо точную копию, которую они могут почувствовать, либо интерактивную копию, которая даст им возможность исследовать, возможна из-за это оцифровка. На самом деле есть экспонат, который должен был быть установлен в Смитсоновском институте, который сейчас откладывается, но это была копия древней китайской скульптуры.И помимо создания реплики, они включили в скульптуры несколько сенсорных точек, чтобы вы могли их потрогать. И когда вы коснетесь определенных точек, появятся звуковые описания того, что там было. И все это возможно, потому что вы начинаете с высококачественного сканирования, его трехмерной версии, и это позволяет людям использовать его в качестве отправной точки для всех видов новых видов взаимодействия.

                  Стив Шиндлер: Я знаю, что мы сказали, что сделали перерыв в нашем подкасте о пандемиях, но мне также кажется, что в это конкретное время, когда мы переоцениваем наш собственный доступ к этим учреждениям, доступность такого рода технологий может быть довольно новаторским.

                  Майкл Вайнберг: Совершенно верно. Я имею в виду, что сейчас время, когда ни одна из онлайн-частей музеев не конкурирует с их личными возможностями. Для нас в Соединенных Штатах прямо сейчас вы не можете посещать эти учреждения во многих случаях, поэтому единственный способ получить доступ, изучить и понять их — это иметь возможность делать это виртуально в Интернете.

                  И это независимо от того, хотите ли вы сделать это небрежно в субботу днем, или если вы учитель или профессор, пытаясь создать онлайн-учебную программу на предстоящий семестр или на предстоящую осень.Знание того, что вы можете предоставить своим ученикам доступ к этим работам в осмысленном и полезном виде, становится действительно важным и вашим единственным вариантом для демонстрации им работы напрямую. Потому что нельзя просто пойти на экскурсию в музей.

                  Кэти Уилсон-Милн: Хорошо, Майкл, я думаю, вы выдвинули очень убедительные аргументы в пользу того, почему это общественное благо, полезно для общества. Но мы юристы, поэтому хотим поговорить о проблемах и препятствиях, поэтому давайте сделаем шаг назад и поговорим о юридических условиях этого типа цифрового копирования и отображения.Я думаю, что во многом это будет очень похоже на наши разговоры о 2D-копировании, и если это не так, давайте поговорим и об этих проблемах. Я понимаю, что его часть открытого доступа — это просто выбор, что музей позволяет всем своим трудам, вложенным в процесс трехмерной оцифровки, использовать кого угодно для любых целей. И вокруг этого не так уж много закона, кроме решения бизнеса оставить это открытым при условии, что все объекты, 2D или 3D искусство или культурное наследие, полезные или нет, находятся в общественном достоянии.Чтобы не было никакого основного права собственности на ИС, организации GLAM могут просто уйти и сделать бесплатно то, что они хотят сделать бесплатным. Но бывают ли ситуации, когда авторское право, в котором США и большинство других стран мира предоставляют авторам художественных произведений права, называемые авторским правом, возникают ли проблемы в этом пространстве трехмерной оцифровки, которое является формой копирования, где эти вопросы авторского права неужели вступают в игру и обеспокоены?

                  Майкл Вайнберг: Да, есть места.Я думаю, что ваше предположение верно, что когда вы делаете репродукцию произведения, являющегося общественным достоянием, и ваша цель — сделать копию как можно более совершенной, то, по крайней мере, теоретически и исходя из прецедентного права в США, дополнительных прав нет. И это своего рода отправная точка. Это не означает, что даже в США есть множество учреждений, которые будут отстаивать свое право независимо от того, есть оно у них или нет.

                  Кэти Уилсон-Милн: Я хочу поговорить об этом, но давайте сначала поговорим об основных авторских правах, чтобы нашим слушателям было понятно.Потому что я определенно хочу поговорить о проблеме второстепенных прав. Но в исходной ситуации обеспокоены ли музеи нарушением прав на создание этих трехмерных изображений собственными силами?

                  Майкл Вайнберг: В процессе оцифровки?

                  Кэти Уилсон-Милн: Ага.

                  Майкл Вайнберг: Да, в целом я думаю, что нет. Я имею в виду, что, очевидно, есть первоначальный вопрос — вопрос сортировки — относительно произведений, которые находятся или не находятся в общественном достоянии, но если работа находится в общественном достоянии, то я думаю, что большинство учреждений могут исходить из предположения, что это бесплатно быть оцифрованными, и они могут делать то, что считают нужным.Очевидно, что потенциально существуют второстепенные проблемы, но если взять простой пример греческой скульптуры, которая существует уже тысячи лет, на эту скульптуру нет никаких значимых прав. Таким образом, его оцифровка не создаст никаких проблем для этого учреждения.

                  Кэти Уилсон-Милн: Точно так же, как эту скульптуру можно было бы использовать в кино, или ее мог бы скопировать другой художник, или можно было бы использовать в рекламе, верно? Сейчас нет ограничений на использование этого объекта, потому что он находится в общественном достоянии.И когда мы говорим «общественное достояние», мы имеем в виду, что на него не распространяется авторское право, потому что его никогда не было или истек срок действия авторского права.

                  Майкл Вайнберг: Да, именно так. Если это общественное достояние, то каждый может делать все, что хочет, включая 3D-сканирование.

                  Кэти Уилсон-Милн: На ​​мой взгляд, есть два основных способа, которыми что-то становится общественным достоянием: во-первых, это защищено авторским правом, но срок действия авторского права истек, что сейчас в Соединенных Штатах составляет жизнь автора плюс 70 лет.Или он никогда не охранялся авторским правом, потому что не был «художественным или творческим произведением». Это был естественный образец или полезный объект, или что-то в этом роде, что закон Соединенных Штатов, и, конечно, немного отличается в разных юрисдикциях, сказал бы, что никогда не может быть защищен. Видите ли вы, что оба эти фактора вступают в игру с точки зрения того, почему копирование не является проблемой?

                  Майкл Вайнберг: Да, конечно. Есть даже третья категория произведений, настолько старых, что предшествовала концепции авторского права.Но если отбросить их, да, он достаточно старый, поэтому срок действия авторских прав истек. Или у вас бывают ситуации, когда объект просто не имеет права на защиту авторских прав, и поэтому он не прошел через период защиты, поскольку потенциально находился в общественном достоянии с момента создания. И вы можете подумать об этом, и особенно об этих полезных объектах, когда в коллекциях есть части, которые являются функциональными объектами, они исторически актуальны, но они не являются художественными в том смысле, который защищен авторским правом.

                  Кэти Уилсон-Милн: Существуют ли GLAM, я думаю, художественные музеи, которые делают это в более современном пространстве, где они имеют дело с правообладателями, потому что имеют дело с современными или современными произведениями искусства?

                  Майкл Вайнберг: Не в масштабе и уж точно не в масштабе 3D. Есть некоторые учреждения, которые работают с художниками над оцифровкой произведений, защищенных авторским правом в их коллекции. Они почти всегда находятся в 2D-пространстве. Очень редко — я не могу придумать себе пример, когда это часть программы открытого доступа.Это может быть часть программы, пытающейся сделать произведения более доступными для общественности, но не таким образом, чтобы отказываться от каких-либо основных прав или отменять их.

                  Стив Шиндлер: Верно, но есть ли разница, и мне любопытно, есть ли программы в коммерческих галереях, которые используют эту технологию, но не в режиме открытого доступа?

                  Майкл Вайнберг: Да, когда вы думаете о галереях высокого искусства, которые пытаются — особенно прямо сейчас — сделать работы, которые у них есть в своих коллекциях, максимально доступными для их рынка, они иногда могут быть на переднем крае того, что это значит. оцифровать эти предметы, чтобы сделать их доступными для коллекционеров, по сути, в качестве стимула в процессе продажи.Но я думаю, что прямо сейчас мы не видим крупных публичных примеров этого, в основном потому, что я подозреваю, что эти учреждения, они не руководствуются теми же импульсами и мотивами. И для них большая часть их потребностей в оцифровке потенциально все еще удовлетворяется с помощью 2D-изображений. Вы делаете снимки, когда делаете тур или что-то в этом роде, и достигаете большинства своих целей. Это может измениться, поскольку мы находимся в разгаре пандемии, но это не то, что я обычно видел в мире.

                  Кэти Уилсон-Милн: Верно. И для ясности, если галерея или музей производят 2D или 3D оцифровку, им нужно будет получить разрешение от правообладателей в качестве предварительного шага, если эти работы не являются общественным достоянием. Так что дело не в том, что они не могут выполнять такую ​​работу, просто есть дополнительное препятствие и юридическое административное препятствие для получения всех этих разрешений с самого начала.

                  Майкл Вайнберг: Совершенно верно.

                  Кэти Уилсон-Милн: И я думаю, что в музейном контексте есть немного больше институциональных средств, чтобы знать, когда права должны быть запрошены, а когда нет.Но в коммерческом контексте, в контексте галереи или в контексте неинституциональной некоммерческой организации, мы, безусловно, видим, и я уверен, Майкл, вы видели некоторые из этого, что существует больше путаницы и нерегулярности. что эти права либо запрашиваются, либо не запрашиваются, и то, как этот обычай в мире искусства пересекается с тем, что закон технически требует или настоятельно рекомендует.

                  Майкл Вайнберг: Да, я думаю, что это так. Я думаю, что тот факт, что многие коммерческие организации работают с произведениями, защищенными авторским правом, изначально добавляет еще один уровень сложности.Вовлечено больше прав, задействовано больше людей. И затем, когда вы накладываете слой поверх этого, другие виды вещей, на которые ориентированы эти учреждения, безусловно, могут усложнить ситуацию во многих отношениях.

                  Кэти Уилсон-Милн: Переходя ко второму уровню прав, мы видим много путаницы между основными правами, то есть правами, которыми обладает создатель базового произведения искусства или объекта, исходным объектом, а также уровни творчества, не так ли? Есть копирование, и кто делает копирование, и есть ли у них права на копию, отличные от базового объекта, или копия «не является копией»? Является ли это творческой визуализацией исходного объекта сама по себе, и имеет ли он право на новый уровень работы, который есть у «копии» или того, что есть у нового создателя или присвоителя? И я думаю, это вызывает огромную путаницу, действительно ли каждый в этой цепочке имеет права, мы говорим об авторских правах здесь, на их часть в цепочке копирования — это другой вопрос.И я знаю, что мы говорили об этом до Майкла, и это четко фигурирует в законе Нью-Йорка в контексте 2D-копирования.

                  Но мне интересно, можете ли вы немного поговорить об этом здесь, потому что музеи не только в открытом доступе, потому что они имеют дело с произведениями, находящимися в общественном достоянии, они теперь привлекают всех этих разных участников для создания этих 2D или теперь 3D изображений объектов. И есть ли проблемы с правами при создании этих цифровых копий? И есть ли проблемы с правами, когда музей затем помещает его на веб-сайт и позволяет публике использовать свой собственный потенциальный IP?

                  Майкл Вайнберг: Да, я думаю, вы правы, если думаете, что это почти два вопроса.Первый вопрос: что такое ответственный юрист, когда вы делаете что-то подобное? И в той степени, в которой легко получить согласие от всех, кто участвует в цепочке инструментов, вы также можете это сделать. Потому что, независимо от окончательной позиции и прав, которые есть у людей, гораздо проще, если кто-то придет к вам и скажет: «Я думаю, что вы нарушаете мои права». Подойти к ним и сказать: «Вы подписали этот листок бумаги». Вместо того, чтобы говорить: «Что ж, давай поспорим, чтобы узнать, действительно ли ты это сделал.Но если у вас нет этой документации по какой-либо причине, тогда второй вопрос порядка: «Хорошо. Ну а какие на самом деле права у людей? » Хорошо, о чем тебе действительно нужно беспокоиться? И да, в данном случае, чтобы упростить задачу, вы говорите о вещах, которые уже являются общественным достоянием, поэтому вы просто говорите о том, кто занимается оцифровкой. Конечно, в Соединенных Штатах человек, занимающийся оцифровкой, или команда, которая занимается оцифровкой, не рассматриваются как имеющие дополнительные права, и это классический вид оправдания чести.Требуется много работы, много технических навыков и опыта, чтобы иметь возможность точно воспроизвести физический объект в цифровом пространстве. Но ваша цель — сделать его как можно более точной копией, поэтому цель — исключить любое творческое или творческое решение, которое у вас могло бы быть. И поэтому при отсутствии этого творчества нет авторских прав. Это то, что исторически было немного более сложным и неоднозначным в Европе, но это часть европейской реформы авторского права, которая прошла в прошлом году.Есть статья, в которой всегда делается попытка разъяснить закон ЕС о том, что создание точной или предполагаемой точной копии произведения искусства, являющегося общественным достоянием, не создает новое произведение, охраняемое авторским правом.

                  Теперь есть некоторая двусмысленность в языке, и, очевидно, всякий раз, когда вы говорите о законодательстве ЕС, возникает проблема перевода в национальное законодательство. Но, по крайней мере, концептуально, это было признание ЕС этой идеи, что вы не хотите создавать ситуацию, когда люди, которые создают цифровую версию произведения, являющегося общественным достоянием, внезапно получают новые права и усложняют нашу коллективную способность использовать этих работ.

                  Стив Шиндлер: Значит, нет творчества в создании этих оцифрованных работ? Похоже на то, что вы говорите, хотя я не знаю, как создаются эти оцифрованные объекты и не знаком с ним. Мне, по крайней мере, интуитивно кажется, что могут быть творческие решения в том, как выставлять и показывать работы.

                  Кэти Уилсон-Милн: Особенно потому, что я думаю, что это 3D, верно? Мы понимаем, мы говорим о законе, который устанавливает это для 2D-объектов, когда фотограф нанимается для фотографирования разных картин для каталога, верно? И как вы сказали, Майкл, и как постановили суды, вы не можете на самом деле утверждать, что делаете идеальную работу по копированию, а затем заявлять, что вы наложили на что-то свой собственный творческий отпечаток.И того, и другого быть не может, так что одно или другое. В этом есть большой смысл, я думаю, интуитивно и юридически в 2D-контексте, но мне интересно, как сказал Стив, обязательно ли это переводится в 3D-контекст так же легко, когда кто-то обязательно перемещается вокруг объекта и выбирает, как перемещаться вокруг него?

                  Майкл Вайнберг: Я думаю, что можно думать об этом, исходя из допущения, что творческих решений не существует. И снова человек движется, если вы подумаете о простом примере, где цель состоит в том, чтобы сделать как можно более близкую к цифровой копии, он принимает множество решений, но это в основном технические решения, чтобы попытаться захватить объект как можно точнее. насколько возможно.И вы, конечно, можете охарактеризовать это как творчество, но я думаю, что по той же причине, что и фотограф, который делает снимок 2D-изображения и освещает его таким образом, чтобы убедиться, что цвет сбалансирован правильно и нет бликов от студийное освещение, они принимают больше технических решений, чем творческих. В случае с кем-то, кто занимается трехмерной оцифровкой, они выбирают как можно более точный снимок объекта. Конечно, существуют ситуации, когда люди выполняют 3D-оцифровку, когда они либо намереваются затем манипулировать цифровым объектом всеми видами творческих способов, и это получает защиту авторских прав.И есть несколько примеров, когда люди сознательно творчески занимались оцифровкой. По сути, это эквивалент глюк-арта. Одна вещь в 3D-оцифровке заключается в том, что она плохо справляется с сильно отражающими поверхностями. И поэтому есть люди, которые оцифровали такие вещи, как серебряный канделябр, и файл получается очень искаженным, причудливым и неточным. И в этом случае, я думаю, есть очень веские аргументы в пользу творческого принятия решений, но все это упражнение в корне отличается от создания цифровой копии для архивных целей, которым занимается большинство организаций GLAM.

                  Кэти Уилсон-Милн: Итак, скажем, музеи, которые выполняют такую ​​работу, действительно ли у них вообще нет прав на рассмотрение? Их не беспокоит нарушение чужих прав. Они не беспокоятся о том, чтобы иметь какие-либо права, на самом деле это просто зона, свободная от прав на создание, копирайтинг и публикацию. Это честно?

                  Майкл Вайнберг: Я думаю, что с точки зрения интеллектуальной собственности это, вероятно, лучшее место для начала. Вы можете подумать о вторичных правах на вопросы типа рекламы для некоторых более современных художников, но я думаю, что реальное право на игру — это право доступа.И именно здесь ориентируются многие учреждения, менее заинтересованные в открытом доступе. И они говорят: посмотрите, защищено ли это авторским правом, вы должны согласиться с этими условиями, чтобы иметь доступ к файлам, и с помощью наших положений и условий мы собираемся хотя бы попытаться ограничить использование или предъявить требования к использование этих объектов. Это гораздо более простой способ хотя бы попытаться получить некоторый контроль над файлами.

                  Кэти Уилсон-Милн: Да, по контракту.Я прочитал проект GLAM 3D как поощрение учреждений не делать этого. Что у них определенно может быть договорное соглашение со зрителем, согласно которому для доступа к файлу зритель заключает договор и обещает ограничить их использование. Но разве институты обязуются не делать этого в отношении идеи открытого доступа?

                  Майкл Вайнберг: Да, именно так. Идея состоит в том, что институты обязуются этого не делать, и я думаю, что презумпция в США, ЕС и многих других юрисдикциях заключается в том, что вы находитесь в пространстве без прав.Рекомендация для любого учреждения, стремящегося к открытому доступу, — использовать Creative Commons CC0 Public Domain Dedication или какой-либо эквивалент в основном для устранения любой двусмысленности. Я упомянул некоторую двусмысленность в ЕС, вы можете увидеть, что в будущем закон будет развиваться. И я не думаю, что отсутствие такого рода посвящения CC0 Public Domain означает, что у организации есть права, но ее наличие устраняет любую двусмысленность в отношении того, что права могут быть или может произойти переосмысление прав в какой-то момент в будущем. это затруднило бы публичный доступ к нему.

                  Кэти Уилсон-Милн: Вы можете описать, что это за преданность нашим слушателям?

                  Майкл Вайнберг: Да, так что самоотверженность — это, по сути, то, что вы делаете, это то, что вы отказываетесь от любых прав, которые у вас могут быть, и посвящаете файл своей работы общественному достоянию. Итак, вы говорите, что в той мере, в какой у меня есть какие-либо права, я отдаю все эти права, я посвящаю это общественному достоянию. Теперь, если у вас есть права, это действительно важное обязательство, чтобы сказать, что я жду своих прав, но в подобных ситуациях это может быть полезно, даже если у вас нет прав, просто удалите любую двусмысленность или беспокойство о пользователях.Потому что вы, как юристы, можете вообразить всевозможные ситуации, когда юрист пользователя не уверен до уровня их комфорта, что не появится какой-то случайный человек, отстаивающий какие-то права. И поэтому эта приверженность общественному достоянию утешает юриста пользователя, говоря: «Мы не собираемся сейчас полагаться на наше понимание закона, в котором говорится, что у нас нет прав, но мы собираемся активно отказываться от любые права, которые могут быть у нас сейчас или даже в будущем.”

                  Стив Шиндлер: Итак, насколько это утешение для юристов и людей, подобных нам, и насколько это политическое заявление в определенном смысле? Что мы поддерживаем открытый доступ как концепцию, как правильное решение.

                  Майкл Вайнберг: Я думаю, что и то, и другое, но я думаю, что определенно разумно рассматривать открытый доступ как политическое заявление, как культурное заявление, говорящее, что это наши ценности. Наши ценности как организации заключаются в том, что наша роль в обществе — сделать эти произведения доступными для всех.И наше понимание того, что это означает, состоит в том, чтобы не просто делать это пассивно или получать поддержку, но и предпринимать эти активные шаги, чтобы пригласить людей использовать эти работы и действительно облегчить им это. И в этом смысле это политическое заявление о доступности, о природе культуры и творчества в обществе.

                  Кэти Уилсон-Милн: Майкл, есть ли важное политическое или юридическое различие между самим оцифрованным объектом и метаданными? Выдвинутый вами аргумент довольно ясен: если вы копируете и делаете это правильно, то на самом деле вы просто делаете совершенно нетворческую лояльную копию исходного объекта.Но метаданные, казалось бы, представляют собой набор вариантов, которые были сделаны в отношении того, как объединить факты и информацию, к которым зритель получит доступ.

                  Майкл Вайнберг: Да, я думаю, стоит отметить, что существует реальное юридическое различие между цифровым объектом, файлом для самого объекта и метаданными. И я думаю, что у вас могут быть всевозможные аргументы в крайнем случае о том, почему какие-либо конкретные метаданные были или не были защищены авторским правом или какое-то использование нарушало или не нарушало.Но я считаю, что в целом большинство метаданных защищены авторским правом. Итак, как учреждение, вы делаете второй выбор, хорошо, вы оцифровали этот объект, сделали его доступным в рамках программы открытого доступа, вы собрали кучу метаданных с помощью любого внутреннего процесса, который у вас есть. и развил его. Включаете ли вы эти метаданные в свой релиз? И если да, предпримете ли вы для этого следующий активный шаг? Я думаю, что в рамках полностью разработанной программы открытого доступа действительно важно не только сделать файл и объект доступными в космосе, но и дать людям как можно больше контекста.Но это дополнительный элемент, который необходимо учитывать при построении этой программы.

                  Стив Шиндлер: Итак, поскольку вы работаете с этими институтами GLAM и работаете с объектами, имеющими культурное значение, есть ли другие чувствительные моменты, с которыми вы боретесь? И я особенно думаю о том, насколько чувствительны институты и народы к тому, кому принадлежит культура, кому принадлежат объекты. И я могу предположить, что если вы берете объект, созданный группой людей или культурой, то то, как вы относитесь к этому объекту, даже то, как вы его воспроизводите, имеет некоторые юридические или политические сложности.Можете ли вы немного заняться этим?

                  Майкл Вайнберг: Да, это большая часть разговора, и я думаю, что существует как минимум две версии этой проблемы. Первый — это тот, который вы определили, это культурные произведения, которые важны, и они важны для разных сообществ по-разному и по разным причинам. Итак, существует множество потенциальных проблем, связанных с тем, кто использует эти работы, как они используют эти работы — возвращаясь к вопросу о метаданных — какие данные приходят с объектами? Один из проектов, с которым мы сотрудничаем в Центре Энгельберга, — это проект маркировки местного контекста, который действительно предназначен для придания дополнительного культурного контекста всем этим работам.И поэтому очень важно выяснить, как собрать весь этот контекст, а затем представить его в мире, потому что вы знаете, что, когда вы размещаете вещи в мире в Интернете, самые разные люди будут взаимодействовать с ними во всех видах способами. Некоторые из них будут способами, которыми вы будете праздновать, а некоторые из них, возможно, вы не будете праздновать так часто. Я думаю, что одна из вещей, о которых мы много говорим в контексте открытого доступа, заключается в том, что маловероятно, что открытый доступ станет причиной такого нежелательного использования.Если кто-то заинтересован в нежелательном использовании в вашем сообществе какого-либо объекта, он, вероятно, не будет слишком зацикливаться на тонкостях авторского права того, что происходит. И поэтому маловероятно, что программа открытого доступа сделает такие виды использования существующими или не существующими. Но иногда то, что может сделать программа с открытым доступом, — это, по крайней мере, предоставить дополнительный контекст вокруг объекта. Но я не думаю, что кто-то предполагает, что программа открытого доступа предотвратит любое использование работы, которое вам не нравится.

                  Кэти Уилсон-Милн: Итак, есть пара других сопутствующих сценариев прав или юридических проблем, о которых меня заставляет задуматься эта дискуссия, которые не являются авторскими правами и относятся к сфере культурных ценностей или моральных прав. И, с одной стороны, могут возникнуть проблемы с культурными ценностями или моральными правами даже в пространстве, где нет проблем с авторским правом в смысле собственности, право, которое, как мы определяем в Соединенных Штатах, требует решения. А потом, связанное с этим, и не имеющее юридического характера, когда музей оцифровывает всю свою коллекцию, чтобы весь мир мог ее увидеть, это также открывает пространство не только для большой критики того типа, который только что описал Стив, но и для открытия правительств. объекты, которые вызывают проблемы юридически или морально.И тогда это может открыть это учреждение для множества критических замечаний по поводу того, что в нецифрованном мире оно никогда не было бы ниже, потому что люди во всем мире не могут исследовать архив этого крупного музея в Нью-Йорке или Лондоне в так, как они могут быть, когда музей решит открыть весь свой архив. И сейчас мы думаем в основном об объектах, имеющих культурное значение, так что это могут быть артефакты или вещи, которые были разграблены / куплены или вывезены из колонизированных частей мира в очень чувствительные периоды времени.И мне интересно, беспокоит ли это учреждения, которые этим занимаются, своего рода обдумывание последствий того, чтобы действительно сделать прозрачным все в своих коллекциях?

                  Майкл Вайнберг: Да, поэтому идет очень активная дискуссия. Я думаю, что если вы поговорите с людьми, занимающимися оцифровкой в ​​учреждениях, они хорошо осведомлены о работах, которые они отдают приоритет оцифровке, и о работах, которые не так актуальны с точки зрения оцифровки из-за этой чувствительности. На самом деле в настоящее время в ЕС ведутся очень активные дебаты, посвященные некоторым французским учреждениям, которые имеют большие коллекции африканского искусства как раз по причинам, которые вы отметили из-за этой колониальной истории.И эти учреждения в рамках более масштабных французских культурных усилий по оцифровке произведений из их коллекции, есть люди как в ЕС, так и в сообществах происхождения этих произведений, которые говорят, что эти музеи на самом деле не имеют права решать, действительно ли эти работы должны быть оцифрованы и доступны каждому. И если вы подумаете об этом вопросе узко через призму юриста по авторскому праву, вы скажете, что хорошо, смотрите, они находятся в открытом доступе, каждый может делать все, что хочет. Но очевидно, что это связано с гораздо большим культурным вопросом.Это вопрос, который во многих отношениях важнее, чем его часть открытого доступа. Его часть с открытым доступом является его составной частью, но это диалог, который ведется по многим другим причинам. И часть открытого доступа не решит ее, но, вероятно, и не помешает ей полностью. Это, и я снова упоминал ранее, одно из — этот локальный контекст в локальном контексте отмечает усилия, которые действительно предназначены для того, чтобы привнести этот дополнительный контекст в эти работы. И часть операционной теории заключается в том, что хорошим актерам легко быть хорошими.И идея, что если вы тот, кто хочет уважать культурную историю этих произведений, первое, что вам нужно, — это информация. И поэтому, возможно, учреждениям следует лучше продвигать эту информацию. Но это снова выходит за рамки основной области открытого доступа. Не то чтобы это не нужно было учитывать, но это не проблема, которую решит открытый доступ.

                  Кэти Уилсон-Милн: Вы знаете, что в этом подкасте мы много говорили о музеях. По иронии судьбы, музеи оба реагируют на требования времени, но, делая это, реагируя должным образом, они фактически подрывают или угрожают своему собственному существованию, как они всегда это знали.Или вызвать критику таким образом, чтобы это действительно изменило чувство ценности, которое они предоставляют. Будет интересно посмотреть, как эти проекты оцифровки меняют разговор о том, что кому принадлежит и какие объекты являются проблемными.

                  Майкл Вайнберг: Да, и я думаю, что одна из вещей, над которыми мы много работаем в Центре Энгельберга, — это идея в сообществе открытого доступа, я думаю, что особенно в первые дни вам десятилетие назад люди, которые выступали против открытого доступа, делали это, потому что были против открытости и против такого рода общего культурного наследия.

                  Стив Шиндлер: А что это были за люди вообще, мне любопытно? Какие округа они представляли?

                  Майкл Вайнберг: Я думаю, что в то время открытый доступ был в своем роде революционным взглядом, и я думаю, что многие организации, многие музеи, учреждения, организаторы культуры считали себя в самом ярком свете ответственными за поддержание этой культуры. в менее благотворительном свете — регуляторы этой культуры. Люди, которые считали, что эти учреждения выполняют реальную кураторскую презентационную роль, были озабочены идеей, что вы просто позволите кому-нибудь войти и делать с ней все, что они хотят, это был неразумный подход.И поэтому я думаю, что опять же, в период становления этого сообщества, возникла идея, что если вы высказываете опасения по поводу открытого доступа, это почти делается недобросовестно, потому что вы просто не согласны с предпосылкой. Одна из вещей, которые мы наблюдаем сейчас, когда открытый доступ стал более успешным, — это появление сообществ, которые говорят: «Мы поддерживаем открытый доступ, нам нравятся идеи открытого доступа, но у нас есть эти опасения. У нас есть эти опасения по поводу того, кто будет решать, откуда пришли эти культурные объекты.«И одна из проблем в сообществе открытого доступа прямо сейчас — переориентировать его мировоззрение, чтобы иметь возможность признать, что эти опасения поднимаются изнутри палатки и от людей, которые обычно склонны поддерживать открытый доступ, но имеют проблемы, а не быть поднятым из-за пределов палатки людей, которые отвергают основную предпосылку.

                  Стив Шиндлер: Есть ли сейчас другие группы, которые, как вы считаете, выступают против этого проекта? Мы немного поговорили о дарителях внутри компании. А как насчет того, чтобы люди, передававшие предметы в музеи, сопротивлялись тому, чтобы они были так широко доступны в таком формате?

                  Майкл Вайнберг: Я уверен, что во всех этих учреждениях ведутся внутренние обсуждения, но редко когда учреждение назначает интересы доноров в качестве основного резерва.Частично это может быть проблема самоотбора, когда, когда учреждение составляет свой список приватизации для оцифровки, они просто — они избегают вещей, которые, как им известно, есть доноры, которые могут выразить озабоченность, или доноры, которые еще живы. И я думаю, что одна из вещей, о которых нужно знать в этом контексте 3D, — это то, что прямо сейчас у многих организаций есть конвейерные процессы для масштабной 2D-оцифровки. И мы еще не достигли цели оцифровки 3D. Это по-прежнему достаточно индивидуальный процесс, и поэтому даже в учреждениях с большими ресурсами, таких как Смитсоновский институт, выполняется довольно небольшое количество оцифровок, чтобы они действительно могли сосредоточиться на наименее спорных и наиболее полезных произведениях.

                  Кэти Уилсон-Милн: Итак, Майкл, последний вопрос: в руководящих принципах GLAM на веб-сайте GLAM 3D вы призываете учреждения избегать того, что вы называете «легким нет», и меня это действительно поразило, потому что я думаю, что концепция « просто нет »может возникнуть очень часто, особенно с юристами, когда вы можете выявить множество проблем, а затем просто говорите своим клиентам:« Посмотрите, есть так много проблем. Вы хотите это сделать? » И это просто сложно разобраться, вместо того, чтобы выяснить, какие из них действительно важны или как их можно исправить.Что это значит в контексте проекта GLAM? Что такое «легкое нет» и почему важно его избегать?

                  Майкл Вайнберг: Да, я думаю, что вы правы, думая об этом как юрист, вы можете анализировать проблему и поднимать все виды острых или не очень острых вопросов. Итак, если вы ищете повод для того, чтобы убить инициативу, вы можете где-нибудь их найти. Вы можете сказать, что если кто-то возьмет это и превратит в какой-то гигантский нацистский митинг? Или что, если кто-то сделает это и получит травму, а мы несем ответственность? Меня беспокоит подделка.На самом деле, я бы назвал всевозможные крайние проблемы, которые на самом деле не принимают во внимание какие-либо преимущества программы. И поэтому, как юрист, работающий с этими учреждениями, если вы так склонны, вы можете покопаться в этом пакете уловок и сказать: «Ну, есть все эти ужасные вещи, которые могут пойти не так, если вы разместите их в Интернете». Я думаю, что более совместный и в конечном итоге продуктивный подход — это сказать: «Хорошо, а каковы здесь цели?» И быть отзывчивым к своему клиенту и сказать: «Посмотрите, есть такие возможности, которые могут пойти не так, но давайте попробуем понять риски и уравновесить их с пользой.«И если мы готовы идти вперед, потому что мы думаем, что преимущества перевешивают риски, тогда действительно воспользуемся преимуществами, а не будем переоценивать их, не пытаемся выдвигать 1000 заявлений об отказе от ответственности и делать другие меры хеджирования, которые действительно подорвать конечные цели открытости. И не просто сказать «нет», а сказать «хорошо» — вот 1000 вещей, которые могут пойти не так. Но вместо этого будьте настоящим партнером в процессе, чтобы найти способ сделать эту работу таким образом, чтобы все полностью понимали, что они делают, но действительно могли достичь основных целей проекта.

                  Кэти Уилсон-Милн: Хороший жизненный совет, спасибо. Хорошо, Майкл, спасибо тебе большое за то, что присоединились к нам. Это было очень интересно.

                  Стив Шиндлер: Да, это было действительно здорово.

                  Кэти Уилсон-Милн: Мы разместим вашу информацию и некоторые связанные ресурсы в наших заметках о выставке.

                  Майкл Вайнберг: Большое спасибо. И последнее, что я скажу, — это сайт glam3d.org, мы разработали его как постоянно развивающийся ресурс, поэтому, если вы зайдете на сайт и поймете, что на нем чего-то не хватает, или он может использовать дополнительную информацию, есть простые способы чтобы связаться с нами, чтобы мы могли держать его в актуальном состоянии и как можно точнее.

                  Кэти Уилсон-Милн: Отлично.

                  Стив Шиндлер: Хорошо, отлично. На этом сегодняшний подкаст. Подпишитесь на нас, где бы вы ни получали свои подкасты, и отправляйте нам отзывы по адресу [email protected] И если вам нравится то, что вы слышите, дайте нам оценку 5 звезд. Мы также представляем оригинальную музыку Криса Томпсона. И наконец, мы хотим поблагодарить нашего замечательного продюсера Джеки Сантоса за то, что он заставил нас так хорошо звучать.

                  Кэти Уилсон-Милн: До следующего раза, я Кэти Уилсон-Милн.

                  Стив Шиндлер: А я Стив Шиндлер, представляю вам подкаст Art Law, подкаст, исследующий места, где искусство пересекается с законом и нарушает его.

                  Кэти Уилсон-Милн: Информация, представленная в этом подкасте, не предназначена для использования в качестве источника юридической консультации. Вы не должны рассматривать предоставленную информацию как приглашение к отношениям между адвокатом и клиентом, не должны полагаться на эту информацию как на юридическую консультацию для каких-либо целей и всегда должны обращаться за юридической консультацией в компетентный совет соответствующей юрисдикции.


                  Музыка Криса Томпсона. Продюсировал Джеки Сантос.

                  Роль копирования в инновациях |

                  Президент Трамп и его участники торговых переговоров утверждают, что Китай несправедливо заставил американские компании делиться своими наиболее ценными технологиями с китайскими компаниями. Они также утверждают, что китайское правительство использует шпионаж для кражи ценных технологий у американских компаний. Некоторые люди объясняют это культурой, утверждая, что копирование занимает центральное место в китайской культуре.

                  На более широком фоне вырисовывается более сбалансированный взгляд. Короче говоря, когда экономические интересы страны благоприятствуют копированию, права ИС не защищены должным образом, но когда экономические интересы страны способствуют защите прав ИС, правительство будет поддерживать ее внутренние экономические интересы. Более широкий фон охватывает как географию, так и историю. Рассмотрим, например, историю защиты прав интеллектуальной собственности (ПИС) в США.

                  [Чтобы узнать больше о Стивене К.Лидерство Серебоффа нажмите здесь]

                  Когда США провозгласили свою независимость от Великобритании, у них была преимущественно аграрная экономика. Отцы-основатели, все ведущие граждане, зарабатывали свои деньги как юристы, спекулянты землей или акциями, торговлей или сельским хозяйством. Ни один не был промышленником. Бенджамин Франклин, известный как изобретатель, заработал состояние на газетном и издательском бизнесе. Его самая известная публикация, Альманах бедного Ричарда, , была очень популярна среди фермеров и домашних хозяйств.В такой среде не было необходимости в защите прав интеллектуальной собственности. Хотя некоторые люди, такие как Франклин и Томас Джефферсон, вводили новшества, большинство новых технологий пришло из-за пределов страны. То есть США были чистым импортером инноваций.

                  США в конечном итоге превратились в индустриальную экономику, а сегодня — в информационную. После войны за независимость США продолжали оставаться чистым импортером инноваций. В течение 1800-х годов страна перешла от аграрной экономики к индустриальной.

                  Параллельно с этим медленным переходом от сельского хозяйства к производству США медленно усиливали свои законы об интеллектуальной собственности. Конкуренция среди отечественных производителей стимулировала инновации. Со временем отечественные производители-новаторы искали и получали помощь государства в отражении конкурентов, копировавших их инновации. Ко времени Первой мировой войны экономика США была полностью индустриальной, и законы об интеллектуальной собственности отражали это. В центре внимания оставалась защита отечественных компаний от других отечественных компаний, но глобализация в конечном итоге изменила и это.После Второй мировой войны США внесли существенные поправки в свои патентные законы, отражающие необходимость дальнейшей защиты отечественных компаний от других отечественных компаний.

                  В конце концов промышленность США сильно пострадала от иностранной конкуренции, особенно со стороны японских производителей электроники и автомобилей. Правительство США вмешалось, чтобы помочь. В то время многие американцы считали японцев простыми переписчиками и что их азиатская культура поощряла копирование. Правительство США во главе с президентом Рональдом Рейганом отреагировало на требования отечественных компаний, приняв значительные поправки к патентному законодательству.Эти усовершенствования дали американским компаниям новое оружие для отражения иностранных конкурентов.

                  Законы об интеллектуальной собственности эпохи Рейгана помогли многим американским компаниям, в первую очередь Texas Instruments. Эти компании использовали суды США и иски Super 301 в Комиссии по международной торговле для обеспечения крупных денежных переводов и судебных запретов против иностранных конкурентов.

                  Со временем японские производители почувствовали давление конкуренции, особенно внутренней конкуренции, и превратились в невероятных новаторов, которые также потребовали от своего правительства защиты внутренних прав интеллектуальной собственности.В последние годы японские компании несли потери доли на внутреннем рынке из-за компаний из Южной Кореи, Тайваня и Китая. Японское правительство отреагировало на это изучением и принятием некоторых реформ закона об интеллектуальной собственности времен Рейгана.

                  Есть множество других исторических примеров. Рассмотрим Индию и ее защиту фармацевтических инноваций. Индийская фармацевтическая промышленность восходит к 1970-м годам. В то время для молодых индийских фармацевтических компаний дженерики были самым простым путем на рынок.Копирование позволило индийским компаниям стать сильнее. К 2018 году Индия поставляла почти половину всех генерических лекарств в США. Однако со временем конкуренция и ограничения размера рынка заставили индийские фармацевтические компании продвинуться вверх по цепочке создания стоимости к разработке патентованных лекарств. Параллельно с переходом отрасли от генерических (т. Е. Скопированных) лекарств к патентованным лекарствам индийские патентные законы были усилены для защиты отечественной фармацевтической промышленности.

                  Сравните историю Индии с историей Бразилии.Бразилия никогда не обеспечивала особой защиты фармацевтических инноваций. До 1990-х годов Бразилия не разрешала даже патенты на лекарства. Поскольку отечественная фармацевтическая промышленность Бразилии невысока, защита прав интеллектуальной собственности не приносит пользы. Правительство Бразилии не заботилось о том, что иностранным компаниям нужна патентная защита. Сегодня, согласно сообщениям, Бразилия является восьмым по величине фармацевтическим рынком по объему выручки. Несмотря на огромный размер рынка и международные договорные обязательства, фармацевтические инновации в Бразилии практически не защищены.Это просто отражает небольшой размер фармацевтической промышленности Бразилии.

                  [Подробнее о подходе SoCal IP Lawgroup LLP к интеллектуальной собственности, нажмите здесь]

                  Возвращаясь к Китаю, можно легко увидеть, как он четко вписывается в эти исторические модели. Как и США, китайская экономика превратилась из аграрной в индустриальную. Параллельно с головокружительной индустриализацией китайские законы об интеллектуальной собственности развивались быстро — возможно, быстрее, чем где-либо еще. Как и везде, китайское правительство усилило защиту прав интеллектуальной собственности, потому что этого требовали местные компании.В лучшем случае иностранные компании являются вторичными бенефициарами. Таким образом, китайские технологические компании, такие как Huawei, хотят защиты от копирования со стороны местных конкурентов, таких как ZTE; они не очень беспокоятся о копировании со стороны Apple. Это также опровергает мнение о том, что в Китае существует культура копирования, которая не изменится. Культуре копирования в США пришел конец, как и в Японии и других странах Азии.

                  Внутренние экономические интересы, а не жалобы иностранных правительств почти всегда приводят к изменениям в законах об интеллектуальной собственности.

                  Внутренние экономические интересы, а не жалобы иностранных правительств, почти всегда приводят к изменениям в законах об интеллектуальной собственности. Возможно, администрация Трампа добьется успеха там, где предыдущие администрации потерпели неудачу. В основном это может отражать созревание китайской промышленности, а также может быть результатом асимметричного подхода президента Трампа к заключению сделок. Время покажет.

                  Почему в музыке так много копий?

                  «Эта песня звучит знакомо» — почему в музыке так много копий?

                  Когда я сочиняю песню, часто наступает момент, когда я думаю: «Погодите минутку, разве я раньше не слышал эту мелодию?»
                  Для любого честного музыканта это тяжелый момент.Никто не хочет, чтобы его обвиняли в краже чужой работы, и тем не менее меломаны будут без ума от песни, которая напоминает им о чем-то еще, что они когда-то любили. Это тонкая грань между подражанием чужой работе и тем, что создает что-то оригинальное и комфортно знакомое.

                  Это явление не уникальное среди искусств, но в музыке есть что-то особенное. Давайте изучим дальше.

                  Музыканты обычно избегают мимикрии. Художников, которые копируют, подвергают резкой критике за их имитацию или даже обвиняют в подделке документов.Писателей, занимающихся плагиатом, избегают и осуждают за то, что они позорят свою профессию.

                  Мир музыки не обошелся без скандалов. Популярный хит Сэма Смита «Stay with Me» так сильно похож на хит-парад Tom Petty & the Heartbreakers 1980-х годов «Не сдавайся», что его публично попросили объясниться. И все же, с джентльменского согласия (и некоторых лицензионных отчислений), Сэм и его приятная песенка получили премию Грэмми. Лэнсу Армстронгу, должно быть, очень жаль себя.

                  Даже у самых высоких легенд музыкального мира были свои разногласия. Боб Дилан довольно четко построил свою карьеру, заимствуя тексты более ранних исполнителей, и боги рока Led Zeppelin были названы из-за схожести «Stairway to Heaven» с мелодией, исполненной группой, с которой они гастролировали в 1960-х.

                  Большинство этих обвинений имеют под собой основание. Тем не менее, после небольшого количества легальных шуток и некоторой незначительной дурной огласки, все они, кажется, вырвались наружу с незапятнанной репутацией.

                  Так почему же к музыкантам следует относиться более снисходительно, чем к художникам или писателям?
                  Возможно, это просто математика. Учитывая тот факт, что хроматическая гамма состоит только из 12 нот и нескольких основных ритмов, существует естественный предел количества способов разрезать торт.

                  Тексты песен предлагают больше возможностей для вариаций, но, тем не менее, авторов песен, кажется, естественно привлекает знакомый набор слов. Любовь, малышка, девочка, мальчик, ночь и день снова и снова возникают в популярной музыке.

                  Кажется, новизна — это не то, что нужно среднему меломану.Рассмотрим припев — все дело в повторении. Большинству людей нравится музыка в ограниченном количестве вкусов, и они с гордостью скажут вам, к какому жанру они принадлежат (а не принадлежат).

                  А еще есть музыканты. В отличие от ищущего уединения художника или писателя, запертого в своем ателье, музыканты — существа более социальные. Они любят делиться и сотрудничать. Известно, что ранние блюзовые исполнители заимствовали риффы и тексты друг друга, не задумываясь об этом. Популярные музыканты сегодня делают то же самое с ремиксами, сэмплами и гостями на песни друг друга (сохраняя в бизнесе адвокатов по авторскому праву).

                  Так что все отлично, но я все еще немного нервничаю, когда понимаю, что моя собственная недавно созданная песня содержит рифф или текст, которые смутно напоминают мне мелодию, которую я слышал раньше. Как только я осознаю сходство, я обнаруживаю, что пытаюсь изменить его, чтобы он звучал гораздо меньше, чем оригинал, часто размывая характер моей песни.
                  К счастью, на этом этапе моей зарождающейся музыкальной карьеры я получаю максимум несколько тысяч хитов для моих песен, поэтому я сомневаюсь, что в ближайшее время я попаду на радар какой-либо юридической группы крупных лейблов.Если я начну получать сопливые письма от этих надоедливых юристов по авторскому праву, я буду воспринимать это как знак того, что я наконец добился успеха.

                  Давай!

                  Вдохновение против имитации: как копировать как художник

                  Вы когда-нибудь копировали работы другого художника? Вам плохо из-за того, что вам трудно рисовать, не копируя работы другого художника? Многие начинающие художники думают о копировании одним из двух способов:

                  • Копирование — постыдный поступок, и его нужно скрывать.
                  • Копирование — это неэтичный акт, которого следует избегать.

                  Но вы, ребята, нет ничего плохого в копировании, если вы следуете лучшим практикам. И на самом деле есть много причин, по которым вы должны скопировать . Практически каждый художник начинается с подражания другим художникам. Со временем опыт заставляет их исследовать и открывать свой собственный стиль и голос.

                  Есть четыре основных намерения, которые побуждают людей копировать других художников.Давайте взглянем!

                  Копирование, чтобы подражать + учиться

                  «Подражание — это не просто самая искренняя форма лести, это самая искренняя форма обучения». –Джордж Бернард Шоу, драматург

                  Люди, плохо знакомые с рисованием, очень часто копируют другие произведения искусства. Это одна из тех вещей, которые делают все, но никто не говорит о них, поэтому все думают, что они единственные. Я сам делал это в течение многих лет, и я готов поспорить, что вы тоже!

                  Я потратил огромную часть своего детства, копируя страницу за страницей «Покемонов и Сейлор Мун».Я пытался скопировать каждую форму, линию и цвет как можно ближе к оригиналу — я буквально копировал их. Не отслеживание, которое вас ничему не учит, а копирование, которое может вас многому научить.

                  Я скопировал, потому что хотел узнать, как аниматоры рисовали всех тех персонажей, которые мне нравились. Я хотел научиться рисовать с механической точки зрения: как перемещать карандаш по странице, чтобы линии выглядели так же? Только копируя снова и снова, снова и снова, я смог научить свою руку двигаться так, как я мог командовать.

                  Этап «Моя копия для изучения» в основном пришелся на 90-е годы, до того, как популярность социальных сетей и блоггеров взорвалась, поэтому эти рисунки были помещены в папку с тремя кольцами и в основном хранились для меня. Сейчас, в эпоху интернета и социальных сетей, все стало немного сложнее с тем, что делать с этими рисунками. См. В конце этого эссе передовой опыт обмена копиями искусства.

                  Копировать, чтобы украсть + объединить

                  «Если вы думаете, что мужчина рисует руки того типа, который вы хотите нарисовать, украдите их.Возьми эти руки ». –Джек Кирби, художник комиксов

                  Но рисование — это не просто механические движения по странице. Когда мы рисуем, происходят и другие более глубокие вещи. Попытки нарисовать точные копии других произведений искусства — отличный способ научить нас правилам и принципам искусства. Но в какой-то момент, чтобы создать свое собственное оригинальное искусство, вы должны выбрать, каким правилам вы хотите следовать, а какие выбросить в окно.

                  Через некоторое время мне стало скучно копировать покемонов, и я подумал, что было бы круто придумывать своих собственных созданий покемонов.И тогда мои намерения по копированию перешли на следующий этап. Когда я начал рисовать своих собственных существ Покемонов, , я все еще копировал разными способами, но моим намерением больше не было подражать и учиться. Моим новым намерением было украсть и объединить.

                  Я поднял кусочки разных покемонов — глаза от Джигглипаффа, ноги от Бульбазавра, хвост моего домашнего кота Элвиса — и смешал их вместе, чтобы создать совершенно нового покемона — моего собственного покемона. Я мало что знал, я был на пути к созданию своих первых произведений искусства.

                  «Дело не в том, откуда вы берете вещи, а в том, куда вы их несете». –Жан-Люк Годар, кинорежиссер

                  Если вы копируете что-то линия за линией, стремясь получить точную копию, вы не создали искусство. Вы только что сделали копию чужого искусства. Но если вы возьмете мелкие кусочки и кусочки из множества разных источников и измените и объедините их по-новому, то теперь вы создали нечто новое и оригинальное — вы создали искусство.

                  Копирование с намерением украсть начинается с искры вдохновения.Я любил и вдохновлялся художественными элементами Pokemon, и моим намерением было создать что-то новое из этого вдохновения. Вот что такое искусство: взять идею, объединить ее с другими идеями в своей голове и создать новую идею.

                  Невозможно не поддаваться влиянию того, что нас окружает, — это самая суть творчества. Все, что мы создаем, — это смесь всего, что мы видели, слышали, чувствовали и испытали. Все эти вещи вместе, от покемонов до Сейлор Мун и моего домашнего кота, составляют мое художественное влияние.И новые влияния постоянно поглощаются нами, становясь частью нашего постоянно развивающегося художественного голоса.

                  Если бы я никогда не видел Покемонов, я бы сегодня рисовал совсем по-другому. Если бы я никогда не читал книгу Майкла Поллана Omnivore’s Dilemna , я бы никогда не был вдохновлен на создание We Are Fungi . Эти влияния, вдохновения и копирование с целью украсть и объединение являются важными частями творческого процесса. Идеи рождают идеи. Искусство творит искусство.

                  «Ничего оригинального. Крадите откуда угодно, что вдохновляет или подпитывает ваше воображение. Пожирайте старые фильмы, новые фильмы, музыку, книги, картины, фотографии, стихи, мечты, случайные разговоры, архитектуру, мосты, уличные знаки, деревья, облака, водоемы, свет и тени. Выбирайте только те вещи, из которых можно украсть, которые обращаются непосредственно к вашей душе. Если вы сделаете это, ваша работа (и кража) будут подлинными ». –Джим Джармуш, кинорежиссер + сценарист

                  Копировать в Honor + Play

                  Те, кто не хочет ничего подражать, ничего не производят.”–Сальвадор Дали, художник

                  Мы, художники, часто чувствуем давление, заставляя каждый раз рисовать что-то совершенно оригинальное. Но создание оригинального искусства требует определенного мышления, вдохновения и уровня энергии, и давайте будем честными: иногда этого просто нет. Итак, если мы стремимся рисовать последовательно (а вы ведь, не так ли?), Нам нужен способ рисования , когда мы понятия не имеем, что, черт возьми, рисовать.

                  Один из моих любимых методов рисования, когда у меня мало творческих способностей, — копировать некоторые из моих влияний. Я намерен отдать дань уважения тому, что я люблю, и снять давление, связанное с рисованием чего-то нового — в основном, для воспроизведения на странице.

                  Это немного отличается от копирования для обучения, где я стремлюсь к подражанию и прямому копированию. И это немного отличается от копирования, чтобы украсть и объединить, где я стремлюсь брать кусочки и кусочки из нескольких разных источников, объединяя их во что-то новое. Копирование для воспроизведения более беззаботно. Есть только один источник влияния, но мой художественный стиль тоже присутствует в рисунке.

                  Это похоже на популярный хэштег #DrawThisInYourStyle в Instagram. Художники предлагают часть своего искусства другим художникам, чтобы они могли копировать их по-своему, изменяя линии, цвета и общий стиль, при этом указывая оригинального художника и произведение искусства. В этом методе художники не копируют произведение достаточно точно, чтобы учиться, и они недостаточно отклоняются от него и не крадут достаточно из других источников, чтобы оно могло быть объединено. Это где-то посередине: играет.Это интересный способ рисовать, когда вы просто хотите рисовать.

                  Мне на самом деле не хватает творческой энергии прямо сейчас (привет, 8-й месяц беременности!), Поэтому я создал на этой неделе тему #MightCouldDrawToday, британскую серию пластилиновых пластилинов Уоллес и Громит, с этой целью. В течение недели мы будем смотреть на этих глиняных персонажей и рисовать их собственные версии в наших собственных стилях. Я намерен разделить это влияние, которое я люблю, и дать себе (и вам, ребята!) творческий выход, к которому легко подойти в низком настроении.

                  Пока все эти методы копирования хороши — они полезны и помогают нам расти как художникам по-разному. Но что произойдет, если мы выйдем за рамки намерений учиться, воровать и играть? Может ли копировать плохо?

                  Копировать для плагиата

                  « Копирование открывает вам глаза на новые возможности и новые методы… но пытаться использовать их как свои собственные — совсем другое дело». –Луиза Банн, скульптор + художник

                  Позвольте мне быть предельно ясным: плагиат — это неправильно.Согласно словарю Merriam Webster Dictionary, «плагиат» означает «украсть и выдать (идеи или слова другого человека) за свои собственные; использовать (чужую продукцию) без указания источника ».

                  Вы можете подумать: значит, вы говорите, что копирование, воровство и игра — это хорошо, а плагиат — это плохо? В чем разница? Как мы узнаем, где находится линия?

                  Это всегда возвращается к намерению. Мы говорили о копировании с намерением учиться, создавать что-то новое, почитать и играть. Но иногда человек копирует с намерением воспользоваться услугами другого художника. Или намерение пропустить тяжелую работу по созданию собственного оригинального искусства и выдать чужое искусство за свое. Или намерение нажиться на чужом искусстве.

                  Существует так много ужасных историй о художниках, чьи работы плагиатом. Иногда случайный человек в Интернете выдает чужую работу за свою. Иногда это огромная корпорация, продающая откровенные копии работ художника, не выдавая им денег и не платя им, как Вторник Бассен и Зара на изображении выше.

                  В любом случае плагиат неэтичен и ничего хорошего из этого не выходит. Это больно для художника-плагиата, напрямую влияет на его карьеру и доход, и бесполезно для человека, занимающегося плагиатом, потому что они просто отказываются от истинного творчества и не создают искусство, подлинное для себя.

                  Влияния предназначены для создания вдохновения, а не для нечестных имитаций. Я считаю, что копирование — важная часть обучения рисованию, но вы ДОЛЖНЫ быть честными с собой и другими в том, что вы делаете. Если вы копируете произведение искусства и публикуете его в Интернете, вам нужно признать оригинальное влияние.

                  Если вы запутались или не уверены в своем намерении, вот простая проверка, когда вы собираетесь поделиться своей работой: Чувствуете ли вы необходимость скрыть, кто или что повлияло на ваш рисунок? Если вы не хотите делиться своими источниками, значит, вы, вероятно, рисуете не с намерением учиться, создавать что-то новое или играть, и это может быть произведение искусства, которое вам следует оставить при себе.Частные произведения искусства тоже могут быть источником обучения, и нам не нужно делиться всем, что мы делаем. Копирование становится плагиатом только в том случае, если вы пытаетесь выдать чужую работу за свою.

                  Лучшие практики копирования

                  Думаю, именно поэтому люди боятся признаваться в копировании или говорить о нем. Но пока вы честны с собой и другими, копирование может быть успешной частью эволюции любого художника. Вот несколько рекомендаций, которые следует учитывать при копировании, особенно когда вы думаете об обмене произведениями искусства, вызванными копированием:

                  Обучение / подражание + почитание / игра

                  Если вы копируете произведение искусства с целью обучения или игры и хотите поделиться им в Интернете: укажите исходный источник. Сообщите людям, что вы копируете, что копируете, и, если не известную франшизу, такую ​​как Pokemon, кого вы копируете. Будь честным.

                  Кража / Объединение

                  Если вы копируете произведение искусства с намерением украсть и хотите поделиться им в Интернете, подумайте: вы украли из достаточного количества источников и изменили исходные идеи достаточно, чтобы создать что-то новое? Если да, то замечательно, вы сделали оригинальное искусство! Поделись!

                  Если у вас было только одно влияние или вы не хотели бы показывать людям свой источник влияния, потому что ваша версия слишком близка к оригиналу, или если вы не уверены: вы должны указать исходный источник / влияние / исполнителя.

                  Плагиат

                  Если вы копируете произведение искусства с намерением объявить чужое искусство своим собственным или получить прибыль от работ другого художника: НЕ ЗАПРЕЩАЕТСЯ.

                  Все, что вам нужно знать

                  Копирование — это часть эволюции почти каждого художника. Копирование работ другого художника может быть прекрасным способом учиться, вдохновляться, черпать идеи, отдавать должное тому влиянию, которое вы любите, и создавать что-то новое. Все искусство — это смесь идей, и мы все можем влиять и вдохновлять друг друга, если мы творим и делимся из честности и прозрачности.

                  Так что учитесь, играйте, крадите, копируйте, копируйте, копируйте и не забывайте отдавать должное своему влиянию!

                  Я начал замечать что-то общее [у всех моих любимых художников] — все они копировали друг друга … Я понял, что художники должны делать это — общаться друг с другом на протяжении поколений, брать старые идеи и сделайте их новыми (поскольку невозможно по-настоящему «подражать» кому-то, не добавив ничего своего), создайте богатый общий культурный язык, доступный для всех.