Разное

Притча про отца: Притча об отце

Содержание

Притча об отце

Однажды один человек вернулся поздно домой с работы, как всегда усталый, чем-то расстроенный, издёрганный…  В дверях его ждал пятилетний сын.

— Папа, можно у тебя кое-что спросить?
— Конечно, можно, что случилось, сынок?
— Пап, а сколько ты получаешь?
— Ну, вот ещё, что за вопрос! Это не твоё дело! — возмутился отец. — И потом, зачем это тебе?
— Просто я хочу знать. Пожалуйста, ну скажи, сколько ты получаешь в час?
— Ну, в час… 500. А что такое?!
— Пап… — сын посмотрел на отца снизу вверх очень серьёзными глазами. — Пап, ты можешь занять мне 300?
— Ты спрашивал только для того, чтобы я тебе дал денег! Зачем?! На какую-нибудь дурацкую игрушку? — повысил голос отец. — Знаешь что, немедленно марш к себе в комнату и ложись спать!.. Ну нельзя же быть таким эгоистом! Я работаю целый день, страшно устаю, а ты себя так глупо ведешь.

Малыш потихоньку ушёл к себе в комнату, закрыл за собой дверь. А его отец продолжал стоять в дверях и злиться на просьбы сына. «Да как он смеет спрашивать меня о зарплате, чтобы потом попросить денег?!»

Но спустя какое-то время он успокоился и начал рассуждать здраво: «Может, ему и правда что-то очень важное нужно купить. Не такие уж великие деньги — три сотни! Он ведь ещё вообще ни разу у меня не просил денег».
Когда он вошёл в детскую комнату, его сын уже был в постели.

— Ты не спишь, сынок? — спросил он.
— Нет, папа. Просто лежу, — ответил мальчик.
— Я, кажется, слишком грубо тебе ответил, — сказал отец. — У меня был тяжелый день, и я просто сорвался. Прости меня. Вот, держи деньги, которые ты просил.

Мальчик сел в кровати и улыбнулся.

— Ой, папка, спасибо! — радостно воскликнул он.

Затем он залез под подушку и достал еще несколько смятых банкнот. Его отец, увидев, что у ребенка уже есть деньги, снова разозлился. А малыш тем временем сложил все деньги вместе, тщательно пересчитал купюры и затем снова посмотрел на отца.

— Зачем ты просил денег, если они у тебя уже есть? — проворчал тот.
— У меня было недостаточно. Но теперь как раз хватит, — ответил ребенок. — Папа, здесь ровно пятьсот. Можно я куплю один час твоего времени? Пожалуйста, приди завтра с работы пораньше, я хочу чтобы ты поужинал вместе с нами…

Трогательная притча об отце и сыне

Конечно же, каждый отец работает для того, чтобы было хорошо его семье, а особенно – детям. Но это вовсе не значит, что можно не уделять ребенку время по будням, ссылаясь на усталость и на то, что “Я вообще-то деньги для тебя зарабатываю”. Деньги – это не совсем то, что на самом деле нужно нашим детям. Им необходимо внимание, любовь и забота. И даже часик, проведенный папой с ребенком, сделает малыша намного счастливее. Об этом притча.

Как-то раз один человек поздно вернулся домой с работы, как всегда уставший и задерганный, и увидел, что в дверях его ждет пятилетний сын.

— Папа, можно у тебя кое-что спросить?
— Конечно, что случилось?
— Папа, а сколько ты получаешь?
— Не твое дело, — возмутился отец. — И потом, зачем это тебе?
— Просто хочу знать. Пожалуйста, ну скажи, сколько ты получаешь в час?
— Ну, вообще-то 500. А что?
— Пап: — сын посмотрел на него снизу вверх очень серьезными глазами. — Пап, ты можешь занять мне 300?
— Ты спрашивал только для того, чтобы я дал тебе денег на какую-нибудь дурацкую игрушку? — закричал тот. — Немедленно марш к себе в комнату и ложись спать! Нельзя же быть таким эгоистом! Я работаю целый день, страшно устаю, а ты себя так глупо ведешь…

Малыш тихо ушел к себе в комнату и закрыл за собой дверь. А его отец продолжал стоять в дверях и злиться на просьбы сына. «Да как он смеет спрашивать меня о зарплате, чтобы потом попросить денег?»

Но спустя какое-то время он успокоился и начал рассуждать здраво. «Может, ему действительно что-то очень важное нужно купить. Да черт с ними, с тремя сотнями, он ведь еще вообще ни разу не просил у меня денег».

Когда он вошел в детскую, его сын был уже в постели.

— Ты не спишь, сынок? — спросил он.
— Нет, папа. Просто лежу, — ответил он.
— Я, кажется, слишком грубо тебе ответил, — сказал отец. — У меня был тяжелый день, и я просто сорвался. Прости меня. Вот, держи деньги, которые ты просил.

Мальчик сел в кровати и улыбнулся.

— Ой, папка, спасибо! — радостно воскликнул он.

Затем он залез под подушку и достал еще несколько смятых банкнот. Его отец, увидев, что у ребенка уже есть деньги, опять разозлился. А малыш сложил все деньги вместе и тщательно пересчитал купюры, и затем снова посмотрел на отца.

— Зачем ты просил денег, если они у тебя уже есть? — проворчал тот.
— Потому что у меня было недостаточно, но теперь мне как раз хватит, — ответил ребенок. — Папа, здесь ровно пятьсот. Можно, я куплю один час твоего времени? Пожалуйста, приди завтра с работы пораньше, я хочу, чтобы ты поужинал вместе с нами.

Мораль

Морали нет. Просто хотелось напомнить, что наша жизнь слишком коротка, чтобы проводить ее всю на работе. Мы не должны позволять ей утекать сквозь пальцы, не уделяя хотя бы крохотную ее толику тем, кто по-настоящему нас любит, самым близким людям.

Если нас завтра не станет, наша компания очень быстро заменит нас кем-то другим. И только для семьи и друзей это будет действительно большая потеря, о которой они будут помнить всю свою жизнь.

Источник

Была ли эта информация полезной?

ДаНет

Смотрите также: Притча о том, как выбрать себе мужа Ценный урок от отца дочери. Очень мудрая притча Самая лучшая притча об отношениях между мужчиной и женщиной! Чудесная притча Экскурсия твоей жизни в которой каждый узнает себя

«Притча о блудном сыне как пример отношений родителей и детей». Священник Дмитрий Полещук

Поделиться Александр Ананьев и Алла Митрофанова

Наш собеседник — председатель Епархиального отдела по связям со средствами массовой информации Московской епархии, настоятель Спасского храма пос. Андреевка, один из учредителей фонда «Важные люди» священник Дмитрий Полещук.

Мы говорили о смыслах притчи о блудном сыне в контексте взаимоотношений родителей и детей в современных семьях. Как взращивать любовь в семье? Как воспитывать детей так, чтобы не было между ними ревности и всем хватало родительского тепла и любви? Как дать возможность детям самим набираться опыта, и как родителям стать друзьями своим детям, чтобы ребенок без стеснения и боязни мог доверить папе и маме свои сокровенные мысли и переживания?

Ведущие: Александр Ананьев, Алла Митрофанова


А.Ананьев

:

— И снова – суббота, и снова – вечер, и снова – светлая студия радио «Вера», перед микрофонами которой – Алла Митрофанова…

А.Митрофанова:

— … Александр Ананьев.

А.Ананьев:

— И сегодня мы продолжаем говорить о том, как быть счастливым. Как взращивать любовь в семье, как воспитывать наших детей. Наконец, о том – как жить?

И сегодня нам компанию составляет председатель епархиального отдела по связям со СМИ Московской епархии, настоятель Спасского храма посёлка Андреевка, что немаловажно – один из учредителей замечательного фонда, о котором мы сегодня тоже, очень надеюсь, сможем поговорить – фонда «Важные люди» – священник Дмитрий Полещук.

Добрый вечер, отец Дмитрий!

О.Дмитрий:

— Добрый вечер!

А.Митрофанова:

— Ну… завтра у нас – особенное воскресенье. В храмах уже читается евангельский эпизод, повествующий притчу о блудном сыне, а нам до поста остаётся, буквально… там… 2 недели. И, вот, эта притча о блудном сыне – она, безусловно, в первую очередь, про отношения человека и Бога.

Однако, реалии этой притчи таковы, что в программе «Семейный час» мы совершенно не можем её обойти стороной.

Ведь она рассказана на примере отношений отца и двух сыновей – старшего и младшего, младший из которых, как раз, просит разделить имение, забирает свою часть наследства, которое он, получает, что называется, раньше времени, и уходит, как сказано в Евангелии, на страну далече. Там всё проматывает добросовестно, потом приходит в себя, и – возвращается в дом к отцу, прося, чтобы отец… ну, он не то, чтобы не рассчитывает на какие-то бонусы, что его там все увидят и обрадуются – он думает, когда идёт: «Я сейчас упаду ему в ноги, попрошу прощения, и скажу, что я твоим сыном называться уже недостоин, но прими меня, хотя бы, в число твоих наёмников!» И, как мы знаем из этой притчи, Господь… ну, то есть, любящий отец – он выбегает ему навстречу, обнимает его, велит сразу же дать ему новую обувь, и перстень на руку, и накормить его, и, вообще, закатить огромный пир – потому, что: «Будем веселиться! Мой сын мёртв был – и ожил, пропадал – и нашёлся!»

Вот, такой… то есть, понятно, что это – отношение Бога к человеку, но это ещё и образ идеального отца. И хочется разобраться, а достижима ли эта планка в нашей реальной жизни? Отец, который, для начала, обладает такой мудростью и таким каким-то доверием невероятным, что – отпускает своего ребёнка. Хотя, понимает прекрасно – ну, скорее всего, понимает – сколько дров наломает тот.

Умеем ли мы так относиться к нашим детям? Вот вопрос, наверное, который – во главе угла сегодняшней беседы.

А.Ананьев:

— Или же… как это в старой шутке было: как бы Вы ни воспитывали своих детей, каким бы идеальным родителем Вы ни были, им, всё равно, будет, что рассказать своему психиатру в 35 лет.

А.Митрофанова:

— Или – так! Отец Димитрий, Ваши детки пока ещё не достигли подросткового возраста…

О.Дмитрий:

— Старшая – достигла.

А.Митрофанова:

— А, старшая уже достигла…

О.Дмитрий:

— Это – 13 лет. Это, как раз, такой период… тинэйджерства.

А.Митрофанова:

 — Тинэйджерства, да. Но я думаю, что в Вашей семье, всё-таки, ситуация несколько иная.

Как Вы думаете, это умение отпускать детей – оно в нас заложено, или это – то, чему, всё-таки, стоит учиться?

О.Дмитрий:

— Прежде всего, человек должен выстроить свои взаимоотношения с Богом. И мы отпускаем не куда-то детей – не в вакуум, не в пустоту.

Я знаю пример, который сейчас Вам приведу, в качестве иллюстрации того, о чём мы говорим с Вами.

Я несколько лет был завучем в одной православной школе, и там учились дети из одной прекрасной многодетной семьи. Школа находится на «Динамо», кто знает, где это находится территориально, а семья жила на «Юго-Западной»…

А.Митрофанова

:

— В другом конце города.

О.Дмитрий:

— Да, это совершенно противоположные концы. Это начало 2000-х годов. И мама не могла ( и папа тоже – там полная семья, там, по-моему, 8 детей тогда было ) ребёночка в 1 класс водить. Но школа православная, и там дети хотели учиться. И тогда директор спрашивала: «Ну как же ты, Света, отпускаешь ребёнка одного?» А она и говорит: «Я её ставлю в дверях ( семь лет! ), благословляю и говорю: «Я тебя вручаю Пресвятой Богородице – езжай с Богом!» Вот вам пример из XXI века. И ничего, конечно, с ребёнком не случалось.

Люди нецерковные, неверующие – они не поймут. Они скажут, что это – безалаберность, безответственность, вообще, 8 детей в наше время – это избыток… мы ж не крестьяне, которым нужно землю пахать, и прочая, прочая «зачем»… Но: если мы с вами православные и доверяем Богу – вот, оно… это доверие – оно в этом заключается.

Я не призываю всех так же поступать, но, отвечая на вопрос, как можно отпустить: если такая ситуация, при которой нужно принять решение, и она так складывается, что нету каких-то других вариантов, надо довериться Богу. И Его Пречистой Матери.

А.Митрофанова:

— Но это – крайне непросто сделать! Это… знаете, как… сродни…

О.Дмитрий:

— Нам и похудеть тоже нелегко, знаете, бывает. Но, тем не менее, вполне посильная задача.

Понимаете, некоторые люди – они считают, что наше тело и наша душа – это какие-то разные планеты. Ничего подобного! Законы, которыми мы пользуемся здесь в отношении нашего любимого кусочка мяса с костями – во многом, принципы духовной жизни точно так же построены.

Никто не считает, что если я пришёл один раз на тренировку и сбросил… там… какое-то «дцать» количество калорий, и, в следующий раз, пришёл на тренировку через год – в этом есть какой-то эффект. Ну, никто же так не считает из разумных людей. А многие считают, что если раз в год причащаться – от этого будет какой-то эффект. Ну, где тут логика-то?

Почему мы, православные, ходим в храм каждую неделю? А, иногда, и чаще. Ну, потому, что душа, без регулярной подпитки, без тренировки, без получения награды в виде Тела и Крови Спасителя – она просто не может развиваться. Вот и всё.

А.Ананьев:

— Отец Дмитрий, основополагающий, в каком-то смысле, вопрос.

Притча о блудном сыне, которую мы обсуждаем сегодня. Есть ощущение, что… вот… заложенная в ней житейская несправедливость, бытовая несправедливость – потому, что любой ребёнок скажет, что… ну, погодите, а как так, вообще, можно… вот, он же не заслуживает… я заслуживаю… это всё понятно – она, исключительно, как мне кажется, всё-таки, про отношения человека и Бога. А если перекладывать её на внутрисемейные отношения, становится как-то… неправильно, непонятно и путано.

Может быть, действительно, не стоит брать её в качестве примера воспитания своих детей, или же – не всё так линейно и однозначно?

О.Дмитрий:

— Ну, конечно. Евангелие – оно не линейно и не однозначно. Оно – очень многоуровневое и в глубину, и в ширину, и в высоту. И Алла, когда пересказывала суть этой притчи, забыла упомянуть ещё одного героя – это другой сын.

Другой сын, старший, который, вообще-то, с точки зрения, как раз, нашей бытовой – очень такой… вы знаете… положительный герой. И он, сам о себе, так и думает. А если мы с вами увидим финал, то, в итоге – он не захотел войти в радость своего отца, и остался вне Царства Божия. Вот вам и финал!

Есть ещё одна, очень… простите, но она коррелирует с нашей сегодняшней темой и притчей… другая притча Евангелия – о том, что вышел хозяин утром на рынок – ну, если пересказывать современным языком, увидел праздно стоящих людей и нанял их. Одних… там… условно… в 6 утра, других – вышел и увидел… там… в 9, в 12, а последних он привёл за час до конца рабочего дня. И всем дал – одинаковую плату за день.

С точки зрения современного человека – возмутительно! И, конечно, по-человечески, тех, которые пришли требовать у хозяина плату – они увидели, что те, кто потрудились час, и те, кто, как они, трудились 12 часов, получают одинаковую плату – стали возмущаться и предъявлять аргументы.

А Христос-то, что говорит: «Подожди, друг… мы разве с тобой не об этой цене договаривались? Скажи, пожалуйста, не я ли хозяин своих денет? Я разве не имею права заплатить тому, кто поработал час, столько же, сколько тебе?» – то есть, речь идёт о самых простых бытовых вещах. И именно это вскрывает Христос: Он же пришёл на Землю, а не где-то в космосе, там… знаете… на третьем Небе обитает. Поэтому, Он прекрасно этими притчами показывает суть человеческого греховного естества – бьёт в самую сердцевину. Для того, чтобы мы с вами, например, сегодня могли это обсудить и применить на практике, в жизни, сейчас.

А.Митрофанова:

— Отец Димитрий, поскольку Вы упомянули уже старшего брата – я это хотела, по правде говоря, напоследок приберечь, и, тем не менее, замечательно, что вот сейчас в разговоре всплыла эта тема. Вы знаете, мне очень хотелось бы, в связи с ним, сразу несколько аспектов поднять.

Первый момент, наверное… ну… ревность между детьми в семье. Вот, казалось бы… идеальный отец. Мы понимаем, в этой притче описан идеальный отец, который равно любит и старшего, и младшего сына. Это не значит, что он их любит одинаково. Он каждого любит, как и Бог – каждого из нас любит не… как сказать… не «под гребёнку», а в каждом из нас… что-то вот… по-своему, да? И образ Божий в каждом человеке тоже – по-своему проявляется. Но одинаково, действительно, сильною любовью он любит и того, и другого.

Но, видите, один чувствует, во-первых, ревность. Во-вторых, он чувствует себя обделённым – именно вот этот вот старший.

Вы, как многоопытный, пятидетный родитель, могли бы поделиться, пожалуйста, своими открытиями, или подсказками какими-то – а можно ли этого избежать? Или – нельзя?

О.Дмитрий:

— Нельзя! Нет, этого избежать нельзя.

Христос всех учеников любил одинаково. И из них только один стоял у Креста – из двенадцати. Что же, мы можем сказать, что педагогическая задача – а ведь Христос Учитель – была провалена? Нет.

Мы не должны печалиться и унывать по этому поводу. Может быть, печалиться… печаль же – тоже, по святым отцам, есть разновидность греха. Так, вот – мы сеять должны любовь везде. Как сеятель – вышел сеять… он знал, что и на камень, и при дороге… но он, всё равно, сеял. Любовь – это не наше, это не то, что мы изобрели, и то, что нам принадлежит. Любовь – это то, что нам дано от Бога. Это, такое, благое семя. И это семя мы должны сеять, даже не зная, и не будучи уверенными в том, что это себя сейчас и здесь прорастёт. Но если не сеять – оно точно не прорастёт. Поэтому, сеем любовь – везде. И ко всему если относиться с любовью, то, по крайней мере, у нас есть надежда, что, может быть, не сразу, через терние, но, всё же, к звёздам, этот человек – наш сыночек, или наша доченька – прорвутся.

«СЕМЕЙНЫЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Ананьев:

— Настоятель Спасского храма посёлка Андреевка священник Дмитрий Полещук сегодня, вместе с Аллой Митрофановой и Александром Ананьевым, рассуждает о притче о блудном сыне.

И я хочу поделиться с Вами, отец Дмитрий конфликтом – реальным конфликтом, который я наблюдал на протяжение долгого времени в отношениях повзрослевшей уже – под сорок – дочери и её мамы, которую дочь упрекала в том, что ей и в детстве, и в юности, и во взрослой жизни очень не хватало материнского тепла, любви… ну, заботы – язык не поворачивался говорить потому, что заботы было много. На мой взгляд, и любви там тоже было с избытком, и тепла было с избытком, но, тем не менее – человек уже взрослый, и, вдруг, откуда ни возьмись, берутся обвинения: «Ты меня не любила. Я недополучила твоей любви и тепла!»

И, вот, притча о блудном сыне – тоже, в каком-то смысле, подводит нас к этому виду упрёков. Ведь, старший сын утверждает, что ему не хватало внимания отца. Тем удивительнее это слышать, что отец-то, всю дорогу, всегда был рядом – вот, протяни руку, вот он отец. Почему же? Откуда ж берётся такой упрёк? Как в отношении, может быть, Бога, так и в отношении отца, родителей?

О.Дмитрий:

— Христос проповедовал во многих селениях, и совсем не все отозвались на Его проповедь.

Мы же знаем, что насильно мил не будешь, и на любовь – не все отзываются. Не все.

Некоторые, например, если преложить это в духовную плоскость, ходят в храм десятилетиями, а некоторые – нам, священникам, это известно – умирая от рака в хосписе, всю жизнь будучи атеистами, могут в последние 10-20 минут своей жизни опередить всех, и войти в Царство Небесное, и стать там выше тех, которые, опять-таки, десятилетиями ходили в храм. Это эффект – как я условно для себя называю – эффект москвича. Кто реже всего бывает на Красной площади, в Грановитой палате, и так далее? Москвичи. Потому, что это всё – рядом, всё, как бы, здесь. Ну, а что – это наше, и что? А… вот, в том-то вся и проблема, что вот это чувство, что ты, как бы, рядом, и всегда сможешь этим воспользоваться – оно очень… такое… опасное. Ведь, мы ж не знаем, сколько нам осталось, что мы, вообще, успеем в этой жизни? И Господь этой притчей очень нас хочет отрезвить, и обратить наше внимание на то, что действительно является важным.

Чем человек в данный момент – в день, в час – занимается? Чему он посвящает свою жизнь? Если обернуться назад, посмотреть, проанализировать, хронометрировать свою жизнь, то мы увидим, что большую часть нашей жизни можно было, вообще, не проживать, а прожить её совсем по-другому. Любой христианин это вам подтвердит.

И, мне кажется, и об этом тоже – старший брат, и его образ нам дан в Евангелии, чтобы понять, что можно быть рядом, но, при этом, можно не быть вместе. Вот, чтобы быть рядом, и быть вместе – для этого, мы не должны ожидать какой-то награды… Знаете, деточки как говорят: «А что будет за то, что я почищу зубы?» Вот, этот вот старший брат, он, за то, что он был счастлив, он трудился, он не голодал, у него не было этих всяких переживаний – он-то считал, что он делает великое одолжение своему отцу, оказывается.

Понимаете, многие православные тоже ходят в храм, в воскресенье – рано встают, и они, преодолевая что-то, думают: «Ну… это, вот, ради Христа… и, вот… какой-то подвиг Великого поста я сейчас буду совершать…» – так, это не Богу нужно, это нужно тебе, друг мой.

А.Митрофанова:

— Отец Димитрий, а если, вот, прикладную ситуацию, всё-таки, попытаться разобрать – вот, эта самом ревность старшего сына. Не досталось столько, сколько младшему, хотя, казалось бы, вот – протяни руку, оно «всё моё – твоё», да?

О.Дмитрий:

— Вот! Вот это – ключевые слова! Он так и не понял, что он – не наёмник. Что «Всё моё – твоё!» Это – отличие наёмника от хозяина. «Я – Пастырь добрый!» – говорит Христос, – Я – отличаюсь от наёмника. Наёмник увидел волков – и бежит… А это – Моё». Он так и не понял этого, он не стал частью наследства. И он относился к своему труду, как к наёмному.

А.Митрофанова:

— Вот, Вы знаете, я, всё-таки… да, поскольку мы, в рамках «Семейного часа» сегодня эту притчу обсуждаем, я пытаюсь понять: а, вот, когда возникает что-то подобное между детьми в семье… ну, не знаю, был ли у Вас такой опыт, но у Вас – пятеро детей… Вот, эта вот детская ревность, детский какой-то… действительно, отношение к родителям «а что мне за это будет»… вот, как здесь родителям-то правильно себя вести? Как пытаться разруливать те моменты, где начинает искрить между детьми, что вот: «Папа тебя любит больше меня…», или кого-то ещё, или «меня любит больше», и так далее, и так далее? Вот, что здесь… какая может быть позиция родителей?

А.Ананьев:

— Ну, и, самое главное, вообще, в Вас… ну, как мне кажется, у отца Дмитрия такого в семье нету, и они с матушкой Екатериной… как-то… как-то иначе создают атмосферу, которая не допускает возникновения ревности среди детей. Вот, у меня – такое представление.

О.Дмитрий:

— Ключевое слово – «кажется».

А.Ананьев:

— Да, ладно! Ну, неужели всё-таки… иной раз от детей Вы слышите, что «ты его любишь больше, чем меня»?

О.Дмитрий:

— Да, нет… конечно это… понятно, что старшей у нас 13, а остальные помладше все, но эти слова мы слышим. И, конечно, в этот момент ребёночек прямо заявляет, что его надо полюбить. На него надо обратиться внимание, его надо поцеловать, его надо взять на ручки – это, скажем, младшие. А те, что постарше: «А поехали со мной… в гипермаркет! … А поехали со мной – я тебе там… у тебя старая обувь… поедем, я тебе… я с тобой только поеду! … Пойдём, вместе снег почистим! … И я только тебе сейчас уделяю внимание!» – это очень важно. В многодетной семье, или в малодетной – уделять персональное внимание. Не всех, в принципе… знаете… «за всё хорошее, против всего плохого». Нет. А моя конкретная любовь – она выражается в том, что: «Я сейчас с тобой вместе», – поехали мы, где-то побыли какое-то время. И это – очень важно. Ведь, дети… хорошо, если они это проговаривают. А ведь часто приходят родители к священнику, то же самое, и говорят: «Он неуправляем!» А мы знаем с вами очень часто, что дети ведут себя намеренно плохо, чтобы привлечь внимание взрослых. Осознанно они это делают, а, в большинстве случаев, неосознанно, но это – факт. И мы сейчас все находимся в состоянии недостаточности внимания по отношению друг ко другу. И нам чужого внимания не хватает в семье, и мы мало можем уделить внимания ближнему. И дети должны, в этом смысле… когда я говорил про любовь, я имел в виду, конечно, практическую сторону любви – обнять, поцеловать, поговорить, побыть вместе, лечь, в конце концов, с ним вместе заснуть, вместе встать с ним помолиться, обсудить его проблемы, его нужды, и… вот… в таком ручном режиме только! Никаких общих… таких вот… правил нет.

А.Митрофанова:

— «В ручном режиме», – Вы говорите. Причём, видимо, по отношению к каждому ребёнку, этот «ручной режим» важно перестраивать, с поправкой на его индивидуальные особенности.

О.Дмитрий:

— Безусловно.

А.Митрофанова:

— Ну, да… это, конечно… как это… создаёт дополнительное напряжение и озадачивает немало, и, тем не менее, я думаю, я с Вами абсолютно согласна. Наверное, только так и можно достичь какого-то результата.

А, вот, когда уже действительно взрослые дети своим родителям начинают претензии предъявлять, что их недолюбили, их, как-то, в детстве обидели, брата или сестру любили больше, чем их… ну… и так далее, и так далее?

А.Ананьев:

— Да, и такая ситуация возникает очень часто. Не буду обобщать, но, нередко, действительно, от взрослых людей уже абсолютно, слышишь какие-то абсурдные иррациональные обвинения в адрес родителей. Причём… такие… тридцатилетней давности, и непонятно – зачем, непонятно, с какой целью, но… вот… какая-то в глубине рана есть, но непонятно откуда. Вот, с этим что-то можно сделать? В чём природа этого явления, и как это можно исправить? И к чему это ещё может привести? Ведь, это же… тоже как-то разрушает – и тебя самого, и всех вокруг.

О.Дмитрий:

— Да. Вы почти ответили на свой же вопрос. Если начать с последнего. Именно к разрушению и приводит – то есть, к болезни.

Многие люди, заболевая серьёзными заболеваниями, получая их, начинают задумываться: за что, почему и как?

Когда человек не прощает, когда человек носит в себе вот эту обиду, то это сказывается, в итоге, на всём его организме. Человек так сложно устроен, что мы не знаем, как душа… и где эта душа находится в теле. Но то, что она в теле – это однозначно, и через это – через непрощение, через несение в себе вот этих всех обид – заболевает и тело, в итоге. И я знаю немало врачей, которые советуют: «Сначала иди и примирись со своим ближним, примирись со своим родителем – это очень важно для исцеления».

И, действительно, Вы правильно заметили, у людей взрослых есть такие обиды, и они приходят к нам, к священникам, с этим. И, говоря… таким… психологическим языком – да, с этим надо работать. В этом надо каяться, и просить у Бога прощения за то, что мы вот это в себе держим.

Ведь Заповеди, которые нам дал Господь – они не для того, чтобы нас в чём-то ограничить, а чтобы оградить нас – в том числе, и от болезней. И если человек Пятую заповедь не соблюдает, если он не чтит должным образом своих родителей, он, в итоге, себе вредит.

А.Ананьев:

— Это – современное отклонение и девиация – эпоха большой нелюбви, или же… вот, я вспоминаю фильм «Нелюбовь»… понимаете, такое ощущение, что нелюбви в мире вот этом – холодном, жестоком, стремительном, местами довольно мрачном, иррациональном – её стало… как-то неожиданно много. И начинаешь думать: может быть, раньше было лучше?

Ведь, вот… у меня бабушка – жила, и казалось, что вокруг неё любви много. Родители – они, хоть и далёкие от Церкви, люди, но они, до сих пор, живут в любви, любят друг друга, и, в общем, никого ни в чём не обвиняют.

А у нас здесь… вон… иногда – шерсть летит по углам от взаимных упрёков!

О.Дмитрий:

— Да, верно Вы подметили.

Понимаете, в чём дело: в любви жили – в полной любви – только Адам и Ева. А дальше – они предали любовь. Ведь Адам предал свою жену, он… он… и предал Бога: «Жена, которую Ты мне дал, она мне дала…» – и далее, далее по списку.

И уже мы с вами видим, что и сыновья у них росли, я уверен, в любви, но один другого – убивает. Вы представляете, какая трагедия? Адам и Ева никогда не знали, что такое смерть – не было ещё смерти на земле. И вот она – первая смерть.

И что подмечено – и не мною, а многими духовными людьми и в ХХ веке, и нынче – что любви становится меньше. Это правда. Чем дальше человек от Бога, тем меньше любви. А если мы почитаем Священное Писание, то там, совершенно потрясающие душу слова есть: «В конце времён люди будут издыхать…» Издыхать. То есть, любви будет настолько мало, что, фактически… знаете… как вот у… в лагерях концентрационных так забивали иногда людей, что по очереди стояли там у щели в двери или форточке, чтобы подышать. Я, когда слышу эти слова Священного Писания, себе такой образ представляю, что не будет хватать любви. Люди уже так остервенеют… это будет уже такое настоящее преддверие ада, и мы все благополучно к этому движемся.

Не надо этого как-то излишне бояться, мы знаем финал. Мы знаем, что будет антихрист, но он будет побеждён Христом.

Поэтому, конечно, любви становится меньше. И вся любовь, по большому счёту, она начинает концентрироваться в семье, и в большой семье под названием Церковь. Поэтому, именно на эти два объекта происходит часто и большая часть нападок извне – на семью и на Церковь.

А.Ананьев:

— Мы прервёмся ровно на минуту – у нас полезная информация на светлом радио, а через минуту – продолжим разговор в программе «Семейный час».

«СЕМЕЙНЫЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Ананьев:

— «Семейный час» на радио «Вера» продолжается.

Мы возвращаемся к разговору с нашим сегодняшним собеседником – с настоятелем Спасского храма посёлка Андреевка, председателем епархиального отдела по связям со СМИ Московской епархии, священником Дмитрием Полещуком.

Здесь – Алла Митрофанова…

А.Митрофанова:

— … Александр Ананьев.

Отец Димитрий, мы сейчас переключимся на других действующих лиц в этой притче, но, пока мы ещё говорим о старшем брате, позвольте мне задать Вам вопрос. Ведь в Вашей жизни тоже есть вот этот особенный опыт.

Один из Ваших детей – сыночек Андриан, про которого, наверное, многие слушатели радио «Вера» уже знают, помнят, как мы собирали, пытались всем миром собрать средства на укол Золгенсма, который бы спас ему жизнь – у Андриана спинальная мышечная атрофия. И – слава Богу, что всё получилось, и появились удивительные люди, объединившиеся потом в благотворительный фонд «Важные люди», как они называются, волонтёры, помогавшие вашей семье.

И, тем не менее, вот это непростое время, которое и от вас потребовало колоссальных сил и включённости, и переживаний, и, по понятным, абсолютно понятным объективным причинам, в этот момент вы, в большей степени были с одним из Ваших детей. А ведь у вас их – четверо… уже – пятеро. Пятого вы тогда ещё ждали.

И как здесь быть? Как сделать так, чтобы внимания хватило на всех, чтобы другие детки не чувствовали себя потерянными, не чувствовали себя без родителей, не чувствовали себя обделёнными, что ли, той заботой и вниманием, которые им так нужны?

Простите, что я об этом спрашиваю. Очень многие семьи, думаю, решают для себя, так или иначе, как поступить в ситуации, когда между детьми возникает ревность, например, или что-то ещё. Поделитесь, пожалуйста, вашим опытом – как, будучи сосредоточенными на решении такой важной задачи, при этом, обогреть, обласкать, долюбить всех своих детей?

О.Дмитрий:

— Могу сказать лишь одно, на мой взгляд, самое главное – здесь важно сохранять единство между мужем и женой. И вот это, слава Богу, нам Господь даровал. Очень большую – большую даже – часть этого груза, о котором Вы сейчас сказали, несёт моя супруга – дай Бог ей здоровья и сил.

И второе положение: любой ребёночек, который особенный, или он болеет, в семье – дополнительный источник любви. Когда в семье заболевает ребёночек, все остальные дети, и муж и жена – вокруг него концентрируются. И, действительно, это – самый любимый, наверное, в нашей семье член нашей семьи. И деточки – учатся любить. Они, вот, и инвалидную колясочку уже воспринимают вполне адекватно. На приходе уже к этому люди привыкли, и другие дети.

Понимаете, это учит… такому… мягкому сердцу. Не ожесточению, а, как раз, мягкости. Когда без всяких каких-то задних мыслей, его сверстники – сверстники Адриана, – которым по 2,5-3 года, его вынимают из этой инвалидной колясочки, и сами садятся, на глазах у их родителей, и начинают на этой коляске рассекать по двору, например, храма.

У человека нецерковного это ужас: «Как… как это возможно? Ведь здоровый ребёнок на инвалидную коляску сел… ведь это… не дай Бог…» – и всякие вот эти суеверия. Это ведь очень полезно, на самом деле, и для нас, и для… не только нашей семьи, но и для тех, о ком Вы сказали. Ведь десятки, сотни людей – они не просто помогали нам… помогали-то тысячи, на самом деле, а вот десятки-сотни – они не просто разошлись дальше, и их жизнь осталась такой же, как она была до сбора на Адриана – она изменилась. И она изменилась – вот, спросите каждого из них – в лучшую сторону.

Многие для себя открыли Бога. Многие, благодаря сбору на Адриана, открыли Церковь, перешли порог… ведь можно стоять у Церкви, и не перейти порог храма, не переступить. И вот – многие стали исповедоваться и причащаться. И, в результате их милосердия, явился этот фонд «Важные люди», в котором уже много-много чего хорошего сделано их силами.

Так, что ничего не бывает просто так, и Господь даёт таких деточек. И я всем хочу нашим дорогим слушателям и слушательницам сказать – не надо бояться. Я знаю, очень тяжело бывает в жизни – накатывает, и тоскливо бывает. Но не вдавайтесь в эти чувства. Постарайтесь быть с Богом, с любящими вас людьми, и это всё пройдёт. Ведь Господь даёт это с определённой целью, для того, чтобы приобрести новые совершенства нашему сердцу.

А.Митрофанова:

— Если кто-то из наших слушателей захочет ближе познакомиться с фондом «Важные люди» – раз уж сейчас о нём зашёл разговор, я хочу напомнить. Есть сайт fond-vl.ru, или просто в любом поисковике, пожалуйста – забить «фонд «Важные люди». Там и истории семей рассказаны, и представлены, собственно, сотрудники фонда. Вот, посмотрите просто на этих людей, и любой из нас может стать частью этой прекрасной команды, и помогать, поддерживать, и тоже своё сердце… вот… ну… хотя бы немножечко, но что-то мы, пока живём, мы можем с собой сделать. Вот, чуть-чуть смягчить, как отец Димитрий сказал, что сердце – оно может становиться мягче. И одна из возможностей таких – через помощь другим людям. Вот, это то, что я хотела от себя добавить немножко.

А.Ананьев:

— А я хочу вот что сказать. Пока Алечка говорила, я здесь, сижу, размышляю над Вашими словами, отец Дмитрий. И вдруг, неожиданно, я пришёл к выводу, который меня даже немного напугал.

Я вдруг понял одну странную вещь: любовь несправедлива. Как и многое другое, вообще, в нашей жизни. Болезнь несправедлива, неприятности, которые с нами происходят – они иррациональны, и тоже достаются и хорошим, и плохим. Но – любовь несправедлива! Вот, в чём странная штука!

Нет ничего такого, что ты сделаешь – и папа будет любить тебя больше. Или – нет ничего такого, что ты сделаешь дурного, и папа будет любить тебя меньше. Папа тебя любит – и точка. Вне зависимости от того, что ты сделаешь или не сделаешь. То же самое справедливо и в семье. Но справедливо ли в должной мере?

На Ваш взгляд, отец Дмитрий, действительно ли правильны мои выводы, относительно этой притчи, и насколько вот эта вот теория несправедливости любви реализована в повседневной жизни, в повседневной семейной, в первую очередь, жизни?

О.Дмитрий:

— Вы абсолютно сделали правильный вывод, Александр, о том, что любовь – это не справедливость. Ведь Бог – несправедлив, по отношению к людям, не справедлив, по отношению к нам. По справедливости… а дальше я сделаю многоточие – потому, что каждый человек знает, что он должен получить по справедливости.

А знаете, где настоящая справедливость? Там, в аду. Там – все справедливы. Мне очень нравится произведение Льюиса «The Great Divorce» – всем советую почитать, о расторжении брака. И, Вы знаете, там… там очень люди справедливы, борющиеся за равноправие, за равенство…там… и всё остальное… они все – там. Нет, не скажу «все – там»… кто я такой, что бы это говорить, но ад – для меня, по крайней мере, из того, что я в своей жизни знаю… совсем немного, но, всё-таки… и какое-то количество книг прочитал – могу сказать, что… да, любовь несправедлива, Бог несправедлив, по отношению к нам – и слава Богу! Потому, что, в таком случае, действительно, у нас есть шанс. И, собственно говоря, задача христианина не в том состоит, чтобы избавиться от грехов, чтобы нас… как-то… Бог больше любил, а чтобы просто взаимностью ответить на ту же любовь – настолько, насколько мы можем.

А для этого нам нужен пост, нужно воздержание, иначе – мы просто не доберёмся до нашего сердца. Обуздание плоти позволяет немножечко дойти, наконец, до более главного – до нашей бессмертной души. И когда Бог на Страшном Суде будет на нас смотреть, Он скажет… знаете, как про Серафима преподобного, по-моему, сказали: «Этот – нашего рода». «Нашего» – то есть, в этом человеке есть отблески любви Божественной. «Иди ко Мне! Войди в радость Господа твоего!»

Я так себе часто представляю свою христианскую жизнь – чтобы уподобиться любви Божией, а она – многогранна! Вся наша жизнь – это стремление к любви, или поворот к ней… простите… пятой точкой.

А.Митрофанова:

— Спасибо Вам большое за ссылку на Льюиса. «Расторжение брака» – это, наверное, одна из самых цитируемых в наших разговорных эфирах книга, и там потрясающие есть слова, которые и страшные, и обнадёживающие одновременно. Про то, что двери ада заперты изнутри. То есть, нас никто не держит в аду – мы в любой момент можем оттуда выйти. Вопрос в том, что мы так держимся за свои права, и боимся, чтобы нас где-то чем-то не обделили, что совершенно… вот… не впускаем в свою жизнь, порой, что-то большее. Или… там… не знаю… какие-то претензии… особенно… не столько даже права – Бог с ними, пусть, права есть, и это замечательно, кто борется за права – все молодцы, но – претензия! Претензии, порой, просто отрезают нас от Господа Бога.

Но… Вы знаете, отец Димитрий, мне бы хотелось и к другим героям притчи о блудном сыне тоже обратиться. И, прежде всего, конечно же, к отцу.

Ведь как часто мы, глядя в этот текст, проецируя его на себя, думаем: «Ну, вот… к примеру… если с детьми сейчас что-то не ладится, но вот – есть же притча о блудном сыне. Дети, они же… он же, всё равно, вернулся… он одумался и вернулся!»

И, вот, здесь, Вы знаете, я вспоминаю другое замечательное произведение – «Станционного смотрителя» Александра Сергеевича Пушкина. Если помните, там же… там очень-очень такой серьёзный был намёк на притчу о блудном сыне: гравюры из этой притчи… гравюрные иллюстрации – они висели на стенах вот этого домика у Самсона Вырина, у станционного смотрителя, от которого, я думаю, все помнят, в какой-то момент сбежала дочка. Сбежала с каким-то пролётным уланом… гусаром… И он, помня, судя по всему, об этой притче – потому, что то, что он там думает, как он думает: «Вот… хоть бы она вернулась… Он сейчас над ней надругается, да её на улицу выбросит, да будет она там одна…» – и так далее, и так далее… и, в какой-то момент, он даже такую мысль там проговаривает, что уж лучше бы она умерла, чем вот такое бесчестье и позор, уж лучше бы её не стало…

А, ведь, что там, на самом деле, происходит? Ведь, для того, чтобы дети возвращались, блудные дети возвращались, и родители должны быть такими, как отец в притче о блудном сыне.

О.Дмитрий:

— Безусловно.

А.Митрофанова:

— А каким был вот этот самый станционный смотритель? Там ведь Пушкин в эпиграфе про него очень недвусмысленно говорит, по-моему, приводя цитату из Вяземского – там… «коллежский регистратор… почтовой станции диктатор».

И, вот, знаете… мороз по коже! Начинаешь перечитывать – и действительно: диктатор! Использовал свою дочку… там… в своих целях – как громоотвод, извините, её использовал. И видел для неё благом только ту судьбу, которую он ей сам нарисовал. А когда она из-под этой судьбы сбежала – всё. Понимаете?

Вот, был ли он тем отцом, который – отец из притчи о блудном сыне? А мы – такие, как этот отец из притчи о блудном сыне? Вот, тут становится страшно.

О.Дмитрий:

— Да, надо понимать, что дети – это не наша собственность. Что это – точно такие же свободные существа, которыми их задумал Бог, и у них есть своя воля, и у Бога есть Своя Воля в отношении наших детей. И не всегда это совпадает с тем, что мы думаем о наших детях.

Я, например, думаю, что он будет музыкантом, а он, там, вырос футболистом. Ай-ай-ай, какой кошмар!

И тут мы видим большую разницу, между станционным смотрителем и отцом из этой притчи.

Отец – заметьте – молча и отпускает, и принимает этого сына. Почему? Потому, что нет никакого смысла о чём-либо говорить. Когда он находится в безумии… вот, сами знаете – все знаете, что если человек в безумии, никакие слова он не воспринимает, начинаются только скандалы, агрессия. Поэтому, он молча его отпускает.

Но отпустить, не значит – забыть, выкинуть из сердца.

Есть потрясающая совершенно картина – «Возвращение блудного сына» Рембрандта – и если мы на неё посмотрим, то увидим, что у отца выплаканы глаза. Выплаканы – он молился, он за него переживал, он все глаза, как в народе говорят, проглядел, переживая о своём сыне. И вот эта неоставленность отцом – она ощущалась, и именно эта неоставленность позволила ему – сыну – вспомнить о любви, которая когда-то была посеяна в его сердце, и позволила пережить, как сейчас модно выражаться – катарсис.  «Очищение», по-русски. А в словах это выражается – Вы сегодня произнесли – «пришед же в себя».

Именно любовь отца позволила сделать маленький вот этот вот зазор в его душе, в который потекла благодатная вода, и всё пламя бушующее – вот этого самоутверждения и всего прочего – потушила.

Но был ещё очень важный момент. Почему накануне поста мы читаем эту притчу? Всё же – был голод. Без голода, без нужды, может быть, это маленькое окошечко и не приоткрылось бы. Видите, внешние факторы тоже имеют значение, и они могут сработать так, что, спустя какое-то время, наломав дров, человек может вернуться, и он должен знать, что его ждут. Он должен чувствовать эту любовь – что его примут и простят. А не то, что – выкинули и забыли. Это очень важно – как тому, кто ждёт, так и тому, кто ушёл из этой жизни в жизнь блудную.

«СЕМЕЙНЫЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

— Напомню, что в программе «Семейный час» сегодня священник Дмитрий Полещук – председатель епархиального отдела по связям со СМИ Московской епархии, настоятель Спасского храма посёлка Андреевка в Московской области.

Отец Димитрий, правильно ли я понимаю тот момент, что не стоит бояться, если нашим детям Господь посылает те или иные испытания – лишения, может быть, какие-то, или что-то ещё? Я просто… я не очень хорошо себе представляю родителя, который, видя, как у ребёнка проблемы – с учёбой… там… или с работой, или с деньгами, или с чем-то ещё, сможет сжать себя в кулак, и сказать: «Ну… ничего… это ему Господь попустил, чтобы он стал мудрее, чтобы у него появился жизненный опыт, чтобы он начал учиться на своих ошибках». Мы же тут же начинаем вибрировать и переживать!

И как здесь правильно к этому отнестись – трезво отнестись, – чтобы не включить тиранию и деспотию, и навязывание? Там… как мы, женщины, любим: «А вот я же говорила!», или… там… как мужчины: «Ты сделаешь, как я сказал. Потому, что я знаю, как правильно, и я знаю, как лучше для тебя». Вот, это – очень сложный такой момент. Как тут себя настроить-то?

О.Дмитрий:

— Ну… во-первых, чтением Священного Писания. Во-вторых, не думать о себе слишком много.

Да, у каждого взрослого человека есть определённый багаж – мы его называем опытом. Но это – твой опыт. Это – не его опыт. И иногда ему самому надо этот опыт заиметь.

Если мы за ребёнка будем… там… конструктор «Лего» собирать, за ребёнка будем есть, не давая ему ложку в руки, то он, если и научится, то поздно, и это будет всё очень… как-то… не самостоятельно. Тут очень важен именно баланс, чтобы дать возможность, под твоим присмотром, в своё время, когда у тебя налажен с ребёнком контакт – дать почувствовать свободу.

Поначалу, мы знаем, что дети – они проходят разные этапы своего психического и телесного развития – поначалу нужна, действительно, в каком-то смысле, деспотия. Да – да, нет – нет. Это детям важно – чтобы они знали, что есть непреложные законы.

А потом, когда дети становятся старше, мы начинаем с ними разговаривать. Мы начинаем эти «да» и эти «нет» – объяснять.

А потом, в период, когда они в переходном возрасте находятся, мы должны стать их друзьями. Чтобы он пришёл – например, мальчик – и рассказал, не постеснявшись, мне, своему отцу, что ему понравилась та или иная девочка. И я нашёл бы время с ним обсудить этот важнейший вопрос – не как назидательный отец, который поучает, и скажет: «Ай-ай-ай, как плохо! Ты должен сохранять своё сердце в целомудрии – никого не впускай!» – или что-нибудь в этом духе. Нет! Я должен ему дать соответствующую книгу интересную почитать. Я должен с ним поговорить о том, как сохранить чистоту – ненавязчиво, не менторским тоном.

И, поэтому, я считаю, что здесь всё должно быть построено на доверии между родителями и детьми. Это доверие надо сохранить в любом возрасте.

А.Ананьев:

— Слушаю Ваши рассуждения, отец Дмитрий, и восхищаюсь! Вы… такое впечатление, что полностью отвергаете само понятие наказания. Как, впрочем, и Бог нас тоже – не наказывает. Мы сами себя, порой, наказываем, сами себе устраиваем какие-то порки, испытания, рваные шрамы через всё тело – навылет удары, и, при этом – Бог нас не наказывает.

О.Дмитрий:

— Не совсем… не согласен я с этим. Священное Писание говорит по-другому.

Наказание – если мы с Вами углубимся, мы знаем, что это слово означает «урок». Конечно, Господь, как Учитель, преподаёт нам уроки. Другое дело, что научиться иностранному языку, или игре на фортепьяно через некоторые страдания, без отсутствия этих страданий, понуждений себя – невозможно.

Поэтому, конечно, слово «наказ» и «наказание» стало символом причинения какого-то дискомфорта или боли даже. Хотя, это не так.

Бог даёт человеку уроки. И Он даёт одному – одного родителя, а другому – другого. И, конечно, спрос будет разный – это тоже надо понимать. Некоторые сейчас говорят, что вот – несправедливо: один родился в семье профессоров, а другой – в семье, простите, алкашей. Но, ведь, ты же не знаешь, с кого спрос больше? Может быть, тот, кто не стал алкоголиком, и стал слесарем в семье профессоров – для него это шаг назад, а тот, который в семье… так сказать… непростой вырос, и не стал алкоголиком, по стопам отца и матери не пошёл, и закончил… там… колледж и стал сантехником – для него это несколько шагов вперёд. И – это абсолютно разные ситуации, разные векторы движения двух людей.

Поэтому, никогда нельзя осуждать своих родителей и ситуацию, в которой ты родился. Потому, что это – стартовые возможности, данные не тобой, и не твоими родителями, потому, что они – не выбирали тебя, кого им рожать, а данные – Богом. И, говоря о том, что «я вот так вот родился… как же так…», ты, на самом деле, претензии предъявляешь Своему Создателю. А Он – лучше знает, в какой стране, в какой религиозной ситуации, от каких родителей, в какой семье тебе надлежит родиться. Это важно помнить.

А.Ананьев:

— Тем не менее, когда неразумный сын возвращается к своему отцу, он ждёт наказания. Он ждёт изгнания, и… в общем… даже ждёт смерти. И этого не случается. Получается, что, в каком-то смысле, всё-таки, наказание исключается из… вот… именно наказание, как жестокая кара?

У меня есть ощущение – вот, к своим 43-м, – что если бы не неотвратимость наказания… вот… в моей юности, я бы натворил дел и наломал бы дров гораздо больше, чем… ну… я не хотел быть наказанным родителями. Поэтому, я и не сделал много глу… хотя, вот, я сейчас говорю это, и я понимаю, что, может быть, это и не совсем правда. Я просто родителей, наверное, не хотел расстраивать.

О.Дмитрий:

— Да, по-разному бывает!

А.Ананьев:

— Но я не могу сказать, что меня не наказывали – наказывали, и я не хотел быть наказанным. И страх наказания меня от многого ограждал – страх наказания родителями, в первую очередь.

Первое, что удивляет в этой притче – это, конечно, отсутствие наказания. Наказания заслуженного – за то, что ушёл, за то, что потратил, за то, что вёл такой образ жизни… здесь – есть за что наказать. Но, вместе этого, его – хвалят!

О.Дмитрий:

— А разве Вы не считаете, Александр, что жизнь его наказала? И повинную голову меч не сечёт. Повинную – не потому, что он хочет избежать наказания. А ведь этот сын принёс настоящий плод покаяния – преодолев свою гордыню, дойдя, что называется, до дна, он, всё-таки, не поступил, как Иуда.

Ведь Иуде – чего не хватило? Все предали – мы сегодня говорили об этом – что предали Христа одиннадцать учеников, только один стоял… И только Иуде не хватило веры в Истинного Бога, Который даровал ему дар чудес. И ему не хватило веры в любовь – что Он, Иисус Христос, его простит.

Так, вот – этому сыну блудному – ему хватило веры в любовь в своём отце, и он, поэтому, ему доверился. А наказание он уже получил! Понимаете… со свиньями жить, по-свински хрюкать и мечтать насытиться остатками их пищи… ну… знаете… мы, городские жители, не можем себе представить, что такое свиноводство, а, ведь, на самом деле, это – мерзейшее совершенно… самое мерзкое явление – для еврея того времени. Ведь, это – нечистое животное. И «страна далече» – это язычники, это же… это глубочайший такой духовный образ. И многие святые отцы, толкуя эту притчу, говорят о том, что свиньи – это те самые страсти. Как свинья никогда не может остановиться в еде – это её особенность, и она питается этими страстями. Страсть, как свинья, питается постоянно человеком, выматывая его. А ему хватило сил остановиться, после того, как он пришёл в себя, и прийти к отцу. Какое ж тут наказание? Тут – только любовь. Он – уже пострадавший. Если ещё и наказание, то тут может быть летальный исход. Поэтому – нет. Когда человек болен, его надо лечить. И он – сын – в этом признался, и, поэтому, Господь и отец его принял.

А.Митрофанова:

— Как же хочется быть вот такими идеальными родителями, как отец из притчи о блудном сыне! Ну… наверное, идеал недостижим. Но, тем не менее, хотя бы, понимаем, к чему стремиться.

А.Ананьев:

— Последний вопрос в этом часе, отец Дмитрий. Хочется узнать у Вас вот что: бывает ли слишком поздно для возвращения? Или – вернуться никогда не поздно?

О.Дмитрий:

— Я думаю, что любой, кто читал Евангелие, знает, что никогда не поздно.

А.Ананьев:

— А – в жизни? Вот, в жизни?

О.Дмитрий:

— «Dum spiro spero» ( «Пока дышу, надеюсь» ), – один прекрасный человек об этом сказал. И в жизни – то же самое.

Да, мы, священники, можем засвидетельствовать покаяние людей в самые последние минуты их жизни. Вот, в моей жизни примеры такие были, и мы об этом тоже говорили.

Поэтому, с одной стороны, нельзя откладывать покаяние – потому, что мы не знаем, когда придёт час смертный. А, с другой стороны, отчаяние – это… такое… оружие бесовское. Потому, что… знаете, как… молодая – пошла в церковь, ей все вокруг говорят: «Эй, куда, ты ещё нагрешить не успела – в церковь пошла!», а зрелая пошла – говорят: «А, нагрешила? А теперь вот – решила покаяться!» То есть, задача наших врагов – духов злобы поднебесных – в том, чтобы никогда не допустить покаяния. Сначала – слишком рано, потом – слишком поздно… Знаете, нет. Ни в коем случае. И – всегда Бог слышит сердце кающегося человека. Никогда не поздно! И – не принимайте отчаяния в свой сердце. Доверьтесь Богу – и будете счастливы!

А.Ананьев:

— И, на этих замечательных словах, мы заканчиваем программу «Семейный час».

Председатель епархиального отдела по связям со СМИ Московской епархии, настоятель Спасского храма посёлка Андреевка священник Дмитрий Полещук сегодня был у нас в гостях.

Спасибо Вам, отец Дмитрий!

О.Дмитрий:

— Спасибо Вам!

А.Ананьев:

— И… с вами была Алла Митрофанова…

А.Митрофанова:

— … Александр Ананьев.

А.Ананьев:

— Ровно через неделю мы продолжим наш разговор.

До новых встреч!

А.Митрофанова:

— До свидания!

«СЕМЕЙНЫЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА».

Притчи 4:1-25 Послушайте, сыновья, наставление отца; внимайте, чтобы обрести понимание. Я даю вам учение доброе, не оставляйте моего поучения. Когда я был мальчиком в доме у моего отца, нежным еще и единственным у | Новый Русский Перевод (НРП)

Послушайте, сыновья, наставление отца; внимайте, чтобы обрести понимание. Я даю вам учение доброе, не оставляйте моего поучения. Когда я был мальчиком в доме у моего отца, нежным еще и единственным у моей матери, отец учил меня и говорил: «Пусть твое сердце удержит мои слова; храни мои повеления и живи. Приобретай мудрость, приобретай разум; не забывай моих слов и не отклоняйся от них. Не оставляй мудрости, и она защитит тебя; люби ее, и она тебя сохранит. Начало мудрости таково: приобретай мудрость. И всем, что имеешь, приобретай разум. Высоко цени ее, и она возвысит тебя; она прославит тебя, если примешь ее в объятия. Она возложит тебе на голову прекрасный венок, славным венцом тебя одарит». Слушай, сын мой, и прими мое слово, – и долгими будут годы твоей жизни. Я наставлю тебя на путь мудрости и по тропам прямым тебя поведу. Когда ты пойдешь, не будет стеснен твой шаг, и когда побежишь, не споткнешься. Крепко держись наставления, не оставляй его; храни его, потому что в нем твоя жизнь. Не вступай на стезю нечестивых, не ходи по пути злодеев. Избегай его, не иди по нему, отвернись от него и пройди мимо. Ведь они не уснут, если не сделают зла; нет им сна, если не навредят. Они едят хлеб нечестия и, как вино, они пьют насилие. Стезя праведных подобна первому свету зари, светит она все ярче и ярче – до полного света дня. Но путь нечестивых подобен кромешной тьме; они и не знают, обо что спотыкаются. Сын мой, будь внимателен к речи моей; слова мои слушай прилежно. Не упускай их из вида, храни их в сердце; ведь они – жизнь для тех, кто нашел их, и для тела всего – здоровье. Больше всего храни свое сердце, потому что оно – источник жизни. Удали от уст своих лживую речь, удержи свои губы от слов обмана. Пусть глаза твои глядят прямо, взгляд твой пусть будет устремлен вперед.

НРП: Новый Русский Перевод

Притча об отце и двух сыновьях (о блудном сыне) — Киевская Русь

Притчу из главы 15 Евангелия от Луки, которая читается на литургии в воскресенье за две недели до начала Великого поста, обычно называют притчей о блудном сыне, хотя на самом деле это притча не только о нем, но и о его старшем брате, и, что очень важно, об их отце.

Парадоксальное поведение отца видно уже с самого начала притчи. Младший сын просит отца отдать причитающуюся ему часть имения. Как отмечали проповедники, в частности, митрополит Антоний Сурожский, эта просьба по сути звучала так: «отдай мне уже сейчас то, чем я бы воспользовался после твоей смерти». Действительно, наследство делят после смерти завещателя. Учитывая, что притча произнесена в Израиле, где существенную, если не основную часть имущества составлял земельный надел, мы можем предположить, что сын просит у отца и определенную часть земли, которую тут же продает, чтобы обратить в деньги и уйти в дальнюю страну. Для отца семейства такое поведение сына — несомненно, позор; и любой обычный («нормальный») отец в подобной ситуации не стал бы идти у сына на поводу: скорее всего, сын, дерзнувший обратиться к отцу с такой просьбой, был бы просто выгнан из дома. Здесь же, в притче, где под образом отца мы видим Отца небесного, показано, что Бог не удерживает нас силой при себе и попускает нам ходить «вслед путей своих», если мы не хотим жить вместе с Ним и поступать по Его воле. Отпуская нас, Отец отдает нам дары, которые принадлежат нам как Его детям — силы, таланты, здоровье и проч. Хочешь уходить — пожалуйста, путь открыт, тебя никто не держит.

Но вот, вдали от отца эти дары начинают иссякать. Младший сын, промотав имущество на распутную жизнь, остается ни с чем и доходит до крайней степени позора: он не только вынужден работать свинопасом, следя за нечистыми животными, но и рад бы был питаться едой, которую дают свиньям. «Рожки» — плоды рожкового дерева, растущего в Израиле, паломники могут попробовать их и привезти с собой варенье из этих плодов. Постепенно в сыне созревает желание вернуться домой. Но он понимает, что восстановить прежние отношения с отцом он не может — это не в его власти, и готов проситься в отцовское хозяйство в качестве наемника.

Издалека увидев возвращающегося сына, отец выбегает навстречу. Это, пожалуй, самый сильный образ из притчи. Для древних восточных культур, где отец семейства окружен почетом и уважением в гораздо большей степени, чем в современной культуре западного типа (в том числе нашей), старшие люди передвигаются неспешно. Бежать навстречу распутному сыну, опозорившему отца — крайне несолидно, это плохо выглядит в глазах соседей. Но отцу не важно, что подумают другие люди: он видит сына, который пропадал и нашелся, и не может сдержать радости. Так и небесный Отец выбегает нам навстречу, видя наше покаяние. Но покаяние — это именно возвращение к Отцу, а не одно лишь признание своей неправоты. Порой люди на исповеди спрашивают: «простит ли меня Бог?» Простит несомненно, если мы каемся, отходим от греха и возвращаемся к Отцу. Притча очень ярко это показывает.

Сын просит отца, чтобы тот принял его в число наемников. Но отец распоряжается иначе: принесите для сына его «первую» одежду (так в греческом тексте — одежду, означающую достоинство сына, которую он утратил, отказавшись от отца), заколите откормленного теленка, устроим пир и будем веселиться! Здесь очень важный момент. Часто отношения человека с Богом описывают как отношения раба, наемника или сына — в разное время мы проходим разные стадии этого, и не всегда последовательно. Точнее сказать, в разное время мы пытаемся строить наши отношения с Богом по одному из этих типов. Но — смотрите, что говорит нам притча! — Отец готов строить с нами только одни отношения: отношения отца к сыну. Мы не нужны Ему в качестве рабов или наемников. Вернуться в Отчий дом мы можем только как Его дети — исключительно так.

Дальше мы встречаем образ старшего сына. Тут нам стоит вспомнить начало притчи: отец уже разделил имение между сыновьями, значит, оставшаяся часть — это то, что по наследству отойдет к старшему сыну. Поэтому старший брат, возвращаясь домой и завидев признаки неожиданного веселья, понимает, что на этот пир тратятся средства из, в общем-то, его имущества. С какой стати? Я всю жизнь на тебя корячусь, и ты даже не дал мне козленка, чтобы повеселиться с друзьями! — упрекает он отца. Вернувшегося брата он не воспринимает как брата: «А когда этот твой сын вернулся…», — говорит он отцу, в то время как тот напоминает: «Брат твой…» В образе старшего сына могли узнавать себя фарисеи: внешне соблюдая все заповеди Закона, они не были готовы принять тех грешников, которых ицелял и которым давал прощение Иисус. Не так же ли порой и мы, люди церковные, с холодностью смотрим в сторону тех, кто стоит на пороге церкви и делает первые шаги, не выполняя и просто даже не зная всех тех мелочных внешний предписаний, которыми мы привыкли выражать свое «благочестие»?

Прочитанная сегодня притча дает нам богатую пищу для размышлений. С кем из персонажей притчи мы готовы ассоциировать себя? Как мы ведем себя в жизни? Нам хочется быть похожими на возвращающегося блудного сына, но, может быть, мы похожи скорее на его старшего брата?

Google

Андрей Вознюк — притча «Притча о блудном сыне»

Жил-был отец, а с ним два сына, растил их в послушании он
В любви, труде и вере в Бога, каждый мальчонка был взращен

Вот дети подросли, и младший, достигший юности своей
Отца спросил, доля в наследстве, когда уж может быть моей?
Отец ответил, по закону, решаю я, когда раздам
И будет так, что все наследство, я поделю вам пополам

А сын спросил, могу сегодня, свое себе заполучить?
Ведь если это всёж возможно, хочу своею жизнью жить
Я не хочу жить, как привыкли, сады и пастбища кругом
Ведь жизнь моя проходит мимо, а я мечтаю о другом…

Хочу найти свой смысл по жизни, свое призванье, свой удел
Не откажи отец мне в просьбе, итак я много лет терпел.
Отец внимательно послушал, вздохнувши, встал и огласил
Иди сынок, ты был послушен, и, часть наследства отделил

Брат младший, распродав наследство, судьбу отправился искать
День ото дня он удалялся, и дом свой начал забывать
Друзья нашлись, все показали, наставили, как надо жить
Не думай много ты про завтра, учись попроще к жизни быть!

Блудницы, пьянство и безделье, да наставленья за вином
Пытался чем-то заниматься, так деньги есть, займусь потом
Недолго в жизни длился праздник, и наступил однажды день
Когда не стало денег, хлеба, одна тоска, унынье, лень

Друзья ушли, ушла надежда, чего-то в жизни там достичь
И получил он горький опыт, жизнь без ошибок не постичь
Пошел искать себе работу, в работники никто не брал
Уж слишком много кривотолков, он жизнью всем своей давал

Тут друг один поиздевался, работу дам, пасти свиней
Свиней, то – грех, не по закону…, поверь, не станешь ты грешней
Вот так случилось, и уж скоро, наследник стал свиней пасти
Но, за неделю получая, не мог на хлеб он наскрести

И когда друг и благодетель, что от голодной смерти спас
Его встречал, кричал с друзьями, наследник – классный свинопас!
И вот теперь хватало время, чтоб поразмыслить о себе,
Чтоб вспомнить об отце, о Боге, подумать о своей судьбе

Он в мыслях часто возвращался, теперь к отцу в родимый дом
Душой и телом туда рвался, ведь как был раньше счастлив в нём!
Он чрево рад набить рожками, ему никто их не давал
От них жирели только свиньи, а он как прежде голодал

Не раз, он слёзы проливая, к отцу бы был вернуться рад
Нет! выбор сделан, слишком поздно…я не могу прийти назад
Но время шло, не стало силы, уж голод больше превозмочь
Пойду, наймусь к отцу работать, и сыт и рад ему помочь

Пускай не сможет он как раньше, меня любить и в дом принять!
Но буду находиться рядом, уже за милость почитать!
И сын пошел, пускай я блудный, пусть буду меньший из рабов
Пошел он духом сокрушенный, смиренный сердцем, в путь готов

Сын по дороге побирался, работу всяку исполнял
Чтоб лишь поесть, набраться силы. Скорей! Себя он подгонял
И вот уже перед глазами родные пашни, милый двор
Хоть стыд ужасно давит сердце, сейчас узнают – вот позор!

Вдали отец… Пристально смотрит. Уж не почудилось ему?
Фигура сына… На дороге… Дрожа, весь бросился к нему…
Уже не чаял он увидеть… Сыночек! Милый! МОЙ РОДНОЙ!
Забить тельца! Сегодня праздник, вернулся сын ко мне домой!

Упал на грудь родного сына, уж ноги не могли держать
А слезы радости и счастья, все по щекам текли опять
И он кричит бегущим слугам, сегодня праздник!… в горле ком…
Достаньте лучшие одежды! пропащий сын вернулся в дом!

Сын говорил. Отец, не смею, я на тебя поднять глаза
Пред небом и тобой виновен! Я каюсь!.. и течет слеза…
Я уходил, не зная правды, ведомый пагубой греха,
Я видел жизнь вдали от дома, и что познал – все чепуха

Я не достоин называться, больше сыном, я твой раб!
Вдали от Бога, на чужбине, и без любви, я так ослаб…
Но говорит отец с любовью, не раб, а сын ты, будь со мной
Тому я радоваться буду, что был ты мертв – а стал живой!

Так любит нас Отец безмерно, всегда к Себе принять готов
Ему не надо оправданий, не надо дорогих даров…
Он любит всех, и дочь и сына, не хочет смерти никого
Его любовь – сильнее мира, прощает всех до одного!

Не важно, сколько ты скитался, пока вернулся в Отчий дом
Не спросит: чем ты занимался? любовь и милость в доме том!

Он ждет тебя с того момента, когда оставил дом родной
И нету ни одной минуты, когда бы ни был Он с тобой
Ты изнывал, а Он был рядом, изнемогал, и здесь Он был
И чтоб с тобою не случалось, тебя ни разу не забыл!

Бог любит вечною любовью, что не зависит не от дел,
Не от годов, не от подарков, не спросит – как же ты посмел?
Его любовь не оскудела, Он и сегодня тебя ждет
Смотря с надеждой на дорогу, когда же сын домой придет?

Притча о двух блудных сыновьях (Лк. 15, 11–32)[11]. Истины Нового Завета

Притча о двух блудных сыновьях (Лк. 15, 11–32)[11]

Эта притча, наверное, самая известная из всех притч Спасителя и послужила ярким прообразом для несметного количества произведений художников, музыкантов, писателей и поэтов. Однако хотелось бы отметить и богословское значение притчи о заблудшем сыне.

В центре повествования этой притчи находится образ милостивого отца, который терпеливо ожидает возвращения блудного сына и радуется этому возвращению. Эта притча показывает нам возникновение и рост покаянного чувства в сердце грешника[12].

Надо сказать, что благодаря своему высокому литературному достоинству и проникновенному изображению Божественной милости, превосходящей все ожидания, притча наиболее знакома и любима среди всех притч Иисуса. Однако, что касается ее названия, а следовательно, и содержания, по-прежнему существует некоторая неразбериха. Традиционное ее название – «Притча о блудном сыне». Начало же притчи дает нам все основания называть ее притчей о человеке, имевшем двух сыновей. («Еще сказал: у некоторого человека было два сына» (Лк. 15, 11)). Некоторые библеисты предлагают называть ее «Притчей о блудных сыновьях»[13] или «Евангелием в Евангелии», по обилию в ней милосердных истин[14]. Мы больше склоняемся к названию притчи «притча о двух блудных сыновьях», так как отец теряет одного сына в дальней стране, другого же – за баррикадами самодовольства. Старший сын ухитрился, не покидая, отчего дома, стать таким же далеким от своего отца, каким был его брат, питаясь со свиньями. Оба брата предстают перед нами эгоистичными, несмотря на все различие их путей. Эгоизм младшего был связан с безрассудной любовью к жизни. Он требовал свою часть наследства, потому что хотел наслаждаться разнообразными наслаждениями и удовольствиями, которые предлагает мир, не предвидя, что праздная независимость приведет к нищете и постыдному рабскому состоянию. Согласно ветхозаветному законодательству, старшему сыну предназначалось две трети наследства отца (после его смерти), а младший сын мог рассчитывать на одну треть. В случае если раздел происходил раньше смерти отца, доля младшего сына сокращалась на одну десятую часть. В последнем случае сыновья становились собственниками имущества, но право распоряжаться им сохранялось за отцом[15]. При разделе, который мы видим в притче, младшему сыну предлагается контроль над его частью имущества, соответственно отец уже не мог удерживать часть дохода для своего содержания, а сын не мог претендовать на какую-либо дополнительную часть после смерти отца.

Эгоизм старшего брата был менее очевидным. Он не хотел ничего, ничего не требовал и ничем не обладал. Он посвятил себя служению отцу, не прекословил отцовским приказам и думал, без сомнения, что он – образец бескорыстия; он был центром своих мыслей, так что не был способен к тому, чтобы сорадоваться или соскорбеть своему отцу. По отношению к своему брату (которого он даже не считает братом: ср. Лк. 15, 30: «Это сын твой») он не только не милосерд, но и не справедлив. Он предпочитает верить, что его брат присовокупил к расточительству еще и распутство: «А когда этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами…» (Лк. 15, 13). Для такого вывода старший брат не имел никаких оснований.

Г. Доре. Встреча блудного сына с отцом

Блудный сын был введен в крайнюю нужду: едва ли иудей мог унизиться больше, чем он. Пасти свиней у евреев считалось нечистым занятием, потому что само животное относилось к нечистым (Лев. 11, 7). А желание утолить голод означало последнюю степень падения. Согласно Талмуду, проклят всякий человек, который разводит свиней или обучает своего сына греческой философии[16]. Несчастья, которые испытал младший сын на себе, побудили его вспомнить тот комфорт и безопасность, которыми он был окружен в доме отца и которых он лишился своим необдуманным поступком. Все это заставило его «встать и пойти к отцу». Такой решимости предшествовало «прихождение в себя» (Лк. 15, 17). Рассуждая о покаянии, И. Иеремиас отмечает неопределенность понятия ????????, мета?ния – перемена мыслей, раскаяние в учении Иисуса Христа об обращении. Более ясное его понимание выражено в притче о блудном сыне. Перемена в его жизни описывается словами ??? ?????? ?? ????? – «придя в себя» (Лк. 15, 17). При этом первое, что он делает, – признает свою вину[17]. Что касается старшего брата, то он обнаруживает отталкивающие черты своего характера в каждом слове, которое он произносит. Когда он услышал веселье в доме своего отца, первым его действием было не присоединиться к радости отца, а ненужный вопрос к слугам о причине веселья. Новость о возвращении его повесы-брата направила его мысль к осознанию собственной правоты и о том, что он достоин награды. Он почувствовал себя обиженным и ущемленным, так как отец угощает брата больше, чем его – послушного сына. Действительно, отец встречает младшего сына с большими почестями. В Лк. 15, 20 сообщается, что отец целует своего обретенного сына, этот поцелуй, несомненно, напоминает нам о поцелуе Давида как знаке прощения своего сына – Авессолома (2 Цар. 14, 33).

Лучшая одежда, перстень и обувь, которые вручает отец младшему сыну, дают нам возможность видеть отношение отца. Ведь такие же знаки достоинства получает Иосиф от фараона при возведении первого в сан правителя Египта (Быт. 41, 42). Некоторые толкователи видят особое значение в том, что сыну дается перстень как символ власти и обувь как символ свободного человека. Кроме того, обувь оставалась на ногах только у хозяина дома, остальные снимали ее при вхождении в дом[18]. Таким образом, старший из сыновей имел формальные причины для недовольства. Когда отец приглашал его войти и разделить с ним радость обретения погибшего сына, он прервал его с грубым протестом, который, как мы видели, имел формальный довод. Работая на своего отца, он находился как бы в рабском послушании ему и никогда не был послушен ему как сын. С. Говорун указывает: «Старший сын видит себя праведным: он никогда не преступал приказания отца. Для него радость заключается не в пребывании с отцом, но в том, чтобы где-то в стороне от него повеселиться с друзьями над козленком. Козленок же – это не теленок Евхаристии; радость, о которой мечтает этот сын, находится вне Евхаристии. Он слуга, работающий за плату, а не сын»[19].

Отец отвергает все попытки навязать ему мнение старшего сына. Со всеми их недостатками он любит их обоих и никогда не перестанет считать их сыновьями, даже если кто-то из них попытается занять его место в семье[20]. В последнем диалоге отца с сыном разговаривают два мировоззрения: благодатное и юридическое[21]. Ответ старшего сына напоминает протест работников первого и третьего часа в Мф. 20, 12: «Эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами». Несомненно, что в восприятии ранней Церкви старший сын воплощал в себе худшие черты фарисейства, хотя, конечно, не все фарисеи грешили самодовольством и осуждением заблудших[22]. Например, Блаженный Феофилакт говорит: «Итак, цель притчи сей, сказанной по поводу ропота фарисеев на Господа за принятие Им грешников, состоит в том, чтобы научить нас не отвергать грешников и не роптать, когда Бог принимает их, хотя бы мы были и праведны. Младший сын – блудницы и мытари, старший сын – фарисеи и книжники, предположительно принимаемые за праведников. Бог как бы говорит: пусть вы действительно праведны и не преступали никакого повеления, но неужели же не должно принимать тех, кои обращаются от зла? Подобных работников вразумляет Господь настоящею притчей. Небезызвестно мне, что некоторые под старшим братом разумели ангелов, а под младшим – природу человеческую, возмутившуюся и не покорившуюся данной заповеди. Другие разумели под старшим израильтян, а под младшим язычников. Но истинно то, что мы сейчас сказали, именно, что старший сын представляет собою лице праведных, а младший – грешников и раскаивающихся, и все построение притчи составилось из-за фарисеев, которым Господь внушает, что они, хотя бы сами и были праведны, не должны огорчаться принятием грешников»[23]. В широком понимании младший сын может представлять язычников, а старший – иудеев. Вопрос о возвращении старшего брата притча оставляет открытым. Упорствовал ли он в своем неприятии возвратившегося брата или последовал его примеру и, признав свой поступок неправильным, раскаялся и принял участие в праздничной трапезе, неясно. Иисус Христос не ответил на этот вопрос, видимо, предполагая, что каждый из слушателей должен занять по отношению к героям притчи определенную позицию и, таким образом, ответить на вопросы, поставленные в притче. При этом, как кажется, притча не говорит о предположении прощения заблудшим народам, но показывает, что респектабельным иудеям надо радоваться о возрождении грешников, и одновременно предупреждает их, что пока они не научатся делать этого, они останутся отделенными от их Небесного Отца и не знающими Его истинного характера[24].

Следует отметить, что во всей 15-й главе Евангелия от Луки развивается великая истина о Боге, ищущем грешников. В ней Спаситель отвечает на упрек в том, что Он общается с грешниками. Он сказал, что, согласно божественному замыслу, заблудившуюся овцу (Лк. 15, 3–6) надо искать, – также надо искать потерянную монету (Лк. 15, 8–10) и раскрывать двери перед блудным сыном, даже если он не заслуживает прощения. В каждой из притч отражена идея божественной инициативы: пастырь ищет овцу; женщина подметает пол, чтобы найти монету; отец жаждет возвращения блудного сына. Главный герой притчи о блудном сыне – не сын, а любящий его отец. Притча в первую очередь говорит не о греховности человечества, а о любви и благодати Божией. Иудейские ученые признают, что такая забота о грешниках – нечто новое. Готовность Бога сделать первый шаг признавали и фарисеи, но все-таки обычно именно грешнику приходилось проявлять инициативу, чтобы вернуться к Богу. Для иудаизма забота о грешниках – вещь совершенно неслыханная, что отчетливо видно из настроений Ездры, где автор, сожалея о малом числе праведников, говорит: «Истинно не помышляю Я о делах тех созданий, которые согрешили, прежде смерти, прежде суда, прежде погибели; и услаждаюсь подвигами праведных, и вспоминаю, как они странствовали, как спасались и старались заслужить награду» (3 Езд. 8, 38). Суть Евангелия в том, что Бог по собственной инициативе ищет и спасает заблудших[25].

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Жизнь с отцом — личная история

Теренс Дж. Фицуотер Издатель и редактор

Приближаются выходные, посвященные Дню отца, и в этом году у меня самые разные противоречивые эмоции по поводу Дня отца. Я много размышляю о своем отношении к этим выходным и думаю о прошлом, настоящем и, что удивительно, о будущем, связанном с Днем отца.
Для меня День отца всегда был посвящен моему отцу, покойному Генри Джозефу Фитцуотеру. Мой папа был очень тихим человеком, но он пользовался большой дубиной (буквально) в моей жизни. Он женился на моей матери в очень молодом возрасте, и вскоре после свадьбы у них родилась я. Иногда я думаю, что мой папа, возможно, возмущался всеми изменениями, которые произошли в его жизни в результате женитьбы и рождения сына, но c’est le vie.
Я вырос в очень бедной семье, но, похоже, никогда не знал о нашем финансовом положении, так как на столе всегда была еда, крыша над головой и всегда одежда на спине.Несмотря на недовольство, которое он мог иметь по поводу своей судьбы в жизни, мой папа работал изо всех сил, чтобы содержать свою растущую семью. Он работал на двух работах, иногда на трех, чтобы заботиться о нас. Это была трудовая этика, внедренная в самую ткань моего существа.
Из-за того, что ему приходилось работать на стольких работах, содержание дома и двора легло на меня в очень молодом возрасте. У моего папы всегда был список моих дел, от стрижки травы до подметания гаража и подвала и обрезки кустов и растений — все эти работы я должен был делать за него из ранних отголосков моей памяти.Он был привередливым человеком и был надсмотрщиком, если работа не выполнялась должным образом. Я помню, как однажды он пришел домой с работы и проверил, почистил ли я гараж. Я думал, что проделал чертовски хорошую работу по чистке для него, но когда он вернулся домой, он был безумнее шершня. После обычного избиения он отвел меня в гараж и указал на мусорные баки в углу гаража.
«Почему вы не передвинули банки и не подмести за ними?» — спросил он. «Теперь вынесите все из гаража, начните все сначала и сделайте это снова.На этот раз сделай это правильно».
После таких уроков я с первого раза научился делать это правильно.
У нас с отцом были напряженные отношения, когда я росла, и были времена, когда я задавалась вопросом, нравлюсь ли я ему или люблю ли я вообще. Он никогда не говорил ни мне, ни моим сестрам, что любит нас. Мы дразнили его по этому поводу, но он никогда этого не говорил.
Я много говорил об этом с мамой, и она сказала, что я ошибался насчет отца. Она всегда уверяла меня, что любит меня и очень гордится мной. Я сомневался в ее словах до тех пор, пока однажды, вернувшись домой из колледжа, не зашел туда, где работал мой отец.Он был где-то еще в здании, но все его коллеги подошли ко мне и начали задавать мне вопросы и поздравлять меня с некоторыми достижениями, которых я добился.
Откуда вы узнали о том или ином, спрошу у его сослуживцев. — Твой папа все время тобой хвастается. Он никогда не затыкается о тебе. Я не мог в это поверить, но мальчик, я был одним счастливым и гордым сыном.
С годами я понял, что мой папа из другого поколения, вырос в бедности и в тяжелых жизненных обстоятельствах.Он сделал все, что мог, и вырастил семью из пяти человек, и каждый из его детей прожил хорошую и успешную жизнь.
Он стал моим героем, и мальчик, я скучаю по нему сейчас. Просто еще раз я хотел бы поговорить с ним и сказать ему, что я люблю его и продолжать дразнить его, чтобы сказать мне, что он любит меня.
Имея это в виду, я задумался о плюсах и минусах моей собственной роли отца моих четверых детей. Из-за того, что мой папа держал свои чувства при себе, я поклялась, что всегда буду говорить своим детям, как сильно я их люблю.И я делаю это по сей день — каждый раз, когда мы разговариваем, разговор заканчивается словами «Я люблю тебя».
Я много работал, чтобы содержать своих детей, и помогал оплачивать их обучение в колледже. Они никогда ни в чем не нуждались, но я всегда старался привить им сильный набор ценностей, трудовую этику, общественное служение и сочувствие. Всякий раз, когда в их жизни возникало что-то противоречивое, я всегда спрашивал их: «Как вы к этому относитесь?» Я хотел, чтобы они справились со своими эмоциями, чтобы они могли принимать рациональные решения. Теперь, когда что-то всплывает, я улыбаюсь, когда слышу, как они бросают мне в ответ: «Папа, ну, как ты к этому относишься?»
Но есть сожаления, которые я испытываю как отец своих четверых детей.Когда они были подростками, мы с женой развелись. Я съехала из дома и сказала своему бывшему оставить дом себе, потому что хотела, чтобы наши дети были в знакомой обстановке. Мы стали большими друзьями и даже ездили на семейные каникулы вместе с нашими детьми, чтобы они могли видеть перед собой фигурки мамы и папы.
Но я многое упустил. Это самое большое сожаление в моей жизни, что я не был рядом с ними все время. Я даже не могу начать объяснять или описывать вину, которую я чувствую по сей день из-за этого.Они по-прежнему любят своего папу, и их самая большая радость, когда мы все собираемся вместе, — это рассказывать «отцовские истории» — мои слабости и безрассудства, которые я совершал на их глазах, вызывая у них приступы смеха.
Но когда дело доходит до Дня отца с моими детьми, это второе самое большое сожаление, которое у меня есть. Когда дети подросли, и я попытался понять, как я могу помочь им с учебой в колледже, я нашел себе вторую работу. Я начал издание под названием «Сцена гонок на Среднем Западе», и в течение 15 лет это была библия автогонок на Среднем Западе.Одной из моих работ было освещение Мичиганской международной гоночной трассы. Каждый год первая остановка NASCAR в Мичигане всегда была в День отца. Так угадайте, где я был? На ипподроме без детей в самый важный день в году для папы. Мы всегда работали над этим, и когда они стали старше, я взял некоторых из них с собой. Теперь, когда я стал намного старше, я сожалею, что не провел с ними тот день только для нас.
Из-за этих сожалений я пытался внушить эти мысли своим детям и особенно своим сыновьям. Уроки моего прошлого я пытался передать им, чтобы они могли быть лучшими мужьями, отцами, братьями и да, даже друзьями для своего старика.
Это отличная группа детей, и теперь они воспитывают свои собственные семьи. В трех из четырех семей пятеро внуков, и все они знают, как сильно их любит дедушка. И что самое приятное, на данном этапе моей жизни они все меня тоже любят. Безоговорочно. Это лучший подарок, который я мог получить в эти выходные.
Вот мое личное пожелание счастливого Дня отца всем будущим папам, дедушкам и отцам.
Это спокойствие я унаследовал от своего отца, который был фермером.Вы сеете, ждете хорошей или плохой погоды, собираете урожай, но работать всегда нужно. — Мигель Индурайн.

историй, которые мне рассказал отец

Однажды вечером около 10 лет назад, после семейного обеда, наполненного рассказами моего отца о его детстве и юности в Дамаске и Ливане, моя мать и я были на кухне, когда она сказала: «Когда-нибудь мы должны записать твоего отца рассказывая свои истории». Многие из них рассказали об опыте общения с его родителями, бабушкой и дедушкой по отцовской линии, которых он называл ласковыми арабскими джидду и тета — дедушкой и бабушкой.

Однажды вечером около 10 лет назад, после семейного обеда, наполненного рассказами моего отца о его детстве и юности в Дамаске и Ливане, моя мать и я были на кухне, когда она сказала: «Когда-нибудь мы должны записать твоего отца рассказывая свои истории». Многие из них рассказали об опыте общения с его родителями, бабушкой и дедушкой по отцовской линии, которых он называл ласковыми арабскими джидду и тета — дедушкой и бабушкой.

Несколько недель спустя Галерея Аль-Кудс в Вашингтоне, округ Колумбия.С., попросил меня рассмотреть возможность разработки работы для персональной выставки. Во время разговора я упомянул о возможности создания шоу, основанного на реальных историях моего отца и, в конечном счете, на его приезде в США. Я сказал галерее, что задумал серию картин, каждая из которых основана на одном из его рассказов, стилистически вдохновленных знаменитой серией Джейкоба Лоуренса «Миграция негра».

Идея понравилась галерее, но потом мне пришлось просить одобрения отца. Это оказалось не так просто.Он родился в 1927 году в Дамаске, а в 1933 году переехал в Бейрут, Ливан, хотя часто возвращался в Дамаск, чтобы навестить семью. В 1946 году ему было 19 лет, когда бабушка и дедушка привезли его с собой к нам.

Сначала он отказался от моей просьбы, объяснив это тем, что это частные семейные истории. Мама сказала, что они обсудят это. Примерно через час мой отец неохотно согласился записать свои рассказы.

Много раз я приходил к своим родителям в Александрию, штат Вирджиния, и сидел за кухонным столом, пока отец показывал мне новую историю, над которой он работал.Они были недолгими, и с каждым он добавлял по чуть-чуть больше деталей. Это обогатило мою живопись, а также позволило создать особую интимность во время этих разговоров. Я дорожу тем временем.

Мы продолжали в течение нескольких лет, история здесь и история там, пока их не стало 24. После этого он сказал, что это был последний.

Я продолжаю надеяться, что он передумает.

    —Хелен Зугайб

Милосердие и сострадание

Когда Джидду рассказал моему отцу эту историю, он предварил ее словами, что его отец рассказал ее ему, и он никогда не должен ее забывать, и именно так он рассказал ее мне.

Жил-был амир [принц], у которого был такой сильный и красивый конь, что его знали по всей земле. Другие амиры завидовали и пытались купить лошадь, но хозяин всегда отказывался. По его словам, продать лошадь было бы все равно, что продать члена своей семьи.

Однажды к одному из завистливых эмиров пришел мошенник и предложил за плату украсть лошадь. Сделка была заключена.

Мошенник ждал у дороги, по которой каждый день проезжали амир и чудесный конь.Когда эмир приблизился, мошенник стал плакать и причитать. Эмир остановился, чтобы узнать почему, и мошенник ответил, что он очень болен и нуждается в докторе, и он слишком болен, чтобы взобраться на лошадь. Эмир спешился, чтобы помочь ему, и, как только мошенник сел в седло, поскакал галопом.

Амир громко крикнул: «Стой, и лошадь твоя». Мужчина остановился и вернулся, зная, что эмир никогда не откажется от своего слова. — Не говори, что ты украл эту лошадь, — сказал эмир.— Скажи, что я дал его тебе. Сделайте это, чтобы милосердие и сострадание не исчезли из нашего сообщества».

Приготовление изюма и сушка инжира

Летом мы с сестрой любили бывать в доме Джидду и Теты в горах. Мы могли свободно играть в саду, заводить новых друзей и кататься на ослике Джидду. Но лучшими днями были те, что мы провели в кроум [виноградник]. Нам пришлось покинуть дом очень рано утром, потому что Джидду настоял, чтобы виноград и инжир собирали, когда на них еще роса.

Чтобы собрать инжир, мы с Джидду взбирались на фиговое дерево, наполняли нашу корзину спелыми инжирами и затем опускали ее Тете и моей сестре. Они разложили фиги на тканевых простынях, расплющили их, а затем накрыли чистой марлей, чтобы защитить от пыли и насекомых. Примерно через 10 дней на жарком солнце инжир высушивается и готов к закладке на зиму.

Однако сделать изюм было сложнее. Тета взяла гроздья винограда и аккуратно разложила их на белых простынях, покрытых соломой.Моя сестра всегда хотела, чтобы ряды винограда были разделены по цвету длинными аккуратными полосами фиолетового, черного и белого цветов. Тета пошутила над ней, хотя, как только они высохли, все смешалось бы вместе. После того, как к удовольствию моей сестры виноград был выложен в ряд, Тета опрыскала его: она окунула пучки трав, называемых тайюн, , которые дико росли на склонах, прилегающих к винограднику, в смесь, которую она приготовила из золы, воды и других веществ. ингредиенты, и она стряхнула жидкость с винограда.

Каждый день мы возвращались на виноградники, чтобы проверить сушку инжира и изюма и увлажнить виноград. Когда приходило время возвращаться домой, мы всегда уходили с сушеным инжиром, изюмом и новыми историями, чтобы поделиться ими с друзьями в городе.

Посадка оливковых деревьев

Посещение Джидду и Теты в их горной деревне всегда было удовольствием. Тета приготовила для меня особые сладости и мою любимую еду.Но лучше всего было то, что Джидду брал меня с собой в поля. Иногда это была короткая поездка, чтобы посмотреть, как растут растения. Но иногда Джидду просил меня быть «помощником Джидду» и помогать с мелкими делами. Во время одного визита Джидду сказал мне, что мы будем сажать оливковые деревья. Так как нам предстояло оставаться на оливковых полях весь день, нам пришлось взять с собой zuwaidy [ланч для пикника], воду и другие продукты.

На следующее утро мы с Джидду отправились в поле намного раньше, чем обычно, на осле, который вез нашу провизию и небольшие оливковые деревья.Мы упорно трудились, сажая молодые оливковые деревья в борозды, которые Джидду прорыл ранее. Моя работа заключалась в том, чтобы держать растение прямо, пока Джидду копал небольшую ямку в земле для каждого растения. Затем я налил немного воды из водяного барабана на каждое новое оливковое дерево.

Во время обеденного перерыва я сказал Джидду, что в следующем году вернусь, чтобы помочь ему собрать урожай оливок. Он улыбнулся и сказал, что это будет трудно, потому что оливковым деревьям требуется много-много лет, прежде чем они принесут плоды. Разочарованный, я спросил его, зачем мы сажаем оливковые деревья, если мы умрем до того, как они дадут нам какие-либо плоды.Он посмотрел на меня с серьезным выражением лица и сказал: «Зара’у фа акална, назра’у фа я’кулун». («Они сажали, чтобы мы ели; мы сажаем, чтобы ели наши потомки».)

Шоу-бокс
(сандук аль-фирджи)

Задолго до того, как ливанских детей развлекали кинотеатры и телевидение, существовал сандук аль-фирджи. Это была ярко украшенная полукруглая коробка, которая была привязана к спине странствующего артиста.Он приходил в деревню, громко распевая превью своих историй, переходя от хара к хара [от улицы к улице] и заканчивая деревенской площадью.

Сначала он отстегнул сандук. Он был около 18 дюймов в высоту и имел пять или шесть застекленных иллюминаторов, равноудаленных друг от друга. По обеим сторонам коробки находились два небольших внутренних стержня, прикрепленных к свитку с яркими глянцевыми изображениями, рассказывающими одну или несколько легендарных арабских историй, таких как «Антар и Абла» или «Абу Зайд аль-Хилали».

Он поставил коробку на табурет и поставил перед ней круглую скамью.Деревенские дети по очереди протягивали ему свои харджийи, денег на расходы, и группами по пять-шесть человек заглядывали в ящик и наблюдали за историей через иллюминаторы. Артист крутил экран, воспевая красоту дам, мужество мужчин и силу их лошадей. Обычно удачливые зрители ненадолго уступали место братьям и сестрам или друзьям, которым не хватило харджии.

Когда все желающие посмотреть шоу были размещены, артист привязал к спине коробку с шоу, взял табурет и скамейку и пошел в соседнюю деревню, распевая превью и завлекая новых зрителей.

В то время меня поразило, как он синхронизировал напевную историю с картинками на прокручивающемся свитке. А шкатулка, прекрасный сандук, с красочными картинками и множеством крошечных зеркал, даже без сказок вызывала удивление.

Прогулка к фонтану (Мишвар аль-Айн)

В старину единственным источником воды для села был общий фонтан.Молодые женщины, сабайя, шли к фонтану на закате, балансируя на головах большими разноцветными кувшинами с водой. Эта прогулка за водой со временем превратилась в долгожданное общественное мероприятие, известное как мишвар («прогулка»).

У фонтана сабайя хвастались своими нарядами, болтали и сплетничали. Деревенские юноши, шаббаб, тоже одновременно шли к фонтану, чтобы посмотреть и невинно флиртовать с девушками. Иногда молодой мужчина или женщина набирались смелости, чтобы сказать пару слов особому человеку.

Со временем мишвар остался общепринятым обычаем, так как молодые люди в деревне совершали прогулку ближе к вечеру, независимо от того, есть ли в их домах водопровод или нет. Сабайя и шаббаб встречались, восхищались друг другом и флиртовали на безопасном расстоянии.

Игра в Басару в комнате Теты

В Сирии и Ливане Басара — одна из самых простых и легких карточных игр. Старшие члены семьи учат младших играть на нем.Когда все остальное терпит неудачу, и вы хотите, чтобы младшие дети успокоились и не попадали в неприятности, игра Basara — это ответ.

Моя бабушка Тета не стала исключением. В ненастную погоду, когда мы не могли играть на улице, Teta предлагала игру Basara. Иногда мы предлагали игру, прекрасно зная, что после игры будут угощения.

Тета сидела на ковре в своей комнате. Мы завершили круг, сидя вокруг нее. Обычно она сдавала карты, хотя иногда, чтобы доставить нам удовольствие, она просила кого-нибудь из нас сдать карты.

Нам понравилось играть в Басару с Тетой. Она не заметила мелкого мошенничества и позаботилась о том, чтобы один из нас выиграл. Нам она показалась очень старой. В то время мы не знали никого старше. Ее красочный платок, ее мендел , , украшенный бисером, был обернут вокруг ее головы. Тета носила несколько юбок, одну поверх другой, с ярким фартуком сверху. Мы были очарованы юбками. Под двумя или тремя из них у нее была самодельная матерчатая сумка, дикки, , повязанная на талии лентой.В этой сумке Тета хранила мелочь и ключи. Один ключ, самый интересный для нас, открывал небольшой деревянный шкафчик в ее комнате, в котором она хранила печенье и сладости. Другой ключ открывал большую эмалированную деревянную коробку, в которой она хранила свои лучшие вещи, ценности и любые деньги крупного номинала.

После игры мы начинали приставать к Тете, прося ее показать нам, что у нее есть в шкафу. Когда косвенная просьба осмотреть шкаф изнутри не увенчалась успехом, произносилась объединенная просьба о сладостях.Этот спрос в различных формах в конечном итоге увенчался успехом, и сладости стали производиться и распространяться. Если и когда сладостей не было в изобилии, раздавали мелочь, которую мы называли нигл .

Вечера в Кроуме

Каждое лето я проводил несколько недель в доме бабушки и дедушки, который находился в Захле, горной деревне в Ливане. Лучшей частью визита была поездка, которую мы с Джидду совершили в крум, или виноградник.Там мы могли провести неделю, работая, разговаривая и просто проводя время вместе. Днем мы с Джидду работали в поле. Он говорил мне, что делать, и объяснял мне, почему все делается определенным образом. Джидду весь день разговаривал не только со мной, но и с деревьями и виноградными лозами, как с людьми, пришедшими к нам. В некотором смысле круум стал тесно связан с семьей, частью сообщества.

Во время работы он говорил мне, что это дерево было посажено, когда родился дядя Джамиль, или это дерево было посажено, когда тетя Вадиа вышла замуж.Каждое место и растение в винограднике было связано с чем-то. Иногда это было связано с национальными или мировыми событиями, но в основном это было связано с семейными событиями. Поля и круум стали дневником семейной истории, который он передал мне.

Джидду также был знатоком дикорастущих растений и трав, которые росли в крууме и вокруг него. Это хорошо для лечения простуды, сказал бы он. Это хорошо для расстройства желудка, и это хорошо для придания аромата тушеному мясу. Мы собирали многие из этих трав и полевых цветов и сушили их, чтобы использовать зимой.

Каждый вечер после ужина Джидду зажигал керосиновую лампу, заваривал травяной чай на углях и начинал рассказывать истории о нашей семье. Он рассказывал истории о тех, кто уехал за границу, о тех, у кого все хорошо, и о тех, у кого нет; хорошая овца и черная овца. А потом, если не уставал, Джидду читал стихи или рассказывал истории, в которых обычно содержалась мораль или урок. Он никогда не проповедовал мне, но всегда следил за тем, чтобы я понял суть.

Больше всего на свете Джидду любил читать стихи, и он любил слушать, как декламируют стихи.Иногда он просил меня рассказать стихи, которые я выучил в школе. Я старался изо всех сил, но не мог удовлетворить его жажду слушать одно стихотворение за другим.

Однажды, когда мне было лет 13, он попросил меня прочитать, но я смогла запомнить только одно стихотворение и часть другого. Когда я перестал читать, он выключил керосиновую лампу, и мы легли спать. На следующий вечер он попросил меня прочесть еще стихи. Я повторил то же самое стихотворение, которое читал накануне вечером. Джидду возразил, что это те самые стихи, которые я читал накануне вечером.Я признался, что это все, что я знал. Джидду некоторое время смотрел на меня, прежде чем сказать, что если после восьми лет школы все, что я могу вспомнить, это полтора стихотворения, то я зря трачу свое время и деньги моих родителей, и что мне лучше бросить школу и начать работать.

После этого Джидду никогда не просил меня что-либо рассказывать, хотя продолжал рассказывать мне истории и рассказывать о различных растениях в винограднике. Поэзия, однако, так и не вернулась в нашу жизнь в круме.

Субхийи в доме Теты

Этот ритуал был утренней рутиной, которая никогда не менялась.Мы выросли с впечатлением, что мы, внуки, не должны вмешиваться в утренние дела.

Обычно у бабушки собиралось шесть-семь пожилых женщин, все вдовы. Осенью, весной и летом собрания проходили во дворе вокруг фонтана. Зимой собрания проходили в гостиной вокруг угольной жаровни. Были подготовлены две или три argillas [водопроводные трубы], ароматизированный табак смешался и увлажнился.Мне нравился запах готовящегося табака, потому что его обычно смешивали с рожковым деревом или виноградной патокой. Аромат пробудил во мне желание сэндвича с патокой и тахини, который мы назвали возбуждением, тем же словом для свадьбы.

Около 10 часов женщины начинали входить. Они не стучали в дверь, которая и так всегда была открыта. Моя бабушка сидела на своем обычном месте, и каждая женщина сидела на своем месте. Все они были одеты одинаково: черные tannouras [длинные юбки] поверх нескольких комбинезонов, завязанных вокруг талии кушаком.Сверху они носили черный жакет поверх вышитого жилета, а волосы покрывали голубой или серый мендел. Его кокетливо завязывали под углом — практика, перенесенная из их юных дней.

После того, как они приходили, обычно с разницей в несколько минут, моя бабушка начинала кофейный ритуал. Кофейные зерна помещали в махмасси, маленькую стальную кастрюлю с длинной ручкой, чтобы рука, держащая ее, не обожглась. Медленно поджаривающиеся бобы перемешивали ложкой с длинной ручкой, пока моя бабушка не определила, что цвет подходит.Их разложили на подносе для охлаждения, а затем одна из женщин перемолола их в матани [кофемолке]. Когда моя бабушка решила, что в маленьком деревянном ящике матани скопилось достаточно молотого кофе, она добавила его в кипящую воду в кастрюле на жаровне и начала помешивать. Когда кофе угрожал выкипеть, она быстро сняла его с огня, перемешала и вернула на огонь. Этот процесс повторялся трижды, и во второй раз добавлялось несколько чайных ложек сахара.Кофе подали в крошечных чашечках, и начались разговоры.

В то время и до сих пор меня впечатляло то, что истории всегда были одни и те же, каждый день рассказывала одна и та же женщина, и тем не менее женщины, казалось, никогда не уставали рассказывать или слушать их. Почти всегда они датировались каким-нибудь важным событием, которое все, казалось, помнили, например, наводнением или засухой, эпидемией или революцией. Они одинаково вспоминали даты своего рождения, почти всегда время какого-нибудь бедственного события.Моя бабушка родилась во время tawshi [революции] 1865 года. После упоминания любого из этих событий раздавался припев « tinthaker ma tin ‘aad» («пусть это запомнится, но никогда не повторится» ).

Халлаб

Будучи маленьким мальчиком, живя в Баб аль-Муссалла в Мидане, старом квартале Дамаска, я помню, как был очарован различными торговцами, которые бродили по узким улочкам, распевая о своих товарах и услугах.Продавцы фруктов, овощей и сладостей, а также точильщики ножей, секаторы и скупщики старых вещей наполняли воздух своими мелодичными песнопениями. В этих рифмованных песнопениях никогда не упоминалось название предлагаемого предмета, но подробно описывались цвет, свежесть и вкус. Покупатели узнавали по традиционным песнопениям, что предлагается на продажу, что также диктовало дневное меню. Улицы были заполнены нагруженными ослами, ручными тележками и разносчиками, несущими большие подносы ( sddur ), доверху заваленные пирожными и другими вкусностями.

Дети, играющие на улице или по дороге в школу, особенно внимательно следят за продавцами сладостей. В основном они были сезонными. Зимой продавались вареная, дымящаяся сладкая свекла и попкорн. Летом продавался лед с сиропом под названием sweek. Kaak и manaquish продавались круглый год, а тамари с патокой продавались только по праздникам. Неизменно суточные обменивались на каак с заатар (хлеб со специями и оливковым маслом), тамари или горсть ханбла, вкусный фрукт, который можно носить в кармане, не повреждая.Обычно сладости делились или обменивались с другими, что увеличивало покупательную способность дневного довольствия.

Я помню, самым милым из разносчиков был Халлаб, который распевал свое парное молоко. У Халлаба было небольшое стадо из восьми-десяти дамасских коз. Козы были в основном коричневыми, крупными и нежными. У них были две пряди, свисающие с их шеи. Маленькие дети стояли лицом к лицу с козами, чтобы погладить и обнять их по дороге в школу. Халлаб не возражал, и козам, и детям нравилось внимание.

Халлаб нес ведро, мерную банку и длинную бамбуковую палку. Когда хозяйка открывала дверь и просила молока, Халлаб тут же доил одну из своих коз. Если бы она планировала приготовить йогурт в этот день, молока потребовалось бы больше. Если козы начинали блуждать, Халлаб осторожно возвращал их обратно в стадо. После того, как свежее молоко было доставлено и Халлаб был оплачен, он продолжил свой путь, воспевая о своих прекрасных козах.

Другие торговцы не могли конкурировать с Халлабом, его чудесными козами и удовольствием гладить нежных и любящих животных.Помню, после того, как на прилавках магазинов появилось сухое молоко, вкус молока уже никогда не был прежним.

При рождении ребенка

В прошлом дети рождались дома с помощью акушерки. Это был случай, когда женщины-члены семьи активно участвовали. Они помогли акушерке, поощряя новую мать «укусить носовой платок», чтобы она перестала кричать, сказав ей «саади валадик», в определенной степени означающее эквивалент «толкай».А еще приготовили кофе, чай, журат и янсун напитки для посетителей, которые стекались поучаствовать или просто удовлетворить свое любопытство.

Как только ребенок родился, акушерка выполнила свои профессиональные обязанности, сообщив отцу и мужчинам об успешном рождении и поле ребенка. Это был повод заплатить и дать чаевые акушерке. Размер чаевых зависел от пола ребенка и от того, желала ли семья мальчика или девочку.

После того, как акушерка ушла, новоиспеченную мать одели в причудливую шелковую постельную кофточку, а младенца, как папуаса, завернули в причудливые пеленки. Новый отец вошел в комнату и, в зависимости от своего финансового положения, положил украшение на подушку матери и одну или несколько золотых монет в кроватку младенца.

Из спальни матери начинался залагхит , своего рода пение, которое исполнялось в праздничные дни и в других особых случаях.Вела его бабушка, пока не присоединились все соседи и семья.

Затем в течение 40 дней мать лежала в постели, изнеженная и прислуживавшая, меняя шелковые куртки так часто, как позволяло состояние мужа. Соседи, родные и друзья заходили поздравить родителей, дать непрошенный совет и посплетничать. В это время гостей угощали блюдом под названием mughly, , которое представляло собой смесь специй, рисовой пудры и сахара.

За mughly следует snaniyyi, , который подается, когда у ребенка появляется первый зуб.Снаний готовится из вареной пшеницы, сахара, сладкого мяса и ярких конфет. Он сложен на большом подносе, сверху посыпаны maward и mazahar [цветы и розовая вода]. На это приятно смотреть, а также есть.

Для защиты от сглаза и других напастей к одежде и детской кроватке прикалывают синие бусы, иконы и хиджабы . Голубые бусы и руки Фатимы защищают от сглаза, а хиджабы, амулеты и талисманы оберегают ребенка от болезней, микробов и прочих напастей.Хиджаб представляет собой сшитый небольшой пакет треугольной формы, в котором скрыт талисман или письменная молитва с духовными силами для защиты ребенка. Когда ребенок подрастет, хиджаб можно вшить во внутреннюю рубашку, чтобы защитные силы продолжали работать. Хиджаб ни в коем случае нельзя открывать или относиться к нему с неуважением.

Благотворительность для слепых

Однажды мы с отцом болтали обо всем и ни о чем в частности, когда он сказал мне, что на следующий день едет в Дайр-Сайдную, и я могу сопровождать его, если захочу.

Дайр был монастырем на окраине Дамаска, и это была его любимая благотворительная организация. Я с радостью согласился, так как это была одна поездка, которая мне понравилась и которую я с нетерпением ждал.

Он спросил меня, что я думаю о благотворительности. Я ответил, что люди ценят добрые дела, потому что такие поступки удовлетворяют их особые потребности. Затем он спросил меня о слепой благотворительности, когда жертвователь не знает получателя и понятия не имеет, в чем может быть нужда. Он начал рассказывать мне историю, иллюстрирующую этот вид слепого милосердия, который он назвал самым искренним.

Жила-была очень богатая женщина, жена губернатора зажиточного портового города. Раз в неделю она брала большую корзину и обмазывала ее смолой, чтобы сделать водонепроницаемой. На дне корзины она писала строчку из стихотворения: «Делайте благотворительные дела, даже если они неуместны, ибо ни один поступок не останется без вознаграждения». Затем она наполняла корзину едой, водой и одеждой и бросала ее в море, чтобы ее уносили волны и ветер.

Через некоторое время она и ее семья отправились на лодке, чтобы навестить родственников в другом портовом городе.Сильный шторм разрушил их лодку, и многие на борту утонули. Она бы тоже утонула, если бы не уцепилась за деревянную доску. Со временем ее вынесло на берег, где она рухнула от голода, жажды и истощения.

Она очнулась в чьем-то саду. Хозяйка дома сказала ей, что слуги нашли ее на берегу и подумали, что она мертва, но потом поняли, что она все еще жива, и отнесли ее в сад. Хозяйка дома сказала, что может остаться с ними в качестве прачки, и она с радостью согласилась.

Однажды дама принесла большую бамбуковую корзину, полную белья, и попросила женщину постирать их. Когда женщина достигла дна корзины, она увидела строчку стихов, которые она сама писала на дне этих корзин, прежде чем бросить их в море. Она узнала свою корзину. Она села и начала плакать.

Когда хозяйка дома пришла проверить белье, она застала женщину рыдающей. Спросив ее, почему она плачет, прачка объяснила, что корзина принадлежит ей, и продолжила описывать, как она наполняла их провизией и бросала в море, думая, что какие-нибудь люди, потерпевшие кораблекрушение, найдут корзины и воспользуются едой. и вода, чтобы выжить.

Хозяйка дома была поражена и рассказала женщине, что однажды они с мужем потерпели кораблекрушение. Они потеряли все. Затем мимо проплыла большая корзина, и они цеплялись за нее, пока не приземлились на берег неподалеку. Когда они возродились, они пошли в город, нашли работу и со временем преуспели. Из сентиментальности они сохранили корзину и использовали ее, думая, что когда-нибудь узнают больше о ней и о стихах, написанных на дне, восхваляющих слепое милосердие.

Дама увела прачку в свою комнату и, когда муж вернулся домой, рассказала ему о событиях дня.Он предложил женщине жить с ними как член семьи. Они также решили продолжать наполнять корзины провизией и сбрасывать их в море, надеясь, что когда-нибудь нуждающийся человек найдет их и выживет.

Прощание

После очень долгого ожидания разрешение на поездку в Америку было получено. Были забронированы билеты на корабль из Бейрута в Нью-Йорк, и стала известна дата отплытия.Прощания начались в деревне. Родственники, друзья и соседи пришли выпить кофе и обменяться историями о других эмигрировавших.

Наконец, за два дня до фактического отъезда, вся семья отправилась в Бейрут, чтобы остановиться в отеле и попрощаться. Моя мать не могла поверить, что наконец эмигрирует с семьей в Америку. Все паспорта, билеты и любые драгоценности и деньги, которые у нее были, она сложила в специальную сумочку, которую держала даже во сне.

Она также должна была убедиться, что чемоданы с подарками для ее родственников в Америке были в безопасности. Большой восточный ковер, купленный в Дамаске в подарок сестре, был завернут отдельно и всегда держал ее на виду. Работники отеля, родственники и я были полностью заняты дежурством в течение двух дней.

Утром перед отплытием было установлено, что корабль слишком велик, чтобы подойти к пристани. Пассажиры, чемоданы, подарки в последнюю минуту и ​​ковер должны были быть помещены в большую гребную лодку, управляемую четырьмя матросами.Моя мать настояла, чтобы она села на ковер, что бы это ни сказалось на остойчивости лодки. Когда они благополучно оказались на борту большого корабля, она потребовала, чтобы матросы убрали все чемоданы и ковер в ее каюту. Они утверждали, что все, что не нужно в плавании, нужно положить в трюм. В конце концов, потребовалось вмешательство офицера корабля и гарантия того, что ничего не будет украдено.

Сегодня этот ковер стоит на видном месте в доме моей дочери Карен.

Поездка в Америку

Это был конец долгого морского путешествия.Во время ужина накануне нашего приезда мы узнали, что корабль «Вулкания» будет проходить мимо Статуи Свободы около четырех утра следующего дня. Некоторые молодые пассажиры спонтанно решили увидеть Статую Свободы.

Итак, через 16 дней после отплытия из порта Бейрута в Нью-Йорк наша яркая группа из Сирии, Ливана и Палестины не спала всю ночь, чтобы встретить рассвет у Статуи Свободы.

Помню, было ясное утро.

 

Гонка сына за искусственным бессмертием умирающего отца

Проходят десятилетия, и я оказался более подходящим для журналистики, чем для программирования. Но меня по-прежнему интересуют компьютеры, которые могут говорить. В 2015 году я пишу длинную статью для The New York Times Magazine о Hello Barbie, болтливой обновленной версии самой известной в мире куклы с искусственным интеллектом. В некотором смысле эта новая Барби похожа на Элизу: она «говорит» с помощью заранее написанного сценария ветвления и «слушает» с помощью программы сопоставления с образцом и обработки естественного языка.Но если сценарий Элизы был написан одним суровым немецким ученым-компьютерщиком, сценарий Барби был придуман целой командой людей из Mattel и PullString, компании, занимающейся компьютерными переговорами, основанной выпускниками Pixar. И там, где способности Элизы к обработке естественного языка были в лучшем случае грубыми, способности Барби опираются на огромные недавние достижения в области машинного обучения, распознавания голоса и вычислительной мощности. Кроме того, Барби, как Alexa от Amazon, Siri от Apple и другие продукты бума «разговорных вычислений», действительно может говорить вслух голосом, который звучит как человеческий.

После этого я поддерживаю связь с командой PullString, когда они переходят к созданию других персонажей (например, бот Call of Duty , который в первый день в дикой природе ведет 6 миллионов разговоров). В какой-то момент генеральный директор компании Орен Джейкоб, бывший технический директор Pixar, сказал мне, что амбиции PullString не ограничиваются развлечениями. «Я хочу создать технологию, которая позволит людям общаться с персонажами, которых не существует в физическом мире — потому что они вымышленные, как Базз Лайтер, — говорит он, — или потому что они мертвы, как Мартин Лютер Кинг». .

Моему отцу поставили диагноз «рак» 24 апреля 2016 года. Через несколько дней случайно узнаю, что PullString планирует публично выпустить свое ПО для создания диалоговых агентов. Вскоре любой сможет получить доступ к тому же инструменту, который PullString использовал для создания своих говорящих персонажей.

Идея пришла мне в голову практически сразу. Неделями, среди шквала папиных визитов к врачу, медицинских анализов и лечения, я держал эту мысль при себе.

Мечтаю создать Dadbot — чат-бота, который подражает не детской игрушке, а самому настоящему мужчине — моему отцу. И я уже начал собирать исходный материал: те 91 970 слов, которые предназначены для моей книжной полки.

Эту мысль невозможно игнорировать, даже если она выходит за рамки правдоподобного или даже желательного. Примерно в это же время я наткнулся в Интернете на статью, которая, будь я более суеверным, показалась бы мне зашифрованным посланием невидимых сил. Статья посвящена любопытному проекту, проводимому двумя исследователями из Google.Исследователи загружают 26 миллионов строк диалогов из фильмов в нейронную сеть, а затем создают чат-бота, который может использовать этот корпус человеческой речи с помощью вероятностной машинной логики. Затем исследователи проверяют бота кучей больших философских вопросов.

«Какова цель жизни?» — спрашивают они однажды.

Ответ чат-бота поражает меня, как если бы это был личный вызов.

«Жить вечно», — говорится в нем.

Отец Джеймса Влахоса умирал, поэтому он решил сохранить воспоминания своего отца и закодировать их в «Dadbot», который живет в его телефоне.


«Извини», — говорит моя мама как минимум в третий раз. «Можете ли вы объяснить, что такое чат-бот?» Мы сидим рядом на диване в доме моих родителей. Мой папа, сидящий в кресле напротив, выглядит усталым, как в последнее время. Сейчас август, и я решил, что пришло время рассказать им о своих мыслях.

Пока я размышлял о том, что будет означать создание Dadbot (название слишком милое, учитывая обстоятельства, но оно засело у меня в голове), я набросал список плюсов и минусов.Минусы накапливаются. Создание Dadbot именно тогда, когда мой настоящий отец умирает, может быть мучительным, тем более, что ему становится еще хуже, чем сейчас. Кроме того, как журналист, я знаю, что могу в конечном итоге написать статью, подобную этой, и это заставляет меня чувствовать себя противоречивым и виноватым. Больше всего меня беспокоит, что Dadbot просто потерпит неудачу, обесценив наши отношения и мои воспоминания. Бот может быть достаточно хорош, чтобы напоминать моей семье о человеке, которому он подражает, но настолько далек от настоящего Джона Влахоса, что у них мурашки по коже.Дорога, о которой я думаю, может привести прямо в зловещую долину.

Поэтому я очень хочу объяснить эту идею своим родителям. Я говорю им, что цель Dadbot — просто динамично поделиться историей жизни моего отца. Учитывая ограничения современных технологий и мою собственную неопытность программиста, бот никогда не будет чем-то большим, чем тенью моего настоящего отца. Тем не менее, я бы хотел, чтобы бот общался в своей характерной манере и передавал хотя бы какое-то ощущение своей личности. «Что вы думаете?» Я спрашиваю.

Мой папа дает свое согласие, хотя и неопределенно, отстраненно. Он всегда был сверхъестественно оптимистичным, даже веселым парнем, но его смертельный диагноз подталкивает его к нигилизму. Его реакция на мою идею, вероятно, была бы такой же, как если бы я сказал ему, что собираюсь покормить собаку, или что на цивилизацию падает астероид. Он только пожимает плечами и говорит: «Хорошо».

В этот День отца расскажи свою «отцовскую историю»

По-настоящему хорошее повествование — это не всегда создание совершенно новой истории.Иногда речь идет о пересказе действительно стоящих историй, чтобы сохранить их живыми.

В День отца, возможно, нет лучшего способа отпраздновать и почтить память пап, лично или духовно, чем поделиться историями о них в знак благодарности и любви.

Сегодня многие отмечают День отца барбекю на свежем воздухе, распаковывание подарков, поздравительные открытки, телефонные звонки и время, проведенное с семьей. Это день для создания новых воспоминаний и воспоминаний о старых. Для других, чьи отцы могут быть с ними только духом, этот день, несомненно, будет временем памяти, молитвы и скорби.

Недавние трагедии привели к тому, что 49 отцов провели этот День отца, оплакивая бессмысленную потерю своих взрослых сыновей и дочерей, жертв недавней стрельбы в ночном клубе Орландо. Другой отец из Небраски проведет этот День отца без своего единственного сына Лейна, двухлетнего малыша, погибшего в результате нападения аллигатора на курорте Диснея в Орландо. У бесчисленного множества других детей не будет папы, чтобы подарить самодельные открытки ко Дню отца из-за случайного насилия и перестрелок, которые унесли жизни их отцов и навсегда изменили ход их детства.Многие другие, как и я, просто проведут это воскресенье, вспоминая и оплакивая наших отцов, которых больше нет с нами из-за болезни, болезни или естественных причин.

Какими бы ни были обстоятельства, у каждого папы есть особая история, которую стоит помнить, чтить, признавать и рассказывать в этот День отца. Именно в самом рассказе о нашей «отцовской истории» сохраняется их дух, создается смысл для их жизни и нашей, и чтится след, который они оставили и продолжают оставлять в этом мире.Почти в каждом случае эти истории помогают создать чувство благодарности и глубокой признательности за то влияние, которое отцы оказывают на своих детей, что является бесценным подарком как для родителей, так и для детей.

Как и в любой стоящей сказке, уделите несколько минут в День отца, чтобы вернуться к своей «истории отца», вспомнить о совместном смехе, воспоминаниях и извлеченных уроках, это только делает ее сильнее и значимее.

Моя «История папы»

Сегодня я хотел бы отвлечься от своих обычных постов о контенте и цифровой стратегии, чтобы поделиться главой моей «истории отца» в этот День отца, второй день, который я буду отмечать вместе с ним в духе.

Моя «отцовская история» начинается и заканчивается улыбкой. Какие бы препятствия ни бросала ему жизнь, ты всегда мог рассчитывать на улыбку моего отца. Будь то член семьи, друг или незнакомец, он всегда стремился поделиться улыбкой и шуткой, чем угодно, чтобы скрасить день тех, кого он встретил. В душе он был настоящим комиком, и когда мой папа был рядом, наверняка было много смеха.

Папа всю жизнь играл в гольф. Ему нравилось ходить по трассе, наслаждаясь красотой деревьев и зелени вокруг него, а также стремлением улучшать свою игру.В детстве я стоял рядом с ним на тренировочном поле и смотрел, как он совершенствует свой замах с ведром мячей. Гольф был для него источником чистого удовольствия. Конечно, было бессчетное количество дней отцов, когда его куча подарков включала предметы, улучшающие его игру — от мячей для гольфа и новых клюшек до яркой рубашки для его гардероба для гольфа и подарочных сертификатов на партию в гольф на его любимом поле. Он был благодарен за все это. И хотя мой отец никогда не привлекал к себе внимания, это был действительно гордый день, когда он принес домой трофей, который он выиграл за «самую длинную поездку» на местном турнире.

Он был скромным и гордым человеком, который никогда не просил к себе внимания. Папа служил на флоте, но только случайно я узнал, как его действия спасли жизни всем находившимся на его корабле. Несмотря на то, что он невероятно много работал, чтобы прокормить свою семью, он добродушно соглашался сыграть в теннис или поиграть со своей спортивно настроенной дочерью после долгого рабочего дня.

Задолго до того, как появились причудливые аквапарки и бассейны в оздоровительных клубах, мой папа удивлял своих маленьких детей однодневным визитом в местный отель, чтобы освежиться в бассейне и покататься на горке.Он был из тех отцов, которые никогда не думали о себе, но всегда хотели сделать больше для своей семьи.

Он был настоящим мастером на все руки. Невероятно умный, папа был настоящим гением, когда дело доходило до чисел, и дотошным во всем, что касалось обустройства дома. От ремонта сломанных игрушек своей любимой внучки до того, чтобы заставить упрямую снегоуборочную машину опрокинуться, он мог делать все это.

Выросший в бедности со своими четырьмя братьями и сестрами, мой отец всегда ценил то, что большинство современных людей считают само собой разумеющимся, как и многие представители его поколения.Он был хорошо известен своей сладкоежкой и особенно любил некоторые из своих любимых блюд и угощений. Я до сих пор улыбаюсь, когда вспоминаю, как загорались его глаза, когда я удивляла его одним из его любимых продуктов — слоеным кремом, рутбиром или горстью шоколадных поцелуев. Улыбка на его лице сияла ярко. Как всегда, он был благодарен за мелочи, которые делают жизнь жизнью.

Стильный одевалка (как на поле для гольфа, так и вне его), мой отец всегда был готов делать комплименты другим. Он всегда питал слабость к детям, особенно к своей внучке, которую обожал, и был естественным магнитом для своих многочисленных четвероногих друзей.Он был талантливым музыкантом и привил мне преимущества обучения игре на инструменте и чтению нот. Он мог один раз услышать песню и воспроизвести ее без помощи нот.

Добрый, щедрый, милый, умный, энергичный (кто-то может сказать, упрямый) и благодарный. Все эти прилагательные описывают моего отца в любой истории его жизни.

Уроки жизни

Каждый запоминающийся персонаж в любой стоящей истории оставляет после себя уроки, которые нужно пережить.Мой папа не был исключением. Лучший способ воздать ему должное — ежедневно стараться следовать этим важным урокам достойной жизни.

  • Будьте добры к другим . Это ничего не стоит вам, но неизмеримо улучшает вашу и их жизнь. Возможно, нет ничего более памятного или ценного, чем доброта, которую вы оказываете другим.
  • Чаще выражайте благодарность. «Спасибо» было ежедневной частью лексикона моего отца. Ничто не гарантировано в этой жизни, поэтому выразите благодарность и признательность за все ваши благословения, большие и малые.
  • Будьте любопытны . Мой отец обладал здоровой любознательностью ко всему, от астрономии и истории до спорта и путешествий. Любовь к знаниям и обучению может обогатить жизнь.
  • Практикуйте свои увлечения . Заядлый игрок в гольф, музыкант и читатель, увлечения моего отца были постоянным источником удовольствия и удовлетворения. Найдите время, чтобы развить некоторые интересы и увлечения и лелеять их.
  • Наслаждайтесь простыми вещами в жизни . В обществе, которое прославляет знаменитостей-мультимиллионеров, спортсменов и звезд реалити-шоу, признание простых вещей в жизни часто не ценится.Но удовольствие в жизни часто приходит от маленьких моментов и самых простых вещей. Обратите на них внимание и оцените их.
  • Продолжай улыбаться. В то время как жизнь полна сложных препятствий и несправедливостей, простая улыбка может помочь вам пережить день. Все, кто встречал моего папу, помнят его постоянную улыбку и желание скрасить день всех, кого он встретил.

Это всего лишь глава моей «отцовской истории». Это не лучше и не хуже, чем у кого-либо еще, но, как и в случае с любым отцом, это история, которая заслуживает того, чтобы ее рассказали, поделились и запомнили.Все, что любой из нас может сделать, это попытаться стать лучше, чем мы можем быть, отдавая тем, кто украшает нашу жизнь, и оставляя этот мир в лучшем месте. Истории пап помогают подтвердить важную часть нашего жизненного опыта. Действительно, некоторые из лучших историй — это те, которые можно рассказать без помощи фотографий, видео или Snapchat. Вместо этого они рассказываются через призму личных воспоминаний, наблюдений, любви и благодарности.

Найдите время в День отца, чтобы рассказать свою «отцовскую историю». Если вам посчастливилось провести с ним время лично, поделитесь с ним своей «отцовской историей».Вспомните хорошие времена, посмейтесь и не забудьте сказать «спасибо». Купленные в магазине подарки хороши, но выражения признательности, любви и воспоминания бесценны. Возможно, ваша история даже обогатит и укрепит ваши отношения.

Если ваш папа может быть с вами только мысленно, поделитесь своей историей с братом, сестрой, ребенком, партнером или другом. Возможно, вы обнаружите, что сам рассказ вашей «отцовской истории» поможет залечить дыру в вашем сердце, а также потерю и печаль, которые вы испытываете в этот день, когда чествуют и чтят всех отцов.

Великолепное повествование имеет смысл, запоминается и имеет важное значение. Я каждый день благодарю своего папу, который рассказал мне лучшую «историю папы», о которой только могла мечтать дочь.

С Днем отца и веселого рассказывания историй.



Короткий вдохновляющий рассказ «Богатый папа и мудрый сын» (рассказ № 19)

А вот и короткий вдохновляющий рассказ «Богатый папа и мудрый сын» (рассказ № 19) из серии вдохновляющих и мотивирующих рассказов о жизни. Рассказ — одна из жемчужин в коллекции вдохновляющих историй.Трогательная история о богатом отце, у которого было изобилие богатства. Он хотел научить своего сына тому, как повезло его сыну из богатой семьи. Но именно папа усвоил урок от своего мудрого сына. Эта короткая вдохновляющая история — одна из моих любимых.

Итак, не теряя много времени, я сразу перехожу к рассказу, и он моральный.

Короткая вдохновляющая история – Богатый папа и мудрый сын (рассказ № 19)

В большой стране жил мужчина со своей семьей.У человека было изобилие богатства. У него был сын, и однажды он взял его с собой в путешествие за город. Единственной целью отца было показать сыну, как живут бедняки; чтобы сын мог оценить свое счастье.

Во время своего путешествия они забрели в маленькую деревню. Там они провели пару дней и ночей на ферме очень бедной семьи.

По возвращении из путешествия; Папа спросил сына: «Как поездка, сын?»

Сын с волнением ответил: «Это была отличная поездка, папа.

Богатый папа спросил: «Ты видел, как живут бедняки? Цель поездки состояла в том, чтобы дать вам понять, как вам повезло родиться в такой богатой семье».

«О да», — сказал сын и улыбнулся отцу.

Отец спросил: «Итак, мой милый сын, скажи мне; Что вы узнали из поездки?»

Мудрый сын ответил: «Папа, я многое замечаю в жизни бедняков. Я увидел, что у нас одна собака, а у них три.У нас есть бассейн, который достигает середины нашего сада, а у них есть река, у которой нет конца. У нас в саду и на террасе есть импортные дизайнерские фонари, и ночью на них светят звезды. Наш внутренний дворик выходит на передний двор, и у них есть весь горизонт».

Вы также можете прочитать эту короткую вдохновляющую историю:

Мотивирующие и вдохновляющие рассказы о жизни – Рыбак (Рассказ №15)

Отец немного запутался в ответах сына.

Сын продолжал: «У нас есть небольшой участок земли, на котором мы живем, а у них есть поля, которые находятся за пределами нашего зрения. У нас есть слуги, которые служат нам, но они служат другим».

Учение мудрого сына еще не закончилось. Сын продолжал рассказывать о своих впечатлениях от поездки: «Мы покупаем свою еду, а они выращивают свою. У нас есть стены вокруг нашей собственности, чтобы защитить нас, у них есть друзья, чтобы защитить их. Мы проводим свободное время с телевизором и мобильными телефонами, они проводят свободное время с семьей и близкими.

Сын резюмировал свой опыт поездки в деревню: «Спасибо, папа, что показал мне, как мы бедны….!!»

Ответ мудрого сына лишил богатого папу дара речи.

Видео мотивационного рассказа

Мораль короткой вдохновляющей истории

Вот уроки, которые мы извлекли из этой истории.

Эта короткая вдохновляющая история передает очень сильный посыл о том, что мы не должны гнаться за деньгами. На деньги можно купить одежду, или гаджеты, или машины, или большой дом, или многое другое, что дает вам комфорт.Но есть несколько вещей, которые нельзя купить за деньги… это простота, любовь, доброта, сострадание, дружба, ценности, семья, которые делают вашу жизнь богатой.

Большинство людей забывают, что у них есть в жизни, и концентрируются на том, чего у них нет. То, что для одного человека бесполезно, для другого является ценным достоянием. Все дело в точке зрения. Как он/она на это смотрит. Иногда нужна точка зрения ребенка, чтобы напомнить нам, что важно в жизни.

Как ты воспринимаешь свою жизнь? Вы достаточно богаты? Деньги для вас важнее всего в жизни? Или это любовь, доброта, забота, единство и удовлетворение, которые каждое мгновение ведут вас к тому, чтобы стать лучше? Пожалуйста, поделитесь своим мнением в разделе комментариев.Читатели Invajy будут рады услышать.

Вот и все с моей стороны в этом посте. Теперь к вам.

  Если вам понравилась эта короткая вдохновляющая история, поделитесь ею с друзьями и родственниками в своих любимых социальных сетях или приложениях.

Связанные

Сказка о двух отцах

Обзор

Роль отцов в современной американской семье меняется важным и уравновешивающим образом.Отцы, которые живут со своими детьми, стали более активно участвовать в их жизни, проводя с ними больше времени и участвуя в более разнообразных мероприятиях. Однако доля отцов, проживающих со своими детьми, за последние полвека значительно сократилась.

В 1960 году только 11% детей в США жили отдельно от своих отцов. К 2010 году эта доля выросла до 27%. Доля несовершеннолетних детей, живущих отдельно от матерей, увеличилась лишь незначительно: с 4% в 1960 г. до 8% в 2010 г.

Согласно новому анализу Национального исследования роста семьи (NSFG), проведенному Pew Research Center, более чем каждый четвертый отец с детьми в возрасте 18 лет и младше в настоящее время живет отдельно от своих детей, при этом 11% живут отдельно от некоторых из своих детей. и 16% живут отдельно от всех своих детей.

Условия жизни отцов тесно связаны с расой, этнической принадлежностью и социально-экономическим статусом, измеряемым уровнем образования. Чернокожие отцы более чем в два раза чаще, чем белые отцы, живут отдельно от своих детей (44% против 44%).21%), в то время как латиноамериканские отцы попадают в середину (35%). Среди отцов, не окончивших среднюю школу, 40% живут отдельно от своих детей. Это сопоставимо только с 7% отцов, окончивших колледж.

Почти все отцы, живущие со своими детьми, принимают активное участие в их повседневной жизни, участвуя в таких мероприятиях, как совместное питание, помощь в выполнении домашних заданий и игры. Отцы, которые живут отдельно от своих детей, гораздо реже участвуют в таких видах деятельности. Многие компенсируют это общением со своими детьми по электронной почте или по телефону: четыре из десяти иногородних пап говорят, что общаются со своими детьми несколько раз в неделю.В то же время, однако, почти треть отцов, которые не живут со своими детьми, говорят, что разговаривают или обмениваются с ними электронной почтой реже, чем раз в месяц. Точно так же каждый пятый отсутствующий отец говорит, что навещает своих детей чаще одного раза в неделю, но еще больше (27%) говорят, что вообще не видели своих детей в прошлом году.

Анализ NSFG был совмещен с новым исследованием отношения к отцовству, проведенным Pew Research, которое показало, что подавляющее большинство населения говорит, что детям нужен отец в доме.69% считают, что наличие отца в доме необходимо для счастья ребенка. Лишь немногим более высокая доля (74%) говорит то же самое о наличии матери в доме.

Опрос Pew Research также показывает, что большинство отцов (63%) говорят, что сегодня быть отцом труднее, чем поколение назад. И общественность ставит сегодняшним папам смешанные оценки за работу, которую они выполняют как родители. Лишь примерно каждый четвертый взрослый говорит, что сегодня отцы лучше справляются со своей родительской работой, чем их собственные отцы. Примерно треть (34%) говорят, что работают хуже, а 40% говорят, что работают примерно так же.Аналогичного мнения придерживаются и сами папы: 26% говорят, что сегодняшние отцы справляются со своей работой лучше, чем их собственные отцы. Однако, когда их спрашивают о работе, которую они выполняют по воспитанию собственных детей, 47% говорят, что они справляются с этой работой лучше, чем их собственный отец; а 3% говорят, что работают хуже.

Больше времени проводится, но меньше отцов в доме

Изменение роли отцов в семье можно измерить по-разному. Один из подходов состоит в том, чтобы посмотреть, сколько времени отцы тратят на заботу о своих детях.Изменение тенденций в данных об использовании времени помогает проиллюстрировать, в какой степени отцы, проживающие со своими детьми, со временем стали более активно участвовать в их жизни. В 1965 году женатые отцы с детьми в возрасте до 18 лет, проживающие в своем домашнем хозяйстве, тратили в среднем 2,6 часа в неделю на уход за этими детьми. Время, затрачиваемое отцами на уход за детьми, постепенно увеличивалось в течение следующих двух десятилетий — до 2,7 часов в неделю в 1975 году и до 3 часов в неделю в 1985 году. С 1985 по 2000 год количество времени, которое женатые отцы проводили со своими детьми, увеличилось более чем вдвое — до 6.5 часов в 2000 году. С 1965 по 2000 год замужние матери неизменно уделяли больше времени уходу за несовершеннолетними детьми, чем женатые отцы, хотя разрыв между матерями и отцами во времени, затрачиваемом на уход за детьми, значительно сократился.

Наряду с этой тенденцией к тому, чтобы больше времени проводить с детьми, наблюдается тенденция к тому, что все больше детей живут отдельно от своих отцов. Снижение уровня брачности и увеличение числа внебрачных рождений и рождаемости при наличии нескольких партнеров привели к возникновению сложных семейных структур и увеличили вероятность того, что отцы не будут проживать со всеми своими детьми.По данным NSFG, почти половина всех отцов (46%) теперь сообщают, что по крайней мере один из их детей родился вне брака, а 31% сообщают, что все их дети были рождены вне брака. Кроме того, около 17% мужчин, имеющих биологических детей, стали отцами этих детей более чем от одной женщины.

Жизнь отдельно от детей

Как живут отцы, живущие отдельно от детей? Как и следовало ожидать, есть широкий спектр опыта. Некоторые отцы очень привязаны к своим детям, несмотря на то, что они не живут вместе.Другие практически не контактируют со своими детьми. Примерно каждый пятый отец, живущий отдельно от своих детей, говорит, что навещает их чаще, чем раз в неделю, а еще 29% видят своих детей не реже одного раза в месяц. Для 21% этих отцов визиты происходят несколько раз в год. А у 27% нет посещений вообще.

Общение по телефону или электронной почте более распространено, чем личное общение. Среди отцов, живущих отдельно от несовершеннолетних детей, 41% говорят, что поддерживают с ними связь по телефону или электронной почте несколько раз в неделю; 28% говорят, что общаются как минимум раз в месяц.Тем не менее, значительное меньшинство (31%) говорят, что разговаривают по телефону или переписываются со своими детьми реже одного раза в месяц.

Отцы, дети и повседневная деятельность

Когда дело доходит до общения с ребенком, пребывание в одном доме имеет огромное значение. Более девяти из десяти отцов, живущих со своими детьми хотя бы часть времени, сообщают, что в течение последних нескольких недель они делили с ребенком трапезу или разговаривали с ним о его дне почти ежедневно.Почти две трети (63%) говорят, что помогали своему ребенку с домашним заданием или проверяли его выполнение по крайней мере несколько раз в неделю, а 54% говорят, что брали ребенка на занятия или с занятий несколько раз в неделю или чаще.

Для сравнения, относительно небольшое число отцов, живущих отдельно от своих детей, сообщают об участии в этих мероприятиях. Трое из десяти (31%) говорят, что разговаривали со своим ребенком о его или ее дне несколько раз в неделю или чаще. Лишь 16% говорят, что в течение последнего месяца обедали с ребенком несколько раз в неделю.Каждый десятый помогал с домашним заданием несколько раз в неделю или чаще, а 11% брали ребенка с собой на занятия или обратно.

Ты хороший отец?

Присутствие или отсутствие отца в доме тесно связано с тем, как он оценивает работу, которую выполняет как родитель. Среди отцов, которые хотя бы часть времени живут со своими детьми, почти девять из десяти говорят, что они очень хорошо (44%) или хорошо (44%) справляются со своими отцовскими обязанностями по отношению к этим детям. Еще 11% считают себя хорошими отцами, и менее 1% говорят, что они плохо или не очень хорошо выполняют свою работу как отец.

Отцы, которые не живут со своими детьми, гораздо более негативно оценивают себя. Только 19% говорят, что они очень хорошо справляются со своей работой как отцы детей, с которыми живут отдельно, а 30% говорят, что они делают хорошую работу. Каждый четвертый говорит, что хорошо справляется со своей работой, и почти столько же описывают свое воспитание как не очень хорошее (13%) или плохое (9%).

Об отчете

Этот отчет основан главным образом на анализе Национального исследования роста семьи (NSFG), проведенного исследовательским центром Pew Research Center за 2006–2008 годы.NSFG собирает информацию о семейной жизни, браке и разводе, беременности, бесплодии, мужском и женском здоровье. Опрос является постоянной инициативой Центров США по контролю и профилактике заболеваний. Данные, использованные в этом отчете, взяты из цикла 7, который представлял собой непрерывный опрос, проводившийся с июня 2006 г. по июнь 2010 г. Данные за 2006–2008 гг. основаны на интервью с 13 495 респондентами в возрасте 15–44 лет; 7 356 женщин и 6 139 мужчин. Если не указано иное, все выводы в этом отчете получены из NSFG.

Результаты нового опроса Pew Research Center дополняют выводы NSFG. Опрос Pew Research проводился по стационарным и сотовым телефонам 26–29 мая и 2–5 июня 2011 г. среди репрезентативной в национальном масштабе выборки из 2006 взрослых, проживающих в континентальной части США.

Диаграммы для этого отчета были подготовлены Дэниелом Доктерманом. Пол Тейлор, директор проекта «Социальные и демографические тенденции» Pew Research Center, руководил редакцией. Венди Ванг предоставила ценные комментарии и помощь в проведении исследований.Даниэль Доктерман и Венди Ванг проверяли количество, а Марсия Крамер редактировала отчет.

Отчет разделен на три раздела: (1) Обзор; (2) Условия проживания и участие отца; (3) Отношение к отцовству. Подробную методологию и основную информацию можно найти в приложениях.

Примечания к терминологии

Определение «отец» варьируется от вопроса к вопросу в отчете, чтобы отразить формулировку и структуру NSFG.

  • По вопросам, касающимся семейного положения при рождении и проживания отца с матерью всех своих биологических детей : «Отцы» ограничены мужчинами, имеющими биологических детей.
  • По вопросам совместного проживания и времени, проведенного с детьми : «Отцы» относятся к мужчинам с детьми 18 лет и младше. Для сожительства «отцы» включают мужчин, имеющих биологических детей, усыновленных детей, пасынков или тех, кто живет с детьми своего партнера.Для лиц, не проживающих совместно , «отцами» считаются только мужчины, имеющие биологических или усыновленных детей.
  • Для вопросов об отношении NSFG и вопросов, касающихся бездетности , «отец» включает любого мужчину с биологическими или усыновленными детьми. И наоборот, у бездетных мужчин нет ни биологических, ни усыновленных детей.

Любой отец, который говорит, что его ребенок живет полный или неполный рабочий день в его домохозяйстве, считается отцом-совместителем. Любой отец, который не живет со своими биологическими или приемными детьми, является отцом-нерезидентом.Совместное проживание по совместительству определяется отцом.

Термины «белые», «черные» и «афроамериканцы» используются для обозначения неиспаноязычных компонентов их населения. Латиноамериканцы могут быть любой расы.

Другие ключевые выводы

  • Мужчины очень хотят стать отцами… В целом, 87% мужчин в возрасте 15-44 лет, у которых нет детей, говорят, что когда-нибудь хотят иметь детей. Среди бездетных мужчин в возрасте 40-44 лет незначительное большинство (51%) все еще хотят иметь детей.
  • …Но большинство говорит, что для счастья не нужны дети. Мужчины, у которых нет детей, отвергают идею о том, что люди не могут быть счастливы, если у них нет детей. С этим утверждением согласны только 8% бездетных мужчин, и даже среди отцов лишь незначительное меньшинство (14%) согласны с тем, что дети необходимы для того, чтобы быть счастливыми.
  • Большинство считает, что быть отцом сегодня труднее, чем поколение назад… Среди всех взрослых 57% говорят, что сегодня быть отцом труднее, чем 20 или 30 лет назад.Только 9% говорят, что быть отцом сегодня легче, а 32% говорят, что примерно так же. Среди самих отцов 63% говорят, что работа стала тяжелее.
  • …Но нет единого мнения о том, более ли вовлечены сегодняшние отцы. Общественность разделилась поровну по поводу того, играют ли сегодняшние отцы большую или меньшую роль в жизни своих детей по сравнению с отцами 20 или 30 лет назад. В то время как 46% говорят, что отцы теперь играют большую роль, 45% говорят, что они играют меньше роли.

Отец и дочь – Лакшми Памунтжак

Хотя Амбе было всего двенадцать, Амба кое-что знала о верности.Ее собственная мать была верна, каждое утро просыпалась до восхода солнца и, вся в пятнах талька, со свежим лицом, подавала мужу первый за день кофе. Она содержала свой дом в чистоте и благоухании, хотя времена не всегда были легкими. Она была той улыбкой, которая каждое утро отправляла трех ее девочек в школу.

Амбе сказали, что ее мать, когда она росла, считалась самой успешной девочкой в ​​своей деревне. Она была разносторонне одаренной, хорошо училась в школе и исключительно радовала глаз.Ее родители сделали все, что могли, чтобы сохранить ее чистоту, потому что такой прекрасный цветок был чем-то большим, чем ребенок — она была обязанностью. Ее одухотворенное лицо и приятный голос также сделали ее одной из любимых pesindens — певиц — местного кукольного театра теней в ее родном городе. На самом деле, она так любила петь, что выучила гораздо больше старых яванских текстов и больше мелодий на голландском или индонезийско-малайском языках, чем ее когда-либо учили в школе.

История встречи матери Амбы с великим исполнителем Шримулат, прекрасной ведущей артисткой оркестра «Цветок розы Керонконг», стала семейной легендой, волнующей не столько потому, что она была близка к тому, чтобы Шримулат и ее труппа соблазнили ее. , чем за то, что она не была.Всякий раз, когда ее дочери спрашивали ее, почему, у их матери был только один ответ: «Куда мне идти? И от чего мне было бежать?» Ее родители, несмотря на свою строгость, души не чаяли в ней, и ее красота была для них предметом гордости. Они обещали ей хорошую пару, мужчину, который покажет ей непреходящие радости замужества. Кто знает, шептались они, может быть, они найдут ей кого-то вроде мужа Шримулат, такого нежного, такого любящего человека, который будет говорить с ее душой. Мужчину, который будет поощрять ее петь и смотреть спектакли до конца ее жизни, потому что к тому времени она станет респектабельной взрослой женщиной.

Мать Амбы приняла предложение отца Амбы три месяца спустя. И ему она осталась верна. Только в последние десять месяцев, после шестнадцати лет замужества, заботясь о нуждах своей семьи и никогда не зарабатывая собственных денег, она поставляла местные десерты в Rusmini’s warung , самую популярную местную придорожную забегаловку в городе. небольшой, но важный способ иметь собственный доход.

Тот факт, что ей понадобилось так много времени, чтобы внести такое небольшое изменение в семейную традицию, сам по себе был формой верности — идее, что любой достойный мужчина может и должен единолично заботиться о благополучии всей его семьи.

Да, мать Амбы, безусловно, была верна, и Амба любила ее так, как большинство дочерей любило своих матерей: как наставника, образец для подражания, няньку, человека, который научил ее таким вещам, как готовить, убирать, шить и ухаживать за ней. сестры. Но в некоторые дни она вообще не думала о матери. Отец научил ее чувствовать.



В другом месте на Critical Muslim:

.