Разное

Походка гемипаретическая: Нарушение походки — лечение и симптомы болезни

Содержание

Нарушение походки — лечение и симптомы болезни

Из всех видов двигательной активности человека ходьба является самым обычным и, вместе с тем, самым сложным. В ней участвует очень многие отделы головного мозга, разные системы и костный аппарат. Для того, чтобы походка человека была правильной все эти структуры организма должны между собой гармонично взаимодействовать. Если же в работе центральной нервной системы происходит какой-то сбой или она нарушается, то, соответственно, изменяется и способ ходьбы.

У нарушения походки есть название из греческого языка — абазия.

Современная медицина применяет название “абазия” к достаточно большому спектру нарушений походки. Сюда можно отнести: гипокинетическую, гемипаретическую, атактическую, параспастическую, спастико-атактическую походку, апраксию ходьбы, перонеальную походку, идиопатическую сенильную дисбазию, дисбазию при умственной отсталости, утиную походку, нарушения походки при эпилепсии и пароксизмальной дискинезии, походку при заболеваниях опорно-двигательного аппарата, гиперкинетическую походку.

В тех случаях, когда происходит нарушение работы сенсомоторики, неврологи применяют сдвоенное название — астазия-абазия. Его используют в тех случаях, когда вместе с нарушением походки(абазией) у пациента наблюдается еще и нарушение равновесия(т.е. астазия). Самым частым проявлением таких изменений в походке считается лобная дисбазия(нормотензивная гидроцефалия, дисциркуляторная энцефалопатия, инсульт). Также выделяют такие виды дисбазии, как психогенная и сенильная, дисбазия при нейродегенеративных болезнях.

При каких заболеваниях возникает нарушение походки

Главными координаторами нормальной походки и равновесия являются глаза человека и его внутреннее ухо. Соответственно — плохое зрение, инфекционные заболевания этих органов часто нарушают равновесие и, как следствие, изменяют его походку. Употребление спиртных напитков, наркотических средств, бесконтрольный прием лекарственных препаратов, в том числе и седативных, тоже занимают не последнее место среди причин нарушенной походки.

К нарушению походки может привести любая патология в нервной и мышечной системе человека. Речь, в первую очередь, идет об ущемлении межпозвоночных дисков.

Если говорить о более серьезных причинах изменения походки, то здесь на первый план выходят такие заболевания, как множественный склероз, боковой амиотрофический склероз, мышечная дистрофия, болезнь Паркинсона. Утрата чувствительности в обеих конечностях при диабете приводит к потере равновесия и неустойчивости.

Есть ряд различных заболеваний, которые сопровождаются нарушением походки.

Спастический гемипарез вызывает гемиплегическую походку. В случае такого нарушение у пациента наблюдается изменение положения верхних и нижних конечностей относительно туловища. Т.е. локоть, запястье, пальцы согнуты, плечо повернуто вовнутрь, нога в суставах — коленном, тазобедренном и голеностопном — разогнута. В более легких случаях рука находится в нормальном положении, но ее способность двигаться при ходьбе все равно ограничена.

Парапаретическую походку можно наблюдать у людей с разными степенями поражений спинного мозга и ДЦБ.

Ограниченное сгибание стопы с тыльной стороны вызывает походку с весьма звучным названием — петушиная. В связи с полным или частичным свисанием стопы во время шага пальцы ноги задевают поверхность, и человек должен поднимать ногу как можно выше, чтобы этого избежать.

Слабость в проксимальных мышцах ноги, которая возникает при миопатиях и спинальной амиотрофии заставляет человека ходить переваливаясь со стороны в сторону. Такое нарушение получило название — утиная походка.

Распознать паркинсоническую(акинетико-регидную) походку можно по следующим признакам: спина пациента сгорблена, его ноги находятся в полусогнутом состоянии, а руки — в согнутом, при этом можно заметить тремор покоя. Движение больной начинает наклонившись вперед. Во время ходьбы человек делает семенящие шаги, издающие шаркающий звук.

Апраксическую походку обычно можно наблюдать у больных с двусторонним поражением лобной доли. Симптомы нарушений походки в этом случае весьма схожи с паркинсонической. Но существует ряд различий: пациенту легко даются некоторые движения, из которых состоит сам процесс ходьбы — при этом он может лежать или стоять. Но как только нужно начать шагать, человек не в состоянии это осуществить. Тронувшись, наконец, вперед, пациент снова останавливается. Такие попытки двигаться повторяются по нескольку раз.

Хореоатетозная походка — для нее характерно нарушение процесса ходьбы резкими, сделанными словно через силу, движениями.

Ноги, расставленные широко в сторону, разные, по длине и скорости, шаги — это признаки мозжечковой походки. Пациент с этим нарушением закрывая и открывая глаза, все равно способен оставаться в равновесии. Однако, стоит ему изменить позу, как равновесие тут же теряется.

Сенсорная атаксия — у этого нарушения наблюдаются признаки, схожие с мозжечковой походкой. Отличаются они тем, что пациент теряет равновесие, едва закрыв глаза.

Если во время ходьбы человек заваливается на один бок, речь идет о вестибулярной атаксии.

Истерия также часто сопровождается нарушением походки. Для нее типичным является одновременное проявление нарушений в равновесии и ходьбе. Стоять без сторонней помощи, а тем более передвигаться, человек, страдающий истерией, просто не в состоянии.

К каким врачам обращаться, если возникает нарушение походки

В тех случаях, когда у человека нарушилась походка(дисбазия), он должен обратиться за помощью к ортопеду, неврологу, травматологу или ЛОРу. Все зависит от симптомов нарушения походки, и, конечно же, причин его возникновения. Для того, чтобы выяснить, что именно послужило поводом для нарушения походки, необходимо пройти детальное обследование и тщательную диагностику.

Современное и высокоэффективное лечение дисбазии, нарушения походки, Вы можете в лучшей клинике Москвы — МОСМЕД. Наши врачи предоставят Вам подробную информацию о формах нарушения походки, симптомах, методах диагностики и лечения дисбазии.

Прием врача невролога первичный: 1850 Р.

Гемипаретическая походка — причины, диагностика и лечение

Гемипаретическая походка формируется в результате органических поражений ЦНС, выявляется после инсульта, ЧМТ, энцефалитов, гнойных поражений головного мозга. Развивается при опухолях, паразитозах, токсических, демиелинизирующих и дегенеративно-атрофических процессах. Причина возникновения устанавливается по данным анамнеза, общего и неврологического обследования, эхоэнцефалографии, КТ, МРТ, лабораторных анализов, других исследований. На начальном этапе развития гемипареза производятся патогенетические и симптоматические мероприятия, в последующем осуществляется реабилитация.

Особенности гемипаретической походки

Походка имеет «косящий» характер. Рука согнута локтевом суставе, прижата к туловищу. Нога двигается не по прямой линии, а отклоняется в сторону и описывает полукруг. В момент отрыва от поверхности коленный сустав разогнут, стопа находится в положении легкого подошвенного сгибания. Пациент отклоняет туловище в здоровую сторону и приподнимает таз, нога совершает круговое движение, с трудом переносится вперед. Вместо опоры на пятку стопа ударяется о поверхность.

Незначительная спастичность и частичное сохранение функций мышц бедра и голени позволяют некоторым больным вместо подъема таза компенсировать разогнутое колено и отвисающую стопу путем увеличения сгибания бедра. При использовании трости человек держит ее здоровой рукой, во время шага больной ногой переносит на нее свой вес. Реже наблюдается разгибание в трех суставах (тазобедренном, коленном, голеностопном) с типичными вертикальными движениями таза при каждом шаге.

Почему возникает гемипаретическая походка

Инсульт

Наиболее распространенной причиной формирования гемипаретической походки является инсульт. Нарушения ходьбы возникают как при геморрагической, так и при ишемической форме заболевания, развиваются вследствие устойчивого гемипареза. Могут сочетаться с перекосом лица, афазией, дизартрией, зрительно-пространственной агнозией, другими неврологическими расстройствами. Степень выраженности симптомов варьируется в зависимости от объема пораженной зоны в головном мозге, времени начала лечебных мероприятий.

ЧМТ

Гемипаретическая походка выявляется у некоторых больных, перенесших черепно-мозговые травмы. Причиной гемипареза может стать непосредственное разрушение мозгового вещества костными отломками при переломах свода и основания черепа, ушиб и размозжение вещества мозга, сдавление мозговых структур эпидуральными, субдуральными и внутримозговыми гематомами. Клиническая картина и выраженность остаточных явлений существенно различаются, коррелируют с тяжестью травмы.

Гнойные процессы

Абсцессы мозга развиваются вследствие открытых ЧМТ, отогенных осложнений, инфицирования ран после нейрохирургических операций, распространения нагноения при остеомиелите костей черепа. Наиболее тяжелые неврологические последствия, в том числе – гемипарезы с возникновением гемипаретической походки выявляются у пациентов с субдуральной эмпиемой. После эпидуральных гнойных очагов изменения походки отмечаются реже.

Энцефалит

Гемипаретическая походка является не обязательным, но возможным следствием перенесенного энцефалита. Вероятность остаточных двигательных нарушений зависит от вида и формы болезни. Симптом может наблюдаться у людей, перенесших следующие варианты патологии:

Особым типом болезни с частой гемипаретической походкой считается энцефалит Расмуссена – состояние с невыясненной этиологией (предположительно вирусной или аутоиммунной). Наблюдается хроническое течение с поражением одной полусферы головного мозга.

Паразитозы

Гемипаретическая походка характерна для аспергиллеза головного мозга, поскольку при этой патологии нередко наблюдаются нарушения мозгового кровообращения и гемипарезы, напоминающие таковые при инсультах. Для других паразитозов более типичны эпилептические приступы, слабость половины тела встречается редко, иногда отмечается при эхинококкозе.

Гемипаретическая походка у ребенка

Внутричерепные родовые травмы

Механические повреждения в процессе родов, особенно – на фоне предыдущей гипоксии плода могут привести к развитию внутричерепных кровоизлияний. При повреждении соответствующих отделов мозга и проводящих путей в исходе формируется гемипаретическая походка. Симптом выявляется с началом ходьбы, двигательные стереотипы первично формируются по порочному принципу, обусловленному гемипарезом.

Онкологические заболевания

Двигательные расстройства, включая гемипарезы, наблюдаются более чем у половины пациентов с церебральными опухолями. Симптоматика развивается постепенно, возникает на фоне головных болей, системных головокружений, рвоты, не связанной с приемом пищи, очаговых нарушений. Возможны судороги и психические расстройства. Гемипаретическая походка может формироваться при неоплазиях коры и подкорковых структур, опухолях ствола мозга и краниоспинальных новообразованиях.

Симптом определяется при астроцитомах, менингиомах, медуллобластомах и других первичных онкологических процессах. Выявляется при церебральном глиоматозе с преимущественным поражением одного полушария. У некоторых пациентов гемипарезы обнаруживаются при опухолях других локализаций, являются следствием метастазирования в мозг. Иногда гемипаретическая походка провоцируется нейролейкозом, возникшим на фоне острого лейкоза, реже – хронической лейкемии.

Другие патологии

Симптом наблюдается при демиелинизирующих заболеваниях головного мозга, например, прогрессирующей мультифокальной лейкоэнцефалопатии. В число врожденных болезней, сопровождающихся гемипаретической походкой, входит синдром Стерджа-Вебера. Аналогичное нарушение походки может наблюдаться при тяжелых токсических поражениях мозга. Иногда причиной ишемии головного мозга с последующим гемипарезом становятся расслаивающая аневризма аорты и тетрада Фалло.

Диагностика

Определением причины гемипаретической походки занимается врач-невролог. В ходе беседы с больным специалист определяет время появления симптома, выясняет, на фоне каких болезней и острых состояний возникли неврологические нарушения. Важной частью обследования является исследование динамики заболевания для подтверждения стабильного или прогрессирующего характера расстройств. Обследование предполагает проведение следующих процедур:

  • Клиническое исследование походки. Проводится путем наблюдений. Оцениваются движения рук, ног и корпуса, определяются длина, ширина, ритм, симметричность шага, особенности движений в разных фазах шага, скорость ходьбы, необходимость использования специальных приспособлений.
  • Неврологический осмотр. Предполагает выявление общемозговой и очаговой неврологической симптоматики, оценку тяжести гемипареза, исследование рефлексов, силы мышц и чувствительности на различных участках тела.
  • Эхоэнцефалография. Доступный метод, позволяющий обнаруживать опухоли, гематомы, паразитарные очаги, отек мозга, смещение мозговых структур. Назначается на предварительном этапе обследования, при необходимости дополняется уточняющими методиками.
  • Рентгенография черепа. Наряду с эхоэнцефалографией является базовым методом исследования. Показана при травматических повреждениях. Может применяться для диагностики воспалительных процессов.
  • КТ головного мозга. Дает возможность определить размеры и расположение различных патологических очагов: участков ишемии, кровоизлияний, опухолей, воспалительных очагов, гематом, посттравматических изменений. Для повышения информативности при необходимости производится с контрастным усилением.
  • МРТ головного мозга. Нативная и контрастная магнитно-резонансная томография используется в процессе окончательной диагностики инсультов, демиелинизирующих патологий, новообразований, черепно-мозговых травм, абсцессов, паразитарных кист.
  • Лабораторные анализы. При воспалительных процессах любого генеза назначаются для определения выраженности воспаления. Помогают провести дифференциальную диагностику энцефалитов путем определения возбудителя.

ЛФК при гемипарезе

Лечение

Консервативная терапия

В остром периоде пациентам показана патогенетическая и симптоматическая терапия. Поскольку гемипаретическая походка развивается вследствие гемипареза и рассматривается в рамках отдаленных последствий поражения головного мозга, ведущую роль в устранении или минимизации симптома играют восстановительные методики.

На ранней стадии проводят мероприятия по предупреждению контрактур, обеспечивают функционально выгодное положение паретичных конечностей. Наибольшая эффективность реабилитации отмечается в течение первого года после возникновения неврологических нарушений. Применяются следующие методы:

  • Лекарственная терапия: противосудорожные препараты, миорелаксанты, медикаменты для улучшения кровоснабжения головного мозга и обменных процессов в нервной ткани, витамины группы В.
  • Физиотерапия: электрофорез, электромиостимуляция, диадинамотерапия, ультразвуковая терапия, грязелечение, водные процедуры, рефлексотерапия.
  • Активное восстановление: наряду с классическими методами ЛФК используются механотерапия, занятия на специальных тренажерах, плавание, иппотерапия.
  • Мануальное воздействие: общий и сегментарный массаж, мануальная терапия.
  • Психотерапия: для восстановления эмоционального состояния, обеспечения социальной адаптации проводятся индивидуальные занятия, тренинги общения и социальных навыков.
  • Восстановление речи: гемипарезы часто сочетаются с нарушениями речи, многим больным требуется помощь логопеда для коррекции афазии.

Хирургическое лечение

Оперативные вмешательства на нервных структурах проводятся в острой фазе заболевания, в отдаленном периоде чаще применяются методики, направленные на коррекцию ортопедических нарушений. Возможны дренирование или удаление абсцессов и гематом, иссечение опухолей и паразитарных кист. В раннем периоде ишемического инсульта эффективен тромболизис.

При цереброваскулярной недостаточности могут быть показаны реконструкция позвоночной артерии или каротидная эндартерэктомия. Пациентам с вторичными нарушениями со стороны опорно-двигательного аппарата выполняются операции для устранения контрактур, перемещение мышц и сухожилий, артродез и другие вмешательства.

Гемипаретическая походка — причины, диагностика и лечение

Гемипаретическая походка формируется в результате органических поражений ЦНС, выявляется после инсульта, ЧМТ, энцефалитов, гнойных поражений головного мозга. Развивается при опухолях, паразитозах, токсических, демиелинизирующих и дегенеративно-атрофических процессах. Причина возникновения устанавливается по данным анамнеза, общего и неврологического обследования, эхоэнцефалографии, КТ, МРТ, лабораторных анализов, других исследований. На начальном этапе развития гемипареза производятся патогенетические и симптоматические мероприятия, в последующем осуществляется реабилитация.

Особенности гемипаретической походки

Походка имеет «косящий» характер. Рука согнута локтевом суставе, прижата к туловищу. Нога двигается не по прямой линии, а отклоняется в сторону и описывает полукруг. В момент отрыва от поверхности коленный сустав разогнут, стопа находится в положении легкого подошвенного сгибания. Пациент отклоняет туловище в здоровую сторону и приподнимает таз, нога совершает круговое движение, с трудом переносится вперед. Вместо опоры на пятку стопа ударяется о поверхность.

Незначительная спастичность и частичное сохранение функций мышц бедра и голени позволяют некоторым больным вместо подъема таза компенсировать разогнутое колено и отвисающую стопу путем увеличения сгибания бедра. При использовании трости человек держит ее здоровой рукой, во время шага больной ногой переносит на нее свой вес. Реже наблюдается разгибание в трех суставах (тазобедренном, коленном, голеностопном) с типичными вертикальными движениями таза при каждом шаге.

Почему возникает гемипаретическая походка

Инсульт

Наиболее распространенной причиной формирования гемипаретической походки является инсульт. Нарушения ходьбы возникают как при геморрагической, так и при ишемической форме заболевания, развиваются вследствие устойчивого гемипареза. Могут сочетаться с перекосом лица, афазией, дизартрией, зрительно-пространственной агнозией, другими неврологическими расстройствами. Степень выраженности симптомов варьируется в зависимости от объема пораженной зоны в головном мозге, времени начала лечебных мероприятий.

ЧМТ

Гемипаретическая походка выявляется у некоторых больных, перенесших черепно-мозговые травмы. Причиной гемипареза может стать непосредственное разрушение мозгового вещества костными отломками при переломах свода и основания черепа, ушиб и размозжение вещества мозга, сдавление мозговых структур эпидуральными, субдуральными и внутримозговыми гематомами. Клиническая картина и выраженность остаточных явлений существенно различаются, коррелируют с тяжестью травмы.

Гнойные процессы

Абсцессы мозга развиваются вследствие открытых ЧМТ, отогенных осложнений, инфицирования ран после нейрохирургических операций, распространения нагноения при остеомиелите костей черепа. Наиболее тяжелые неврологические последствия, в том числе – гемипарезы с возникновением гемипаретической походки выявляются у пациентов с субдуральной эмпиемой. После эпидуральных гнойных очагов изменения походки отмечаются реже.

Энцефалит

Гемипаретическая походка является не обязательным, но возможным следствием перенесенного энцефалита. Вероятность остаточных двигательных нарушений зависит от вида и формы болезни. Симптом может наблюдаться у людей, перенесших следующие варианты патологии:

Особым типом болезни с частой гемипаретической походкой считается энцефалит Расмуссена – состояние с невыясненной этиологией (предположительно вирусной или аутоиммунной). Наблюдается хроническое течение с поражением одной полусферы головного мозга.

Паразитозы

Гемипаретическая походка характерна для аспергиллеза головного мозга, поскольку при этой патологии нередко наблюдаются нарушения мозгового кровообращения и гемипарезы, напоминающие таковые при инсультах. Для других паразитозов более типичны эпилептические приступы, слабость половины тела встречается редко, иногда отмечается при эхинококкозе.

Гемипаретическая походка у ребенка

Внутричерепные родовые травмы

Механические повреждения в процессе родов, особенно – на фоне предыдущей гипоксии плода могут привести к развитию внутричерепных кровоизлияний. При повреждении соответствующих отделов мозга и проводящих путей в исходе формируется гемипаретическая походка. Симптом выявляется с началом ходьбы, двигательные стереотипы первично формируются по порочному принципу, обусловленному гемипарезом.

Онкологические заболевания

Двигательные расстройства, включая гемипарезы, наблюдаются более чем у половины пациентов с церебральными опухолями. Симптоматика развивается постепенно, возникает на фоне головных болей, системных головокружений, рвоты, не связанной с приемом пищи, очаговых нарушений. Возможны судороги и психические расстройства. Гемипаретическая походка может формироваться при неоплазиях коры и подкорковых структур, опухолях ствола мозга и краниоспинальных новообразованиях.

Симптом определяется при астроцитомах, менингиомах, медуллобластомах и других первичных онкологических процессах. Выявляется при церебральном глиоматозе с преимущественным поражением одного полушария. У некоторых пациентов гемипарезы обнаруживаются при опухолях других локализаций, являются следствием метастазирования в мозг. Иногда гемипаретическая походка провоцируется нейролейкозом, возникшим на фоне острого лейкоза, реже – хронической лейкемии.

Другие патологии

Симптом наблюдается при демиелинизирующих заболеваниях головного мозга, например, прогрессирующей мультифокальной лейкоэнцефалопатии. В число врожденных болезней, сопровождающихся гемипаретической походкой, входит синдром Стерджа-Вебера. Аналогичное нарушение походки может наблюдаться при тяжелых токсических поражениях мозга. Иногда причиной ишемии головного мозга с последующим гемипарезом становятся расслаивающая аневризма аорты и тетрада Фалло.

Диагностика

Определением причины гемипаретической походки занимается врач-невролог. В ходе беседы с больным специалист определяет время появления симптома, выясняет, на фоне каких болезней и острых состояний возникли неврологические нарушения. Важной частью обследования является исследование динамики заболевания для подтверждения стабильного или прогрессирующего характера расстройств. Обследование предполагает проведение следующих процедур:

  • Клиническое исследование походки. Проводится путем наблюдений. Оцениваются движения рук, ног и корпуса, определяются длина, ширина, ритм, симметричность шага, особенности движений в разных фазах шага, скорость ходьбы, необходимость использования специальных приспособлений.
  • Неврологический осмотр. Предполагает выявление общемозговой и очаговой неврологической симптоматики, оценку тяжести гемипареза, исследование рефлексов, силы мышц и чувствительности на различных участках тела.
  • Эхоэнцефалография. Доступный метод, позволяющий обнаруживать опухоли, гематомы, паразитарные очаги, отек мозга, смещение мозговых структур. Назначается на предварительном этапе обследования, при необходимости дополняется уточняющими методиками.
  • Рентгенография черепа. Наряду с эхоэнцефалографией является базовым методом исследования. Показана при травматических повреждениях. Может применяться для диагностики воспалительных процессов.
  • КТ головного мозга. Дает возможность определить размеры и расположение различных патологических очагов: участков ишемии, кровоизлияний, опухолей, воспалительных очагов, гематом, посттравматических изменений. Для повышения информативности при необходимости производится с контрастным усилением.
  • МРТ головного мозга. Нативная и контрастная магнитно-резонансная томография используется в процессе окончательной диагностики инсультов, демиелинизирующих патологий, новообразований, черепно-мозговых травм, абсцессов, паразитарных кист.
  • Лабораторные анализы. При воспалительных процессах любого генеза назначаются для определения выраженности воспаления. Помогают провести дифференциальную диагностику энцефалитов путем определения возбудителя.

ЛФК при гемипарезе

Лечение

Консервативная терапия

В остром периоде пациентам показана патогенетическая и симптоматическая терапия. Поскольку гемипаретическая походка развивается вследствие гемипареза и рассматривается в рамках отдаленных последствий поражения головного мозга, ведущую роль в устранении или минимизации симптома играют восстановительные методики.

На ранней стадии проводят мероприятия по предупреждению контрактур, обеспечивают функционально выгодное положение паретичных конечностей. Наибольшая эффективность реабилитации отмечается в течение первого года после возникновения неврологических нарушений. Применяются следующие методы:

  • Лекарственная терапия: противосудорожные препараты, миорелаксанты, медикаменты для улучшения кровоснабжения головного мозга и обменных процессов в нервной ткани, витамины группы В.
  • Физиотерапия: электрофорез, электромиостимуляция, диадинамотерапия, ультразвуковая терапия, грязелечение, водные процедуры, рефлексотерапия.
  • Активное восстановление: наряду с классическими методами ЛФК используются механотерапия, занятия на специальных тренажерах, плавание, иппотерапия.
  • Мануальное воздействие: общий и сегментарный массаж, мануальная терапия.
  • Психотерапия: для восстановления эмоционального состояния, обеспечения социальной адаптации проводятся индивидуальные занятия, тренинги общения и социальных навыков.
  • Восстановление речи: гемипарезы часто сочетаются с нарушениями речи, многим больным требуется помощь логопеда для коррекции афазии.

Хирургическое лечение

Оперативные вмешательства на нервных структурах проводятся в острой фазе заболевания, в отдаленном периоде чаще применяются методики, направленные на коррекцию ортопедических нарушений. Возможны дренирование или удаление абсцессов и гематом, иссечение опухолей и паразитарных кист. В раннем периоде ишемического инсульта эффективен тромболизис.

При цереброваскулярной недостаточности могут быть показаны реконструкция позвоночной артерии или каротидная эндартерэктомия. Пациентам с вторичными нарушениями со стороны опорно-двигательного аппарата выполняются операции для устранения контрактур, перемещение мышц и сухожилий, артродез и другие вмешательства.

Болезни и симптомы: нарушения походки

Многое в организме человека может служить признаком того, здоров ли он, или внутри у него развиваются какие-либо заболевания. Зачастую потребность в диагностике и консультации врача возникает уже тогда, когда налицо явные симптомы заболевания, которые причиняют боль, неудобство, страдание, ухудшают качество жизни человека. Но, как и тысячу лет назад, так и сейчас врачи утверждают, что болезнь проще предупредить, чем лечить. А предупреждением может служить множество неочевидных симптомов. Например, медленная походка, по утверждению ученых, является первым признаком целого ряда заболеваний, многие из которых относятся к неизлечимым.

О чем говорит нарушенная походка

Скорость, с которой человек передвигается, может указывать на наличие таких патологий, как сердечная недостаточность, старческое слабоумие, заболевания опорно-двигательного аппарата. Врачи выделяют несколько видов нарушения походки, и связанных с ними заболеваний.

  • Атактическая походка: мозжечковая, штампующая, шатающаяся при вестибулярном симптомокомплексе.
  • «Гемипаретическая» («косящая»).
  • Параспастическая.
  • Спастико-атактическая.
  • Гипокинетическая.
  • Апраксия ходьбы.
  • Идиопатическая сенильная, идиопатическая прогрессирующая – при деменции.
  • Походка в «позе конькобежца» при идиопатической ортостатической гипотензии.
  • «Перонеальная» походка — односторонний или двусторонний степпаж.
  • Ходьба с переразгибанием в коленном суставе.
  • «Утиная» походка.
  • Ходьба с выраженным искривлением в поясничной области.
  • Походка при заболеваниях опорно-двигательного аппарата.
  • Гиперкинетическая походка.
  • Психогенные нарушения походки разных типов.

На сегодняшний день медики принимают во внимание скорость ходьбы человека наряду с таким показателями при диагностике, как сердечный ритм, температура тела, давление. Был изобретен специальный сенсор, который позволяет измерять скорость ходьбы пациента прямо в кабинете у врача. Благодаря этому сенсору можно оценить скорость ходьбы человека с точностью до 99%.

Обычно особенности походки, как симптом, оцениваются такими специалистами, как невролог, ревматолог, психиатр, хирург, ортопед.

Всех этих специалистов в Ейске вы можете посетить в ЛКК «Сенситив» по предварительной записи.

Другие статьи:

Карта сайта

При заполнении формы НЕ ПИШИТЕ фамилию и отчество. Номер Вашего телефона и электронный адрес останутся скрытыми.

Выберите разделПластическая хирургияЭндоскопический лифтинг лицаРинопластикаОтопластикаУвеличение груди, уменьшение груди, лифтинг груди, восстановление грудиЛипосакцияАмбулаторная хирургияКосметологияТрихологияТравматология и ортопедияГинекологияЭндометриозТрёхмерное УЗИОбщая хирургияОториноларингологияФлебологияЖенская интимная пластикаВосстановительное лечениеЛазерный пилингРастяжки (стрии)Лишний весКак попасть на операциюОбщие вопросыАнестезиологияЭндоскопические исследования (ФГС, ЭГДС, колоноскопия)

* — поля, обязательные для заполнения

Я даю согласие на автоматизированную обработку (сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение, обновление, изменение, извлечение, использование, обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение) моих персональных данных в целях работы с обращениями и заявлениями лиц, на срок 1 год с момента отправки данных.

Отзыв согласия осуществляется путем направления письменного заявления Оператору. В этом случае Оператор прекращает обработку персональных данных Субъекта и уничтожает их в течение 30 (тридцати) дней с момента получения Оператором заявления. В соответствии со статьей 21, частью 5 Федерального закона от 27.07.2006г. №152-ФЗ «О персональных данных» Оператор не прекращает обработку персональных данных Субъекта и не уничтожает их в следующих случаях: иное предусмотрено договором, стороной которого, выгодоприобретателем или поручителем по которому является Субъект; иное предусмотрено соглашением между Оператором и Субъектом; Оператор вправе осуществлять обработку персональных данных без согласия Субъекта на основаниях, предусмотренных федеральными законами; не истекли сроки обработки персональных данных Субъекта, установленные федеральными законами РФ и иными нормативными актами.

Далее

Клинические формы ДЦП – классификация. Лабиринт 42

Поскольку ДЦП является собирательным термином, объединяющим последствия повреждения развивающегося мозга различными неблагоприятными факторами, то и клинические проявления церебрального паралича разнообразны. Тем не менее, в результате действия совершенно разных по природе повреждающих факторов в тот или иной период развития мозга формируются во многом сходные нарушения мозговых функций. Существует несколько классификаций клинических форм ДЦП. Принятая в  нашей стране классификация выделяет 5 клинических форм заболевания (по A. Ford, 1952 г. в модификации К.А. Семеновой, 1972 г.):

  •  спастическая диплегия;
  • двойная гемиплегия;
  • гиперкинетическая форма;
  • атонически-астатическая форма;
  • гемипаретическая форма.

Спастическая диплегия (болезнь Литтла)

Наиболее распространенная форма церебрального паралича (до 60% всех случаев). Впервые описана в 1860 г. английским хирургом W.J. Little. Характеризуется спастическим тетрапарезом с преимущественным поражением ног (диплегия), руки страдают в меньшей степени. Мышечный тонус изменен по типу спастичности или спастико-ригидности. Особенно выражено повышение тонуса в сгибательных мышцах рук и в задней группе мышц бедер и голеней. Интеллект может быть нормальным или сниженным в той или иной степени. Возможны речевые расстройства в виде дислалии, дизартрии. Реабилитационный потенциал больных спастической диплегией детей зависит от степени выраженности двигательных и интеллектуальных нарушений. Прогноз при спастической диплегии ухудшается, если есть эпилептические припадки (симптоматическая эпилепсия). Систематическое целенаправленное восстановительное лечение при легкой и среднетяжелой формах спастической диплегии может быть весьма результативным.

Характерные позы больных спастической диплегией при вертикализации:

поза тройного сгибания, при которой голова и туловище наклонены вперед, ноги согнуты в тазобедренных и коленных суставах, опора – на передние отделы стоп;

поза балерины, при которой голова и туловищенаклонены вперед, ноги согнуты в тазобедренных и разогнуты в коленных суставах, опора – на передние отделы стоп.

При высоком тонусе приводящих мышц и внутренних ротаторов бедер нередко формируется перекрест ног при стоянии и выполнении шаговых движений, отмечается патологическая внутренняя ротация нижних конечностей.

Наиболее отчетливо клиника спастической диплегии проявляется к концу первого года жизни. У детей задерживается редукция (обратное развитие) врожденных рефлексов позы и формирование выпрямляющих рефлексов. На этой основе происходит образование патологических мышечных взаимодействий (синергий, синкинезий), когда в попытку выполнения любого активного движения у больного одновременно включается неоправданно большое число мышц. Если ребенок самостоятельно ходит, его походка изменена (патологический двигательный стереотип), не устойчива: отмечаются раскачивания туловища при ходьбе, наклон вперед, ноги согнуты в коленных суставах или же, наоборот, отмечается переразгибание ног в коленных суставах в период опоры (рекурвация). В период переноса часто отмечается отвисание переднего отдела стопы. Опора осуществляется на передние отделы стоп (эквинус), передневнутренние (эквино-вальгус) или передненаружные отделы стоп (эквино-варус). Шаговые движение мелкие, семенящие, уменьшены амплитуда выноса бедра и голени вперед. В каждом шаге ребенок как будто «подпрыгивает» над опорой в попытке перенести центр масс тела вперед над опорой. Отсутствует т.н. задний толчок, т.е. ребенок не способен эффективно оттолкнуться стопой от опоры, чтобы сделать следующий шаг. Отмечается ударная постановка стопы на опору, нарушается амортизационная функция ходьбы, т.е. отсутствует небольшое сгибание ног в коленном суставе в фазу срединной опоры. Это увеличивает ударную нагрузку на суставы нижних конечностей, что приводит к раннему развитию артрозов суставов (диспластические артрозы) у самостоятельно или с поддержкой передвигающихся больных.

Двойная гемиплегия

Наиболее тяжелая форма ДЦП. Проявляется уже в первые месяцы жизни. Характерны выраженные психические (умственная отсталость) и речевые расстройства, тяжелые  нарушения двигательных функций, причем страдают и руки, и ноги (спастическая тетраплегия или выраженный тетрапарез), часто с неравномерным поражением сторон. Вследствие высокого мышечного тонуса (спастико-ригидности или ригидности) руки согнуты в локтевых и лучезапястных суставах, приведены к туловищу, ноги согнуты в тазобедренных суставах, согнуты или, наоборот, разогнуты в коленных суставах, ротированы внутрь, бедра приведены. Функции удержания вертикальной позы у детей с двойной гемиплегией не формируются. Больные дети не овладевают навыками сидения, стояния, самостоятельной ходьбы. Многие из них не в состоянии удерживать голову, она опущена на грудь или запрокинута. Тяжелые двигательные расстройства сочетаются с ранними контрактурами суставов, костными деформациями. Высокий мышечный тонус затрудняет уход за больным ребенком. Реабилитационный потенциал таких детей низкий. Этим больным недоступны даже элементы самообслуживания. Большинство больных двойной гемиплегией страдает эпилептическими приступами. Однако бывают случаи, когда тяжелую форму спастической диплегии ошибочно расценивают как двойную гемиплегию. В таких случаях при настойчивом лечении удается не только уменьшить степень выраженности двигательных расстройств, но и добиться улучшения психического и речевого развития.

Гиперкинетическая форма

Интеллект при этой форме ДЦП, как правило, не страдает. На позу и движения оказывают значительное влияние непроизвольные насильственные движения (гиперкинезы). Они  могут быть различными: быстрые  размашистые, отрывистые называются хореическим гиперкинезом, медленные червеобразные – атетозом. Нередко наблюдается хореоатетоз. Гиперкинезы в руках и мимической мускулатуре лица преобладают над гиперкинезами в ногах. Атетоидный гиперкинез преобладает в пальцах, кистях рук, хореический – в мышцах шеи, туловища, проксимальных (расположенных ближе к туловищу) отделах конечностей. Интенсивность гиперкинезов усиливается при попытке выполнения любого активного движения, при эмоциональном волнении. В покое непроизвольных движений становится значительно меньше, во сне они практически полностью исчезают. Отмечаются своеобразные нарушения мышечного тонуса – дистония, характеризующаяся  изменчивым мышечным тонусом. Нормальный фиксационный мышечный тонус, определяющий положение конечностей и всего тела в пространстве, у больных отсутствует. Длительно не угасают врожденные тонические рефлексы, прежде всего, шейные. С этим, возможно, связано усиление интенсивности гиперкинеза при раздражении проприорецепторов шеи (курковая зона гиперкинезов). Всегда при этой форме церебрального параличанаблюдаются речевые расстройства (гиперкинетическая дизартрия), связанные с непроизвольными движениями и нарушением мышечного тонуса.

Поскольку расход энергии при непроизвольных движениях значительно возрастает, у многих детей, страдающих гиперкинетической формой церебрального паралича, отмечается дефицит массы тела. Этому также способствуют нарушения функции вегетативной нервной системы.

При этой форме ДЦП мышечный тонус в течение первого года жизни ребенка закономерно меняется. У детей 1-го месяца жизни он снижен (т.н. синдром вялого ребенка). Со 2-го месяца жизни отмечаются дистонические атаки, во время которых происходит внезапное повышение мышечного тонуса, сменяющееся его быстрым снижением. Непроизвольные движения в тяжелых случаях впервые появляются в 4-х месячном возрасте, как правило, в мышцах языка, но у большинства детей при умеренном поражении нервной системы гиперкинезы возникают в конце 1-го – начале 2-го года жизни.

Эпилептические припадки при гиперкинетической форме ДЦП редки. Реабилитационный потенциал больных, в основном, определяется характером и выраженностью непроизвольных движений. Прогноз значительно хуже при т.н. двойном атетозе. В целом, существующие на сегодняшний день технологии восстановительного лечения при умеренно выраженной гиперкинетической форме церебрального паралича дают наиболее высокий результат.

Иногда клиника спастической диплегии сочетается с гиперкинезами, главным образом, атетоидного и хореоатетоидного типа (спастико-гиперкинетическая форма ДЦП), или атаксией – спастико-атактическая форма.

Атонически-астатическая форма

При этой форме заболевания с самого рождения отмечается генерализованное снижение мышечного тонуса (мышечная гипотония), угнетение врожденных постуральных (позных) рефлексов.  Задерживается формирование выпрямляющих (установочных) рефлексов. Характерны мозжечковые нарушения: атаксия (нарушения координации движений в статике и при выполнении движений),дисметрия (несоразмерность движения, несоответствие амплитуды произвольных движений их цели, нарушение контроля над расстоянием), интенционный тремор (поправочные движения с избытком амплитуды при попытке выполнения целенаправленного целостного двигательного действия). Дети со значительным запаздыванием по сравнению с физиологической нормой начинают держать голову, переворачиваться со спины на живот и с живота на спину, самостоятельно сидеть, стоять, ходить. У многих детей с этой формой церебрального паралича отмечается умственная отсталость той или иной степени, речевые расстройства. Возможны эпилептические припадки. Реабилитационный потенциал, как правило, невысок из-за нарушений психики.

Гемипаретическая форма

Характеризуется поражением конечностей одноименной стороны (лево- или правосторонним гемипарезом), преимущественно выраженным в руке. Нередко с самого рождения заметна асимметрия спонтанных движений в конечностях здоровой и пораженной стороны. Врожденные двигательные рефлексы, как правило, сформированы, установочные рефлексы формируются дефектно и с некоторой задержкой. Вследствие этого поза ребенка при вертикализации также оказывается неправильной, например, в позе стоя надплечье пораженной стороны опущено, рука согнута в локтевом суставе и приведена к туловищу, нога согнута в коленном суставе.

Асимметрия позы приводит к формированию т.н. паралитического сколиоза, при этом дуга искривления позвоночника выпуклостью обращена в здоровую сторону. Паретичные конечности отстают в росте, формируется анатомическое укорочение руки и ноги пораженной стороны.

При самостоятельной ходьбе таких детей походка характерно изменена:  из-за несоответствия длины ног здоровой и пораженной стороны и перекоса таза здоровая нижняя конечность как бы «подстраивается» под больную, отмечается избыточное сгибание здоровой ноги в коленном суставе и, как правило, переразгибание паретичной ноги в коленном суставе в период опоры. В паретичной нижней конечности отсутствует тыльное сгибание стопы, опора осуществляется на передний отдел стопы. Рука пораженной стороны, как правило, согнута в локтевом суставе, приведена к туловищу и не участвует в акте ходьбы, не выполняет содружественных (реципрокных) движений в процессе ходьбы. Мышцы конечностей паретичной стороны, как правило, гипотрофичны.

Отмечаются т.н. имитационные и координационные синкинезии (имитационные – непроизвольное движение конечности, полностью имитирующее произвольное движение другой конечности; координационные – движения, которые больной не может выполнить изолированно, но выполняет в составе целостной двигательной синергии, причем эти движения не могут быть произвольно задержаны). При гемипаретической форме чаще отмечаютсяпарциальные (фокальные) судорожные пароксизмы, возможны психические и речевые расстройства.

Прогноз при этой форме паралича, как правило, определяется степенью выраженности психических нарушений и наличием симптоматической эпилепсии. Патологический двигательный стереотип больных детей устойчив к лечебным воздействиям.

Лечение гемипаретической формы дцп

Одной из достаточно распространенных форм детского церебрального паралича, является гемипарез, или гемипаретическая форма заболевания.   Нарушения движений конечностей, при этом заболевании, связаны с поражением двигательных участков коры головного мозга, и развиваются только с одной стороны, причем, страдает противоположенная сторона туловища. 

Обнаружить признаки болезни можно уже к шестому месяцу жизни. Малыш поджимает одну ручку, а ножка с этой же стороны неестественно выпрямлена. Опытный педиатр может обратить внимание на сильный сухожильный рефлекс  еще раньше.

Причины развития 

Неблагоприятных факторов, под воздействием которых у совершенно здоровых родителей рождается больной ребенок, достаточно много. Провоцируют гемипаретическую форму ДЦП, те из них, по вине которых мозг малыша длительное время страдает от недостатка кислорода. К ним относятся любые проблемы связанные с течением беременности и родовой деятельностью: —

·         Раннее отделение плаценты,

·         Неправильное положение плода перед родами,

·         Затяжные роды,

·         Стремительные, ураганные роды,

·         Перегиб пуповины, и как следствие нарушение ее проходимости,

·         Преждевременные роды,

·         Недостаточный вес при рождении,

·         Групповая несовместимость матери и плода,

·         Инфекционные заболевания, перенесенные матерью на первых неделях беременности,

·         Длительное пребывание ребенка без околоплодных вод.

Так же возможно развитие церебральной гемиплегии после заражения энцефалитом. ЕЕ признаки появляются после окончания острого периода болезни. Когда прекращаются судороги, к малышу возвращается сознание, кажется, что болезнь отступила, появляется паралич с одной стороны тела.

Признаки

При гемипаретической форме поражается кора головного мозга с оной стороны. Если пострадала правая половина, паралич развивается в левой части туловища, и наоборот. Чаще страдает левая сторона коры головного мозга, это связано с ее большей восприимчивостью к неблагоприятному воздействию. Так как левое полушарие формируется гораздо раньше,  и в виду того, что на него возлагаются более сложные функции, оно и страдает первым.

Поэтому внешне заметно нарушение в движениях с правой стороны. Более тяжелое поражение касается руки. Тонус мышц в ней очень высокий, рука прижимается к туловищу в согнутом положении. Кисть при этом всегда опущена и сжата в кулак.

Если с возрастом не заставлять ребенка постоянно пользоваться этой рукой, то постепенно станет заметно, что она отстает в росте (короче другой руки), развивается атрофия, а мышцы теряют эластичность.

В отличие от руки, нога наоборот находится в разогнутом положении, а стопа постоянно опущена. Помимо этого, повышаются рефлексы сухожилий, появляются патологические рефлексы.

Достаточно часто при гемипаретической форме церебрального паралича, в патологический процесс вовлекаются черепно-мозговые нервы. Это проявляется косоглазием или ассиметричной иннервацией мимических нервов.

Уровень нарушения интеллектуального и психического развития может колебаться в достаточно большом диапазоне, от небольшого отклонения до серьезных расстройств.

Практически у каждого третьего ребенка наблюдается олигофрения и дизартрия.

Лечение

Лечение детей с гемипаретической формой ДЦП проводится интенсивными темпами. Ребенку одновременно назначается массаж, лечебная физкультура, физиотерапевтические процедуры, рефлексотерапия, и еще многое другое. Конечно, все эти методы, применяемые одновременно дают положительные результаты. Ребенок учится передвигаться самостоятельно, в зависимости от уровня интеллекта может обслуживать себя, постепенно постигает грамоту. Отрицательной стороной является то, что долгие годы, что бы получить первые результаты, родители вынуждены посвящать лечению ребенка практически круглые сутки.

С развитием лечебной формы иппотерапии, ситуация в корне изменилась.

Лечение иппотерапией 

Сегодня разработана специальная программа по восстановлению таких детей. Учитывая возможность начинать лечение на первом году жизни, положительные результаты заметны уже к концу первого месяца занятий. У ребенка выравнивается походка, сокращается количество непроизвольный движений, снижается тонус мышц руки.

В дальнейшем, когда ребенок начинает держаться в седле сам, постоянная тренировка позвоночника, предотвращает развитие сколиоза. А навыки удерживать поводья и управлять лошадью, развивает моторику.

Общение с лошадью, развивает интеллект и способности к общению. Ребенок становится более коммуникабельным, начинает общаться со сверстниками.

А самое главное, что занятия иппотерапией занимают несколько часов в неделю, а результат дают более эффективный, чем все вместе взятые лечебные процедуры. 

Реабилитация гемипаретической походки с помощью функциональной электротерапии на основе ноцицептивного рефлекса отмены: рандомизированное слепое исследование | Журнал нейроинжиниринга и реабилитации

  • 1.

    Добкин Б.Х .: Клиническая практика. Реабилитация после инсульта. N Engl J Med 2005, 352: 1677-1684. 10.1056 / NEJMcp043511

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 2.

    Bohannon RW, Horton MG, Wikholm JB: Важность четырех переменных ходьбы для пациентов с инсультом. Int J Rehabil Res 1991, 14: 246-250. 10.1097 / 00004356-1900-00010

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 3.

    Йоргенсен Х.С., Накаяма Х., Раашу Х.О., Олсен TS: Восстановление функции ходьбы у пациентов с инсультом: Копенгагенское исследование инсульта. Arch Phys Med Rehabil 1995, 76: 27-32.10.1016 / S0003-9993 (95) 80038-7

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 4.

    Престон Э., Ада Л., Дин К.М., Стэнтон Р., Уоддингтон Г.: Какова вероятность восстановления самостоятельной ходьбы у пациентов, не подвергающихся амбулаторному лечению после инсульта? Систематический обзор. Int J Stroke 2011, 6: 531-540. 10.1111 / j.1747-4949.2011.00668.x

    Артикул PubMed Google ученый

  • 5.

    Olney SJ, Richards C: Гемипаретическая походка после инсульта. Часть I: Характеристики. Походка и осанка 1996, 4: 136-148. 10.1016 / 0966-6362 (96) 01063-6

    Артикул Google ученый

  • 6.

    van de Port IG, Wood-Dauphinee S, Lindeman E, Kwakkel G: Влияние программ тренировок с упражнениями на способность ходить после инсульта: систематический обзор. Am J Phys Med Rehabil 2007, 86: 935-951.10.1097 / PHM.0b013e31802ee464

    Артикул PubMed Google ученый

  • 7.

    Richards CL, Malouin F, Wood-Dauphinee S, Williams JI, Bouchard JP, Brunet D: Специальная физиотерапия для оптимизации восстановления походки у пациентов с острым инсультом. Arch Phys Med Rehabil 1993, 74: 612-620. 10.1016 / 0003-9993 (93)

    -8

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 8.

    Teixeira-Salmela LF, Olney SJ, Nadeau S, Brouwer B: Укрепление мышц и физическая подготовка для уменьшения нарушений и инвалидности у лиц, переживших хронический инсульт. Arch Phys Med Rehabil 1999, 80: 1211-1218. 10.1016 / S0003-9993 (99) -7

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 9.

    Ада Л., Дин С.М., Холл Дж. М., Бэмптон Дж., Кромптон S: Программа ходьбы по беговой дорожке и по грунту улучшает ходьбу у людей, живущих в сообществе после инсульта: плацебо-контролируемое рандомизированное исследование. Arch Phys Med Rehabil 2003, 84: 1486-1491. 10.1016 / S0003-9993 (03) 00349-6

    Артикул PubMed Google ученый

  • 10.

    Dean CM, Richards CL, Malouin F: Круговая тренировка, связанная с заданием, улучшает выполнение локомоторных задач при хроническом инсульте: рандомизированное контролируемое пилотное исследование. Arch Phys Med Rehabil 2000, 81: 409-417. 10.1053 / mr.2000.3839

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 11.

    Laufer Y, Dickstein R, Chefez Y, Marcovitz E: Влияние тренировки на беговой дорожке на передвижение переживших инсульт на ранних этапах реабилитации: рандомизированное исследование. J Rehabil Res Dev 2001, 38: 69-78.

    CAS PubMed Google ученый

  • 12.

    Pohl M, Вернер C, M Holzgraefe, Kroczek G, J Mehrholz, Wingendorf I, Hoolig G, Koch R, S Hesse: Повторные тренировки опорно-двигательного аппарата и физиотерапия улучшить ходьбу и основные направления деятельности в повседневной жизни после инсульта: простое слепое рандомизированное многоцентровое исследование (DEutsche GAngtrainerStudie, DEGAS). Clin Rehabil 2007, 21: 17-27. 10.1177 / 026

    06071281

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 13.

    Eich HJ, Mach H, Werner C, Hesse S: ​​ Аэробная беговая дорожка плюс тренировка ходьбы по Бобату улучшает ходьбу при подостром инсульте: рандомизированное контролируемое исследование. Clin Rehabil 2004, 18: 640-651. 10.1191 / 026

    04cr779oa

    Артикул PubMed Google ученый

  • 14.

    Salbach NM, Mayo NE, Wood-Dauphinee S, Hanley JA, Richards CL, Cote R: Целенаправленное вмешательство увеличивает расстояние ходьбы и скорость в первый год после инсульта: рандомизированное контролируемое исследование. Clin Rehabil 2004, 18: 509-519. 10.1191 / 026

    04cr763oa

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 15.

    Belda-Lois JM, Mena-del HS, Bermejo-Bosch I, Moreno JC, Pons JL, Farina D, Iosa M, Molinari M, Tamburella F, Ramos A, Caria A, Solis-Escalante T, Brunner C, Rea M: Реабилитация походки после инсульта: обзор подхода «сверху вниз». J Neuroeng Rehabil 2011, 8: 66-84. 10.1186 / 1743-0003-8-66

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 16.

    Popovic MB, Popovic DB, Sinkjaer T, Stefanovic A, Schwirtlich L: Клиническая оценка функциональной электротерапии у пациентов с острой гемиплегией. J Rehabil Res Dev 2003, 40: 443-453. 10.1682 / JRRD.2003.09.0443

    Артикул PubMed Google ученый

  • 17.

    Bogataj U, Gros N, Kljajic M, Acimovic R, Malezic M: Реабилитация походки у пациентов с гемиплегией: сравнение традиционной терапии и многоканальной терапии функциональной электростимуляцией. Phys Ther 1995, 75: 490-502.

    CAS PubMed Google ученый

  • 18.

    Дейли Дж. Дж., Ренигк К., Холкомб Дж., Роджерс Дж. М., Батлер К., Гансен Дж., МакКейб Дж., Фредриксон Е., Марсолайс Э. Б., Рафф Р.Л .: Рандомизированное контролируемое испытание функциональной нервно-мышечной стимуляции у пациентов с хроническим инсультом. Инсульт 2006, 37: 172-178. 10.1161 / 01.STR.00001..77

    Артикул PubMed Google ученый

  • 19.

    Stanic U, Acimovic-Janezic R, Gros N, Trnkoczy A, Bajd T, Kljajic M: Многоканальная электростимуляция для коррекции гемиплегической походки. Методология и предварительные результаты. Scand J Rehabil Med 1978, 10: 75-92.

    CAS PubMed Google ученый

  • 20.

    Klose KJ, Jacobs PL, Broton JG, Guest RS, Needham-Shropshire BM, Lebwohl N, Nash MS, Green BA: Оценка программы обучения для людей с параплегией SCI с использованием системы передвижения Parastep 1: часть 1. Эффективность передвижения и антропометрические меры. Arch Phys Med Rehabil 1997, 78: 789-793. 10.1016 / S0003-9993 (97) -X

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 21.

    Quintern J, Bisle G, Hartmann E, Maier-Weiterschan C, Bauduin G: Рефлекс сгибания при спастическом гемипарезе: нейрофизиологическое и терапевтическое использование. 3-й всемирный конгресс по неврологической реабилитации 2002, 371-372.

    Google ученый

  • 22.

    Quintern J, Bisle G, Hartmann E, Maier-Weiterschan C, Bauduin G: Контролируемое клиническое исследование стимуляции афферентов сгибательного рефлекса для реабилитации походки у пациентов с гемиплегией. In От базового управления двигателем до функционального восстановления III . Под редакцией: София Г.Н. Болгария: Университетское издательство Св. Климента Охридского; 2003: 240-246.

    Google ученый

  • 23.

    Андерсен О.К., Зонненборг Ф.А., Арендт-Нильсен L: Модульная организация рефлексов отдергивания ног человека, вызванных электростимуляцией подошвы стопы. Мышечный нерв 1999, 22: 1520-1530. 10.1002 / (SICI) 1097-4598 (199911) 22:11 <1520 :: AID-MUS6> 3.0.CO; 2-В

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 24.

    Спаич Э.Г., Арендт-Нильсен Л., Андерсен ОК: Модуляция рефлексов отдергивания нижних конечностей во время походки: топографическое исследование. Дж. Нейрофизиол 2004, 91: 258-266.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 25.

    Spaich EG, Hinge HH, Arendt-Nielsen L, Andersen OK: Модуляция рефлекса отмены при гемиплегической походке: влияние места стимуляции и фазы походки. Clin Neurophysiol 2006, 117: 2482-2495. 10.1016 / j.clinph.2006.07.139

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 26.

    Spaich EG, Emborg J, Collet T, Arendt-Nielsen L, Andersen OK: Рефлекторные реакции отмены, вызванные повторяющейся болезненной стимуляцией подошвы стопы во время поздней стойки: локализация, фаза и частотная модуляция . Exp Brain Res 2009, 194: 359-368.10.1007 / s00221-009-1705-9

    Артикул PubMed Google ученый

  • 27.

    Lee KH, Johnston R: Электроиндуцированный рефлекс сгибания при тренировке походки пациентов с гемиплегией: индукция рефлекса. Arch Phys Med Rehabil 1976, 57: 311-314.

    CAS PubMed Google ученый

  • 28.

    Emborg J, Matjacic Z, Bendtsen JD, Spaich EG, Cikajlo I, Goljar N, Andersen OK: Разработка и испытание новой замкнутой системы, которая использует ноцицептивный рефлекс отдергивания для поддержки фазы качания гемипаретическая походка. IEEE Trans Biomed Eng 2011, 58: 960-970.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 29.

    Holden MK, Gill KM, Magliozzi MR, Nathan J, Piehl-Baker L: Клиническая оценка походки у лиц с неврологическими нарушениями. Надежность и осмысленность. Phys Ther 1984, 64: 35-40.

    CAS PubMed Google ученый

  • 30.

    Patterson KK, Gage WH, Brooks D, Black SE, McIlroy WE: Оценка симметрии походки после инсульта: сравнение текущих методов и рекомендаций по стандартизации. Походка 2010, 31: 241-246. 10.1016 / j.gaitpost.2009.10.014

    Статья PubMed Google ученый

  • 31.

    Jenkins WM, Merzenich MM, Ochs MT, Allard T, Guic-Robles E: Функциональная реорганизация первичной соматосенсорной коры у взрослых совообразных обезьян после тактильной стимуляции, контролируемой поведением. Дж. Нейрофизиол 1990, 63: 82-104.

    CAS PubMed Google ученый

  • 32.

    Nudo RJ: Ремоделирование моторных репрезентаций коры головного мозга после инсульта: значение для восстановления после повреждения головного мозга. Mol Psychiatry 1997, 2: 188-191. 10.1038 / sj.mp.4000188

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 33.

    Liepert J, Bauder H, Wolfgang HR, Miltner WH, Taub E, Weiller C: Кортикальная реорганизация, вызванная лечением после инсульта у людей. Ход 2000, 31: 1210-1216. 10.1161 / 01.STR.31.6.1210

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 34.

    Perez MA, Lungholt BK, Nyborg K, Nielsen JB: Тренировка двигательных навыков вызывает изменения возбудимости кортикальной области ног у здоровых людей. Exp Brain Res 2004, 159: 197-205. 10.1007 / s00221-004-1947-5

    Артикул PubMed Google ученый

  • 35.

    Duffau H: Пластичность мозга: от патофизиологических механизмов до терапевтических применений. J Clin Neurosci 2006, 13: 885-897. 10.1016 / j.jocn.2005.11.045

    Статья PubMed Google ученый

  • 36.

    Wolpaw JR: Пластика спинного мозга в приобретении и поддержании двигательных навыков. Acta Physiologica 2007, 189: 155-169. 10.1111 / j.1748-1716.2006.01656.x

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 37.

    Мерфи Т.Х., Корбетт D: Пластичность во время восстановления после инсульта: от синапса к поведению. Nature Reviews Neuroscience 2009, 10: 861-872.10.1038 / nrn2735

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 38.

    Biernaskie J, Chernenko G, Corbett D: Эффективность реабилитации со временем снижается после очаговой ишемической травмы головного мозга. J Neurosci 2004, 24: 1245-1254. 10.1523 / JNEUROSCI.3834-03.2004

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 39.

    Sabut SK, Sikdar C, Kumar R, Mahadevappa M: Улучшение походки и мышечной силы с помощью функциональной электростимуляции у пациентов с подострым и хроническим инсультом. Conf Proc IEEE Eng Med Biol Soc 2011, 2011: 2085-2088.

    CAS PubMed Google ученый

  • 40.

    Brandstater ME, de Bruin H, Gowland C, Clark BM: Гемиплегическая походка: анализ временных переменных. Arch Phys Med Rehabil 1983, 64: 583-587.

    CAS PubMed Google ученый

  • 41.

    Hsu AL, Tang PF, Jan MH: Анализ нарушений, влияющих на скорость походки и асимметрию пациентов с гемиплегией после инсульта легкой и средней степени тяжести. Arch Phys Med Rehabil 2003, 84: 1185-1193. 10.1016 / S0003-9993 (03) 00030-3

    Артикул PubMed Google ученый

  • 42.

    Lin PY, Yang YR, Cheng SJ, Wang RY: Взаимосвязь между поражением голеностопного сустава и скоростью и симметрией походки у людей с инсультом. Arch Phys Med Rehabil 2006, 87: 562-568. 10.1016 / j.apmr.2005.12.042

    Артикул PubMed Google ученый

  • 43.

    Коллен FM, Уэйд Д.Т., Брэдшоу CM: Подвижность после инсульта: надежность показателей ухудшения и инвалидности. Int Disabil Stud 1990, 12: 6-9. 10.3109 / 037907966594

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 44.

    Fulk GD, Echternach JL: Надежность повторных тестов и минимальное обнаруживаемое изменение скорости походки у лиц, проходящих реабилитацию после инсульта. J Neurol Phys Ther 2008, 32: 8-13. 10.1097 / NPT0b013e31816593c0

    Статья PubMed Google ученый

  • 45.

    Taylor-Piliae RE, Latt LD, Hepworth JT, Coull BM: Предикторы скорости ходьбы у выживших после инсульта, проживающих в общинах. Походка 2012, 35: 395-399. 10.1016 / j.gaitpost.2011.10.358

    Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 46.

    Коллен Б., Коллен Б., ван де Порт I, Линдеман Э, Твиск Дж., Кваккель Г.: Прогнозирование улучшения походки после инсульта: продольное проспективное исследование. Ход 2005, 36: 2676-2680. 10.1161 / 01.STR.00001

    .29234.50

    Артикул PubMed Google ученый

  • 47.

    фон Шредера HP, Coutts RD, Lyden PD, Billings E Jr, Nickel VL: Параметры походки после гребка: практическая оценка. J Rehabil Res Dev 1995, 32: 25-31.

    CAS PubMed Google ученый

  • 48.

    van Hedel HJ, Tomatis L, Muller R: Модуляция активности мышц ног и кинематики походки за счет скорости ходьбы и разгрузки веса тела. Походка 2006, 24: 35-45.10.1016 / j.gaitpost.2005.06.015

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 49.

    Chen CL, Chen HC, Tang SF, Wu CY, Cheng PT, Hong WH: Выполнение походки с компенсаторной адаптацией у пациентов с инсультом с различной степенью восстановления моторики. Am J Phys Med Rehabil 2003, 82: 925-935. 10.1097 / 01.PHM.0000098040.13355.B5

    Артикул PubMed Google ученый

  • 50.

    Андерсен О.К., Спаич Э.Г., Мадлен П., Арендт-Нильсен L: Постепенное увеличение рецептивных полей рефлекса отмены человека после повторяющейся болезненной стимуляции. Brain Res 2005, 1042: 194-204. 10.1016 / j.brainres.2005.02.039

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 51.

    Dimitrijevic MR, Nathan PW: Исследования спастичности у человека. 5. Нарушение рефлекса сгибания у спинального человека. Мозг 1971, 94 (77): 90.

    Google ученый

  • Влияние ортезов голеностопного сустава на стратегию очистки пальцев стопы при гемипаретической походке: поперечное исследование | Журнал нейроинжиниринга и реабилитации

    Участники

    Двадцать четыре пациента с постинсультным гемипарезом в подострой (время от начала; TAO ≤ 90 дней) или хронической (TAO> 90 дней) стадии, которые прошли курс реабилитации в Fujita Health Для этого исследования был привлечен университетский реабилитационный комплексный центр.Участниками исследования были 18 мужчин и 6 женщин в возрасте 47 ± 19 лет (среднее ± стандартное отклонение). Одиннадцать пациентов имели правую гемиплегию и 13 — левую. Продолжительность гемипареза составила от 1 до 81 месяца. Девять участников находились в подострой стадии, а остальные 15 участников находились в хронической стадии. Участники были оценены по ряду неврологических моторных нарушений с помощью набора для оценки инсульта (SIAS). При оценке нижней конечности были протестированы три пункта, включая сгибание бедра, разгибание колена и постукивание ступней, и каждый пункт получил оценку от 0 (тяжелые нарушения) до 5 (нормальный) для выражения двигательной функции нижних конечностей (максимальный балл 15) [ 23].Все участники использовали свои личные AFO в повседневной жизни и имели возможность самостоятельно ходить по беговой дорожке без ортезов, поручней или каких-либо вспомогательных устройств. Типы AFO были разделены на две группы: термопластичные AFO (tAFO) или AFO с регулируемой задней стойкой (APS-AFO). APS-AFO — это шарнирный AFO, который используется для реабилитации походки у пациентов с гемипаретией [24,25,26]. APS-AFO позволяет легко регулировать голеностопный шарнир, так как длину и толщину стойки можно изменять в соответствии с пациентом (дополнительный файл 1: Рисунок S1).Половина участников (12 пациентов) использовали tAFO во время исследования ходьбы, а другая половина использовала APS-AFO. Пациенты были исключены, если у них отмечалось кардиореспираторное или метаболическое заболевание, ранее имевшие место нервно-мышечные заболевания или ортопедические состояния, которые могут ограничивать способность ходить, или нарушение когнитивной или коммуникативной способности следовать инструкциям. Это исследование было одобрено комитетом по медицинской этике Университета здоровья Фудзита. Все пациенты предоставили письменное информированное согласие до участия.

    Процедура

    Кинематические данные были получены с помощью трехмерного анализа походки на беговой дорожке, выполненного с использованием упрощенной системы анализа походки (KinemaTracer ® ; Kissei Comtec Co., Ltd., Мацумото, Япония). Система KinemaTracer® состоит из компьютера для записи и анализа данных и четырех камер устройств с зарядовой связью с частотой кадров 60 Гц, установленных по обеим сторонам беговой дорожки. Погрешность измерения для этой системы определялась с использованием модифицированного протокола, основанного на протоколе оценки ошибки измерения, разработанном Японским форумом по клиническому анализу походки [27].Усредненная абсолютная ошибка для каждой оси составляла от 0,5 до 2,4 мм, что сопоставимо с существующими системами [27, 28] (Дополнительный файл 2: Дополнительные методы и Дополнительный файл 3: Рисунок S2).

    В общей сложности 12 маркеров (диаметром 30 мм) были размещены с двух сторон на акромиальных отростках, гребнях подвздошных костей (на вертикальной линии, проходящей через бедра), тазобедренных суставах (в точках, находящихся в одной трети от большого вертела на линии между большой вертел и передняя верхняя подвздошная ость), коленные суставы (по средней линии переднезаднего диаметра латерального надмыщелка бедра), латеральные лодыжки и головки пятой плюсневой кости (рис.1). Хотя для нанесения маркера пальца чаще используется первый палец стопы, в этом исследовании выбраны головки пятой плюсневой кости по следующим причинам: отслеживание маркера с помощью этой системы будет более стабильным, если маркеры размещены на головке пятой плюсневой кости, чем на головке пятой плюсневой кости. головка 1-й плюсневой кости. Маркер стопы на головке 5-й плюсневой кости также будет лучше отражать реальный просвет от пола до пола (зазор между пальцами) у пациентов с эквиноварусией, что часто наблюдается у пациентов с гемипаретической болезнью. Возможность применения этого метода в реальных клинических условиях была подтверждена в предыдущих исследованиях [29, 30].Все участники практиковались в ходьбе по беговой дорожке, пока не привыкли к ней. Перед началом теста был предусмотрен интервал отдыха от 5 до 10 минут. Затем каждого пациента попросили ходить с удобной скоростью, выбранной самим собой, со своим AFO и без него. Чтобы уменьшить вариабельность кинематической адаптации, мы применили один и тот же процесс для всех пациентов, чтобы выбрать скорость: 1) Скорость походки по земле без AFO измерялась во время 10-метровой ходьбы. 2) Скорость беговой дорожки была установлена ​​на 70% от скорости походки по земле.3) Если пациенты не чувствовали себя комфортно, скорость постепенно увеличивалась до тех пор, пока пациенты не чувствовали себя комфортно на максимальной скорости наземной походки.

    Рис. 1

    Размещение маркера. Положение 12 маркеров измерения (двусторонний акромион, гребень подвздошной кости, бедро, колено, голеностопный сустав и палец ноги)

    Порядок этих двух состояний (с AFO или без него) был выбран случайным образом. Соответствующая обувь была предписана, чтобы соответствовать AFO для каждого пациента во время испытаний, проведенных с AFO и без них.Между испытаниями был 5-минутный период отдыха. Дополнительные вспомогательные устройства или поручни не допускались во время испытания ходьбы. Продолжительность измерения походки составляла 20 с, и сбор данных начинался, когда пациенты достигали постоянной скорости ходьбы в каждом испытании. Среднее количество циклов походки составило 16,7 ± 1,8 без AFO и 16,3 ± 1,9 с AFO. Выполнение одного сеанса измерения заняло около 20 минут, что делает эту процедуру выполнимой для использования в реальной клинике. Во время каждого измерения техник управлял измерениями и контролем беговой дорожки, а физиотерапевт стоял рядом, чтобы наблюдать за пациентом и предотвращать падения.Также были изготовлены предохранительные подвески и поручни (рис. 2). Дополнительные процедуры для проверки ошибок отслеживания маркеров, при необходимости, требовали от 10 до 20 минут для каждого пациента.

    Рис. 2

    Измерение с использованием упрощенной системы анализа походки. Пациенты ходят по беговой дорожке для измерения. Предусмотрены безопасная подвеска и поручень для предотвращения падений во время измерения

    Показатели и статистика результатов

    В настоящем исследовании рассчитывались следующие показатели функции нижних конечностей и компенсаторных движений паретичной конечности во время фазы качания: поверхность ходьбы, вертикальный компонент функционального укорочения конечностей с точки зрения расстояния между бедрами, подъем бедра из-за наклонного таза, непаретический подъем бедра и подъем стопы из-за бокового смещения стопы (циркумдукция).Средние значения размаха рассчитывались в момент времени, когда маховой палец паретичной стороны пересекался под маркером бедра в сагиттальной плоскости. В это время вертикальный компонент бокового смещения стопы по окружности может быть рассчитан независимо от движения конечности по сагиттальной оси, без учета влияния наклона линии бедра-носок в сагиттальной плоскости. Значения средней стойки рассчитывались в момент времени, когда палец стопы паретичной стороны пересекал вертикальную линию, проведенную от маркера бедра в сагиттальной плоскости.Все показатели динамического движения рассчитывались относительно вертикального направления (рис. 3). Все значения были рассчитаны с использованием автоматизированного процесса.

    Рис. 3

    Принципиальная схема анализа компонентов зазора носка. Визуализируются два компонента укорочения конечности (укорочение конечности за счет сгибания колена и удлинение конечности за счет подошвенного сгибания голеностопного сустава) и три компонента компенсаторных движений (непаретический подъем бедра, подъем бедра из-за наклонного таза и подъем стопы из-за циркумдукции). .Все индексы рассчитывались по разнице в вертикальном положении маркеров между паретичной средней стойкой и паретической средней стойкой

    Показатели укорочения конечности

    Укорочение конечности было разделено на две составляющие: укорочение конечности из-за коленного / тазобедренного сустава движение и укорачивание или удлинение конечностей из-за движения голеностопного сустава. Укорочение конечности из-за движения коленного сустава было получено путем расчета виртуального укорочения конечности в предположении фиксированных углов голеностопного сустава.Укорочение или удлинение конечности было получено путем расчета разницы между фактическим полным укорочением конечности и укорочением конечности из-за движений коленного сустава.

    Показатели компенсаторных движений

    Подъем бедра из-за наклона таза, непаретический подъем бедра и подъем стопы из-за бокового смещения стопы (циркумдукция) можно понимать как движения, компенсирующие зазор между пальцами, потому что эти движения не наблюдаются в норме. модели походки [10].

    Подъем бедра из-за наклона на паретической стороне был рассчитан по вертикальному перемещению маркера бедра на паретической стороне, которое было принято для представления похода по бедрам.Непаретический подъем тазобедренного сустава, который наблюдается у пациентов с гемиплегией и тяжелой дисфункцией нижних конечностей [31], был рассчитан как разница в вертикальном положении непаретичного маркера бедра между средней стойкой и средней амплитудой паретического тазобедренного сустава. конечность. Подъем стопы из-за бокового смещения стопы рассчитывали по вертикальному значению из-за смещения латеральной лодыжки.

    Индекс зазора между пальцами стопы

    Высота по вертикальной оси пятой плюсневой кости от поверхности для ходьбы измерялась как индикатор зазора между пальцами.

    Расчет углов суставов

    Углы суставов бедра, колена и голеностопа были представлены углом туловища и бедра, углом бедра и голени, соответственно, которые определялись положениями маркеров в в сагиттальной плоскости: углы тазобедренного сустава определялись как углы между маркером гребня подвздошной кости, маркером бедра и маркером колена; углы коленного сустава определялись по углам между маркером бедра, маркером колена и маркером голеностопа; а углы голеностопного сустава рассчитывались из углов между маркером колена, маркером голеностопного сустава и маркером пальца ноги (рис.4).

    Рис. 4

    Упрощенная модель для измерения угла сустава. Углы суставов рассчитывались как углы, определяемые маркерами суставов на сагиттальной плоскости.

    В отличие от предыдущих исследований, которые обычно использовали минимальный зазор между пальцами стопы (MTC) как представление способности зазора между пальцами во время середины замаха [32, 33], в настоящее время В исследовании оценивали клиренс зацепа в момент, когда зацеп пересекает вертикальную линию от маркера бедра. Вертикальная траектория пальца стопы, которая следует кривой, направленной вниз во время середины замаха у здоровых людей, отсутствовала у некоторых из наших пациентов, перенесших инсульт, и вместо этого показывала направленную вверх кривую во время траектории фазы замаха, которая препятствовала расчету MTC (рис.5а, б). По этой причине мы определили зазор между пальцами в то время, когда палец проходил непосредственно под маркером бедра, когда расстояние от бедра до пола через палец (пунктирная линия) было бы самым коротким без подъема бедра (рис. 5c). Это время также идеально подходит для расчета влияния укорочения конечности и компенсирующего движения, поскольку маркеры бедра и пальца ноги в это время находятся в одной и той же фронтальной плоскости. Следовательно, влияние окружности на движение зацепа по вертикальной оси можно легко рассчитать независимо от влияния других движений конечностей, связанных с зазором зацепа.

    Рис. 5

    Минимальный зазор между пальцами стопы у здоровых субъектов и пациентов с гемипаретической болезнью. A, B: траектория пальца ноги на беговой дорожке. — репрезентативная траектория пальца стопы здоровых испытуемых на . Белая стрелка указывает точку минимального зазора между пальцами. b Траектория пальца стопы у пациентов с гемипаретическим синдромом без точки минимального зазора между пальцами. c Схематическая диаграмма, показывающая длину линии бедра-носок-земля во время фазы замаха. Расстояние бедро-палец-земля будет самым коротким в то время, когда палец ноги пересекает вертикальную линию через бедро (a> b).

    Анализ подгрупп проводился для сравнения эффекта AFO у пациентов с подострым и хроническим инсультом, а также между tAFO. и APS-AFO.

    Статистический анализ выполняли с использованием SPSS версии 19.0 (SPSS, Чикаго, Иллинойс) и JMP 12 (SAS Institute Inc. Кэри, Северная Каролина, США). Описательная статистика использовалась для описания демографических характеристик пациентов. Для дальнейшего анализа параметров были представлены среднее значение и стандартное отклонение (SD). Изменения параметров походки оценивали с помощью парного t-критерия. T-критерий Стьюдента (непарный t-критерий) использовался для сравнения влияния AFO на изменения смещения сустава между двумя подгруппами: пациенты с инсультом в подострой и хронической стадии и пациенты с tAFO и APS-AFO.Степень соответствия рассчитывалась с использованием критерия Шапиро-Уилка и показывала нормальное распределение данных. Считалось, что значения P <0,05 указывают на статистически значимые различия.

    Мягкое носимое устройство для помощи при гемипаретической походке

    Описание:

    Гемипарез, то есть мышечная слабость или частичный паралич одной стороны тела, поражает примерно 8 из 10 выживших после инсульта, что приводит к снижению двигательной активности, что может включать трудности при ходьбе или хватании предметов.Было обнаружено, что тренировка походки улучшает мышечную силу и координацию движений. Хотя существует множество устройств, помогающих с помощью нижних конечностей и тренировки ходьбы, они, как правило, сосредоточены на двусторонних приложениях к ноге и используют тянущие движения, что ограничивает их эффективность.

    Исследователи из Университета штата Аризона разработали мягкое носимое устройство, которое помогает пациентам с гемипаретией выполнять цикл походки. Это устройство может обнаруживать, когда пациент нагружает свою пораженную конечность, и продвигает бедро вперед, обеспечивая более надежную поддержку пораженной ноги пациента.Приводы используются для размещения тазобедренного сустава под телом во время ходьбы, чтобы предотвратить опрокидывание верхней части тела вперед. Это удобное в использовании устройство помогает пациентам сохранять симметричную походку со скоростью ходьбы.

    Это мягкое носимое устройство обеспечивает надежную и удобную поддержку, помогая пациентам с гемипаретической болезнью во время реабилитации и, надеюсь, ускоряет функциональное восстановление.

    Возможные применения

    • Помощь / тренировка гемипаретической походки

    o Автономная вспомогательная платформа

    o Вспомогательный инструмент или инструмент, используемый во время физиотерапии

    Преимущества и преимущества

    • Более эффективен — не используется тянущее движение

    • Создает симметричный цикл походки при скорости ходьбы

    • Может надежно определять нагрузку на пораженную конечность

    • Мягкий, удобный и удобный

    • Простота изготовления

    • Легко надевать и снимать — менее минуты

    Для получения дополнительной информации об изобретателях и их исследованиях см.

    Dr.Веб-страница сахарного департамента

    Моторных изображений для реабилитации походки при постинсультном гемипарезе | Физиотерапия

    432″> Описание корпуса

    MW был 69-летним мужчиной с левым гемипарезом после первого одностороннего инсульта в правой теменной доле и лучевой коронки, который произошел 100 дней назад. MW прожила дома 27 дней после 73 дней в реабилитационном центре. До инсульта он был независимым пенсионером.

    По обращению исследователя (RD) к лицам, выписанным из реабилитационного учреждения, М.В. был первым добровольцем, который соответствовал критериям включения для участия в эксперименте.Эти критерии заключались в том, что человек должен был жить дома после первого одностороннего инсульта, произошедшего не менее чем за 90 дней до включения в исследование. Также требовалась способность к самостоятельному перемещению в помещении. Затем MW подписал заявление об информированном согласии в соответствии с руководящими принципами институционального совета по этике, в котором излагались его права как субъекта.

    MW продемонстрировал нормальные коммуникативные и когнитивные навыки, по данным Краткого исследования психического состояния Фолштейна: 41 с его оценкой 28, находящейся в пределах нормы.Его балл 90 по индексу Бартеля, 42 , который представляет собой базовую деятельность повседневной жизни с максимальным баллом 100, был обусловлен помощью, в которой он нуждался в купании и одевании. Он использовал пластиковый ортез на голеностопный сустав (AFO) при передвижении на открытом воздухе и ходил с тростью. Несмотря на медленную ходьбу с очевидным асимметричным рисунком, он смог самостоятельно преодолеть расстояние 10 м, не используя ни AFO, ни вспомогательное приспособление для ходьбы.

    Опросник моторных изображений (MIQ), который широко используется в спорте, 43,44 был изменен, чтобы проверить способность М.В. воображать до того, как он начал вмешиваться в ИМ.Первоначальный MIQ был разработан специально для измерения умственной практики движений и содержит 18 задач для измерения способности визуальной и кинестетической умственной практики. Анкета включает в себя множество относительно простых движений верхних и нижних конечностей и всего тела. Для каждого движения участников сначала просят принять стандартную исходную позицию, а затем выполнить движение. После возвращения в исходное положение воображается выполнение движения. Наконец, человек оценивает трудности, испытываемые при представлении движений, по 7-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от 1 («легко представить») до 7 («трудно представить»).Наилучшая достижимая оценка — 18, а наихудшая достижимая оценка — 126. Сообщалось о положительной взаимосвязи между оценками MIQ и измерениями двигательной активности 44 ; тем не менее, указание на оптимальную кандидатуру для практики ИМ не установлено. Сообщалось о внутренней согласованности (альфа Кронбаха) 0,87 и 0,91 для визуальной и кинестетической подшкал MIQ, соответственно; надежность повторного тестирования (коэффициент корреляции Пирсона) составила 0,83 для каждой подшкалы. 44

    Изменения, внесенные в исходную анкету, были сделаны с разрешения разработчика прибора (C Hall, личное сообщение).Модификации включали исключение 10 задач, которые были нереалистичными для выполнения (например, «Прыгай прямо в воздух как можно выше с обеими руками, вытянутыми над головой»), оставив 8 задач в модифицированной версии. Надежность этой модифицированной версии не оценивалась. MW оценил сложность задач визуального и кинестетического воображения, которые требовались в анкете, как «очень легкие». Соответственно, его способность к воображению была оценена как высшая из 7 возможных.

    Ведение пациента состояло из 5 сеансов обследования и оценки (тестирования) походки и 6-недельного периода вмешательства (лечения).Тестирование проводилось в реабилитационном центре, а практические занятия — дома у М.В.

    440″> График

    MW был протестирован 5 раз: (1) за 2 недели до начала практики ИМ, (2) за 1 день до первой практической сессии, (3) через 3 недели после начала практики ИМ (промежуточная оценка), (4) 6 недель после начала практики ИМ, в конце периода вмешательства (оценка после вмешательства) и (5) через 6 недель после прекращения практики (последующая оценка).Период времени между первой и второй оценками считался периодом до лечения, а период между оценкой после вмешательства и последующей оценкой считался периодом после лечения (удержанием).

    Критерий измерения

    Поскольку скорость походки неоднократно показывалась как кардинальная переменная для измерения функциональной походки, 3,52–56 скорость была основной переменной, представляющей интерес.Шаг и длина шага, а также частота шагов использовались в качестве дополнительных измерений. Учитывая, что длительная двойная поддержка является маркером медленной походки, а улучшение характеризуется ее сокращением, 52 продолжительность двойной поддержки также регистрировалась во время каждой сессии тестирования. Симметрия , определяемая как отношение продолжительности одиночной поддержки на каждой нижней конечности, была рассчитана для дополнения временной информации. Оценка походки Тинетти была выбрана в качестве дополнительного параметра, который может пролить свет на аспекты походки, улавливаемые глазом наблюдателя, а не камерой.Приближение к нормальным значениям угла колена в сагиттальной плоскости далее рассматривалось как показатель улучшения, связанного с вмешательством; поэтому кинематика обоих колен измерялась во время каждого сеанса тестирования. Углы колена в начальном контакте, средней стойке, схождении и середине поворота определялись в автономном режиме с помощью анализа покадровых наблюдений. Первоначальный контакт был определен как момент времени первого контакта между стопой и полом, средняя стойка был определен как момент времени в стойке на одной ноге, когда бедро противоположной качающейся конечности параллельно бедру стоячая конечность, отрыв зацепа был определен как момент времени, когда последний зацеп отрывается от земли, а средний замах был определен как момент времени средней стойки контралатеральной конечности.

    Вмешательство

    График

    Все практические занятия проводил один и тот же специалист (AD), имеющий степень магистра физического воспитания и предыдущий опыт применения техник МИ в умственной практике. Пятнадцатиминутные лечебные сеансы проводились 3 раза в неделю в течение 6 недель. Этот временной интервал был выбран, потому что, согласно нашему опыту, большинство программ реабилитации походки длятся от 4 до 8 недель, а также потому, что значительное улучшение было продемонстрировано после 3 недель практики визуализации. 38,57

    Содержание

    Основываясь на ответах MW на MIQ, мы определили, что он мог одинаково хорошо использовать как кинестетические, так и визуальные формы образов. Таким образом, в его протоколе вмешательства были применены как внутренние, так и внешние сцены изображений. Двумя основными целями были: (1) облегчить движение и осанку пораженной нижней конечности во время походки, сосредоточив внимание на конкретных нарушениях, и (2) улучшить функциональную ходьбу в его собственном окружении.Конкретными нарушениями, выбранными в качестве целей для вмешательства, были начальный контакт передней части стопы и недостаточное отталкивание во время стойки, а также снижение сгибания колена во время замаха. Одновременно с этим практика изображения была направлена ​​на улучшение скорости и симметрии, а также на преодоление пешеходных маршрутов в помещении и на открытом воздухе (например, общественные здания, неровная местность).

    Первые 4 недели периода вмешательства были сосредоточены на улучшении определенных нарушений походки и на улучшении скорости и симметрии, тогда как в течение последних 2 недель больше внимания уделялось выполнению функциональной ориентированной на выполнение действий походки.Сроки, последовательность и интервалы между практическими занятиями ИМ были основаны на установленных принципах, взятых из дисциплины моторного обучения, и на отчетах о применении этих принципов в реабилитации после инсульта. 58–60 Соответственно, упражнения MI применялись случайным образом, а не блоками, и перед выполнением предоставлялась явная информация о характере задачи. Кроме того, походка практиковалась в различных обстоятельствах, и во время практики предоставлялась только прерывистая или минимальная устная обратная связь.

    Каждое практическое занятие состояло из: (1) глубокого расслабления мышц (1-2 минуты), 57 (2) предоставления подробной информации о характеристиках задачи и условиях окружающей среды (1-2 минуты), 61 ( 3) визуализация ходьбы с внешней точки зрения (3–8 минут), 25 (4) визуализация ходьбы с внутренней точки зрения (3–8 минут), 25 и (5) перефокусировка внимания на непосредственное окружение и истинное положение тела (1 минута).

    Содержание каждого практического занятия MI было скорректировано в соответствии с уровнем производительности MW в этот конкретный момент времени и изменено в течение 6-недельного периода лечения в соответствии с изменениями в ходьбе. Подкрепление применялось через образы чувства уверенности в правильности походки и успешного выполнения заданий на практике. То есть тренер поощрял чувство безопасности, спокойствия и удовлетворения как во время, так и после завершения образной походки.Во время лечения не применялось никакого физического вмешательства. Краткое описание основных задач, которые выполнялись каждую неделю, приведено в таблице 1.

    Таблица 1.

    График и основные задачи, которые были выполнены

    Неделя . Задача .
    Первый Ознакомление с практикой воображения движений. Отработка образной походки в гостиной с акцентом на образный опыт с использованием всех сенсорных модальностей.
    Примеры: «Попытайтесь представить картину с картинками на стене так, как будто вы смотрите ее в реальности» «Постарайтесь использовать свои способности к образу, чтобы услышать звук ваших шагов по полу»
    Второй Практика отсутствия компонентов (нарушений) в походке паретичной нижней конечности, сосредоточение внимания на сгибании колена во время замаха, контакте пятки во время стойки и своевременном приложении движущей силы во время отталкивания.
    Примеры: «Постарайтесь увидеть, как ваше левое колено согнуто на высоту правого колена».«Постарайтесь почувствовать, как ваше левое колено сгибается на уровне правого». «Во время каждого шага за поднятие ноги старайтесь чувствовать, что ваша ступня сильно отталкивается назад к полу».
    Третий Практика продолжалась, как и на второй неделе, с дополнительным упором на нагрузку на пораженную сторону во время стойки и на увеличение скорости походки.
    Примеры: «На каждом шаге ощущайте, что вы несколько увеличиваете время, в течение которого вы стоите на паретичной ноге, в то же время продвигая здоровую ногу вперед.«Представьте, что вы идете быстрее, чем ваш текущий темп». «Почувствуйте, как вы продвигаете каждую ногу вперед».
    Четвертый Дальнейшая практика походки, сфокусированная на интеграции ранее отработанных компонентов в цикл шага и на повышении симметрии и скорости походки.
    Примеры: «Постарайтесь увидеть, как обе ноги совершают одинаковые движения». «Почувствуйте, как каждая нога поднимается на ту же высоту, что и другая». «На каждом шаге перед взлетом ощущайте, как ваша передняя часть стопы сильно упирается в пол.’”
    Пятый и шестой Образцы практики ходьбы с желаемой схемой походки в направлении значимые цели как внутри, так и за пределами дома человека. Практика включала в себя как можно более быструю ходьбу по разным поверхностям, таким как ковры, дороги и трава.
    Примеры: «Представьте, что вы идете по тротуару с нормальной скоростью, точно так же, как вы ходили до удара». «Гуляя по улице, постарайтесь почувствовать ту же уверенность в себе, что и всегда.”
    Неделя . Задача .
    Первый Ознакомление с практикой воображения движений. Отработка образной походки в гостиной с акцентом на образный опыт с использованием всех сенсорных модальностей.
    Примеры: «Попытайтесь представить картину с картинками на стене так, как если бы вы ее наблюдали в реальности» «Постарайтесь использовать свои способности к образу, чтобы услышать звук ваших шагов по полу.”
    Второй Практика отсутствия компонентов (нарушений) в походке паретичной нижней конечности, сосредоточение внимания на сгибании колена во время замаха, контакте пятки во время стойки и своевременном приложении движущей силы во время отталкивания.
    Примеры: «Постарайтесь увидеть, как ваше левое колено согнуто на высоту правого колена». «Постарайтесь почувствовать, как ваше левое колено сгибается на уровне правого». «Во время каждого шага, помимо подъема ноги, постарайтесь почувствовать, что ступня сильно отталкивается назад к полу.
    Третий Практика продолжалась, как и на второй неделе, с дополнительным упором на нагрузку на пораженную сторону во время стойки и на увеличение скорости походки.
    Примеры: «На каждом шаге ощущайте, что вы несколько увеличиваете время, в течение которого вы стоите на паретичной ноге, и в то же время продвигаете здоровую ногу вперед». «Представьте, что вы идете быстрее, чем ваш текущий темп». «Почувствуйте, как вы продвигаете каждую ногу вперед».
    Четвертый Дальнейшая практика походки, сфокусированная на интеграции ранее отработанных компонентов в цикл шага и на повышении симметрии и скорости походки.
    Примеры: «Постарайтесь увидеть, как обе ноги совершают одинаковые движения». «Почувствуйте, как каждая нога поднимается на ту же высоту, что и другая». «На каждом шаге ощущайте, как ваша передняя часть стопы сильно упирается в пол перед тем, как оттолкнуться». значимые цели как внутри, так и за пределами дома человека. Практика включала в себя как можно более быструю ходьбу по разным поверхностям, таким как ковры, дороги и трава.
    Примеры: «Представьте, что вы идете по тротуару с нормальной скоростью, точно так же, как вы ходили до удара». «Прогуливаясь по улице, постарайтесь почувствовать ту же уверенность в себе, которую вы всегда испытывали».
    Таблица 1.

    График и основные задачи, которые были выполнены

    Неделя . Задача .
    Первый Ознакомление с практикой воображения движений.Отработка образной походки в гостиной с акцентом на образный опыт с использованием всех сенсорных модальностей.
    Примеры: «Попытайтесь представить картину с картинками на стене так, как будто вы смотрите ее в реальности» «Постарайтесь использовать свои способности к образу, чтобы услышать звук ваших шагов по полу»
    Второй Практика отсутствия компонентов (нарушений) в походке паретичной нижней конечности, сосредоточение внимания на сгибании колена во время замаха, контакте пятки во время стойки и своевременном приложении движущей силы во время отталкивания.
    Примеры: «Постарайтесь увидеть, как ваше левое колено согнуто на высоту правого колена». «Постарайтесь почувствовать, как ваше левое колено сгибается на уровне правого». «Во время каждого шага за поднятие ноги старайтесь чувствовать, что ваша ступня сильно отталкивается назад к полу».
    Третий Практика продолжалась, как и на второй неделе, с дополнительным упором на нагрузку на пораженную сторону во время стойки и на увеличение скорости походки.
    Примеры: «На каждом шаге ощущайте, что вы несколько увеличиваете время, в течение которого вы стоите на паретичной ноге, в то же время продвигая здоровую ногу вперед.«Представьте, что вы идете быстрее, чем ваш текущий темп». «Почувствуйте, как вы продвигаете каждую ногу вперед».
    Четвертый Дальнейшая практика походки, сфокусированная на интеграции ранее отработанных компонентов в цикл шага и на повышении симметрии и скорости походки.
    Примеры: «Постарайтесь увидеть, как обе ноги совершают одинаковые движения». «Почувствуйте, как каждая нога поднимается на ту же высоту, что и другая». «На каждом шаге перед взлетом ощущайте, как ваша передняя часть стопы сильно упирается в пол.’”
    Пятый и шестой Образцы практики ходьбы с желаемой схемой походки в направлении значимые цели как внутри, так и за пределами дома человека. Практика включала в себя как можно более быструю ходьбу по разным поверхностям, таким как ковры, дороги и трава.
    Примеры: «Представьте, что вы идете по тротуару с нормальной скоростью, точно так же, как вы ходили до удара». «Гуляя по улице, постарайтесь почувствовать ту же уверенность в себе, что и всегда.”
    Неделя . Задача .
    Первый Ознакомление с практикой воображения движений. Отработка образной походки в гостиной с акцентом на образный опыт с использованием всех сенсорных модальностей.
    Примеры: «Попытайтесь представить картину с картинками на стене так, как если бы вы ее наблюдали в реальности» «Постарайтесь использовать свои способности к образу, чтобы услышать звук ваших шагов по полу.”
    Второй Практика отсутствия компонентов (нарушений) в походке паретичной нижней конечности, сосредоточение внимания на сгибании колена во время замаха, контакте пятки во время стойки и своевременном приложении движущей силы во время отталкивания.
    Примеры: «Постарайтесь увидеть, как ваше левое колено согнуто на высоту правого колена». «Постарайтесь почувствовать, как ваше левое колено сгибается на уровне правого». «Во время каждого шага, помимо подъема ноги, постарайтесь почувствовать, что ступня сильно отталкивается назад к полу.
    Третий Практика продолжалась, как и на второй неделе, с дополнительным упором на нагрузку на пораженную сторону во время стойки и на увеличение скорости походки.
    Примеры: «На каждом шаге ощущайте, что вы несколько увеличиваете время, в течение которого вы стоите на паретичной ноге, и в то же время продвигаете здоровую ногу вперед». «Представьте, что вы идете быстрее, чем ваш текущий темп». «Почувствуйте, как вы продвигаете каждую ногу вперед».
    Четвертый Дальнейшая практика походки, сфокусированная на интеграции ранее отработанных компонентов в цикл шага и на повышении симметрии и скорости походки.
    Примеры: «Постарайтесь увидеть, как обе ноги совершают одинаковые движения». «Почувствуйте, как каждая нога поднимается на ту же высоту, что и другая». «На каждом шаге ощущайте, как ваша передняя часть стопы сильно упирается в пол перед тем, как оттолкнуться». значимые цели как внутри, так и за пределами дома человека. Практика включала в себя как можно более быструю ходьбу по разным поверхностям, таким как ковры, дороги и трава.
    Примеры: «Представьте, что вы идете по тротуару с нормальной скоростью, точно так же, как вы ходили до удара». «Прогуливаясь по улице, постарайтесь почувствовать ту же уверенность в себе, которую вы всегда испытывали».

    Результаты

    Временно-пространственные параметры

    Скорость походки пациента увеличилась после практики визуализации (рис. 1). Увеличение было максимальным при оценке после вмешательства (20.На 4% выше второго исходного уровня), при этом значительный прирост сохраняется при последующей оценке.

    Рисунок 1.

    Скорость походки пациента. * Данные предоставлены: Oberg T, Karsznia A., Oberg K. Основные параметры походки: справочные данные для здоровых людей в возрасте 10–79 лет. J Rehabil Res Dev. 1993; 30: 210–223; и Von Schroeder HP, Coutts RD, Lyden PD и др. Параметры походки после гребка: практическая оценка. J Rehabil Res Dev. 1995; 32: 25–31.

    Рисунок 1.

    Скорость походки пациента. * Данные предоставлены: Oberg T, Karsznia A., Oberg K. Основные параметры походки: справочные данные для здоровых людей в возрасте 10–79 лет. J Rehabil Res Dev. 1993; 30: 210–223; и Von Schroeder HP, Coutts RD, Lyden PD и др. Параметры походки после гребка: практическая оценка. J Rehabil Res Dev. 1995; 32: 25–31.

    Длина шага как паретичных, так и непаретичных нижних конечностей была ниже нормального диапазона во время исходных сессий и увеличивалась с практикой визуализации (рис.2), о чем свидетельствует увеличение длины шага на 19,4% от второго базового измерения до оценки после вмешательства (рис. 3). Прирост длины шага частично сохранялся при последующем наблюдении. Частота вращения педалей MW была значительно ниже, чем частота вращения педалей у лиц того же возраста без нарушений (рис. 4). Несмотря на вариабельность исходной частоты вращения педалей, наибольший прирост (9%) был отмечен при промежуточной оценке. Эти достижения были лишь незначительно сохранены при последующем наблюдении.

    Рисунок 2.

    Длина шага пациента (паретичная конечность по сравнению с непаретичной конечностью). * Данные взяты из: Winter DA. Биомеханика и моторный контроль походки человека: нормальные, пожилые и патологические . Ватерлоо, Онтарио, Канада: Биомеханика Ватерлоо; 1991.

    Рисунок 2.

    Длина шага пациента (паретичная конечность по сравнению с непаретичной конечностью). * Данные взяты из: Winter DA. Биомеханика и моторный контроль походки человека: нормальные, пожилые и патологические . Ватерлоо, Онтарио, Канада: Биомеханика Ватерлоо; 1991 г.

    Рисунок 3.

    Длина шага пациента. * Данные предоставлены: Oberg T, Karsznia A., Oberg K. Основные параметры походки: справочные данные для здоровых людей в возрасте 10–79 лет. J Rehabil Res Dev. 1993; 30: 210–223; Фон Шредер HP, Coutts RD, Lyden PD и др. Параметры походки после гребка: практическая оценка. J Rehabil Res Dev. 1995; 32: 25–31; и Winter DA. Биомеханика и моторный контроль походки человека: нормальные, пожилые и патологические .Ватерлоо, Онтарио, Канада: Биомеханика Ватерлоо; 1991.

    Рисунок 3.

    Длина шага пациента. * Данные предоставлены: Oberg T, Karsznia A., Oberg K. Основные параметры походки: справочные данные для здоровых людей в возрасте 10–79 лет. J Rehabil Res Dev. 1993; 30: 210–223; Фон Шредер HP, Coutts RD, Lyden PD и др. Параметры походки после гребка: практическая оценка. J Rehabil Res Dev. 1995; 32: 25–31; и Winter DA. Биомеханика и моторный контроль походки человека: нормальные, пожилые и патологические .Ватерлоо, Онтарио, Канада: Биомеханика Ватерлоо; 1991.

    Рис. 4.

    Каденция пациента. * Данные предоставлены: Von Schroeder HP, Coutts RD, Lyden PD, et al. Параметры походки после гребка: практическая оценка. J Rehabil Res Dev. 1995; 32: 25–31; и Winter DA. Биомеханика и моторный контроль походки человека: нормальные, пожилые и патологические . Ватерлоо, Онтарио, Канада: Биомеханика Ватерлоо; 1991.

    Рисунок 4.

    Каденция пациента. * Данные предоставлены: Von Schroeder HP, Coutts RD, Lyden PD, et al. Параметры походки после гребка: практическая оценка. J Rehabil Res Dev. 1995; 32: 25–31; и Winter DA. Биомеханика и моторный контроль походки человека: нормальные, пожилые и патологические . Ватерлоо, Онтарио, Канада: Биомеханика Ватерлоо; 1991.

    Продолжительность периодов абсолютной и относительной двойной поддержки изображена на Рисунке 5. Уменьшение двойной поддержки можно увидеть в среднесрочной оценке и оценке после вмешательства, при этом некоторые из этих достижений были потеряны при последующем наблюдении.Абсолютное уменьшение продолжительности двойной опоры было более выраженным, чем относительное (процент цикла походки) уменьшение. Эта разница стала заметной в значениях, полученных во время последующей оценки, где относительные значения почти вернулись к уровням до вмешательства, в то время как абсолютные значения остались ниже, чем до вмешательства.

    Рис. 5.

    Изменения в абсолютном времени двойной поддержки пациента (A) (в секундах) (время двойной поддержки = [время между первым контактом правой руки и отрывом левой ноги] + [время между первым контактом левой ноги и правой toe-off]) и (B) относительное время двойной поддержки пациента (процент от цикла походки).* Данные взяты из: Winter DA. Биомеханика и моторный контроль походки человека: нормальные, пожилые и патологические . Ватерлоо, Онтарио, Канада: Биомеханика Ватерлоо; 1991.

    Рис. 5.

    Изменения в абсолютном времени двойной поддержки (A) пациента (в секундах) (время двойной поддержки = [время между первым контактом правой руки и отрывом левой ноги] + [время между начальным контактом левой ноги] контакт и отрыв правой ноги]) и (B) относительное время двойной поддержки пациента (процент от цикла походки). * Данные взяты из: Winter DA. Биомеханика и моторный контроль походки человека: нормальные, пожилые и патологические . Ватерлоо, Онтарио, Канада: Биомеханика Ватерлоо; 1991.

    Симметрия между одиночной опорой на непаретичной конечности и паретичной конечностью составила 1,4 в предварительном тесте и во всех последующих тестах, включая последующую оценку. Эти результаты указывают на отсутствие улучшений. Аналогичным образом, наблюдательный анализ походки MW без посторонней помощи дал оценку 8/12 по шкале передвижения Тинетти 45 во время всех 5 сессий тестирования.

    Кинематические данные

    Кинематические данные, полученные при начальном контакте, средней стойке, отталкивании и середине поворота во время каждой из оценочных сессий, представлены в таблице 2. Процент улучшения между вторым исходным уровнем и оценкой после вмешательства представлен в крайнем правом углу. столбец таблицы. Улучшение в коленных суставах выражалось дополнительным разгибанием при первоначальном контакте (например, 176 ° и 174 ° в среднесрочной перспективе по сравнению с 171 ° и 167 ° во второй исходной линии, на паретичной и непаретичной сторонах соответственно), дополнительным разгибание в средней стойке и более сильное сгибание при отталкивании пальцев ног и в середине замаха.

    Таблица 2.

    Угол сагиттальной плоскости (в градусах) коленных суставов в каждой сессии тестирования в 4 критических временных точках цикла походки (полное разгибание = 180 °)

    156482
    . Нормальные значения a . Предварительный тест 1 . Предварительный тест 2 . Среднесрочная . Посттест . Продолжение . Изменение (%) Претест 2-Посттест b .
    Первоначальный контакт 173,5
    Паретическая конечность 172,1 171,3 176,3 175,8 177,0 175,8 177,0 175,8 177,0 909 166,9 174,0 175,8 173,3 5.3
    Средняя стойка 163–171
    Паретическая конечность 159,8 159,9 164,6 162,1 165,7 162,1 165,7 909 43 166,8 167,1 170,6 167,5 2,3
    Снос 144–150
    Паретический отвод
    154,4 146,5 143,5 148,3 -7,1
    Непаретичная конечность 123,6 125,3 1243122,3 116–118
    Паретическая конечность 149,9 150,5 142,5 140,5 145,5 −6.3
    Непаретичная конечность 119,9 119,9 115,9 117,0 123,5 -2,4
    156482
    . Нормальные значения a . Предварительный тест 1 . Предварительный тест 2 . Среднесрочная . Посттест . Продолжение . Изменение (%) Претест 2-Посттест b .
    Первоначальный контакт 173,5
    Паретическая конечность 172,1 171,3 176,3 175,8 177,0 175,8 177,0 175,8 177,0 909 166,9 174,0 175,8 173,3 5.3
    Средняя стойка 163–171
    Паретическая конечность 159,8 159,9 164,6 162,1 165,7 162,1 165,7 909 43 166,8 167,1 170,6 167,5 2,3
    Снос 144–150
    Паретический отвод
    154,4 146,5 143,5 148,3 -7,1
    Непаретичная конечность 123,6 125,3 1243122,3 116–118
    Паретическая конечность 149,9 150,5 142,5 140,5 145,5 −6.3
    Непаретичная конечность 119,9 119,9 115,9 117,0 123,5 −2,4
    Угловое соединение

    Угловое соединение в плоскости 2

    в каждой сессии тестирования в 4 критических временных точках цикла походки (полное разгибание = 180 °)

    165495 943 943 948 943 943 165,7 9134 165495 943 943 948 943 943 165,7 описание общего диапазона движений колена (то есть разницы между максимальным углом разгибания и максимальным углом сгибания) представлено на рисунке 6. После практики у пациента наблюдалось чистое увеличение диапазона движений паретичного колена. как на непаретичном колене, при этом прирост частично сохранялся при последующем наблюдении.Тем не менее, объем движений на паретической стороне был существенно ограничен по сравнению с непораженной стороной. Кроме того, диапазон движений на здоровой стороне при последующем наблюдении также был несколько уменьшен по сравнению с нормальными значениями.

    Рис. 6.

    Общий объем движений в коленном суставе пациента (паретичная конечность по сравнению с непаретичной конечностью). * Данные взяты из: Winter DA. Биомеханика и моторный контроль походки человека: нормальные, пожилые и патологические .Ватерлоо, Онтарио, Канада: Биомеханика Ватерлоо; 1991.

    Рис. 6.

    Общий объем движений в колене пациента (паретичная конечность по сравнению с непаретичной конечностью). * Данные взяты из: Winter DA. Биомеханика и моторный контроль походки человека: нормальные, пожилые и патологические . Ватерлоо, Онтарио, Канада: Биомеханика Ватерлоо; 1991.

    МВт был высоко мотивирован на протяжении всего периода вмешательства и присутствовал на всех сессиях. Начиная с третьей недели, он сообщил о повышении уверенности в себе во время походки и возобновил часть амбулаторных занятий на открытом воздухе, которые он делал до инсульта.

    Обсуждение

    Целью этого отчета было описание применения практики ИМ для улучшения ходьбы у одного человека с гемипарезом. Наблюдаемое у пациента увеличение скорости походки обнадеживает и требует дальнейшего изучения.

    Височно-пространственные характеристики походки показывают, что на частоту вращения педалей особенно отрицательно повлиял удар, и что улучшение скорости походки было обусловлено, главным образом, увеличением длины шага и, в меньшей степени, увеличением частоты вращения педалей (что продемонстрировано увеличением частоты шагов). из 19.4% и 3,4% от второго исходного уровня до оценки после вмешательства для длины шага и частоты вращения педалей соответственно). Более того, увеличение частоты вращения педалей было почти потеряно при 6-недельном наблюдении, тогда как увеличение длины шага здоровой нижней конечности было почти полностью сохранено при последующем наблюдении.

    В предыдущих исследованиях MI для контроля временных параметров использовалась хронометрия 62,63 . Возможно, контролю и усилению каденции могло способствовать аналогичное использование метронома в текущей работе, и такое использование рекомендуется для будущих исследований.Сокращение периода двойной поддержки также является положительным моментом, указывая на то, что MW стал способен снизить свои пределы безопасности в пользу более быстрой походки. Обратите внимание, что относительное уменьшение периода двойной опоры было менее выраженным, чем абсолютное уменьшение из-за общего сокращения продолжительности цикла походки.

    Несмотря на эти очевидные улучшения, симметрия походки не показала улучшения, и не было отмечено каких-либо изменений в баллах по шкале Тинетти. Эта клиническая шкала исследует аспекты походки, которые обычно не поддаются количественной оценке с помощью измерительных приборов.Оценка ниже 9 из 12 указывает на риск падения. 45 MW получил 8 баллов из-за плохой симметрии, недостаточного зазора левой ступни и выраженного одностороннего раскачивания туловища, ни одно из которых не было удовлетворительно улучшено с помощью практики ИМ.

    Предположительно, вмешательство ИМ, применяемое здесь, недостаточно изменило асимметрию, которая является неотъемлемой чертой гемипареза. За практикой походки как единицы деятельности последовало улучшение функциональной походки и скорости с одновременными изменениями в обеих нижних конечностях.У пациента сохранилась асимметричная походка. Стоит отметить, что образы М.В. были сосредоточены на асимметричном образце походки на протяжении всей умственной практики, поскольку он признал, что не может представить себе симметричную ходьбу. Возможно, для облегчения этого специфического расстройства требуется более энергичная практика ИМ для конкретных нарушенных функций паретичной нижней конечности, а также для симметричной походки. Чтобы прояснить этот вопрос, необходимы дополнительные исследования.

    Что касается диапазона движений коленного сустава, наиболее заметными наблюдениями было увеличение разгибания колена при начальном контакте и сгибания колена во время замаха.Оба изменения могли позволить качающейся конечности пройти большую дугу до первоначального контакта, тем самым увеличив длину шага. Комментарий супруги М.В. о том, что его волочение паретичной нижней конечности уменьшилось после вмешательства, согласуется с улучшением сгибания во время качания. Сам М.В. поддержал это мнение, заявив, что после вмешательства МИ он уделял больше внимания событиям одиночной стойки и качания пораженной нижней конечности.

    В заключение, информация, представленная в этом отчете, указывает на потенциальный вклад практики ИМ в скорость ходьбы, причем эти улучшения частично выходят за рамки периода практики.Наблюдаемые здесь двусторонние эффекты могут быть функцией уровня вмешательства, связанного с этим подходом, поскольку он требует выполнения когнитивной задачи и предположительно включает в себя планирование и мысленную репетицию всей задачи походки. Возможно, больше пользы можно получить, если сосредоточить больше внимания на изображениях поражений пораженной стороны. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы лучше осветить преимущества этого подхода и желаемую направленность вмешательства.

    Список литературы

    1

    Йоргенсен

    HS

    ,

    Накаяма

    H

    ,

    Raaschou

    HO

    ,

    Olsen

    TS

    .

    Восстановление функции ходьбы у пациентов с инсультом: Копенгагенское исследование инсульта

    .

    Arch Phys Med Rehabil

    .

    1995

    ;

    76

    :

    27

    32

    ,2

    Ричардс

    класс

    ,

    Олни

    SJ

    .

    Гемипареальная походка после инсульта, часть II: восстановление и физиотерапия

    .

    Походка

    .

    1996

    ;

    4

    :

    149

    162

    ,3

    Олни

    SJ

    ,

    Ричардс

    CL

    .

    Гемипаретическая походка после гребка, часть I: характеристика

    .

    Походка

    .

    1996

    ;

    4

    :

    136

    148

    ,4

    Озригин

    N

    ,

    Болукабси

    N

    ,

    Mehmet

    B

    ,

    Sevim

    O

    .

    Кинематический анализ походки у пациентов с гемиплегией

    .

    Scand J Rehabil Med

    .

    1993

    ;

    25

    :

    51

    55

    ,5

    Brandstater

    ME

    ,

    de Bruin

    H

    ,

    Gowland

    C

    ,

    Clark

    BM

    .

    Гемиплегическая походка: анализ временных переменных

    .

    Arch Phys Med Rehabil

    .

    1983

    ;

    64

    :

    583

    587

    ,6

    Перри

    Дж

    ,

    Garrett

    M

    ,

    Gronley

    JK

    ,

    Mulroy

    SJ

    .

    Классификация инвалидности при ходьбе в популяции с инсультом

    .

    Ход

    .

    1995

    ;

    26

    :

    982

    989

    .7

    Райерсон

    S

    ,

    Левит

    К

    .

    Переобучение функциональным движениям: дополнительная модель реабилитации после инсульта

    .

    Нью-Йорк, Нью-Йорк

    :

    Черчилль Ливингстон Инк;

    1997

    .8

    Дэвис

    PM

    .

    Что нужно делать: комплексное лечение пациентов с гемиплегией

    .

    Берлин, Германия

    :

    Springer Verlag;

    2000

    :

    235

    276

    ,9

    Шамуэй-Кук

    А

    ,

    Woollacott

    MH

    .

    Управление двигателем: теория и практика

    .

    Балтимор, Мэриленд

    :

    Уильямс и

    Уилкинс;

    2001

    :

    369

    390

    .10

    Малуин

    F

    ,

    Potvin

    M

    ,

    Prevost

    J

    и др. .

    Использование интенсивной целевой программы тренировки ходьбы у ряда пациентов с острыми нарушениями мозгового кровообращения

    .

    Phys Ther

    .

    1992

    ;

    72

    :

    781

    –789; обсуждение 789–793.11

    Рединг

    МДж

    ,

    МакДауэлл

    FH

    .

    Целенаправленные программы реабилитации после инсульта улучшают исходы

    .

    Arch Neurol

    .

    1989

    ;

    46

    :

    700

    701

    .12

    Ричардс

    класс

    ,

    Malouin

    F

    ,

    Wood-Dauphinee

    S

    и др. .

    Специализированная физиотерапия для оптимизации восстановления походки у пациентов с острым инсультом

    .

    Arch Phys Med Rehabil

    .

    1993

    ;

    74

    :

    612

    620

    ,13

    Малдер

    т

    ,

    Nienhuis

    B

    ,

    Pauwels

    J

    .

    Оценка восстановления моторики: новый взгляд на старую проблему

    .

    Дж Электромиогр Кинезиол

    .

    1996

    ;

    6

    :

    137

    145

    .14

    Малдер

    т

    ,

    Nienhuis

    B

    ,

    Pauwels

    J

    .

    Клинический анализ походки в контексте реабилитации: некоторые спорные вопросы

    .

    Clin Rehabil

    .

    1998

    ;

    12

    :

    99

    106

    ,15

    Фон Кох

    л

    ,

    Wottrich

    AW

    ,

    Holmqvist

    LW

    .

    Реабилитация дома по сравнению с больницей: важность контекста

    .

    Disabil Rehabil

    .

    1998

    ;

    20

    :

    367

    372

    ,16

    Фон Кох

    л

    ,

    Holmqvist

    LW

    ,

    Kostulas

    V

    и др. .

    Рандомизированное контролируемое исследование реабилитации в домашних условиях после инсульта на юго-западе Стокгольма: результат через шесть месяцев

    .

    Scand J Rehabil Med

    .

    2000

    ;

    32

    :

    80

    86

    ,17

    Фон Кох

    л

    ,

    Holmqvist

    LW

    ,

    Wottrich

    AW

    и др. .

    Реабилитация дома после инсульта: описательное исследование индивидуального вмешательства

    .

    Clin Rehabil

    .

    2000

    ;

    14

    :

    574

    583

    .18

    Boschker

    MS

    ,

    Баккер

    FC

    ,

    Ритберг

    MB

    .

    Эффекты обратной интерференции мысленно воображаемой скорости движения

    .

    J Sports Sci

    .

    2000

    ;

    18

    :

    593

    603

    ,19

    Ханакава

    т

    ,

    Immisch

    I

    ,

    Toma

    K

    и др..

    Функциональные свойства областей мозга, связанные с моторным исполнением и воображением

    .

    Дж Нейрофизиол

    .

    2003

    ;

    89

    :

    989

    1002

    ,20

    Мерфи

    SM

    ,

    Jowdy

    DP

    , ред.

    Образцы и ментальная практика

    .

    Шампейн, Иллинойс

    :

    Human Kinetics Inc;

    1992

    .21

    Махони

    МДж

    ,

    Авенер

    М

    .

    Психология спортсмена высокого уровня: исследовательское исследование

    .

    Когнитивная терапия и исследования

    .

    1977

    ;

    1

    :

    135

    141

    ,22

    Глиски

    Вт

    ,

    Kihlstrom

    JF

    .

    Перспективы внутренних и внешних мысленных образов и выполнение двух задач

    .

    Журнал спортивного поведения

    .

    1996

    ;

    19

    :

    3

    18

    ,23

    Гордон

    S

    ,

    Вайнберг

    R

    . Влияние внутренних и внешних образов на результаты в крикете

    . Журнал спортивного поведения

    .

    1994

    ;

    17

    :

    60

    76

    .

    24

    Зал

    CR

    .

    Индивидуальные различия в умственной практике и представлениях о двигательных навыках

    .

    Может J Appl Sport Sci

    .

    1985

    ;

    10

    (

    4

    ):

    17S

    21S

    ,25

    Зал

    CR

    ,

    Роджерс

    WM

    ,

    Barr

    KA

    .

    Использование изображений спортсменами в отдельных видах спорта

    .

    Спортивный психолог

    .

    1990

    ;

    4

    :

    1

    10

    ,26

    Аннет

    Дж

    .

    Обучение моторике: спортивная наука и перспективы эргономики

    .

    Эргономика

    .

    1994

    ;

    37

    :

    5

    16

    .27

    Харди

    л

    ,

    Фазей

    Дж

    .

    Психологическая репетиция: руководство по спортивным достижениям

    . Лидс, Соединенное Королевство: Национальный фонд коучинга;

    1990

    .

    28

    Гулд

    D

    ,

    Бамаджян

    N

    .

    Обучение работе с изображениями для максимальной производительности

    . В:

    Brewer

    BW

    , ed.

    Изучение спорта и психологии физических упражнений

    .

    Вашингтон, округ Колумбия

    :

    Американская психологическая ассоциация;

    1997

    :

    25

    50

    ,29

    Юэ

    G

    ,

    Коул

    КДж

    .

    Увеличение силы за счет двигательной программы: сравнение тренировки с максимальными произвольными и воображаемыми сокращениями мышц

    .

    Дж Нейрофизиол

    .

    1992

    ;

    67

    :

    1114

    1123

    ,30

    Ягуэс

    л

    ,

    Nagel

    D

    ,

    Hoffman

    H

    и др. .

    Мысленный путь к моторному обучению: улучшение траекторной кинематики посредством тренировки изображений

    .

    Behav Brain Res

    .

    1998

    ;

    90

    :

    95

    106

    .31

    Decety

    Дж

    ,

    Буассон

    Д

    .

    Влияние травм головного и спинного мозга на воображение движения

    .

    Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci

    .

    1990

    ;

    240

    :

    39

    43

    ,32

    Харрис

    DV

    ,

    Робинсон

    WJ

    .

    Влияние уровня навыков на ЭМГ-активность во время внутренней и внешней визуализации

    .

    Журнал спортивной психологии

    .

    1986

    ;

    8

    :

    105

    111

    0,33

    Roure

    R

    ,

    Цанга

    C

    ,

    Deschaumes-Molinaro

    C

    и др. .

    Качество изображения, оцениваемое по вегетативной реакции, коррелирует с улучшением спортивных результатов

    .

    Physiol Behav

    .

    1999

    ;

    66

    :

    63

    72

    ,34

    Лафлер

    MF

    ,

    Джексон

    PL

    ,

    Malouin

    F

    и др. .

    Моторное обучение производит параллельные динамические функциональные изменения во время выполнения и воображения последовательных движений стопы

    .

    Нейроизображение

    .

    2002

    ;

    16

    :

    142

    157

    ,35

    Косслин

    SM

    ,

    Ганис

    G

    ,

    Томпсон

    WL

    .

    Нейронные основы образов

    .

    Нат Рев Neurosci

    .

    2001

    ;

    2

    :

    635

    642

    ,36

    Джексон

    PL

    ,

    Lafleur

    MF

    ,

    Malouin

    F

    и др..

    Возможная роль умственной практики с использованием образов движения в неврологической реабилитации

    .

    Arch Phys Med Rehabil

    .

    2001

    ;

    82

    :

    1133

    1141

    0,37

    Ю

    E

    ,

    Park

    E

    ,

    Chung

    B

    .

    Влияние умственной практики на точность определения линий у лиц с гемипаретическим инсультом: предварительное исследование

    .

    Arch Phys Med Rehabil

    .

    2001

    ;

    82

    :

    1213

    1218

    ,38

    стр.

    SJ

    ,

    Левин

    P

    ,

    Sisto

    S

    ,

    Джонстон

    MV

    .

    Рандомизированное исследование эффективности и технико-экономического обоснования изображений при остром инсульте

    .

    Clin Rehabil

    .

    2001

    ;

    15

    :

    233

    240

    .39

    стр.

    SJ

    ,

    Левин

    P

    ,

    Sisto

    SA

    ,

    Johnston

    MV

    .

    Психологическая практика в сочетании с физической практикой при дефиците моторики верхних конечностей при подостром инсульте

    .

    Phys Ther

    .

    2001

    ;

    81

    :

    1455

    1462

    ,40

    Малуин

    F

    ,

    Richards

    CL

    ,

    Belleville

    S

    и др..

    Улучшенные динамические модели нагрузки на нижние конечности с психологической практикой у пациентов с инсультом

    . Доклад представлен на: 14-м Международном конгрессе Всемирной конфедерации физиотерапии; 7–14 июня

    2003

    ; Барселона, Испания.41

    Фольштейн

    MF

    ,

    Folstein

    SE

    ,

    McHugh

    P

    .

    «Мини-психическое состояние»: практический метод оценки когнитивного состояния пациентов для врача

    .

    J Psychiatr Res

    .

    1975

    ;

    12

    :

    189

    198

    ,42

    Махони

    FI

    ,

    Бартель

    D

    .

    Функциональная оценка: индекс Бартеля

    .

    Медицинский центр штата Мэриленд J

    .

    1965

    ;

    14

    :

    56

    61

    ,43

    Зал

    С

    ,

    Мартин

    К

    .

    Измерение способностей к изображениям движений: новая редакция анкеты по изображениям движений

    .

    Журнал мысленных образов

    .

    1997

    ;

    21

    :

    143

    154

    ,44

    Зал

    EG

    ,

    Понграц

    Дж

    .

    Опросник изображений движения

    . Лондон, Онтарио, Канада: Университет Западного Онтарио;

    1983

    .

    45

    Тинетти

    ME

    .

    Оценка проблем с подвижностью у пожилых пациентов, ориентированная на результат

    .

    Дж. Ам Гериатр Соц

    .

    1986

    ;

    34

    :

    119

    126

    ,46

    Уитни

    SL

    ,

    Пул

    JL

    ,

    Касс

    SP

    .

    Обзор весов для пожилых людей

    .

    Am J Occup Ther

    .

    1998

    ;

    52

    :

    666

    671

    ,47

    Райче

    кв.м

    ,

    Hebert

    R

    ,

    Prince

    F

    ,

    Corriveau

    H

    .

    Скрининг пожилых людей с риском падения с помощью весов Tinetti

    .

    Ланцет

    .

    2000

    ;

    356

    (

    9234

    ):

    1001

    1002

    , 48

    Уилсон

    DJ

    ,

    Smith

    BK

    ,

    Gibson

    JK

    и др. .

    Точность оцифровки автоматическим и ручным методами

    .

    Phys Ther

    .

    1999

    ;

    79

    :

    558

    566

    .49

    Стакпул-Ши

    S

    ,

    Shea

    G

    ,

    Otago

    L

    ,

    Payne

    W

    .

    Аппаратные аспекты клинической и компьютеризированной методики измерения углов стопы

    .

    J Хирургическая операция на голеностопном суставе

    .

    1998

    ;

    37

    :

    410

    415

    ,50

    Кляйн

    PJ

    ,

    DeHaven

    JJ

    .

    Точность трехмерных линейных и угловых оценок, полученных с помощью системы анализа производительности Ariel

    .

    Arch Phys Med Rehabil

    .

    1995

    ;

    76

    :

    183

    189

    ,51

    Гундерсен

    LA

    ,

    Valle

    DR

    ,

    Barr

    AE

    и др. .

    Двусторонний анализ колена и голеностопного сустава во время ходьбы: исследование взаимосвязи между латеральным доминированием и симметрией

    .

    Phys Ther

    .

    1989

    ;

    69

    :

    640

    650

    ,52

    Голди

    PA

    ,

    Матьяс

    TA

    ,

    Evans

    OM

    .

    Походка после удара: начальный дефицит и изменения во временных паттернах для каждой фазы походки

    .

    Arch Phys Med Rehabil

    .

    2001

    ;

    82

    :

    1057

    1065

    .53

    Зеленый

    Дж

    ,

    Forster

    A

    ,

    Young

    J

    .

    Исследование надежности повторного тестирования индекса Бартеля, индекса мобильности Ривермида, Ноттингемской шкалы расширенной активности повседневной жизни и индекса активности Френчай у пациентов с инсультом

    .

    Disabil Rehabil

    .

    2001

    ;

    23

    :

    670

    676

    .54

    Зальбах

    НМ

    ,

    Mayo

    NE

    ,

    Higgins

    J

    и др. .

    Отзывчивость и предсказуемость скорости походки и других показателей инвалидности при остром инсульте

    .

    Arch Phys Med Rehabil

    .

    2001

    ;

    82

    :

    1204

    1212

    ,55

    Suzuki

    К

    ,

    Yamada

    Y

    ,

    Handa

    T

    и др..

    Взаимосвязь между длиной шага и скоростью ходьбы при тренировке ходьбы у пациентов с гемипаретическим инсультом

    .

    Am J Phys Med Rehabil

    .

    1999

    ;

    78

    :

    147

    152

    .56

    Suzuki

    К

    ,

    Imada

    G

    ,

    Iwaya

    T

    и др. .

    Детерминанты и предикторы максимальной скорости ходьбы при компьютерной тренировке ходьбы у пациентов с гемипаретическим инсультом

    .

    Arch Phys Med Rehabil

    .

    1999

    ;

    80

    :

    179

    182

    ,57

    Fairweather

    ММ

    ,

    Боковой

    B

    .

    Идеокинетические образы как техника развития позы

    .

    Res Q Exerc Sport

    .

    1993

    ;

    64

    :

    385

    392

    ,58

    Вульф

    G

    ,

    Horger

    M

    ,

    Shea

    CH

    .

    Преимущества блокированной последовательной обратной связи при обучении сложным двигательным навыкам

    .

    Дж. Мот Поведение

    .

    1999

    ;

    31

    :

    95

    103

    ,59

    Максвелл

    JP

    ,

    Мастерс

    RS

    ,

    Eves

    FF

    .

    От новичка до незнакомца: продольное исследование неявного моторного обучения

    .

    J Sports Sci

    .

    2000

    ;

    18

    :

    111

    120

    .60

    Винштейн

    CJ

    ,

    Pohl

    PS

    ,

    Cardinale

    C

    и др. .

    Изучение навыка частичной нагрузки на вес: эффективность двух форм обратной связи

    .

    Phys Ther

    .

    1996

    ;

    76

    :

    985

    993

    .61

    Бойд

    LA

    ,

    Винштейн

    CJ

    .

    Неявное обучение моторной последовательности у людей после одностороннего инсульта: влияние практики и явных знаний

    .

    Neurosci Lett

    .

    2001

    ;

    298

    :

    65

    69

    0,62

    Смания

    N

    ,

    Базоли

    F

    ,

    Пива

    D

    ,

    Guidetti

    G

    .

    Визуомоторика и реабилитация запущенных

    .

    Arch Phys Med Rehabil

    .

    1997

    ;

    78

    :

    430

    436

    0,63

    Папаксантис

    С

    ,

    Schieppati

    M

    ,

    Gentili

    R

    ,

    Pozzo

    T

    .

    Воображаемые и фактические движения руки имеют одинаковую продолжительность, если они выполняются в разных условиях направления и массы

    .

    Эксперимент Мозг Res

    .

    2002

    ;

    143

    :

    447

    452

    .

    Заметки автора

    © 2004 Американская ассоциация физиотерапии

    границ | Постинсультная гемиплегическая походка: новые перспективы и выводы

    Введение

    Инсульт — основная причина серьезной длительной нетрудоспособности (Benjamin et al., 2017). Дисфункция ходьбы встречается более чем у 80% выживших после инсульта (Duncan et al., 2005). Несмотря на усилия по реабилитации, 25% всех выживших после инсульта имеют остаточные нарушения походки, которые требуют полной физической помощи перед выпиской из больницы (Hendricks et al., 2002). Следовательно, нарушение походки затрудняет выполнение повседневной деятельности и затрудняет подвижность. Нарушение походки характеризуется ярко выраженной клинической картиной асимметрии походки по сравнению со здоровыми людьми (Olney, Richards, 1996; Richards and Olney, 1996). У выживших после инсульта обычно наблюдается пониженная фаза опоры и длительная фаза качания паретической стороны.Кроме того, скорость ходьбы уменьшается, а длина шага короче (Perry and Burnfield, 2010). Эти аномалии походки наряду с мышечной слабостью повышают риск падений у выживших после инсульта (Dobkin, 2005; Batchelor et al., 2012). Люди, пережившие инсульт, обычно падают во время ходьбы (Hyndman et al., 2002). Таким образом, повышение безопасности и скорости ходьбы является основной целью для переживших инсульт людей с точки зрения предотвращения падений и улучшения качества жизни (Olney and Richards, 1996; Dobkin, 2005).

    Ходьба — это явление, которое считается само собой разумеющимся для здоровых людей, но требует чрезвычайно сложного процесса нейромышечно-скелетного контроля. Активация мышц нижних конечностей, туловища и верхних конечностей в определенном пространственно-временном паттерне требуется для обеспечения надлежащего положения суставов для поддержки и увеличения веса тела в различных фазах циклов походки. В большинстве ситуаций человеческая ходьба с комфортной скоростью по ровной поверхности в первую очередь обеспечивается стволовыми и спинными механизмами (Dietz, 1996; Nielsen, 2003).Однако супраспинальный контроль добавляет сложности и гибкости контролю походки и универсальности походки для удовлетворения динамических потребностей и проблем окружающей среды (Dietz, 1996; Nielsen, 2003). Спастичность и парез — основные двигательные нарушения после инсульта (Li, 2017). В контексте спастического гемипареза мышцы являются слабыми и спастичными и имеют разный уровень поражения, включая различные области верхней конечности, туловища и нижней конечности с одной стороны. В результате клинически выявляется широкий спектр аномалий походки.

    В этой статье основные кинематические детерминанты и нейронный контроль нормальной походки человека кратко рассматриваются с исторической точки зрения. Затем обобщаются текущие данные о гемиплегической походке после инсульта в результате изменения нервного контроля. Основываясь на последних достижениях в патофизиологии мышечной слабости и спастичности после инсульта, предлагается новая перспектива понимания гемиплегической походки после инсульта. Обсуждаются его клинические последствия для лечения гемиплегической походки.

    Основные кинематические детерминанты нормальной походки человека

    С биомеханической и кинезиологической точки зрения ходьба человека может быть описана как прогрессирование чередующихся опорных конечностей. Таким образом, смещение центра тяжести (COG) всего тела рассматривается как конечный результат всех мышечных сил, действующих на тело во время прогрессирования. При нормальной ходьбе по горизонтальной плоскости центр тяжести тела следует плавной регулярной кривой в трехмерном пространстве. Размах амплитуды составляет ~ 5 см в вертикальной и медиолатеральной плоскостях соответственно Saunders et al.(1953). Используя гипотетическую модель двуногой походки с компасом и элементарные геометрические аргументы, Saunders et al. (1953) предложили шесть кинематических механизмов, которые способствуют эффективному продвижению центра тяжести всего тела в трехмерном пространстве. Эти механизмы называются шестью основными детерминантами походки человека. Они включают вращение таза в поперечной плоскости, наклон таза в корональном плане, сгибание колена в фазе стойки, механизмы стопы и колена и боковое смещение таза (приведение бедра).Эта концепция основных детерминант была первоначально предложена для понимания и лечения патологической походки после ортопедических нарушений, таких как сращение тазобедренного сустава (Saunders et al., 1953). С исторической точки зрения, основные детерминанты походки человека являются фундаментальными концепциями в понимании управления походкой человека и обеспечивают основу для клинического применения анализа походки. Хотя индивидуальная мышечная активность (электромиография, ЭМГ), кинематика суставов и сила реакции опоры не были доступны в исходной модели «походки по компасу», которая допускала только сгибание и разгибание бедра во время ходьбы, эти детерминанты могли хорошо объяснить минимизацию смещения центра тяжести. .

    Вывод о шести детерминантах походки человека подвергался сомнению в ряде исследований (Gard and Childress, 1997, 1999; Croce et al., 2001; Kuo, 2007; Hayot et al., 2013). В самом последнем исследовании (Lin et al., 2014) Lin et al. количественно оценили вклад каждой детерминанты в смещение COG в течение цикла ходьбы у молодых и здоровых людей. Используя концепцию «коэффициента влияния», они обнаружили, что сгибание бедра, сгибание колена в стойке и взаимодействие между голеностопным суставом и стопой значительно минимизируют смещение COG в сагиттальной плоскости; приведение бедра и наклон таза являются основными детерминантами медиолатерального смещения COG в коронарной плоскости; однако вращение таза и наклон таза существенно не влияют на вертикальное смещение центра тяжести.В целом, существует общее согласие между классической статьей Saunders et al. И этим исследованием с исчерпывающими количественными кинематическими данными отдельных суставов. Это подтверждает, что движения тазового пояса (наклон таза, сгибание и приведение бедра) вносят значительный вклад в смещение COG в трехмерном пространстве во время ходьбы.

    Нейронный контроль нормальной походки человека

    Однако вышеупомянутые кинематические механизмы не могут учесть почти идеальную кинематическую траекторию во время ходьбы человека по ровной поверхности.Дистальная часть стопы в фазе качания поднимается только на 1-2 см с вариациями от шага к шагу менее 4 мм (Winter, 1992). Этого смещения достаточно, чтобы не споткнуться, но не больше, чем необходимо. Эта замечательная точность положения стопы в фазе замаха определяется и конечным результатом скоординированной активации мышц нижних конечностей напрямую и мышц туловища и рук косвенно. Количество различных комбинаций активации мышц, которые приводят к одному и тому же положению стопы, практически бесконечно, т.е.э., проблема моторного резервирования (Бернштейн, 1967). Как предположил Бернштейн (1967), мозг может контролировать только конечную точку, то есть положение стопы в данном случае, обеспечивая при этом значительную гибкость для определенных мышечных действий. Используя этот фундаментальный подход, мышечная активность не контролируется индивидуально. Им разрешается иметь большой диапазон гибкости при условии, что все они масштабированы относительно друг друга, чтобы обеспечить конечную точку: положение стопы в желаемом диапазоне. Эти мышцы скоординированы и организованы в функциональные группы.Их часто называют мышечной синергией или модулями (Ting and McKay, 2007; Drew et al., 2008).

    Различные модули описаны в соответствии с их биомеханическими функциями для всей конечности или всего тела во время различных типов локомоторных функций, таких как контроль равновесия или ходьба (Beyaert et al., 2015). Для выполнения подзадач по ходьбе достаточно пяти модулей (Neptune et al., 2009). Модуль 1 включает в себя среднюю ягодичную, большую и прямую мышцы бедра, которые в первую очередь способствуют поддержке тела в ранней стойке.Модуль 2 (камбаловидная мышца и икроножная мышца) активируется как во время поддержки тела, так и во время движения в поздней стойке. Модуль 3 (прямая мышца бедра и передняя большеберцовая мышца) замедляет движение ноги при раннем и позднем замахе, а также генерирует энергию для туловища на протяжении фазы замаха. Модуль 4 в основном состоит из мышц задней поверхности бедра. Активация этих мышц замедляет ипсилатеральную ногу до удара пяткой. Модуль 3 и модуль 5 (подвздошно-поясничная мышца) действуют вместе, ускоряя ипсилатеральную ногу вперед при раннем замахе.Эти модули представляют собой общий репертуар двигательных действий, которые могут быть задействованы в различных комбинациях и в разное время для различных потребностей в управлении движением и балансом, а также для произвольного, ритмичного и реактивного локомоторного поведения (McGowan et al., 2010; Allen и Нептун, 2012; Beyaert et al., 2015).

    В процесс контроля походки вовлечены обширные нервные структуры и проводящие пути, включая спинной мозг, ствол мозга, мозжечок, базальные ганглии, лимбическую систему и кору головного мозга, а также их взаимодействие с окружающей средой (см. Обзор Nielsen, 2003; Beyaert и другие., 2015). Вкратце, вышеупомянутые двигательные модули в значительной степени контролируются спинным мозгом и стволом мозга под регулирующим контролем мозжечка. В частности, ретикулярная формация костного мозга (PMRF) и вестибулярные ядра обеспечивают поддержку тела и контроль баланса, тем самым обеспечивая вертикальное положение против силы тяжести за счет активации мышц-разгибателей туловища и нижних конечностей. Дополнительные нейроны в PMRF активируют спинномозговую локомоторную сеть под влиянием мезэнцефалической локомоторной области и субталамической локомоторной области или мозжечка.Активация этой сети обеспечивает ритмичную двигательную активность. Эти структуры представляют собой автоматические процессы, одновременно контролируя опору тела, баланс и ритмичную двигательную активность. Однако передвижение происходит только тогда, когда этот автоматический процесс инициируется «добровольно» или «эмоционально». Волевой процесс затрагивает кору головного мозга, а эмоциональный процесс — лимбическую систему. Базальные ганглии влияют на волевые, эмоциональные и автоматические процессы посредством взаимодействия с корой головного мозга, лимбической системой и стволом мозга соответственно.Кроме того, сенсорная обратная связь в реальном времени через зрительные, вестибулярные и проприоцептивные сигналы имеет решающее значение для локомоторной адаптации. Таким образом, ходьба в основном является результатом автоматического процесса, в котором задействованы спинной мозг и механизмы ствола мозга. Обычно это достигается и поддерживается без осознания и когнитивной обработки.

    Измененный нервный контроль и патомеханика походки после инсульта с гемиплегией

    Механизмы нервного контроля изменены у переживших инсульт с дисфункцией ходьбы.По сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы, у выживших после инсульта меньше модулей во время ходьбы (Clark et al., 2010). В своем исследовании (Clark et al., 2010) Кларк и его коллеги проанализировали модули, основанные на сигналах ЭМГ от восьми мышц ног у 55 пациентов с хроническим инсультом и у 20 контрольных групп. У большинства пораженных ног было всего два-три модуля. Эти модули были объединены с модулями, наблюдавшимися у контрольных субъектов, что привело к менее независимому нервному контролю пораженной ноги. Кроме того, авторы сообщили, что количество упрощенных модулей коррелировало с предпочтительной скоростью ходьбы, модуляцией скорости, асимметрией длины шага и асимметрией движущей силы.Другими словами, выжившие после инсульта с меньшим количеством модулей на паретичной конечности ходят медленнее и демонстрируют большую асимметрию походки (Routson et al., 2014). Эта модификация модульной организации, вероятно, отражает реакцию центральной нервной системы на мышечную слабость и отсутствие произвольного мышечного контроля на пораженной стороне для улучшения поддержки тела и передвижения. В дополнение к упрощенной модульной организации также часто возникают аномальные мышечные синергии и спастические синергетические паттерны активации (Kline et al., 2007; Finley et al., 2008). Например, Finley et al. продемонстрировали опосредованную рефлексами связь между сгибанием бедра и разгибанием колена у выживших после инсульта (Finley et al., 2008). В результате аномальной активности мышц положение суставов изменяется в состоянии покоя, а движения суставов объединяются во время ходьбы.

    Клинически наблюдается полный спектр аномалий походки, в зависимости от уровня мышечной слабости, тяжести спастичности, компенсаторных механизмов и их взаимодействия.В первую очередь из-за силы мышц на паретической стороне существует иерархия нарушений походки. В соответствии со скоростью ходьбы, соответствующей мышечной слабости, выжившие после инсульта делятся на четыре группы с различными характеристиками нарушений походки (Mulroy et al., 2003). Это: быстрая ходьба, умеренная ходьба, медленно-выдвинутая ходьба (обходная походка) и медленно-сгибаемая ходьба.

    В группе быстроходящих людей, переживших инсульт, скорость ходьбы составляет ~ 44% от нормальной. В конечной стойке пятка не поднимается из-за недостаточной силы подошвенных мышц.В остальном отличительные признаки походки находятся в пределах нормы. Гиперэкстензия колена в фазе опоры компенсирует недостаточный подъем пятки, чтобы тело могло перекатиться вперед на переднюю часть стопы. Таким образом, длина шага является вторичной из-за отсутствия передачи импульса от непораженной конечности.

    Скорость обычного пешехода средней продолжительности составляет ~ 21% от нормальной скорости ходьбы. Выживший после инсульта может ходить без посторонней помощи. Мышцы-сгибатели подошв на паретичной стороне еще более ослаблены.Есть некоторая слабость в разгибателях бедра (максимальная ягодичная мышца) и разгибателях колена (четырехглавой мышце). Наряду со слабостью максимальные ягодичные мышцы, четырехглавые мышцы и подошвенные сгибатели начинают проявлять спастические реакции на быстрое растяжение. В результате в фазе средней стойки происходит чрезмерное сгибание колена и бедра. Из-за отсутствия предварительного движения вперед через коромысло носка, подошвенное сгибание лодыжки, сгибание колена и отрыв пятки неадекватны в конечной стойке. Тем не менее, оставшийся в живых все еще может достичь нейтрального положения ступни для освобождения в середине фазы замаха.

    В группе медленно-вытянутой ходьбы четырехглавые мышцы еще больше ослаблены и не могут поддерживать колено во время фазы опоры. Несмотря на свою слабость, большая ягодичная мышца все же достаточно сильна, чтобы втягивать бедренную кость в гиперэкстензию колена и поддерживать тело. Существуют также контрактуры и спастичность подошвенных сгибателей, обеспечивающие необходимую стабильность голеностопного сустава. Во время фазы качания наблюдается стойкая спастичность максимальной ягодичной мышцы и подошвенного сгибателя голеностопного сустава. Для расчистки стопы выполняются походы по бедрам и обход ног.Пережившие инсульт в этой группе обычно нуждаются в вспомогательных приспособлениях для ходьбы. Скорость ходьбы дополнительно снижается на ~ 11% от нормальной скорости.

    В группе ходунков с медленным сгибанием большая ягодичная мышца ослаблена до такой степени, что не может втягивать бедренную кость для стабилизации колена. Ограничение силы в тазобедренных, коленных и голеностопных суставах оставляет у выживших после инсульта способность ходить по доске. В средней стойке наблюдается чрезмерное сгибание бедра и колена, тыльное сгибание голеностопного сустава и наклон туловища вперед.Эта поза сохраняется в фазе качания с помощью. Скорость вспомогательной ходьбы составляет около 10% от нормальной скорости.

    Патофизиология гемипареза и спастичности после инсульта

    Спастичность и мышечная слабость (т. Е. Спастический парез) являются основными двигательными нарушениями и создают серьезные проблемы для ухода за пациентами. По оценкам, спастичность присутствует примерно у 20–40% выживших после инсульта (Zorowitz et al., 2013). Клинически постинсультная спастичность легко распознается как феномен зависящего от скорости увеличения тонических рефлексов растяжения («мышечный тонус») с усиленными подергиваниями сухожилий, возникающими в результате повышенной возбудимости рефлекса растяжения (Lance, 1980).На основе десятилетий исследований на животных и недавних исследований на людях (Brown, 1994; Gracies, 2005; Nielsen et al., 2007; Mukherjee and Chakravarty, 2010; Burke et al., 2013; Stecco et al., 2014; Li and Francisco, 2015), есть успехи в понимании патофизиологии спастичности и ее связи с парезом (Li and Francisco, 2015; Li, 2017). Краткое изложение представлено здесь. У переживших инсульт со спастической гемиплегией происходит повреждение моторной коры и нисходящего кортикоспинального тракта (CST).Эти повреждения вызывают мышечную слабость (обычно гемипарез) сразу после инсульта, включая мышцы верхних конечностей, туловища и нижних конечностей на стороне поражения. С другой стороны, нейропластичность возникает и после инсульта. Из-за поражения кортикобульбарных путей, сопровождающегося поражением моторной коры и / или нисходящей CST, развивается бульбоспинальная гипервозбудимость из-за потери супраспинального торможения. В основном это явление растормаживания или разоблачения. Есть несколько потенциальных кандидатов, включая ретикулоспинальные (RST), вестибулоспинальные (VST) и руброспинальные проекции (Miller et al., 2014; Ли и Франциско, 2015; Оуэн и др., 2017). Гипервозбудимость медиальной RST, по-видимому, является наиболее вероятным механизмом, связанным с постинсультной спастичностью (Li and Francisco, 2015). Гипервозбудимость RST обеспечивает беспрепятственный нисходящий возбуждающий сигнал в цепи рефлекса растяжения позвоночника, что приводит к повышенной возбудимости спинномозговых мотонейронов. Это адаптивное изменение может объяснить большинство клинических проявлений спастичности, например, преувеличенный рефлекс растяжения, зависящее от скорости сопротивление растяжению, гиперактивность мышц или спонтанные срабатывания двигательных единиц.Спастичность обычно приводит к синергетическому паттерну активации во время стояния и ходьбы, например синергии сгибателей в верхней конечности и синергии разгибателей в нижней конечности (Francisco and Li, 2016). Сообщается также о взаимосвязи активации между конечностями между верхними и нижними конечностями (Kline et al., 2007).

    Новый взгляд на гемиплегическую походку

    Эти недавние достижения в понимании патофизиологии спастичности и ее связи со слабостью мышц могут помочь нам лучше понять гемиплегическую походку у лиц, переживших инсульт.Учитывая, что расторможенные нисходящие пути ствола мозга (RST и VST) связаны с постинсультной спастичностью, реорганизацией модульного контроля и спастической синергической активацией, новая перспектива для понимания гемиплегической походки схематически проиллюстрирована на рисунке 1. Слабость мышц в первую очередь является результатом повреждение моторной коры и их нисходящей КСТ после инсульта. Сила мышц, особенно сила разгибателей колена, определяет независимость походки (Akazawa et al., 2017). Расторможенные нисходящие пути ствола мозга (RST и VST) гипервозбудимы.Эти нисходящие выступы диффузны, а активированные мышцы организованы в меньшее количество модулей или моторных синергий, которые обеспечивают поддержку тела, стабильность позы и движения (Nielsen, 2003; Beyaert et al., 2015). Кроме того, они также опосредуют спастичность и спастические синергетические паттерны. Наиболее часто наблюдаемые паттерны включают синергию сгибателей в верхней конечности и синергию сгибателей в нижней конечности. Эти спастические активации также приводят к ненормальному сцеплению внутри конечности (Finley et al., 2008) и между конечностями (Kline et al., 2007). Взаимодействие между мышечной слабостью, спастичностью и спастической активацией действует на туловище, таз и ноги. Механические последствия этих взаимодействий — клинически наблюдаемые нарушения походки. Примером может служить стереотипная гемиплегическая походка. Это обычно описывается как разгибание бедра, приведение и медиальное вращение, разгибание колена, подошвенное сгибание голеностопного сустава и инверсия. Спастические мышцы синергетически активируются для разгибания бедер и колен во время фазы опоры при ходьбе.Аномальная активация не позволяет бедру и колену сгибаться для освобождения стопы. Чтобы компенсировать эти нарушения, выжившие после инсульта обычно поднимают бедро и обходят пораженную ногу во время фазы качания, чтобы ступня освободилась. Как таковая, она известна как «обходная походка». В зависимости от тяжести слабости и спастичности, а также степени поражения (очаговое, региональное или обширное) клинически наблюдается широкий спектр нарушений походки, как описано выше.

    Рисунок 1. Измененный нервный контроль походки после инсульта. CST, кортикоспинальный тракт; RST, ретикулоспинальный тракт; VST, вестибулоспинальный тракт.

    Последствия для лечения гемиплегической походки

    Повышение безопасности и скорости ходьбы является основной целью реабилитации после инсульта при ходьбе для предотвращения падений и последующего улучшения качества жизни (Olney and Richards, 1996; Dobkin, 2005). Обычно используется комплексный междисциплинарный подход, который поощряется для получения максимальных клинических результатов для выживших после инсульта.Программы реабилитации походки включают тренировку силы мышц, тренировку походки для конкретных задач, тренировку на беговой дорожке, электромеханическую и роботизированную тренировку ходьбы, функциональную электрическую стимуляцию, ортезы голеностопного сустава (AFO), виртуальную реальность, мысленную практику с двигательными образами и инъекции ботулотоксина. спастические мышцы (Verma et al., 2012; Tenniglo et al., 2014; Beyaert et al., 2015; Hsu et al., 2017; Jacinto, Reis Silva, 2018). Предлагаемая новая перспектива также имеет клиническое значение для улучшения лечения гемиплегической походки.Некоторые области обсуждаются здесь в качестве примеров.

    Спастическая кинетическая цепь и ортопедическое лечение

    Как указано выше и на Рисунке 1, аномалия походки является механическим следствием изменения нервного контроля после инсульта. Аномальная осанка сустава во время фазы опоры представляет собой чистый результат взаимодействия между силой реакции опоры и активацией спастических паретичных мышц. Например, неадекватная поддержка квадрицепса часто приводит к уникальной аномалии суставов во время фазы стойки, т.е.е., большее сгибание колена в группе ходоков со средней степенью ходьбы. В этом положении колена сила реакции опоры направляется дальше вперед от голеностопного сустава, сзади от коленного сустава и впереди от тазобедренного сустава. В ответ на увеличенный момент, приложенный к каждому суставу кинетической цепи, спастическая активация ягодичных мышц для помощи разгибанию бедра, четырехглавых мышц для помощи разгибанию колена, а также подошвенных сгибателей и инверторов голеностопного сустава для содействия тыльному сгибанию и стабилизации голеностопного сустава. Для такой спастической кинетической цепи фиксация ортезом на голеностопном суставе для уменьшения угла тыльного сгибания голеностопного сустава, вероятно, эффективна для изменения вектора силы реакции опоры (Owen, 2010).Силы, необходимые для поддержания положения сустава в каждом суставе, уменьшаются, а поддержка тела и стабильность суставов улучшаются.

    Выбор мышц для терапии ботулотоксином

    Терапия ботулотоксином часто используется для лечения спастичности мышц ног с целью улучшения походки (Esquenazi et al., 2015; Baker et al., 2016). Ботулинический токсин (BoNT) блокирует пресинаптическое высвобождение ацетилхолина в нервно-мышечном соединении, поэтому внутримышечная инъекция BoNT может привести к снижению спастичности (Jahn, 2006).Из-за этого инъекция BoNT также приводит к мышечной слабости. Как указано выше, повышенная спастичность четырехглавой мышцы, вероятно, является частью синергетической активации поддержки тела и стабилизации позы. Сила и поддержка четырехглавой мышцы определяют независимость при ходьбе (Akazawa et al., 2017). Хотя спастичность четырехглавой мышцы часто связана с ригидностью коленного сустава, требуется разумное рассмотрение лечения спастичности из-за побочного эффекта мышечной слабости от BoNT. Другое распространенное наблюдение — у выживших после инсульта наблюдается подошвенное сгибание и инверсия голеностопного сустава.Внутримышечные ЭМГ-исследования могут выявить потенциалы спонтанной активации двигательных единиц (MUAP) в большинстве соответствующих мышц, таких как задняя большеберцовая мышца, икроножная мышца, камбаловидная мышца, передняя большеберцовая мышца, длинные мышцы-разгибатели большого пальца стопы, т.е. др., 2013). Неудивительно обнаружить спастичность во всех этих мышцах, учитывая диффузную активацию нисходящих путей ствола мозга. Клиническая картина подошвенного сгибания голеностопного сустава и инверсии голеностопного сустава предполагает, что эта аномалия в первую очередь вызвана задней большеберцовой мышцей, икроножной и камбаловидной мышцами, или спастичность этих мышц перекрывает спастичность передней большеберцовой мышцы и длинных разгибателей большого пальца стопы.Не все мышцы со спастичностью в этом случае нуждаются в инъекции ботулотоксина. Скорее, отбор мышц основан на механических последствиях спастических мышц и их связи с положением голеностопного сустава и стопы во время ходьбы.

    Мышцы таза и контроля осанки

    Основные кинематические детерминанты были первоначально предложены для объяснения вклада отдельных суставов (движения таза, тазобедренного, коленного и голеностопного суставов) в минимизацию смещения центра тяжести. Цель состояла в том, чтобы понять походку человека в целом и объяснить аномалию походки после ортопедических нарушений, в частности, таких как сращение тазобедренного сустава.Как упоминалось выше, эти кинематические детерминанты были в целом подтверждены современным инструментальным анализом походки. Несмотря на то, что три из шести кинематических детерминант связаны с движением таза, исследования ЭМГ почти ограничиваются мышцами ног. Обычно исследуется только одна мышца (большая ягодичная мышца), связанная с движением таза (Perry and Burnfield, 2010). Механизмы нервного контроля (спинномозговая сеть) задействуют мышцы туловища и другие мышцы, связанные с движениями таза. Постинсультный спастический гемипарез может поражать все мышцы пораженной стороны.В зависимости от клинических проявлений эти мышцы таза могут быть основными виновниками нарушений походки (рис. 2). Здесь представлены два случая, чтобы подчеркнуть важность спастической широчайшей мышцы спины и средней ягодичной мышцы и мышц, напрягающих широкую фасцию (TFL), в контроле походки после инсульта. Письменное информированное согласие было получено для научной публикации от обоих пациентов.

    Рис. 2. (A, B) Выживший после инсульта со спастичностью, которая привела к резкому боковому сгибанию туловища и движению бедра до и после инъекции ботулотоксина; (C, D) Выживший после инсульта со спастичностью, которая привела к динамическому приведению бедра и вращению таза кпереди до и после инъекции ботулинического токсина.Подробности см. В тексте.

    Корпус 1

    Женщина-правша 62 лет перенесла ишемический инсульт правой средней мозговой артерии 6 лет назад с остаточной левой спастической гемиплегией. Она могла передвигаться без вспомогательных приспособлений со средней скоростью ходьбы. У нее была умеренная циркулярная походка. Боковое сгибание туловища в левую сторону и походка на левое бедро были заметными и постоянными во время ходьбы. Судя по распространенному происхождению широчайшей мышцы спины от нижних 3–4 ребер, нижнего грудного отдела позвоночника, поясничного отдела позвоночника и гребня подвздошной кости, а также ее прикреплению к межбубчатой ​​борозде плечевой кости, спастическая широчайшая мышца спины считалась причиной развития этого пациента. неправильная осанка во время ходьбы, включая вертикальное поднятие таза в коронарной плоскости, боковое сгибание туловища, приведение плеча и внутреннее вращение (рис. 2А).Под контролем УЗИ в эту мышцу было введено в общей сложности 150 единиц онаботулинтоксина А. Боковое сгибание туловища и подъем таза значительно улучшились через 6 недель после инъекции. Как показано на Рисунке 2B, вертикальное возвышение таза уменьшилось с 19 до 9 ° после инъекции.

    Корпус 2

    У 27-летней правши в анамнезе был инсульт после черепно-мозговой травмы 20 лет назад, в результате которой возникла правосторонняя спастическая гемиплегия. В первые 3 года после аварии она несколько раз получала инъекции ботулотоксина.В положении сидя или лежа на спине у нее была только очень легкая мышечная слабость в правой верхней и нижней конечностях с минимальной или незначительной спастичностью. Основная жалоба заключалась в том, что ее пальцы правой ноги задевали пальцы левой ноги во время фазы маха, то есть проблемного внутреннего вращения и приведения правого бедра, вторичных по отношению к динамическому тонусу (рис. 2С). Согласно возможной патомеханике, динамическая спастичность в правой передней средней ягодичной мышце и мышцах TFL может вызывать чрезмерную переднюю ротацию таза в поперечной плоскости и внутреннюю ротацию бедра, тогда как спастичность приводящей мышцы бедра способствует дальнейшему приведению бедра.В общей сложности 200 единиц инкоботулинумтоксина А вводили в эти мышцы под контролем ультразвуковой визуализации (75 единиц в среднюю ягодичную мышцу, 50 единиц в TFL и 75 единиц в приводящие мышцы бедра). Улучшение осанки при ходьбе при контрольном посещении через 6 недель после инъекции подтвердило анализ патомеханики (рис. 2D).

    Заключительные замечания

    Учитывая, что расторможенные нисходящие пути ствола мозга (RST и VST) связаны с постинсультной спастичностью, реорганизацией модульного контроля и спастической синергической активацией, предлагается новая перспектива для понимания гемиплегической походки.Эта новая точка зрения выделяет постинсультные гемиплегические нарушения походки как механические последствия измененных нейронных механизмов контроля походки человека. Гемиплегическая походка не является результатом изолированного нарушения скелетной мускулатуры, которое часто наблюдается после ортопедических нарушений. При клиническом обсервационном анализе необходимо учитывать мышечную слабость, спастичность и спастическую активацию паретичной руки, туловища и ноги. Эта новая перспектива также продвигает стратегии клинического ведения, как описано выше.Однако это примеры и случаи. Они нуждаются в подтверждении в будущих лабораторных и клинических исследованиях.

    Авторские взносы

    SL разработала первоначальную версию рукописи и создала рисунки. GF и PZ критически отредактировали рукопись и внесли значительный вклад в разработку рукописи. Все авторы прочитали и одобрили окончательную рукопись.

    Финансирование

    Это исследование было частично поддержано NIH NICHD / NCMRR R21HD087128, R21HD0.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    Акадзава Н., Окава Н., Тамура К. и Морияма Х. (2017). Определение порогового значения силы разгибателей колена для определения независимости походки у лиц, переживших хронический инсульт. J. Rehabil. Med. 49, 765–767.DOI: 10.2340 / 16501977-2279

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бейкер Р., Эскенази А., Бенедетти М. Г. и Десловере К. (2016). Анализ походки: клинические факты. евро. J. Phys. Rehabil. Med. 52, 560–574.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Бенджамин, Э. Дж., Блаха, М. Дж., Чиув, С. Е., Кушман, М., Дас, С. Р., Део, Р. и др. (2017). Обновление статистики сердечных заболеваний и инсульта-2017: отчет Американской кардиологической ассоциации. Тираж 135, e146 – e603. DOI: 10.1161 / CIR.0000000000000485

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бернштейн, Н. А. (1967). Координация и регулирование движений. Оксфорд: T. Pergamon Press.

    Google Scholar

    Бейерт, К., Ваза, Р., Фрикберг, Г. Э. (2015). Постинсультная походка: патофизиология и стратегии реабилитации. Neurophysiol. Clin. 45, 335–355. DOI: 10.1016 / j.neucli.2015.09.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чанг, С. Х., Франциско, Г. Э., Чжоу, П., Раймер, В. З., и Ли, С. (2013). Спастичность, слабость, изменчивость силы и устойчивые спонтанные разряды двигательных единиц покоящихся спастически-паретичных мышц двуглавой мышцы плеча при хроническом инсульте. Мышечный нерв 48, 85–92. DOI: 10.1002 / mus.23699

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кларк, Д. Дж., Тинг, Л. Х., Заяц, Ф. Э., Нептун, Р. Р., и Каутц, С. А. (2010). Объединение здоровых двигательных модулей предсказывает снижение двигательной активности и сложность координации мышц после инсульта. J. Neurophysiol. 103, 844–857. DOI: 10.1152 / jn.00825.2009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дрю, Т., Каласка, Дж., И Кручев, Н. (2008). Синергия мышц во время передвижения у кошек: модель управления моторной корой головного мозга. J. Physiol. 586, 1239–1245.DOI: 10.1113 / jphysiol.2007.146605

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дункан, П. В., Зоровиц, Р., Бейтс, Б., Чой, Дж. Й., Гласберг, Дж. Дж., Грэм, Г. Д. и др. (2005). Управление реабилитационной помощью у взрослых после инсульта. руководство по клинической практике. Ход 36, e100 – e143. DOI: 10.1161 / 01.STR.0000180861.54180.FF

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эскенази, А., Мун, Д., Викофф, А., и Сейл, П.(2015). Гемипаретическая походка и изменения функциональных возможностей из-за инъекции онаботулинтоксина А в мышцы нижних конечностей. Toxicon 107, 109–113. DOI: 10.1016 / j.toxicon.2015.08.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Финли, Дж. М., Перро, Э. Дж., И Дахер, Ю. Ю. (2008). Рефлекторная связь растяжения между бедром и коленом: последствия для нарушения походки после инсульта. Exp. Brain Res. 188, 529–540. DOI: 10.1007 / s00221-008-1383-z

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Франциско, Г.Э., и Ли, С. (2016). Спастичность. Физическая медицина и реабилитация, 5-е изд. , изд. D. X. CIfu (Филадельфия, Пенсильвания: Elsevier), 487–489.

    Гард, С.А., и Чилдресс, Д.С. (1997). Влияние тазового крена на вертикальное смещение туловища при нормальной ходьбе. Поза походки 5, 233–238. DOI: 10.1016 / S0966-6362 (96) 01089-2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гард, С.А., и Чилдресс, Д.С. (1999). Влияние сгибания колена в фазе стояния на вертикальное смещение туловища при нормальной ходьбе. Arch. Phys. Med. Rehabil. 80, 26–32. DOI: 10.1016 / S0003-9993 (99) -9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hayot, C., Sakka, S., и Lacouture, P. (2013). Вклад шести основных факторов походки в вертикальную траекторию центра масс и вертикальную силу реакции опоры. Hum. Mov. Sci. 32, 279–289. DOI: 10.1016 / j.humov.2012.10.003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хендрикс, Х.Т., ван Лимбек, Дж., Геуртс, А. К., и Звартс, М. Дж. (2002). Восстановление моторики после инсульта: систематический обзор литературы. Arch. Phys. Med. Rehabil. 83, 1629–1637. DOI: 10.1053 / apmr.2002.35473

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хсу, К. Дж., Ким, Дж., Рот, Э. Дж., Раймер, В. З. и Ву, М. (2017). Принудительное использование паретичной ноги, вызванное ограничивающей силой, приложенной к непаретичной ноге, у людей, перенесших инсульт во время ходьбы. Neurorehabil.Ремонт нейронов 31, 1042–1052. DOI: 10.1177 / 1545968317740972

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хайндман Д., Эшберн А. и Стак Э. (2002). События падений среди людей, перенесших инсульт, живущих в сообществе: обстоятельства падений и характеристики падших. Arch. Phys. Med. Rehabil. 83, 165–170. DOI: 10.1053 / apmr.2002.28030

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хасинто, Л. Дж., И Рейс Сильва, М.(2018). Анализ походки в контексте лечения спастичности. Биосист. Биоробот. 19, 471–487. DOI: 10.1007 / 978-3-319-72736-3_31

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лэнс, Дж. У. (1980). «Краткий обзор симпозиума», в Спастичность: нарушение моторного контроля , ред. Р. Г. Фельдман, Р. Р. Янг и В. П. Коэлла (Чикаго, Иллинойс: Издательство Year Book Medical), 485–494.

    Макгоуэн, К. П., Нептун, Р. Р., Кларк, Д. Дж., И Каутц, С. А. (2010).Модульное управление ходьбой человека: адаптация к изменившимся механическим требованиям. J. Biomech. 43, 412–419. DOI: 10.1016 / j.jbiomech.2009.10.009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Миллер Д. М., Кляйн С. С., Суреш Н. Л. и Раймер В. З. (2014). Асимметрия вестибулярных вызванных миогенных потенциалов у выживших после хронического инсульта со спастической гипертонией: доказательства вестибулоспинальной роли. Clin. Neurophysiol. 125, 2070–2078. DOI: 10.1016 / j.clinph.2014.01.035

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Моттрам, К. Дж., Суреш, Н. Л., Хекман, К. Дж., Горассини, М. А., и Раймер, В. З. (2009). Причины аномальной возбудимости мотонейронов двуглавой мышцы плеча у выживших после спастически-паретического инсульта. J. Neurophysiol. 102, 2026–2038. DOI: 10.1152 / jn.00151.2009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Моттрам, К. Дж., Уоллес, К. Л., Чикандо, К.Н., Раймер В. З. (2010). Причины спонтанной активации двигательных единиц в спастически-паретичной двуглавой мышце плеча у выживших после инсульта. J. Neurophysiol. 104, 3168–3179. DOI: 10.1152 / jn.00463.2010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Малрой С., Гронли Дж., Вайс В., Ньюзэм К. и Перри Дж. (2003). Использование кластерного анализа для классификации паттернов походки пациентов на ранних и поздних этапах восстановления после инсульта. Поза походки 18, 114–125.DOI: 10.1016 / S0966-6362 (02) 00165-0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Нильсен, Дж. Б., Кроун, К. и Халтборн, Х. (2007). Спинальная патофизиология спастичности — с точки зрения фундаментальной науки. Acta Physiol. 189, 171–180. DOI: 10.1111 / j.1748-1716.2006.01652.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Олни, С. Дж., И Ричардс, К. (1996). Гемипаретическая походка после инсульта. Часть I: Характеристики. Поза походки 4, 136–148. DOI: 10.1016 / 0966-6362 (96) 01063-6

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Оуэн, Э. (2010). Важность серьезного отношения к кинематике голени и бедра, особенно при использовании ортезов голеностопного сустава. Prosthet. Orthot. Int. 34, 254–269. DOI: 10.3109 / 030

    .2010.485597

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Оуэн, М., Инго, К., и Девальд, Дж. П. А. (2017). Двигательные нарушения верхних конечностей и микроструктурные изменения бульбоспинальных путей при хроническом гемипаретическом инсульте. Фронт. Neurol. 8: 257. DOI: 10.3389 / fneur.2017.00257

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Перри, Дж., И Бернфилд, Дж. М. (2010). Анализ походки: нормальная и патологическая функция, 2-е изд. . Торофар, Нью-Джерси: SLACK Incorporated.

    Ричардс, К. Л., и Олни, С. Дж. (1996). Гемипаретическая походка после инсульта. Часть II: восстановление и физиотерапия. Поза походки 4, 149–162. DOI: 10.1016 / 0966-6362 (96) 01064-8

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рутсон, Р.Л., Каутц, С. А., Нептун, Р. Р. (2014). Модульная организация при изменении требований к выполнению задач при здоровой походке и походке после инсульта. Physiol. Реп. 2: e12055. DOI: 10.14814 / phy2.12055

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сондерс, Дж. Б., Инман, В. Т., и Эберхарт, Х. Д. (1953). Основные факторы, определяющие нормальную и патологическую походку. J. Bone Joint Surg. Являюсь. 35-А, 543–558. DOI: 10.2106 / 00004623-1

    030-00003

    CrossRef Полный текст

    Стекко, А., Стекко, К., Рагхаван, П. (2014). Периферические механизмы, способствующие спастичности и последствиям для лечения. Curr. Phys. Med. Rehabil. Rep. 2, 121–127. DOI: 10.1007 / s40141-014-0052-3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Теннигло, М. Дж., Недерханд, М. Дж., Принсен, Э. К., Нене, А. В., Ритман, Дж. С., и Буурке, Дж. Х. (2014). Эффект химиоденервации прямой мышцы бедра у взрослых с жесткой походкой в ​​коленях из-за спастического пареза: систематический обзор с метаанализом у пациентов с инсультом. Arch. Phys. Med. Rehabil. 95, 576–587. DOI: 10.1016 / j.apmr.2013.11.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Верма Р., Арья К. Н., Шарма П. и Гарг Р. К. (2012). Понимание контроля походки в постинсультном периоде: значение для лечения. J. Bodyw. Mov. Ther. 16, 14–21. DOI: 10.1016 / j.jbmt.2010.12.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Зоровиц, Р. Д., Гиллард, П. Дж., И Брайнин, М.(2013). Постинсультная спастичность: последствия и нагрузка для переживших инсульт и лиц, осуществляющих уход. Неврология 80, S45 – S52. DOI: 10.1212 / WNL.0b013e3182764c86

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Нейропластические эффекты тренировки конечных эффекторов роботизированной походки при гемипаретическом инсульте: рандомизированное контролируемое исследование

  • 1.

    Husemann, B., Muller, F., Krewer, C., Heller, S. & Koenig, E. обучение с помощью роботизированного ортеза для ходьбы у пациентов с гемипаретическим синдромом после инсульта: рандомизированное контролируемое пилотное исследование. Инсульт 38 , 349–354. https://doi.org/10.1161/01.STR.0000254607.48765.cb (2007).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 2.

    Geroin, C. et al. Комбинированная транскраниальная стимуляция постоянным током и роботизированная тренировка ходьбы у пациентов с хроническим инсультом: предварительное сравнение. Clin. Rehabil. 25 , 537–548. https://doi.org/10.1177/026

    10389497 (2011).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 3.

    Kim, HY, Yang, SP, Park, GL, Kim, EJ & You, JS Лучше всего способствовала активация коры головного мозга во время различных парадигм и скоростей обучения шаганию, беговой дорожке и ходьбе с помощью роботов: функциональная ближняя инфракрасная область спектра спектроскопическое нейровизуализационное исследование. Нейрореабилитация 38 , 171–178 (2016).

    PubMed Google ученый

  • 4.

    Nilsson, L. et al. Тренировка ходьбы пациентов с гемипарезом на ранней стадии после инсульта: сравнение тренировки ходьбы на беговой дорожке с поддержкой веса тела и тренировки ходьбы по земле. Clin. Rehabil. 15 , 515–527 (2001).

    PubMed CAS Google ученый

  • 5.

    Visintin, M., Barbeau, H., Korner-Bitensky, N. & Mayo, N.E. Новый подход к повторной тренировке походки у пациентов с инсультом посредством поддержки веса тела и стимуляции беговой дорожки. Инсульт 29 , 1122–1128 (1998).

    PubMed CAS Google ученый

  • 6.

    Mehrholz, J., Thomas, S. & Elsner, B. Тренировка на беговой дорожке и поддержка веса тела при ходьбе после инсульта. Кокрановская база данных Syst. Ред. 8 , CD002840. https://doi.org/10.1002/14651858.CD002840.pub4 (2017).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 7.

    Kosak, M.C. & Reding, M.J. Сравнение тренировки ходьбы на беговой дорожке с частичной опорой на вес тела и агрессивной ходьбы с опорой после гребка. Neurorehabil. Neural. Ремонт. 14 , 13–19 (2000).

    PubMed CAS Google ученый

  • 8.

    Вернер К., Барделебен А., Мауриц К. Х., Киркер С. и Гессе С. Тренировка на беговой дорожке с частичной поддержкой веса тела и физиотерапией у пациентов с инсультом: предварительное сравнение. евро. J. Neurol. 9 , 639–644 (2002).

    PubMed CAS Google ученый

  • 9.

    Perry, J. Анализ походки: нормальная и патологическая функция (Slack, 1992).

  • 10.

    Wolfson, L. et al. Тренировка баланса и силы у пожилых людей для улучшения функций. J. Am. Гериатр. Soc. 41 , 341–343 (1993).

    PubMed CAS Google ученый

  • 11.

    Conesa, L. et al. Отчет о наблюдениях интенсивной роботизированной и мануальной тренировки походки при подостром инсульте. J. Neuroeng. Rehabil. 9 , 13 (2012).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 12.

    Ng, MF, Tong, RK & Li, LS Пилотное исследование рандомизированного клинического контролируемого исследования тренировки походки у пациентов с подострым инсультом с использованием электромеханического тренажера походки с частичной поддержкой веса тела и функциональной электростимуляции: через шесть месяцев -вверх. Инсульт 39 , 154–160 (2008).

    PubMed Google ученый

  • 13.

    Kim, Y.H. et al. Повторяющаяся кортикомоторная возбудимость, вызванная транскраниальной магнитной стимуляцией, и связанное с ней приобретение двигательных навыков при хроническом инсульте. Инсульт 37 , 1471–1476 (2006).

    ADS PubMed Google ученый

  • 14.

    Ча, Х. Г. и Ким, М. К. Эффекты комплексной повторяющейся транскраниальной магнитной стимуляции с усилением физических упражнений на восстановление двигательной функции у пациентов с подострым инсультом: рандомизированное контролируемое исследование. Technol. Здравоохранение 25 , 521–529. https://doi.org/10.3233/THC-171294 (2017).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 15.

    Идзуми С., Кондо Т. и Шиндо К. Транскраниальная магнитная стимуляция, синхронизированная с максимальным двигательным усилием руки с гемиплегией после инсульта: пилотное контролируемое двойное слепое исследование. J. Rehabil. Med. 40 , 49–54. https://doi.org/10.2340/16501977-0133 (2008).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 16.

    Jang, S.H. et al. Восстановление кортикоспинального тракта, сдавленного гематомой: исследование трактографии с использованием тензорной диффузной визуализации. Arch. Neurol. 63 , 140–141 (2006).

    PubMed Google ученый

  • 17.

    Йео С. и Джанг С. Х. Восстановление поврежденного кортикоспинального тракта и поврежденного кортикоретикулярного пути у пациента с внутримозговым кровоизлиянием. Нейрореабилитация 32 , 305–309. https://doi.org/10.3233/NRE-130848 (2013).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 18.

    Kim, Y.H. et al. Продольного фМРТ исследования для восстановления опорно-двигательного аппарата у больных с инсультом. Неврология 67 , 330–333 (2006).

    PubMed CAS Google ученый

  • 19.

    Jang, S.H. et al. Кортикальная реорганизация, связанная с восстановлением моторики нижних конечностей, подтверждена функциональной МРТ и диффузной тензорной трактографией у пациента, перенесшего инсульт. Рестор. Neurol. Neurosci. 23 , 325–329 (2005).

    PubMed Google ученый

  • 20.

    You, S.H. et al. Виртуальной реальности индуцированного кортикальных реорганизаций и связанное с ним локомоторным восстановлением хронического инсульта: экспериментатор слепого рандомизированного исследования. Инсульт 36 , 1166–1171 (2005).

    ADS PubMed Google ученый

  • 21.

    Jang, S.H. et al. Кортикальная реорганизация и связанное с ней функциональное восстановление моторики после виртуальной реальности у пациентов с хроническим инсультом: предварительное исследование, слепое для экспериментаторов. Arch. Phys. Med. Rehabil. 86 , 2218–2223 (2005).

    PubMed Google ученый

  • 22.

    Miyai, I. et al. Премоторная кора головного мозга участвует в восстановлении походки при инсульте. Ann. Neurol. 52 , 188–194 (2002).

    PubMed Google ученый

  • 23.

    Miyai, I. et al. Кортикальное картирование походки у людей: исследование спектроскопической топографии в ближнем инфракрасном диапазоне. Neuroimage 14 , 1186–1192 (2001).

    PubMed CAS Google ученый

  • 24.

    Sterzi, R. et al. Гемианопсия, гемианестезия и гемиплегия после повреждения правого и левого полушария: различие полушарий. J. Neurol. Нейрохирургия. Психиатрия 56 , 308–310. https://doi.org/10.1136/jnnp.56.3.308 (1993).

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google ученый

  • 25.

    Picelli, A. et al. Комбинированное воздействие роботизированной тренировки походки и ботулотоксина типа А на спастический эквинус стопы у пациентов с хроническим инсультом: пилотное, простое слепое, рандомизированное контролируемое исследование. евро. J. Phys. Rehabil. Med. 52 , 759–766 (2016).

    PubMed Google ученый

  • 26.

    Hesse, S., Tomelleri, C., Bardeleben, A., Werner, C. & Waldner, A. Практика ходьбы и подъема по лестнице с помощью роботов у пациентов с инсультом, не подвергающихся амбулаторному лечению. J. Rehabil. Res. Dev. 49 , 613–622 (2012).

    PubMed Google ученый

  • 27.

    Петерсен, Т. Х., Виллерслев-Олсен, М., Конвей, Б. А. и Нильсен, Дж. Б. Моторная кора головного мозга управляет мышцами во время ходьбы у людей. J. Physiol. 590 , 2443–2452 (2012).

    PubMed PubMed Central CAS Google ученый

  • 28.

    Miyai, I. et al. Продольное исследование оптических изображений для восстановления опорно-двигательного аппарата после инсульта. Инсульт 34 , 2866–2870 (2003).

    PubMed Google ученый

  • 29.

    Harkema, S.J. et al. Пояснично-крестцовый отдел спинного мозга человека интерпретирует нагрузку во время шага. J. Neurophysiol. 77 , 797–811 (1997).

    PubMed CAS Google ученый

  • 30.

    Блейкмор, С. Дж., Гудбоди, С. Дж. И Вулперт, Д. М. Предсказание последствий наших собственных действий: роль оценки сенсомоторного контекста. J. Neurosci. 18 , 7511–7518 (1998).

    PubMed PubMed Central CAS Google ученый

  • 31.

    Россини П. М. и Даль Форно Г. Постинсультная нейрональная пластичность у взрослых. Рестор. Neurol. Neurosci. 22 , 193–206 (2004).

    PubMed Google ученый

  • 32.

    Enzinger, C. et al. Изменения мозговой активности, связанные с тренировкой на беговой дорожке после инсульта. Инсульт 40 , 2460–2467 (2009).

    PubMed Google ученый

  • 33.

    Duysens, J. & Van de Crommert, H. W. Нейронный контроль передвижения; центральный генератор паттернов от кошек к людям. Походка 7 , 131–141 (1998).

    PubMed CAS Google ученый

  • 34.

    Викельгрен И. Обучение спинного мозга ходьбе. Наука 279 , 319–321 (1998).

    ADS PubMed CAS Google ученый

  • 35.

    Армстронг, Д. М. Супраспинальный контроль передвижения млекопитающих. J. Physiol. 405 , 1–37 (1988).

    PubMed PubMed Central CAS Google ученый

  • 36.

    Мори, С., Мацуяма, К., Мори, Ф. и Накадзима, К. Супраспинальные участки, которые вызывают движение в центральной нервной системе позвоночных. Adv. Neurol. 87 , 25–40 (2001).

    PubMed CAS Google ученый

  • 37. Шик, М. Л. и Орловский, Г. Н. нейрофизиологии опорно-двигательного аппарата автоматизма. Physiol. Ред. 56 , 465–501 (1976).

    PubMed CAS Google ученый

  • 38.

    Zehr, E. P. Доказательная оценка риска и рекомендации по устранению физической активности: инсульт и травма спинного мозга. заявл. Physiol. Nutr. Метаб. 36 (Дополнение 1), S214 – S231 (2011).

    PubMed Google ученый

  • 39.

    Дрю Т.& Rossignol, S. Функциональная организация внутри мозгового ретикулярного образования интактной неанестезированной кошки II Электромиографическая активность, вызванная микростимуляцией. J. Neurophysiol. 64 , 782–795. https://doi.org/10.1152/jn.1990.64.3.782 (1990).

    Артикул PubMed CAS Google ученый

  • 40.

    Takakusaki, K., Kohyama, J., Matsuyama, K. & Mori, S. Медуллярный ретикулоспинальный тракт, опосредующий генерализованное моторное торможение у кошек: параллельные тормозные механизмы, действующие на мотонейроны и на межнейронную передачу в рефлекторных путях. Neuroscience 103 , 511–527. https://doi.org/10.1016/s0306-4522(00)00586-8 (2001).

    Артикул PubMed CAS Google ученый

  • 41.

    Такакусаки К. Нейрофизиология походки: от спинного мозга к лобной доле. Мов. Disord. 28 , 1483–1491. https://doi.org/10.1002/mds.25669 (2013).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 42.

    Янг, С. Х. Обзор механизмов восстановления моторики у пациентов с инсультом. Нейрореабилитация 22 , 253–259 (2007).

    PubMed Google ученый

  • 43.

    Jang, S.H. et al. Кортикальная реорганизация двигательной функции руки в первичную сенсорную кору у пациентов с гемипаретическим поражением и инфарктом первичной моторной коры. Arch. Phys. Med. Rehabil. 86 , 1706–1708 (2005).

    PubMed Google ученый

  • 44.

    Нетц, Дж., Ламмерс, Т. и Хомберг, В. Реорганизация двигательной активности в незатронутом полушарии после инсульта. Мозг 120 , 1579–1586 (1997).

    PubMed Google ученый

  • 45.

    Серриен, Д. Дж., Стренс, Л. Х., Кэссиди, М. Дж., Томпсон, А. Дж. И Браун, П. Функциональное значение ипсилатерального полушария во время движения пораженной руки после инсульта. Exp. Neurol. 190 , 425–432 (2004).

    PubMed Google ученый

  • 46.

    Traversa, R., Cicinelli, P., Bassi, A., Rossini, P. M. & Bernardi, G. Картирование реорганизации моторной коры после инсульта: исследование стимуляции мозга с помощью фокусных магнитных импульсов. Инсульт 28 , 110–117 (1997).

    PubMed CAS Google ученый

  • 47.

    Маршал-Креспо, Л., Михельс, Л., Йегер, Л., Лопес-Олорис, Дж. И Ринер, Р. Влияние увеличения ошибок на активацию мозга и моторное обучение при сложной локомоторной задаче. Фронт. Neurosci. 11 , 526 (2017).

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 48.

    Джейкобс, Дж. В. и Хорак, Ф. Б. Кортикальный контроль постуральных реакций. J. Neural. Трансм. (Вена) 114 , 1339–1348 (2007).

    CAS Google ученый

  • 49.

    Хорак, Ф. Б. и Динер, Х. С. Мозжечковый контроль за масштабированием позы и центральным положением в стойке. J. Neurophysiol. 72 , 479–493 (1994).

    PubMed CAS Google ученый

  • 50.

    Thach, W. T. & Bastian, A. J. Роль мозжечка в контроле и адаптации походки для здоровья и болезней. Прог. Brain Res. 143 , 353–366 (2004).

    PubMed Google ученый

  • 51.

    Тимманн Д. и Хорак Ф. Б. Прогнозирование и масштабирование в зависимости от установки ранних постуральных реакций у пациентов с мозжечком. Мозг 120 , 327–337 (1997).

    PubMed Google ученый

  • 52.

    Grillner, S., Hellgren, J., Menard, A., Saitoh, K.& Викстром, М. А. Механизмы выбора основных моторных программ — ролей для полосатого тела и паллидума. Trends Neurosci. 28 , 364–370 (2005).

    PubMed CAS Google ученый

  • 53.

    Takakusaki, K., Oohinata-Sugimoto, J., Saitoh, K. & Habaguchi, T. Роль систем базальных ганглиев и ствола мозга в контроле постурального мышечного тонуса и передвижения. Прог. Brain Res. 143 , 231–237 (2004).

    PubMed Google ученый

  • 54.

    Дрю Т. Разряд моторных кортикальных клеток при произвольной модификации походки. Brain Res. 457 , 181–187 (1988).

    PubMed CAS Google ученый

  • 55.

    Натт, Дж. Г., Марсден, К. Д. и Томпсон, П. Д. Человеческая ходьба и нарушения походки более высокого уровня, особенно у пожилых людей. Неврология 43 , 268–279 (1993).

    PubMed CAS Google ученый

  • 56.

    Лэнг, К. Э., Макдональд, Дж. Р. и Гнип, К. Подсчет повторов: обсервационное исследование амбулаторной терапии людей с гемипарезом после инсульта. J. Neurol. Phys. Ther. 31 , 3–10 (2007).

    PubMed Google ученый

  • 57.

    Fine, M. S. & Thoroughman, K. A. Моторная адаптация к одиночным импульсам силы: чувствительна к направлению, но нечувствительна к размещению и величине импульса внутри движения. J. Neurophysiol. 96 , 710–720. https://doi.org/10.1152/jn.00215.2006 (2006).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 58.

    Boyd, L. & Winstein, C. Явная информация мешает неявному моторному обучению как непрерывным, так и дискретным задачам движения после инсульта. J. Neurol. Phys. Ther. 30 , 46–57 (2006).

    PubMed Google ученый

  • JMIR Биомедицинская инженерия — Ритмические тактильные подсказки для реабилитации людей с гемипарезом: количественное исследование походки


    Введение

    Повреждение головного мозга в результате несчастного случая или инсульта может привести к изменению жизни неврологических состояний и общей слабости с одной стороны тела.Двигательный контроль одной стороны тела может серьезно пострадать с односторонней потерей чувствительности и координации мышц как верхних, так и нижних конечностей.

    Недостаток моторного контроля может привести к пространственной и временной асимметрии, влияющей на ходьбу в состоянии, известном как гемипаретическая походка. Асимметрия может привести к тому, что страдающие гемипаретической походкой будут чрезмерно использовать свою непораженную (непаретичную) ногу, подвергая ее потенциально опасным, более высоким вертикальным силам [,], в то время как недостаточное использование паретичной (пораженной) ноги может привести к потере мышечного тонуса и сокращению костной ткани. минеральная плотность [].Эти эффекты, в свою очередь, увеличивают риск проблем с коленями и суставами, переломов бедра и костей и падений [].

    Было показано, что ходьба в соответствии с внешним метрономическим ритмом улучшает походку, побуждая переживших инсульт ходить более симметрично [] и меньше пренебрегать пораженной ногой.

    Ранние исследования Prassas et al [] с использованием ритмической слуховой стимуляции (РАС) — неврологической техники, использующей звуковые ритмы для облегчения реабилитации, развития и поддержания движений, которые в основе своей являются биологически ритмичными, — показали немедленные пространственные преимущества с увеличением длины шага. более симметричный.Кроме того, работа Prassas et al [] обнаружила, что диапазон движений тазобедренного сустава увеличивается, а смещение центра масс уменьшается во время ходьбы с РАС, что делает общее движение вперед более плавным.

    Более поздние исследования показали, что люди, пережившие инсульт, могут легко синхронизировать свои шаги с ритмичным звуковым метрономом при ходьбе по беговой дорожке; это привело к улучшениям различных временных симметрий, включая улучшенную симметрию времени шага между паретичной и непаретичной ногами [], а также уменьшило вариабельность паретичного времени шага [].

    Эти результаты показывают, что РАС и, в более широком смысле, ходьба в ритме имеют очевидное клиническое значение, поскольку асимметрия шагов является основной причиной многих проблем, связанных с неврологическими состояниями, такими как гемипаретическая походка []. В частности, улучшения симметрии и вариативности предполагают шаги к функциональному восстановлению механики походки, поскольку они кинематически связаны со здоровой походкой [].

    Однако слуховые сигналы могут быть непрактичными для использования вне клиники или в ситуациях, когда желательно поддерживать экологическую осведомленность или социальную активность.Более того, способ представления звуковых сигналов пациентам во время реабилитации в клинике накладывает определенные ограничения. Чтобы поддерживать связь между пациентами и физиотерапевтами, звуковые сигналы обычно воспроизводятся через динамики. Кроме того, для оптимальных результатов увлечения темп должен соответствовать темпу ходьбы пациента []. Следовательно, только один пациент может получать звуковые сигналы одновременно, ограничивая количество сеансов, которые могут выполняться одновременно в одном пространстве, одним.Это может быть проблематично в ситуациях, когда одно и то же пространство (например, тренажерный зал в реабилитационной клинике) используется более чем одним физиотерапевтом.

    Тактильные ритмы, с другой стороны, могут быть направлены более чем одному пациенту одновременно, каждый со своим собственным темпом, чтобы соответствовать их каденции, не мешая друг другу. Это позволяет более эффективно распределять ресурсы между медицинскими работниками и физиотерапевтами.

    Сигнализация шагов каждой ноги продемонстрировала более сильную слухомоторную синхронизацию, чем сигнализация только одной ноги (паретичной или непаретичной) [].Однако интерпретация звукового ритма, который различает сигналы паретичной и непаретичной ног, может бросить вызов тем, кто вообще нуждается в концентрации, чтобы ходить.

    Пилотное исследование, пытающееся назначить реплики разной высоты тона каждой ноге [], выявило ряд ограничений этого подхода, в основном иллюзию, создаваемую различиями высоты тона между последовательными репликами, из-за которых изохронный (регулярный) ритм воспринимается как нерегулярный. В дополнение к этой акустической иллюзии, участники того же пилотного исследования сообщили, что наличие двухтонального ритма трудно понять, поскольку один участник выбыл из исследования, потому что им «не понравился двухтональный» [].

    Тактильное чувство, с другой стороны, способно сосредоточить внимание и проприоцепцию на каждой ноге, просто прикладывая тактильный импульс к каждой ноге по очереди, более воплощенным, прямо пространственным и менее обременительным образом.

    В качестве систематического расширения более раннего пилотного проекта [], это исследование разработано для изучения влияния ритмических тактильных сигналов на различные характеристики походки, связанные со здоровой кинематикой и паттернами походки. К ним относятся пространственные характеристики (например, длина шага), временные характеристики (например, время шага, стойки и поворота) и производные асимметрии, рассчитанные на основе пространственно-временных характеристик.


    Методы

    Процедура

    Это было одноразовое исследование с многократными измерениями. Участников с гемипаретической травмой головного мозга сначала попросили пройти небольшое расстояние без вмешательства, чтобы установить исходный уровень, а затем их темп был согласован с изохронным (регулярным) тактильным ритмом, период которого соответствовал симметричной версии их естественной частоты вращения педалей, рассчитанной путем усреднения времени. в миллисекундах между каждым последующим шагом. Впоследствии любые результирующие остаточные эффекты (такие как постоянство ритма и способность ходить в ритме по памяти) были протестированы, попросив участников вскоре после этого пройти в ритм по памяти.

    По умолчанию носимые устройства, которые мы разработали для передачи тактильного ритма, называемые «Тактильные браслеты», располагались на ноге около колена. Эта область, выбранная на основании результатов более раннего пилотного исследования [], покрыта так называемой «волосатой кожей», которая имеет низкую концентрацию определенных механорецепторов (сенсорных нейронов), ответственных за восприятие вибрационных стимулов, а именно тельцов Пачиниана и Мейснера . Однако волосатая кожа содержит окончания диска Меркель и Руффини, которые могут определять давление и растяжение кожи [].Как правило, тактильные сигналы, исходящие от вибротактильных приводов наших устройств, воспринимаются скорее как ощущение прикосновения, чем как вибрация, как сообщили несколько участников пилотных испытаний []. Это говорит о том, что доминирующий способ восприятия не будет вибрационным.

    Во время этого исследования при выборе интенсивности сигналов предпочтение было отдано неформальному качественному подходу, при котором участники сначала могли почувствовать сигналы, а затем регулировать интенсивность в соответствии с личными предпочтениями.Автор TG [] подробно обсуждает техническую реализацию устройств, конструкцию тактильных сигналов, особые соображения, направленные на усиление ощущения касания каждой реплики, и лабораторные испытания для уточнения устройства и его размещения в Главе 5 Руководства. его работа «Ритмическая тактильная подсказка для реабилитации походки у выживших после гемипаретического инсульта и травм головного мозга».

    Для определения количественных изменений походки были собраны два типа данных, включая временную и пространственную асимметрию, соответственно; эти меры часто играют роль в принятии решения врачом о лечении [].Это включало измерения паретичного и непаретичного времени шагов и меры паретичной и непаретичной длины шага.

    Временные данные были собраны у всех участников, использующих носимые устройства Haptic Bracelets. Тактильные браслеты являются частью носимой прототипной системы, разработанной и разработанной в Открытом университете с целью мониторинга походки и восстановления походки с помощью ритмических тактильных сигналов [].

    Тактильные браслеты работают парами (по одному на каждую ногу). Каждый браслет содержит датчики, встроенные в блок контроля инерции (IMU) для записи соответствующих данных о движении.Эти данные используются для расчета характеристик походки, включая асимметрию походки и вариабельность шагов с точки зрения значений коэффициента общей временной асимметрии (OTA). Каждое устройство также имеет вибротактильный привод, способный производить тактильные сигналы комфортного качества, но с достаточной интенсивностью, чтобы их мог почувствовать пользователь. Наличие одного устройства на каждой ноге создает тактильный метроном с несколькими конечностями, воспроизводящий тактильные сигналы на чередующихся ногах. Это позволяет управлять каждой конечностью независимо, облегчая исследование эффектов, связанных с вниманием и проприоцепцией, в контексте реабилитации походки.Кроме того, этот многосторонний подход имеет дополнительное преимущество, заключающееся в том, что данные о движении собираются независимо от каждой ноги. Это позволяет легко и четко различать движения паретичной ноги (обусловленной неврологическим состоянием) и непаретичной ноги. Это повышает точность измерения временных характеристик и анализа асимметрии.

    Временные данные были собраны для всех 11 участников (легко в любом месте с помощью тактильных браслетов). Однако из-за ограничений географической доступности участников сбор пространственных данных был ограничен только 6 участниками, так как это было возможно только на объекте оптического захвата движения, который был локальным для этих 6 участников.показывает лабораторную установку во время этого исследования.

    Рис. 1. Участники во время пробной ходьбы на 10 метров. Фотография справа была сделана во время испытания в лаборатории оптического захвата движения. На фотографиях слева и справа показаны отдельные комнаты; однако в обоих местах были предложены идентичные настройки и процедуры для этой части исследования. Посмотреть этот рисунок
    Участники

    Участниками этого исследования были 11 взрослых, проживающих в сообществах, амбулаторных больных (7 мужчин и 4 женщины) с хроническим гемипарезом («хронический» определяется как> 6 месяцев с момента начала инсульта).У 10 из 11 участников гемипарез последовал за инсультом; для другого участника это произошло из-за травмы мозга в результате несчастного случая. Показан возрастной диапазон участников, а время, прошедшее с момента инсульта, варьировалось от 8 месяцев до 12 лет. Все участники дали письменное информированное согласие на участие.

    Набор участников проводился через местные группы поддержки и по рекомендациям частных физиотерапевтов. Медицинские работники, сотрудничавшие с нашей командой в этом исследовании, несли ответственность за определение условий всех критериев включения и исключения.Критерии включения: (1) инвалидность при ходьбе, но с сохраненной или впоследствии восстановленной способностью стоять и ходить; (2) способность ходить без опоры (но при необходимости со вспомогательными приспособлениями) на минимальное расстояние 10 метров; (3) оценка по шкале Rivermead Motor Assessment (RMA) более 8 баллов.

    Таблица 1. Демографические данные участников (n = 11).
    . Нормальные значения a . Предварительный тест 1 . Предварительный тест 2 . Среднесрочная . Посттест . Продолжение . Изменение (%) Претест 2-Посттест b .
    Первичный контакт 173,5
    Паретическая конечность 172,1 171,3 176,3 175,8 177,0 175,8 166,9 174,0 175,8 173,3 5,3
    Промежуточная позиция 163–171
    163–171
    1,3
    Непаретичная конечность 168,4 166,8 167,1 170,6 167,5 2.3
    Снос 144–150
    Непаретическая конечность 156,2 154,4 146,5 143,5 943 148,39 123,6 125,3 122,3 125,6 127,4 0,2
    Mid-swing 116–118
    Паретическая конечность 1499 150,5 142,5 140,5 145,5 −6,3
    Непаретичная отводка 119,9 119,4 115,9 115,9
    . Нормальные значения a . Предварительный тест 1 . Предварительный тест 2 . Среднесрочная . Посттест . Продолжение . Изменение (%) Претест 2-Посттест b .
    Первичный контакт 173,5
    Паретическая конечность 172,1 171,3 176,3 175,8 177,0 175,8 166,9 174,0 175,8 173,3 5,3
    Промежуточная позиция 163–171
    163–171
    1,3
    Непаретичная конечность 168,4 166,8 167,1 170,6 167,5 2.3
    Снос 144–150
    Непаретическая конечность 156,2 154,4 146,5 143,5 943 148,39 123,6 125,3 122,3 125,6 127,4 0,2
    Mid-swing 116–118
    Паретическая конечность 1499 150,5 142,5 140,5 145,5 −6,3
    Непаретичная отводка 119,9 119,4 115,9
    9673 9674 9674
    Характеристики участников Значения
    Возраст в годах, среднее (стандартное отклонение) 61.75 (7,85)
    Пол, n

    Мужчины 7

    Женщины 4
    женщины 4
    Правая сторона 9

    Левая сторона 2

    RMA — стандартный и широко используемый тест для оценки функциональной подвижности в походке, равновесии и перемещениях после инсульта [].После обсуждения с физиотерапевтами в качестве критерия включения была выбрана оценка 8 и выше. Оценки RMA были собраны в частном порядке медицинскими работниками (частными физиотерапевтами и другими медицинскими работниками, работающими в группах поддержки), которые занимались нашим набором.

    Участники были исключены, если у них были когнитивные нарушения, мешающие пониманию задачи. В испытаниях участники могли использовать свои вспомогательные устройства (шину для ортеза на голеностопный сустав или трость).

    Подготовка к предварительному исследованию

    По причинам, указанным выше, исследование проводилось в двух местах: 6 местных участников посетили кинематическую лабораторию в Манчестере с оптической системой отслеживания движения, а 5 оставшихся участников посетили большую лабораторию наблюдений в Милтоне. Кейн.У всех участников были собраны временные данные, но только те, кто посещал лабораторию оптического слежения (6 из 11), имели пространственные данные, собранные одновременно (). В обоих местах выполнялась идентичная процедура, за исключением того, что потребовалось 3 дополнительных подготовительных шага для удовлетворения потребностей системы оптического слежения за движением. А именно, участников кинематической лаборатории попросили переодеться в шорты, обученному технику потребовалось от 30 до 45 дополнительных минут, чтобы разместить все оптические маркеры слежения на своем теле (), и были произведены биометрические измерения (т. масса).

    Таблица 2. Демографические данные для каждого участника по местоположению. Участники с кодом MMU прошли исследование в Манчестере; те, у кого есть код OU, прошли исследование в Милтон-Кейнсе. 90 943 Пространственный

    9048

    9448 9 4676 OUP05
    Код и местонахождение участника Возраст в годах Пол (M / F) Годы с момента травмы головного мозга Паретическая сторона (слева / справа) Данные собраны (данные собраны) Временной)
    Манчестер (кинематическая лаборатория)

    MMUP01 53 F 12 Правый 9676 948 948 948 9676 57 F 0 (8 месяцев) Правая Пространственная и временная

    MMUP03 73 M 2 Пространственная 948 948 948 948 948 948 948 948 948 948 948 MMUP04 68 M 7 Правая Пространственная и временная

    MMUP05 61 M 5 Правый Пространственный и временный

    MMUP06 55 MMUP06 55
    Милтон Кейнс (лаборатория наблюдений)

    OUP01 50 M 21 Правый Только временный 676676 9469 9048 9048 9466 9048 MPS 9 Правый Только временный

    OUP03 60 M 2 Правый Только временный
    9048 9448 9676 Правый Только временный

    56 M 1 Левый Только временный
    Рисунок 2.Слева: носимые устройства Haptic Bracelets (метроном и блоки мониторинга) и вибротактилы, прикрепленные к ноге участника с помощью ремней Velcro. Справа: все оптические маркеры, прикрепленные к телу участника. Посмотреть этот рисунок

    В обоих местах тактильные браслеты прикреплялись с помощью ремней Velcro к большеберцовой кости каждой ноги около лодыжки. Вибротактиль (часть устройства, которая дает тактильный сигнал) был прикреплен с помощью другого ремня на липучке возле колена ().

    Размещение вибротактиля было первоначально основано на предложении физиотерапевтов, участвовавших в более раннем исследовании [].Однако позже выяснилось, что это решение основано на объединении физиотерапевтами реакции на стимул с увлечением (т. Е. На объединении функциональной электрической стимуляции, направленной на прямую мышечную реакцию, с нейронным увлечением, когда регулярный внешний импульс приводит к соответствию, предсказуемому внутреннему увлечению). нейронный резонанс []). Тем не менее, впоследствии было решено сохранить это положение для данного исследования по двум основным причинам: (1) близость к основным нервам, что дает тактильным сигналам хороший шанс почувствовать; и (2) размещение вибротактильного блока вдали от IMU тактильного браслета помогает минимизировать нежелательный шум в данных о походке.

    У участников, у которых не проводился мониторинг пространственных данных, была более простая подготовка, чем у тех, у кого был мониторинг; им не нужно было носить какие-либо кинематические маркеры, и они могли просто носить пару тактильных браслетов поверх или под своей повседневной одеждой (в зависимости от предпочтений).

    Тест тактильного тапа

    Перед первым испытанием всех участников попросили пройти тест тактильного восприятия ритма, который называется тактильным тап-тестом. Показатели в этом тесте не использовались в качестве критерия включения в исследование, а скорее использовались для изучения способности участников к восприятию ритма.

    Во время сеансов реабилитации на основе ритма нелегко отличить выживших после инсульта, которые просто испытывают физические трудности при ходьбе в ритме, от участников, которые не могут вовлечься в ритм по другим причинам восприятия или познания. На эту способность воспринимать ритм может повлиять травма определенных частей мозга []. Такой дефицит может остаться незамеченным медицинскими работниками и не выявляется стандартными тестами оценки походки, такими как индекс мобильности Ривермида [] и тест на время и вперед (TUG) [].

    Поэтому мы провели тест на восприятие ритма. В этом тесте пациенты нажимают кнопку, следуя устойчивому ритму, который им тактильно предъявляется через вибрирующий блок, закрепленный на их запястье (). Их способность синхронизировать свой темп с ритмом может использоваться для оценки их способности воспринимать и следовать, или увлекать в данный ритм. Следовательно, этот тест может быть использован для идентификации пациентов, которые (1) способны увлекаться ритмами и (2) не нарушены в способности увлекаться ритмом, представленным тактильно.

    Рис. 3. Участник выполняет тактильный тест касанием указательным пальцем правой руки. Вибротактильный элемент устройства Haptic Bracelet закреплен на его левом запястье с помощью пары ремней на липучке. Посмотреть этот рисунок

    Тактильный тап-тест позволяет эмпирически определить когнитивные и перцептивные способности участников вовлечься в ритм для двигательной реабилитации, с целью оценить способность людей воспринимать и воспроизводить ритм (хотя и путем постукивания), воспринимаемый через тактильные ощущения. модальность.

    Для проведения теста тактильным прикосновением участников просили постукивать указательным пальцем по датчику в соответствии с диапазоном ритмов. Ритм передавался тактильно на паретическое запястье с использованием проводной версии Haptic Bracelets. Время касания регистрировалось в цифровом виде. Постукивание выполнялось непаретичной рукой, чтобы избежать каких-либо физических ограничений, связанных с гемипарезом или эффектами тактильной маскировки []. Тактильная маскировка описывает ситуации, когда тактильное ощущение временно приглушается или ослабляется движением прилегающих мышц.Все участники были протестированы с ритмическими периодами 500, 600 и 700 мс. Основываясь на опыте пилотных испытаний и в предыдущем аналогичном исследовании с участием здоровых участников, каждое испытание длилось всего 20 секунд, чтобы минимизировать утомляемость участников. Возможность постукивания наблюдалась визуально во время выполнения задания, а также анализировалась из журнала цифровых данных после завершения каждого сеанса. Безупречной работы не требовалось; общей способности идти в ногу с ритмом было достаточно, чтобы пройти тест.

    Прогулка до испытаний на ритм

    Это исследование проводилось по схеме повторных измерений с тремя условиями: исходный уровень, указание и пост. Участникам было предложено пройти 10-метровую взлетно-посадочную полосу 6 раз для каждого условия. Между каждым условием был предложен 5-минутный перерыв.

    Исходное состояние

    Исходное состояние позволяло измерить исходную походку каждого участника, включая среднее время шага. Среднее время шага использовалось для установки периода тактильного метронома для последующего состояния с указанием сигналов с учетом любых окончательных настроек.

    Выбор периода для условия подачи сигнала

    Этот подход к выбору периода подсказки был мотивирован литературой, но с возможностью практических корректировок, чтобы справиться с реалиями и удобством участников с гемипаретической болезнью. Один из основных неврологических принципов, определенных в методике реабилитации РАС, состоит в том, чтобы подчинять шаги внешнему ритму, который, насколько это возможно, соответствует предпочтительной (необработанной) каденции пациента []. Независимо, Рурдинк [], работая с пожилыми трудоспособными участниками, обнаружил оптимальную производительность при использовании сигналов с регулярным периодом, близким к естественным предпочтениям каждого человека.Сигналы в этом исследовании доставлялись на альтернативные ноги, а свидетельства слуховых сигналов подчеркивали преимущества этого подхода [].

    Принимая во внимание характерную временную асимметрию гемипаретической походки, средний период , рассчитанный на основе предпочтительного темпа гемипаретического человека, может быть слишком быстрым для одной ноги и слишком медленным для другой; это говорит о том, что могут быть желательны некоторые корректировки периода методом проб и ошибок. Кроме того, некоторым участникам необходимо было приложить сознательные усилия, чтобы ходить естественно, и поэтому некоторые могут чувствовать себя менее уверенно, когда их просят выполнить дополнительное задание во время ходьбы.По этим двум причинам была разрешена некоторая свобода в предпочтительной корректировке периода.

    Период ознакомления

    Чтобы найти комфортный период, близкий к предпочтительному периоду перед началом ходьбы с указаниями, участников по-разному просили постучать ногой, сидя, или встать на место, стоя, или пройтись. следуя ритму, который им удобнее всего. Этот ознакомительный период позволил окончательно скорректировать период и интенсивность тактильного сигнала.Интенсивность тактильных сигналов была скорректирована в соответствии с личными предпочтениями каждого участника, чтобы они могли чувствовать это во время ходьбы, а не пытаться сосредоточиться на определенных частотах активации механорецепторов.

    Результаты более раннего исследования, основанного на методе исследования технологии [], подчеркнули важность четких инструкций по увлечению шагов ритмом. Участников проинструктировали рассчитывать шаги своих непаретичных ног в такт, но не беспокоиться о ритме паретичной ноги.Их побуждали чувствовать ритм так же, как и в песне. После тестирования различных инструкций методом проб и ошибок во время более раннего пилотного исследования [] и с пилотными добровольцами в лаборатории было обнаружено, что эта инструкция в целом приводит к более сбалансированной походке, чем просьба участников явно рассчитать шаги обеих ног по отношению к их ногам. соответствующие удары.

    Здесь возникает интересная проблема. У кого-то может возникнуть соблазн придумать сигнал, в котором соотношение периодов шага между ногами находится в некоторой промежуточной точке между базовой асимметрией участника и идеально сбалансированной симметрией.Тем не менее, широкий спектр исследований [-] показывает, что ритмы с точно регулярной периодичностью лучше всего взаимодействуют с человеческими нейронными механизмами для вовлечения, позволяя точно предсказать предстоящие удары, тем самым облегчая увлечение телом. Аналогичные соображения применимы при воспроизведении ранее услышанных ритмов [,,]. Эти результаты согласуются с наблюдениями во время лабораторного пилотного тестирования, где участникам обычно было гораздо легче увлечься обычным ритмом, чем нерегулярным или «колеблющимся» ритмом (в музыкальной терминологии).

    Cued Condition

    После того, как участники подтвердили, что они поняли инструкции, их попросили пройти шесть 10-метровых отрезков в соответствии с тактильным ритмом. Временные данные и, в случае участников манчестерской лаборатории, пространственные данные записывались для каждой прогулки. Между условиями подачи и поста был предложен короткий 5-минутный перерыв.

    Состояние поста

    Сразу после условия подачи сигнала и после короткого 5-минутного перерыва каждого участника попросили повторить еще шесть 10-метровых прогулок без тактильных сигналов.Целью этого условия поста было исследование любых остаточных эффектов ходьбы в ритме. Это было вдохновлено литературой по болезни Паркинсона, сообщающей о сохранении ритма [-], а также комментариями участника пилотного исследования [], который отметил, как ритм остался в их памяти; Если он выключен […], он все еще там. […] в моей голове. (Участник 4 []).

    В дополнение к короткому 5-минутному перерыву, запланированному между условиями, участникам сказали, что они могут сделать перерыв в любой момент во время исследования.Исследование завершилось коротким, неструктурированным обсуждением опыта участников при ходьбе с тактильным ритмом, чтобы помочь нам понять, как воспринимался наш метод восстановления походки и были ли какие-либо методологические или технологические улучшения или изменения. Все испытания были записаны на видео для последующего просмотра опытными физиотерапевтами, поскольку, даже если они присутствовали в комнате во время подачи сигналов и условий поста, они часто больше концентрировались на безопасности участника, чем на тонких изменениях в модели походки и движениях тела.

    Анализ данных

    При оценке походки полезно разбить ходьбу на различные составляющие элементы. На каждом шаге ступня отрывается от земли, поворачивается вперед, ударяется о землю и стоит до тех пор, пока не будет готова снова оттолкнуться, образуя цикл одного шага ().

    Рисунок 4. Фазы походки человека. Фаза маха определяется с момента, когда пальцы ноги, инициирующей шаг, отрываются от земли, и нога начинает качаться вперед. Эта фаза завершается, когда пятка этой стопы ударяется о землю, начиная фазу стойки.Между двумя последовательными циклами шагов с чередованием ног существует фаза двойной поддержки, когда обе ноги касаются земли (время между ударом пяткой одной ступни и отрывом пальцев другой ступни). Это неотъемлемая часть ходьбы; однако время двойной стойки не влияет на расчет симметрии походки в этой статье. Посмотреть этот рисунок

    Многоступенчатые циклы происходят для каждого чередующегося участка. Следовательно, каждая нога действует как осциллятор, выполняющий принципиально циклический процесс на каждом шаге.Однако, в отличие от простого маятника, время цикла нормальной походки не определяется чисто механически и может иметь любой из широкого диапазона периодов. Паттерны походки могут быть увлечены подходящим внешним ритмом с помощью неврологически опосредованного процесса, как описано в следующем резюме, адаптированном из Holland et al []. Концепция увлечения, изначально пришедшая из физики, описывает, как два или более физически связанных ритмических процесса могут взаимодействовать друг с другом, чтобы приспосабливаться к общей или тесно связанной периодичности и фазе и, в конечном итоге, блокировать их.Однако эта концепция находит неожиданное применение в самых разных областях, таких как восприятие, познание и музыка. Лучшее современное объяснение лежащих в основе мозговых механизмов происходит из теории нейрорезонанса [,]; он предполагает, что у людей есть специализированный нервный орган, состоящий из группы осцилляторов с активным питанием с временными периодами от примерно 200 мс до 2 секунд. Увлечение человека можно объяснить тем, как эти гипотетические осцилляторы имеют тенденцию увлекаться сенсорным входом и, в свою очередь, способны увлекать двигательные процессы, такие как походка.Учитывая, что восстановление ритма и походки являются фокусом этого исследования, способность походки увлекаться внешними ритмами имеет жизненно важное значение.

    В этом исследовании были записаны и проанализированы временные и пространственные данные. Временные данные относятся к промежуткам времени между событиями (например, времени между последующими ударами пятки) и другим характеристикам походки, которые могут быть рассчитаны по этим временам. В частности, были проанализированы и оценены временные данные с использованием коэффициента OTA.

    Коэффициент общей временной асимметрии (OTA)

    Сначала рассчитывается коэффициент маховой стойки для каждой ноги (1).Это соотношение (1) между махом (SW) и временем стойки (ST) для каждой ноги по очереди.

    Коэффициент OTA (2) сравнивает коэффициент маховой стойки паретичной ноги и непаретичной ноги.

    Для здорового человека значение OTA должно быть между 0,9 и 1,1, что является диапазоном, описываемым как здоровый или нормативный []. В случае неврологических состояний обычно наблюдаются более высокие коэффициенты размаха. Например, в случае гемипареза одна сторона тела поражается односторонне, что обычно приводит к более медленному раскачиванию пораженной ноги.Из-за слабости и потери чувствительности люди, перенесшие инсульт, часто теряют доверие к пораженной ноге, сомневаясь, что она сможет их поддержать. Это дополнительно заставляет их быстрее размахивать здоровой (непаретичной) ногой, чтобы минимизировать время, затрачиваемое на стояние на пораженной ноге. Следовательно, время поворота непаретичной ноги уменьшается (т. Е. Махи быстрее), что приводит к уменьшению времени стояния паретичной ноги.

    Эти комбинированные изменения стойки и времени поворота обеих ног повышают значение OTA.Обычно, в то время как от 0,9 до 1,1 описывает нормальную асимметрию, значения от 1,1 до 1,5 описывают умеренную асимметрию, а значения более 1,5 описывают серьезную асимметрию []. Как уже отмечалось ранее, вовлечение в внешний ритм снижает асимметрию походки и приводит к более симметричному и менее изменчивому паттерну походки [].

    Анализ пространственных данных

    Пространственные данные используются для определения характеристик походки, относящихся к пространству, например длины шага. Пространственные данные были записаны с использованием системы оптического захвата движения Qualisys.Система состоит из 8 оптоэлектронных камер с частотой дискретизации 100 Гц []. Траектории 20 маркеров, размещенных на анатомических ориентирах нижних конечностей, и 4 дополнительных кластера отслеживания, размещенных на правой и левой голени и бедре (), были собраны и отфильтрованы с использованием низкочастотного фильтра Баттерворта четвертого порядка с нулевой задержкой и частотой среза 6 Гц. выключенный.

    Каждый маркер отслеживается камерами, триангулируя его положение в пространстве. Это позволяет отслеживать движение с 3 степенями свободы с точностью до миллиметра.Для пространственных данных движение маркеров в прямом направлении рассчитывалось для каждого шага.

    Пространственные и временные данные, собранные во время прохождения сигналов и пост-условий, сравнивались с исходными данными, чтобы выявить любые эффекты, которые могут иметь тактильные ритмические сигналы для походки участников. Сравнение данных с базовыми показателями позволило каждому участнику действовать как собственный контроль, проясняя любые эффекты ходьбы, вызванные сигналом.


    Результаты

    Выбросы

    Все данные были проверены на наличие выбросов.Значения выбросов были определены с использованием метода забора Тьюки. Метод забора Тьюки определяет выбросы как любые значения, находящиеся на расстоянии более чем в 1,5 раза превышающем межквартильный размах. Для характеристик, которые совместно влияют на время шага (например, время поворота и стойки), если какое-либо значение считалось выбросом, оба значения исключались из анализа.

    Временные данные

    Как обсуждалось ранее, время паретичного и непаретичного шагов определялось по начальному контакту с ногами с помощью встроенных датчиков тактильного браслета.Анализ данных от разных датчиков и объединение информации вместе позволили проанализировать время стойки и поворота. Исходя из них, было рассчитано значение коэффициента OTA для каждого участника в каждом состоянии (исходный уровень, запрос и публикация).

    Среднее снижение значений OTA для всех участников указывает на общее улучшение, при этом значение OTA приближается к нормативным уровням асимметрии (нормативный диапазон: 0,9–1,1 []). Результаты представлены в.

    Рис. 5. Средние значения общей временной асимметрии (OTA) для всех участников для всех трех условий: исходный уровень, указание и пост.Цифра включает нормативные уровни, указывающие на симметрию здоровой ходьбы. Планки погрешностей показывают 1 стандартную ошибку среднего. Просмотр этого рисунка
    Методологическое примечание: сравнение исходных условий, условий с подачей запросов и пост-условий

    Из-за высокой степени вариабельности между выжившими после гемипаретического инсульта () и относительно небольшого числа участников статистика раскрывает только ограниченную часть истории; дополнительную информацию можно почерпнуть из подробностей отдельных случаев.

    Рассмотрение индивидуальных результатов

    Из-за изначально большой вариабельности между отдельными выжившими после инсульта и черепно-мозговой травмы, изменения значения OTA были нормализованы путем расчета процентных изменений от исходного значения каждого человека.Отрицательные процентные значения указывают на благоприятные изменения (т.е. приближаются к диапазону нормативных значений от 0,9 до 1,1). Эти данные подробно показаны, в виде графиков и обобщены для ясности в.

    Таблица 3. Общие значения временной асимметрии (OTA) всех участников во всех трех состояниях (исходный уровень, отправленный и пост; n = 11).6 12676 9048 -630
    Код участника OTA Процентное изменение OTA по сравнению с базовым уровнем (%) a

    9448 опубликовано79
    MMUP01 1.32 1,23 1,51 -6,99 b 14,37
    MMUP02 1,08 1,06 1,04 -1,96 b209 94 2,27 2,46 1,83 8,46 -19,16 b
    MMUP04 1,11 1,04 1,25
    MMUP05 1,84 1,58 1,64 -14,11 b -10,88 b
    MMUP06 9467 906 906 9019 9019 1,0 5,13
    OUP01 0,85 0,92 0,88 -7,72 b -3,06 b
    1UP6702.14 1,14 1,18 0,44 3,80
    OUP03 3,32 1,75 1,56 -47,35 b 94.9486 9048 0,79 0,80 -0,04 b 0,17
    OUP05 0,86 0,76 0,74 11,68 903 909 909 909 нормативный диапазон симметрии (0.9 — 1.1), представляющих здоровую часть населения.

    b Отрицательные значения указывают на улучшение симметрии.

    Рисунок 6. Графическое представление значений OTA, представленных в таблице 3. Идеальная симметрия (1,0) и нормативные уровни асимметрии в диапазоне 0,9–1,1 показаны горизонтальными зелеными линиями. Посмотрите на этот рисунок Рисунок 7. Временные изменения. Распределение участников основано на процентном изменении их общей временной асимметрии по сравнению с исходным уровнем. Три условия исследования (исходное состояние, вызов и публикация) представлены тремя уровнями блок-схемы.Посмотреть этот рисунок
    Temporal Data Сводка результатов

    В этом исследовании были возможны три результата для условий подачи и поста: по сравнению с исходным уровнем OTA участника может улучшиться, ухудшиться или остаться прежним. Изменения ОТА считались значимыми, если их величина составляла ± 5% по сравнению с исходным уровнем каждого человека.

    Как показано на фиг. И, шесть из 11 участников с черепно-мозговой травмой продемонстрировали немедленное улучшение походки, при этом их значения OTA снизились в сторону лучшей симметрии в состоянии с указанием по сравнению с их исходным уровнем.Из этих 6, 2 сохранили более симметричное значение OTA в пост-состоянии по сравнению с их исходным исходным уровнем, 3 стали хуже с увеличением значений OTA и 1 вернулись к исходному уровню асимметрии.

    Во время условия подачи сигнала 2 из 11 участников стали более асимметричными, при этом их значения OTA увеличились по сравнению с исходным уровнем. Из этих двух участников один (код пациента OUP05) сохранил более асимметричное значение OTA в пост-состоянии, в то время как другой (код пациента MMUP03) показал значительное улучшение по сравнению с исходным уровнем.

    Из 11 участников трое не показали никаких изменений в своих значениях OTA ни в состоянии «cued», ни в «post». Эти данные суммированы в, где каждый уровень на блок-схеме представляет каждое условие (базовый уровень, очередь и публикация). Временные изменения походки для каждого участника имеют цветовую кодировку: зеленый цвет указывает на улучшение, красный указывает на усиление асимметрии, а синий указывает на отсутствие изменений. Все сравнения производятся с базовыми значениями каждого человека.

    Пространственные данные

    Пространственные данные полезно дополнять временные данные для оценки изменений симметрии походки.Длина шага является ценным показателем для оценки терапевтического эффекта ритма при реабилитации походки и может использоваться для расчета изменений пространственной асимметрии походки [,,].

    Были проанализированы два аспекта пространственных данных: во-первых, длина шага в условиях cued и post сравнивалась с базовой линией, а во-вторых, значение пространственной асимметрии было вычислено с использованием той же формулы, описанной выше для OTA.

    Из-за большой разницы между участниками, полезную информацию можно извлечь, рассматривая как изменения средних значений, так и изменения в отдельных случаях.В первую очередь рассматриваются изменения средних значений.

    В отличие от изменения симметрии, средняя длина шага уменьшилась на на 16 мм в условном обозначении по сравнению с исходным уровнем и увеличилась почти на 50 мм в состоянии штифта по сравнению с исходным уровнем (). Принимая во внимание, что все участники этого исследования перенесли гемипаретический инсульт с различной степенью когнитивных и двигательных нарушений, возможно, что повышенная когнитивная нагрузка, связанная с соблюдением ритма, привела к более короткой длине шага.Связанный, но немного другой аргумент может заключаться в том, что просьба участников идти, следуя тактильному ритму, могла привести к более сознательному вниманию к их движениям, увеличению когнитивной нагрузки и побуждению их делать более короткие и осторожные шаги. Дальнейший свет на эти гипотезы проливается путем наблюдения за значительно более длинными шагами в состоянии поста, когда внешний тактильный ритм был удален, и участников просили ходить в ритме по памяти.

    Рис. 8. Средняя длина шага между всеми участниками для всех трех условий: исходный, поданный и пост.Длина шага рассчитывается на основе данных оптического маркера и анализируется с использованием индивидуальных алгоритмов. Планки погрешностей показывают 1 стандартную ошибку среднего. Посмотреть этот рисунок

    Значение стандартной ошибки оставалось одинаковым для всех условий: SE 215 мм, SE 223 мм и SE 217 мм. Это говорит о том, что в среднем длина шага не становилась более или менее изменчивой ни во время подачи сигнала, ни во время выполнения условия по сравнению с исходным уровнем. Неудивительно, что во всех условиях средняя длина паретичного шага была короче непаретичной длины шага ().

    Таблица 4. Средняя длина шага 6 участников с использованием данных оптического маркера от системы захвата движения Qualisys. Каждое значение представляет собой среднее значение испытаний в каждом состоянии (базовый уровень, отправка по очереди, публикация).67
    Код участника Паретическая нога, средняя длина шага (мм) Непаретичная нога, средняя длина шага (мм)

    базовая линия Baseline Cued Post
    MMUP01 1106.71 1086,47 1110,63 1105,03 1080,39 1108,21
    MMUP02 812,59 1001,08 1092,22 801,57 997,30 1090,41
    MMUP03 647,08 586,77 717,40 685,90 621,79 749,60
    MMUP04 1146,11 1182,15 1193.77 1148,95 1194,59 1208,98
    MMUP05 743,89 709,52 630,48 841,82 727,63 767,68
    MMUP06 1159,07 992,25 1117,81 1155,14 991,48 1113,84
    Сводка результатов пространственных данных

    Как отмечалось ранее, в ситуациях с большими индивидуальными вариациями важно рассмотреть и проанализировать индивидуальные результаты всех участников, прежде чем делать твердые выводы.В этом разделе резюмируются отдельные изменения пространственных данных. Для 3 из 6 участников средняя длина шага была короче базовой. При получении команды 1 участник шел с большей длиной шага, а 2 не показали никаких изменений при ходьбе с сигналом.

    При ходьбе в ритме по памяти в состоянии поста длина шага у 2 участников увеличилась, у 1 уменьшилась, а у 3 не изменилось. Интересно, что одни и те же 2 участника не изменились во время репликации и публикации.

    Эти данные обобщены в; каждое условие (базовое, указанное и публикация) представлено разными уровнями в блок-схеме. Пространственные изменения для каждого участника обозначены цветом: зеленый означает улучшение, красный означает уменьшение длины шага, а синий означает отсутствие изменений. Все сравнения производятся с базовыми значениями каждого человека.

    Рисунок 9. Пространственные данные. Распределение участников основано на процентном изменении их длины шага по сравнению с исходным уровнем. Три условия исследования (исходное состояние, отслеживание, публикация) представлены тремя уровнями блок-схемы.Посмотреть этот рисунок

    Обсуждение

    Интерпретация результатов

    Целью этого исследования было изучить влияние ритмических тактильных сигналов на пространственные и временные характеристики походки людей с гемипарезом.

    Два вида улучшений (среди прочего), которых физиотерапевты и другие соответствующие специалисты здравоохранения стремятся достичь в походке переживших гемипаретический инсульт, — это лучшая временная симметрия и более длинная длина шага. Следует быть осторожным при интерпретации количественной информации с точки зрения средних результатов исследований с относительно небольшим количеством участников; тем не менее, мы наблюдали общее улучшение симметрии и более длинные шаги как во время, так и сразу после сигнала.

    Тем не менее, когда мы рассматриваем результаты отдельных лиц, разворачивается более тонкая и, возможно, более интересная история. Индивидуальные временные и пространственные результаты для каждого участника представлены отдельно в и.

    Симметрия временной ходьбы и шаблон временной походки

    Из 11 участников 6 показали немедленные улучшения в своих значениях OTA во время условия подачи сигнала (). Это указывает на более симметричный паттерн ходьбы, когда участники проводят больше времени на паретичной ноге, что снижает нагрузку на непаретичную ногу.Из этих 6 участников двое сохранили близкое к нормативному значение OTA в состоянии поста, в котором их просили ходить в ритме по памяти. Это предполагает сохранение ритма и продолжающееся вовлечение, влияющее на их двигательную реакцию после удаления сигнала. Аналогичный феномен был отмечен в прошлом Thaut [], когда пациентам с гемипарезом давали звуковой ритмический стимул в течение длительных периодов времени, прежде чем просить их идти в ритме по памяти. Наше исследование, по-видимому, является первым, демонстрирующим аналогичный эффект стойкости при тактильном ощущении и демонстрирующим, что это может проявляться при относительно коротком воздействии.

    Из 4 участников, которые продемонстрировали улучшения в условном обозначении, 1 вернулся к своей базовой симметрии, а остальные 3 продемонстрировали свидетельство в пост-состоянии того, что они стали на более асимметричными, чем их исходный уровень. Это увеличение асимметрии может быть связано с усталостью, так как состояние стойки было в конце исследования, когда участники уже прошли примерно 120 метров (2x6x10 метров). Хотя такое расстояние может не обременять здорового человека, оно может быть значительным для людей с гемипарезом.В комментариях двух участников говорится, что это была самая длинная ходьба, которую они прошли с момента инсульта. Усталость могла негативно повлиять на производительность других участников в почтовом состоянии, не опуская ее ниже базового уровня.

    Более того, 3 участника (коды участников MMUP02, OUP02 и OUP04;) не показали никаких изменений ни в условиях отправки, ни в почтовых условиях. Это может быть связано либо с тем, что они не понимали задачи или не выполняли ее, либо просто потому, что у них было гораздо меньше возможностей для улучшения, чем у других участников; у этих 3 участников были значения OTA, которые приблизились к нормативным в исходном состоянии (1.08, 1,14 и 0,79 соответственно при нормативах 0,9-1,1). Однако 1 из этих 3 участников (участник MMUP02) продемонстрировал улучшение длины шага для обоих условий по сравнению с ее исходным уровнем. Это указывает на возможность терапевтических преимуществ, связанных с походкой, и показывает изменение уверенности, которое может произвести простое вмешательство, а также его влияние на более здоровую кинематику, даже без изменения темпорального характера походки. К сожалению, для двух других участников (участников OUP02 и OUP04) не было собрано никаких пространственных данных.

    Изменения длины шага

    В этом исследовании только 1 из 6 участников показал немедленное улучшение длины шага, а также сохранил ее во время поста (). Участница MMUP02, которая обычно передвигается с тростью, попросила провести испытания без палки вопреки рекомендациям одного из присутствующих физиотерапевтов. Когда его спросили сразу после испытаний, участник MMUP02 прокомментировал: «Когда я вышел из [своего дома], у меня не было уверенности, поэтому у меня есть трость.[…] Я чувствовал себя намного сильнее, идя туда без палки. Разница в том, что у меня было немного больше уверенности. Я чувствовал себя уверенно без клюшки ». Когда ее спросили, возникла ли эта уверенность из-за присутствия команды физиотерапевтов в комнате с ней, она сначала согласилась, но затем предложила дополнительные причины: «Да, я чувствовала себя уверенно, когда она [физиотерапевт] была там [рядом с ней], но когда ее не было. Я все еще чувствовал эту уверенность »[Участник MMUP02].

    Во время испытаний клинический аналитик походки, участвовавший в исследовании, также прокомментировал, как осанка этой участницы изменилась с сидения на корточках над своей тростью на прямую ходьбу и взгляд вперед.«Посмотрите, какой у нее рост [MMUP02]». Интересно, что участница MMUP02 является одной из участниц, не показавших никаких изменений в ее временных данных. Этот результат не совсем удивителен, поскольку в литературе есть свидетельства того, что пространственные и временные параметры не обязательно должны быть напрямую связаны [].

    Видеозапись исследования была неофициально показана опытным физиотерапевтам, участвовавшим в этом исследовании, которые помогли с первоначальным набором участников для этого исследования. Поскольку некоторые из участников исследования были их постоянными пациентами, их также попросили прокомментировать все, что они считали заслуживающим внимания.Один из физиотерапевтов заметил, что участница OUP02 (которая также является одним из ее постоянных пациентов физиотерапевта) изменила свои привычки после этого исследования, включив больше прогулок по пустым коридорам супермаркета ранним утром, когда там меньше людей. «[Участница OUP02] стала более уверенной… (и) начала использовать более легкую трость», что терапевт интерпретировал как еще один признак повышенной уверенности в своих силах. Во время просмотра видео участника OUP02, идущего в одном из испытаний, физиотерапевт прокомментировал, что «так приятно видеть, что она [OUP02] не слишком много думает о своей правой (паретичной) ноге.Просто отпусти; пусть течет ».

    После обсуждения вышеуказанных результатов с физиотерапевтами, участвовавшими в исследовании, была выявлена ​​интересная связь между настроением и одной конкретной пространственной (в отличие от временной) характеристикой походки, которая может иметь отношение к вышеуказанным результатам. Физиотерапевты и специалисты по реабилитации походки обычно ожидают, что уверенное настроение будет ассоциироваться с большими шагами. Напротив, в ситуациях, когда люди, ходящие с гемипаретической болезнью, не чувствуют себя уверенно и внимательно следят за тем, как они ходят, ожидаются более короткие шаги.Такое поведение обычно наблюдается независимо от каденции (т. Е. Темпа ходьбы). Следовательно, из-за особой связи уверенности с длиной шага, относительно короткое знакомство с этим новым подходом к ходьбе могло сыграть решающую роль в наблюдаемых пространственных изменениях.

    Ходьба в тактильном ритме, опосредованном метрономом с несколькими конечностями, необычна и нечасто встречается в повседневной жизни. Новизна этого подхода могла снизить уверенность некоторых участников, когда они шли с более короткими шагами, как это наблюдалось в состоянии с указанием.

    Тем не менее, с более глубоким знакомством с процедурой и удалением задачи по ощущению ритма при ходьбе, уверенность большинства участников увеличилась, и они стали ходить с большей длиной шага (по сравнению с их исходным уровнем) в исходном состоянии, когда их просили ходить. в ритм по памяти ().

    Выводы

    В данной статье представлено подробное эмпирическое исследование восстановления походки с использованием тактильного захвата.

    Это исследование, по-видимому, является первым систематическим исследованием тактильных сигналов для восстановления походки.Следовательно, для прямого сравнения не так много предыдущих работ. Однако, хотя звуковые ритмические подсказки для реабилитации обычно проводятся по-другому (например, с использованием беговых дорожек), в предыдущих исследованиях обычно использовались аналогичные показатели, такие как длина шага и время шага [-], и это было связано с аналогичными степень улучшения [,].

    Учитывая большую вариабельность выживших после инсульта и ограниченное количество доступных участников, здесь нет никаких требований к статистическим данным, способным поддержать формальный экспериментальный результат улучшения походки.Однако с учетом этой вариативности участников это эмпирическое исследование походки можно рассматривать как набор из 11 тематических исследований, и можно сделать более скромные эмпирические утверждения. На уровне тематического исследования улучшения были замечены во временных данных 6 из 11 участников исследования.

    Было обнаружено общее положительное снижение значений OTA у гемипаретических участников, что указывает на немедленное улучшение и более симметричный и более здоровый паттерн походки у 6 из 11 участников.

    Пространственные данные были собраны у 6 из 11 участников с использованием системы захвата движения; он показал 3 из 6 участников с более короткими шагами по сигналу, чем во время их исходного уровня.Эти пространственные изменения могут быть связаны с уверенностью во время прогулки, при этом более короткие шаги указывают на временное снижение уровня уверенности или, возможно, на более высокую когнитивную нагрузку. Временная асимметрия оставалась улучшенной во время поста.

    Результаты исследования указывают на некоторое кратковременное сохранение ритма в памяти (состояние после сигнала) и увлечение ритмом из памяти. Это не первый раз, когда наблюдается это явление [,]; однако это впервые наблюдается в контексте увлечения походкой с использованием тактильно представленных ритмов.Это явление сохранения ритма может иметь серьезные последствия для некоторых пациентов с гемипарезом, страдающих дефицитом внимания, из-за которого сложно одновременно воспринимать ритм и ходить. Это предполагает ряд исследований для более глубокого изучения этого явления в будущем. Это исследование также эмпирически показало, что улучшение пространственно-временных характеристик походки может происходить сразу же после тактильных сигналов, что приводит к более симметричному и здоровому образцу походки для значительной части участников.Однако это было лабораторное исследование, в котором участники с гемипарезом получали ограниченное воздействие тактильного ритма. Влияние длительного воздействия тактильного ритма на восстановление походки в домашних условиях в настоящее время неизвестно. Может быть проведено продольное исследование для изучения влияния тактильного ритма на пациентов с гемипаретической походкой в ​​течение более длительного времени воздействия. Кроме того, продольное исследование может также включать возможные показатели удобства использования (например, повышение уверенности, принятие технологии), которые наблюдались в этом исследовании, но не исследовались официально.

    Наконец, подход, основанный на ритмических тактильных сигналах, может быть расширен, чтобы включить другие неврологические состояния, которые приводят к нарушениям моторики и походки. Литература по ритмической слуховой стимуляции свидетельствует о преимуществах увлечения при неврологических состояниях, таких как болезнь Паркинсона, церебральный паралич и болезнь Хантингтона. Подход, аналогичный подходу, принятому в этом исследовании для выживших после гемипаретического инсульта и черепно-мозговой травмы, может быть применен для изучения этих других состояний.Первоначальное тематическое исследование с одним участником, живущим с болезнью Хантингтона, дало некоторые обнадеживающие результаты [].

    Мы хотели бы поблагодарить наших участников, физиотерапевтов и медицинских работников, которые безоговорочно пожертвовали свое время, чтобы помочь нам в нашем исследовании. Доктор Теодорос Георгиу финансируется Открытым университетом. Доступ к некоторым участникам и частичным данным для одного исследования был обеспечен за счет финансирования Академической научной сети здравоохранения Большого Манчестера. Благоприятное этическое одобрение было предоставлено Комитетом по этике исследований на людях Открытого университета (HREC / 2015/2551 / Georgiou / 1) и Комитетом по этике Манчестерского столичного университета (Ref: 1368).Исследование было проведено в соответствии с принципами, изложенными в Хельсинкской декларации.

    Не заявлено.

    Под редакцией Г. Айзенбаха; подано 10.03.20; рецензировано Л. Шумом; комментарии к автору 27.04.20; доработанная версия получена 19.06.20; принята к печати 11.11.20; опубликовано 24.11.20

    © Теодорос Георгиу, Саймон Холланд, Джанет ван дер Линден. Первоначально опубликовано в JMIR Biomedical Engineering (http://biomedeng.jmir.org), 24.11.2020.

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (https: // creativecommons.org / licenses / by / 4.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Адрес: г. Чайковский, Пермский край ул. Промышленная 8/8,
    Телефоны: 8 34241 2-10-80 [email protected]
    © «Феникс», 2019