Разное

Отметка родителей: Бренд manduca получил награду «Отметка родителей»

Содержание

Психологическое насилие родителей в отношении детей из-за школьной отметки Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Научно-практическая статья

УДК 316.6:373 © З. А. Аксютина, Т. Ю. Удалова, 2022

doi: 10. 24412/1999-6241-2022-188-50-59

5.3.1 Общая психология, психология личности, история психологии 5.3.7 Возрастная психология

Психологическое насилие родителей в отношении детей из-за школьной отметки

Зульфия Абдулловна Аксютина \ кандидат педагогических наук, доцент кафедры социальной педагогики и социальной работы; [email protected]; https://orcid.org/0000-0003-2548-4673

Татьяна Юрьевна Удалова \ кандидат педагогических наук, доцент кафедры практической психологии; [email protected]; https://orcid.org/0000-0002-3517-0873

‘ Омский государственный педагогический университет, Омск, 644099, ул. Партизанская, 4А, Россия Реферат

Введение. Проблема психологического отношения родителей к своим детям не теряет остроты. Актуальной остается трактовка основной категории «психологическое насилие», которая в психологической науке сохраняет неопределенность, неоднозначность, неполноту. Цель заключалась в выяснении наличия причин психологического насилия со стороны родителей из-за плохих школьных отметок. Материалы и методы. Применялся метод контент-анализа, позволяющий проводить количественный и качественный анализ текстов как продуктов деятельности респондентов. Исследование родителей осуществлялось посредством анкетного метода. Результаты и обсуждение. Дана социальная аргументация научной проблемы психологического насилия родителей в отношении детей. Осуществлена научная аргументация психологического насилия путем исследования степени научной разработки рассматриваемого психологического явления. Представлены результаты исследования младших школьников на предмет выявления психологического насилия в их адрес со стороны родителей из-за школьных отметок. Определены социальные запросы на преодоление психологического насилия. Выделены три фактора рисков, влияющих на наличие паттернов психологического насилия: социальные, педагогические и психологические. Даны их примеры. Выводы. Выделены три группы факторов, оказывающих влияние на наличие паттернов психологического насилия: социальные, педагогические, психологические. Выявлено наличие психологического насилия из-за школьных отметок у 31,25% испытуемых.

Ключевые слова: воспитание; дети; контент-анализ; паттерны поведения; психологическое насилие; родители;

школьная отметка; эмоциональное насилие

Для цитирования: АксютинаЗ. А., Удалова Т. Ю. Психологическое насилие родителей в отношении детей из-за школьной отметки // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2022. Т. 27, № 1(88). С. 50-59. https://doi.org/10. 24412/1999-6241-2022-188-50-59

Scientific and Practical Article

UDC 316.6:373 © Z. A. Aksyutina, T. Yu. Udalova, 2022

doi: 10. 24412/1999-6241-2022-188-50-59

5.3.1 General Psychology, Personality Psychology, History of Psychology 5.3.7 Developmental Psychology

Parents’ Psychological Violence against Children due to School Marks

Zulfiya A. Aksyutina \ Candidate of sciences (in Pedagogy), Associate-Professor of the chair of Social Pedagogy and Social Work; [email protected]; https://orcid.org/0000-0003-2548-4673

Tatiana Yu. Udalova \ Candidate of sciences (in Pedagogy), Associate-Professor of the chair of Practical Psychology; [email protected]; https://orcid.org/0000-0002-3517-0873 10msk State Pedagogical University, 4A Partizanskaya st., Omsk, 644099, Russia Abstract

Introduction. The problem of parents’ psychological treatment of their children is acute. The interpretation of the main category of «psychological violence», which is ambiguous, uncertain and incomplete in psychological science, is still relevant. The aim of the research was to study the parents’ psychological maltreatment of their children due to low school marks. Materials and Methods. The method of content analysis was employed, which allows for a quantitative and qualitative analysis of texts as products of the respondents’ activities, parents being questioned. Results and Discussion. The social argumentation of the scientific problem of parents’ psychological violence towards their children is given. The scientific argumentation of psychological violence is carried out by studying the degree of scientific development of the psychological phenomenon under consideration. The article presents the results of a study of elementary school students with regard to revealing parents’ psychological violence against them because of the school marks. The social demands for overcoming psychological violence are determined. Three risk factors influencing the presence of patterns of psychological violence are highlighted, which include social, pedagogical and psychological ones, with examples given. Conclusions. The authors identify three factors which affect the patterns of psychological violence, these are social, pedagogical and psychological ones. 31,25% of cases reveal psychological violence against children due to school marks.

Keywords: parenting; children; content analysis; behavior patterns; psychological abuse; parents; mark; emotional abuse

Citation: Aksyutina Z. A., Udalova T. Yu. Parents’ Psychological Violence against Children due to School Marks. Psychopedagogy in Law Enforcement. 2022. Vol. 27, No. 1(88). Pp. 50-59 (In Russ.). https://doi.org/10. 24412/1999-6241-2022-188-50-59

Основные положения

1. Психологическое насилие — один из негативных феноменов современного семейного воспитания. Категория «психологическое насилие» остается размытой. В ее содержание включают действия, воздействия, бездействие, реализуемые посредством враждебности, безразличия, принуждения, несущие за собой социальный, физический, психологический ущерб личности, проявляющийся у нее в эмоциональных страданиях и переживаниях, влекущих за собой различного рода нарушения психического и социального развития.

2. Анализ российских и зарубежных публикаций позволяет утверждать, что практика психологического насилия в отношении детей весьма распространена в области семейного воспитания. Исследование данного феномена представляется затруднительной задачей в силу специфической закрытости семей. Нередко причиной насилия становится школьная отметка, которая воспринимается родителями как успешность их детей и зеркализацией успешности на самих родителей. Трансформация восприятия школьной отметки родителями прослеживается в желании «сделать» ребенка успешным любой ценой для повышения собственной значимости.

Введение

Актуальность, значимость и сущность проблемы. Психологическое насилие как научная проблема стало исследоваться сравнительно недавно. С конца 70-х — начала 80-х гг. прошлого столетия его начали вводить в предметную область психологических исследований как самостоятельной формы жестокого обращения с детьми. «По мнению большинства специалистов, занимающихся этой проблемой, психологическое насилие встречается гораздо чаще и наносит гораздо больший вред личности ребенка, чем это принято считать», — пишет группа психологов-исследователей [1]. Существующие еще с 90-х гг. прошлого столетия международные, национальные нормативные правовые документы и акты фактически привели к запрету со стороны родителей любых форм насилия, в том числе и психологического, в отношении детей.

Актуальность проблемы исследования обусловлена тем фактом, что данная форма насилия — самая сложная в дифференциации, так как ее распознавание затруднено, потому что психологическое насилие проявляется изолированно и в сочетании с другими

формами насилия. Школьные отметки за успеваемость важны для детей, так как они опосредованно отражают их успешность. У родителей проявляется тенденция воспринимать их аналогично, в связи с чем возрастает психологическое давление на детей, вплоть до насилия.

Таким образом, проблема психологического отношения родителей к своим детям сохраняет остроту.

Цель — провести анализ проблемы психологического насилия родителей в отношении детей, в том числе младшего школьного возраста, из-за школьной отметки.

Теоретические предпосылки и обзор проблемы исследования. Практика насилия сохраняется. Так, ежегодно регистрируется более 2 млн случаев жестокого обращения с детьми, около 3 тыс. детей и подростков заканчивают жизнь самоубийством; более 50 тыс. детей убегают из дома по причине жестокого обращения родителей, около 10% из этих детей погибают на улице в силу разных обстоятельств, 25 тыс. детей находится в розыске; выявляется свыше 100 тыс. детей, оставшихся без попечения родителей, большинство из которых — социальные сироты, брошенные или отобранные у родителей, около 10 тыс. родителей лишают родительских прав, и более 2,5 тыс. детей изымается из семей без лишения их родителей родительских прав по причине того, что дальнейшее нахождение в родительской семье представляет угрозу для жизни и здоровья [2, с. 95].

Обязанности по воспитанию детей закреплены в ст. 63 Семейного кодекса РФ. Статьей 156 Уголовного кодекса РФ предусмотрено наказание родителей за ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних. Для предотвращения насилия в семье разработан проект Федерального закона № 1183390-6 «О профилактике семейно-бытового насилия» ‘. Очевидно, что современные социальные запросы государства связаны с потребностью в гуманизации детско-родительских отношений.

Психологическое или эмоциональное насилие над ребенком — «это любое действие, которое вызывает у ребенка состояние эмоционального напряжения, подвергая опасности возрастное развитие его эмоциональной жизни» [3, с. 34].

Проблематика психологического насилия в семье над детьми исследуется Е. Н. Волковой, И. В. Волковой, А. В. Праводеловой на уровне последствий на-

1 О профилактике семейно-бытового насилия : проект Федерального закона № 1183390-6 (ред., внесенная в ГД ФС РФ). URL: https://sozd.duma.gov.ru/bill/1183390-6 (дата обращения: 03.05.2021).

силия в студенческом возрасте [4]; Н. О. Зиновьевой и Н. Ф. Михайловой в аспекте психологического насилия и кризисных ситуаций детства [3]; И. А. Марго-линой, Н. В. Платоновой, М. В. Ивановым, Г. В. Козловской в рамках коррекционной работы в отношении детей, перенесших насилие в семье [5]; Т. Я. Сафоновой, А. А. Соловьевой и др. в контексте сексуального насилия в семье в отношении детей [6].

Проблематика влияния жестокого обращения с детьми на их аномальное развитие поднималась в конце 70-х гг. прошлого столетия, оставаясь актуальной до настоящего времени. Так, Д. Финкельхор исследовал сексуальное насилие в отношении детей [7-9]; Дж. Гар-барино раскрыл влияние микросреды на снижение насилия [10]; Е. Кинард изучал методологию исследования жестокого обращения с детьми [11]; Дж. Левенталь уделял внимание исследованию факторов риска жестокого обращения с детьми и методологическим стандартам по их изучению [12; 13] и др.

В докладе ООН от 18 июня 2020 г. о профилактике насилия в отношении детей указано, что каждый третий из четверых детей подвергается насилию со стороны родителей либо лиц, их заменяющих. Особо подчеркивается, что в условиях пандемии эта проблема осталась без внимания 2. Как правило, причинами ухудшения положения детей считаются социо-политико-экономические условия и снижение уровня жизни населения [14]. Самоизоляция как фактор, провоцирующий насилие, не рассматривалась. При достаточно высоком уровне психологического насилия в отношении детей имеются объективно сдерживающие факторы, не позволяющие применять ограничения в отношении родителей. Д. Флейсснер и Ф. Хайнцельманн считают, что это связано с отсутствием должной системы работы с семьями в кризисных ситуациях [15, с. 5]. Особая озабоченность вызвана тем фактом, что жестокость по отношению к детям осуществляется родителями, призванными заботиться о них. Ряд зарубежных авторов полагает, что этому способствуют семейное неблагополучие, асоциаль-ность родителей, бесконтрольность детей [16; 17], что приводит к криминализации поведения последних. Наибольшее распространение получают внешние формы насилия, склонение к самоубийству и доведение до него, распространение просуицидальных субкультур, виртуальных субкультур и групп смерти [18].

Среди российских ученых следует назвать Н. В. Та-рабрину и А. И. Щепину, описавших психологические последствия насилия в отношении детей [19]; А. Б. Орлова, посвятившего ряд публикаций наказанию и поощрению детей [20-24]; Е. Т. Соколову и Н. П. Со-

ловьеву, раскрывших проблематику сексуальных правонарушений в отношении детей [25]; А. В. Быкова, Л. Я. Олиференко и Т. Н. Шульгу, обосновавших возможности оказания социально-психологической помощи детям, пережившим насилие [26], и др.

Пережитое насилие как паттерн поведения, связанный с воспроизводством жестокости в отношении детей, рассматривается в работах российских психологов Т. Я. Сафоновой [27], Т. М. Журавлевой [28] и др. Кроме того, Т. Я. Сафонова исследовала возможные пути защиты детей от насилия и оказания помощи жертвам насилия — детям [29; 30].

И. С. Клецина указывает, что паттернами поведения, связанного с реализаций психологического насилия, являются «наличие вербальных оскорблений; шантажа; акты насилия по отношению к детям или другим лицам для установления контроля над партнером; угрозы насилия по отношению к себе, жертве или другим лицам; запугивание посредством насилия по отношению к домашним животным; преследование; контроль над деятельностью жертвы; контроль над кругом общения жертвы; контроль над доступом жертвы к различным ресурсам; принуждение жертвы к исполнению унижающих ее действий; контроль над распорядком дня» [31, с. 476].

Авторы пособия по оказанию психологической помощи детям, пережившим насилие, утверждают, что «психологическое пренебрежение — последовательная неспособность родителя или лица, осуществляющего уход, обеспечить ребенку необходимую поддержку, внимание и привязанность», а психологическое жестокое обращение — это «хронические паттерны поведения, такие как угрозы, унижение, оскорбление, обесценивание, запугивание, издевательства, высмеивание ребенка и другие нефизические формы отвержения и враждебного отношения» 3.

В психологической науке наблюдается попытка определения понятия «психологическое насилие». Так, А. Б. Орлов дает формулировку, опираясь на детско-родительские отношения и считая насилие преднамеренным. Автор выделяет его следствия, выражающиеся в деформациях и нарушениях психического развития, а именно: поведенческих, интеллектуальных, эмоциональных, волевых, коммуникативных, личностных [32, с. 86].

И. С. Зырина считает понятия психологического и эмоционального насилия синонимичными, определяя насилие как воздействие, имеющее характер враждебности или безразличия, что «вызывает у ребенка нарушение самооценки, утрату веры в себя, затрудняет его развитие и социализацию» [33, с. 58].

2 The Global status report on preventing violence against children 2020. URL: https://www.who.int/teams/social-determinants-of-health/violence-prevention/globalstatus-report-on-violence-against-children-2020. (дата обращения: 07.05.2021).

3 Психологическая помощь детям, пережившим насилие. Пособие для психологов. СПб., 2015. 60 с.

Е. Н. Волков видит в психологическом насилии принуждение и полагает, что нанесенный ущерб имеет социальный, психологический, физический или материальный характер [34].

Н. К. Асанова сводит психологическое насилие к действиям — оскорблениям, угрозам, унижениям, обвинениям и др. [35].

Проведенное исследование демонстрирует незавершенность формирования терминологического аппарата, связанного с психологическим насилием и его несовершенством. Значима позиция, указывающая на важные последствия рассматриваемого явления для развивающейся личности.

Таким образом, зарубежными учеными предпринимаются попытки выявления методологических оснований исследования психологического насилия в отношении детей, факторов, влияющих на проявления насилия. В то же время российские исследователи акцентируют внимание в большей мере на последствиях насилия у детей, оказании им помощи. В целом научные исследования направлены на поиск путей профилактики насилия, разработку методов психологической и социальной реабилитации детей-жертв насилия.

Материалы и методы

В исследовании использован метод контент-анализа для выявления психологического насилия со стороны родителей в отношении детей из-за школьных отметок. Указанный метод обладает высоким диагностическим потенциалом, так как он направлен на анализ текстовых массивов, а обработка предполагает количественный и качественный анализ содержания письменного высказывания респондентов. Полученные данные могут подвергаться структурированию и интерпретации.

Для эмпирического исследования проблемы психологического насилия нами осуществлялся контент-анализ эссе, выполненных учащимися начальной школы. Исследование среди 96 школьников младших классов на базе БОУ г. Омска «СОШ № 13 им. А. С. Пушкина» проводилось анонимно, чтобы не вызывать у учащихся чувство стыда или страха писать о ситуации в своей семье. Полагаем, что именно поэтому дети были искренни и не смягчали отношение родителей к плохим отметкам. Учащимся предлагалось в эссе ответить лишь на один вопрос: «Как твои родители относятся к плохим отметкам, если ты их получаешь?»

Полученные описания отношения родителей оценивались на основе эмоциональной окраски (нейтральной и негативной), данной респондентами.

Применялось также анкетирование родителей с последующим анализом эмпирического массива полученных данных. В ходе исследования опрошено 127 родителей, из них 95 матерей и 32 отца. Часть

отцов отказалась от участия в исследовании. Двое школьников находятся под опекой, опрос опекунов не осуществлялся.

Результаты и обсуждение

Факторы риска. Среди факторов риска, влияющих на наличие паттернов психологического насилия, нами выделены три группы: социальные, педагогические и психологические. Социальные факторы риска связаны с отношением общества и государства к проблеме психологического насилия родителей над детьми; педагогические — со сформированностью педагогической культуры у родителей, системой имеющихся у них педагогических знаний; психологические — с индивидуально-психологическими особенностями родителей.

Перечислим социальные факторы риска:

— отношение государства и общества к психологическому насилию;

— неполные, многодетные, приемные семьи;

— низкий социальный уровень жизни семьи;

— антисоциальный способ жизнедеятельности семьи;

— алкоголизм родителей, употребление наркотиков, проституция и др.

Педагогические факторы риска:

— низкий уровень педагогической культуры родителей;

— использование методов воспитания с применением физических наказаний, с опорой на авторитарные принципы, избыточность дисциплинарных форм и др.

Психологические факторы риска:

— кризисы данного детского возраста;

— гиперактивность ребенка;

— психическое нездоровье родителей, других членов семьи;

— негативные внутрисемейные отношения родителей;

— неумение взрослых управлять эмоциями

в стрессовом состоянии;

— нежеланный ребенок или имеющий особенности физического, умственного развития, какие-либо девиации в поведении и др.

Данные факторы сигнализируют, что ребенок нуждается в сопровождении, так как находится в зоне риска 4.

Психологические причины психологического насилия. Психологической причиной формирования паттернов психологического насилия может выступать сформированный у родителей некий идеализированный образ ребенка. Для его достижения родителями предъявляются требования к ребенку, которые он не в состоянии выполнять в силу возрастных и индивидуально-психологических особенностей.

4 Психологическое сопровождение детей, переживших насилие и жестокое обращение в семье. Тамбов, 2014. 99 с. https://pp.omamvd.ru Psychopedagogy in Law Enforcement. Volume 27, No 1(88). 2022 53

Иногда родители не замечают, в какой момент начинают оказывать давление на ребенка, перерастающее в выраженное насилие. У детей младшего школьного возраста это может приводить к формированию замкнутости, к сниженной самооценке, потере доверия к окружающим людям и миру и в итоге — к развитию психологических особенностей жертвы, которые могут сохраняться на протяжении всей жизни, что выражается в восприятии собственной личности как глупой, никчемной, ни на что не способной 5.

Материальное благополучие семьи не выступает фактором отсутствия психологического насилия. Дети из самых благополучных семей также подвергаются психологическому давлению из-за школьных отметок. Завышенные ожидания и невозможность их воплощения могут вызывать бурю гнева и недовольства родителей, проявляющихся в оскорблениях, наказаниях, а иногда и в физическом насилии. После этого родитель может просить прощения, но не всегда это исправляет ситуацию и исключает последствия высоких требований к ребенку [36].

Психологическое воздействие на ребенка со стороны чужого человека является не таким сильнодействующим и губительным, так как поддержка и защита близких помогает справиться с последствиями. Но при насилии в семье ребенок перестает чувствовать себя защищенным, все окружающие становятся для него желающими навредить, а их действия непредсказуемыми [37].

Часто родители не хотят умышленно навредить своему ребенку, а лишь желают ему лучшего. Наказывая за низкую успеваемость и невыполненную домашнюю работу, взрослые начинают давить на ребенка еще сильнее, что перерастает в непрекращающийся прессинг. Родители получают обратный эффект, так как, используя наказание, они ждут, что ребенок в следующий раз побоится получить плохую отметку и постарается быть отличником. На деле же школьник начинает ассоциировать школу с наказаниями. Из-за этого появляются прогулы, нежелание ходить в школу вообще. Ведь чтобы избежать плохой отметки, можно не ходить на уроки. Пропадают желание и мотивация к познавательной деятельности. Дети нередко начинают лгать своим родителям с целью избежать давления. Они стараются различными путями добиться, чтобы родители не узнали того, что может вызвать их недовольство.

Учащихся, которых ругают и наказывают за отметки, легко выявить по поведению во время урока. Такой ребенок всеми силами пытается не получить плохую оценку. Проверочные работы для него пред-

ставляют пытку, связанную с необходимостью избежать наказания, а не определение степени усвоения знаний. Многие учителя пользуются строгостью родителей и манипуляцией контролируют поведение учащегося, угрожая позвонить маме или папе. В большинстве случаев это срабатывает. В такой ситуации ребенок начинает призывать учителя не совершать данных действий. Если угроза педагога осуществляется, то дети теряют доверие не только к родителям, но и к педагогам [3].

Методы, применяемые для исследования психологического насилия над детьми, и мероприятия по его профилактике. В психологии накоплен определенный диагностический арсенал для выявления насилия в отношении детей, но аспекты насилия диагностируются в них косвенно. Можно назвать такие методики, как опросник «Измерение родительских установок и реакций» (PARI) (E. Шеффера, Р. Белла) 6, методика диагностики представлений ребенка o насилии (Е. Н. Волкова, О. М. Исаева) [38], метод серийных рисунков и рассказов в форме беседы (И. М. Никольская) [39]. Австралийские ученые М. П. Данн, Б. Мак-фарлейн и Д. Раньян разработали опросник ICAST (ISPCAN Child Abuse Screening Tools), имеющий название «Международный опросник для изучения распространенности насилия над детьми» [39]. Данная методика в большей степени отвечает требованию полноты диагностики аспектов насилия в отношении детей, но к нашей действительности она не адаптирована.

Наиболее распространенным методом исследования насилия является беседа, так как она позволяет через анализ ответов определить отношение к насилию и сложившиеся поведенческие установки ребенка. Однако в работе с детьми он не лишен недостатков.

Профилактика насилия родителей в отношении детей, как правило, имеет трехступенчатый характер. Первичная профилактика системно не осуществляется, что и усугубляет рассматриваемое явление. При вторичной профилактике методы индивидуального консультирования применяются к родителям, которые были замечены в насильственных действиях, носящих единичный характер и не влекущих за собой привлечения к юридической ответственности. Чаще всего данная группа родителей приглашается на комиссию по делам несовершеннолетних, где им даются рекомендации по воспитанию. Третичная профилактика, которая должна иметь место в случае привлечения родителей к юридической ответственности, как правило, носит принудительный характер. Изложенное приводит к выводу, что системная работа по профи-

5 Психологическое насилие над детьми. URL: https://tcsonlyahovichi.by/psihologicheskoe-nasilie-nad-rebyonkom/ (дата обращения: 04.05.2021).

6 Лучшие психологические тесты для профотбора и профориентации / отв. ред. А. Ф. Кудряшов. Петрозаводск, 1992. 318 с. 54 ISSN 1999-6241 Психопедагогика в правоохранительных органах. 2022. Том 27, № 1(88)

лактике насилия родителей в отношении детей требует дальнейшего научного исследования.

Эмпирическое исследование причин психологического насилия. Цель заключалась в исследовании наличия причин психологического насилия со стороны родителей из-за плохих школьных отметок. Для учащихся младших классов школьные отметки являются очень важным показателем, так как на основании их формируются самооценка и отношение сверстников. Плохие отметки способны сильно огорчить ребенка, тогда как хорошие поднимают его настроение, самооценку и статус. Для учащихся средних и старших классов чаще всего школьная отметка теряет столь высокую значимость. Родители лишаются такого инструмента давления на детей подросткового возраста, как школьная успеваемость.

Результаты количественного анализа демонстрируют, что 31,25% респондентов (30 чел.) характеризуют отношение родителей к детям из-за плохих отметок как негативное, а 68,75% — как нейтральное (66 чел.). Положительного отношения выявлено не было. Наблюдается преобладание нейтральных ответов. Вместе с тем почти треть испытуемых дали негативные ответы, что указывает на высокую значимость рассматриваемой проблемы.

Далее осуществлялся качественный анализ полученных высказываний.

Как пример приведем одно из эссе (в авторской редакции), характерное для испытуемых, подвергаемых психологическому насилию.

«Мои родители могут по-разному относиться к моим плохим оценкам. Чаще всего они относятся нормально и просто долго объясняют мне, зачем нужно хорошо учиться. Но когда у них плохое настроение, то они могут наказать меня и забрать телефон. Иногда они вообще не замечают моих оценок, даже хороших. Если я разозлю их своими плохими оценками, то они могут накричать на меня и угрожать отправить в детдом, потому что им не нужна такая тупая дочь. Такие слова меня очень обижают».

Анализ позволяет утверждать, что данное эссе имеет негативно окрашенный характер. Со слов автора становится понятно, что родители весьма строго относятся к неудачам дочери в учебе. Это находит описание в словах и выражениях: наказать, забрать телефон, не замечают, разозлю плохими отметками, накричать, угрожать, обижают. Выделенные слова и выражения были подвергнуты дальнейшему качественному и количественному анализу.

В результате обработаны все 96 эссе респондентов. Обратимся к анализу остальных эссе. Так, сочетание всыплю ремня характеризует отношение родителей к отметкам как резко негативное и является угрозой причинения физического насилия. Встретилось 4 раза, или его использовали 4,14% всех участников

исследования. У одного из этих респондентов в эссе содержалось слово ударю, которое можно понимать как запугивание, близкое по эмоциональной окраске к всыплю ремня.

Отрицательную окраску несут также такие слова, встречаемые в эссе, как забирают, запрещают, наказывают, не дают. Они присутствовали в 12 текстах, или 12,51% от всех эссе. Перечисленные глаголы сочетались с разными словами, например, такими как телефон, компьютер, телевизор, гулять, играть и др.

Проявлением психологического давления, заключающегося в унижении, характеризуются 14,6% (14 эссе) негативных ответов. Об этом говорят такие слова и выражения: не добьешься, бестолковый, тупая, не сможешь, неудачник, как ты мог, разочарование.

68,75% (66) эссе не содержали намеков на психологическое насилие или эмоциональное давление на ребенка. Слов или выражений, несущих негативную окраску, в текстах не обнаружено. Здесь в работах встречаются такие слова и словосочетания: ничего страшного, можно исправить, не самое главное, забей, исправим. Это свидетельствует о том, что родители указанной группы детей относятся нейтрально к плохим отметкам.

Таким образом, контент-анализ эссе показал, что значительная часть испытуемых — 31,25% учащихся начальных классов — подвергаются психологическому насилию со стороны родителей из-за негативного отношения к плохим отметкам. Это можно объяснить рядом обстоятельств:

1) нынешнее поколение родителей принадлежит к той группе, которая подвергалась физическим и психическим мерам наказания, в силу того что в годы их детства такие действия не считались предосудительными;

2) в образовательной системе России не осуществляется системная профилактика насилия со стороны родителей в отношении детей. Данный факт требует решения не только на законодательном уровне, но и на уровне осознания существования рассматриваемой проблемы;

3) часто родители не осознают, что плохая отметка уже является наказанием для ребенка. Указанная ситуация требует анализа и работы над ошибками;

4) многие родители не владеют ненасильственными методами наказания. Это свидетельствует о необходимости психолого-педагогического просвещения.

Безусловно, нами выделены не все причины анализируемого явления, их обоснование может осуществляться и в других науках.

На вопрос: «Наказываете ли Вы детей из-за школьных отметок?» положительно ответили 125 родителей. Лишь двое респондентов указали, что не осуществляют наказание. Это подтверждает наше предположение о том, что родители имеют склонность к наказанию

детей из-за школьных отметок. Данная тенденция носит ярко выраженный характер.

На вопрос: «Как Вы наказываете детей из-за школьной отметки?» ответы были разделены на три группы, наиболее характерные для испытуемых. 63 родителя указали, что используют вербальные методы (называю неудачником, покрикиваю и др.), физическая агрессия присутствует у 42 родителей (шлепаю, могу дать подзатыльник, дам ремня и др.), психологическое воздействие проявилось у 36 родителей (демонстративно не разговариваю с ребенком и не отвечаю ему, не даю телефон, запрещаю играть на компьютере», «не пускаю на тренировки и др.). Лишь двое родителей, не наказывающих детей, пояснили, что анализируют школьные неуспехи и ищут совместно с детьми пути их решения, оказывают помощь и поддержку в учебной деятельности. В эмоциональном плане они, конечно, огорчаются из-за отметок и переживают за успешность своего ребенка. Заметим, что это родители — представители одного ребенка.

На вопрос, связанный с причиной наказания детей, 118 родителей ответили, что «детей непременно следует наказывать, иначе никак нельзя». Оставшиеся 5 родителей считают, что наказывают детей из-за собственной несдержанности, так как «плохо управляют собой, когда узнают о двойке у ребенка».

Фактически 89,28% родителей наказывают детей за школьные отметки, тем самым осуществляя насилие в отношении детей. При этом 31,25% испытуемых младших школьников указали на то, что подвергаются насилию со стороны родителей из-за школьной отметки. Такая разница в полученных результатах позволяет сделать вывод, что многие из форм агрессивного поведения родителей детьми не воспринимаются наказанием, а расцениваются как вполне допустимое поведение.

Выводы

1. Трактовка основной категории исследования «психологическое насилие» остается неполной, незавершенной и несовершенной, потому что в ее основу закладываются разные аспекты рассматриваемого явления. Единство исследователей сводится к признанию его негативных последствий на развивающуюся личность.

2. Исследование, проведенное на основе контент-анализа, позволяет говорить о том, что психологическое насилие в отношении младших школьников присутствует в достаточно большом количестве случаев — 31,25%. Требуется поиск решения сложившейся проблемной социальной ситуации.

3. Среди факторов риска, влияющих на наличие паттернов психологического насилия со стороны родителей, нами выделены три группы:

— социальные, связанные с отношением общества и государства к проблеме детства и психологического насилия родителей в отношении детей. Лишь в последние годы в СМИ стали подниматься и активно обсуждаться проблемы семейного насилия, в том числе и в отношении детей. Однако остается значительная часть взрослого населения, считающего, что наказание детей, включая физическое, является допустимой мерой воспитания;

— педагогические, связанные с уровнем сформиро-ванности педагогической культуры. В советский период в образовательных организациях реализовывалась система педагогического всеобуча для родителей, которая явно требует возрождения. Сегодня такая целенаправленная работа по формированию педагогической культуры родителей имеет единичные примеры;

— психологические, связанные с индивидуально-психологическими особенностями родителей. Родители обладают психологическим своеобразием в проявлении агрессивности, особым отношением к ней, навыкам сдерживания, пониманию ее мотивов и др.

4. Насилие родителей в отношении детей из-за школьной отметки имеет высокий уровень выраженности. В школе, где было проведено исследование, большинство родителей (89,28%) проявляют насилие в отношении детей из-за школьной отметки. При этом лишь 31,25% младших школьников указывают на наличие такого насилия со стороны родителей. Причина этого заключается в том, что дети расценивают многие формы насилия как допустимое поведение родителей.

Перспективы. Решение проблемы психологического насилия родителей в отношении детей связано с разработкой таких практических задач, как формирование устойчивых паттернов у родителей или иных лиц, осуществляющих воспитание; создание для ребенка адекватной возрасту и развитию развивающей среды; предупреждение психологического пренебрежения и жестокого обращения. Требуют научного решения такие проблемы, как реабилитация детей, перенесших психологическое насилие; формирование родителями оптимальной воспитательной среды; выявление факторов, влияющих на возникновение жестокости, и их своевременное предотвращение путем психолого-педагогического просвещения.

Остаются перспективными вопросы, связанные с развитием родительских компетенций в аспекте поощрения и наказания педагогически целесообразными формами.

Список источников

1. Насилие в семье: Особенности психологической реабилитации : учеб. пособие / под ред. Н. М. Платоновой и Ю. П. Платонова. СПб., 2004. 154 с.

2. Попова Е. И. Профилактика жестокого обращения с детьми в семье в условиях микросоциума двор // Гуманизация образования. 2015. № 6. С. 95-101.

3. Зиновьева Н. О., Михайлова Н. Ф. Психология и психотерапия насилия. Ребенок в кризисной ситуации. СПб., 2003. 248 с.

4. Волкова Е. Н., Волкова И. В., Праводелова А. В. Опыт насилия, пережитого в детстве, и психологическое благополучие студентов // Психология образования: вызовы и риски современного детства : мат-лы XIV всерос. науч.-практ. конф. М., 2018. С. 35-39.

5. Марголина И. А., Платонова Н. В., Иванов М. В., Козловская Г. В. Проблема внутрисемейного физического и сексуального насилия над детьми. Диагностика, клиника и коррекция. М., 2019. 40 с.

6. Платонова Н. В., Козловская Г. В., Сафонова Т. Я., Соловьева А. А. Медико-психологическая работа с детьми раннего возраста из условий сексуального насилия // Российские медицинские вести. 2013. № 3. С. 4-12.

7. Finkelhor D., Prevalence of child victimization, abuse, crime, and violence exposure. White J. W., Koss M. P., Kazdin A. E. (Orgs.). Violence against women and children: Mapping the terrain. 2011. Vol. 1. Pp. 9-29.

8. Finkelhor D., Turner H., Ormrod R.et al. Violence, abuse, and crime exposure in a national sample of children and youth. Pediatrics. 2009. Vol. 124, No 5. Pp. 1411-1423.

9. Finkelhor D., Turner H. A., Hamby S. Let’s prevent peer victimization, not just bullying. Child Abuse and Neglect. 2012. Vol. 36, No 4. Pp. 271-274.

10. Garbarino J. The impact of neighborhood-based interventions on reducing child maltreatment / Handbook of Interpersonal Violence Across the Lifespan. Springer. Pp. 1-23. https://doi.org/10.1007 / 978-3-319-62122-7_118-2.

11. Kinard E. M. Methodological issues and practical problems in conducting research on maltreated children. Child abuse and neglect. 1994. Vol. 18, No 8. Pp. 645-656.

12. Leventhal J. M. Research strategies and methodologic standards in studies of risk factors for child abuse. Child Abuse and Neglect. 1982. Vol. 6. Pp. 113-123.

13. Leventhal J. M. Risk factors for child abuse: Methodologic standards in case-control studies. Pediatrics. 1981. Vol. 68, No 5. Pp. 684-690.

14. Posadas A. Combating corruption under international law. Duke journal of comparative & international law. 2000. № 10. Рр. 345-414.

15. Fleissner D., Heinzelmann F. Crime Prevention Through Environmental Design and Community Policing. Washington, 1996. 215 р.

16. Forouzandeh S., Soltanpanah A., Sheikhahmadi H. Content marketing through data mining on Facebook social network. Webology. 2014. Vol. 11, No 1, art. 118. URL: http://www. webology.org.

17. Huang X., Li X., Zhang M. «Seeing» the social roles of brands: How physical positioning influences brand evaluation. Journal of Consumer Psychology. 2013. Vol. 23, No 4. Pp. 509-514.

18. Seddon T. Drugs, Crime and Social Exclusion: Social Context and Social Theory in British Drugs-Crime Research. The British Journal of Criminology. 2006. Vol. 46, Iss. 4. Pp. 680-702.

19. Тарабрина Н. В., Щепина А. И. Психологические последствия насилия для детей // Клиническая психология в социальной работе. М., 2002. С. 79-91.

20. Орлов А. Б. Наказания, поощрения или… диалог? // Дошкольное воспитание. 2004. № 4. С. 104-107.

21. Орлов А. Б. Наказание, поощрение или… диалог? (продолжение) // Дошкольное воспитание. 2004. № 6. С. 110-114.

22. Орлов А. Б. Наказание, поощрение или… диалог? (продолжение) // Дошкольное воспитание. 2004. № 7. С. 108-110.

23. Орлов А. Б. Наказание, поощрение или… диалог? (окончание) // Дошкольное воспитание. 2004. № 8. С. 99-101.

24. Орлов А. Б. Про(репро)дуктивность как интро(интра) персональная жесткость(жестокость) / Онтопсихология. М., 1996. С. 69-70.

25. Соколова Е. Т., Соловьева Н. П. Особенности феноменов вины и стыда у лиц, совершивших сексуальные правонарушения // Сексология и сексопатология. 2003. № 3. С. 18-24.

26. Шульга Т. И., Олиференко Л. Я., Быков А. В. Социально-психологическая помощь обездоленным детям: опыт исследований и практической работы. М., 2003. 400 с.

27. Сафонова Т. Я., Цымбал Е. И., Ярославцева Н. Д. Социально-психологические особенности и сексуальное поведение детей, переживших инцест // Планирование семьи. 1995. № 1. С. 18-26.

28. Сафонова Т. Я., Цымбал Е. И., Журавлева Т. М. Жестокое обращение с детьми: Помощь детям, пострадавшим от жестокого обращения, и их родителям / под ред. Е. И. Цымбала. М., 2001. 122 с.

29. Цымбал Е., Сафонова Т. Как защитить ребенка от насилия // Защити меня. 1998. № 3. С. 26-32.

30. Сафонова Т. Помощь детям, пострадавшим от насилия: международный опыт // Защити меня. 1998. № 3. С. 34-38.

31. Клецина И. С. Гендерная психология : практикум. СПб., 2009. 496 с.

32. Орлов А. Б. Психологическое насилие в семье — определение, аспекты, основные направления оказания психологической помощи // Психолог в детском саду. 2000. № 2-3. С. 182-187.

33. Зырина А. И., Индейкина Т. Л. Предотвращение жестокого обращения с детьми в семье. Пермь, 2009. 109 c.

34. Волков Е. Н. Критерии и признаки психологического ущерба и психологического насилия // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. Серия «Социальные науки». 2002. № 1. С. 84-95.

35. Асанова Н. К. Жестокое обращение с детьми: основные методологические, практические и правовые аспекты // Руководство по предупреждению насилия над детьми. М., 1997. С. 16-45.

36. Пузанкова И. Е. Психологическое насилие в семье: что это такое и как с ним бороться // Вестник Прикамского социального института. 2020. № 1. С. 134-139.

37. Прилепко Ю. В. Психологическая помощь в преодолении последствия детского насилия // Альманах современной науки и образования. 2008. № 4-2. С. 185-187.

38. Волкова Е. Н., Исаева О. М. Диагностика распространенности насилия и жестокого обращения среди детей. Н. Новгород, 2013. 97 с.

39. Никольская И. М. Метод серийных рисунков и рассказов в психологических консультациях по разрешению споров между родителями о воспитании ребенка // Педиатр. 2015. Т. VI, № 4. C. 105-111.

Поступила 28.05.2021; одобрена после рецензирования 30.07.2021; принята в печать 30.11.2021. Заявленный вклад авторов: все авторы внесли эквивалентный вклад в подготовку публикации.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

References

1. Domestic violence: Features of psychological rehabilitation. Ed. by Platonova N. M. and Platonov Yu. P. St. Petersburg, 2004. 154 p. (In Russ.)

2. Popova E. I. Prevention of child abuse in the family in the conditions of the micro-society of the yard. Humanization of Education. 2015. No. 6. Pp. 95-101. (In Russ.)

3. Zinovyeva N. O., Mikhailova N. F. Psychology and psychotherapy of violence. A child in a crisis situation. St. Petersburg, 2003. 248 p. (In Russ.)

4. Volkova E. N., Volkova I. V., Pravodelova A. V. Violence experienced in childhood and psychological well-being of students. Psychology of education: challenges and risks of modern childhood. Collected materials of the 14th All-Russian scientific-practical conference. Moscow, 2018, Pp. 35-39. (In Russ.)

5. Margolina I. A., Platonova N. V., Ivanov M. V., Kozlovskaya G. V. The problem of intrafamily child physical and sexual abuse. Diagnostics, clinic and correction. Moscow, 2019. 40 p. (In Russ.)

6. Platonova N. V., Kozlovskaya G. V., Safonova T. Ya., Solovyeva A. A. Medical and psychological work with young children with regard to sexual violence. Russian Medical News. 2013. No. 3. Pp. 4-12. (In Russ.)

7. Finkelhor D. Prevalence of child victimization, abuse, crime, and violence exposure. J. W. White, M. P. Koss, A. E. Kazdin (Orgs.). Violence against women and children: Mapping the terrain. 2011, Vol. 1. Pp. 9-29.

8. Finkelhor D., Turner H., Ormrod R.et al. Violence, abuse, and crime exposure in a national sample of children and youth. Pediatrics. 2009, Vol. 124, No 5. Pp. 1411-1423.

9. Finkelhor D., Turner H. A., Hamby S. Let’s prevent peer victimization, not just bullying. Child Abuse and Neglect. 2012. Vol. 36. No. 4. Pp. 271-274.

10. Garbarino J. The impact of neighborhood-based interventions on reducing child maltreatment. Handbook of Interpersonal Violence Across the Lifespan. Springer. Pp. 1-23. https://doi.org/10.1007 / 978-3-319-62122-7_118-2.

11. Kinard E. M. Methodological issues and practical problems in conducting research on maltreated children. Child abuse and neglect. 1994. Vol. 18, No 8. Pp. 645-656.

12. Leventhal J. M. Research strategies and methodologic standards in studies of risk factors for child abuse. Child Abuse and Neglect. 1982. Vol. 6. Pp. 113-123.

13. Leventhal J. M. Risk factors for child abuse: Methodologic standards in case-control studies. Pediatrics. 1981. Vol. 68, No 5. Pp. 684-690.

14. Posadas A. Combating corruption under international law. Duke journal of comparative & international law. 2000. No. 10. Рр. 345-414.

15. Fleissner D., Heinzelmann F. Crime Prevention Through Environmental Design and Community Policing. Washington, 1996. 215 р.

16. Forouzandeh S., Soltanpanah A., Sheikhahmadi H. Content marketing through data mining on Facebook social network. Webology. 2014. Vol. 11, No. 1, art. 118. URL: http://www. webology.org.

17. Huang X., Li X., Zhang M. «Seeing» the social roles of brands: How physical positioning influences brand evaluation. Journal of Consumer Psychology. 2013. Vol. 23, No. 4. Pp. 509-514.

18. Seddon T. Drugs, Crime and Social Exclusion: Social Context and Social Theory in British Drugs-Crime Research. The British Journal of Criminology. 2006. Vol. 46, Iss. 4. Pp. 680-702.

19. Tarabrina N. V., Shchepina A. I. Psychological consequences of violence for children. Clinical psychology in social work. Moscow, 2002. Pp. 79-91. (In Russ.)

20. Orlov A. B. Punishments, rewards or … dialogue? Preschool education. 2004. No. 4. Pp. 104-107. (In Russ.)

21. Orlov A. B. Punishment, encouragement or … dialogue? (continued). Preschool education. 2004. No. 6. Pp. 110-114. (In Russ.)

22. Orlov A. B. Punishment, encouragement or … dialogue? (continued) Preschool education. 2004. No. 7. Pp. 108-110. (In Russ.)

23. Orlov A. B. Punishment, encouragement or … dialogue? (end) Preschool education. 2004. No. 8. Pp. 99-101. (In Russ.)

24. Orlov A. B. Pro(repro)ductivity as inter(intra)-personal rigidity(cruelty). Ontopsychology. Moscow, 1996. Pp. 69-70. (In Russ.)

25. Sokolova E. T., Solovyova N. P. Features of the phenomena of guilt and shame in persons who have committed sexual offenses. Sexology and sexopathology. 2003. No. 3. Pp. 18-24. (In Russ.)

26. Shulga T. I., Oliferenko L. Ya., Bykov A. V. Social and psychological assistance to disadvantaged children: research experience and practical work. Moscow, 2003. 400 p. (In Russ.)

27. Safonova T. Ya., Tsymbal E. I., Yaroslavtseva N. D. Socio-psychological characteristics and sexual behavior of incest survivors. Family planning. 1995. No. 1. Pp. 18-26. (In Russ.)

28. Safonova T. Ya., Tsymbal E. I., Zhuravleva T. M. Child Abuse: Helping Abused Children and their Parents. Ed. by Tsymbal E. I. Moscow, 2001. 122 p. (In Russ.)

29. Tsymbal E., Safonova T. How to protect a child from violence. Protect me. 1998. No. 3. Pp. 26-32. (In Russ.)

30. Safonova T. Helping children who have suffered from violence: international experience. Protect me. 1998. No. 3. Pp. 34-38. (In Russ.)

31. Kletsina I. S. Gender Psychology. St. Petersburg, 2009. 496 p. (In Russ.)

32. Orlov A. B. Psychological violence in the family — definition, aspects, main areas of providing psychological assistance. Psychologist in kindergarten. 2000. No. 2-3. Pp. 182-187. (In Russ.)

33. Zyrina A. I., Indeikina T. L. Prevention of child abuse in the family. Perm, 2009. 109 p. (In Russ.)

34. Volkov E. N. Criteria and signs of psychological damage and psychological violence. Bulletin of Lobachevsky University of Nizhny Novgorod. Series: Social Sciences. 2002. No. 1. Pp. 84-95. (In Russ.)

35. Asanova N. K. Child abuse: basic methodological, practical and legal aspects. Guidelines for the prevention of violence against children. Moscow, 1997. Pp. 16-45. (In Russ.)

36. Puzankova I. E. Psychological violence in the family: what it is and how to deal with it. Bulletin of the Prikamsky Social Institute. 2020. No. 1. Pp. 134-139. (In Russ.)

37. Prilepko Yu. V. Psychological assistance in overcoming the consequences of child violence. Almanac of modern science and education. 2008. No. 4-2. Pp. 185-187. (In Russ.)

38. Volkova E. N., Isaeva O. M. Diagnostics of the prevalence of violence and abuse among children. Nizhny Novgorod, 2013. 97 p. (In Russ.)

39. Nikolskaya I. M. The method of serial drawings and stories in psychological consultations to resolve disputes between parents about raising a child. Pediatrician. 2015. Vol. VI, No. 4. Pp. 105-111. (In Russ.)

Submitted: 28.05.2021; approved after reviewing: 30.07.2021; accepted for publication: 30.11.2021. The authors’ alleged contribution: all the authors have made an equal contribution to the publication.

The authors declare that there is no conflict of interest.

Перед отправлением за границу родителям необходимо заранее позаботиться об отметке о принадлежности ребенка к российскому гражданству

Перед отправлением за границу родителям необходимо заранее позаботиться об отметке о принадлежности ребенка к российскому гражданству

Перед отправлением за границу родителям необходимо заранее позаботиться об отметке о принадлежности ребенка к российскому гражданству

С наступлением долгожданного лета многие жители в Коми собираются провести отпуск со своей семьей за границей. Чтобы не омрачить летнее путешествие, родителям необходимо заранее позаботиться об оформлении необходимых документов на своих чад.

Как напомнила «Комиинформу» заместитель начальника Управления Федеральной миграционной службы по Республике Коми Алина Билоус, с 6 февраля 2007 года паспортно-визовые подразделения миграционной службы прекратили выдачу вкладышей в свидетельства о рождении, подтверждающих российское гражданство. Вместо них в документе проставляется штамп о принадлежности к гражданству Российской Федерации. Эта отметка необходима для того, чтобы ребенок вместе с родителями смог выехать за пределы России.

По словам заместителя начальника Управления, если свидетельство о рождении заполнено только с одной стороны, то отметка проставляется на оборотной стороне свидетельства в левой верхней части. Если свидетельство дублируется на национальном языке, то к нему оформляется приложение в виде формата А5, на котором проставляется указанная отметка, заверенная подписью начальника подразделения УФМС и печатью ведомства.

Для получения такой отметки в свидетельство о рождении родителям необходимо обратиться в подразделение Федеральной миграционной службы по месту жительства заявителя или ребенка. Им следует предоставить само свидетельство о рождении и свои паспорта.

Тем, кто уже имеет вкладыш о наличии гражданства РФ в свидетельстве ребенка, проставление отметки не требуется.

Не скрывай от родителей плохие отметки. Как вести себя в школе

Читайте также

Если вас расстроили его отметки за четверть

Если вас расстроили его отметки за четверть Что бы ни было в дневнике ребенка, он не должен бояться вам его показывать. Вы не страж порядка, не инспектор на посту, вы всего лишь родители.Любые отметки – это всего лишь промежуточный результат. Не хватайтесь за голову, не

Этикет родителей

Этикет родителей Гулять с детьми – обязанность родителей. Более того, еще неизвестно, кого на площадке больше: детей или родителей, а потому первейшие правила этикета, безусловно, касаются именно взаимоотношений между родителями. Ведь недаром еще Теодор Рузвельт сказал:

Рекомендации для родителей

Рекомендации для родителей Если у вас родился второй ребенок, нужно понять, что первенец не стал сразу же взрослым, и поэтому очень важно чаще проявлять к нему свою любовь.Если первый ребенок уже ревнует ко второму, дайте ему время для того, чтобы эта ревность постепенно

Школьные отметки

Школьные отметки Для того чтобы оценить реальный уровень знаний своего ребенка, родители должны попытаться заглянуть за сухие цифры отметок и увидеть их реальное значение. Например, для одного из учеников, который постоянно не успевал по арифметике, тройка – это триумф.

Памятка для родителей

Памятка для родителей 1. Наказание – это штраф, который ребенок платит за пересечение границ дозволенного.2. Прежде чем наказать ребенка, нужно основательно разобраться, что произошло и, главное, почему.3. Учитывайте нюансы состояния ребенка – по мните про

Плохие жиры

Плохие жиры Хотя с точки зрения диетологии было бы более корректно говорить, что нет такой вещи, как плохой жир для маленького ребенка, искусственная переработка натуральных жиров способна сделать из хорошей вещи плохую. Читайте этикетки и не проглядите слово

Положение о выставлении отметок и текущем контроле успеваемости ухудшает положение учащихся школы

Согласно ч. 1 и ч. 2 ст. 30 Закона об образовании образовательная организация имеет право принимать локальные нормативные акты, содержащие нормы, регулирующие образовательные отношения, в пределах своей компетенции в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном ее уставом. В частности, она может принимать акты, регламентирующие формы, периодичность и порядок текущего контроля успеваемости и промежуточной аттестации обучающихся.

Вместе с тем частью 4 указанной статьи также закреплено, что нормы локальных нормативных актов, ухудшающие положение обучающихся или работников образовательной организации по сравнению с установленным законодательством об образовании, трудовым законодательством положением либо принятые с нарушением установленного порядка, не применяются и подлежат отмене образовательной организацией.

В связи с этим, для того чтобы добиться отмены такого локального нормативного акта или отдельных его норм, которые ухудшают положение учащихся школы и могут вызвать конфликтную ситуацию между участниками образовательного процесса, в том числе и подорвать авторитет учителя, необходимо доказать, что такие обстоятельства действительно имеют место быть, что положения локального нормативного акта действительно нарушают права и снижают уровень гарантий, предоставленных законом.

Обратиться с просьбой отменить указанное «Положение о выставлении отметок и текущем контроле успеваемости» можно в комиссию по урегулированию споров между участниками образовательных отношений (далее – Комиссия) согласно ст. 45 Закона об образовании. Сделать это могут в целях защиты своих прав обучающиеся, родители (законные представители) несовершеннолетних обучающихся самостоятельно или через своих представителей, педагоги, руководящие работники образовательной организации.

Решение Комиссии является обязательным для всех участников образовательных отношений в школе и подлежит исполнению в сроки, предусмотренные указанным решением. Решение Комиссии может быть обжаловано в установленном законодательством РФ порядке.

В соответствии со ст. 45 Закона об образовании родители (законные представители) обучающихся также могут защитить права несовершеннолетних, обратившись в орган управления образованием, которому подчиняется школа, использовать не запрещенные законодательством Российской Федерации иные способы защиты прав и законных интересов детей, в т. ч. путем обращения в суд, однако мы рекомендуем начать с обращения в Комиссию, дабы попытаться урегулировать конфликт на уровне школы. В суд же рекомендуем обращаться в случае, если Комиссия проигнорировала обращение, либо ее решение не было исполнено или не удовлетворило участников образовательных отношений.

Кроме указанных норм, а также Конвенции о правах ребенка, рекомендуем ссылаться на ст. 9 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» о мерах по защите прав ребенка при осуществлении деятельности в области его образования. Согласно ч. 1 указанной статьи при осуществлении деятельности в области образования ребенка в организации, осуществляющей образовательную деятельность, не могут ущемляться права ребенка. Кроме того, ч. 3 данной статьи предусмотрена возможность для обучающихся организаций, осуществляющих образовательную деятельность (за исключением обучающихся по образовательным программам дошкольного и начального общего образования), самостоятельно или через своих выборных представителей обращаться в комиссию по урегулированию споров между участниками образовательных отношений.

Ответ подготовлен при участии студентки 4 курса факультета права Давыдовой А.С.

Московские родители смогут отслеживать в МЭШ учебный прогресс ребенка — РБК

Фото: Андрей Никеричев / АГН «Москва»

Новый инструмент «Тематическое оценивание» заработал в «Московской электронной школе» (МЭШ). С его помощью учителя, родители и школьники получили дополнительную возможность для контроля текущей успеваемости, анализа деятельности ребенка и улучшения результатов обучения. Об этом сообщила заместитель мэра Москвы по вопросам социального развития Анастасия Ракова.

«Во время обучения очень важно в режиме реального времени отслеживать свои достижения. Именно поэтому мы создали инструмент «Тематическое оценивание». Сегодня в школьной практике используются различные временные периоды для выставления отметок: четверти, триместры, полугодия, они зачастую не связаны с содержанием программы. Поэтому при оценивании достаточно трудно понять, какие темы из изученного материала ребенок освоил лучше, а по каким темам ему нужна помощь», — пояснила заммэра.

По ее словам, тематическое оценивание позволяет в динамике наблюдать результативность учебного процесса в разрезе его содержания и своевременно принимать меры, если это необходимо. «Оно поможет педагогам и родителям увидеть, насколько успешно школьник осваивает темы учебной программы, а самому ребенку — проанализировать свою успеваемость, узнать свои сильные и слабые стороны», — добавила Ракова.

Как работает «Тематическое оценивание»

Новый инструмент позволяет учителю оценить образовательные результаты внутри каждой темы. В Электронном журнале учителям станут доступными автоматическая привязка всех отметок к темам, вычисление и отображение текущих баллов по темам. Инструмент автоматически просчитает средний балл ученика на основании текущих отметок за разные виды работ, он отобразится в журнале параллельно с результатами за учебные периоды.

Учителя получают возможность отслеживать средние баллы учащихся по каждой теме и при необходимости корректировать методические приемы для лучшего усвоения материала. В случае необходимости у педагогов будет возможность скрыть отображение текущего балла по теме.

Помимо Электронного журнала средний балл по темам будет отображаться в веб-версии Электронного дневника учащегося и в мобильном приложении «Дневник МЭШ». Для просмотра школьнику достаточно открыть расписание, выбрать день и предмет — на экране отобразятся тема и отметка.

Кроме того, в МЭШ в пилотном режиме для 5-х классов заработал сервис «Планируемые результаты обучения». Он дает учителю возможность при составлении поурочного плана видеть возможные образовательные результаты по каждой теме и при заполнении карточки урока указывать его планируемый результат. Информация будет автоматически передаваться в Электронный дневник, где с ней смогут ознакомиться родители и школьники 5-х классов. Сервис поможет лучше понимать цели и задачи учебных занятий и поддерживать прогресс обучения, объясняют столичные власти.

Чтобы ознакомиться с планируемыми результатами, пользователю нужно зайти в раздел «Расписание», выбрать день и предмет — на экране отобразится карточка урока. При нажатии на кнопку «Планируемые результаты» станет доступным весь перечень планируемых результатов по теме и отмеченные учителем результаты.

«Московская электронная школа» — проект, разработанный столичным департаментом образования и науки совместно с городским департаментом информационных технологий для учителей, родителей и учащихся. В числе ключевых сервисов МЭШ — «Электронный дневник МЭШ», «Библиотека МЭШ», сервис «Москвёнок» и «Портфолио учащегося».

Серия «Родители как партнеры» | Католическая школа Святого Марка

Серия «Родители как партнеры» | Католическая школа Св. Марка | Плано, Техас
  • О компании
    • Свяжитесь с нами
    • Наша школа
    • нынешних студентов
    • Ресурсы
  • Академики
    • Учебная программа
    • Уровни оценок
    • Специальные предложения
    • Ресурсы
  • Прием
    • Информация о приеме
    • Посетите нас
    • Финансовый
    • Новая информация о семье
  • Жизнь в кампусе
    • COVID 19 ПЛАН
    • Мероприятия и клубы
    • События
    • Вера в действии
  • Родители
    • Примите участие
    • Родительские ресурсы
    • Быстрые ссылки
  • Новости
  • Дарение
    • Способы отблагодарить Св.Отметка
    • Особые возможности предоставления
  • Магазин

Instant Family (2018) — IMDb

Хорошо, конечно, я не ожидал многого от такого фильма, как «Instant Family», полагая, что это просто еще одна заурядная комедия со звездой псевдобоевика. Марк Уолберг.Но все же я решил сесть и посмотреть этот фильм 2018 года.

Оказывается, это был на самом деле один из лучших фильмов с Марком Уолбергом в главной роли в течение некоторого времени, и я честно могу сказать, что я предпочитаю его больше в жанре комедии, чем в жанре боевика. Но, естественно, он был не единственной силой, поддерживающей этот фильм. Ему очень помогли остальные актеры, а также тот факт, что сюжетная линия была такой теплой и душевной.

Это история Пита (в исполнении Марка Уолберга) и Элли (в исполнении Роуз Бирн), которые решают усыновить троих детей: Лиззи (в исполнении Изабелы Монер), Хуана (в исполнении Густаво Эскобара) и Литы (в исполнении Джулианны Гамиз).И оказывается, что усыновление троих детей может быть немного больше, чем то, на что пара рассчитывала и на что рассчитывала. Из которых происходят некоторые большие забавные моменты и так столкновения голов.

Хотя история действительно в основном основана на комедии, в ней есть и более серьезный аспект, часть усыновления детей и роль усыновленных детей в приемной семье. И я думаю, что режиссер и сценарист Шон Андерс отлично справился с этим, сумев смешать комедию и серьезную серьезность в очень приятном сочетании.

В фильме также отлично сыграли Тиг Нотаро и Октавия Спенсер, каждая из которых привнесла в историю что-то замечательное, и у них была отличная химия на экране.

«Мгновенная семья» может заставить вас расплакаться ближе к концу. Почему? Ну не буду спойлерить, хотя довольно легко догадаться почему, учитывая синопсис рассказа и концепцию сюжетной линии. Но тем не менее, это была теплая и душевная история и очень воодушевляющая концовка фильма, хотя вы видели это с того момента, как начали смотреть фильм.

Если вы еще не смотрели «Семью на мгновение», то я настоятельно рекомендую вам это сделать, если вам представится такая возможность, потому что это красивая история, которая останется с вами на некоторое время.

Марк Родитель — Общество для американского бейсбола исследований

/ в BioProject — Person / администратора

LnRiLWhlYWRpbmcuaGFzLWJhY2tncm91bmR7cGFkZGluZzowfQ ==

LnRiLWZpZWxke21hcmdpbi1ib3R0b206MC43NmVtfS50Yi1maWVsZC0tbGVmdHt0ZXh0LWFsaWduOmxlZnR9LnRiLWZpZWxkLS1jZW50ZXJ7dGV4dC1hbGlnbjpjZW50ZXJ9LnRiLWZpZWxkLS1yaWdodHt0ZXh0LWFsaWduOnJpZ2h0fS50Yi1maWVsZF9fc2t5cGVfcHJldmlld3twYWRkaW5nOjEwcHggMjBweDtib3JkZXItcmFkaXVzOjNweDtjb2xvcjojZmZmO2JhY2tncm91bmQ6IzAwYWZlZTtkaXNwbGF5OmlubGluZS1ibG9ja311bC5nbGlkZV9fc2xpZGVze21hcmdpbjowfQ ==

LnRiLWNvbnRhaW5lciAudGItY29udGFpbmVyLWlubmVye3dpZHRoOjEwMCU7bWFyZ2luOjAgYXV0b30gLndwLWJsb2NrLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWNvbnRhaW5lci50Yi1jb250YWluZXJbZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1jb250YWluZXI9Ijc2YjllMTlhZWJkNzhiNDY3YjA0YzY0YWNmZTMzMTY3Il0geyBwYWRkaW5nOiAwOyB9IC50Yi1jb250YWluZXIgLnRiLWNvbnRhaW5lci1pbm5lcnt3aWR0aDoxMDAlO21hcmdpbjowIGF1dG99IC53cC1ibG9jay10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1jb250YWluZXIudGItY29udGFpbmVyW2RhdGEtdG 9vbHNldC1ibG9ja3MtY29udGFpbmVyPSI2MTUxNjNjMzhiZWIyYmNmMmJkYzYwNzc3YjRlYzA5NyJdIHsgYmFja2dyb3VuZDogcmdiYSggMjQ4LCAyNDgsIDI0OCwgMSApO3BhZGRpbmc6IDI1cHg7IH0gLnRiLWNvbnRhaW5lciAudGItY29udGFpbmVyLWlubmVye3dpZHRoOjEwMCU7bWFyZ2luOjAgYXV0b30udGItZmllbGRzLWFuZC10ZXh0W2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtZmllbGRzLWFuZC10ZXh0PSIzNDA5YzIzMzFiZTU0NmI3MDllZDAzNjZjM2E2ZTU2ZiJdIHsgbWFyZ2luLXRvcDogMTBweDsgfSBoNS50Yi1oZWFkaW5nW2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtaGVhZGluZz0iNmI5ZjkyN2NlYzE1MGQ4NzcxZDUxMmJhNmM3M2ZkODgiXSAgeyBwYWRkaW5nLWJvdHRvbTogMTBweDsgfSAgaDUudGItaGVhZGluZ1tkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWhlYWRpbmc9IjZiOWY5MjdjZWMxNTBkODc3MWQ1MTJiYTZjNzNmZDg4Il0gYSAgeyB0ZXh0LWRlY29yYXRpb246IG5vbmU7IH0gLnRiLWZpZWxkcy1hbmQtdGV4dFtkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWZpZWxkcy1hbmQtdGV4dD0iNjNjMmRjYjgwOTJmODQxZmEzMWQ5NGQ0NjIxZmE5MGEiXSB7IHBhZGRpbmctYm90dG9tOiAxNXB4OyB9IC50Yi1maWVsZHMtYW5kLXRleHRbZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1maWVsZHMtYW5kLXRleHQ9IjM5N2Y2NGE2OTM5ZWI1YmFmYzkzNDg4MWI2Y2EyODU4Il0geyB0ZXh0LWRlY29yYXRpb246IHVuZGVybGluZTsgfSAudGItZm llbGRzLWFuZC10ZXh0W2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtZmllbGRzLWFuZC10ZXh0PSIzOTdmNjRhNjkzOWViNWJhZmM5MzQ4ODFiNmNhMjg1OCJdIHAgeyB0ZXh0LWRlY29yYXRpb246IHVuZGVybGluZTsgfSAudGItZmllbGRzLWFuZC10ZXh0W2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtZmllbGRzLWFuZC10ZXh0PSI1OTEzYTIxOTY1MTlkMzU2OTEzNTNkMDE5MWY0Y2FjNiJdIHsgdGV4dC1kZWNvcmF0aW9uOiB1bmRlcmxpbmU7IH0gLnRiLWZpZWxkcy1hbmQtdGV4dFtkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWZpZWxkcy1hbmQtdGV4dD0iNTkxM2EyMTk2NTE5ZDM1NjkxMzUzZDAxOTFmNGNhYzYiXSBwIHsgdGV4dC1kZWNvcmF0aW9uOiB1bmRlcmxpbmU7IH0gIGg2LnRiLWhlYWRpbmdbZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1oZWFkaW5nPSI5YTc1ODZhYTc0YzRhMGUyODkyOWE4M2YxNTVmZDBhNyJdIGEgIHsgdGV4dC1kZWNvcmF0aW9uOiBub25lOyB9ICBoNi50Yi1oZWFkaW5nW2RhdGEtdG9vbHNldC1ibG9ja3MtaGVhZGluZz0iN2Q0MDJmYjg2YjMxYTFmNmRmMWQwNDEwZDg2NjI3YmEiXSBhICB7IHRleHQtZGVjb3JhdGlvbjogbm9uZTsgfSAudGItY29udGFpbmVyIC50Yi1jb250YWluZXItaW5uZXJ7d2lkdGg6MTAwJTttYXJnaW46MCBhdXRvfSAud3AtYmxvY2stdG9vbHNldC1ibG9ja3MtY29udGFpbmVyLnRiLWNvbnRhaW5lcltkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWNvbnRhaW5lcj0iNmI0YzA2YjU4Yjc4YTQxNTdjMjNjZG QzOTRiNGZmNjkiXSB7IHBhZGRpbmc6IDAgMCAxMHB4IDA7IH0gIGg2LnRiLWhlYWRpbmdbZGF0YS10b29sc2V0LWJsb2Nrcy1oZWFkaW5nPSIwNjFjMTJhMzA3MmI3NGRmM2ExOWZlY2Y5ZjE2MDZmNyJdIGEgIHsgdGV4dC1kZWNvcmF0aW9uOiBub25lOyB9IC50Yi1maWVsZFtkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWZpZWxkPSJlYzI4OWVkZTg1NjU3MmE3ZDFiMGI2NGE3NjFmYmIxZCJdIHsgZm9udC1zaXplOiAxNnB4O3RleHQtYWxpZ246IGxlZnQ7IH0gIC50Yi1maWVsZFtkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWZpZWxkPSJlYzI4OWVkZTg1NjU3MmE3ZDFiMGI2NGE3NjFmYmIxZCJdIGEgeyB0ZXh0LWRlY29yYXRpb246IG5vbmU7IH0gLnRiLWZpZWxkcy1hbmQtdGV4dFtkYXRhLXRvb2xzZXQtYmxvY2tzLWZpZWxkcy1hbmQtdGV4dD0iZjQ4MDk2YTNmYjE0YmUwYzdkOWRjYzkyNDc1MzBkMjAiXSB7IHBhZGRpbmctYm90dG9tOiAxMHB4OyB9IEBtZWRpYSBvbmx5IHNjcmVlbiBhbmQgKG1heC13aWR0aDogNzgxcHgpIHsgLnRiLWNvbnRhaW5lciAudGItY29udGFpbmVyLWlubmVye3dpZHRoOjEwMCU7bWFyZ2luOjAgYXV0b30udGItY29udGFpbmVyIC50Yi1jb250YWluZXItaW5uZXJ7d2lkdGg6MTAwJTttYXJnaW46MCBhdXRvfS50Yi1jb250YWluZXIgLnRiLWNvbnRhaW5lci1pbm5lcnt3aWR0aDoxMDAlO21hcmdpbjowIGF1dG99ICAgLnRiLWNvbnRhaW5lciAudGItY29udGFpbmVyLWlubmVye3dpZHRoOjEwMCU7bWFyZ2 luOjAgYXV0b30gICB9IEBtZWRpYSBvbmx5IHNjcmVlbiBhbmQgKG1heC13aWR0aDogNTk5cHgpIHsgLnRiLWNvbnRhaW5lciAudGItY29udGFpbmVyLWlubmVye3dpZHRoOjEwMCU7bWFyZ2luOjAgYXV0b30udGItY29udGFpbmVyIC50Yi1jb250YWluZXItaW5uZXJ7d2lkdGg6MTAwJTttYXJnaW46MCBhdXRvfS50Yi1jb250YWluZXIgLnRiLWNvbnRhaW5lci1pbm5lcnt3aWR0aDoxMDAlO21hcmdpbjowIGF1dG99ICAgLnRiLWNvbnRhaW5lciAudGItY29udGFpbmVyLWlubmVye3dpZHRoOjEwMCU7bWFyZ2luOjAgYXV0b30gICB9IA ==

Родители Трейвона Мартина отмечают болезненное 10-летие

MIAMI GARDENS, Fla. – «Был мелкий дождь. Я никогда не забуду этот день».

Десять лет спустя Трейси Мартин до сих пор помнит 26 февраля 2012 года, как будто это было вчера.

Прошло десять лет со дня смерти Трейвона Мартина, подростка из Майами-Гарденс, который был застрелен капитаном местной стражи в Сэнфорде.

Его отец, Трейси Мартин, рассказал о том воскресном вечере 10 лет назад, когда его жизнь изменилась.

Он сказал, что в ночь, когда был застрелен его 17-летний сын, он ужинал с другом и своей бывшей женой, а затем подругой Брэнди Грин.

Тем временем Трейвон пошел в кино, а потом сказал отцу, что собирается заказать пиццу и спуститься в магазин примерно в миле отсюда.

Трейси говорит, что они с Грином поздно вернулись домой и думали, что Трейвон был там. Только когда Грин проснулась около часа ночи, она поняла, что Трейвона там нет.

Телефон Трейвона переключился на голосовую почту, и его двоюродный брат, который был с ним ранее той ночью, сказал, что ничего о нем не слышал с тех пор, как подвез его.

Ad

«Именно тогда началась паника, — сказал Мартин.

— Мы позвонили в больницу, — сказал Мартин. «При Травьоне Мартине никого не госпитализировали в местные больницы».

После нескольких безрезультатных звонков он позвонил в полицию, чтобы подать заявление о пропаже человека. Через несколько часов отдел по тяжким преступлениям связался с ним и попросил прийти в дом и поговорить с ним.

«Тогда началось наступление. Что-то произошло. Что-то пошло не так, — сказал Мартин.

Трое детективов вместе со священником подошли к двери.

— Я встретил их у дверей, — сказал Мартин. «Он спросил меня, могу ли я показать ему фотографию Трейвона. Я показал ему фотографию Трея.

Затем детективы сели с Трейси, задавая ему вопросы, как в последний раз, когда он видел Трейвона.

«Он вытащил свою папку и сказал: «Я покажу тебе фотографию, и ты скажешь мне, это твой сын?», — вспоминал Мартин. «И поэтому он вытащил фотографию, и это была фотография, на которой он лежал на земле мертвым».

Ad

Для него это было невероятно.

— Я отрицал, — сказал Мартин. «Это мой сын, и последний разговор, который у нас был, был о том, что я знаю на самом деле, я люблю его, и он любил меня, и теперь я смотрю на неподвижное фото его бездыханного тела на земле».

«Мой мир рухнул прямо снизу», — сказал Мартин.

Всего год спустя стрелок Трейвона Мартина, Джордж Циммерман, был оправдан присяжными в 2013 году. Он сказал, что противостояние между ним и Трейвоном обострилось, а стрельба была самообороной.Жюри согласилось. Всего месяц назад в округе Леон был отклонен иск о клевете на сумму 100 миллионов долларов, поданный Циммерманом в 2019 году.

То, что произошло с той ночи, изменило жизнь Мартина и жизнь матери Трейвона, Сибрины Фултон.

Фултон и Мартин начали бороться за справедливость и после его смерти положили начало движению Black Lives Matter.

В тот же год, когда умер Трейвон, Фултон основал фонд его имени, чтобы поддержать родителей, потерявших своих детей в результате насилия с применением огнестрельного оружия.

Объявление

— Я стараюсь их поощрять, — сказал Фултон. «Я пытаюсь поднять их. Я пытаюсь сказать им, что грядет более светлый день».

Яркие дни, вот что, по словам Фултона, произошло с тех пор. Офицерам, причастным к гибели Джорджа Флойда в 2020 году, предъявлены обвинения и они осуждены. Люди, преследовавшие и убившие Ахмада Арбери, также были арестованы, а затем осуждены.

«Я вижу, что сейчас людей привлекают к ответственности там, где раньше их не привлекали к ответственности за то, что они отняли жизнь у цветного человека», — сказал Фултон.

Каждый год ее фонд устраивает мирную прогулку в Майами-Гарденс, на которую приходят сотни людей.

«Мой сын покоится у власти», — сказал Фултон собравшимся в начале февраля. «Мой сын — это голос, а иногда и лицо многих других Трейвонов Мартинов, которых вы не знаете».

Пока его родители размышляют о той судьбоносной ночи, они оба думают о том, кем был бы Трейвон. В этом году ему исполнилось бы 27. Отец сказал, что мечтал о карьере в авиации.

Ad

— У меня все еще есть его летный костюм и все такое, — сказал Мартин.

Фултон сказал, что, возможно, он был бы женат и имел бы детей. Она отметила, что он любит детей.

«Я все время думаю о нем, и когда я думаю о нем, я спрашиваю его: «Ты гордишься мной? Ты гордишься своей мамой? — сказал Фултон, — и я вижу, как он улыбается и говорит: «Да». Его мать отметила болезненную годовщину в субботу.

Copyright 2022, WPLG Local10.ком — Все права защищены.

Марк Уолберг о том, почему он не навязывает своим детям католическую веру

Подход Марка Уолберга к передаче глубокой католической веры своим детям заключается скорее в том, чтобы жить ею, чем навязывать ее.

Звезда нового фильма «Отец Стью», рассказывающего о неудачливом бывшем боксере «Золотых перчаток», который стал священником, поделился в четверг СЕГОДНЯ, как он надеется, что его религиозная вера передастся его четверым детям с жена Рея Дарем.

«Они думают, что папа сумасшедший, и он скучный», — пошутил он Ходе Котб.«Но даже с моей верой я не навязываю им этого. Но они знают, что папа не может начать день без молитвы, не может начать день без чтения моего Писания или посещения мессы.

» И, надеюсь, вместо того, чтобы навязывать им это, они скажут: «Ну, если это сработает для папы, может быть, это сработает и для нас», — и сами потянутся к этому». Карсон Дейли — еще один отец четверых детей, который открыто говорил о важности своей католической веры в своей жизни до такой степени, что почти стал священником.В четверг он поделился с Уолбергом, что узнал об «отце Стью» из католического приложения для медитации Hallow во время молитвы во время этого священного сезона Великого поста.

«Это меньшее место, где я когда-либо думал, что окажусь перед контентом, который может побудить меня посмотреть фильм, но я услышал вступление к «Отцу Стью»; я услышал первую проповедь, которую вы произнесли, это вы отец Стью, а в стране 70 миллионов католиков, и я подумал: «Какое блестящее место для этого», — сказал Карсон.

«И я обнаружил это во время молитвы и медитации, и мне захотелось пойти в кино.»

«Потрясающе», сказал Уолберг. «И, кстати, мне нравится приложение Hallow».

Фильм основан на жизни Стюарта Лонга, боксера-агностика из «Золотых перчаток» в 1980-х годах, который обратился в католицизм и в конце концов стал священником после того, как чуть не погиб в автокатастрофе.

В фильме показано первоначальное противодействие церкви его цели стать священником из-за его боксёрского опыта и криминального прошлого.Лонг был рукоположен в священники в своем родном штате Монтана в 2007 году и умер в возрасте 50 лет в 2014 году от редкой болезни.

«Люди признали весь его реальный жизненный опыт и то, насколько искренним он был, когда общался», — сказал Уолберг.

Уолберг был так увлечен историей Лонга, что сказал, что лично финансировал фильм.

«Я просто почувствовал, что это лучший способ снять фильм без какого-либо вмешательства», — сказал он. «Мы хотели полностью контролировать творческий процесс.»

Скотт Стамп — штатный репортер, который регулярно пишет для TODAY.com с 2011 года, публикуя новости и репортажи о тенденциях, поп-культуре, спорте, родителях, домашних животных, здоровье, стиле, еде и TMRW. Он выполняла все задания, от опроса астронавтов на Международной космической станции до подготовки заключенных к служебным собакам для ветеранов вооруженных сил.

Иногда дружелюбное лицо, взрослый разговор, возможность сказать кому-то, что вы чувствуете себя подавленным и усталым, могут иметь огромное значение.

Лорен и Марк Рубин  Посещение мам ®  – это бесплатная услуга, которая подбирает волонтеров для поиска новых мам или пап в течение первого года жизни их ребенка, будь то первый или только что родившийся ребенок в семье. Волонтеры проходят обучение и контролируются и поддерживают родителей, которые приспосабливаются к родительским обязанностям, изолированы или перегружены. Волонтеры посещают новых родителей на дому и посещают их еженедельно в течение как минимум двух месяцев или до тех пор, пока ребенку не исполнится один год.

*Во время ситуации с COVID-19 все визиты проводятся виртуально.

Чтобы порекомендовать себя или кого-то еще

Чтобы узнать больше о программе или запросить волонтера Rubin  В гостях у мам для себя или кого-то другого, свяжитесь с директором программы Трейси Рич по адресу [email protected] или по телефону 781-693-1361. Направления принимаются во время беременности. Рубин  В гостях у мам это бесконфликтное, бесплатное мероприятие, доступное для всех родителей в сообществе. Пожалуйста, сообщите нам, если вам требуются какие-либо приспособления для получения поддержки от нашей программы.

*Обратите внимание, что мы по-прежнему принимаем направления и отслеживаем их виртуально во время ситуации с COVID-19.

Нужны волонтеры

Рубин  Возможности волонтерской программы «Посещение мам» доступны в следующих сообществах: Центральный Массачусетс, Северный берег; Бостон; район Кембриджа/Сомервилля/Уотертауна; и северные пригороды, в том числе Арлингтон, Молден, Уэйкфилд и Вобурн.

Заинтересованы в волонтерстве? Заполните регистрационную форму волонтера, чтобы начать процесс.

Благодаря очень щедрому подарку от семьи Эпштейн-Рубин программа «Навещающие мамы» названа в честь Лорен и Марка Рубин.

Для получения дополнительной информации позвоните по телефону 781-647-JFCS (5327) или отправьте свои вопросы по электронной почте через нашу страницу контактов.

Родители Депо-Тауна — Марк и Роксена Вейл Норрис

Многие историки Ипсиланти считают Марка Норриса отцом Депо-Тауна. Если это так, то его жена Роксена — мать, а вместе они — родители.В этой статье я надеюсь рассказать историю о том, как они объединились, чтобы так много сделать, чтобы повлиять на предприятие, деятельность и структуру не только Depot Town, но и River Street. Вместе, но по-своему, они помогли построить прочный фундамент успешного города, в котором могли процветать предприятия и процветать семьи. Многие из его современников согласятся, что Марк Норрис был предприимчивым, энергичным человеком, который, вероятно, основал больше предприятий и сделал больше для улучшения повседневной жизни ипсиланцев, чем любой другой человек в графстве Ваштено в середине 1800-х годов.Рокчена, его жена, проводила неустанные часы, помогая формировать моральный облик общества, поощряя религию, образование, грамотность и помогая бедным. Марк Норрис был одним из 14 детей, родившихся в городе, который позже стал известен как Пичем, штат Вермонт, 16 февраля 1796 года. Он получил там образование и когда-то преподавал в Лимской семинарии. Марк изучил профессию землемера и уехал из дома, чтобы переехать в Ковингтон, штат Нью-Йорк, где-то до 1819 года, где он открыл бизнес по управлению загородным магазином.Он также построил и содержал пепельницу, где производили поташ и жемчуг. В 1824 году он был назначен почтмейстером. Там жизнь Марка изменилась навсегда, когда он влюбился в энергичную Рокчену Вейл. Она родилась в округе Делавэр, штат Нью-Йорк, в 1798 году и была старшей дочерью Джеймса и Хелены Комптон Вейл. В их семье ценилось образование, и Рокчену в раннем возрасте научил читать ее любимый дядя. Она росла в окружении книг, которые любила, так как ее отец основал городскую библиотеку.Ее учительница тоже жила с семьей Вейлов. По словам внучки Рокчены, Марии Норрис, семья Вейлов жила на берегу реки Делавэр, и девочка переплывала реку в школу на каноэ. Внезапная смерть отца Рокчены, когда ей было всего 15 лет, быстро изменила жизнь ее семьи. Роксена и ее тетя вместе отправились в пустыню Пайк, штат Нью-Йорк, чтобы найти землю, которую могла позволить себе ее овдовевшая мать. Индейцы все еще жили в этом районе, и любопытная молодая девушка навещала их в их близлежащих вигвамах.Семья Роченны вскоре присоединилась к ней и ее тете, и для них была построена бревенчатая хижина. Роченна нашла работу учителя. Ее небольшая зарплата обеспечивала большую часть поддержки ее семьи. Еды было мало, и сердце Рокчены сочувствовало голодающим индейцам и беднякам в обществе. Поскольку ей иногда платили горохом и молодым картофелем, у ее семьи было достаточно еды, и они делились тем, что у них было, с менее удачливыми. Марк и Рокчена познакомились в церкви в Ковингтоне, штат Нью-Йорк, городе, где она преподавала, в семи милях от дома ее семьи в Москве, штат Нью-Йорк.Они поженились в бревенчатой ​​хижине ее матери во время сильной двухдневной снежной бури в январе 1820 года и переехали в собственную бревенчатую хижину. Марк и Рокчена пригласили ее мать и остальных членов семьи присоединиться к ним три месяца спустя, добавив к их дому две комнаты, чтобы разместить их. Дела Марка шли хорошо, и вскоре они смогли переехать из своей бревенчатой ​​хижины в солидный каркасный дом, который их внучка Мария назвала «скромным особняком». К тому времени семья выросла, и Марк и Роксена были благословлены двумя детьми, Эльвирой и Лайманом Декейтерами.Марк Норрис был масоном, и в то время в Нью-Йорке было много антимасонских настроений, что, по-видимому, было главной причиной, по которой семья искала более терпимую и свободную среду на новой территории. Впервые он отправился в то, что сейчас называется Ипсиланти, штат Мичиган, в 1827 году, и мы можем прочитать о его путешествии на страницах его дневника: 9 июля 1827 — Покинул Буффало на пароходе «Мария-Антуанетта, капитан Уиттакер», в Детройт, который был достиг 16 июля, всего за семь дней перехода. 18 июля – Прождав сутки до сцены, я отправился пешком в салон. Прошел пешком до Спрингуэллса, после чего взял курс на запад примерно в шесть миль. Пересекли Руж, вялый, темный мутный поток, с большим количеством плодородной земли по обеим сторонам, и, насколько я могу судить, также богат лихорадкой и лихорадкой. Проехал около 24 км. Останавливались на всю ночь в таверне Эндрю на равнинах Тогус. Ипсиланти, пятница, 28 . Большую часть дня провел в осмотре деревни. Природа и искусство объединились, чтобы сделать его местом для бизнеса.Он расположен на реке Гурон, в девяти милях ниже Анн-Арбора и в четырех милях выше пристани, куда с озера прибывают для разгрузки лодки с грузом в двадцать тонн. Земля уже ценится очень высоко. Суббота, 29 – Сегодня купил два деревенских участка (пол-акра), за которые заплатил 100 долларов и снова вернулся в Анн-Арбор. Воскресенье, 30 . Большую часть этого утра провел в поисках человека, потерявшегося в лесу и предположительно мертвого. Не сделал открытия. Сегодня здесь нет ни церкви, ни проповедей.Кажется, это место для отдыха и сплетен. Днем он был на свадьбе и видел, как мистер Хигби соединился «нежными узами девственной плевы» с мисс Энн Горхэм. Понедельник, 31 июля – Пошел с доктором В. в Салин. Прекрасная хорошая земля, но несколько разбитая и, я думаю, болезненная. Вернулся через Ипсиланти, прекрасную страну между Салине и Гуроном. Вторник, Ипсиланти – В этот день я осматривал земли в окрестностях этой деревни. Приняли решение о покупке недалеко от деревни.Земли на Чикагской дороге, которые теперь строятся от Детройта к западу и в основном заняты спекулянтами, а также на реке. 5 августа — Прошлой ночью ночевал в этой деревне. Сегодня утром взял документ о вчерашней покупке фермы и вернулся в Анн-Арбор. 6 августа — Выехал из Уоштено в Детройт. Ездил в Руж в шести милях от Детройта. Легла спать очень сильно уставшая, но комары не давали мне спать. Они атаковали по левому и правому борту и простреляли меня от «корма до кормы».Я сражался с ними до тех пор, пока мое терпение, если не мои боеприпасы, не истощились, когда я встал и приготовился к бегству. Выехали около 12 часов в Детройт. Первые три мили не обошлось без происшествий, достойных упоминания, после чего на меня нападали полчища собак у каждого дома. Приехав в Детройт, я пошел в гостиницу, где после длинной лекции от хозяина за то, что я отсутствовал в это время ночи, мне снова разрешили лечь в постель, и я проспал до позднего часа следующего утра. Мужчин, не являющихся пионерами, теперь пускают в отели без лекции хозяина. Удивительно, но после всего, что он пережил в своем первом путешествии туда, где сейчас находится Ипсиланти, Марк вернулся в Ковингтон, избавился от своего бизнеса, магазина и дома и отправился в обратный путь со своими двумя маленькими детьми и женой в следующем, 1828 году. В 1874 году сын Лайман выступил на полувековом юбилее Ипсиланти и рассказал о поездке своей семьи в Мичиган. Это было непросто ни физически, ни эмоционально для маленькой семьи. В «Истории Ипсиланти», написанной Харви К. Колберном и опубликованной в 1923 году, Колберн резюмирует речь Лаймана.В их компании была миссис Кертис, которая ехала навестить сына в Супериор Тауншип. Норрисы прибыли из Детройта через Плимут и Диксборо. В городе они раздобыли лошадь и двухколесную двуколку. Энсон Браун с фургоном с одной лошадью ехал с ними, взяв с собой детей в фургоне, в то время как дамы ехали в двуколке, а Норрис шел пешком. Дорога была почти бездонной, и через тридцать восемь часов они прибыли в Диксборо, остановившись на одну ночь в придорожной таверне.В Диксборо они переночевали у семьи по имени Мартин, затем, расставшись с Брауном, поехали по дороге в Ипсиланти, дети ехали в двуколке. Когда они достигли обрыва, где сейчас находится Хайлендское кладбище, Норрис крикнул: «Вот Ипсиланти». В полумиле от них они увидели клуб дыма, поднимающийся над кустами, и мельком увидели недостроенное каркасное строение, которое должно было стать таверной Перри. Миссис Норрис прислонилась головой к пню, усталая и одинокая, и расплакалась.Затем, когда Норриса уговорили пойти вперед и найти какое-нибудь жилье, мать и двое малышей медленно последовали за ним. Достигнув берега Гурона, они нашли узкий пешеходный мост, только что возведенный, через чистую и быструю реку. Противоположный берег, по которому поднималась дорога, был очень крут, и на его вершине стояла таверна, которую тогда держал судья Оливер Уитмор. Похоже, молодая семья вскоре стала полноценным жителем малонаселенного городка. Первый год они провели в задней части дома Эли, который располагался на юго-восточном углу Чикаго-роуд (ныне Мичиган-авеню) и Вашингтон-стрит.Их внучка Мария Норрис описала скромные жилые помещения как состоящие из двух комнат и кладовой на первом этаже, магазина мистера Ардена Балларда напротив и двух комнат наверху. Это не помешало Рокчене использовать одну из комнат в качестве школы для детей пионеров, живших поблизости. В то время не было церкви, поэтому она помогла организовать первую воскресную школу в бревенчатом доме на Чикаго-роуд для людей любого вероисповедания. Гонщики всегда были желанными гостями в ее доме, где позже поселилось много приезжих служителей.К следующему, 1829 году, Норрис построил первый каркасный дом на восточном берегу реки. Некоторые считают, что это было в районе 501 North River Street. В том же году он открыл магазин галантереи из бревен с огромными трещинами в грубом деревянном полу. Он был расположен к востоку от Чикагского дорожного моста, на южной стороне улицы. Оборудовать его магазин было непростым делом. Он покупал товары в Нью-Йорке, которые затем отправлялись в Буффало на реке Гудзон, а затем через канал Эри, где их переправляли на лодку, остановившуюся в Детройте.До Норриса дошли слухи, что лодка с его приказом вот-вот пристанет в Детройте, поэтому ему пришлось быстро собрать упряжки из семи, двух и четырех лошадей и погонять их по тяжелой грязи на дороге в сторону Детройта. Когда он прибыл, в Детройте не было судна, поэтому он арендовал весельную лодку, поплыл по реке, нашел лодку со своим товаром и, наконец, поплыл обратно в Детройт, чтобы дождаться ее прибытия. Оттуда вагоны были загружены, и через 31 день после того, как они покинули Нью-Йорк, его полки были забиты продуктами для продажи.Построить и оборудовать магазин и новый дом за один год Марку оказалось мало. Он был назначен почтмейстером и в итоге отбыл два срока при президенте Эндрю Джексоне. Он знал, что богатство этого нового сообщества должно быть связано с силой воды, которую оно предлагало, и вскоре приступил к использованию и продаже этой водной силы реки, построив прочные плотины, чтобы заменить примитивные плотины, напоминавшие бобровые плотины. Марк арендовал энергию воды по крайней мере от одной из плотин, а также импортировал чесальное оборудование, чтобы открыть шерстяную фабрику для обработки шерсти и создания ткани.В течение следующих двадцати лет он станет партнером ряда фабрик на реке Гурон, включая шерстяную фабрику, лесопилку и несколько мукомольных заводов. Марка также беспокоил моральный климат в его новом сообществе. В 1829 году он стал одним из основателей Общества трезвости, посвятившего себя искоренению алкоголя в этом грубом пионерском сообществе, где пьяные мужчины и женщины часто были вовлечены в драки и беззакония. Он стал партнером двух разных предприятий, призванных сделать Ипсиланти центром торговли и позволяющих ввозить сырье и товары для торговли в город, а также отправлять из него.В 1831 году он купил акции и стал директором амбициозной железнодорожной линии под названием The Detroit – St. Joseph Railroad Company, которая должна была проходить между Детройтом и Чикаго. Однако шесть лет спустя, после небольшого продвижения, эта компания была выкуплена Центральной железной дорогой Мичигана. В 1833 году Марк вместе с другими жителями Ипсиланти принял участие в еще одном изобретательном, но неудачном предприятии. Он был акционером большой лодки, предназначенной для плавания по реке Гурон и доставки товаров в город и из него.К сожалению, «Энтерпрайз», как оптимистично назвали лодку, вскоре потерпел крушение, и инвестиции Марка были потеряны. В подтверждение своего финансового успеха с его магазином и мельницами Марк примерно в 1833 году построил большой кирпичный дом для Рокчены и его детей. Семья оставила свою каркасную постройку и переехала на юг, на Ривер-стрит, в красивый большой дом на реке Гурон, той самой реке, которая способствовала богатству Марка как строителя и владельца мельницы. Рокчена снова смогла наслаждаться жизнью на реке, как в молодости в Нью-Йорке.Она быстро превратила дом в дом, посадила сады, обставила комнаты и стала принимать как местных жителей, так и путешественников. Дом Норриса называли «отелем министра» из-за количества священников и членов их семей, которые останавливались в них. Ее любимая мать переехала из Нью-Йорка и жила с семьей в их большом доме. Норрис продолжал покупать и продавать землю, особенно на восточной стороне Ипсиланти. Между 1834 и 1852 годами, иногда работая с партнерами, он накопил большое количество земли на восточной стороне в качестве пристройки к городу, включая то, что сейчас является территорией, ограниченной рекой, проспектом, лесом и перекрестком.Полагая, что растущему городу нужен источник капитала для инвестиций в новые деловые предприятия, Марк вместе с другими видными гражданами Ипсиланти учредил Банк Ипсиланти в 1836 году. Банк действовал в течение трех лет, прежде чем обанкротился. И друзья, и историки отметили Норриса как выплатившего все долги, хотя сумма долга намного превышала его доход. К 1838 году Марк Норрис владел и управлял мукомольным заводом в Депо-Тауне и помог повлиять на строительство железнодорожного вокзала в районе Кросс и Ривер-стрит, основав таким образом Депо-Таун.Он построил большое кирпичное здание, отель и таверну Grand Western, на треугольном участке земли к западу от центрального железнодорожного вокзала Мичигана. Великолепное здание было открыто в 1839 году. На первом этаже располагались магазины, а наверху — гостиница. В это время жена Марка Роксена также продолжала завоевывать себе место в центре общества. Она позаботилась о том, чтобы двое ее детей получили хорошее образование, отправив их обоих за город для завершения образования. (Подробнее об Эльвире и Лаймане будет написано в другом эпизоде ​​«Саги о Ривер-Стрит»).Когда штат Мичиган исследовал город, в котором можно построить колледж для учителей, Рокчена и Марк пожертвовали 1000 долларов в фонд, собранный щедрыми жителями Ипсиланти, чтобы обеспечить строительство колледжа в Ипсиланти. Когда колледж открылся, их дочь Эльвирия была одной из первых учениц. В 1838 году Роксена помогла создать в городе библиотечную ассоциацию, как это сделал ее отец в Нью-Йорке. Она была одним из основателей и президентом Женской домашней ассоциации, которая обслуживала нужды бедных и обездоленных в Ипсиланти, обеспечивая их нужды с достоинством и щедростью.В 1839 году Норрис был одним из основателей тайного общества под названием «Комитет бдительности». Его цель состояла в том, чтобы попытаться обуздать незаконную и опасную деятельность в сообществе. Группа регулярно встречалась в секретных местах, чтобы попытаться остановить преступность и защитить жителей Ипсиланти. При всей своей предприимчивости и увлечениях Марк Норрис был известен как снисходительный отец и заботливый муж. Например, в 1838 году его жена и дочь Эльвира вернулись из поездки на восток, они обнаружили, что в депо их ждет новый вагон, а когда они прибыли домой, они были удивлены прекрасным фортепиано в их гостиной.Ему нравилось то, что он называл своим «Старым домом у реки». Многие из его писем семье, друзьям и деловым партнерам бережно сохранены и доступны как в библиотеке Бентли Мичиганского университета, так и в архивах Исторического общества Ипсиланти. В одном он дает совет несколько скучающей по дому дочери, которая вышла замуж и переехала в Нью-Йорк. В письме от 10 ноября 1841 г. он пишет: «Теперь, Эльвира… ты (теперь) живешь в Александре, не так ли (?) Ну, теперь ты ни слова не скажешь против города и жителей его.Говорите хорошо о городе и его жителях. Если бы все пытались найти какие-то хорошие качества во всех, кого они встречают или видят, и если бы вообще возникала необходимость говорить о них, говорили бы об этих хороших качествах… насколько это было бы лучше». И Марк, и его жена были связаны с пресвитерианской церковью в Ипсиланти, которая к 1856 году нуждалась в новом помещении. Марк Норрис взял на себя инициативу в качестве доверенного лица и не только входил в совет директоров, чтобы наблюдать за строительством прекрасного нового здания, но и семья Норриса внесла 1000 долларов, что в то время было значительной суммой денег.Как и ее муж, Рокчена интересовался окружающим миром. В проповеди, произнесенной на ее похоронах, преподобный Теналл описал ее как «… благословленную прекрасной памятью. Это в сочетании с ее широким кругом общего чтения сделало ее одной из самых интересных друзей. Она, казалось, знала кое-что почти обо всем — пожалуй, ни одна тема не могла начаться в разговоре, о которой она не могла бы предоставить немного литературы, и она всегда училась, всегда читала… Ее стремление к знаниям и ее интерес к образованным людям не ослабевали. конец жизни.Рокчена была защитницей прав женщин, а также известной читательницей и автором писем. Действительно, многие из ее писем и документов находятся в семейной коллекции Норрисов в Исторической библиотеке Бентли Мичиганского университета, включая переписку с ранними феминистками, такими как Кэролайн Киркланд и Электа Стюарт. Примерно в 1860 году Центральная железная дорога Мичигана нуждалась в земле, на которой был построен отель Norris, для расширения. Марк использовал свои навыки и воображение, чтобы справиться с этой задачей. Он распорядился, чтобы кирпичи из отеля были перенесены через улицу с северо-западного угла Кросс и Ривер-стрит в северо-восточный угол.Там он построил великолепный и внушительный блок Норриса, который открылся в 1861 году. Он был куплен О.Э. Томпсоном в 1869 году, который нарисовал на нем свою фамилию и с тех пор известен как «Блок Томпсона». Сейчас мало кто помнит, что первые восемь лет это внушительное трехэтажное здание называлось «Квартал Норриса». У Марка Норриса было время подготовиться к своей смерти в возрасте 66 лет в 1862 году. Из-за слабого здоровья отца Лайман вернулся в Ипсиланти примерно в 1854 году и вместе с зятем Марка, Бенджамином Фоллеттом, взял на себя управление бизнесом. которым был замешан его энергичный отец.Марк Норрис умер в своем прекрасном доме на Ривер-стрит, в квартале от Депо-Таун, в районе, в котором он не только жил, но и основал. Он оставил скорбящую семью с двумя женатыми детьми и девятью внуками, о которых будет рассказано в следующей статье в «Саге о Ривер-Стрит». Восемь из его четырнадцати братьев и сестер были еще живы, когда он умер. Его жена, Рокчена, продолжала жить в своем прекрасном доме, до самого конца своей жизни активно занимаясь своей семьей, церковью и обществом.Она была окружена всей своей семьей, когда умерла в возрасте 79 лет в 1876 году. Оба теперь покоятся вместе в вечном покое на Ривер-стрит на кладбище Хайленд, разделяя тот же взгляд, который они впервые увидели по прибытии в Ипсиланти молодой парой. (Дженис Аншутц — давний член Исторического общества Ипсиланти и постоянный автор Gleanings.)

Подписи к фотографиям: Фото 1: Дом Норрисов, построенный на Ривер-стрит недалеко от реки Гурон в 1833 году.

Фото 2: Роксену Норрис вместе со своим мужем Марком можно считать «родителями депо-тауна».

Фото 3: Многие историки Ипсиланти считают Марка Норриса отцом Депо-Тауна.

Фото 4: Марк Норрис умер в 1862 году в возрасте 66 лет в своем красивом доме на Ривер-стрит.

(Примечание автора: я влюбилась в Ривер-стрит во время моей первой поездки в Ипсиланти в возрасте 21 года в 1964 году, когда мы посетили этот район, чтобы найти жилье. Мой муж только что подписал контракт на преподавание английского языка в Восточной Мичиганский университет, и мы жили недалеко от государственного университета Уэйна в центре Детройта.Мы ехали по Мичиган-авеню, и когда мы случайно поняли, что находимся в городе Ипсиланти, мы свернули направо на Ривер-стрит, и именно в этот момент мы поняли, что Ривер-стрит — это то место, где мы хотим жить. Мы миновали красивые викторианские особняки, небольшие дома в стиле греческого возрождения, бунгало 1920-х годов и небольшие коттеджи. Мы заглянули в Депо-Таун, увидели вокзал (где поезда по-прежнему останавливались несколько раз в день), проехали высоко на холме дом Хатчинсонов, проехали мимо дома Суэйнов на углу Форест-авеню и полюбовались огородами и цветниками. .Мы видели курицу или двух и даже козу в больших дворах, когда мы приближались к кладбищу Хайленд. Мы смотрели на холмы, виды и леса, окружавшие нас. Мы видели достаточно. Развернув машину в поисках конторы по недвижимости, мы встретили риелтора и сказали ей, что хотим жить на Ривер-стрит. — Нет, милый, — протянула она. «Ты не можешь». Мы предположили, что она говорила нам, что дома на этой удивительной улице были вне нашего очень ограниченного бюджета. Мы снова последовали за ее машиной по Ривер-стрит и свернули направо на Кларк-роуд, и через два часа мы подписали договор о покупке конфискованного FHA дома с большим парком за его задним двором и лесом за его пределами.Однако Ривер-стрит все еще звала нас. Пять лет спустя, когда мы купили красивый, но бедный дом Суэйна на углу Ист-Форест и Норт-Ривер, я наконец понял заявление риелтора. Причина, по которой она сказала, что мы не можем купить дом на Ривер-стрит, заключалась в том, что этот район был отмечен красной чертой, и было почти невозможно получить ипотеку или страховку для дома на Ривер-стрит. Зонирование сделало его убежищем для владельцев трущоб, покупающих землю по контракту. Как говорится, «где есть воля, есть и способ».«С четырьмя детьми в возрасте до пяти лет и еще одним в пути мы следовали своему сердцу, чтобы жить долго и счастливо (большую часть времени) в нашем доме на Ривер-стрит. Я думаю, что я нуждался в Ривер-Стрит и, возможно, Ривер-Стрит нуждался во мне. Я использовал то, что узнал, получив степень магистра социальной работы в области общественной организации в Мичиганском университете, и присоединился к другим давним жителям и новым соседям, которые также были влюблены в наш район. Мы вместе работали над изменением зонирования, очисткой от упадка, борьбой с владельцами трущоб и торговцами наркотиками, восстановлением наших домов и внесением нашего прекрасного района в местные, государственные и национальные исторические реестры.Что еще более важно, мы все помогли сделать эту часть нашего города желанным местом для жизни. Ривер-стрит и призраки Ривер-стрит все еще зовут меня. Я исследовал и написал статьи для Gleanings о многих жителях Ривер-стрит, таких как семья Пек, семьи Джордж и Суэйн, семья Хатчинсон и даже Уолтер Бриггс, родившийся на Ривер-стрит. В этой серии, которую я назову «Сага о Ривер-стрит», я исследую и пишу о еще большем количестве людей, которые поселились на Ривер-стрит.Следует отметить, что есть еще много общественных лидеров, о которых я писал, которые покоятся на вечность на прекрасном Хайлендском кладбище на Ривер-стрит. Среди них Фредерик Пиз, Уолтер Хьюитт, Сэмюэл Пост и их семьи. Я надеюсь, что вам понравится читать «Сагу о Ривер-Стрит» так же, как мне понравилось исследовать и писать ее.