Разное

Острый лимфаденит шеи у детей: Лимфаденопатии у детей и взрослых

Содержание

симптомы, причины, диагностика, лечение и профилактика

Лимфаденитом называют заболевание лимфоузлов со специфическим или неспецифическим заражением. Пациент обычно ощущает недомогание, слабость, болезненность и заметное увеличение лимфатических узлов. Реакция в виде воспаления и гипертермии обусловлена защитной функцией лимфосистемы. Она обеспечивает защиту организма от распространения инфекции.

Сама болезнь в большинстве историй протекает не самостоятельно, а как осложнение первопричины. Мельчайшие бактерии попадают в лимфу через слизистые оболочки или нарушенный кожный покров.

При лимфадените поражаются следующие типы лимфоузлов:

  • шейные;
  • локтевые;
  • подчелюстные;
  • подколенные;
  • паховые;
  • подмышечные.

Симптомы и признаки лимфаденита

Основными признаками или симптомами лимфаденита у взрослых являются:

  • нагноения;
  • фурункулы;
  • флегмоны;
  • гиперемия кожи возле лимфоузлов;
  • боль в области лимфоузлов;
  • мигрени;
  • отсутствие аппетита или его заметное снижение;
  • общее недомогание;
  • отечность.

Далее может случиться скопление гноя и абсцесс. Если своевременно не вскрыть его, то содержимое имеет риск прорваться, вызвать лихорадку, тахикардию и поражение организма токсинами.

Заболевание «лимфаденит» в уже стойкой хронической форме не сопровождается острыми неприятными ощущениями. Сохраняется небольшая припухлость, боль слабо выражена.

У вас появились симптомы лимфаденита?

Точно диагностировать заболевание может только врач. Не откладывайте консультацию — позвоните по телефону +7 (495) 775-73-60

Причины возникновения

Чтобы разобраться с болезнью, нужно понять главные причины лимфаденита, который может возникнуть у мужчин, женщин и детей. Лимфаденит у взрослых образуется за счет воздействия и активного размножения стафилококков, стрептококков. Причиной заболевания также становятся продукты их распада и выделяемые токсины. Они проникают в лимфу контактным, лимфогенным и гематогенным путем.

В результате заражения инфекция быстро адаптируется к новым условиям, начинает свое активное размножение и распространение по организму.

Пути заражения

Первопричиной вторичного заболевания могут быть:

  • трофические язвы;
  • остеомиелит;
  • кариес;
  • отит;
  • грипп;
  • тонзиллит;
  • ангина;
  • туберкулез;
  • гонорея;
  • чума;
  • сибирская язва;
  • сифилис;
  • туляремия.

Поэтому, если у вас появились перечисленные выше болезни, то постарайтесь поскорее их устранить. Это поможет избежать вторичной инфекции, бороться с которой довольно сложно.

Виды заболевания

Сам лимфаденит подразделяют на разные виды в зависимости от выбранной классификации:

  • по интенсивности и длительности воспаления – острый, хронический, рецидивирующий;
  • по этиологии – специфический, неспецифический;
  • по характеру протекающего воспаления – гнойный, серозный;
  • по месту локализации – подчелюстной, подмышечный, паховый, шейный, околоушной.

Возможные осложнения

Диагноз «лимфаденит» – это веский повод, чтобы обратиться к врачу и незамедлительно приступить к лечению. В противном случае не исключены серьезные последствия, которые могут проявить себя через:

  • свищ;
  • тромбофлебит;
  • септикопиемию.

Если произойдет прорыв свища в пищевод или в бронхи, то есть высокая вероятность развития медиастинита, формирования бронхопульмональных или пищеводных свищей.

На фоне хронического лимфаденита часто происходят гнойные процессы в виде сепсиса или аденофлегмоны. Лимфоток нарушается, образуются рубцы, а здоровые ткани замещаются соединительными.

Когда следует обратиться к врачу

Лечит лимфаденит врач – сосудистый хирург. Записаться на первичный прием необходимо сразу же, после выявления первых симптомов лимфаденита. Болезнь активно развивается, принося боль, дискомфорт и угрозу для всего организма.

Поэтому не стоит затягивать с посещением специалиста.

Получить помощь сосудистого хирурга или помощь других специалистов вы можете в АО «Медицина» (клиника академика Ройтберга). У нас работают профессионалы своего дела, которые смогут быстро устранить лимфаденит лимфоузлов. Они подберут комплексное индивидуальное лечение с учетом имеющихся заболеваний, возраста и состояния пациентов.

Как происходит диагностика лимфаденита

Диагностика лимфаденита лица, шеи, подмышечных впадин проводится путем сбора анамнеза и совокупности клинических проявлений. Труднее разобраться с тяжелыми формами заболевания, на фоне которого уже возникли осложнения.

Врачу необходимо определить первопричину, источник появления лимфаденита, подобрать соответствующее лечение.

Также для диагностики используют:

  • пункцию;
  • сдачу проб Манту и Пирке на туберкулезную палочку;
  • рентген грудной клетки;
  • пальпацию увеличенных лимфоузлов;
  • КТ и МРТ пораженных сегментов.

Обычно к исследованию заболевания подключаются также инфекционисты, венерологи, фтизиатры. Специалисты могут назначить:

  • общий анализ крови;
  • анализ на ВИЧ;
  • осмотр ЛОРа;
  • УЗИ лимфоузлов и органов брюшной полости.

Лечение

Лечение лимфаденита у взрослого при его катаральной или гиперпластической форме проводится консервативными методами. Для этого подключают:

  • соблюдение покоя пациента;
  • терапию антибиотиками;
  • УВЧ;
  • электрофорез;
  • гальванизацию;
  • покой пораженного участка тела;
  • прием витаминов.

Дополнительно применяют препараты и мази с хорошим противовоспалительным эффектом, работающие на местном уровне.

Особое внимание уделяется лечению лимфаденита антибиотиками. Перед этим необходимо провести тест на чувствительность микроорганизмов к разным видам антибиотиков.

Выбирают те препараты, к которым особо чувствительны возбудители.

Если речь идет о гнойном лимфадените, то потребуется вскрыть гнойники, удалить их содержимое и провести санацию пораженных участков.

При выявлении туберкулезной палочки пациента отправляют на лечение в условиях стационара. Это поможет постоянно наблюдать больного, контролировать его лечение и защитить других людей от потенциального заражения.

Для лечения хронической формы болезни нужно найти и вылечить основную причину, по которой страдают лимфоузлы. Только это поможет полностью избавиться от недуга, и больше никогда не вспоминать о нем.

Профилактика

Чтобы предупредить острый лимфаденит у взрослых, необходимо соблюдать некоторые рекомендации. В качестве профилактических мер рекомендуется не допускать:

  • микротравм;
  • трещин;
  • потертостей;
  • ссадин.

В случае появления очагов инфекции (ангина, кариес, фурункулы), нужно оперативно с ними бороться. Это поможет избежать образования подмышечного, подчелюстного, шейного, пахового лимфаденита.

Как записаться к специалисту

Чтобы получить помощь сосудистого хирурга при лечении хронического или острого лимфаденита вы можете записаться на прием в АО «Медицина» (клиника академика Ройтберга). Звонки по номеру +7 (495) 775-73-60 принимаются круглосуточно.

Клиника находится в ЦАО Москвы недалеко от станций метро «Маяковская», «Белорусская», «Новослободская», «Тверская», «Чеховская». Адрес: 2-й Тверской-Ямской пер., 10.


Лимфаденит у детей | Описание заболевания

Лимфаденит у детей — ответная реакция детского организма на глобальный или локальные патологические процессы, выражающаяся в воспалении и увеличении лимфатических узлов. Различают гнойный и общий лимфаденит, для каждого из которых характерны свои особенности и симптоматика.

Что вызывает лимфаденит?

Причина лимфаденита у детей — это всегда проникшая в организм инфекция, чаще всего стафилококковая или пневмококковая, с которой иммунная система не в состоянии справиться. Так как лимфатические железы принимают непосредственное участие в защите организма, они реагируют на внедрение инфекции опуханием.

Факторы риска

Воспаление лимфоузлов занимает ведущее место в педиатрии по частоте возникновения. Способствуют развитию патологической реакции:

  • подавленность иммунной системы;
  • хронические гнойные воспаления горла и верхних дыхательных путей;
  • частые контакты с больными (родственники, сверстники в детском саду).

Дети в возрасте до 10-12 лет болеют чаще.

Симптомы и клиническая картина лимфаденита у детей

Признаки лимфаденита у детей выражаются в значительном увеличении лимфатических узлов (в основном шейных и подчелюстных), иногда настолько, что это видно невооруженным глазом. При пальпации ребенок ощущает острую боль, внешние кожные покровы гиперемированы.

Симптомы лимфаденита у детей разнятся в зависимости от его вида.

Общий — имеют место признаки интоксикации, повышение температуры, озноб, ухудшение общего самочувствия, сонливость, слабость, головокружение, потливость и др.

Гнойный — вышеописанная симптоматика еще более выраженная, кожа в местах припухлости заметно покрасневшая, наблюдается усиление отека и локальных болей.

Проявления лимфаденита могут приобретать разную степень тяжести, в зависимости от возраста пациента, сложности и времени протекания заболевания (острый период может длиться от 2 до 4 недель).

Методы диагностики

Независимо от характера течения воспалительного процесса, диагностика лимфаденита включает следующие мероприятия:

  • осмотр с пальпацией скоплений лимфоидных тканей;
  • сбор анамнеза о первичном заболевании;
  • общий анализ крови на лимфаденит для установления полной клинической картины;
  • биопсия или пункция воспаленных участков.

Какой врач лечит лимфаденит?

Лимфаденит у детей лечит врач-педиатр, опираясь на результаты диагностики. Но при прогрессировании недуга может понадобиться консультация отоларинголога, инфекциониста, а в особо тяжелых случаях — хирурга.

Схема лечения лимфаденита

Лечение лимфаденита у детей проводится с учетом степени интоксикации организма, формы болезни, ее стадии и остроты протекания, а также данных анамнеза.

Лечащий врач информирует родителей о том, как лечить лимфаденит у детей. Борьба с заболеванием основывается на подавлении основного очага инфекции с параллельным купированием воспаления и устранением тяжелой симптоматики, особенно лихорадки.

Основные методы лечения и противопоказания

Лечение проводится с использованием комплексного подхода и консервативных методов терапии.

Из медпрепаратов назначаются:

  • антибиотики узкого или широкого спектра действия;
  • пробиотики — для сохранения микрофлоры кишечника;
  • антигистаминные препараты — для предотвращения аллергических реакций и уменьшения отечности тканей.

Физиотерапевтические методы представлены УВЧ-терапией, оказывающей противовоспалительное и антисептическое действие.

При серьезных нагноениях может потребоваться хирургическое вмешательство.

Противопоказания:

  • подозрение на наличие опухолевого образования;
  • нельзя делать теплые компрессы и греть зоны припухлостей.

Возможные осложнения

Осложнения при лимфадените у детей могут быть непредсказуемыми, но все они связаны с местом локализации воспаленного лимфоузла. Например, шейная припухлость сопровождается негативными последствиями для горла, подчелюстная может затрагивать зубы, воспаление близ паха провоцирует соответствующие недуги в этой области и т.д.

Хронический лимфаденит. Причины, симптомы, лечение

Диагноз хронический лимфаденит ставится при сроке течения заболевания свыше 30 дней. Причиной перехода недуга в эту фазу становится несоответствующее или несвоевременное лечение. Вне обострений симптоматика вялая. Возможны периоды обострений или прогрессирование болезни к тяжелым формам.

Меры профилактики

Профилактика лимфаденита заключается в избегании инфекционных заболеваний, предупреждении травмирования, своевременной антисептической обработке ран и санации очагов инфекции в организме (кариеса, тонзиллита), а также вскрытии гнойных образований (фурункулов и др. ).

причины, симптомы, диагностика, лечение, профилактика

Представляет собой воспалительное или невоспалительное поражение лимфатических узлов в ответ на локальные или общие патологические процессы в организме.

Причины

Увеличение в размерах лимфоидных образований у детей продолжается до 6 или 10 лет, что обусловлено повышенной восприимчивостью к различным инфекционным агентам и некачественной барьерно-фильтрационной функцией. В связи с этим, лимфоузлы, как элементы иммунной системы, вовлекаются во все патологические процессы, которые происходят в организме: они распознают и захватывают чужеродные частицы, а также препятствуют их распространению и проникновению из местного очага в общий кровоток.

Лимфаденит у детей в большинстве случаев имеет неспецифический характер, его основными возбудителями считаются гноеродные микроорганизмы, чаще всего такие, как стафило- и стрептококки. В большинстве случаев при лимфадените у детей обнаруживается первичный очаг острого или хронического гнойного воспаления, из которого инфекция попадает в лимфоузлы лимфогенным, гематогенным или контактным путем.

Примерно в 70% случаев развития заболевания у детей оно связано с воспалительным поражением ЛОР-органов, таким как тонзиллиты, синуситы, отиты. Лимфаденит у детей часто возникает на фоне инфекционного поражения кожи и слизистых оболочек, таких как фурункулы, пиодермия, гнойные раны, экзема, стоматит. Течение лимфаденита может осложнять присоединением бактериальных и вирусных инфекций у детей, таких как скарлатина, дифтерия, грипп, паротит, ветряная оспа и корь. Чаще всего возникновение лимфаденитов у детей отмечается в осенне-зимний период вследствие увеличения числа инфекционных и обострения хронических патологий.

Развитие заболевания у детей старше 7 лет может быть вызвано воспалительными заболеваниями зубо-челюстной системы. При этом нарастание симптомов лимфаденита у детей может происходить после затухания патологического процесса в первичном очаге. Причинный специфического лимфаденита у детей являются инфекционные заболевания с типичным для них поражением лимфатических узлов, иногда развитие недуга происходить при туберкулезе, инфекционном мононуклеозе, бруцеллезе, актиномикозе и сифилисе.

Симптомы

При лимфадените у детей чаще всего отмечается поражение лимфоузлов в области лица и шеи, а в отдельных случаях – подмышечных, паховых.

Серозная стадия острого неспецифического лимфаденита у детей обусловлена проявлением болезненных ощущений и местного увеличения в размерах лимфатических узлов. Данные элементы лимфатической системы являются на ощупь плотно-эластичными, при этом не отмечается потери их подвижности и развития местной кожной реакции. Общее состояние ребенка не изменено, температура тела иногда повышается до субфебрильных цифр.

Переход острого лимфаденита в гнойную стадию протекает с ярко выраженными местными признаками и резким ухудшением самочувствия детей. У малыша возникают симптомы интоксикации, а в области пораженных лимфоузлов возникают интенсивные тянущие или стреляющие боли, явления периаденита, местная гиперемия и отек кожи. Иногда происходит образование аденофлегмоны с появлением очагов флюктуации и распространением гнойного воспаления за пределы лимфоузла. Аденофлегмоны челюстно-лицевой области могут осложниться тромбозом кавернозного синуса, медиастинитом, сепсисом.

Диагностика

При постановке диагноза проводится тщательный физикальный осмотр, оценка клинической картины и анамнеза заболевания, исследование клинического анализа крови, ультразвуковое исследование лимфатических узлов, а также ряд дополнительных дифференциально-диагностических исследований.

Лечение

Выбор схемы лечение лимфаденита у детей зависит от стадии, типа фонового заболевания, степени интоксикации и нацелено на устранение первичного очага инфекции и инфекционно-воспалительных процессов в лимфоузлах.

При остром серозном неспецифическом лимфадените у детей используется консервативная терапия, включающая назначение антибиотиков, десенсибилизирующих средств, местного лечения. Могут назначаться общеукрепляющие препараты – кальция глюконат, аскорутин, витамины, иммуностимуляторы.

При недостаточной эффективности консервативных методов либо перехода лимфаденита в гнойную стадию, проводят экстренное вскрытие, дренирование и санацию гнойного очага. В случае некротического лимфаденита у детей выполняют тщательный кюретаж полости, а иногда может потребоваться удаление лимфоузла. В послеоперационном периоде назначают комплексную противовоспалительную и дезинтоксикационную терапию.

Профилактика

Профилактика лимфаденита у детей заключается в устранении источников хронической инфекции, своевременном лечении зубов, а также травматических и гнойных поражений кожи и слизистых оболочек, повышении общих и местных защитных механизмов.

Лимфаденит у детей — причины, симптомы, диагностика и лечение

Лимфаденит у детей – это воспалительная реакция лимфатических узлов в ответ на локальные или общие патологические процессы в организме. Серозный лимфаденит у детей протекает с увеличением, уплотнением, болезненностью лимфоузлов; гнойный лимфаденит сопровождается местными (гиперемией, отеком) и общими симптомами (резким ухудшением самочувствия, лихорадкой). Диагноз лимфаденита у детей устанавливается на основании клинического осмотра, общего анализа крови, УЗИ и пункции лимфоузлов. В лечении лимфаденита у детей применяется консервативная тактика (антибактериальная, десенсибилизирующая, дезинтоксикационная терапия, местные аппликации, УВЧ) или хирургическое вскрытие и дренирование гнойного очага с обязательной ликвидацией первичного источника инфекции.

Общие сведения

Лимфаденит у детей – инфекционный или неинфекционный воспалительный процесс в периферических органах лимфатической системы – лимфоузлах. Лимфадениту принадлежит одно из ведущих мест по частоте встречаемости в педиатрической практике, что обусловлено морфофункциональной незрелостью лимфатической системы ребенка. Чаще всего лимфаденит наблюдается у детей в возрасте от 1 до 6 лет и имеет более бурное течение, чем у взрослых. Лимфаденит у детей развивается вторично, осложняя течение основных инфекционно-воспалительных заболеваний, поэтому увеличение лимфатических узлов у ребенка может обнаруживаться различными детскими специалистами: врачом-педиатром, детским отоларингологом, детским стоматологом, детским хирургом, детским иммунологом, детским ревматологом и др.

Лимфаденит у детей

Причины

Рост и развитие лимфоидных образований у детей продолжается до 6-10 лет; этот период связан с повышенной восприимчивостью к различным инфекционным агентам и недостаточной барьерно-фильтрационной функцией. Лимфоузлы, как элементы иммунной защиты, вовлекаются во все патологические процессы, протекающие в организме: распознавая и захватывая чужеродные частицы (бактерии, токсины, продукты распада тканей), они препятствуют их распространению из местного очага и попаданию в кровь.

Лимфаденит у детей чаще всего имеет неспецифический генез, его основными возбудителями являются гноеродные микроорганизмы, в первую очередь, стафилококки и стрептококки. При лимфадените у детей обычно имеется первичный очаг острого или хронического гнойного воспаления, из которого инфекция попадает в лимфоузлы с током лимфы, крови или контактным путем.

Более 70% случаев лимфаденита у детей связано с воспалительными процессами ЛОР-органов — тонзиллитом, синуситом, отитом. Лимфаденит у детей часто сопутствует инфекциям кожи и слизистых оболочек: фурункулам, пиодермии, гнойным ранам, экземе, стоматиту. Лимфаденит может осложнять течение различных бактериальных и вирусных инфекций у детей — скарлатины, дифтерии, ОРВИ, гриппа, паротита, ветряной оспы, кори. Наибольшее количество лимфаденитов у детей отмечается в осенне-зимний период вследствие увеличения числа инфекционных и обострения хронических заболеваний.

Лимфаденит у детей старше 6-7 лет может быть связан с воспалительными заболеваниями зубо-челюстной системы (пульпитом, периодонтитом, остеомиелитом). При этом нарастание симптомов лимфаденита у детей может происходить после затухания патологического процесса в первичном очаге. Причиной специфического лимфаденита у детей являются инфекционные заболевания с типичным для них поражением лимфатических узлов — туберкулез, инфекционный мононуклеоз, бруцеллез, актиномикоз, сифилис и др.

В некоторых случаях лимфаденит у детей может быть связан с заболеваниями крови (острыми и хроническими лейкозами), опухолями лимфоидной ткани (лимфосаркомой, лимфогрануломатозом), а также травматическим повреждением самих лимфоузлов. Лимфаденит обычно наблюдается у детей с лимфатико-гипопластическим диатезом, часто болеющих ОРВИ, имеющих в анамнезе сопутствующие герпесвирусные инфекции (ЦМВ, вирус Эпштейна-Барра) и хронические заболевания ЖКТ.

Классификация

В зависимости от типа возбудителя выделяют неспецифический и специфический лимфаденит у детей, который может иметь острое (до 2-х недель), подострое (от 2-х до 4-х недель) или хроническое (более месяца) течение. По характеру воспалительных изменений лимфатических желез у детей различают серозные (инфильтрационные), гнойные, некротические (с расплавлением узлов) лимфадениты и аденофлегмоны.

По очагу поражения лимфадениты у детей разделяют на регионарные (шейные, подчелюстные, подмышечные, паховые и т. д.) и генерализованные; по этиологическому фактору — одонтогенные (связанные с патологией зубо-челюстной системы) и неодонтогенные.

Симптомы

Как правило, при лимфадените у детей поражаются лимфоузлы в области лица и шеи (наиболее часто — подчелюстные и шейные с одной или обеих сторон, реже — околоушные, щечные, затылочные, заушные), в отдельных случаях – подмышечные, паховые.

Серозная стадия острого неспецифического лимфаденита у детей (1-3 сутки заболевания) проявляется болезненными, заметно увеличенными в размерах и плотно-эластичными на ощупь регионарными лимфоузлами, без потери их подвижности и развития местной кожной реакции. Общее состояние ребенка не нарушено, температура колеблется от нормальных до субфебрильных значений.

Переход острого лимфаденита в гнойную стадию (3-6 сутки заболевания) протекает с ярко выраженными местными признаками и резким ухудшением самочувствия детей. Наблюдаются признаки интоксикации: озноб, высокая температура (до 40ºС), головная боль, сильная слабость, отсутствие аппетита и нарушение сна. В области пораженных лимфоузлов возникают интенсивные тянущие или стреляющие боли, явления периаденита, местная гиперемия и отек кожи. Возможно развитие аденофлегмоны с появлением очагов флюктуации и выходом гнойного воспаления за пределы лимфоузла. Аденофлегмоны челюстно-лицевой области могут осложниться тромбозом кавернозного синуса, медиастинитом, сепсисом.

Хроническая форма лимфаденита у детей может развиться первично, если возбудителями являются слабовирулентные микроорганизмы, или стать продолжением острой формы заболевания. При хроническом течении вне обострения лимфоузлы увеличены, ограничены в подвижности, достаточно плотные, но безболезненные; самочувствие ребенка не нарушено; нагноение развивается редко. При наличии у ребенка очага хронической инфекции, длительно поддерживающего вялотекущий лимфаденит, лимфоузлы постепенно разрушаются и замещаются грануляционной тканью.

Туберкулезный лимфаденит у детей имеет продолжительное течение, ограничивается обычно шейной группой лимфоузлов, собранных в плотный, безболезненный, значительный пакет, похожий на ошейник. Туберкулезный лимфаденит у детей может осложняться казеозным распадом, образованием свищевых ходов, рубцовыми изменениями кожи.

Специфический лимфаденит, связанный с вакцинацией против туберкулеза («бецежеит»), может развиться у детей с низкой и измененной общей реактивностью, проявляясь хроническим кальцинирующим казеозным поражением подмышечных лимфоузлов. Генерализованный лимфаденит у детей отмечается при диссеминированном туберкулезе легких и хронической туберкулезной интоксикации; сопровождается характерным фиброзированием узлов («железы-камушки»).

Диагностика

Диагностика лимфаденита у детей включает тщательный физикальный осмотр, оценку клинической картины и анамнеза заболевания, исследование клинического анализа крови, УЗИ лимфатических узлов и ряд дополнительных дифференциально-диагностических исследований. Выявление лимфаденита у детей может потребовать обследования у врачей различных специальностей: педиатра, инфекциониста, детского отоларинголога, гематолога, хирурга, фтизиатра.

В ходе диагностики необходимо установить этиологию лимфаденита у детей, выявить первичный очаг гнойного воспаления. Вспомогательными методами выявления туберкулезного лимфаденита у детей служат туберкулиновые пробы, рентгенография грудной клетки, диагностическая пункция и бактериологический посев материала. При подозрении на онкологический процесс выполняется биопсия лимфатических узлов с цитологическим и гистологическим исследованием ткани.

Дифференциальная диагностика лимфаденитов различной локализации у детей проводится с опухолями слюнных желез, метастазами злокачественных новообразований, флегмоной, ущемленной паховой грыжей, остеомиелитом, системными заболеваниями (саркоидоз, лейкоз), диффузными заболеваниями соединительной ткани (ювенильный ревматоидный артрит, системная красная волчанка, дерматомиозит).

Лечение лимфаденита у детей

Лечение лимфаденита у детей определяется стадией, типом заболевания, степенью интоксикации и направлено на купирование инфекционно-воспалительных процессов в лимфоузлах и устранение первичного очага инфекции.

При остром серозном и хроническом неспецифическом лимфадените у детей применяют консервативную терапию, включающую антибиотики (цефалоспорины, полусинтетические пенициллины, макролиды), десенсибилизирующие средства, местное лечение (сухое тепло, компрессы с мазью Вишневского, УВЧ). Показаны общеукрепляющие препараты – кальция глюконат, аскорутин, витамины, иммуностимуляторы.

При отсутствии эффекта терапии или переходе лимфаденита в гнойную стадию, ребенка госпитализируют и проводят экстренное вскрытие, дренирование и санацию гнойного очага. В случае некротического лимфаденита у детей выполняют тщательный кюретаж полости, при необходимости производят удаление лимфоузла. В послеоперационном периоде показана комплексная противовоспалительная и дезинтоксикационная терапия. Лечение специфического туберкулезного лимфаденита у детей проводят в специализированных лечебных учреждениях.

Прогноз и профилактика

Прогноз лимфаденита у детей при своевременном адекватном лечении – благоприятный, при длительном хроническом течении возможно замещение лимфоидной ткани на соединительную; иногда в области пораженных лимфоузлов развивается нарушение лимфооттока (лимфостаз).

Предупреждение лимфаденита у детей заключается в устранении источников хронической инфекции, своевременном лечении зубов, травматических и гнойных поражений кожи и слизистых оболочек, повышении общей и местной сопротивляемости организма.

Лимфаденит — ПроМедицина Уфа

Лимфаденитом называют воспаление лимфоузлов, иногда  гнойное, специфического и неспецифического характера.

Виды и причины лимфаденита


Неспецифический лимфаденит обычно вызван стафилококками или стрептококками, другими возбудителями гнойной инфекции,а также продуктами их распада попавшими в  лимфоузлы. Он может протекать как в острой форме, так и  в хронической. При наличии у больного гнойных ран, фурункулов, трофической язвы, кариеса зубов и других местных воспалений  наблюдается регионарный лимфаденит. При обширных  и общих инфекциях эта болезнь может быть тотальной. У детей чаще всего лимфаденит спровоцирован ангиной, гриппом, отитом, а также кожными заболеваниями  –  инфицированной экземой, экссудативным диатезом   и т. д.  Специфического характера данное заболевание может быть вызвано возбудителями сифилиса, чумы, туберкулеза.

В организме человека воспаление лимфоузлов чаще всего локализуются в подмышечной или паховой области. При заболеваниях ЛОР-органов обычно воспаляются шейные, подбородочные, подчелюстные лимфоузлы. В этом случае причиной инфекции могут стать, например, нёбные миндалины или аденоиды, грипп, ангина острый фарингит, или вирусное поражение вызванное вирусами Эпштейн-Барра или цитомегаловирусом и т. д.

От инфицированных органов лимфогенным путем, а также с кровью от других органов инфекция попадает в лимфотическиеузлы являющиеся первым барьером на пути инфекции.

Признаки лимфаденита


К основным признакам, которые характеризуют это заболевание, можно отнести  местное болезненное увеличение лимфоузлов, которое внешне заметно, недомогание, повышение температуры тела, головную боль, слабость.  Далее вокруг лимфоузлов возникает краснота, отек, их контуры уже размыты, а любые движения в той области тела приносят боль. По мере скопления гноя  отмечается его флюктуация в лимфоузле. Без оперативного вмешательства абсцесс может не только прорываться наружу, но и уходить вглубь тканей.

При шейном лимфадените 

Шейные лимфоузлы уплотняются, при нажатии причиняют боль. Повышается температура тела, головная боль, в области лимфоузлов флюктуация. У детей этот вид заболевания протекает быстрее и неприятнее – к общим симптомам добавляются нарушение сна, аппетита, отек шеи, общее недомогание.Если запустить этот процесс, то может возникнуть сепсис. Хронический шейный лимфаденит не такой болезненный, но стоит сказать, что наличие этой болезни может свидетельствовать о туберкулезе.

Подчелюстной лимфаденит 

Начинается незаметно – при надавливании за ухом и под челюстью бывает слабовыраженная боль, это совершенно не мешает жевать и улыбаться. На третьи сутки обычно под челюстью появляется болезненная припухлость, покраснение слизистой во рту. При отсутствии лечения тянуще-стреляющая боль станет сильнее, кожа лица начнет синеть.

В хронической форме симптомы не очень явные – лимфоузлы увеличиваются, но практически безболезненно.

Диагностика лимфаденита


Обычно распознать острый неспецифический лимфаденит незатруднительно. Врач учитывает анамнез и клинические проявления. При хроническом течении заболевания необходима биопсия лимфоузла с последующим гистологическим анализом.  Специфический лимфаденит, вызванный сифилисом, туберкулезом, чумой и т. д.  требует  целого комплекса клинико-лабораторных исследований. При диагностике такого вида лимфаденита привлекают венерологов, инфекционистов, фтизиатров.

Выявить наличие лимфаденита не так сложно, гораздо труднее узнать его причины. Обычно при диагностировании этого заболевания  необходимы общий анализ крови,  который поможет выявить и оценить наличие воспалительных процессов в организме, УЗИ – чтобы  абсолютно безопасным медом оценить  состояние лимфоузлов. При подозрении на опухолевую природу  увеличения лимфоузлов, а также хронический или специфический лимфаденит, при отсутствии положительного эффекта от консервативного лечения проводится биопсия. Если поражены лимфоузлы, находящиеся глубоко в организме, то необходимо рентгенологическое исследование.

Лечение лимфаденита


При лечении,   возможно, понадобится консультация врачей различной специализации –  в зависимости от локализации воспаления лимфоузлов. Например, при  проблемах в подчелюстных и шейных  – нужно обратиться к отоларингологу, стоматологу.

При лечении лимфаденита существует несколько направлений. Медикаментозное лечение предполагает  устранение первопричины заболевания, а также симптоматическую терапию. Из физиотерапевтических методов при лечении лимфаденита применяются УВЧ, лазер и гальванизация. При развитии осложнений гнойного характера необходимо хирургическое вмешательство. Суть его в том, что при местном или общем наркозе проводится вскрытие гнойного очага, удаление гноя и пораженных тканей.

В случае лечения подчелюстного лимфаденита

следует учитывать, что очагом инфекции является ротовая полость. Так, сначала проводится ее санация.  Далее назначается полоскание  или компрессы специальными растворами. Можно дополнить лечение физиопроцедурами.

Подчелюстной лимфаденит в запущенной форме  лечится с применением антибиотиков. В стадии нагноения  возможно хирургическое вмешательство.

Важно знать, что подчелюстной  лимфаденит не лечится народными средствами! Больной, упустивший время эффективного профессионального лечения, понадеявшийся на народные методы, может запустить болезнь, которая потом  примет уже хроническую форму.

Лечение шейного лимфаденита

в легкой форме может включать в себя тепло, покой, избегание сквозняков, обильное питье. В случае обнаружения туберкулезной палочки необходимы специальныеантибиотики и больничный режим. Немаловажна  при лечении лимфаденита и диета. Запрещена к употреблению жирная, богатая углеводами пища, молочные и мучные продукты.

Профилактика лимфаденита

Во  избежание этой болезни следует своевременно лечить даже самые невинные, на первый взгляд, болезни. Не допускайте лишних царапин, травм, и ран. Регулярно ходите к стоматологу, чтобы следить за здоровьем своих зубов и десен.

Доверяйте свое здоровье врачам профессионалам «Профилактической медицины»! 

Лечение острых лимфаденитов шеи в детской хирургической практике

1. Афанасьева A.A., Савенкова М.С., Неижко Л.Ю. и др. Лимфаденопа-тия и лимфаденит у детей: диагностика и лечение. // Consilium medicum. — Педиатрия. — 2009. — № 2. — С.45-48.

2. Бычкова E.H. Цитологическая характеристика реактивных лимфадено-патий и некоторые критерии дифференциальной диагностики с неход-жкинскими лимфомами. // Лабораторное дело. -1980.- №4.- С. 205-209.

3. Быкова В.П. Современный аспект проблемы тонзиллярной болезни.// Архив патологии. 1996.- Т. 56. — №3. — С. 23-29.

4. Баиров Г.А., Рошаль Л.М. Гнойная хирургия детей: Руководство для врачей.//- 1991.-272 с.

5. Баринов B.C., Прохорович H.A., Семенченко П.В. и др. Ранние оперативные вмешательства у больных туберкулезом периферических лимфатических узлов. // Амбулаторная хирургия. 2006. — №3. — С. 19-21.

6. Биберман Я.М., Чувилкин В.И., Ивашкевич С.Г. Лимфаденит челюстно-лицевой области и шеи при травме и воспалительных заболеваниях. // Стоматология. 2008. — №4. — С. 12-16.

7. Беллендир Э.Н., Савина Т.А. Диагностика туберкулеза и других заболеваний периферических лимфатических узлов. // Клиническая медицина. 1997.-№12. — С. 35-38.

8. Беллендир Э.Н., Шендерова Р.И. Патогенетический аспект диагностики туберкулезного лимфаденита. // Проблемы туберкулеза. 1998. — № 4. -С. 46-48.

9. Беллендир Э.Н., Горяшина В. И., Виноградов В.В. Моделирование и некоторые вопросы патогенеза туберкулеза лимфатических узлов. // Туберкулез и экология. 1995. — №4. — С. 19-20.

10. Ю.Белянин В.Л., Цыплаков Д.Э. Диагностика реактивных гиперплазий лимфатических узлов.// — СПб. 1999. — 238 с.

11. П.Балин В.Н., Александров Н.М. Клиническая оперативная челюстно-лицевая хирургия: Руководство для врачей. // Спб. — 2005. — 574 с.

12. Бахмудов Б.Р. Неспецифический лимфаденит и аденофлегмона челюст-но-лицевой области и шеи у детей. // Стоматология. 1996. — №6. — С. 45-47.

13. З.Борисов A.B. Теория конструкции лимфангиона. // Морфология. 1997. — Т. 112.- №5.- С. 7-17.

14. Н.Богомильский М.Р., Пчеленок C.B. Шейные лимфаденопатии у детей. // Вестник оториноларингологии. 2004. — №6. — С. 49-55.

15. Ботвиньева В.В., Ситников И.Г., Антонова С.С. Дифференциальная диагностика бактериального и вирусного лимфаденита у детей. // Вопросы современной педиатрии. 2008. — №3. — С.76-78.

16. Быкова В. П. Лимфоэпителиальные органы в системе местного иммунитета оболочек. // Архив патологии. 1995. — Т. 57. — №1.- С. 11-16.

17. Быкова В.П. Роль лимфоглоточного кольца в создании иммунного барьера слизистых оболочек. // Новости оториноларингологии и логопато-логии. 1995. — №3. — С. 144-145.

18. Ветра Я.Я., Паварс А.Я., Иванов И.В. и др. Абсцедирующий лимфаденит, осложненный скрытой грибковой инвазией // Хирургия. 2003. -№2. — С.57-58.

19. Воробьева Л.А., Гевлич Н.В. Случай распространенного поствакцинального лимфаденита БЦЖ. // Здравоохранение Дальнего Востока. -2009.- №1. С.85-87.

20. Выклюк М.В. Ультразвуковое исследование высокого разрешения в диагностике патологии лимфатического аппарата челюстно-лицевой зоны у детей. // Вестник рентгенологии и радиологии. 2009. — №1.-С. 16-19.

21. Гранитов В.М. Герпесвирусная инфекция.// М. — 2001.— 80 с.

22. Гладких A.A., Поташникова Д.М., Корнева Е.П. и др. Сравнительный анализ экспрессии циклина dl в клетках в-клеточных лимфом и реактивного лимфаденита. // Гематология и трансфузиология. 2011. — №4. — С.3-11.

23. Гусева С.А., Вознюк В.П. Болезни системы крови. // 2-е изд., доп., пере-раб.-М. -2004.-488 с.

24. Гусева Е.М., Маканина Т.Ф., Камайданова В.Б. и др. Туберкулезные и неспецифические периферические лимфадениты у детей, проживающих на различных территориях Московской области. // Туберкулез и экология. 1995. — №2. — С. 34-35.

25. Гурьева О.И., Аксенова В.А. Диагностическое значение определения активности аденозиндезаминазы для раннего выявления туберкулезноголимфаденита у детей и подростков.// Дальневосточный медицинский журнал. 2011. — №3. — С.60-62.

26. Давыдов A.A., Аниськина B.C., Никульцова М.В. и др. Фелиноз в дифференциальной диагностике новообразований шеи. Описание наблюдений. // Медицинская консультация. 2006. — №2. — С.22-23.

27. Дворецкий Л.И. Дифференциальный диагноз при лимфаденопатиях. // Consilium Medicum. 2005. — Том 3. — №2. — С. 12-16.

28. Демьянов A.B., Котов А.Ю., Симбирцев A. C. Диагностическая ценность исследования уровней цитокинов в клинической практике. // Ци-токины и воспаление. 2003. — Т.2. — №3. — С.20-29.

29. Долгих Т.И., Носкова Ф.В., Магда H.A. и др. Значение Toxoplasma gondii в развитии лимфоаденопатий у детей. // Детские инфекции. -2010. №2. — С.64-65.

30. Дроздова М.В., Тырнова Е.В., Науменко H.H. Клинико-лабораторный мониторинг маркеров вируса Эпштейна-Барр у детей с лимфопролифе-ративным синдромом. // Цитокины и воспаление. 2008. — №3. — С. 43.

31. Дроздова М.В., Тырнова Е.В. Этиологическая роль вируса Эпштейна -Барр в развитии острого лимфопролиферативного синдрома у детей. // Российская оториноларингология. 2008. — №6. — С.44 — 49.

32. Дроздова М.В., Тырнова E.B. Клинико лабораторный мониторинг хронической Эпштейна — Барр вирусной инфекции у детей с лимфопро-лиферативным синдромом. // Российская оториноларингология. — 2008.- №6.- С.50 55.

33. Дроздова М.В., Мальцева Г.С. Предоперационная иммунотерапия детей с патологией лимфаденоидного кольца глотки. // Российская оториноларингология. 2004. — №3. — С. 23 — 26.

34. Динова Е.А., Щербина А.Ю., Румянцев А.Г. Дифференциальная диагностика лимфаденопатий в практике врача. // Трудный пациент. 2007.- №2. Т.5. — С. 15-16.

35. Девятов В.А., Едемский Ю.К., Петров C.B. Острый подчелюстной лимфоаденит: лечение и прогнозирование. // Стоматология. №5. -1991.- С. 42-44.

36. Демихов В.Г., Калинина Е.М. Дифференциальная диагностика лимфаденопатий у детей в условиях поликлиники. // Российский педиатрический журнал. №3. — 2001. — С. 43-45.

37. Дроздова М.В., Тырнова Е.В., Науменко H.H., Янов Ю.К. Клиническая и лабораторная диагностика лимфопролиферативного синдрома у детей. // СПб. 2009. — 33 с.

38. Дроздова М.В., Симбирцев A.C., Варюшина Е.А. и др. Продукция про-воспалительных цитокинов в ткани глоточной миндалины при хроническом лимфопролиферативном синдроме у детей. // Российская оториноларингология. 2009. — №5. — С. 50 — 55.

39. Дьякова М.Е., Титаренко О.Т., Солдатова Н. В. и др. Аденозиндезами-наза в дифференциальной диагностике туберкулеза периферических лимфатических узлов. // Проблемы туберкулеза. 1998. — №2 .- С.25-27.

40. Ершов Ф.И. Антивирусные препараты. // М. 2006. — 312 с.

41. Ерюхина И.А., Гельфанд Б.Р., Шляпникова С.А. Хирургические инфекции. // СПб. 2003. — 145с.

42. Иванова В.В., Родионова В.В., Железникова Г.Ф. и др. Пролонгированная иммуносупрессия и возможная хронизация инфекции у детей с инфекционным мононуклеозом. // Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2003. — №4. — С. 50-54.

43. Иорданишвили А.К. Заболевания, повреждения и опухоли челюстно-лицевой области. // СПб. — 2007. — 494 с.

44. Йылмаз М., Маманов М.А., Рашидов Р. и др. Редкое наблюдение шейной лимфаденопатии: болезнь Кикучи— Фуимото. // Вестник оториноларингологии. 2012. — №1. — С.65-66.

45. Коровина H.A., Чебуркин A.B., Заплатников A.JI. и др. Иммунокорри-гирующая терапия часто и длительно болеющих детей. // Руководство для врачей. М. — 1998. — 44 с.

46. Караулов A.B. Клиническая иммунология. // Медицинское информационное агентство. 1999. — С. 275-276.

47. Ковалева JI.M., Тимофеева Г.И., Москаленко JI.H. Результаты лабораторного обследования детей с поражением лимфоидного кольца глотки. // Новости отоларингологии и логопатологии. 1998. — № 2. — С. 75-77.

48. Коробкин В.А. Дифференциальная диагностика хронических лимфаденитов челюстно-лицевой области и шеи: автореф. дис. . канд. мед. наук. Л. — 1987. — 26 с.

49. Ковшенкова С.В., Кадникова О.Н. К дифференциальной диагностике срединных кист шеи. // Вестник оториноларингологии. 1999. — №3. -С.40-41.

50. Козлов В.К. Иммунопатогенез и цитокинотерапия хирургического сепсиса. // Пособие для врачей. Спб. — 2002. — 48с.

51. Козлов В.К. Рононколейкин: биологическая эффективность, иммунокорригирующая и клиническая эффективность. // Спб. 2002. — 86 с.

52. Козлов В.К., Смирнов М.Н., Егорова В.Н., Лебедев М.Ф. Коррекция иммунореактивности рекомбинантным IL-2. // Пособие для врачей. -Спб.-2001,- 86 с.

53. Козлов И.Г. Лекарственные воздействия через рецепторы врожденного иммунитета. // Сборник научных трудов «Ликопид в комплексном лечении и профилактике иммунодефицитных состояний. 10-летний опыт клинической практики». М. — 2005. — С. 6-18.

54. Кжышковска Ю.Г. Маркеры ретровирусов типа D при В-клеточных лимфаденопатиях человека. // Автореф. дис. . канд. мед. наук. М.-1997.- 27 с.

55. Ковалева Л.Г., Меликян А.Л., Никитин Е.А. и др. Роль морфологической характеристики лимфоузлов в дифференциальном диагнозе реактивных лимфаденопатий. // Терапевтический архив. 2005. — №4. -С.37-43.

56. Копань Г.А. Качество жизни пациентов детского возраста при различных способах лечения гнойных ран. // Автореф.дис. . канд.мед.наук.-М. 2005. — 24 с.

57. Кунцевич Г.И., Земляной А.Б., Буткевич А.Ц. и др. Дифференциальная диагностика острых воспалительных заболеваний и опухолей шеи. // Клиническая медицина. 2008. — №1. — С.58-61.

58. Кузнецова Р.Н., Сысоев К.А., Лебедев В.В. и др. Иммунологические аспекты консервативной терапии хронических воспалительных процессов в лимфоидной ткани. // Амбулаторная хирургия. Стационарозаме-щающие технологии. №3 (27). — 2007.- С. 79-81.

59. Минаев C.B., Ибрагимов O.P. Совершенствование специализированной помощи детям с гнойно-воспалительными заболеваниями в стационарных и поликлинических условиях. // Стационарозамещающие технологии: Амбулаторная хирургия. 2006. — №1. — С. 72-74.

60. Миронов А.Ю., Савицкая К.И., Воробьев A.A. Микрофлора гнойно-септических заболеваний у больных в Московской области. // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2000. — №5. — С. 11-15.

61. Муковозов И.Н. Дифференциальная диагностика хирургических заболеваний челюстно-лицевой области. // JL — 1982. — 262 с.

62. Морозова В.Т. Цитологическое исследование периферических лимфатических узлов. // Клиническая лабораторная диагностика. 1997. -№11. — С.25-32.

63. Матвеева JT. A. Местная защита респираторного тракта у детей. // Томск. 1993.-276 с.

64. Мацеха Е.П., Бишарова Г.И. Некоторые клинические и иммунологические параметры дифференциальной диагностики лимфаденопатии различного генеза у детей.// Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра СО РАМН. 2004. — №2. — С. 209-241.

65. Макарова Ю.Я. Сроки лечения и диспансерного наблюдения больных, оперированных по поводу туберкулеза периферических лимфатических узлов. //Проблемы туберкулеза. 1997. — №2. — С. 14-17.

66. Матвеева JI.A. Местная защита респираторного тракта у детей. // 2-е изд. Томск. — 1993. — 276 с.

67. Маянский Д.Н. Проблемы иммунитета в общей патологии. // Методические аспекты современной иммунологии: сборник научных трудов. -Новосибирск: Наука. 1991. — С. 74-84.

68. Малов В.А., Горобченко А.Н. Болезнь кошачьих царапин. // Лечащий врач. 2004. — № 9. — С. 70-73.

69. Москаленко В.З., Журило И.П., Литовка В.К. Опухоли и опухолепо-добные заболевания у детей. // Донецк. 2003. — 96 с.

70. Москаленко В.З., Журило И.П., Литовка В.К. Редкие случаи в практике детского хирурга. // Донецк. 2004. — 162 с.

71. Никуличева В.Н. Лимфаденопатии: руководство для врачей. // Уфа.2001.-264 с.

72. Нестерова И.В., Малиновская В.В., Тараканов В.А. и др. Интерфероно-и иммунотерапия в практике лечения часто и длительно болеющих детей и взрослых. // М. — 2004. — 160 с.

73. Надточий A.C., Джохри В.Р., Инанеишвили М.Г. и др. Паротит и его клинические имитаторы: возможности ультразвуковой дифференциальной диагностики. // Ультразвуковая и функциональная диагностика.2002. №3. — С.50-57.

74. Новик В.И., Чехарина Е.А. О дифференциальной диагностике поражений лимфатических узлов. // Вопросы онкологии. 1979. — №6.- С. 1519.

75. Норкин М.Н. Апоптоз и функциональная неотвечаемость Т-лимфоцитов в патогенезе гнойно-септических заболеваний. // Автореф. Дис. . канд.мед.наук .- Новосибирск. 2000.- 15 с.

76. Назарочкин Ю.В., Мазурин O.E., Фернандо Д. Р. и др. Особенности диагностики острых лимфаденитов и аденофлегмон шеи у больных сахарным диабетом. // Астраханский медицинский журнал. 2009. — Т. 4. -№1.- С. 51-55.

77. Останин A.A., Лепнина О.Ю., Тихонова М.А. и др. Цитокин-опосредованные механизмы развития системной иммунодепрессии у больных с гнойно-хирургической патологией. // Цитокины и воспаление. 2002. — Т.1. — №1. — С. 38-45.

78. Панин М.Г., Васильев А.Ю, Назаров С.С. и др. Клиника и диагностика некоторых объемных новообразований шеи. // Российский стоматологический журнал. 2002. — №6. — С.25-27.

79. Пинегин Б.В., Латышева Т.В. Иммунодефицитные состояния: возможности применения иммуномодуляторов. // Лечащий врач.-2001. №3.-С. 48-50.

80. Плужников М.С., Петров H.JI. Роль эхографии в диагностике заболеваний лимфатических узлов шеи. // Вестник оториноларингологии. -2006. №2. — С. 28-30.

81. Пасевич И.А., Шаргородский А.Г. Инфракрасное лазерное излучение в диагностике и комплексном лечении острого неспецифического лимфаденита лица и шеи у детей. // Стоматология. 1999. — №2. — С. 28-30.

82. Пчеленок C.B., Ганковская Л.В., Богомильский М.Р. Эффективность применения топической цитокинотерапии в лечении шейной лимфаде-нопатии у детей. // Аллергология и иммунология в педиатрии. 2006. -№2-3. — С. 82.

83. Пчеленок C.B., Богомильский М.Р., Ганковская Л.В. и др. Шейные лимфаденопатии при хронических воспалительных процессах лимфог-лоточного кольца у детей. Локальная цитокинотерапия. // Детская больница. 2007.- №2.- С. 24-29.

84. Пчеленок C.B., Долгина E.H., Ганковская Л.В. Исследование локального и системного цитокинового профиля у детей с шейной лимфаденопа-тией. // Детская больница. -2007. №3. — С. 31-33.

85. Пчеленок C.B. Топическая цитокинотерапия у детей с шейной лимфа-денопатией. // IV научно-практическая конференция «Фармакология и физические методы лечения в оториноларингологии». 2006. — С. 42.

86. Петренко В.М. Функциональная морфология лимфатических сосудов. // СПб.-2003.— 248 с.

87. Рейс Б. А., Полуэктов Л.В., Долгих В.Т. Патогенез, профилактика и лечение гнойно-септических заболеваний. // Актуальные вопросы теоретической и клинической медицины. Омск. — 1999. — С. 107-113.

88. Робустова П.Г. Хирургическая стоматология. // М. 1996. — 688 с.

89. Рогинский В.В. Воспалительные заболевания в челюстно-лицевой области у детей. // М. 1998. — 255 с.

90. Робустова Т.Г., Губина Л.К. Локализованная гнойная инфекция у детей раннего возраста. // Российский стоматологический журнал. 2005. — №6. — С.11-15.

91. Рогинский В.В., Ильина Б.С., Вашкевич В.П. и др. Воспалительные процессы челюстно-лицевой области у детей. // Стоматология. 1983. -№6. — С.30-32.

92. Романцов М.Г., Аспель Ю.В. Линимент циклоферона опыт применения в клинике. Методические рекомендации для врачей. // Спб. -2001.- 108 с.

93. Ридуан А.Н., Ал-Зубаиди. Иммуноцитологическое исследование лимфатических узлов при лимфаденопатиях у детей. // Педиатрия. -1987.-№2.-С. 37-41.

94. Рахманова А. Г. Этиопатогенез, лабораторная диагностика и терапия герпесвирусной инфекции. // СПб. 2003.— 46 с.

95. Страчунский Л.С., Белоусов Ю.Б., Козлов С.Н. Антибактериальная терапия. // М. 2000. — 190 с.

96. Савенкова М.С., Афанасьева A.A., Абдуллаев А.К., Неижко Л.Ю. Лимфаденопатия и лимфаденит у детей: диагностика и лечение. // Трудный пациент. 2008.- №12. — С. 4-8.

97. Савина Т.А. Лимфаденопатии различной этиологии в клинике туберкулеза периферических лимфатических узлов. // Автореф. дис. . канд. мед. наук. СПб. — 1997.-31 с.

98. Светловский A.A., Десятерик В.И., Кривицкий Ю.М. и др. Хирургическое лечение гнилостной флегмоны шеи. // Клиническая хирургия. -1998. №3. — С.27-28.

99. Сенькина Т.И. Туберкулез периферических лимфатических узлов у детей и подростков. // Автореф. дис. . канд. мед. наук. М. — 1996. — 24 с.

100. Симбирцев A.C. Толл-белки: специфические рецепторы неспецифического иммунитета. // Иммунология. 2005. — №6. — С. 368-376.

101. СоловьевM. M., Большаков О.П. Абсцессы, флегмоны головы и шеи. // СПб. 1997.-255 с.

102. Сапин М.Р. Лимфатическая система и ее роль в иммунных процессах. // Морфология. 2007. — № 1. — Т. 131. — С. 18-22.

103. Страчунский Л.С., Белоусов Ю.Б., Козлов С.Н. Практическое руководство по антиинфекционной химиотерапии. // Смоленск. 2007 .464 с.

104. Таточенко В.К., Бакрадзе М.Д. Значение лекарственной устойчивости микроорганизмов в педиатрической практике. // Практика педиатра. 2009. — №6. — С. 5-11.

105. Тотолян A.A. Современные подходы к диагностике иммунопатологических состояний. // Медицинская иммунология. 1999. — Т.1. -№1/2.- С. 75-108.

106. Тимофеева Г.И. Клинико-лабораторное обоснование лечения детей с регионарным шейным лимфаденитом на фоне хронической патологии лимфоидного кольца глотки. // Автореф. дис. . канд. мед. наук. СПб. -2000. — 23 с.

107. Удальцова H.A. Современные подходы к комплексному лечению инфекционно-воспалительных процессов в челюстно-лицевой области. // Амбулаторная хирургия. Стационарозамещающие технологии. 2002. — №2(6). — С. 3-6.

108. Фернандо Д.Н., Назарочкин Ю.Н., Проскурин A.C. Особенности лечения больных рецидивирующим паратонзиллярным абсцессом и шейным лимфаденитом.//Врач. 2011. — №13.- С.60-61.

109. Хаитов P.M., Пинегин Б.В., Бутанов A.A. и др. Иммунотерапия инфекционных послеоперационных осложнений с помощью нового иммуностимулятора гликопина. // Иммунология. 1994. — №2. — С. 47-50.

110. Ханова A.K. Оптимизация дифференциальной диагностики синдрома увеличенных периферических лимфатических узлов у детей. // Автореф. дис. канд. мед. наук. Уфа, 1999.- 28 с.

111. Харьков JT.B., Яковенко JI.H., Чехова И.Л. Хирургическая стоматология и челюстно-лицевая хирургия детского возраста. // М. 2005. -472 с.

112. Харитонов Д.Ю., Володин А.И., Дремалов Б.М. Оптимизация дифференциальной диагностики острых лимфаденитов челюстно-лицевой области у детей. // Детская хирургия. 2012. — №1. — С. 17-19.

113. Хмельницкая Н. М., Полевщиков A.B., Тимофеева Г.И. Шейный лимфаденит: проблемы патогенеза и клиники (обзор литературы). // Новости оториноларингологии и логопатологии.- 1999. № 4(20). — С.114-121.

114. Цуман В.Г., Машков А.Е., Щербина В.И. и др. Новые технологии в лечении осложненных форм гнойно-септических заболеваний у детей. // Детская хирургия. 2001. — №1. — С. 7-11.

115. Чиссов В.И., Трофимова Е.Ю. Ультразвуковое исследование лимфатических узлов в онкологии. // Практическое руководство. М. — 2003. -109 с.

116. Чекалова М.А., Аллахвердян Г.С. Возможности ультразвукового исследования в диагностике патологии поверхностных лимфатических узлов. // Ультразвуковая и функциональная диагностика. 2011.- №1.-С.77-84.

117. Чумаков Ф.И., Хмелева Р.И. О патологии лимфатических узлов головы и шеи. // Вестник оториноларингологии. №6. — 2002. — С. 27-29.

118. Шаманская Т.В., Качанов Д.Ю. Лимфаденопатии у детей. // Практика педиатра. 2008. — №3. — С. 24-29.

119. Шаргородский А.Г. Воспалительные заболевания челюстно-лицевой области и шеи. // М. 1985. — 352с.

120. Шайхова Х.Э., Хакимов A.M., Хорошаев В.А. Морфология регионарных лимфатических узлов при лимфотропной терапии острого среднего отита. // Вестник оториноларингологии.- 1999,- № 2.- С. 8-10.

121. Яременко А.И., Петров Н.Л., Матина В.Н. и др. Использование эхографии в диагностике и в процессе лечения острых воспалительных заболеваний мягких тканей челюстно-лицевой области и шеи. // Стоматология. 2011. — №4. — С.35-40.

122. Agrawal A., Cha-Molstad H., Samols D. et al. Transactivation of C-reactive protein by IL-6 requires synergistic interactions of CCAAT/enhancer binding protein b (С/ЕВРв) and Rel p50. // J. Immunology. 2001. — Vol. 166.-P. 2378-2384.

123. Ahuja А. Т., King A. D., Kew J. Head and neck lipomas: sonographic appearance. // AJNR Am J Neuroradiol. 1998. — Vol. 19. — №3. — P. 505508.

124. Ahuja А. Т., King A. D., King W., Metreweli C. Thyroglossal duct cysts: sonographic appearances in adults. // AJNR Am J Neuroradiol. 1999. -Vol.20. — №4.-P. 579-582.

125. Ahuja A., Ying M. Grey-scale sonography in assessment of cervical lymphadenopathy: review of sonographic appearances and features that may help a beginner. // Br J Oral Maxillofac Surg. 2000. — №38 (5).- P.451-459.

126. Ahuja A., Ying M., King A., Yuen H.Y. Lymph node hilus: gray scale and power Doppler sonography of cervical nodes. // J. Ultrasound Med. 2001. — №20(9). — P. 987-92.

127. Ahuja A., Ying M., Yuen Y.H., Metreweli C. Power Doppler sonography to differentiate tuberculous cervical lymphadenopathy from nasopharyngeal carcinoma. // JNR Am. J. Neuroradiol. 2001. — №22 (4). — P.735-740.

128. Ahuja A.T., Ying M., Ho S.S., Metreweli C. Distribution of intranodal vessels in differentiating benign from metastatic neck nodes. // Clin Radiol.-2001. -№56 (3). P.197-201.

129. Ahuja A., Ying M. Sonography of neck lymph nodes. Part II: abnormal lymph nodes. // Clin Radiol. 2003. — №58 (5). — P.359-366.

130. Al-Nammari S.S. Methicillin resistant Staphylococcus aureus versus Me-thicillin sensitive Staphylococcus aureus adult hematogenous septic arthritis. // Arch Orthop Trauma Surg. 2007. — Vol. 27 — P.91-92.

131. Anderson J. Clinical and immunological considerations in Epstein-Barr virus associated diseases. // Scand J Infect Dis. 1996. — P. 72-82.

132. Arning C. Ultrasonographic criteria for diagnosing a dissection of the internal carotid artery. // Ultraschall Med. 2005. — Vol. 26. — №1. — P. 24-28.

133. Asai S., Miyachi H., Oshima S. et al. A scoring system for ultrasonographic differentiation between cervical malignant lymphoma and benign lymphadenitis. // Rinsho Byori. 2000. — №49 (6). — P.613-619.

134. Asai S., Miyachi H., Suzuki K., et al. Ultrasonographic differentiation between tuberculous lymphadenitis and malignant lymph nodes. // J. Ultrasound Med. 2001. — №20 (5). — P.533-538.

135. Balk R. Severe sepsis and septic shock. Definitions, Epidemiology and Clinical Manifestations. // Crit. Care Clin. 2000. — Vol.16. — №2. — P. 214226.

136. Berry G.J., Faul J.L., Colby T.V. Thoracic lymphangiomas, lymphangiec-tasis, lymphangiomatosis, and lymphatic dysplasia syndrome. // Am J. Respir CritMed.-2000.-Vol. 161. P.1037-1046.

137. Bloching M., Gudziol S., Gajda M., Berghaus A. Diagnosis and treatment of necrotizing fasciitis of the head and neck region // Laryngorhinootologie. -2000. Vol. 79, №12. — P. 774-779.

138. Blodgett T. M., Fukui M. B., Snyderman C. H. Combined PET-CT in the head and neck: part 1. Physiologic, altered physiologic, and artifactual FDG uptake // Radiographics. 2005. — Vol. 25, №4. — P. 897-912.

139. Branstetter B. F. T., Weissman J. L. Normal anatomy of the neck with CT and MR imaging correlation. // Radiol Clin North Am. 2000. — Vol. 38. -№5.-P. 925-940.

140. Branstetter B. F. T., Weissman J. L. Infection of the facial area, oral cavity, oropharynx, and retropharynx. // Neuroimaging Clin N Am. 2003. -Vol. 13.- №3.- P. 393-410.

141. Brnic Z., Hebrang A. Usefulness of Doppler waveform analysis in differential diagnosis of cervical lymphadenopathy. // Eur. Radiol. -2003. №13 (1). — P.175-180.

142. Bucklein W., Vollert K., Wohlgemuth A., Bohndorf K. Ultrasonography of musculoskeletal disease. // Eur. Radiol. 2000. — Vol. 10. — P. 290-296.

143. Caiazzo L., Assentato F., Girolami G. et al. 3D-vascularization of breast nodules. // Ultrasound in Med. & Biol. 2000. — V. 26. — №4. -P. 13-21.

144. Carcia C.J., Varela C., Abarca K. et al. Regional lymphadenopathy in cat-scratch disease: ultrasonographic findings. // Pediatr Radiol. -2000. №30 (9) P.640-643.

145. Carl M., Stroebel W., Rassner G., Garbe C. The difficulty of ultrasound diagnosis of lymph node metastases of malignant melanoma in protracted tumor growth. // Hautarzt. 1997. — №48 (4). — P.234-239.

146. Catalano O., Lobianco R., Sandomenico F. et al. Real-time, contrast-enhanced sonographic imaging in emergency radiology. // Radiol Med. -2004. Vol. 108. — № 5-6. — P. 454-69.

147. Chan J.M., Shin L.K., Jeffrey R.B. Ultrasonography of Abnormal Neck Lymph Nodes. // Ultrasound Quarterly. 2007. — №23. — P.47-54.

148. Chandawarkar R.Y. Preoperative diagnosis of carcinoma of the breast: Is a «cost-cutter» algorithm tenable. // J. Surg. Oncol. 1997. — №2. — P. 153158.

149. Chikui T., Yonetsu K., Izumi M. Abnormal blood flow to the submandibular glands of patients with Sjogren’s syndrome: Doppler waveform analysis. // J Rheumatol. 2000. — Vol. 27. — № 5. — P. 1222-1228.

150. Chiou H.J., Chou Y.H., Chiou S.Y. High-resolution ultrasonography of primary peripheral soft tissue lymphoma. // J Ultrasound Med. 2005. — Vol. 24, №1. — P.77-86.

151. Choi M.Y., Lee J.W., Jang K.J. Distinction between benign and malignant causes of cervical, axillary, and inguinal lymphadenopathy: value of Doppler spectral waveform analysis. // AJR. 1999. — №4. — P.981-984.

152. Chou Y. H., Tiu C. M., Chiou H. J. Echo-enhancing sonography of a large-vessel hemangioma of the neck. // J Clin Ultrasound. 1999. — Vol. 27. — №8. — P. 465-468.

153. Cohen J., Lynn W.A. Microbiological Considerations in Sepsis. // Sepsis.- 1998. -№2(2). P.101-106.

154. Colreavy M. P., Lacy P. D., Hughes J. Head and neck schwannomas a 10 year review. // J Laryngol Otol. — 2000. — Vol. 114. — №2. — P. 119-124.

155. Correas J.-M., Bridal L., Lesavre A. et al. Ultrasound contrast agents: properties, principles of action, tolerance, and artifacts. // Eur. Radiol. -2001.-Vol. 11.-P. 1316-1328.

156. Dizendorf E. V., Baumert B. G., Von Schulthess G. K. Impact of whole-body 18F-FDG PET on staging and managing patients for radiation therapy. // J Nucl Med. 2003. — Vol. 44. — №1. — P. 24-29.

157. Dybiec E, Brodzisz A, Pietka M et al. The application of ultrasound contrast, 3D imaging and tissue harmonic imaging in the differential diagnosis of lymph nodes enlargement in children. // Ann Univ Mariae Curie Sklodowska. -2002.-№57 (2) P.131-142.

158. Eggermont A.M. Reducing the Need for Sentinel Node Procedures by Ultrasound Examination of Regional Lymph Nodes. // Annals of Surgical Oncology. 2005. — №12. — P.3-5.

159. Eksioglu A.S., Ozdemir A., Ozdemir H. Differential diagnosis of axillary lymph nodes: Usefulness of gray-scale and color-power dop-pler sonography. // Tani Girisim Radyol. 2003. — №9 (4) — P.445-451.

160. Elvin A., Sundstrom C., Larsson S.G., Lindgren P.G. Ultrasound-guided 1.2-mm cutting-needle biopsies of head and neck tumours. // Acta Radiol. -1997. Vol. 38. — №3. — P.376-380.

161. Esen G. Ultrasound of superficial lymph nodes. // Eur J Radiology. -2006. V. 58. — №3. — P.345-359.

162. Evans R.M. Lymph nodes practical head and neck ultrasound. // Greenwich Medical Media Limited. 2000. — P. 67-72.

163. Farber L. A., Benard F., Machtay M. Detection of recurrent head and neck squamous cell carcinomas after radiation therapy with 2-18F-fluoro-2-deoxy-D-glucose positron emission tomography. // Laryngoscope. 1999. — Vol.109,- №6.-P. 970-975.

164. Feld R., Nazarian L.N., Needleman L. Clinical impact of sonographically guided biopsy of salivary gland masses and surrounding lymph nodes. // Ear Nose Throat J. 1999. — Vol. 78. — №12. — P.905, 908-912.

165. Filston H.C. Hemangiomas, cystic hygromas, and teratomas of the head and neck. // Semin Pediatr Surg. 1994. — Vol. 3. — №3. — P. 147-159.

166. Fink L., Kohlhoff S., Magdalea M. et al. cDNA Array Hybridization after Laser-Assisted Microdissection from Nonneoplastic Tissue. // American Journal of Pathology. 2002. -Vol. 160.- №1.-P. 181-185.

167. Fischer T., Filimonow S., Petersein J. Diagnosis of Heerfordt’s syndrome by state-of-the-art ultrasound in combination with parotid biopsy: a case report. //Eur Radiol. 2002. — Vol. 12. — №1. — P. 134-137.

168. Giovagnorio F., Martinoli C. Sonography of the cervical vagus nerve: normal appearance and abnormal findings. // AJR Am J Roentgenol. 2001. — Vol. 176. — №3. — P. 745-749.

169. Giovagnorio F., Galluzzo M., Andreoli C. et al. Color Doppler sonography in the evaluation of superficial lymphomatous lymph nodes. // J Ultrasound Med. 2002. №21 (4). — P.403-408.

170. Glastonbury C. ML, Davidson N. C., Haller J. R., Harnsberger H. R. The CT and MR imaging features of carcinoma arising in thyroglossal duct remnants. // Am. J Neuroradiol. 2000. — Vol. 21. — P. 770-774.

171. Grace S., Rozycki M. D., Raymond A. C., Tchorz K. M. Surgeon-performed ultrasound imaging in acute surgical disorders. // Current Problems in Surgery. 2001. — Vol. 38. — P. 321.

172. Griffith J. F., Kumta S. M., Leung P. C., Cheng J. C., Chow L. T., Me-treweli C. Imaging of musculoskeletal tuberculosis: a new look at an old disease. // Clin Orthop. 2002. — Vol. 398. — P. 32-39.

173. Gritzmann N., Koischwitz D., Rettenbacher T. Sonography of the thyroid and parathyroid glands. // Radiol Clin North Am. 2000. — Vol. 38. — №5.1. P. 1131-1145.

174. Gritzmann N., Hollerweger A., Macheiner P., Rettenbacher T. Sonography of soft tissue masses of the neck. // J Clin Ultrasound. 2002. — Vol. 30. — №6.-P. 356-373.

175. Gritzmann N., Rettenbacher T., Hollerweger A. Sonography of the salivary glands. // Eur Radiol. 2003. — Vol. 13. — №5. — P. 964-975.

176. Gritzmann N. Sonography of the neck: current potentials and limitations. // Ultraschall Med. 2005. — Vol. 26. — №3. — P. 185-196.

177. Hanasono M. M., Kunda L. D., Segall G. M. Uses and limitations of FDG positron emission tomography in patients with head and neck cancer. // Laryngoscope.- 1999.-Vol. 109. №6.-P. 880-885.

178. Ho S.S., Ahuja A.T., Yeo W. et al. Longitudinal colour doppler study of superficial lymph nodes in non-Hodgkin’s lymphoma patients on chemotherapy. II Clin Radiol. 2000. — №55 (2). — P.l 10-113.

179. Huang T.T., Liu T.C., Chen P.R. Deep neck infection: analysis of 185 cases. // Head Neck. 2004. — Vol. 26. — №10. — P.854-860.

180. Huang T.T., Tseng F.Y., Liu T.C. Deep neck infection in diabetic patients: comparison of clinical picture and outcomes with nondiabetic patients. // Otolaryngol Head Neck Surg. 2005 — Vol. 132. — №6. — P.943-947.

181. Hudgins P. A., Dorey J. H., Jacobs I. N. Internal carotid artery narrowing in children with retropharyngeal lymphadenitis and abscess. // AJNR Am J Neuroradiol.- 1998.-Vol. 19.- №10.-P. 1841-1843.

182. Hudgins P. A. Nodal and nonnodal inflammatory processes of the pediatric neck. // Neuroimaging Clin N Am. 2000. — Vol. 10. — №1. — P. 181192.

183. Kane D., Grassi W., Sturrock R., Balint P.V. A brief history of musculoskeletal ultrasound: ‘From bats and ships to babies and hips’. // Rheumatology. -2004. Vol. 43. — №7. — P. 931-933.

184. Kim H.C., Han M.H., Do K.H. et al. Volume of cervical lymph nodes using 3D ultrasonography. Differentiation of metastatic from reactive lympha-denopathy in primary head and neck malignancy. // Acta Radiol. 2002. -№43 (6). — P.571-574.

185. Kim H. J., Park E. D., Kim J. H. Odontogenic versus nonodontogenic deep neck space infections: CT manifestations. // J Comput Assist Tomogr. -1997. Vol. 21. — №2. — P. 202-208.

186. King A. D., Tse G. M., Yuen E. H. Comparison of CT and MR imaging for the detection of extranodal neoplastic spread in metastatic neck nodes. // Eur J Radiol. 2004. — Vol. 52. — №3. — P. 264-270.

187. Koischwitz D., Gritzmann N. Ultrasound of the neck. // Radiol Clin North Am. 2000. — Vol. 38. — №5.-P. 1029-1045.

188. Lowe V. J., Boyd J. H., Dunphy F. R. Surveillance for recurrent head and neck cancer using positron emission tomography // J Clin Oncol. 2000. -Vol. 18. №3.-P. 651-658.

189. Metreweli C. In vivo studies of axillary nodes. // Ultrasound in Med. & Biol. 2000. — V. 26. — №2. — P. 176.

190. Morel M., Boutry N., Demondion X. et al. Normal anatomy of the heel entheses: anatomical and ultrasonographic study of their blood supply. // Surg Radiol Anat. 2005. — Vol. 26. — P. 1234-1239.

191. Moritz J.D., Ludwig A., Oestmann J.W. Contrast-enhanced color Doppler sonography for evaluation of enlarged cervical lymph nodes inhead and neck tumors. // AJR Am J Roentgenol. 2000. — №174 (5). -P.1279-1284.

192. Moritz J.D. Color Doppler staging of lymph nodes. // Diagnostic Imaging Europe. 2000. — №3. — P. 58-63.

193. Mobbs L.M., Jannicky E.A.S., Weaver D.L., Harvey S.C. The Accuracy of Sonography in Detecting Abnormal Axillary Lymph Nodes When Breast Cancer Is Present. // J Diagnostic Medical Sonography. 2005. — V. 21. -№4. — P.297-303.

194. Newman K.D., Sato T.T. Lymph Node Disorders. // Pediatric Surgery. -1998.- P. 737-741.

195. Papakonstantinou O., Bakantaki A., Paspalaki P. et al. Highresolution and color Doppler ultrasonography of cervical lymphade-nopathy in children. // Acta Radiol. 2001. — №42 (5). — P.470-476.

196. Pepys M.V., Hirschfield G.M. C-reactive protein: a critical update. // J. Clin. Invest. 2003. — Vol.111. — P. 1805-1812.

197. Ridder G.J., Richter B., Disko U., Sander A. Gray-scale sonographic evaluation of cervical lymphadenopathy in cat-scratch disease. // J Clin Ultrasound. 2001. — №29 (3). — P.140-145.

198. Riccabona M. Sonographie in der Padiatrie. // Georg Thieme Verlag. 2000. — P. 97-98.

199. Sakaguchi T., Yamashita Y., Katahira K. et al. Differential diagnosis of small round cervical lymph nodes: comparison of power Doppler US with contrast-enhanced CT and pathologic results. // Radiat Med. 2001. — №19 (3). — P.l 19-125. R

200. Schade G. Experiences with using the ultrasound contrast medium levovist in differentiation of cervical lymphomas with color-coded duplex resound. // Laryngorhinootologie. 2001. — №80 (4). — P.209-213.

201. Schulte-Altedorneburg G., Demharter J., Linne R. et al. Does ultrasound contrast agent improve the diagnostic value of colour and power Doppler sonography in superficial lymph node enlargement. // Eur J Radiol . 2003. — №48 (3) — P.252-257.

202. Stengel D., Bauwens K., Sehouli J. et al. Systematic review and metaanalysis of antibiotic therapy for bone and joint infections. // Lancet Infect Dis. -2001. Vol. 1. — №3. — P.175-188.

203. Steinkamp H.J., Teichgraber U.K., Mueffelmann M. et al. Differential diagnosis of lymph node lesions. A semiquantitative approach with power Doppler sonography. // Invest Radiol. 1999. -№34 (8) — P.509-515.

204. Steinkamp H.J., Wissgott C., Rademaker J., Felix R. Current status of power Doppler and color Doppler sonography in the differential diagnosis of lymph node lesions. // Eur Radiol. 2002. — №12 (7). -P.1785-1793.

205. Steinkampf H.J., Maurer J., Cornehl M. Recurrent cervical lympha-denopathy: differential diagnosis with color-duplex sonography. // Eur. Arch. Otorhinolaringol. 1994. — V. 25. — P. 404-409.

206. Stott N.S. Review article: Paediatric bone and joint infection. // Journal of Ortopaedic Surgery. 2001 — Vol. 9 — №1. — P. 290-298.

207. Straus S., Cohen J. Epstein-Barr virus infections: biology, pathogenesis and management.//Ann Intern Med. 1992. — Vol.118. — P.45-58.

208. Szalai A.J. The biological functions of C-reactive protein. // Vase. Pharmacol. 2002. — Vol. 39. — P.105-107.

209. Takeuchi Y., Suzuki H., Omura K. et al. Differential diagnosis of cervical lymph nodes in head and neck cancer by ultrasonography. // Auris. Nasus. Larynx. 1999. — №26 (3). — P.331-336.

210. Tschammler A., Beer M., Hahn D. Differential diagnosis of lym-phadenopathy: power Doppler vs color Doppler sonography. // Eur Radiol. 2002. — №12 (7). — P.1794-1799.

211. Tschammler A., Hahn D. Multivariant analysis of the adjustment of the color Duplex unit for the differential diagnosis of lymph node alterations. // Eur. Radiology. 1999. — V. 9. — P. 1445-1450.

212. Tschammler A., Hahn D. Multivariant analysis of the adjustment of the colour duplex unit for the differential diagnosis of lymph node alterations. // Eur. Radiol. 2000. — №7. — P.1567-1574.

213. Tschammler A., Heuser B., Ott G. et al. Pathological angioarchitec-ture in lymph nodes: underlying histopathologic findings. // Ultrasound Med Biol. 2000. — №26 (7). — P.1089-1097.

214. Tschammler A., Ott G., Schang T. et al. Lymphadenopathy: differentiation of benign from malignant disease-color Doppler US assessment of intranodal angioarchitecture. // Radiology. 1998. — №208 (1). -P.l 17-123.

215. Verbanck J., Vandewiele I., De Winter H. et al. Value of axillary ultrasonography and sonographically guided puncture of axillary nodes: a prospective study in 144 consecutive patients. // J. Clin. Ultrasound. 1997. -№2. — P.53-56.

216. Vural C., Gungor A., Comerci S. Accuracy of computerized tomography in deep neck infections in the pediatric population. // Am J Otolaryngol. -2003.-Vol.24. №3. — P. 143-148.

217. Willam C., Maurer J., Steinkamp H.J. et al. Differential diagnosis of cervical lymph node enlargements: ultrasound and histomorphology of reactive lymph nodes. // Bildgebung. -1996. №63 (2). — P.l 13-119.

218. Wu C.H., Chang Y.L., Hsu W.C. et al. Usefulness of Doppler spectral analysis and power Doppler sonography in the differentiation of cervical lymphadenopathies. // AJR Am J Roentgenol. 1998. — №171 (2).-P.503-509.

219. Wu C.H., Hsu M.M., Chang Y.L., Hsieh F.J. Vascular pathology of malignant cervical lymphadenopathy: qualitative and quantitative assessment with power Doppler ultrasound. 11 Cancer. 1998. — №83 (6). — P.1189-1196.

220. Wu C.H., Shih J.C., Chang Y.L. et al. Two-dimensional and three-dimensional power Doppler sonographic classification of vascular patterns in cervical lymphadenopathies. // J Ultrasound Med. 1998. -№17 (7). -P.459-464.

221. Ying M., Ahuja A.T., Evans R. et al. Cervical lymphadenopathy: sonographic differentiation between tuberculous nodes and nodal metastases from non-head and neck carcinomas. // J Clin Ultrasound. -1998. №26 (8). — P. 383-389.

Обоснование тактики хирургического лечения острых лимфаденитов у детей на основе ультразвуковой диагностики

зотин

Андрей Владимирович

ОБОСНОВАНИЕ ТАКТИКИ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ОСТРЫХ ЛИМФАДЕНИТОВ У ДЕТЕЙ НА ОСНОВЕ УЛЬТРАЗВУКОВОЙ ДИАГНОСТИКИ

14. … 2010 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 208.065.01 Государственного образовательного учреждение высшего профессионального образования «Омская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» по адресу: 644043 г.Омск ул. Ленина д.12.

Автореферат разослан « » 2010г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор медицинских наук, профессор у_В.К. Федотов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы

Актуальность проблемы диагностики гнойных лимфаденитов у детей заключается в том, что практикующему врачу часто приходится иметь дело с воспалением лимфоузлов, особенно у детей младшего возраста, (Ха-нова А.К., 1999; Богомильский М.Р., 2004). Правильно поставить диагноз, отличить гиперплазию лимфоузлов от воспаления или специфического поражения трудно (Мацеха Е.П., 2001; Карташова О.М., 2006). Дифференцировать реактивный лимфаденит от гнойного, требующего хирургического лечения, также сложно (Демихов В. Г., Калинина Е.М., 2001; Гостищев В.К., 2007). При проведении консервативной терапии у детей с острым лимфаденитом, врач не всегда может оценить эффект от лечения, определить стадию воспалительного процесса. Выявить фазу гнойного расплавления лимфоузла, особенно у детей младшего возраста непросто (Кокорин К.В., 2003). В литературе данная проблема освещена на наш взгляд недостаточно.

Основным показанием к хирургическому лечению при подозрении на гнойный лимфаденит является пункция лимфоузла (Исаков Ю.Ф., 1998; Гостищев В.К., 2007). Попасть в центр гнойного расплавления, особенно при локализации лимфоузла на шее, в поднижнечелюстной области, у детей младшего возраста не всегда удается.

Уменьшение осложнений, повторных ревизий и санаций ран, будут зависеть не только от своевременного выявления гнойника, но и от четкой локализации очага гнойного воспаления, комплексного использования методов исследования (Дронов А.Ф., 2008). Таким образом, проблема использования ультразвуковой диагностики при гнойных лимфаденитах остается недостаточно разработанной и изученной, что обусловливает актуальность данной работы. Улучшение результатов лечения и диагностики при острых лимфаденитах послужило поводом для данного исследования.

Цель работы

Улучшить результаты лечения острых лимфаденитов у детей путем совершенствования диагностики с использованием ультразвукового исследования лимфатических узлов.

Задачи исследования

1. Проанализировать результаты клинико-лабораторной диагностики

острого лимфаденита у детей.

2. Разработать диагностические критерии стадий острого лимфаденита у детей по данным ультразвукового исследования лимфатических узлов.

3. Сравнить результаты лечения детей с острым лимфаденитом традиционным способом и с использованием ультразвукового метода диагностики.

4. Создать алгоритм лечебной тактики при остром лимфадените у детей с использованием динамического ультразвукового метода.

Научная нозизпа

Разработан лечебно-диагностический алгоритм при остром лимфадените у детей с использованием эхографии, следование которому позволяет избежать необоснованных операций.

Использована разработанная хирургическая тактика при остром лимфадените у детей на основе ультразвукового метода диагностики, применение которого позволяет улучшить результаты лечения. Пункционное дренирование гнойных лимфаденитов под ультразвуковой навигацией позволяет добиться хороших клинических и косметических результатов (заявка № 2010115569 на патент от 20.04.2010).

Применение разработанной методики позволяет объективно проследить динамику восстановления структуры лимфоузла и окружающих тканей, выявить возможные гнойные затеки (заявка № 2010100588 на патент от 12.01.2010).

Практическая значимость

Метод исследования позволяет улучшить результаты лечения в исследуемой группе больных за счет своевременности хирургического лечения, снижения осложнений при улучшении результатов лечения. Не применяются «предупреждающие» разрезы в стадии инфильтрации и диагностические пункции. Доступность, безопасность и малоинвазивность данного метода исследования, что особенно важно в детской хирургии, позволяет сделать его широко применимым в практике. Использование недорогого, нетрудоемкого исследования делает показания к оперативному лечению острых лимфаденитов у детей более точными. Предложенный «алгоритм может быть использован в любых хирургических учреждениях.

Реализация результатов исследования

Разработанные в диссертации положения используются в работе Окружной клинической больницы г.Ханты-Мансийска, больницах ХМАО (Советской НРБ, Нижневартовской ОДКБ, Сургутской ДГБ), применяют-

ся в учебном процессе на кафедре госпитальной хирургии с курсом факультетской хирургии Ханты-Мансийского государственного медицинского института.

Апробация работы и публикации

Основные положения диссертации доложены на четвертой региональной конференции хирургов (Нижневартовск, 2007г.). На 5 региональной конференции хирургов (Ханты-Мансийск, 2008г.), На конференции союза педиатров России (Ханты-Мансийск апрель 2010г.) опубликованы в материалах третьего международного хирургического конгресса «Научные исследования в реализации программы «Здоровье населения России» (Москва 2008г. ). Результаты работы обсуждены на совместном заседании кафедр госпитальной хирургии с курсом факультетской хирургии, общей хирургии с курсом онкологии ХМГМИ и коллектива хирургов Окружной клинической больницы г.Ханты-Мансийска. По теме работы опубликованы 8 печатных работ, одна работа в журнале рекомендованном ВАК.

Структура и объем работы

Диссертация изложена на 126 страницах машинописного текста, состоит из введения, 4 глав, выводов, практических рекомендаций, указателя литературы, включающего 50 отечественных и 127 зарубежных источников. Работа иллюстрирована 19 таблицами и 33 рисунками.

Положения, выносимые на защиту

1. Ультразвуковой метод диагностики позволяет проследить стадии воспаления лимфоузлов и динамику восстановления тканей после проведенного лечения.

2. Применение разработанного лечебно-диагностического алгоритма позволяет более точно и своевременно выявить стадию гнойного лимфаденита, помогает спланировать тактику хирургического лечения, определяет показания к консервативной терапии.

3. Использование предлагаемого способа позволяет избежать «предупреждающих» разрезов и диагностических пункций в стадии серозного воспаления.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Материал и методы исследования

Работа основана на анализе лечения и диагностики 121 ребенка, обратившегося к хирургу с подозрением на острый гнойный лимфаденит. Анализ осуществлялся с 2001 по 2009 годы, и проводился на базе Советской центральной районной больницы, Окружной клинической больницы Ханты-Мансийска, Окружной детской больницы Нижневартовска. Выборка осуществлялась сплошным методом. В исследование включены пациенты с острым лимфаденитом, проходившие стационарное лечение в хирургических отделениях (108 детей), а также находившиеся на амбулаторном лечении у хирурга (13 детей). Для изучения были выбраны дети, имеющие подозрение на гнойный лимфаденит. Для решения задач нашей работы создана схема (дизайн) клинического исследования (рис. 1).

Рис. 1. Дизайн клинического исследования

Основным критерием для отбора больных в исследуемых группах было применение ультразвукового метода диагностики или его отсутствие. В группе контроля и основной группе применялись традиционные клинико-лабораторные методы и диагностическая пункция. На первом этапе исследования были проанализированы результаты диагностики и лечения больных, у которых использовался традиционные лечебно-диагностические методы. В данную группу были отнесены 53 пациента. На основании полученных результатов в группе сравнения был разработан лечебно-диагностический алгоритм с включением в него ультразвукового метода диагностики (эхографии). Этот лечебно-диагностический ал-

горитм был применен у 55 больных с острым лимфаденитом. Эти больные составили группу исследования.

Общее клиническое исследование включало выявление клинических объективных проявлений острого лимфаденита. Лабораторное обследование включало исследование общего анализа крови. В ряде случаев использовалось гистологическое исследование, бактериальное исследование раневого содержимого. Динамическое ультразвуковое исследование лимфоузлов.

Анализ в группе сравнения осуществлялся ретроспективно, так как практически всем детям с подозрением на гнойный лимфаденит с 2007 года проводится ультразвуковое исследование лимфоузлов.

Характеристика групп

По способу диагностики стадий острого лимфаденита (серозная и гнойная) выделено 2 группы больных:

1. Группа — сравнения (53 человек). Это дети, больные острым лимфаденитом, где основными критериями диагностики стадий заболевания явились клинико-лабораторные данные и результаты пункции образования.

2. Группа — исследования (55 человек). В данной группе основным методом диагностики стадий острого лимфаденита было ультразвуковое исследование воспаленного образования.

Для сопоставимости результатов диагностики и лечения острого лимфаденита проведен анализ сопоставимости групп по возрасту, полу, длительности заболевания, причинам возникновения воспаления, стадии процесса, а также локализации. Распределение больных по возраст и полу представлено в табл. 1.

Таблица 1

Распределение по возрасту и полу_

Возраст 1 группа — сравнения 2 группа — исследования

Ме,(25%-75%) 5(4-11) лет 6(4-11) лет

о о

03 н и а ■Я ¡4 в н о а а

я- Л О х Л О

ч о 54 Ч « и « ч о « Ч я *

До года 7 3 4 5 3 2

От I до 3 лет 17 9 8 16 9 7

От 3 до 7 лет 16 9 7 15 8 7

От 7 до 13 лет 7 4 3 10 6 4

От 13 до17 лет 6 4 2 9 5 4

Всего 53 29 24 55 31 24

При анализе таблицы сопряженности 2×5 с 4 степенями свободы установлено, что достоверных различий при распределении больных по возрасту не установлено (х2= 1,489, р=0,829). Распределение пациентов по полу также не привело к существенным различиям (х2-2,436, р=0,998).

В исследуемых группах изучены причины, вызвавшие воспаление лимфоузлов. Распределение госпитализированных больных в зависимости от причин возникновения острого лимфаденита представлены в табл. 2.

Таблица 2

Причины острого лимфаденита _

Причина острого лимфаденита Группа исследования (п=55) Группа сравнения (п=53) Всего

ОРЗ (фарингиты, тонзиллиты и пр.) 11 20 31

Ангины 5 3 8

Осложнение гнойного воспаления 10 7 17

Вакцинация 5 1 6

Воспаление слюнных желез 5 1 6

Болезнь кошачьих царапин 5 2 7

Причина не выявлена 14 19 33

Всего 55 53 108

При анализе причин возникновения острого лимфаденита, установлено, что достоверных различий между группами не выявлено (х2=10,982, р=0,089, у=4). В структуре причин возникновения острых лимфаденитов в 34% случаев причину определить не удалось. ОРЗ является наиболее вероятным этиологическим фактором у 31% больных, особенно часто в анамнезе было упоминание о предшествовавшей ангине — в шести случаях (6%), гнойные процессы у 16% остальные причины составляют менее 20% в совокупности.

Проведен анализ длительности заболевания, стадии острого лимфаденита. Также сравнена локализация воспалительного процесса у госпитализированных детей, в изучаемых группах. Данные представлены в табл. 3.

Используя непараметрический критерий Манна-Уитни, установлено, что достоверных различий по длительности заболевания до обращения за медицинской помощью не установлено.

Таблица 3

Длительность заболевания (дни), стадия острого _лимфаденита и локализация процесса_

Показатель Группа сравнения (п=53) Группа исследования (п=55) Статистическое различие

Длительность заболевания в днях (Ме, 25%-75%) 4(3-7) 4(3-6) И- критерий Манна-Уитни, р>0,05

Локализация острого лимфаденита:

Подчелюстная область 20 21 Х-2,593 р=0,628 у=4

Подбородочная область 6 8

Шейная область 14 10

Подмышечная область 3 7

Паховая область 10 9

Стадии острого лимфаденита

Острый серозный лимфаденит 19 10 Х2=3,437 р=0,064

Острый гнойный лимфаденит 34 45

Всего 53 55

Анализ таблицы сопряженности 2×5 (локализация воспалительного процесса) с 4 степенями свободны, а также 2×2 (стадии острого лимфаденита) также не показал достоверных различий между исследуемыми группами (х2=2,593, р=0,628 \=4 и х2=3,437, р=0,064, соответственно).

Таким образом, установлено, что достоверных различий между исследуемыми 1руппами по возрасту и полу, длительности заболевания, причинами возникновения, стадиям заболевания и локализации не установлено. Следовательно, можно признать, что они являются сопоставимыми по используемым методам диагностики и лечения.

Инструментальные методы включали ультразвуковое исследование (эхографию) лимфоузлов. Использовались аппараты с конвексными и линейными датчиками с частотой 7,5 — 10 МГц с цветным допплеровским картированием (ЦДК). Данный метод применялся в группе исследования. При помощи УЗИ, в В-режиме оценивали размер лимфоузла, его форму, соотношение слоев, однородность эхоструктуры. Проводили оценку кровотока в области ворот, наличие или отсутствие очагов деструкции. При эхографии лимфоузлы — это образования овальной или округлой формы, расположенные в подкожной клетчатке и мягких тканях. Обычно хорошо дифференцируются основные части: корковый, мозговой слой и ворота

лимфоузла, с впадающими сосудами. Эхоструктура лимфоузлов представлена на рис. 2

А Б

Рис. 2. А) Структура лимфоузла в норме, Б) Структура при остром лимфадените

Диагноз острого лимфаденита был установлен на основании клинических, лабораторных, данных. Диагноз в группе сравнения устанавливался на основании клинических методов обследования и лабораторных данных (общий анализ крови). Так же в группе сравнения использовался пункци-онный метод диагностики при подозрении на гнойный процесс у 8 пациентов (23,5% больных). В большинстве случаев проводилась госпитализация при подозрении на гнойный лимфаденит в хирургическое отделение. В группе исследования помимо клинического обследования и общего анализа крови постановка диагноза была основана на эхографическом методе диагностики (УЗИ лимфоузлов). Показания к хирургическому лечению в группе исследования выставлялись на основе данного метода.

В процессе обследования больных использовали комплекс клинических, лабораторных методов исследования. Из анамнестических данных внимание уделялось предшествующему заболеванию на фоне, которого возник лимфаденит, давности заболевания и сопутствующей патологии. Из клинических проявлений заболевания уделяли внимание местному статусу, выраженности отека и болевого синдрома, наличию или отсутствию гиперемии кожи, повышению температуры.

Из лабораторных методов исследования у всех больных выполняли общий анализ крови. Особое внимание уделялось уровню лейкоцитоза, ускоренной СОЭ, сдвигу лейкоцитарной формулы. Оценивался общий анализ крови в динамике.

Критерии оценки результатов

Для определения эффективности применявшихся методик исследования в группах изучения, использовался наиболее распространенный кри-

терий: чувствительность, специфичность и точность (достоверность). Чувствительность метода рассчитывается, как отношение истинноположи-тельных результатов к сумме истинноположительных и ложноотрица-тельных, умноженное на 100%. Чувствительность характеризует способность по данным метода установить заболевание. Специфичность метода рассчитывается, как отношение истинноотрицательных результатов к сумме истинноотрицательных и ложноположительных, умноженное на 100%. Специфичность характеризует способность по данным метода исключить заболевание. Точность (достоверность) метода рассчитывали, как отношение истинноположительных и истинноотрицательных результатов к сумме истинноположительных, истинноотрицательных, ложноположительных и ложноотрицательных результатов, умноженное на 100%, то есть это отношение числа правильных заключений к общему числу окончательных диагнозов. Эффективность лечения оценивалась по следующим критериям:

— своевременность оперативного лечения

— осложнения после хирургического лечения

— повторные вмешательства

— удовлетворительный результат операции

— средняя длительность пребывания в стационаре (дни).

Результаты исследования

Для определения клинических проявлений острого лимфаденита были проанализированы основные клинико-лабораторные данные заболевания. Клинические проявления острого лимфаденита в изучаемых группах были похожи, для удобства основные симптомы заболевания представлены в табл. 4.

Из таблицы следует, что при гнойном лимфадените частота встречаемости таких признаков, как лихорадка более 38С., отек, локальная гиперемия, инфильтрация, лейкоцитоз более 14,0×10%, сдвиг лейкоцитарной формулы, СОЭ более 20 мм/час — достоверно выше, чем при серозном лимфадените. По информативности симптомы могут быть расположены в следующем порядке СОЭ более 20 мм/час -> сдвиг лейкоформулы -> локальная гиперемия -> лихорадка более 38С -> отек -> инфильтрация -> лейкоцитоз более 14,0×10%, соответственно росту значения р и уменьшению х2 •

Более информативно о влиянии клинико-лабораторных данных на стадии острого лимфаденита можно проиллюстрировать, используя пакет Principal Components & Classification Analysis пакета прикладный программ Statistica 6.0.

Таблица 4

Основные клинико-лабораторные данные при остром лимфадените

№ Клинико-лабораторные данные Серозный лимфаденит (п=56) Гнойный лимфаденит (п=65) хг Р

1. 37С< г <38С 20 24 0,003 0,959

2. 1 >38 20 43 9,982 0,002

3. Отёк 17 37 7,550 0,006

4. Локальная гиперемия 3 15 6,126 0,013

5. Инфильтрация 17 28 1,575 0,210

6. Локальная боль 54 63 0,128 0,720

7. Флюктуация 0 3 1,085 0,298

8. Повреждения кожи 2 3 0,128 0,720

9. Гнойничковые элементы кожи 6 9 0,060 0,807

10. ОРЗ 10 17 0,764 0,382

11. Ь> 9,0×109 13 6 4,450 0,063

12. Ь> 14,0×109 23 42 5,794 0,016

13. Ь > 19,0×109 10 17 0,764 0,382

14. Сдвиг лейкоцитарной формулы 5 18 5,715 0,017

15. СОЭ< 10 мм. час 17 7 6,079 0,017

16. СОЭ> 10 мм.час 21 16 1,785 0,182

17. СОЭ> 20 мм.час 18 42 12,087 <0,001

Таблица 6 может быть представлена в двухмерном пространстве с использованием двух базисных векторов, причем собственное значение первого вектора составило 1,8, второго, только 0,18, таким образом, что кумулятивный вклад обоих составил 100% (рис. 3).

Eigenvalue* of correlation matrix AcKve variables only

Eigenvalue number

Рис. 3. Графическое представление собственных значений корреляционной матрицы

Далее проведен корреляционный анализ между двумя базисными векторами с серозным и гнойным лимфаденитами. Установлено, что отмечена сильная корреляционного связь между 1 вектором и двумя лимфаденитами, однако по 2 вектору была отмечена слабая корреляционная связь с диаметрально противоположными значениями (Рис 4).

Таким образом, только используя второй вектор (9,1%) показать различия между гнойным и серозным лимфаденитом. Южное направление второго вектора будет соответствовать гнойному лимфадениту, а северное — серозному.

1 »«тар: ВО, 90% Внтар 1: ВР,ЮК

А — Б

Рис 4. А) Вклад стадий лимфаденитов в объяснение векторов;

Б) Вклад клинико-лабораторных данных в объяснения значения векторов

Установлено, что наибольший вклад в порядке убывания с южного полюса до экватора имеют признаки за номерами 17, 14, 4, 2, 5, 3, что соответствует СОЭ более 20 мм/час, сдвиг лейкоцитарной формулы, локальная гиперемия, лихорадка более 38С, отек, инфильтрация. Однако в виду малого значения 2 вектора в общей дисперсии, по данным признакам невозможно определенно высказаться о наличии гнойного лимфаденита.

С учетом вышеизложенного, клишко-лабораторные данные в плане диагностики гнойного лимфаденита имеют чувствительность 52%, а специфичность 24%.

Таким образом, используя только данные клинических и лабораторных исследований невозможно точно ответить на вопрос о гнойном характере лимфаденита.

Ультразвуковое изображение острого лимфаденита характеризуется увеличением размеров лимфоузла, неоднородностью структуры, снижением общей эхогенности, исчезновение дифференциации коркового и медуллярного слоя (рис. 5.Б). В режиме допплеровского картирования, при остром

лимфадените отмечается усиление кровотока. При этом индекс резистентности (М) составляет 0,5-0,6.

При гнойном воспалении происходит дальнейшее исчезновение дифференциации слоев лимфоузла. Форма становится шарообразной, истончается капсула. В структуре появляются анэхогенные участки, соответствующие очагам деструкции, которые в дальнейшее сливаются. Картина гнойного лимфаденита представлена на рис. 5.

А Б

Рис. 5. Гнойный лимфаденит (обозначен маркерами)

При прогрессировании заболевания, в дальнейшем происходит разрыв капсулы лимфоузла, гной распространяется за пределы лимфатического узла и происходит развитие аденофлегмоны. Появляется отек, инфильтрация окружающих тканей, обнаруживаются анэхогенные участки рядом с лимфоузлом, соответствующие гнойным затекам (рис. 5.Б.). При хроническом лимфадените происходит утолщение медуллярного слоя, повышается эхоген-ность структуры. Появляется уплотнение капсулы, происходит появление плотных фиброзных включений.

Представляется интересным динамическое эхографическое исследование. Ниже представлена эхографическая картина острого гнойного лимфаденита у девочки Г. трёх лет. На рис. 6 (А) представлена картина острого гнойного лимфаденита в день поступления.

Эхограмма этой же больной через три дня после вскрытия и дренирования гнойника (рис. 6.Б), обращает уменьшение размеров участка гнойного расплавления, отсутствие гнойного затека. Что говорит об эффективности лечения. На следующем рисунке (рис. 7), представлена эхограмма этой же пациентки, выполненная на 11 сутки, с практически восстановленной структурой лимфоузла.

Таким образом, благодаря эхографическому исследованию можно выявить стадию гнойного расплавления, точно локализовать процесс, проследить динамику и предупредить возможные осложнения. Также ме-

ход позволяет проследить результат лечения после хирургического вмешательства.

Рис. 6. Эхограмма острого гнойного лимфаденита (маркерами и стрелкой обозначена зона гнойного расплавления)

Рис. 7. Эхограмма лимфоузла на 11 сутки после хирургического лечения

У 34(64,15%) пациентов в группе сравнения подтвердился гнойный лимфаденит, им предпринято хирургическое лечение — вскрытие и дренирование гнойного очага. У 19(35,85%) пациентов гнойный лимфаденит не подтвержден. Основные показания для оперативного лечения выставлялись на основании клинических и лабораторных данных. При анализе результатов лечения обращают внимание сроки выполнения хирургических вмешательств. В 9(26,47%) случаях операция выполнена на третьи сутки и позже. В группе сравнения проводились повторные хирургические вмешательства (ревизия раны под наркозом) у 4(11,76%) пациентов. В 5(14,71%) случаях при оперативном лечении с подозрением на гнойный лимфаденит диагноз после операции не подтвержден, то есть операция сделана в стадии серозного воспаления Средний срок стационарного лечения составил 7,1 к/д (медиана составила 7 дней, интерквантильный размах от 5 до 10 дней).

Группу исследования составили 55 пациентов, находившихся на обследовании у хирурга с острым лимфаденитом. Большинство симптомов при сравнении острого гнойного и серозного лимфаденита не были специфичными и статистически значимыми (р<0,05). Выделена основная группа из 41(74,54%) пациента, госпитализированного в хирургические отделения с подозрением на гнойный лимфаденит. У 14(25,46%) пациентов был применен пункционный метод лечения гнойных лимфаденитов под ультразвуковой навигацией, они составили подгруппу исследования. В группе исследования подтвержден гнойный процесс у 31(75,61%) ребенка. Всем им проведено оперативное лечение — вскрытие гнойника. Средний срок стационарного лечения составил 5,8 к/д, (медиана составила 6 дней, интерквантильный размах от 4 до 9 к/д). С целью улучшения диагностики и выставления более точных показаний к хирургическому лечению было решено использовать эхографический метод исследования. Метод прост и доступен, неинвазивен, от других методов его выгодно отличает отсутствие какого-либо серьёзного вредного воздействие на организм ребенка. Лечебно-диагностический алгоритм был сформирован следующим образом (рис. 8).

При обращении больного ребенка к хирургу с клиническими проявлениями острого лимфаденита, пациент направлялся на ультразвуковое исследование. При выявлении очагов деструкции, (анэхогенных участков)

— гнойного расплавления, больной госпитализировался в хирургическое отделение. В стационаре выполнялось экстренное хирургическое лечение

— вскрытие, санация гнойного очага. При отсутствии по данным эхографии признаков нагноения и острого воспаления, пациент находился на амбулаторном обследовании и лечении.

С 2009 года, убедившись в высокой эффективности эхографического метода диагностики, мы применяем способ пункционного дренирования гнойных лимфоузлов. Применение данного способа проводится следующим образом: эхографически определяется очаг гнойного расплавления, намечается маркером место пункции. В дальнейшем требуется ассистент для ультразвуковой навигации. Ультразвуковой датчик помещается в стерильную перчатку, с нанесенным на рабочую часть гелем. Датчик в перчатке устанавливается рядом с намеченным участком, непосредственно над пораженным лимфоузлом. У детей старшего возраста мы используем местную анестезию, также мы применяем подобный вид анестезии при локализации лимфоузла на конечностях. У маленьких детей (дошкольного возраста) выполняем манипуляцию под общей анестезией. Пункцию осуществляем обычно пластиковым катетером для внутривенной инфузии (УайоПх Сейо № 160-200) с широким просветом. Под эхографической навигацией мы пунктируем непосредственно зону гнойного расплавления. Метод малоинвазивен, как правило, кровотечения не возникает, значительно уменьшается риск повреждения кровеносных сосудов и нервов.

Широкий просвет катетера без труда позволяет удалять гной из лимфоузла. Эвакуируемое содержимое в шприце удобно отправлять на цитологическое и бактериологическое исследование, на чувствительность к антибиотикам. Промываем гнойную полость раствором антисептика, используем водные антисептические растворы (0,05% раствор хлоргексидина). Фиксируем лейкопластырем катетер к коже и накладываем асептическую повязку. При эхографическом контроле оценивается положение катетера, наличие жидкостных включений, соответствующих гнойному расплавлению. При отсутствии гноя катетер удаляется (обычно через 2-3 дня), такой метод способствует более быстрому заживлению раны. Средний срок стационарного лечения составил 4,4 к/д, (медиана составила 4 дня, интер-квантильный размах от 3 до 5 к/д). При выполнении эхографии через 2-3 недели, выявляется практически восстановление структуры лимфоузла.

Эхография лимфоузлов при обращении

Да

а

При УЗИ выявлено гнойное расплавление лимфоузла

Госпитализация, оперативное лечение, дренирование гнойника.

X

Эхографическое динамическое исследование, при улучшении выписка на амбулаторное долечивание

Нет

Динамическое эхографическое исследование лимфоузла, назначение общего анализа крови, консервативное лечение

Сохранение гиперплазии лимфоузла на фоне лечения

-Х2_ Появление очагов деструкции, гнойного расплавления

Дообследование, консультация педиатра, ЛОРа, инфекциониста, гематолога, при неясности диагноза биопсия лимфоузла

V

Регресс воспаления, при динамическом исследовании уменьшение размеров, улучшение эхострукту-ры. Нормализация клинических анализов.

Рис. 8. Схема лечебно.-диагностического алгоритма

Для оценки сроков оперативного лечения проводился анализ давности заболевания. При поступлении в начальной стадии воспаления, выполнять хирургическое лечение бессмысленно, требуется консервативная терапия. Гнойный лимфаденит — показание к операции. При анализе больных с острым лимфаденитом давность заболевания, от начала заболевания до момента госпитализации, составила в группе сравнения — 4,6; в группе исследования — 4,7 дней (Ме — 4(3-8)). Длительность заболевания перед операцией в группе сравнения составила — 6,7 дней (Ме — 6(3-8)), в группе исследования 5,4 (Ме — 5(3-7)). Статистически значимого различия в сроках заболеваний в изучаемых группах не выявлено (р>0,05).

Различными оказались результаты хирургического лечения, данные представлены в табл. 5.

Таблица 5

Результаты хирургического лечения в изучаемых группах

Показателя Группа сравнения (п=34) Группа исследования (п=31) Статистическое различие

Операция выполнена при поступлении 14 (41,18%) 23 (74,19%) %2=5,92 р=0,015

Операция через сутки 6 (17,65%) 7 (22,58%) Х2=0,035 р=0,852

Операция через 3 суток и более 9 (26,47%) 1 (3,23%) ТКФ р=0,014

Операция, когда гноя не получено 5 (14,71%) 0 ТКФ р=0,050

Проведены повторные вмешательства 4 (11,76%) 1 (3,23%) ТКФ р=0,358

В нашем исследовании осложнений течения послеоперационного периода не было. Однако, в четырех (11,8%) случаях в группе сравнения потребовались повторные вмешательства, так как при первой операции либо недостаточно была проведена санация, либо не был получен гной, что потребовало повторной ревизии раны. Исходя из этого, можно предположить, что оперативные вмешательства в группе сравнения сделаны преждевременно в стадии инфильтрации или серозного воспаления. В группе исследования в одном случае (3,2%) потребовалось повторное хирургическое вмешательство, когда при динамическом эхографическом контроле выявлен дополнительный гнойный очаг в области шеи, выполнена ревизия и санация раны. В группе сравнения у четырех (11,8%) больных диагностирована аденофлегмона.

Для проведения сравнительной оценки использованных в исследовании диагностических методов были рассчитаны чувствительность, специфичность и точность для выявления гнойного лимфаденита. Истинность

или ложность заключений оценивали по результатам лечения и производили оценку и расчет показателей у оперированных больных в первые сутки и при поступлении. Таким образом, если гнойный лимфаденит был выявлен через несколько суток, то он соответствовал как ложноотрица-тельный. Отсутствие гноя на операции при подозрении на гнойный лимфаденит оценивался, как ложноположительный. В таблице 6 представлены полученные данные для традиционного исследования в группе сравнения.

Таблица 6

Сравнительная характеристика методов диагностики

чувствительность специфичность точность

СЛ* гл** СЛ ГЛ СЛ ГЛ

Группа сравнения (53) 85,71 68,97 80,0 79,16 83,02 73,58

Группа исследования (41) . 90,91 97,73 97,73 90,9 96,36 96,36

Примечание. СЛ — серозный лимфаденит*; FJI — гнойный лимфаденит**.

В нашем исследовании мы пытались отразить именно хирургические аспекты лечения острых лимфаденитов. При рассмотрении частоты осложнений и исходов заболевания для демонстрации относительной эффективности лечения (Fletcher R.H.), мы рассчитывали следующие показатели: частота исхода в группе сравнения — 26,47%, частота исходов в группе исследования — 3,21%, снижения абсолютного риска — 23,26%, снижения относительного риска — 87,87%. Число больных, в диагностике и лечении которых необходимо применить разработанный лечебно-диагностический алгоритм, чтобы предотвратить развитие одного осложнения (Needed number treat) — 4,292.

Обсуждение результатов лечения

Острый гнойный лимфаденит является частым осложнением острого лимфаденита в детском возрасте. У детей младшего возраста поздняя диагностика заболевания может привести к развитию аденофлегмоны. Целью нашей работы было улучшение результатов лечения с острым лимфаденитом. Мы стремились улучшить точность диагностики, исключить применение предупреждающих разрезов в стадии инфильтрации и серозного воспаления. В основу работы легло предположение, что применяемая диагностическая и лечебная тактика не всегда позволяет своевременно выявить стадию гнойного расплавления, несмотря на клинические проявления заболевания.

Анализируя структуру выполненных операций, мы обратили внимание на значительное количество, 9(26,47%) операций, выполненных на 3 сутки от момента поступления и позже. У четырех пациентов (11,76%) потребовались повторные операции, показанием к ним было либо развитие осложнений, либо отсутствие эффекта первого вмешательства. У 5(14,71%) больных, оперативное лечение было преждевременным в стадии реактивного (серозного) воспаления, поэтому гноя при разрезе получено не было. Общее количество, не достаточно эффективных хирургических методов лечения, составило — 9(26,47%) случаев, что заставило признать сложившиеся лечебно-диагностические подходы несовершенными. Мы применили эхографический метод для разработанного нами лечебно-диагностического алгоритма. Применение разработанного алгоритма у детей дает возможность своевременно установить стадию воспаления и избежать диагностической пункции. Возрастает объем получаемой информации, вся процедура носит неинвазивный характер и проста в использовании. Считаем оправданным, в основу диагностического алгоритма, поместить ультразвуковое исследование. Это объясняется высокой чувствительностью (97,73%) и точностью (96,36%) метода для данной патологии.

Статистически значимое увеличение оперативных вмешательств в первые сутки поступления с 41,18% в группе сравнения до 74,19% в группе исследования (р<0,05). Это объясняется более точной диагностикой заболевания, если в группе сравнения показания основывались на клинических признаках, то в группе исследования на основании эхографии. При использовании разработанного алгоритма в группе исследования в 100% был получен гной при хирургическом лечении.

Пункция под эхографической навигацией позволяет точно попасть иглой в очаг гнойного расплавления и объективно убедиться в эвакуации гноя, отсутствии гнойных затеков в тканях Результаты пункционного метода лечения в сравнении с классическим разрезом оказались не хуже, что свидетельствует о его эффективности. Операция выполнена при поступлении в 85,7% (р<0,05), во всех случаях была достигнута эвакуация гноя и выздоровление пациентов. Средний срок стационарного лечения составил — 4,4 к/д (р<0,05). Возможность более ранней выписки и хороший косметический результат делают более целесообразным. Уменьшается опасность повреждения окружающих тканей, возникающих при разрезах. Достоинством является также минимальное кровотечение, а доступность и малоин-вазивность данного метода, позволяет сделать его широко применимым в практике.

Абсолютный риск развития осложнений заболевания при оперативном лечении в группе исследования составил 3,21% против 26,47% в группе сравнения, то есть в 8 раз меньше. А «число больных, которых необходимо лечить» (Needed number treat) составило — 4,3. Таким образом,

применение предложенного лечебно-диагностического алгоритма у 4 больных позволит избежать развития одного осложнения.

Получено статистически значимое снижение (р<0,05) количества оперативных пособий с 14,71% в группе сравнения до 0 в группе исследования, при которых не получено гноя. То есть, выполнены так называемые «предупреждающие разрезы» в стадии инфильтрации. Это подтверждает нашу рабочую гипотезу о более точных эхографических показаниях к оперативному лечению. Этот результат, на наш взгляд, очень важен: появилась возможность избежать ненужных по сути операций у больных с острым лимфаденитом.

ВЫВОДЫ

1. Применение общепринятых клинико-лабораторных методов диагностики не позволяет достоверно выявить стадию нагноения острого лимфаденита, поскольку показатели имеют низкую чувствительность — 52% и специфичность — 24%.

2. Выявлены эхографические критерии стадий воспаления лимфатических узлов (неоднородность структуры лимфоузла, появление очагов деструкции и жидкостных скоплений), что статистически значимо улучшает результаты традиционных способов диагностики (чувствительность — 97,7%, специфичность — 90,9%, точность — 96,4%).

3. Применение разработанной тактики хирургического лечения острых лимфаденитов позволяет выполнять операции в ранние сроки, статистически значимо сокращает частоту осложнений с — 26% до 3%.

4. Использование разработанного лечебно-диагностического алгоритма позволяет определить тактику лечения и статистически достоверно избежать необоснованных операций у каждого четвертого больного.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Всем больным, обращающимся с увеличением лимфоузлов или клиникой острого лимфаденита, необходимо проведение УЗИ с оценкой эхоструктуры лимфатических узлов.

2. Выявление при эхографии в структуре лимфоузла жидкостных образований, является показанием к оперативному лечению.

3. Использование УЗИ перед операцией позволит точнее локализовать очаг нагноения, обозначить топографическое взаимоотношение окружающих тканей, выявить возможный гнойный затек.

4. Пункционный способ дренирования гнойного лимфаденита осуществляется пластиковым катетером под эхографической навигацией, при сохраненной капсуле и отсутствии аденофлегмоны

СПИСОК РАБОТ, ОБУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Диагностика и тактика при остром гнойном лимфадените у детей / A.B. Зотин, В.Г. Шаляпин // IV Региональная конференция хирургов «Актуальные вопросы хирургии»: Тезисы докладов. — Нижневартовск, 2007. — С. 75-78.

2. Использование эхографии для диагностики гнойных лимфаденитов в амбулаторных условиях / A.B. Зотин, В.Г. Шаляпин // Журнал «Амбулаторная хирургия». — Москва, 2007. — №4(28). — С. 89-90.

3. Применение УЗИ при острых гнойных лимфаденитах у детей / A.B. Зотнн, В.Г. Шаляпин, В.П. Ионин // Уральский медицинский журнал. — Екатеринбург, 2007. — №10(38). — С.79-82.

4. Диагностика и лечение гнойных лимфаденитов на основе эхографии /

A.B. Зотин, В.Г. Шаляпин // Третий хирургический международный конгресс. «Научные исследования в реализации программы «Здоровье населения России»: Тезисы докладов. — Москва, 2008. — С. 357-358.

5. Роль эхографии в диагностике гнойных лимфаденитов / A.B. Зотин,

B.Г. Шаляпин // Актуальные вопросы хирургии. Сборник научных трудов 2 межрегиональной конференции, посвященной памяти проф. Полуэктова. — Омск, 2008. — С.129-133.

6. Диагностика и лечение гнойного лимфаденита / A.B. Зотин, В.Г. Шаляпин // Материалы V Всероссийской научной конференции общих хирургов, объединенной с пленумом проблемных комиссий РАМН «Неотложная хирургия» и «Инфекция в хирургии» межведомственного научного совета по хирургии: Тезисы докладов. — Москва-Ростов-на-Дону, 2008.-С. 115-117.

7. Возможности сонографии в диагностике острого лимфаденита / A.B. Зотин, В.Г. Шаляпин // Сборник научных трудов, посвященный 75 летию Окружной клинической больницы. — Ханты-Мансийск , 2008. -

C. 162-169.

8. Современный метод диагностики и лечения острого лимфаденита / A.B. Зотин, В.Г. Шаляпин // Материалы V региональной конференции хирургов «Современные технологии в диагностике и лечении хирургических заболеваний. — Ханты-Мансийск, 2008. — С. 36-41.

на правах рукописи

ЗОТИН Андрей Владимирович

ОБОСНОВАНИЕ ТАКТИКИ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ‘ ОСТРЫХ ЛИМФАДЕНИТОВ У ДЕТЕЙ НА ОСНОВЕ УЛЬТРАЗВУКОВОЙ ДИАГНОСТИКИ

Шифр специальности 14.01.19

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Омск 2010

Подписано в печать 17.05.2010 Формат 60×84/16 Бумага офсетная П. л. — 1,0 Способ печати — оперативный Тираж 100

Издательско-полиграфический центр ОмГМА 644043 г. Омск, улЛенина 12; тел 23-05-98

Лечение шейного лимфаденита у детей — Клинические запросы FPIN

1. Сроуджи И.А., Окпала Н., Нильсен Э, Береза ​​S, Моннери П. Диагностическая шейная лимфаденэктомия у детей: случай для мультидисциплинарной оценки и официальных руководящих принципов ведения. Int J Педиатр Оториноларингол . 2004; 68 (5): 551–556 ….

2. Папаконстантину О., Бакантаки А, Паспалаки П, Чарулакис Н, Гурцояннис Н.Ультрасонография шейной лимфаденопатии у детей с высоким разрешением и цветная допплерография. Acta Radiol . 2001. 42 (5): 470–476.

3. Коннолли А.А., Маккензи К. Образования шеи у детей — диагностическая дилемма. Дж Ларингол Отол . 1997. 111 (6): 541–545.

4. Torsiglieri AJ Jr, Том Л.В., Росс Эй Джей III, Ветмор РФ, Обработчик SD, Potsic WP. Образования шеи у детей: рекомендации по оценке. Int J Педиатр Оториноларингол . 1988. 16 (3): 199–210.

5. Ямаути Т, Ferrieri P, Энтони Б.Ф. Этиология острого аденита шейки матки у детей: серологические и бактериологические исследования. J Med Microbiol . 1980. 13 (1): 37–43.

6. Лонг СС, Пикеринг Л.К., Пробер К.Г. Принципы и практика детских инфекционных болезней. 2-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Черчилль Ливингстон; 2003.

7. Недзельская Г., Котовский М, Недзельский А, Дыбец Э, Вечорек П.Цервикальная лимфаденопатия у детей — частота и диагностика. Int J Педиатр Оториноларингол . 2007. 71 (1): 51–56.

8. Бартон Л.Л., Фейгин РД. Шейный лимфаденит в детском возрасте: переоценка. Дж Педиатр . 1974. 84 (6): 846–852.

9. Даяни А.С., Гарсия RE, Волински Э. Этиология шейного лимфаденита у детей. N Engl J Med . 1963; 268: 1329–1333.

10. Сундареш HP, Кумар А, Хокансон JT, Новак А.Х. Этиология шейного лимфаденита у детей. Am Fam Врач . 1981; 24 (1): 147–151.

Шейный лимфаденит — Консультант по терапии рака

ОБЗОР: Что нужно знать каждому практикующему врачу

Вы уверены, что у вашего пациента шейный лимфаденит? Каковы типичные проявления этого заболевания?

Приблизительно у 38% -45% в остальном нормальных детей пальпируются шейные лимфатические узлы.Шейную лимфаденопатию обычно определяют как ткань шейных лимфатических узлов размером более 10 мм в диаметре. Наиболее частыми причинами лимфаденопатии являются реактивная гиперплазия в ответ на инфекционный раздражитель в голове или шее и инфицирование самого узла. Лимфаденит относится к лимфаденопатиям, которые вызваны воспалительными процессами. Шейный лимфаденит обычно вызывается вирусной инфекцией верхних дыхательных путей.

Ключевым симптомом лимфаденита является наличие болезненного образования в области шейки матки, часто сопровождающегося лихорадкой, насморком, болью в горле и кашлем.

Ключевые признаки включают увеличенный болезненный узел или узлы в шейной области, часто сопровождающиеся лихорадкой, ринореей, заложенностью носа, эритематозом глотки и / или миндалин, отеком лица и кривошеей.

Прогноз зависит от основной причины. В большинстве случаев он инфекционный по происхождению se

.

Возраст ребенка

Возраст большинства детей с шейным лимфаденитом составляет 1–4 года. Некоторые организмы имеют пристрастие к определенной возрастной группе.

Период новорожденности: золотистый стафилококк и стрептококк группы В

Младенцы: S. aureus, стрептококки группы B и болезнь Кавасаки

В возрасте от 1 до 4 лет: Вирусные агенты, S. aureus, Streptococcus pyogenes (ß-гемолитический стрептококк группы А) и нетуберкулезные микобактерии (Mycobacterium avium-intracellulare, Mycobacterium scrofulaceum, Myocobacterium kansastifum, Mycobacterium kansastifium, Mycobacterium , Mycobacterium florentinum, Mycobacterium interjectum) и др.

В возрасте от 5 до 18 лет: анаэробные бактерии, Toxoplasma gondii, Bartonella henselae и Mycobacterium tuberculosi

Латеральность и хроничность

Острый двусторонний шейный лимфаденит: Острый двусторонний шейный лимфаденит обычно вызывается вирусной инфекцией верхних дыхательных путей (например, риновирусом, аденовирусом, энтеровирусом, вирусом простого герпеса [HSV], вирусом гриппа) или бактериальным фарингитом (в частности, S. pyogenes и, реже Mycoplasma pneumoniae).Это также может быть частью генерализованного ретикулоэндотелиального ответа на системную инфекцию.

Острый односторонний шейный лимфаденит: Острый односторонний шейный лимфаденит вызывается S. pyogenes и S. aureus примерно в 40–80% случаев. У новорожденных острый односторонний шейный лимфаденит обычно вызывается S. aureus, а у младенцев — Streptococcus agalactiae (стрептококки группы B). Острый односторонний шейный лимфаденит у детей старшего возраста с пародонтозом в анамнезе часто вызывается анаэробными бактериями.

Подострый или хронический шейный лимфаденит: Подострый или хронический шейный лимфаденит часто вызывается B. henselae, T. gondii, вирусом Эпштейна-Барра (EBV), цитомегаловирусом (CMV), вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), нетуберкулезными микобактериями (M. avium). -intracellulare, M. scrofulaceum, M. kansasii, M. haemophilus, M. lentiflavum, Mycobacterium bovis, M. malmoense, M. florentinum, M. interjectum и др.) и M. tuberculosis. Менее частые причины включают сифилис, нокардиоз, бруцеллез и грибковую инфекцию.

Сопутствующие симптомы

Повышенная температура, боль в горле и кашель указывают на инфекцию верхних дыхательных путей.

Лихорадка, ночная потливость и потеря веса указывают на лимфому или туберкулез.

Рецидивирующий кашель и кровохарканье указывают на туберкулез.

Необъяснимая лихорадка, усталость, сыпь и артралгия повышают вероятность коллагеновой сосудистой болезни или сывороточной болезни.

Сопутствующие заболевания и прошлое здоровье

Предыдущий тонзиллит свидетельствует о стрептококковой инфекции.

Недавние ссадины на лице или шее или инфекция свидетельствуют о стафилококковой или стрептококковой инфекции.

Заболевание пародонта или зубов предполагает инфекцию, вызванную анаэробными организмами.

Язвы во рту предполагают герпангину или гингивостоматит, вызванный простым герпесом.

Лимфаденопатия, вызванная ЦМВ, ВЭБ или ВИЧ, может возникнуть после переливания крови.

Лимфаденопатия, связанная с иммунизацией, может быть следствием вакцинации против дифтерии, коклюша, столбняка, полиомиелита или брюшного тифа.

Ответ шейной лимфаденопатии на специфические противомикробные препараты может помочь подтвердить или исключить диагноз. Лимфаденопатия также может возникать после приема таких лекарств, как фенитоин и изониазид.

Контакт с человеком, страдающим инфекционным заболеванием, предполагает соответствующее заболевание. Примеры включают следующее:

Инфекция верхних дыхательных путей

Стрептококковый фарингит

ЦМВ-инфекция

ВЭБ-инфекция

Туберкулез

Воздействие животных или продуктов их переработки

История кошачьих царапин повышает вероятность того, что Б. henselae инфекция.

История укуса или царапины собаки предполагает наличие конкретных возбудителей, таких как Pasteurella multocida и S. aureus.

История контакта с овцами, коровами и козами позволяет предположить бруцеллез.

История контакта с кроликами позволяет предположить туляремию.

История контакта с птицами и рыбами свидетельствует о нетуберкулезной микобактериальной инфекции.

Проглатывание непастеризованного молока или молочных продуктов свидетельствует о бруцеллезе или инфекции M. bovis.

Проглатывание недоваренного мяса свидетельствует о токсоплазмозе.

На что следует обратить внимание при медицинском осмотре?

Общие: Недоедание или плохой рост указывают на хроническое заболевание, такое как туберкулез, злокачественные новообразования или иммунодефицит.

Лихорадка: Лихорадка указывает на инфекционный процесс, в частности вирусную или бактериальную инфекцию.

Характеристики лимфатической ткани. Наличие эритемы и тепла вышележащей кожи свидетельствует об остром гноеродном процессе.У больных туберкулезом вышележащая кожа может быть эритематозной или фиолетовой, но обычно не теплой. «Холодный» абсцесс характерен для инфекции, вызванной микобактериями, грибами или B. henselae. При лимфаденопатии, возникшей в результате злокачественной опухоли, признаки острого воспаления обычно отсутствуют.

Последовательность. При лимфаденопатии, возникшей в результате вирусной или бактериальной инфекции, узлы обычно мягкие или твердые. Колебание указывает на образование абсцесса, которое может быть результатом бактериального лимфаденита.Обычно причиной острого гнойного лимфаденита являются S. aureus или S. pyogenes. У пациентов с туберкулезным лимфаденитом узлы могут быть спутанными или колеблющимися. Примерно у 50% пациентов с лимфаденитом, вызванным нетуберкулезными микобактериями, развивается флюктуация лимфатических узлов и спонтанный дренаж. При лимфаденопатии, возникшей в результате злокачественной опухоли, лимфатические узлы становятся твердыми.

Нежность. Болезненность лимфатического узла часто указывает на острый гнойный бактериальный процесс. Напротив, шейный лимфаденит, вызванный нетуберкулезными микобактериями (M.avium-intracellulare, M. scrofulaceum, M. kansasii, M. haemophilus, M. lentiflavum, M. bovis, M. malmoense, M. florentinum, M. interjectum и др.) и M. tuberculosis не вызывают проблем.

Расположение лимфатического узла

Передняя шейная лимфаденопатия чаще всего вызывается вирусным агентом (таким как риновирус, аденовирус, энтеровирус, HSV, вирус гриппа) или, реже, бактериальным агентом, таким как S. pyogenes, S. aureus и M. pneumoniae.

Поднижнечелюстная и субментальная лимфаденопатия чаще всего вызвана инфекцией полости рта или зубов, хотя она также может быть признаком болезни кошачьих царапин и неходжкинской лимфомы.

Острый задний шейный лимфаденит обычно наблюдается у людей с рубеолой, краснухой и инфекционным мононуклеозом. Приобретенный токсоплазмоз также может проявляться при заднем шейном лимфадените.

Задняя шейная лимфаденопатия несет гораздо более высокий риск злокачественных новообразований, чем передняя шейная лимфаденопатия.

Надключичная шейная лимфаденопатия имеет гораздо более высокий риск злокачественных новообразований, чем передняя шейная лимфаденопатия.

Цервикальная лимфаденопатия, связанная с генерализованной лимфаденопатией, часто вызывается вирусной инфекцией (такой как ВЭБ, ЦМВ, ВИЧ).В редких случаях генерализованная лимфаденопатия может быть вызвана бактериальной инфекцией, такой как бруцеллез и лептоспироз. Злокачественные новообразования (такие как лейкемия и лимфома), заболевания сосудов, связанных с коллагеном (например, ювенильный ревматоидный артрит и системная красная волчанка), а также лекарства (такие как фенитоин и изониазид) также связаны с генерализованной лимфаденопатией.

Латеральность: при лимфаденопатии, возникшей в результате вирусной инфекции, узлы обычно двусторонние, тогда как при бактериальном лимфадените узлы бывают односторонними или двусторонними. Классическая шейная лимфаденопатия при болезни Кавасаки обычно бывает острой и односторонней. У пациентов с шейным лимфаденитом, вызванным M. tuberculosis, лимфатические узлы обычно множественные и двусторонние, тогда как у пациентов с лимфаденитом, вызванным нетуберкулезными микобактериями, лимфатический узел обычно одиночный и односторонний.

Фиксация к основной структуре: при лимфаденопатии, возникшей в результате вирусной или бактериальной инфекции, узлы обычно подвижны и не прикрепляются к основной структуре.И наоборот, при лимфаденопатии, возникшей в результате злокачественного новообразования, лимфатические узлы часто прикрепляются к подлежащей ткани.

Формирование пазух носа: Это происходит примерно у 10% пациентов с лимфаденитом, вызванным нетуберкулезными микобактериями.

Сопутствующие знаки. Острый вирусный шейный лимфаденит по-разному связан с лихорадкой, ринореей, конъюнктивитом, фарингитом и заложенностью носовых пазух. Мясистое красное горло, экссудат на миндалинах, петехии на твердом небе и клубничный язык предполагают инфекцию, вызванную S. pyogenes.

Односторонний отек лица или поднижнечелюстной кости, эритема и болезненность, ипсилатеральный средний отит, лихорадка и раздражительность у младенца предполагают синдром «целлюлит-аденит», вызванный стрептококковой инфекцией группы B.

Дифтерия характеризуется серозно-геморрагическим, гнойным, эрозивным ринитом; больное горло; дисфагия; кожевидная адгезивная мембрана, выходящая за пределы фасциальной области; и отек мягких тканей шеи. Последние вместе с увеличенными шейными лимфатическими узлами могут давать вид «бычьей шеи».

Заболевание пародонта или зубов предполагает инфекцию, вызванную анаэробными организмами. Наличие гингивостоматита предполагает инфекцию HSV, тогда как герпангина — инфекция вирусом Коксаки.

Гепатоспленомегалия и генерализованный лимфаденит указывают на инфекцию EBV, CMV или ВИЧ, туберкулез или сифилис.

Гепатоспленомегалия и генерализованная лимфаденопатия также могут присутствовать у пациентов со злокачественными новообразованиями (такими как лейкемия и лимфома) и коллагеновыми сосудистыми заболеваниями (такими как ювенильный ревматоидный артрит и системная красная волчанка).

Генерализованная сыпь и гепатоспленомегалия указывают на инфекцию EBV или CMV.

Наличие фарингита, пятнисто-папулезной сыпи и спленомегалии указывает на инфекцию ВЭБ.

Конъюнктивит, пятнисто-папулезная сыпь и пятна Коплика являются характеристиками рубеолы.

Бледность, петехии, синяки, болезненность грудины и гепатоспленомегалия указывают на лейкоз. Длительная лихорадка, инфекция конъюнктивы, воспаление слизистой оболочки ротоглотки, периферический отек или эритема, а также полиморфная сыпь соответствуют болезни Кавасаки.

Какое другое заболевание / состояние имеет некоторые из этих симптомов?

Отличия от других новообразований шеи

Дифференциальный диагноз новообразований шеи у детей связан с более высокой частотой инфекционных заболеваний и врожденных аномалий, а также с относительной редкостью злокачественных новообразований в детской возрастной группе. Образования в шейке матки у детей могут быть ошибочно приняты за увеличенные шейные лимфатические узлы. Как правило, врожденные поражения безболезненны и присутствуют при рождении или выявляются вскоре после этого.Клинические признаки, которые могут помочь отличить различные состояния от шейной лимфаденопатии, следующие:

Свинка: опухоль при паротите пересекает угол челюсти; опухшие ткани толкают мочку уха вверх и наружу. Напротив, шейные лимфатические узлы обычно находятся ниже нижней челюсти. При паротите пораженная околоушная железа опухшая и болезненная, особенно при жевании или употреблении кислых жидкостей, таких как лимонный сок. Отверстие канала Стенсена часто бывает эритематозным и опухшим.В 90% случаев заболевание двустороннее.

Киста щитовидно-язычного протока: Киста щитовидно-язычного протока возникает, когда не удается развернуть щитовидно-язычный проток. Обычно киста щитовидно-язычного протока представляет собой образование по средней линии между подъязычной костью и надгрудинной вырезкой. Масса может перемещаться при глотании и может двигаться вверх с выступом языка. Хотя кисты щитовидно-язычного протока являются врожденными, эти поражения редко появляются в неонатальном периоде. Чаще кисты щитовидно-язычного протока отмечаются у детей дошкольного возраста.Возможным осложнением является вторичная бактериальная инфекция, при этом образование может стать болезненным, эритематозным и теплым.

Киста жаберной щели: Киста жаберной щели возникает в результате неполной облитерации жаберной щели во время эмбриогенеза. Примерно 95% аномалий жаберной щели возникает в области второй жаберной дуги. Обычно киста жаберной щели представляет собой безболезненное, гладкое, подвижное и колеблющееся образование, расположенное вдоль нижнего переднего края грудино-ключично-сосцевидной мышцы.Хотя кисты жаберной щели являются врожденными и могут быть обнаружены при рождении, большинство из них не обнаруживаются до первого или второго десятилетия жизни. Возможным осложнением является вторичная бактериальная инфекция, при этом образование может стать болезненным, эритематозным и теплым.

Грудино-ключично-сосцевидная опухоль: Эти опухоли появляются в первые несколько недель жизни в виде твердой дискретной, веретенообразной или веретенообразной массы внутри грудино-ключично-сосцевидной мышцы. Образование может быть результатом перинатального кровоизлияния в грудинно-ключично-сосцевидную мышцу с последующим заживлением фиброзом или может быть следствием синдрома внутриутробного или перинатального компартмента.Обычно масса не прикрепляется к коже, и ее можно перемещать из стороны в сторону, но не вверх или вниз. Двусторонность встречается редко. Укорочение грудино-ключично-сосцевидной мышцы тянет голову в сторону поражения; это приводит к ипсилатеральному наклону головы и противоположному отклонению подбородка. Тортиколлис усугубляется неспособностью пораженной мышцы нормально расти и идти в ногу с нормальной мышцей.

Шейные ребра: шейные ребра развиваются из реберного (или вентрального) отростка примитивных позвоночных дуг.Обычно во время эмбриогенеза костальный элемент регрессирует. Продолжение развития седьмого реберного отростка шейного отдела позвоночника может привести к образованию шейного ребра. Распространенность составляет от 0,03% до 0,5%, в зависимости от пола и расы изучаемого населения. Шейные ребра обычно двусторонние и чаще встречаются у женщин. В отличие от шейной лимфаденопатии шейные ребра твердые и неподвижные. Шейные ребра часто протекают бессимптомно, но могут вызывать сдавление ствола нижнего жаберного сплетения у выхода из грудного отдела.Диагноз устанавливают на основании рентгенограммы шеи.

Кистозная гигрома: Кистозная гигрома — это многокомпонентная киста, выстланная эндотелием, диффузная, мягкая и сжимаемая. Поражение содержит лимфатическую жидкость и обычно ярко светится. Поражение не прикреплено к коже, но может быть прикреплено к нижележащим структурам. Примерно 75% кистозных гигром возникают в области шеи, обычно в заднем шейном треугольнике. Возможным осложнением является вторичная бактериальная инфекция, при этом образование может стать болезненным, эритематозным и теплым.

Гемангиома: Гемангиома — это врожденная сосудистая аномалия, которая часто присутствует при рождении или появляется вскоре после этого. Поверхностные поражения обычно ярко-красные, выпуклые и резко разделенные. Глубокие поражения голубоватые и куполообразные. В отличие от шейной лимфаденопатии гемангиомы мягкие.

Ларингоцеле: ларингоцеле — кистозное расширение гортанного мешка. Как правило, ларингоцеле представляет собой мягкую кистозную сжимаемую массу, которая выходит из гортани и проходит через щитовидно-подъязычную перепонку.Он становится больше при маневре Вальсальвы. Может быть ассоциированный стридор, дисфония или охриплость голоса. Рентгенограмма шеи может показать уровень жидкости и воздуха в образовании.

Дермоидная киста: Этот тип кисты представляет собой кистозную массу по средней линии, выстланную ороговевающим слоистым плоским эпителием и содержащую дермальные придатки, такие как волосяные фолликулы и сальные железы. Он редко просвечивает так ярко, как кистозная гигрома. Поражение обычно одиночное и бессимптомное. Чаще всего дермоидные кисты возникают в области головы и шеи.

Острый гнойный тиреоидит: это состояние обычно проявляется болью / болезненностью и опуханием щитовидной железы, лихорадкой, дисфагией и предшествующей болью в горле.

Дифференциация лимфаденопатии от неинфекционных причин

Злокачественные новообразования: более 25% злокачественных опухолей возникают в области головы и шеи и могут вызывать шейную лимфаденопатию. В течение первых 6 лет жизни нейробластома и лейкемия являются наиболее частыми злокачественными новообразованиями, связанными с шейной лимфаденопатией, за ними следуют рабдомиосаркома и неходжкинская лимфома.После 6 лет лимфома Ходжкина является наиболее распространенной опухолью, связанной с шейной лимфаденопатией, за ней следуют неходжкинская лимфома и рабдомиосаркома.

Болезнь Кавасаки: Наличие шейной лимфаденопатии является важным диагностическим признаком болезни Кавасаки. Другие признаки включают лихорадку, продолжающуюся не менее 5 дней, двустороннюю инъекцию в бульбарную конъюнктиву, воспалительные изменения слизистой оболочки ротоглотки, эритему или отек периферических конечностей и полиморфную сыпь.

Коллагеновые сосудистые заболевания: это группа аутоиммунных заболеваний, которые могут поражать несколько систем органов, особенно кожу и суставы. Генерализованная лимфаденопатия может быть признаком коллагеновых сосудистых заболеваний, таких как системный юношеский ревматоидный артрит и системная красная волчанка.

Сывороточная болезнь: Сывороточная болезнь возникает в результате опосредованной иммунным комплексом реакции типа III, которая может возникнуть после первичного или повторяющегося воздействия чужеродных белков или гаптенов.Клинически сывороточная болезнь может проявляться крапивницей, лихорадкой, полиартритом, миалгией, лимфаденопатией, гепатоспленомегалией, почечной недостаточностью и неврологическими осложнениями.

Лекарственные средства: Некоторые препараты, в частности фенитоин, карбамазепин, фенобарбитал, примидон, вальпроевая кислота, ламотриджин, этосуксимид, гидралазин, аллопуринол, дилтиазем, сульфаниламиды, миноциклин, дапсон и изониазид, могут вызывать генерализованную лимфаденопатию.

Вакцинация: Сообщалось о шейной лимфаденопатии после иммунизации вакциной против дифтерии, коклюша, столбняка, полиомиелита или брюшного тифа.

Периодическая лихорадка, афтозные язвы, фарингит, синдром шейного аденита (PFAPA): синдром PFAPA характеризуется периодическими приступами лихорадки выше 39 ° C, продолжающимися от 3 до 6 дней и повторяющимися каждые 3-8 недель в сочетании с афтозными язвами, фарингит и аденит шейки матки.

Болезни накопления липидов: Болезни накопления липидов, такие как болезнь Гоше и болезнь Ниманна-Пика, также могут вызывать генерализованную лимфаденопатию. У больных детей также наблюдается гепатоспленомегалия.

Саркоидоз: мультисистемное заболевание неизвестной причины, характеризующееся образованием ненекротических гранулем эпителиальных клеток. Он часто проявляется легочными заболеваниями, заболеваниями глаз и поражениями кожи. Также могут быть поражены лимфатические узлы. Диагноз следует рассматривать у ребенка афро или афроамериканца с двусторонней хронической шейной лимфаденопатией.

Болезнь Розая-Дорфмана: Это заболевание представляет собой доброкачественную форму гистиоцитоза, характеризующуюся генерализованной пролиферацией синусоидальных гистиоцитов.Заболевание обычно проявляется в первое десятилетие жизни массивной и безболезненной шейной лимфаденопатией; и часто сопровождается лихорадкой, недомоганием, потерей веса, нейтрофильным лейкоцитозом, повышенной скоростью оседания эритроцитов и поликлональной гипергаммаглобулинемией.

Болезнь Кикучи-Фудзимото: Это заболевание (гистиоцитарно-некротический лимфаденит) является доброкачественной причиной увеличения лимфатических узлов, обычно в заднем шейном треугольнике. Пораженные узлы часто бывают твердыми или эластичными, дискретными и редко превышают 2 см в диаметре.В отличие от преобладания женщин 4: 1, зарегистрированного во взрослом возрасте, это состояние чаще встречается у мужчин в детской возрастной группе. Часто присутствует продромальный период верхних дыхательных путей. У некоторых пациентов также может быть жар, сыпь, тошнота, потеря веса, ночная потливость, артралгия, миалгия и, в редких случаях, гепатоспленомегалия. Точная причина болезни Кикучи-Фудзимото не известна, но предполагалась вирусная причина. Классические патологические находки включают очаговые участки некроза в корковых и паракортикальных областях увеличенных лимфатических узлов и гистиоцитарный инфильтрат.У пораженных пациентов может быть лейкопения, повышенный уровень С-реактивного белка, повышенная скорость оседания эритроцитов и повышенный уровень ферментов печени.

Гемофагоцитарный синдром: Гемофагоцитарный синдром вызывается нарушением регуляции функции естественных Т-клеток-киллеров, что приводит к повышенной секреции цитокинов и активации / пролиферации гистиоцитов с последующим гемофагоцитозом. Синдром характеризуется длительной лихорадкой, генерализованной лимфаденопатией, гепатоспленомегалией, макулопапулезной сыпью, панцитопенией, гипофибринемией, гиперферритинемией и нарушением функции печени.Синдром может быть первичным (из-за основного генетического дефекта) или вторичным (связанный с инфекциями, аутоиммунными заболеваниями или злокачественными новообразованиями).

Что послужило причиной развития этой болезни в это время?

Эпидемиология шейного лимфаденита определяется его возбудителями. В целом, предрасполагающие факторы следующие:

Вирусная инфекция верхних дыхательных путей

Бактериальная инфекция ротоглотки

Ушная инфекция

Кожная инфекция в области головы и шеи

Плохая гигиена полости рта / кариес зубов / пародонтоз

Более низкий социально-экономический статус

Перенаселенность

Участник дневного ухода

Иммунодефицит

Воздействие на человека с инфекционной инфекцией (инфекция верхних дыхательных путей, стрептококковый фарингит, туберкулез)

Контакт с инфицированными животными, птицами и рыбами (болезнь кошачьих царапин, токсоплазмоз, бруцеллез, туляремия, нетуберкулезные микобактерии)

Потребление недоваренного мяса (токсоплазмоз)

Потребление непастеризованного молока или молочных продуктов животных (бруцеллез, микобактерии нетуберкулеза)

Недавние поездки в эндемичные районы (туберкулез, ВИЧ-инфекция, гистоплазмоз, кокцидиоидомикоз, лейшманиоз)

Какие лабораторные исследования следует запросить для подтверждения диагноза? Как следует интерпретировать результаты?

Большинству детей с шейной лимфаденопатией лабораторные исследования не требуются.Лабораторные исследования следует заказывать, если на это указывает история болезни или физикальное обследование.

Полный анализ клеток крови. Бактериальный лимфаденит часто сопровождается лейкоцитозом со сдвигом влево и токсическими грануляциями. Атипичный лимфоцитоз характерен для инфекционного мононуклеоза. Панцитопения, лейкоцитоз или наличие бластных клеток указывают на лейкоз.

Скорость оседания эритроцитов и С-реактивный белок. Скорость оседания эритроцитов и уровни С-реактивного белка обычно значительно повышены у людей с бактериальным лимфаденитом.

Культура крови. Посев крови следует проводить, если ребенок выглядит токсичным или имеется сопутствующий целлюлит. Положительный результат посева крови предполагает наличие бактериального лимфаденита.

Экспресс-тест на стрептококковый антиген. Этот тест может быть полезен при подозрении на ß-гемолитический стрептококковый фарингит. Положительный результат экспресс-теста на стрептококковый антиген считается адекватным для диагностики ß-гемолитического стрептококкового фарингита.

Посев из горла: посев из горла является золотым стандартом для документирования ß-гемолитического стрептококкового фарингита.Подтверждение отрицательного результата экспресс-теста на стрептококковый антиген с помощью посева из зева необходимо, если только врач не убедился в своей практике, что чувствительность используемого экспресс-теста на стрептококковый антиген сопоставима с чувствительностью мазка из зева.

Электрокардиограмма и эхокардиограмма: электрокардиограмма и эхокардиограмма показаны при подозрении на болезнь Кавасаки для выявления коронарного артериита, коронарной аневризмы и других сердечно-сосудистых осложнений, таких как миокардит, перикардит, недостаточность клапанов сердца и инфаркт миокарда.Первоначальная эхокардиография должна быть проведена при появлении подозрения на диагноз и снова через 6 недель и 6 месяцев после острого заболевания.

Туберкулиновая кожная проба. Кожные пробы на туберкулез следует проводить пациентам с подострым или хроническим лимфаденитом. У большинства детей, инфицированных M.tuberculosis, туберкулиновая проба является полезным диагностическим инструментом. Туберкулиновая проба с уплотнением более или равным 15 мм указывает на инфицирование M. tuberculosis. Ложноотрицательные результаты могут быть получены у детей младше 6 месяцев, детей с запущенным активным туберкулезом, ВИЧ-инфекции (особенно, если число CD4 <200), сопутствующей вирусной инфекции (например, кори, паротита, ветряной оспы), сопутствующей бактериальной инфекции. (например, коклюш, брюшной тиф, сыпной тиф, бруцеллез) или недавняя вакцинация вирусной вакциной (например, корь, эпидемический паротит) и дети с подавленным иммунитетом.

Неправильное хранение туберкулинового материала и неправильное введение туберкулина (слишком мало туберкулина или слишком глубокая инъекция туберкулина) также могут привести к ложноотрицательным результатам. И наоборот, ложноположительные результаты могут иметь место при предыдущей вакцинации вакциной Бациллы Кальметта-Герена (БЦЖ). Дети с шейным лимфаденитом, вызванным нетуберкулезными микобактериями, такими как M. avium-intracellulare, также могут иметь положительный результат кожной туберкулиновой пробы. Это связано с тем, что препарат очищенного производного белка, полученного из M.tuberculosis, имеет ряд общих антигенов с нетуберкулезными видами микобактерий. Эти реакции туберкулиновой кожной пробы обычно измеряются менее 10 мм уплотнения, но могут измеряться более 15 мм.

Серологические тесты. Серологические тесты на ВЭБ, ЦМВ и ВИЧ следует проводить детям с двусторонним подострым или хроническим шейным лимфаденитом. По показаниям следует проводить серологические тесты на B. henselae, бруцеллез, сифилис, гистоплазмоз, кокцидиоидомикоз и токсоплазмоз.

Тонкоигольная аспирация и посев лимфатического узла: эти процедуры безопасны и надежны для изоляции возбудителя и определения подходящего антибиотика, когда причиной является бактериальная инфекция. Отсутствие улучшения или ухудшения состояния пациента во время лечения антибиотиками является показанием для тонкоигольной аспирации и посева. Весь аспирированный материал следует отправлять как на окрашивание по Граму, так и на кислотостойкое окрашивание, а также посевы на аэробные и анаэробные бактерии, микобактерии и грибки.Если окраска по Граму дает положительный результат, необходимы только бактериальные культуры.

Эксцизионная биопсия: эксцизионная биопсия с микроскопическим исследованием лимфатического узла может потребоваться для установления диагноза, если есть симптомы или признаки злокачественной или нетуберкулезной микобактериальной инфекции, или если лимфаденопатия сохраняется или увеличивается, несмотря на соответствующую терапию антибиотиками, и диагноз остается неизменным. сомневаться. Биопсию следует проводить на самом большом и прочном узле, который можно пальпировать, и удалить узел без повреждений вместе с капсулой.Ткань лимфатического узла следует отправить на гистопатологическое исследование.

Могут ли быть полезны визуализирующие исследования? Если да, то какие?

Визуализирующие исследования не нужны большинству детей с шейной лимфаденопатией. Их следует заказывать, если на это указывают анамнез, физический осмотр или результаты лабораторных тестов.

Рентгенография грудной клетки. Рентгенографию органов грудной клетки следует выполнять при положительном результате туберкулиновой кожной пробы или при подозрении на патологическое состояние грудной клетки, особенно у ребенка с хронической или генерализованной лимфаденопатией.Наиболее частая находка у ребенка с туберкулезом — это первичный комплекс, который состоит из помутнения с внутригрудной или субкаринальной лимфаденопатией без заметного поражения паренхимы. Напротив, у подростков с туберкулезом обычно наблюдаются инфильтраты верхних долей, кавитации и плевральные выпоты.

Ультрасонография. Ультрасонография (УЗИ) — самый полезный метод диагностической визуализации при оценке шейной лимфаденопатии. УЗИ может помочь отличить твердую массу от кистозной массы и установить наличие и степень нагноения или инфильтрации.Цветное УЗИ с высоким разрешением может предоставить подробную информацию о продольном и поперечном диаметре, морфологических особенностях, текстуре и васкуляризации лимфатического узла. Отношение длинной оси к короткой оси более 2 указывает на доброкачественность, тогда как отношение менее 2 указывает на злокачественность. При лимфадените, вызванном воспалительным процессом, интранодальная сосудистая сеть расширена, тогда как при лимфаденопатии, вызванной неопластической инфильтрацией, внутриузловая сосудистая сеть обычно искажена. Отсутствие эхогенных ворот и общая гиперэхогенность лимфатических узлов указывают на злокачественность.

US также может использоваться для проведения биопсии стержневой иглой для диагностики причины шейной лимфаденопатии у пациентов без известных злокачественных новообразований и может избежать ненужной эксцизионной биопсии. К преимуществам УЗИ можно отнести экономичность, неинвазивность и отсутствие радиационной опасности. Потенциальным недостатком является отсутствие абсолютной специфичности и чувствительности в исключении неопластических процессов как причины лимфаденопатии.

Магнитно-резонансная томография. Диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография (МРТ) с отображением явного коэффициента диффузии может быть полезна для дифференциации злокачественных лимфатических узлов от доброкачественных лимфатических узлов и определения твердой жизнеспособной части лимфатического узла для биопсии.Этот метод также позволяет обнаруживать небольшие лимфаденопатии.

Если вы можете подтвердить, что у пациента шейный лимфаденит, какое лечение следует начать?

Лечение шейной лимфаденопатии зависит от основной причины.

Консервативное лечение. В большинстве случаев шейная лимфаденопатия купируется самостоятельно и не требует лечения, кроме наблюдения. Это особенно касается небольших, мягких и подвижных лимфатических узлов, связанных с инфекциями верхних дыхательных путей, которые часто имеют вирусное происхождение.Этим детям необходимо наблюдение через 2-4 недели.

Лечение острого бактериального лимфаденита шейки матки без известного первичного источника инфекции: Лечение острого бактериального лимфаденита шейки матки без известного первичного источника инфекции должно обеспечивать адекватный охват как S. aureus, так и S. pyogenes, в ожидании результатов посева и тестов на чувствительность если необходимо. Подходящие пероральные антибиотики включают клоксациллин (25-50 мг / кг / день, разделенный на 4 приема), цефалексин (25-50 мг / кг / день, разделенный на 2-4 приема), цефпрозил (15 мг / кг / день, разделенный на 2 приема). ) или клиндамицин (8-25 мг / кг / сут, разделенные на 3-4 приема).Курс лечения обычно составляет 10 дней. Антимикробную терапию, возможно, придется изменить после выявления возбудителя до получения клинического ответа на существующее лечение.

Лечение шейного лимфаденита, вызванного S. pyogenes. Благодаря доказанной эффективности, безопасности и узкому спектру антимикробной активности пенициллин остается препаратом выбора при лимфадените, вызванном S. pyogenes, за исключением пациентов с аллергией на пенициллин. Рекомендуемая дозировка пенициллина V составляет 25-50 мг / кг, разделенная на 2 или 3 приема в течение 10 дней.Амоксициллин часто предпочтительнее пенициллина из-за лучшего вкуса суспензии и его доступности в виде жевательных таблеток. Доза амоксициллина составляет 40 мг / кг / сут, разделенная на 3 приема. У пациентов с аллергией на пенициллин используются цефалоспорины узкого спектра действия, такие как цефалексин (25-50 мг / кг / день, разделенные на 2-4 приема) и новые макролиды, такие как кларитромицин (15 мг / кг / день, разделенные на 2 приема) и азитромицин. (10 мг / кг в день 1, а затем 5 мг / кг / день один раз в день) являются приемлемыми альтернативами.

Лечение шейного лимфаденита, вызванного устойчивым к метициллину S. aureus: устойчивый к метициллину S. aureus часто устойчив ко многим видам антибиотиков. В настоящее время препаратом выбора является ванкомицин. Дозировка составляет 40-60 мг / кг / день, разделенная на 3-4 приема внутривенно. Следует рассмотреть возможность пероральной терапии клиндамицином (8-25 мг / кг / день, разделенные на 3-4 приема) или триметоприм-сульфаметоксазолом (8-12 мг триметоприма и 40-60 мг сульфаметоксазола, разделенные на 2 приема), в зависимости от восприимчивости. проверка наличия изолята или, альтернативно, на основе местных образцов сопротивления.

Лечение шейного лимфаденита, связанного с заболеваниями пародонта или зубов: Детей с шейным лимфаденитом, связанным с заболеваниями пародонта или зубов, следует лечить пероральным клиндамицином (8-25 мг / кг / день, разделенные на 3-4 приема) или комбинацией амоксициллина и клавулановая кислота (25-45 мг / кг / день, разделенная на 2 приема), которая обеспечивает покрытие анаэробной флоры полости рта. Требуется направление к детскому стоматологу для лечения основного заболевания пародонта или зубов.

Отсутствие симптоматического улучшения после 72 часов терапии: у большинства пациентов симптоматическое улучшение следует отмечать через 48-72 часа терапии. Аспирацию с помощью тонкой иглы и посев следует рассмотреть, если нет клинического улучшения или если есть ухудшение состояния пациента. Если лимфатический узел колеблется, следует выполнить разрез и дренировать. Отсутствие регресса лимфаденопатии после 4-6 недель терапии может быть показанием для диагностической биопсии.Показания к ранней эксцизионной биопсии для гистологического исследования включают лимфатический узел в надключичной области, лимфатический узел более 3 см, пораженный лимфатический узел у ребенка с историей злокачественных новообразований, а также клинические признаки лихорадки, ночного потоотделения, потери веса, и гепатоспленомегалия.

Лечение детей с ослабленным иммунитетом или детей с токсическими состояниями: детей с ослабленным иммунитетом или детей с токсическими состояниями, а также тех, кто не переносит, не принимает или не реагирует на пероральные препараты, следует лечить нафциллином внутривенно (50-200 мг / сут). кг / день в 4-6 приемов), цефазолин (25-100 мг / кг / день в 3-4 приема), клиндамицин (20-40 мг / кг / день в 3-4 приема) или ванкомицин ( 40-60 мг / кг / сут, разделенные на 3-4 приема).

Лечение туберкулезного лимфаденита шейки матки: текущая рекомендация по лечению изолированного туберкулезного лимфаденита шейки матки — 2 месяца перорального приема изониазида (10-15 мг / кг / день), рифампицина (10-20 мг / кг / день) и пиразинамида ( 20-40 мг / кг / день), затем 4 месяца перорального приема изониазида (10-15 мг / кг / день) и рифампицина (10-20 мг / кг / день). Если возможно, лекарственная устойчивость вызывает беспокойство, пероральный прием этамбутола ( 15-25 мг / кг / день) или стрептомицин внутримышечно (20-40 мг / кг / день) следует добавить к исходным 3 препаратам после консультации со специалистом-инфекционистом до определения лекарственной чувствительности.

Лечение шейного нетуберкулезного микобактериального лимфаденита: Цервикальный нетуберкулезный микобактериальный лимфаденит лучше всего лечить хирургическим иссечением всех явно инфицированных узлов. Разрез и дренаж противопоказаны из-за риска образования пазух и повышенного риска рецидива. Противомикробная терапия не дает дополнительных преимуществ. В недавнем рандомизированном контролируемом исследовании приняли участие 100 детей с шейным нетуберкулезным микобактериальным лимфаденитом, которым проводилось хирургическое удаление (n = 50) или антибактериальная терапия кларитромицином и рифабутином (n = 50) в течение как минимум 12 недель.Основываясь на анализе намерения лечить, показатель хирургического излечения составил 96% по сравнению с 66% в медицинской группе.

Основным осложнением операции является необратимое повреждение лицевого нерва, которое встречается примерно у 2% пациентов. Преходящее поражение лицевого нерва встречается еще у 12%. Таким образом, при определении удаления лимфатических узлов необходимо внимательно рассмотреть расположение шейного лимфаденита. Терапия пероральным кларитромицином (15 мг / кг / день, разделенная на 2 приема) или азитромицином (10 мг / кг в день 1, затем 5 мг / кг / день один раз в день после этого) в сочетании с этамбутолом (15-25 мг / кг / день ) или рифампицин (10-20 мг / кг / день) или рифабутин (10-20 мг / кг один раз в день или периодически 2-3 раза в неделю) могут быть полезными для детей, у которых хирургическое вмешательство невозможно из-за риска повреждения лицевого нерва при неполном хирургическом удалении или при рецидивирующем шейном нетуберкулезном микобактериальном лимфадените.

Какие побочные эффекты связаны с каждым вариантом лечения?

Консервативное лечение

Этот вариант лечения не вызывает побочных эффектов.

Лечение острого бактериального шейного лимфаденита

Побочные эффекты, связанные с пероральным приемом клоксациллина, включают тошноту, рвоту, диарею, псевдомембранозный колит, черный или волосатый язык, кандидоз полости рта, гепатотоксичность, почечную недостаточность, угнетение костного мозга и анафилактоидные реакции / реакции гиперчувствительности.

Побочные эффекты, связанные с пероральным цефалексином, включают боль в животе, диарею, псевдомембранозный колит, суперинфекцию, печеночную недостаточность, гемолитическую анемию, нейтропению, тромбоцитопению и анафилактоидные реакции / реакции гиперчувствительности.

Побочные эффекты, связанные с пероральным приемом цефпрозила, включают тошноту, рвоту, боль в животе, диарею, псевдомембранозный колит, опрелости, головокружение, суперинфекцию, печеночную недостаточность, почечную недостаточность и анафилактоидные реакции / реакции гиперчувствительности.

Побочные эффекты, связанные с пероральным клиндамицином, включают тошноту, рвоту, боль в животе, диарею, псевдомембранозный колит, агранулоцитоз, тромбоцитопению, печеночную недостаточность и анафилактоидные реакции / реакции гиперчувствительности.

Побочные эффекты, связанные с пероральным приемом пенициллина V, включают тошноту, рвоту, диарею, кандидоз полости рта, интерстициальный нефрит, судороги, гемолитическую анемию, положительную реакцию Кумбса и анафилактоидные реакции / реакции гиперчувствительности.

Побочные эффекты, связанные с пероральным амоксициллином, включают тошноту, рвоту, диарею, псевдомембранозный колит, черный или волосатый язык, изменение цвета зубов, кожно-слизистый кандидоз, гемолитическую анемию, угнетение костного мозга, печеночную недостаточность, кристаллурию, возбуждение, головокружение, головную боль и анафилактурию, судороги. / реакции гиперчувствительности.

Побочные эффекты, связанные с пероральным кларитромицином, включают головную боль, тошноту, рвоту, боль в животе, диспепсию, диарею, псевдомембранозный колит, нарушение вкуса, почечную недостаточность, печеночную недостаточность и анафилактоидные реакции / реакции гиперчувствительности.

Побочные эффекты, связанные с пероральным приемом азитромицина, включают анорексию, тошноту, рвоту, боль в животе, диспепсию, диарею, зуд, вагинит и анафилактоидные реакции / реакции гиперчувствительности.

Побочные эффекты, связанные с внутривенным введением ванкомицина, включают гипотензию, сопровождающуюся покраснением кожи, синдромом покраснения шеи или красного человека, лекарственную сыпь с эозинофилией и системными симптомами (DRESS), нейтропению, тромбоцитопению, озноб, лекарственную лихорадку, флебит, грибковую / бактериальную суперинфекцию, Стивенса-Джонсона. синдром и нефротоксичность.

Побочные эффекты, связанные с пероральным приемом комбинации триметоприма и сульфаметоксазола, включают анорексию, тошноту, рвоту, боль в животе, диарею, псевдомембранозный колит, лекарственную лихорадку, агранулоцитоз, апластическую анемию, тромбоцитопению, фульминантную гепатокурозу анафилактоидные реакции / реакции гиперчувствительности.

Побочные эффекты, связанные с пероральным приемом комбинации амоксициллина и клавулановой кислоты, включают диарею, тошноту, рвоту, боль в животе, псевдомембранозный колит, головную боль, черный или волосатый язык, изменение цвета зубов, кожно-слизистый кандидоз, интерстициальный нефрит, кристаллурию, печеночную недостаточность. анемия, агранулоцитоз, тромбоцитоз и анафилактоидные реакции / реакции гиперчувствительности.

Нет симптоматического улучшения после 72 часов терапии

Побочные эффекты, связанные с тонкоигольной аспирацией, включают боль, кровотечение, образование гематом, инфицирование раны и повреждение нижележащих структур.

Неблагоприятные эффекты, связанные с разрезом и дренированием, включают боль, кровотечение, образование гематом, инфекцию раны, рубцевание и повреждение нижележащих структур, таких как лицевой нерв.

Побочные эффекты, связанные с эксцизионной биопсией, включают боль, кровотечение, образование гематом, инфекцию раны, рубцевание и повреждение нижележащих структур, таких как лицевой нерв.

Лечение детей с ослабленным иммунитетом или детей с токсическими состояниями

Побочные эффекты, связанные с внутривенным введением нафциллина, включают боль в месте инъекции, флебит, тромбофлебит, шелушение кожи и некроз тканей с экстравазацией, псевдомембранозный колит, подавление костного мозга, нейротоксичность (высокие дозы) и анафилактоидные реакции / реакции гиперчувствительности.

Побочные эффекты, связанные с внутривенным введением цефазолина, включают боль в месте инъекции, флебит, тошноту, рвоту, боль в животе, диарею, псевдомембранозный колит, кандидоз полости рта, вагинит, лекарственную лихорадку, судороги, почечную недостаточность, печеночную недостаточность, угнетение костного мозга, эозинофилию. тромбоцитоз и реакции анафилактоид / гиперчувствительность.

Побочные эффекты, связанные с внутривенным введением клиндамицина, включают тромбофлебит, гипотензию, остановку сердца (редко), тошноту, рвоту, боль в животе, металлический привкус, диарею, псевдомембранозный колит, агранулоцитоз, тромбоцитопению, печеночную недостаточность / реакции гиперсеафилактоиды.

Неблагоприятные эффекты, связанные с внутривенным введением ванкомицина, включают гипотензию, сопровождающуюся покраснением, синдромом покраснения шеи или красного человека, DRESS, нейтропению, тромбоцитопению, озноб, лекарственную лихорадку, флебит, грибковую / бактериальную суперинфекцию, синдром Стивенса-Джонсона и нефротоксичность.

Лечение туберкулезного лимфаденита шейки матки

Побочные эффекты, связанные с пероральным изониазидом, включают анорексию, тошноту, рвоту, дискомфорт / боль в эпигастрии, печеночную недостаточность, периферический неврит, неврит зрительного нерва, дефицит пиридоксина, приливы крови, тахикардию, летаргию, гинекомастию, лимфаденопатию, гипергликемию, метаболическую ацидоз, метаболическую ацидозу, метаболическую ацидозу сидеробластный, гемолитический или апластический), эозинофилия, тромбоцитопения и анафилактоидные реакции / реакции гиперчувствительности.

Побочные эффекты, связанные с пероральным рифампицином, включают анорексию, тошноту, рвоту, дискомфорт / боль в эпигастрии, изжогу, диарею, псевдомембранозный колит, гриппоподобный синдром, печеночную недостаточность, панкреатит, пемфигоидную реакцию, изменение цвета секрета тела или мочи на оранжевый, окрашивание в оранжевый цвет. контактные линзы, гиперемия, атаксия, нарушение концентрации внимания, лекарственная лихорадка, зуд, подавление костного мозга, миалгия, почечная недостаточность, интерстициальный нефрит и реакции анафилактоидного типа / гиперчувствительности.

Побочные эффекты, связанные с пероральным пиразинамидом, включают недомогание, анорексию, тошноту, рвоту, печеночную недостаточность, артралгию, миалгию, гиперурикемию, интерстициальный нефрит, светочувствительность, угри, лекарственную лихорадку, сидеробластную анемию, тромбоцитопенические реакции и анемию.

Побочные эффекты, связанные с пероральным этамбутолом, включают анорексию, тошноту, рвоту, дискомфорт / боль в эпигастрии, головную боль, головокружение, дезориентацию, неврит зрительного нерва, цветовую слепоту, периферический неврит, печеночную недостаточность, почечную недостаточность, артралгию, гиперурикемию, миокардит, лекарственный перикардит. , лимфаденопатия, лейкопения, тромбоцитопения, эозинофилия и анафилактоидные реакции / реакции гиперчувствительности.

Побочные эффекты, связанные с внутримышечным введением стрептомицина, включают тошноту, рвоту, артралгию, затрудненное дыхание, гипотензию, головную боль, лекарственную лихорадку, парестезию, тремор, нейротоксичность, ототоксичность, нефротоксичность, суперинфекцию, анемию, эозинофилию и реакции анафилактоидной / гиперчувствительности.

Лечение шейного нетуберкулезного микобактериального лимфаденита

Неблагоприятные эффекты, связанные с хирургическим удалением всех явно инфицированных узлов, включают боль, кровотечение, образование гематом, инфекцию раны, рубцевание и повреждение нижележащих структур, таких как лицевой нерв.

Побочные эффекты, связанные с пероральным кларитромицином, включают головную боль, тошноту, рвоту, боль в животе, диспепсию, диарею, псевдомембранозный колит, нарушение вкуса, почечную недостаточность, печеночную недостаточность и анафилактоидные реакции / реакции гиперчувствительности.

Побочные эффекты, связанные с пероральным приемом азитромицина, включают анорексию, тошноту, рвоту, боль в животе, диспепсию, диарею, зуд, вагинит и анафилактоидные реакции / реакции гиперчувствительности.

Побочные эффекты, связанные с пероральным этамбутолом, включают анорексию, тошноту, рвоту, дискомфорт / боль в эпигастрии, головную боль, головокружение, дезориентацию, неврит зрительного нерва, цветовую слепоту, периферический неврит, печеночную недостаточность, почечную недостаточность, артралгию, гиперурикемию, миокардит, лекарственный перикардит. , лимфаденопатия, лейкопения, тромбоцитопения, эозинофилия и анафилактоидные реакции / реакции гиперчувствительности.

Побочные эффекты, связанные с пероральным рифампицином, включают анорексию, тошноту, рвоту, дискомфорт / боль в эпигастрии, изжогу, диарею, псевдомембранозный колит, гриппоподобный синдром, печеночную недостаточность, панкреатит, пемфигоидную реакцию, изменение цвета секрета тела или мочи на оранжевый, окрашивание в оранжевый цвет. контактные линзы, гиперемия, атаксия, нарушение концентрации внимания, лекарственная лихорадка, зуд, подавление костного мозга, миалгия, почечная недостаточность, интерстициальный нефрит и реакции анафилактоидного типа / гиперчувствительности.

Побочные эффекты, связанные с пероральным рифабутином, включают тошноту, извращение вкуса, рвоту, дискомфорт / боль в эпигастрии, отрыжку, метеоризм, кожную сыпь, изменение цвета мочи, лейкопению, тромбоцитопению, головную боль, лекарственную лихорадку, нарушение функции печени, миалгию, затрудненное дыхание, артралгию. гриппоподобный синдром, суперинфекция и реакции анафилактоид / гиперчувствительность.

Каковы возможные исходы шейного лимфаденита?

Прогноз зависит от основной причины.В большинстве случаев это инфекционное происхождение, вторичное по отношению к вирусной инфекции верхних дыхательных путей. Большинство детей с шейным лимфаденитом не нуждаются в специфическом лечении, поскольку болезнь проходит самостоятельно. Их можно безопасно контролировать на предмет спонтанного разрешения увеличенных лимфатических узлов в течение 4-6 недель. При ранней и соответствующей антимикробной терапии полное излечение шейного лимфаденита, вызванного S. pyogenes и S. aureus, является правилом.

Что вызывает это заболевание и как часто оно встречается?

Вирусная инфекция.Наиболее частой причиной является реактивная гиперплазия в результате инфекционного процесса, чаще всего вирусная инфекция верхних дыхательных путей. Цервикальный лимфаденит может быть вызван риновирусом, вирусом парагриппа, вирусом гриппа, респираторно-синцитиальным вирусом, коронавирусом, аденовирусом или реовирусом. Другие вирусы, связанные с шейным лимфаденитом, включают EBV, CMV, краснуху, rubeola, вирус ветряной оспы, HSV, вирус Коксаки и ВИЧ.

Бактериальная инфекция. Бактериальный шейный лимфаденит обычно вызывается S.pyogenes или S. aureus. Анаэробные бактерии (виды Peptococcus, виды Peptostreptococcus, виды Bacteroides) могут вызывать шейный лимфаденит, обычно в сочетании с кариесом зубов или пародонтозом. Стрептококки группы B и Haemophilus influenzae типа b являются менее частыми возбудителями.

B. henselae (болезнь кошачьих царапин), нетуберкулезные микобактерии (M. avium-intracellulare, M. scrofulaceum, M. kansasii, M. haemophilus, M. lentiflavum, M. bovis, M. malmoense, M. florentinum, M.interjectum и т. д.), а Mycobacterium tuberculosis («золотуха») — важные причины подострого или хронического шейного лимфаденита. Редкие причины бактериального шейного лимфаденита включают инфекцию, вызываемую видами Brucella, Corynebacterium diphtheriae, Nocardia brasiliensis, Pasteurella multocida, Treponema pallidum, Francisella tularensis и Leptospira interrogans.

Протозойная инфекция (редко)

T. gondii

Виды Leishmania

Виды трипаносомы

Виды Filaria

Грибковая инфекция (редко)

Candida albicans

Histoplasma capsulatum

Blastomyces dermatitides

Coccidiodes immitis

Aspergillus fumigatus

Криптококк neoformans

Sporothrix schenckii

Как эти патогены / гены / воздействия вызывают болезнь?

Заражающие микроорганизмы обычно сначала поражают верхние дыхательные пути, передние ноздри, ротовую полость или кожу в области головы и шеи, а затем распространяются на шейные лимфатические узлы.Лимфатическая система в области шейки матки служит барьером для предотвращения дальнейшего вторжения и распространения этих микроорганизмов. Микроорганизмы-вредители переносятся по афферентным лимфатическим сосудам к лимфатическим узлам.

Поверхностные шейные лимфатические узлы лежат на вершине грудино-ключично-сосцевидной мышцы и включают переднюю группу, которая лежит вдоль передней яремной вены, и заднюю группу, которая лежит вдоль внешней яремной вены. Глубокие шейные лимфатические узлы лежат глубоко от грудино-ключично-сосцевидной мышцы вдоль внутренней яремной вены и делятся на верхнюю и нижнюю группы.Верхние глубокие шейные лимфатические узлы лежат ниже угла нижней челюсти, тогда как нижние глубокие шейные лимфатические узлы лежат у основания шеи.

Поверхностные шейные лимфатические узлы получают афференты от сосцевидного отростка, тканей шеи, околоушных (преаурикулярных) и подчелюстных узлов. Эфферентный дренаж заканчивается в верхних глубоких шейных лимфатических узлах. Верхние глубокие шейные лимфатические узлы дренируют небные миндалины и подподбородочные узлы. Нижние глубокие шейные лимфатические узлы дренируют гортань, трахею, щитовидную железу и пищевод.

Увеличение узлов происходит в результате пролиферации клеток, присущих узлу, таких как лимфоциты, плазматические клетки, моноциты и гистиоциты, или за счет инфильтрации внешних по отношению к узлу клеток, таких как нейтрофилы. Инфекции, поражающие области головы и шеи, часто встречаются у детей, так же как и шейный лимфаденит в этой возрастной группе.

Другие клинические проявления, которые могут помочь в диагностике и лечении

См. Таблицу I.

Таблица I.
Клинические характеристики Нетуберкулезные микобактерии M. Туберкулез
Возраст 1-4 года Все возрасты (старше 5 лет)
Гонка Преимущественно белый Преимущественно черные или латиноамериканцы
Риск туберкулеза Отсутствует Настоящее время
Конституциональные симптомы Отсутствует Настоящее время
Шейный лимфаденит Обычно одиночные, в подманибулярной области Обычно множественные, двусторонние, в задней шейной или надключичной области
Образование синусового тракта Примерно 10% Редкий
Рентгенограмма грудной клетки Нормальный (97%) Аномальное (20% -70%)
Резиденция село Городской
PPD> 15 мм уплотнения * Необычный Обычный
Ответ на антимикобактериальные препараты Есть

Каких осложнений вы можете ожидать от болезни или лечения болезни?

Осложнения возникают редко, если инфекция лечится должным образом.И наоборот, задержка в установлении диагноза или начале надлежащего лечения может привести к длительному клиническому течению и / или осложнениям, таким как:

Целлюлит (S. pyogenes, S. aureus, анаэробные бактерии)

Бактериемия (S. pyogenes, S. aureus, анаэробные бактерии)

Нагноение и / или образование абсцесса (S. pyogenes, S. aureus, анаэробные бактерии, нетуберкулезные микобактерии, M. tuberculosis)

Образование синусового тракта (нетуберкулезные микобактерии, B.henselae)

Острый гломерулонефрит (S. pyogenes)

Ревматическая лихорадка (S. pyogenes)

Тромбоз яремной вены (очень редко)

Микотическая аневризма сонной артерии (очень редко)

Доступны ли дополнительные лабораторные исследования; даже те, которые не широко доступны?

Использование тестов с полимеразной цепной реакцией для выявления туберкулеза и нетуберкулезных микобактерий в образцах биопсии лимфатических узлов обеспечит гораздо более быстрый результат, чем обычные тесты.Полимеразная цепная реакция — это быстрый и полезный метод для демонстрации фрагментов микобактериальной ДНК. Однако этот тест пока недоступен.

Как можно предотвратить шейный лимфаденит?

Частоту шейного лимфаденита можно снизить за счет своевременного и надлежащего лечения ротоглоточной инфекции, инфекции уха, кожной инфекции в области головы и шеи, а также быстрого и надлежащего лечения кариеса зубов и заболеваний пародонта. Поддержание хорошей гигиены полости рта и личной гигиены, включая правильное мытье рук и правильное питание, — это другие средства уменьшения частоты этого состояния.Избегание переполненных мест, в том числе детских садов, и контакта с людьми с инфекционными инфекциями, такими как инфекция верхних дыхательных путей, стрептококковый фарингит и туберкулез, минимизирует вероятность развития инфекции шейного узла у детей. Другие риски, которых следует избегать, включают следующее:

Контакт с инфицированными животными, птицами и рыбами (болезнь кошачьих царапин, токсоплазмоз, бруцеллез, нетуберкулезные микобактерии, туляремия)

Потребление недоваренного мяса (токсоплазмоз)

Потребление непастеризованного молока или молочных продуктов животных (бруцеллез, нетуберкулезные микобактерии)

Поездка в эндемичные районы (туберкулез, ВИЧ, гистоплазмоз, кокцидиоидомикоз, лейшманиоз)

Какие доказательства?

Кимберлин, Д.В., Брэди, М.Т., Джексон, Массачусетс.«Заболевание, вызванное нетуберкулезными микобактериями». 2015. С. 831-839. («Красная книга» считалась Библией детских инфекционных болезней. Мнения, выраженные в этой книге, являются авторитетными.)

Чан, Дж. М., Шин, Л. К., Джеффри, РБ. «Ультрасонография аномальных лимфатических узлов шеи». Ультразвук Q… об. 23. 2007. С. 47-54. (Обзорная статья, в которой описывается полезность ультразвукового исследования в оценке шейной лимфаденопатии.)

Gosche, JR, Vick, LV.«Острый, подострый и хронический шейный лимфаденит у детей». Semin Pediatr Surg. т. 15. 2006. С. 99-106. (Отличная статья, в которой рассматриваются современные подходы к диагностике и лечению шейного лимфаденита у детей.)

Ким, Б.М., Ким, Е.К., Ян, Висконсин. «Биопсия стержневой иглы под сонографическим контролем шейной лимфаденопатии у пациентов без известных злокачественных новообразований». J Ultrasound Med. т. 26. 2007. С. 585-591. (Ретроспективное исследование, которое показало высокую результативность и точность биопсии стержневой иглой под сонографическим контролем для диагностики причины шейной лимфаденопатии.)

Кубба, Х. «Ребенок с шейной лимфаденопатией». Клин Отоларингол. т. 31. 2006. pp. 433-434. (Отличная статья, предлагающая практические рекомендации по лечению шейной лимфаденопатии у детей.)

Леунг, AK, Дэвис, HD. «Шейный лимфаденит: этиология, диагностика и лечение». Curr Infect Dis Rep. vol. 11. 2009. С. 183–189. (Отличная статья, в которой представлены практические рекомендации по лечению шейного лимфаденита у детей.)

Lindeboom, JA, Kuijper, EJ, Bruijnesteijn van Coppernraet, ES. «Хирургическое удаление по сравнению с лечением антибиотиками нетуберкулезного микобактериального шейно-лицевого лимфаденита у детей: многоцентровое рандомизированное контролируемое исследование». Clin Infect Dis. т. 44. 2007. pp. 1057-1064. (В этом многоцентровом рандомизированном контролируемом исследовании сравнивали хирургическое удаление нетуберкулезного миокобактериального шейно-лицевого лимфаденита у детей с лечением антибиотиками.)

Niedzielska, G, Kotowski, M, Niedzielska, A.«Шейная лимфаденопатия у детей — заболеваемость и диагностика». Int J Pediatr Otorhinolaryngol. т. 71. 2007. С. 51-56. (В этой статье представлен отличный обзор различных диагностических инструментов.)

Copyright © 2017, 2013 ООО «Поддержка принятия решений в медицине». Все права защищены.

Ни один спонсор или рекламодатель не участвовал, не одобрял и не платил за контент, предоставляемый Decision Support in Medicine LLC. Лицензионный контент является собственностью DSM и защищен авторским правом.

Клинические рекомендации: шейная лимфаденопатия

Увеличение шейных лимфатических узлов обычно происходит при вирусных инфекциях. Эти «реактивные» узлы обычно маленькие, прочные и нежирные, и они могут сохраняться от недель до месяцев.

Причины шейной лимфаденопатии

Острый бактериальный аденит характеризуется более крупными узлами > 10 мм, которые болезненны и могут колебаться.Чаще всего они находятся в передней части шеи. Часто наблюдается жар и теплая эритематозная покрывающая кожа. Большинство вызвано золотистым стафилококком или Стрептококк группы А (Strep pyogenes). Сайт входа может быть найден, например, рот или кожу головы. Анаэробные бактерии могут быть связаны с стоматологическими заболеваниями у детей старшего возраста.

Также учтите Болезнь Кавасаки — односторонняя,> 15 мм, болезненные узлы и другие связанные признаки.

Стойкое увеличение лимфатических узлов (> 2 недель) может быть вызвано рядом других состояний:

Атопическая экзема

  • Значительное стойкое воспаление может быть связано с атопической экземой.Эти узлы часто более заметны в задней части шеи и обычно двусторонние.

Инфекции

  • Инфекционный мононуклеоз (ВЭБ), цитомегаловирус — возможно наличие генерализованной лимфаденопатии и гепатоспленомегалии.
  • Mycobacterium avium complex — Аденоапти обычно односторонний, и большинство случаев происходит в возрастной группе до 5 лет. Нежирный, слегка колеблющийся узел, который может быть привязан к нижележащим структурам.Иногда наблюдается фиолетовая окраска вышележащей кожи. Системно хорошо. Обычно без иммунодефицита.
  • Mycobacterium tuberculosis — безболезненные узлы. История воздействия. Системные симптомы лихорадки, недомогания, похудания.
  • Болезнь кошачьих царапин (Bartonella henselae) — болезненные, обычно подмышечные узлы. История кошачьей царапины или лизания за 2 недели до этого. На этом участке может быть папула.
  • Toxoplasma gondii — генерализованная лимфаденопатия.Системные признаки утомляемости или миалгии.
  • ВИЧ

Злокачественность

  • Лимфома — Hodgkins, Non-Hodgkins
  • Лейкемия — ОЛЛ, ОМЛ, ХМЛ,

Ревматологические состояния

  • Ювенильный хронический артрит
  • SLE

Ведение острого аденита

Флуктуантный узел

  • Разрез и дренаж (противопоказан при подозрении на туберкулез, так как может привести к образованию пазух)

Well — пероральные антибиотики на 10 дней, с обзором через 48 часов
Цефалексин 33 мг / кг (макс. 500 мг) перорально TDS
Гиперчувствительность к пенициллину: эритромицин 15 мг / кг (макс. 500 мг) перорально TDS

Новорожденные, нездоровые или неудачные пероральные рецепторы — внутривенно антибиотики

Расследования

Острый аденит

  • Без исследований крови
  • MCS, если разрез и дренаж

Персистирующий аденит (> 2 недель) — рассмотрите следующие

  • FBE / пленка
  • Серология — ВЭБ, ЦМВ, ВИЧ, токсоплазмоз, кошачьи царапины
  • Проба Манту
  • CXR
  • КТ может потребоваться до операции
  • Эксцизионная биопсия

Цервикальный аденит, лечение антибиотиками (детский)

Аденит означает воспаление лимфатического узла.Лимфатические узлы находятся по всему телу и играют важную роль в вашей иммунной системе. Другой термин для этого — лимфаденит. Цервикальный аденит — это воспаление лимфатического узла на шее. . Инфекция во рту, горле, пазухах или других областях головы, лица или шеи может привести к увеличению размера лимфатических узлов на шее, поскольку они борются с инфекцией. Если увеличение вызвано бактериальной инфекцией, это состояние называется бактериальным цервикальным аденитом. Это довольно часто встречается у детей. Но наиболее частой причиной аденита шейки матки у детей является вирусная инфекция горла, носа, носовых пазух или верхних дыхательных путей.

Симптомы бактериального аденита шейки матки включают отек части шеи. Отек может поражать одну или несколько желез и находиться на одной или обеих сторонах шеи, в зависимости от причины. Шея нежная и болезненная на ощупь. Ребенок может быть жарким, раздражительным или суетливым и не заинтересован в еде.

Бактериальный цервикальный аденит обычно лечат антибиотиками. Ребенку также могут дать лекарство от боли и жара. В тяжелых случаях может потребоваться дренирование участков.Бактериальный цервикальный аденит обычно проходит через несколько дней после того, как ребенок начинает принимать антибиотики. У детей младше 5 лет симптомы могут появляться и исчезать с течением времени. Когда аденит шейки матки вызван вирусом, антибиотики не нужны.

Уход на дому

Поставщик медицинских услуг может посоветовать безрецептурные лекарства от боли и лихорадки и другие лекарства для лечения проблемы, вызвавшей инфекцию (например, лекарства для уменьшения заложенности). Следуйте инструкциям врача по назначению этих лекарств вашему ребенку.Если вашему ребенку прописан антибиотик, обязательно попросите его принять его, пока он не исчезнет. Сделайте это, даже если отек пройдет и ребенку станет лучше.

Общий уход

  • Дайте вашему ребенку достаточно времени для отдыха. Планируйте спокойные занятия на несколько дней.

  • Убедитесь, что ваш ребенок пьет много воды и других полезных жидкостей. Обратитесь к лечащему врачу вашего ребенка, если ваш ребенок отказывается есть или пить.

Последующее наблюдение

Последующее наблюдение у вашего поставщика медицинских услуг или в соответствии с рекомендациями.

Когда обращаться за медицинской помощью

Если лечащий врач вашего ребенка не посоветует иное, немедленно позвоните поставщику, если:

  • У вашего ребенка высокая температура (см. Лихорадка и дети ниже)

  • Ваш ребенок продолжает отказываться есть или пить.

  • У вашего ребенка такие симптомы, как отек, боль или болезненность, которые не улучшаются или ухудшаются.

  • У вашего ребенка проблемы с глотанием или дыханием.

  • У вашего ребенка сильная головная боль, боль в задней части шеи или его трудно разбудить.

  • Лимфатические узлы вашего ребенка не уменьшаются в течение следующих 1-2 недель после завершения курса антибиотиков.

Лихорадка и дети

Используйте цифровой термометр, чтобы проверить температуру вашего ребенка. Не используйте ртутный термометр. Цифровые термометры бывают разных видов и применений. К ним относятся:

  • Ректальный. Для детей младше 3 лет ректальная температура является наиболее точной.

  • Лоб (височный). Это работает для детей в возрасте от 3 месяцев и старше. Если у ребенка младше 3 месяцев есть признаки болезни, это можно использовать для первого прохода. Врач может подтвердить ректальную температуру.

  • Ухо (барабанное). Температура в ушах точна после 6 месяцев, но не раньше.

  • Подмышечная (подмышечная). Это наименее надежный вариант, но его можно использовать для первого прохода, чтобы проверить ребенка любого возраста с признаками болезни. Врач может подтвердить ректальную температуру.

  • Рот (оральный). Не используйте термометр во рту ребенка, пока ему или ей не исполнится 4 года.

Осторожно пользуйтесь ректальным термометром. Следуйте инструкциям производителя продукта для правильного использования. Вставьте аккуратно. Пометьте его и убедитесь, что он не используется во рту.Он может передавать микробы через стул. Если вы чувствуете себя плохо с ректальным термометром, спросите у врача, какой тип использовать вместо него. Когда вы разговариваете с любым поставщиком медицинских услуг о лихорадке вашего ребенка, сообщите ему или ей, какой тип вы использовали.

Ниже приведены инструкции, чтобы узнать, есть ли у вашего маленького ребенка лихорадка. Лечащий врач вашего ребенка может дать вам другие номера для вашего ребенка. Следуйте конкретным инструкциям вашего провайдера.

Показания температуры для ребенка в возрасте до 3 месяцев:

Показания температуры для ребенка в возрасте от 3 месяцев до 36 месяцев (3 года):

  • Ректально, лоб или ухо: 102 ° F (38 .9 ° C) или выше

  • Подмышечная впадина: 101 ° F (38,3 ° C) или выше

В этих случаях позвоните в медицинское учреждение:

  • Повторяющаяся температура 104 ° F (40 ° C) ) или выше у ребенка любого возраста

  • Лихорадка 100,4 ° F (38 ° C) или выше у ребенка младше 3 месяцев

  • Лихорадка продолжается более 24 часов у ребенка младше 2 лет

  • Лихорадка, которая сохраняется в течение 3 дней у ребенка в возрасте 2 лет и старше

Острый шейный лимфаденит и инфекции заглоточного и парафарингеального пространств у детей | BMC Болезни уха, носа и горла

Мы включили 75 детей (54 мальчика, 21 девочка), которые были госпитализированы в течение 89 месяцев, и их карты были изучены.Средний возраст составлял 4,2 года, и 83% были моложе 6 лет на момент постановки диагноза (Рисунок 1). Пациенты прошли ультразвуковое исследование (УЗИ) или компьютерную томографию. УЗИ шейки матки прошли 32 пациента (43%). Множественные аномальные лимфатические узлы наблюдались во всех случаях, а образование абсцесса — у 7 детей. Эти абсцессы были диагностированы как шейно-некротический фасциит в 1 случае и гнойный шейный лимфаденит в 4 случаях, один из которых связан с заглоточным абсцессом. Последним 2 пациентам с абсцессом была сделана КТ для дальнейшей диагностики типа абсцесса (заглоточный абсцесс в 1 случае и постстилоидный парафарингеальный абсцесс в другом).Всего 41 ребенку (55%) была проведена КТ с контрастированием; на 31 (76%) снимке предполагалось образование абсцесса. Однако у 2 из этих пациентов окончательный диагноз — острый шейный лимфаденит. В остальных 29 случаях диагноз — заглоточный абсцесс у 11, постстилоидный парафарингеальный абсцесс у 7, гнойный шейный лимфаденит у 10 и шейно-некротический фасциит у 1. Таким образом, окончательный диагноз для всех 75 пациентов — острый шейный лимфаденит у 43 (57%). гнойный шейный лимфаденит у 13 (17%), заглоточные и постстилоидные парафарингеальные абсцессы у 18 (24%) и шейно-некротический фасциит у 1 (1%).Престилоидные парафарингеальные или перитонзиллярные абсцессы за исследуемый период не диагностировались (рис. 2). Хотя эти патологии наблюдались весной (24%), летом (17%) и осенью (23%), они чаще встречались зимой ( 36%) (Рисунок 3). В целом количество случаев ежегодно увеличивалось (Рисунок 4).

Рисунок 1

В исследование включены дети 75 лет с острым шейным лимфаденитом и инфекциями заглоточного и парафарингеального пространств.

Рисунок 2

Частота диагнозов и хирургическое дренирование. ACL: острый шейный лимфаденит; SCL: гнойный шейный лимфаденит; РА: заглоточный абсцесс; ППА: постстилоидный парафарингеальный абсцесс; ХСН: шейно-некротический фасциит. В скобках указаны проценты.

Рисунок 3

Ежемесячная заболеваемость острым шейным лимфаденитом и инфекциями заглоточного и парафарингеального пространств.

Рисунок 4

Ежегодная заболеваемость острым шейным лимфаденитом и инфекциями заглоточного и парафарингеального пространств. Заболеваемость рассчитывалась для каждого года с 2003 (03) по 2010 (10).

Лихорадка, наблюдаемая у 96% детей, была наиболее постоянным клиническим симптомом; В 65 случаях (87%) наблюдался отек шеи, у 34 детей (45%) — кривошея (таблица 1). Среди случаев кривошеи 31 был исследован с помощью КТ с контрастным усилением, что показало, что у 21 пациента (68%) был гнойный шейный лимфаденит или абсцессы заглоточного или постстилоидного парафарингеального пространства.Напротив, 31 (72%) случай острого шейного лимфаденита (n = 43) был диагностирован у детей, у которых не было кривошеи. Гнойный шейный лимфаденит или абсцессы заглоточного или постстилоидного парафарингеального пространства был значительно выше у детей с кривошеей, чем без кривошеи (52,9% против 4,8%, p <0,001).

Таблица 1 Клинико-биологические характеристики 75 детей с острым шейным лимфаденитом и инфекциями заглоточного и парафарингеального пространств

Число лейкоцитов ≥ 15000 / мм 3 , а уровень С-реактивного белка ≥ 50 мг / л у 5/7 детей (71%) с постстилоидным парафарингеальным абсцессом, 8/11 (73%) с заглоточным абсцессом, 18 / 43 (42%) с острым шейным лимфаденитом и 6/13 (46%) с гнойным шейным лимфаденитом (Таблица 1).Остальные биологические данные ничем не примечательны.

В общей сложности у 21 из 44 детей в возрасте ≥ 3 лет были взяты мазки из зева для экспресс-теста на антигены (RADT) для выявления Streptococcus pyogenes ; результаты были положительными у 10 пациентов (48%). Среди детей, перенесших тонкоигольную биопсию, дренаж или посев из горла с мазком с миндалин (n = 17), бактериологический анализ был положительным в 8 случаях (47%), что свидетельствует об инфицировании Staphylococcus aureus (n = 3). или с.pyogenes (n = 2). Другие бактерии включали Serratia marcescens , что позволило предположить диагноз хронической гранулематозной болезни в 1 случае, и Mycobacterium avium в 1 случае, в котором клиническое течение было неблагоприятным, с фистулизацией гнойного шейного лимфаденита. Только в одном образце было обнаружено более одной бактерии, включая Streptococcus mitis , Prevotella buccae , Fusobacterium nucleatum и Eikenella corrodens , которые были ответственны за 1 случай цервикально-некротического фасциита (Таблица 2).

Таблица 2 Микробиологические данные после тонкой биопсии пункционной аспирационной биопсии , хирургический дренаж или мазок с миндалин

Серологические тесты для диагностики вируса Эпштейна-Барра (EBV), цитомегаловируса (CMV), токсоплазмоза или «болезни кошачьих царапин» в нашем исследовании выполнялись редко. Серологический анализ на ВЭБ (n = 28) был положительным в 1 случае, серологический анализ на ЦМВ (n = 18) был положительным в 1 случае, тогда как серология на болезнь кошачьих царапин (n = 14) продемонстрировала 1 недавнее инфекционное воздействие.Тонкоигольная аспирационная биопсия выполнена у 8 из 75 детей (11%).

В общей сложности 27 детей (36%) получали пероральную антибактериальную терапию амбулаторно до госпитализации. Во время госпитализации всем детям проводилось консервативное лечение — внутривенное введение антибиотиков. Антибиотики были разнообразными и включали амоксициллин плюс клавулановую кислоту или цефалоспорин третьего поколения, отдельно или в сочетании с различными лекарствами, такими как аминогликозид, метронидазол, клиндамицин, фосфомицин, ванкомицин или рифампицин.В общей сложности у 55 детей (73%) лихорадка наступила после третьего дня приема антибиотиков. 8 детей (11%) с неблагоприятным клиническим, биологическим и рентгенологическим течением на фоне приема антибиотиков сочли необходимым лечение хирургическим дренированием (рис. 2). Дренирование выполнено для 2/11 заглоточных абсцессов (18%), 1/7 постстилоидных парафарингеальных абсцессов (14%) и 5/13 случаев гнойного шейного лимфаденита (38%). Четверо из 8 пациентов (50%), которым было выполнено хирургическое дренирование, были моложе 2 лет (n = 23), поэтому 17% детей в возрасте до 2 лет подверглись хирургическому дренированию.

На момент выписки все дети были здоровы, и в 44% случаев были запланированы контрольные визиты у ЛОР-специалиста и в 35% случаев у педиатра. Только 11% приходили на прием как к ЛОР, так и к педиатру. К сожалению, 55% детей были потеряны для наблюдения. Для остальных 45% все имели благоприятный исход, за исключением 1, у которого была фистулизация и положительный бактериологический анализ на M. avium .

Шейный лимфаденит, определяемый как острое симптоматическое увеличение шейных лимфатических узлов, является распространенной проблемой у детей всех возрастов.Большинство случаев шейного лимфаденита у детей проходят самостоятельно, и их можно безопасно контролировать на предмет спонтанного разрешения в течение 4-6 недель. Наше исследование в условиях больницы показывает, что мальчики, по-видимому, в основном страдают от этих инфекций, даже с учетом всех диагнозов. Этот вывод согласуется с литературными данными, хотя четкого объяснения предложено не было [5]. Кроме того, большое количество детей с острым шейным лимфаденитом, гнойным шейным лимфаденитом или инфекцией заглоточного или парафарингеального пространства были младше 6 лет.Такая высокая частота согласуется с данными литературы [6] и может быть объяснена увеличением числа носоглоточных и ротоглоточных инфекций в этом молодом возрасте. Инфекции носоглотки и ротоглотки могут легко распространяться на заглоточные лимфатические узлы через лимфатический кровоток, что приводит к заглоточным и постстилоидным парафарингеальным абсцессам. Шейные лимфатические узлы с возрастом постепенно атрофируются, что с возрастом снижает этот тип инфекции [2, 3, 7]. В нашем исследовании мы не регистрировали никаких престилоидных парафарингеальных или перитонзиллярных абсцессов, возможно, из-за редкости этих инфекций у детей.

Увеличение заболеваемости этими инфекциями в январе, феврале и марте (36%) может быть объяснено большей сезонной частотой ЛОР-инфекций у детей. Lander и др. . сообщили об аналогичном увеличении как зимой, так и весной [5]. В нашем исследовании частота этих инфекций была самой низкой в ​​июле, августе и сентябре и промежуточной в весенние и осенние месяцы. Если рассматривать частоту этих патологий в течение нескольких лет, то в период с 2003 г. по май 2010 г. заболеваемость продемонстрировала глобальную тенденцию к увеличению.Однако он оставался неизменным при рассмотрении только заглоточных и постстилоидных парафарингеальных абсцессов. Литература неоднозначна в этом отношении: одни исследования сообщают о повышении частоты абсцессов шеи [7, 8], а другие не показывают этого увеличения, особенно в Соединенном Королевстве [9].

Клинически наличие кривошеи было наиболее значимым симптомом, указывающим на диагноз абсцесса. Этот вывод согласуется с исследованием Пелаз и др. ., которые также считали кривошея наиболее важным клиническим признаком ранней диагностики абсцесса [10]. Некоторые исследования предполагают, что КТ особенно чувствительна (81%) для диагностики заглоточного абсцесса, но недостаточно специфична (57%) [3], чтобы отличить заглоточный абсцесс от простого шейного лимфаденита [11]. Таким образом, мы и другие предполагаем, что клинические признаки должны быть преобладающим фактором при принятии такого решения. Хотя одной компьютерной томографии может быть недостаточно для принятия решения о хирургическом дренировании, определение топографической локализации абсцесса по отношению к другим структурам имеет важное значение при планировании хирургического дренирования [12].Кортни и др. . сообщили об обширном использовании УЗИ для исследования шейного лимфаденита (89%), но этот тест оказал лишь незначительное влияние (10%) на выбор лечения [13]. Мы предлагаем ограничить использование УЗИ шейки матки только подтверждением гнойного лимфаденита перед тонкоигольной аспирацией.

В нескольких исследованиях сообщалось о важности получения образцов для бактериологического тестирования. Другие показали, что культуры из хирургического дренажа заглоточных и парафарингеальных абсцессов были преимущественно положительными на S.aureus по сравнению с S. pyogenes [6, 14]. Coticchia и др. . сообщили, что у детей младше 1 года 79% были инфицированы S. aureus по сравнению с 6% стрептококками группы А. У детей ≥ 1 года 29% были инфицированы Streptococcus группы A по сравнению с 16% — S. aureus [14]. В нашем исследовании для бактериологического тестирования было получено только 8 образцов, и результаты показали преобладание S. aureus и S. pyogenes . RADT была проведена у 21 ребенка старше 3 лет и почти в половине случаев была положительной.Поскольку RADT — неинвазивная и легко выполняемая процедура, и, несмотря на тестирование исключительно на Streptococcus , этот тест может способствовать диагностике при наличии острого тонзиллита при клиническом обследовании.

Niedzielska et al . [1] сообщили, что этиология шейного лимфаденита редко бывает вирусной. В нашем исследовании серологическое тестирование проводилось редко. Gosche и др. . [15] предложили исследовать шейный лимфаденит с использованием алгоритма, в котором серологическое исследование рассматривается вторично при наличии симптоматического шейного лимфаденита с отрицательными культурами и без ответа на терапию антибиотиками.Следовательно, серология (на ЦМВ, ВЭБ, токсоплазмоз или болезнь кошачьих царапин) может быть полезной в качестве второй линии тестов для невоспалительных случаев лимфаденита.

В нашем исследовании все пациенты получали антибиотики внутривенно, и лишь небольшому числу пациентов было выполнено хирургическое дренирование. При таком подходе только у одного ребенка за время наблюдения был рецидив гнойного шейного лимфаденита и свищей ( M. avium ). Первоначальное эмпирическое лечение должно использоваться избирательно, с учетом ранее описанных данных фармакокинетики и фармакодинамики, штаммов устойчивости и клинических данных патогенов, которые, как известно, вызывают инфекции заглоточного и парафарингеального пространств у детей ( S.aureus , S. pyogenes и анаэробные бактерии). Первоначальная антибактериальная терапия заключается в парентеральном введении высоких доз амоксициллин-клавулановой кислоты, как в недавних французских рекомендациях [16]. Использование цефалоспоринов третьего поколения с антианаэробными препаратами, такими как метронидазол или клиндамицин, должно быть связано. Однако цефалоспорины должны быть терапией второй линии (в случае аллергии на пенициллин или тяжелых инфекций) из-за потенциального выбора ESBL Enterobacteriaceae. После этой работы мы написали документ под названием «antibio-guide», который включает протокол лечения ЛОР-инфекций.

Оптимальное лечение детей с заглоточными и парафарингеальными абсцессами все еще остается предметом дискуссий. Некоторые группы, в том числе наша, предпочитают начальный короткий период внутривенной антибиотикотерапии с последующим назначением пероральных антибиотиков, как только пациент станет клинически лучше [3, 7, 10, 17]. Другие связывают хирургическое дренирование и внутривенную терапию антибиотиками при заглоточных абсцессах с диаметром> 2 см на КТ [2]. Луу и др. . показали, что, несмотря на внутривенное введение антибиотиков во всех случаях острого лимфаденита, 21% по-прежнему нуждались в хирургическом дренировании.Такое высокое число может быть объяснено тем, что у 7% пациентов не наблюдается шейного лимфаденита, а скорее лимфаденит подмышечной или паховой области, которые, как известно, представляют собой риск хирургического дренирования [6].

Некоторые ограничения в нашем исследовании включают ретроспективный дизайн и одноцентровую площадку. Число госпитализированных пациентов было небольшим и ограничивалось педиатрическим отделением, что может объяснить отсутствие перитонзиллярного абсцесса. Кроме того, время и показания к операции оставались на усмотрение лечащего ЛОР-специалиста.Что касается использования антибиотиков, у нас не было конкретного протокола; выбор антибиотика оставался на усмотрение лечащего врача. Однако выбор исходного антибиотика обычно рассматривался многопрофильным персоналом, и возбудитель, вызывающий заболевание, был изолирован у большинства пациентов, перенесших хирургическое дренирование. Более того, мы не смогли глубоко изучить взаимосвязь между сезоном и распространенностью инфекций из-за небольшого количества пациентов в каждой группе. Наконец, мы могли дифференцировать острый шейный аденит и инфекции заглоточного и парафарингеального пространств, как и в предыдущих исследованиях [1, 7, 10].

Приведенные здесь данные позволяют улучшить лечение в этих случаях. Они также предполагают, что благоприятный клинический результат может быть достигнут без хирургического вмешательства. Тем не менее, операция может быть показана, и мы верим в тесное сотрудничество между ЛОР-специалистами и педиатрами для оптимизации сроков операции.

Кроме того, во время выписки необходимо организовать повторную консультацию с участием ЛОР и педиатра, так как наши данные подчеркивают сложность проведения последующего наблюдения и обеспечения соблюдения (55% потеряно для наблюдения) .Что еще более важно, мы считаем, что проявление шейного лимфаденита, связанного с лихорадкой и кривошеей, требует немедленного обследования шеи и основания черепа с помощью КТ с контрастным усилением для выявления абсцесса, оценки окружающих сосудов и поиска тромбоза сосудов.

Произошла ошибка при настройке пользовательского cookie

Произошла ошибка при настройке пользовательского cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности.Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.

Настройка вашего браузера для приема файлов cookie

Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее частые причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки своего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались.Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, используйте кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie.Вы должны отключить приложение при входе в систему или уточнить у системного администратора.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Чтобы предоставить доступ без файлов cookie потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.

Что сохраняется в файлах cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файле cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта. Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

шейных масс | Бостонская детская больница

Что такое масса шеи?

Большинство новообразований на шее у детей представляют собой доброкачественные увеличенные лимфатические узлы, вызванные инфекцией или воспалением. Образования шеи редко бывают злокачественными. Некоторые образования шеи передаются по наследству.

Какие бывают образования на шее у детей?

Лимфаденопатия / Лимфаденит

Увеличенные лимфатические узлы, также известные как лимфаденопатия, очень часто встречаются у детей.Они могут появляться на одной или обеих сторонах шеи и, как правило, протекают бессимптомно (без сопутствующих признаков или симптомов), кроме их наличия. Реже лимфатические узлы могут быстро увеличиваться в размере, вызывая боль и болезненность. У вашего ребенка может быть лихорадка и другие признаки инфекции верхних дыхательных путей. Такое острое воспаление, известное как лимфаденит, указывает на бактериальную инфекцию, которая часто требует лечения антибиотиками.

Увеличенные лимфатические узлы иногда могут быть признаком более серьезных проблем, если они:

  • больше 2.Диаметром 5 см
  • встречаются у младенцев и очень маленьких детей
  • находятся выше ключицы (ключицы) у подростков и молодых людей
  • кажутся прикрепленными к вышележащей коже без воспаления
  • возникают при потере веса, сильной усталости или других симптомах хронического заболевания

Новообразования (опухоли) шеи

К счастью, опухоли головы и шеи у детей встречаются редко. Опухоли в области шеи могут возникать из лимфатических узлов (лимфомы Ходжкина и неходжкинские лимфомы), из мышц и мягких тканей шеи (рабдомиосаркома и другие саркомы) или из эндокринных и слюнных желез шеи (новообразования щитовидной железы и околоушные новообразования. ).

Если врачи вашего ребенка обеспокоены, они могут назначить диагностическое обследование, включая биопсию. Эта биопсия может включать удаление всей опухоли, небольшого кусочка новообразования или пункционную аспирацию.

Врожденные образования шеи

Некоторые дети рождаются с массами, которые могут появиться при рождении или в любое время в детстве. Они известны как врожденные образования шеи. Иногда внезапное появление врожденного образования связано с вторичной инфекцией или травмой. Часто врожденное образование на шее появляется постепенно и выявляется педиатром при обычном осмотре.

Врожденные новообразования на шее доброкачественные (не злокачественные). Однако, в зависимости от их размера и местоположения, они потенциально могут мешать еде, питью, дыханию или движению шеи. Большие они могут повлиять на внешний вид ребенка.

Существуют различные типы врожденных новообразований шеи, в зависимости от их расположения.

Врожденные новообразования шеи по средней линии

Врожденные образования средней линии шеи включают кисты щитовидно-язычного протока, дермоидные кисты и дупликационные кисты передней кишки.Киста щитовидно-язычного протока — это образование или уплотнение в передней части шеи, которое образуется из остатков щитовидной железы, заполненных жидкостью. Иногда щитовидная железа развивается в ненормальном положении; это состояние называется эктопией щитовидной железы. В центре шеи могут образовываться дермоидные кисты. Другой тип кисты, известный как киста удвоения передней кишки, может образовываться из тканей, обычно обнаруживаемых в желудочно-кишечном тракте или легких.

Врожденные образования передней боковой поверхности шеи

Эти образования, которые возникают с обеих сторон шеи, включают кисты жаберной щели, дермоидные кисты и кисты тимуса.Кисты жаберной щели могут возникать в любом месте от линии челюсти до ключицы. На боковой поверхности шеи могут образовываться дермоидные кисты. Кисты тимуса образуются из остатков вилочковой железы. Иногда может остаться часть самой вилочковой железы; это называется эктопическим тимусом.

Широкий спектр врожденных сосудистых аномалий также может возникать как в передней, так и в задней части шеи. Сосудистые аномалии широко делятся на две категории — гемангиомы и сосудистые мальформации. Лимфатические сосудистые мальформации — наиболее частая сосудистая аномалия, формирующаяся в области шеи.

Как мы ухаживаем за опухолью шеи

Хирурги отделения отоларингологии и улучшения коммуникации Детской больницы Бостона и отделения хирургии обладают опытом диагностики и лечения новообразований шеи. Наши хирурги тесно сотрудничают с онкологами и лучевыми терапевтами в рамках программы хирургии головы, шеи и основания черепа.

.