Разное

Ненависть к школе: 10 и еще одна причина ненависти к школе — Психологические вопросы в школе — Преподавание — Образование, воспитание и обучение

Содержание

Ненависть к школе: можно ли ее побороть?

Неприязненное отношение к школе и к обучению в этом учреждении далеко не новость. Это свойственно практически всем детям, особенно если у них имеются сложности с каким-то предметом. Редко кто из школьников любит посещать школу и с радостью просыпается утром буднего дня. Обычно это отличники, причем по призванию, а не по настоянию родителей. Остальные или молча терпят несколько часов в первой половине дня или норовят прогулять нелюбимые уроки. Но иногда у ребенка возникает не просто неприязнь или нелюбовь, но самая настоящая злоба. Он искренне ненавидит все, что связано с учебой. Почему такое происходит и с чем это связано?

Причины ненависти ребенка к школе
  1. Ребенка не принимают в классе или травят. Типичный буллинг, когда толпой кидаются на одного. Очень характерно это показано в старом фильме «Чучело». Из-за этого девочка была вынуждена не просто уйти из школы, но и вообще уехать из города. Это только со стороны кажется, что в любом классе имеется изгой, не вписавшийся в коллектив из-за вздорного и неуживчивого характера. Но оказаться на месте последнего не хочется никому. Неудивительно, что несчастный старается придумать уважительный повод для пропуска занятий. Ведь в этом случае над ним хотя бы не станут издеваться.
    2. У ребенка конфликт с учителем. Такое тоже бывает, причем нередко. Хотя со стороны педагога ссориться с несовершеннолетним учеником глупо, но иногда разногласия действительно есть и весьма серьезные. И их корень вовсе не в предмете, по которому учитель дает знания, а в личных взаимоотношениях.

К сожалению, многие родители предпочитают занимать позицию невмешательства, мол, ребенок сам должен решать собственные проблемы, приучаться к вступлению во взрослую жизнь. Но это приводит к совершенно противоположному результату, потому что противостоять силе, порой не интеллектуальной, а физической невозможно. Школьник понимает, что папе с мамой на него наплевать, они не помогут и не поддержат. Это формирует в его голове неправильные представления о семье. После этого родители могут не рассчитывать на его понимание. Он ответит им, мол, решайте свои проблемы сами.

Наиболее оптимальным выходом из сложившейся ситуации будет диалог как с ребенком, так и со школой в лице директора, завуча и классного руководителя. Эти люди имеют высшее педагогическое образование, следовательно, отлично разбираются в возрастной психологии и знают, какие решения принимать и на какие рычаги давить. Возможно, придется сменить учебное заведение, если там запущенный случай, например, слишком проблемный класс с трудными

подростками из неполных или неблагополучных семей. Главное, чтобы ребенок чувствовал родительскую поддержку и понимал, что отец и мать всегда на его стороне. Да, он не обязан любить школу, но совместными усилиями можно сделать так, чтобы ему там было не страшно.

Ненависть к школе и любовь к знаниям. Как школа культивирует первое и убивает второе

Студентка Софья Киршенбаум признаётся, что была безмерно счастлива, когда окончила школу. Она рассказывает, как в её школе не уважали учеников, а учителя требовали полного повиновения.

Главное и полезное за неделю в рассылке «Мела»

Сентябрь. Серое утро, холодный дождь стучит по жёлтым листьям и разноцветным зонтам прохожих, спешащих кто куда. Я радостно шагаю в университет и смотрю на бедных, грустных школьников. И я понимаю их грусть. Школу, честно говоря, я просто ненавидела. И не только я, а приблизительно 85% моего класса. И не только моего, такая тенденция в принципе уже стала нормой.

Реалии таковы, что ненавидеть школу, учителей — норма. Ненавидеть, унижать, оскорблять учеников — норма. И всех всё устраивает. Ну как, не всех конечно, но и действий особых никто не предпринимает.

Я окончила школу больше года назад. И сказать, что я счастлива, это ничего не сказать. Сейчас я могу позволить себе не оправдываться за то, как я одеваюсь, могу, простите, послать куда подальше за оскорбления или просто заигнорить неприятную мне личность. Могу, о боже, интересоваться тем, что действительно интересно и нужно, а не готовиться к тесту по мировой художественной культуре, пытаясь лихорадочно запомнить архитектурные особенности строения куполов в разных храмах и церквях. В школе это было невозможно, нас учили, потому что «план», потому что «надо». А кому надо и зачем — это вообще никого никогда не интересовало в школе

Но это ещё можно понять. Всё-таки кто его знает, когда могут пригодиться те или иные знания. Лишними они могут и не быть.

Гораздо более серьёзная проблема на сегодняшний день — это пресловутая уравниловка. Всех под одну гребёнку. Главная задача — это сделать всех одинаково неуверенными в себе, послушными, как любят говорить — равными. Как можно больше правил и как можно меньше вопросов, больше дисциплины, больше патриотизма, больше выравнивания.

Сегодняшняя школа больше похожа на тюрьму, а не на второй дом или храм знаний

Навсегда запомню наши школьные линейки в спортзале, каждую пятницу в 8.30: сначала гимн, а потом 40 минут бреда из уст директрисы. Иногда директриса вдруг понимала, что её не слушают, и тогда начинался боевик. Вызывался один человек, который чем-то не угодил Всея Школы, в основном это были девочки с неприбранными волосами или мальчики без галстуков. И, вот представьте, стоит вся школа, все ученики, все учителя и один хрупкий ученик в середине спортзала, а на него железным голосом сыпятся вопросы с интонацией, которую нечасто на допросе применяют. По сути публичное унижение, выговор, педсовет, как хотите назовите. Чем не мотивация для ученика на весь день, а?

Или вот ещё интересная история из жизни: нас в школе не пускали в столовую, чтобы купить сок и булочку, потому что волосы не убраны в хвост. На входе в столовую стояли дежурные учителя и буквально могли вытолкнуть тебя за дверь. И аргументы по поводу того, что я по сути являюсь покупателем и на меня нормы для поваров по поводу внешнего вида при приготовлении пищи как бы не распространяются, не помогали.

Отправляли домой за «не тот фасон брюк», «рубашка не того цвета». Технички вставали грудью перед выходом из школы, если ты вдруг по женским причинам собралась быстро добежать до аптеки или магазина.

Отправляли к директору и завучу за социальные сети, за нелестные высказывания о школе, за своё мнение на уроках, за вопросы о том, почему на уроках обсуждается политическая ситуация в стране, а не тема этого самого урока.

Единственное воспоминание о школе, которое у меня есть, — это перманентное чувство беспомощности

Тебя не слушают и не слышат, ну а единственное, что ты реально можешь сделать, — это не слушать и не слышать в ответ. Между учениками и учителем пропал диалог, хотя его, возможно, не было никогда. Отношения между учителями и учениками в России построены на принципе псевдоиерархии и теоретическом уважении друг к другу. Просто по-человечески отнестись к своим ученикам выходит не у всех. Многие требуют не уважения, а буквально повиновения. А в случае неповиновения — родителей к директору, живо!

Так что о каком, чёрт побери, образовании идёт речь? Есть лишь его имитация. Если бы только усилия, которые тратят на поддержание школьной формы, направлялись на образовательный процесс, на то, чтобы сделать уроки интересными, на поддержание комфорта в обучении, может, стало бы меньше историй о стрельбе в школах, школьниках, отчисленных за значки от Навального, и может, дети перестали бы говорить «Мама, я не хочу идти в школу. Мне там плохо».

Почему дети ненавидят школу так часто

Школа вызывает много чувств и эмоций как у детей, так и у их родителей. И это нормально, т.к. школа – это то место где ребенок сталкивается с перв

ыми трудностями, с коллективом, учителями и т.п. Там случаются его первые победы и поражения. 

Однако эти эмоции и чувства не вызывают беспокойств до тех пор, пока, они не переходят в критическую точку. В ту точку где ребенок не хочет идти в школу или даже ненавидит ее. В этой статье рассмотрим вопрос: почему дети ненавидят школу?

Вопрос не простой, т.к. на него может быть множество ответов, ведь причин для этой ненависти много.

Но для начала давайте остановимся на самом чувстве ненависти.

Мы знаем, что ненависть довольно интенсивное чувство, мы ощущаем его, как говорится, всеми фибрами души. Также это деструктивное переживание, то есть я хочу уничтожить то, что я ненавижу. Так что мы можем заключить, что чувство ненависти может сопровождаться эмоциями отвращения (я хочу, чтобы этого не было) и злости (я хочу это уничтожить). По крайней мере это наиболее выраженные эмоции.

Еще важное замечание, что ненависть всегда направленна на какой-то объект (человек, группа лиц, неодушевленному предмету, явлению). Эти знания помогут нам приблизиться к ответу на вопрос почему дети ненавидят школу?

Итак, приложим наши знания к жизни. Попробуем связать направленность ненависти и школу.

Ненавидеть можно человека. Это может быть учитель либо одноклассник, либо любой ребенок из школы.

1. Группа лиц. Это одноклассники, либо другой класс.

2. Неодушевленный предмет. Здесь сложнее. Ребенку может не нравится его одежда, рюкзак, тетрадки, может не нравится кабинет или пары и т.п. Хочется сказать, что данные неудобства обычно не доводят ребенка до ненависти, т.к. их легче всего исправить.

3. Явления. Это сам процесс посещения школы, подъем, дорога до школы, уроки, перемены и т.п.

Теперь можно поговорить о том, что же можно сделать, чтобы помочь ребенку с этим непростым переживанием.

  • Во-первых, вам нужно понять, что именно в школе вызывает ненависть у вашего ребенка (см. направленность ненависти).
  • Во-вторых, нужно понять, что ненависть возникает тогда, когда ребёнок долго сдерживал какую-то эмоцию, направленную на объект.

После нужно помочь ребенку выразить эту эмоцию. Предложить написать гневное письмо учителю (не отправлять), рассказать, как вам сложно вставать по утрам, дать ребенку поныть при этом, оставаясь с ним рядом, можно поныть вместе, только не превращайте это в соревнование. На курсе «Компас эмоций» мы учим ребят распознавать и проживать свои сильные эмоции безопасно для себя и других,. Такие групповые занятия помогают детям в безопасной среде научиться разбираться в своих переживаниях и справляться с ними. 

По возможности исправить то, что вызывает эти эмоции.

Чаще всего эмоциональное отреогирование ребенка снижает накал и ненависть становится уже не такой большой, появляются мысли, что можно сделать по-другому. А иногда вопрос почему дети ненавидят школу решается сам собой.


Почему дети начинают ненавидеть школу уже к 5 классу? | Большая 7 — Я

Всем привет! Поделюсь небольшими наблюдениями в отношении школьного образования. Друзья, вы никогда не задумывались над тем, почему дети (не все) так сильно не любят ходить в школу, учить уроки и так далее? Почему у одних детей нелюбовь появляется уже с первого класса, а остальные «подтягиваются» ближе к переходу в старший корпус? Давайте немного порассуждаем!

Почему дети начинают ненавидеть школу уже к 5 классу?

Наша система образования построена таким образом, чтобы ребёнок уже к пятому классу был чуть ли не профессором (перегнул немного). Нагрузка с первых классов просто запредельная 6-7 уроков, куча предметов, факультативы и это всё без учёта спортивных секций и репетиторов. А где же детство у ребёнка?

Социализация — это круто, но жить то ему, когда начинать? Да, не спорю, мы все варились в этой каше, но я также как и большинство, при переходе в старшие классы, стал просто ненавидеть школу. А это было извините меня, ещё в 90-е годы. Тогда, когда ещё система образования была нормальной и всё работало как часы.

Сегодня нагрузка в школе распределена вообще не пойми как. В какие-то дни уроков и домашних заданий столько, что хоть головой об стенку бейся. А в какие-то дни в школе, вообще, можно не появляться.

Обратим внимание на предметы с 1 по 5 класс

Русский язык, литературное чтение, иностранный язык, окружающий мир, основы духовно-нравственной культуры народов России, музыка, изобразительное искусство, технология, физическая культура. В пятом классе дополнительно включены: информатика, ОБЖ, биология, география, природоведение, всеобщая история. Вау! Не очень ли круто для маленьких детей? Разнообразие предметов, повышенная нагрузка в школе + выполнение домашних работ. Уверен, что не всем по душе такая жизнь. А с другой стороны, куда деваться-то?

Почему дети начинают ненавидеть школу уже к 5 классу?

Как обстоят дела в других странах?

Давайте посмотрим на опыт других стран, например, США, где дети учатся с удовольствием и стремятся всеми силами попасть в лучшие высшие учебные заведения ещё со школьной скамьи. С 6 класса живут идеей быть зачисленным в лучшие учебные заведения страны даже на платное обучение, которое стоит от 20 000 долларов США в год и выше (зависит от рейтинга учебного заведения и специальностей).

Как выглядит система среднего образования в США. Государственные школы (public school) — бесплатные (на шторы и ремонт там никто не собирает). Образование делится на три этапа: начальная школа (elementary school) от 5 до 11 лет, средняя школа (middle school) с 11 до 14 лет и старшая школа (high school) от 14 до 18 лет.

В начальной школе преподают лишь арифметику, чтение и письмо. Естественные и общественные науки почти не дают. Начиная с 6 класса, вводится перечень обязательных предметов (математика, английский язык, физкультура, искусство, естественно-научные предметы), а также предметы на выбор (журналистика, риторика, театральное искусство, технологии и так далее). Вот как бы отлично, по моему мнению.

Старшая школа (9-12 класс) нацелена на поступление в вузы. Предметов становится больше (от агротехники до 3D моделирования и дизайна). Есть в школах и 13-й класс (Advanced Placement Programme) – обучаются те, кто хочет глубже изучить предметы, по которым планируется специализация в университете. А далее зачисляются сразу на второй курс.

Разница в системах образования современной России и США колоссальная. Если уж всё так плохо стало в нашей стране с образованием и мы перенимаем опыт других стран, то почему бы не взять всю структуру образования целиком? Где детей не напрягает учёба, пока они не подрастут мозгом. Я просто не знаю, как ещё назвать этот период детства, когда ну вообще не до учёбы.

В США дети учатся в школах и университетах с удовольствием. Не зря ведь в этих странах самые лучшие учебные заведения мира, самая высокая оплата труда и лучшие технологии в обучении и в других сферах деятельности. Никто не задумывался почему?

Как вы думаете, будет ли в наших странах подобная образовательная система? Насколько хорошо она подходит нашему менталитету? Пишите комментарии, друзья. Если оцените статью лайком и подпишитесь на канал, то вам плюс к вашей карме)).
Всем отличных выходных и хорошего настроения!
Информация о системе высшего образования в США была получена с этого сайта

Мученик зубрежки

Дети ненавидят школу заслуженно.
Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА

«Всем понятно, что ты – даун»

Ненависть к школе находит большой выплеск в Интернете. Блогер Анатолий Глотских пишет, что «учителя – отборные садисты, которым нравится унижать детей», а фраза: «Садись, два!» – издевательство, так как она «предполагает унижение и запугивание будущими проблемами, а для некоторых это как приговор к расстрелу дома». Елена Вершинина из гимназии в подмосковном Королеве рассказывает «НИ», что когда в их престижную школу пришел новенький и написал работу по русскому языку на «неудовлетворительно», то учитель на весь класс сказал: «У меня даже к тебе претензий нет, тут всем понятно, что ты – даун». Понятно, какие чувства испытывал в этот момент ученик.

Школьный психолог Анастасия Пахомова заявила «НИ», что ненавидят школу не только те, кто плохо учится, но и обостренно чувствующие свою несвободу: «В обществе сегодня можно быть в оппозиции к власти. Дети по примеру взрослых ставят себя в оппозицию школе и родителям». Плохо, по словам психолога Пахомовой, чувствуют себя в школе также дети с высоким уровнем интеллектуального развития: «На занятиях им скучно».

По данным опроса компании SuperJob, самая частая причина ненависти детей к школе – конфликты с одноклассниками. Так считают более четверти респондентов (26%). Еще 20% уверены, что «детей унижают учителя, которые отказываются видеть в школьниках личности», а 13% полагают, что в ненависти к школе виноваты родители, которые «заставляют детей учиться на «отлично», превращая их жизнь в ад». Примечательно, что лентяями ненавидящих школу считают лишь 16% опрошенных. По мнению всех остальных респондентов, причина ненависти к школе кроется не в ребенке, а в чем-то еще.

Личностная неприязнь

Москвичка Мария Кафанова рассказывает, что однажды ее самостоятельную работу по математике преподавательница отказалась проверять только из-за того, что девушка писала ее с «распущенными волосами». Прическа сыграла немаловажную роль и в жизни бывшего выпускника Химкинского лицея №6 Ярослава Голубева (фамилия изменена). Его классная руководительница отказывалась пускать ученика на уроки, пока он не пострижется. Волосы у молодого человека были чуть выше плеч, а его родители не раз писали официальные заявления, что они не против внешнего вида свого чада. Однако прессинг со стороны классной дамы оказался выше, и мальчик в протест всем пошел и постригся наголо.

Выпускник Пушкинской средней школы № 3 Эдуард Клементьев (фамилия изменена по просьбе нашего собеседника) выражал свою агрессию к школе в порче школьного имущества. Он не скрывает, что, когда в юности купил пневматический пистолет, его первой мишенью была школа. Он обстрелял здание и был очень разочарован тем, что не разбил ни одного окна. Правда, сейчас он бы так поступать не стал: «Подростки склонны к максимализму и поэтому перебирают». Также в кабинете литературы он и его друзья однажды прибили гвоздями к шкафам портреты писателей. А из другого кабинета, расположенного на втором этаже, на перемене выбросили из окон стулья. Вернувшийся на урок преподаватель очень удивился, что стулья пропали. Но еще больше удивился, когда с улицы прибежали со словами: «От вас стулья падают».

Социальный психолог Наталья Варская заявила «НИ», что в существующей системе образования личность не нужна и неудобна: «В подавляющем большинстве дети там ломаются и выходят из нее конформистами и приспособленцами». По словам психолога, большинство тех индивидов, которые не подходят «под стандарт», либо со временем выбиваются и становятся неординарными личностями, либо подавляются, уходят в депрессию, превращаясь в алкоголиков и наркоманов.

Уплотнение ненависти

Школьный преподаватель русского языка и права с многолетним стажем работы Всеволод Луховицкий говорит: было бы удивительно, если бы дети школу не ненавидели, так как «невозможно чувствовать себя комфортно в казенном учреждении». Исключения есть, но это, по словам г-на Луховицкого, большая заслуга директора школы и преподавательского коллектива.

Эксперты единогласно советуют родителям, которые не хотят, чтобы их дети страдали в школе, отправлять их учиться в небольшие камерные учебные заведения. В них ребенок будет чувствовать себя комфортнее, и поводов для ненависти будет меньше. Однако они подтверждают, что таких школ сегодня крайне мало и в будущем их станет еще меньше. Руководитель профсоюза работников образования «Учитель» Андрей Демидов напоминает, что в России взят курс на оптимизацию учебных заведений, когда маленькие школы и небольшие классы объявляют нерентабельными и объединяют, доводя численность классов до 25 человек – цифры, положенной по нормативу финансирования.

Школа. История моей ненависти · Город 812

Среднюю школу я ненавидел всегда. И до сих пор в конце августа и накануне первого сентября у меня автоматически портится настроение. Привычка была заложена в то время, когда я был школьником. При одной мысли, что надо возвращаться в этот ад (я имею в виду знаменитое высказывание Сартра: ад – это другие), на душе до сих пор делается тошно. Между прочим, учился я давно – закончил школу в 1971 году, – однако до сих пор первое сентября автоматически портит мне настроение, и я сохранил в памяти живое чувство ненависти.

Сразу должен пояснить, что закончил я ленинградскую математическую школу № 470 с золотой медалью, до этого, до середины седьмого класса, учился в английской школе № 232 (сейчас 2-я петербургская гимназия), тоже неплохо, и тех тривиальных коллизий, какие обычно описывают троечники и двоечники, у меня никогда не было. Даже близко. Тем не менее я вполне определенно говорю именно о ненависти. Личные впечатления у меня сохранились о советской школе, однако я убежден, что советская школа если и изменилась за 1991 – 2020 гг., то мало.

Ученик как потенциальный преступник

Главное, что меня убивало каждый день, проведенный в школе, – это ее базовая, нигде не сформулированная, но точно исполняемая концепция. В соответствии с нею ученик школы – это преступник, который неизбежно рано или поздно совершит преступление. На подозрении были все, а содержание преступления варьировалось в очень широком диапазоне: от невыученного урока, обнаруженной шпаргалки и слишком длинных волос на голове до пропущенного субботника и разбитого оконного стекла. Апофеозом было обнаружение автора какой-нибудь анонимной записки, в которой ученик мог обругать учителей, либо выявление чего-то вроде «тайного общества».

Поскольку учителями были и моя бабушка, и моя мама, дома, где школа постоянно и предметно анализировалась как социальный институт, время от времени я слышал рассказы о том, что в такой-то школе обнаружили «тайное общество». Говорилось об этом даже дома вполголоса. Помню, что в конце 1960-х годов что-то подобное выявили в 121-й школе. Это было самое страшное, смежное уже с «политикой» и КГБ, поскольку сомнений в антисоветской подоплеке всего тайного не было ни у кого. Ибо «явные» общества и так были – пионерская организация и ВЛКСМ, где можно было без ограничений по объему и времени выражать преданность родной коммунистической партии. А раз создано что-то альтернативное, значит оно направлено «против» советской власти. И неважно, что такое «общество» было детской игрой: разоблачение «общества» оказывалось идеальной моделью воспитания конформизма, безраздельного подчинения начальству, привычки к доносительству друг на друга, навыка держать язык за зубами и никому не доверять своих секретов, т.е. всех форм социализации, которые затем использовались советским человеком во взрослом возрасте. Еще школа была местом, где прививали привычку исполнять разные советские обязанности (собрания, субботники, сдача взносов). Например, членский взнос школьника в комсомольскую организацию составлял 2 коп. в месяц. Сумма мелкая, но откуда у школьника вообще могут быть деньги, он же не работает? Понятно, что деньги давали родители, а эта игра нужна была для того, чтобы обучить ритуалу взрослой жизни: сдавать взносы в бесчисленное количество обществ и организаций. Приучать к этому надо было с детства.

Подмена образования воспитанием

Конечно, «тайное общество» было экзотикой, но поскольку педколлектив всегда держал его в уме, сыск и доносительство были постоянными. И детям внушалось, что стучать друг на друга – это святая обязанность. Она поощрялась. Когда я учился в пятом классе, девочка по фамилии Артюхова (она сидела на первой парте, а это исчерпывающая характеристика), передала мне какое-то распоряжение пионервожатой. Что-то она мне «велела». От мамы я уже твердо усвоил (вместе с другими азами антисоветского мировоззрения), что:

а) в советской школе образование систематически подменяют воспитанием,  пронизывая всё, от арифметики и астрономии до истории и литературы, «идейностью», всё время норовят сделать образование носителем воспитания,

б) пионервожатая – одно из низших лиц в школьной иерархии, «девочка на побегушках», даже не имеющая еще высшего образования (не поступила на дневной, оказалась на вечернем, теперь учится и работает), внушением этой «идейности» занимается напрямую. Поэтому получать какие-то указания от пионервожатой мне было, мягко говоря, странно: а ты кто такая? И я автоматически, т.е. не подумав, сказал Артюховой, чтобы она шла к черту вместе со своей пионервожатой (обсценной лексики я тогда еще не знал). Артюхова передала пионервожатой все, что я сказал, слово в слово.

Естественно, «девочка на побегушках» попыталась извлечь из ситуации максимум выгоды: забегала от директора к завучу и обратно и не без успеха начала придавать событию политический окрас. При внимательном рассмотрении оказалось, что я послал не ее лично, а ее при должности, а она представляет пионерскую организацию, однако не просто пионерскую дружину 232-й средней школы, а часть Всесоюзной пионерской организации, которая носит чье имя, дети? – правильно, Владимира Ильича Ленина. А это уже не хухры-мухры. Тем самым оказывалось, что я послал к черту Ленина, а значит, советскую власть, партию… Встал вопрос об исключении меня из пионеров, что пошло бы пионервожатой на пользу как жирный плюс в ее комсомольско-идеологической карьере. Разоблачила опасный элемент, тем более из интеллигентской семьи, да еще в английской школе, где надо бдить и бдить…

А это была осень 1965 – зима 1966 года, в Москве были арестованы Синявский и Даниэль, я слушал «Голос Америки», вырезал из газет статьи про суд, мой дядя Феликс дал мне почитать швейцарское издание Абрама Терца, и я сделал выписки из статьи про социалистический реализм. Поэтому на пионерское движение я уже смотрел с сарказмом. Пионервожатая тоже усекла, что сейчас самый момент разоблачить какую-нибудь «гнилую интеллигенцию» – ту, что притворяется верной партии, а на самом деле посылает ее к черту и исподтишка гадит. Сегодня ты послал к черту пионервожатую, а завтра…

Правда, был это не 37-й год, а 66-й. И мама ситуацию контролировала, и то ли бабушка, которая знала всех в школе и в Октябрьском роно, поговорила с директором Завариной, то ли сама мама (Заварина тоже была учителем литературы, и мама ее, конечно, знала). Во всяком случае объяснили, что скандал нужен ловкой девчонке, но не директору, и я получил конкретные указания, извинился, насупившись, перед пионервожатой и вопрос был исчерпан как «техническое недоразумение». Правда, тут уже в дело включилась подружка пионервожатой, учительница по математике, такая же прыщавая мегера, которая из отличника быстро сделала меня троечником. Надо же было как-то отомстить мне за то, что я слишком легко отделался. Понятно, что раскание мое не было искренним – меня даже не удалось довести до слез на публике, не удалось пришить «идеологию», заставить «разоблачиться перед партией».

Дома мне объяснили, в чем причина моей быстрой деградации в области арифметики и строго указали на то, что язык мой – враг мой. В итоге было решено перевести меня в другую школу, что спустя год и было реализовано. Мама-то знала, что травля «козла отпущения» в советском школьном коллективе будет продолжаться без конца. Я же понял, что школа, как и любое место, где вместе собрано в коллектив много советских людей, это место повышенной опасности. Одно неосторожное слово – и кто-то делает карьеру, а ты падаешь вниз и тебя топчет ногами табун носорогов, называя это «воспитанием коммунистической идейности» и другими красивыми словами. В этом смысле школа ничем не отличалась практически от любого советского коллектива, а 12-летние мальчики и девочки – ото всех советских людей. Просто это были маленькие советские люди. Но всё функционировало по единым законам, и в этом состоял залог социально-психологического единства общества.

Главное – застать ученика врасплох

Хотя были свои особенности. Ученика все время подозревали в чем-то нехорошем, как преступника в исправительном лагере. И его все время старались подкараулить – прежде всего, конечно, подкараулить его незнание.

На втором месте шло плохое поведение. Поэтому контрольные работы, например, по химии, у нас устраивались внезапно и обставлялись как тюремный шмон: портфели почему-то надо было бросить у входа, после чего внезапному обыску подвергалась голова: есть там что-то (знания) или нет. Главное – застать врасплох. При этом наша «химичка» (она же была у нас классным руководителем) считалась в школе «сильным учителем». Сила ее заключалась в постоянной системе унижений, в той или иной форме реализовывавшейся на каждом уроке. Учеба у меня трудностей почти не вызывала, зато эти постоянные унижения делали пребывание в школе трудно выносимым.

Однажды, когда я болел, она внезапно (!) заявилась ко мне домой вместе с «комсомольским патрулем» (три – четыре «активистки» из класса, состоявшие при ней, которых в классе любовно называли «гнидами» за близость к начальству) проверять: действительно ли я болен. А вдруг меня – о радость! – не окажется на момент проверки дома, и я буду, наконец, в чем-то изобличен? Главное – постоянно и изощренно изыскивать формы оскорбления подозрениями. Я, как это называлось, «шел на медаль», но тем интереснее было бы разоблачение чего-то постыдного в моем поведении, незаконного… И делалось все это «не по службе, а по душе», как сейчас говорят, с фанатизмом, в нерабочее время.

Особое торжество охватывало учителей,, когда долгожданное преступление, наконец, происходило – скажем, оконное стекло со звоном падало на пол. Обнаружение преступления вызывало ряд торжественных процедур – изобличенного с ликованием тащили в учительскую или кабинет директора, как на казнь. Совершенное преступление, во-первых, подтверждало концепцию о презумпции виновности и всю доктрину об имманентной преступности ученика, во-вторых, позволяло пугать процедурой следствия и наказания весь коллектив потенциальных преступников. Не имело, например, значения, что оконное стекло стоило 2 рубля, потому что наказание ученика осуществляется для его пользы – как дается лекарство больному, поэтому повод мог быть любым и чем ничтожнее, тем лучше.

Причем в дело всегда сразу включалась демагогия – один из тех китов, на которых зиждилось школьное воспитание: поскольку оно, воспитание, понималось как идейное (в школе в 1960 – 1970-е гг. воспитывались «строители коммунизма», которые, в частности, должны бережно относиться к общественной собственности, в том числе к оконным стеклам), ученик, разбивший стекло, – это нарушитель морального кодекса строителя коммунизма (МКСК), его третьего пункта: «Забота каждого о сохранении и умножении общественного достояния».

Лично меня в 470-й школе гораздо сильнее беспокоило другое – наша учительница физики очень плохо знала физику, потому что окончила в Герценовском «физику на французском языке». Этот декадентский изыск привел к тому, что физику плохо знал и я, к тому же учебник Перышкина был бестолковым и соответствовал стандарту «на два с плюсом», да и весь школьный курс физики, лишенный элементов высшей математики и заменявший их туманными рассуждениями, был бестолковым. В нем не было математики, т.е. логики, надо было учить наизусть, как стихи. Это было мучение. На уроках математики мы бойко брали производные, а на физике делали вид, что дифференциального исчисления еще нет. Когда на первом курсе Политехнического института физику нам читал доцент Михаил Михайлович Козлов (лектор от Бога), я удивился красоте, изяществу и логике этой дисциплины, в которой физическая суть явлений инструментами высшей математики не подменялась, а выявлялась. В школе было все наоборот, но волновало это только меня. А педколлектив волновался за то, чтобы воспитать нас в пассивном подчинении всем приказам женского начальства.

Место, где все надо делать гуртом

В частности, это выражалось в том, что значительное внимание уделялось воспитанию коллективизма. Согласно МКСК, пятый пункт звучал так: «коллективизм и товарищеская взаимопомощь: каждый за всех, все за одного». Пятый пункт МКСК и коллективизм были моими главными врагами, потому что все воспитание в советской школе было направлено на подавление индивидуализма, интерпретировавшегося как бунт против системы. Индивид ускользал из пространства надзора, в этом видели опасность. И все время цитировали Ленина: «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя». Это была всеобщая любимая цитата из статьи «Партийная организация и партийная литература», причем вырванная из контекста, потому что далее шла речь отнюдь не о школьниках: «Свобода буржуазного писателя, художника, актрисы есть лишь замаскированная (или лицемерно маскируемая) зависимость от денежного мешка, от подкупа, от содержания…».

Все надо было делать гуртом. Если вдруг устраивался какой-нибудь школьный вечер, маразматический КВН, культпоход, поездка за город, организовывался школьный комсомольский театр, факультатив по литературе в 8 утра в понедельник, то в этом – хотя это не было формально обязательным – должны были принять участие все поголовно, а я, который игнорировал, автоматически оказывался виноватым. Помимо цитаты из Ленина мне говорили: а если все не придут? На что я отвечал: значит это никому не было нужно. К 9-му классу я уже выработал психологический иммунитет и не реагировал на любые формы давления, заявляя, что единственной обязанностью школьника является учеба. И пытался жить именно по этому правилу.

Это была очень существенная и доктринально осознанная часть воспитания: подавление индивида гегемоном, т.е. большинством. В подтексте, конечно, лежала гегемония пролетариата, подчиняющего себе интеллигентов-индивидуалистов, которых следовало перековать. Сбить спесь, так это именовалось на комсомольских собраниях, где комсомолки, не по-детски озабоченные судьбой индивидуалистов, отколовшихся от коллектива, сидели пригорюнившись, пытаясь найти способы их коллективного спасения. Установка на независимость активно порицалась, вызывала злобу. Как мне рассказывали, в других школах одноклассники наказывали и за успешную учебу, проще говоря, били отличников за установку на успех. Потому что отличники были «не как все», и желание опустить их на свой уровень точно соответствовало сильной установке на коллективизм, которая воспитывалась в школе. Она, безусловно, считалась более важной, чем установка на индивидуальный успех. Уже когда я учился в Политехническом институте, я услышал от замдекана знаменательное заявление: нам не нужны отличники, нам нужно, чтобы не было двоечников. Победа серости всегда казалась оптимальной и самой спокойной для начальства.

Одна моя знакомая, кандидат филологических наук и преподаватель вуза, свою ненависть к средней школе (в аттестате у нее было две четверки, остальные – пятерки) выразила в форме обучения своей дочери – она сама обучала дочку дома, начиная с первого класса, а контроль за обучением и выставление отметок осуществляла обычная школа. Потом дочь перешла в пятый класс и была зачислена в школу-экстернат (Басков пер., 8). Там с учителями дети встречаются не чаще, чем в раз месяц, там нет «коллектива» и всех прочих прелестей. А программой овладевают дома, самостоятельно. Думаю, что это наилучшая форма обучения.

Женщины – беда школы

Бедой школы, проявившейся уже в 1960-е годы, было доминирование женщин среди учителей. В 232-й школе помимо учителя физкультуры было два педагога-мужчины: по истории Амнон Яковлевич Ежевский и по географии Георгий Эрастович Штерцер. Уже тогда это было так необычно, что я навсегда запомнил их фамилии, имена и отчества. Оба выглядели величественно и на фоне женщин-учителей производили на пяти-шестиклассников потрясающее впечатление. Не могу сейчас сказать, почему, но именно потрясающее. Дома я рассказывал про их уроки, их «бон мо», их педагогические приемы так, словно побывал в театре на редкостном спектакле. Фамилии женщин-учительниц – ни одной! – я не помню. Предполагаю, что мужчина-учитель просто было явлением необычным, а мальчикам нужны были именно педагоги-мужчины. В 470-й школе учителя-мужчины были только по труду, физкультуре и начальной военной подготовке. И еще по дисциплине, которая называлась ГрОб – гражданская оборона.

Полагаю, что школу губили и губят женские коллективы учителей, начиная с фигуры директора. Известный юнгианский психолог Е.Замфир видит в появлении почти исключительно женских педагогических коллективов часть процесса смены патриархального мифа матрархальным. Реабилитируя Мать, практически полностью вытеснили Отца. Женщины же, собранные в коллектив, всегда обладают специфическим свойством: они относятся к работе как к «личной жизни»: постоянно требуют благодарности от заведомо неблагодарных детей, ревнуют, мстят, приносят на уроки свои настроения, вызванные физиологическим состоянием и собственной семейной жизнью. Ссоры с мужем или тяготы одиночества женщина обречена вымещать на детях. Женщина, поставленная перед классом из 30 подростков, которые ее не уважают, а в лучшем случае побаиваются, – это страшно. Это залог деградации школы. Эксперты полагают, что продолжающийся поиск педофилов среди учителей-мужчин – это форма выдавливания мужских остатков из школы. Потому что женские коллективы неуклонно стремятся к однородности. На лесбийские отношения учительниц между собой и с ученицами общество готово смотреть почти спокойно. А таких отношений гораздо больше, чем реальных педофилов-мужчин. Но про это просто некому «настучать» обществу и «органам», поскольку действует женская солидарность.

Как правило, мужчина-учитель стремится основать свою власть на превосходстве знания. Это авторитет в точном смысле. Женщинам больше свойственны идеи подчинения и признания власти просто в силу субординации, в силу порядка, согласно которому ученики должны «слушаться» учителя. Мать любят не за «что-то», а «по закону». Ее обязаны слушаться, а если не слушаются, то применяются скандалы вполне бытового типа. В 470-й школе был такой характерный образец – учительница литературы и русского языка, которая подозревала меня в том, что я, хорошо зная предмет, фиксирую ее ошибки на уроках и тайно сообщаю о них одноклассникам, тем самым подрывая ее авторитет. Почти каждый урок начинался с «разминки», на которой она распаляла себя и орала, обвиняя меня в «интеллигентном хамстве», поскольку ничего конкретного инкриминировать не могла. Поскандалив, далее спокойно вела урок. В следующий раз все повторялось. Я ее чем-то раздражал, а посредством скандалов она пыталась восстановить свой авторитет, дефицит которого она остро ощущала в моем присутствии. Это было очень по-женски. Так она боролась с собой в моем лице.

Образовательный стандарт – на три с плюсом

То, что происходит с ЕГЭ и с реформой высшей школы я рассматриваю как реализацию глобального плана резкого сокращения числа людей, получивших высшее образование. В 1970-е годы в ходу были лозунги «Из класса школьного – в класс рабочий», «Всем классом – на ферму» и т.п. Сейчас движутся именно этим маршрутом. Идея состоит в том, чтобы полноценное высшее образование получало бы не более 3% выпускников школ. Для этого стандарт среднего образования будет включать (или уже включает) объем примерно «на три с минусом». Этот стандарт будет финансироваться государством, причем, он в принципе не предусматривает возможности поступления в вуз.

То, что мы наблюдаем, – это, я полагаю, переходный этап. Например, льготники, заполнившие бюджетные места, своим низким уровнем докажут, что в вузах нужны экзамены, и возникнет разрыв между стандартом школы и требованиями вуза, который заполнят только те, у кого есть деньги на дополнительные платные занятия, причем уровнем оплаты можно легко регулировать число студентов. Вообще вариантов много. ЕГЭ в этой системе – весьма удобный инструмент, поскольку в качестве барьера его можно сделать и высоким, и низким, как понадобится. Я, кстати, через интернет сдал два экзамена – по русскому-литературе и математику. Первый экзамен показался мне очень простым, даже сознательно упрощенным, второй – средней сложности, но я за 49 лет забыл некоторые тригонометрические формулы и алгоритм решения неравенств, который вспоминал на ходу. Но в общем, оба экзамена никакой сложности для абитуриента не представляют, из чего я заключил, что ЕГЭ демонизирован журналистами, которые сами не попробовали его «на зуб». Дело вообще не в ЕГЭ как таковом, а в общей глобальной задаче.

Исходной точкой безумных реформ стал 2000 г., когда по данным международных исследований выяснилось, что качество образования в современной России находится на 37-м месте из 42-х возможных. Понятие «качества образования» здесь употребляется в специальном смысле – подразумевается, что качественное образование, полученное в школе, человек должен непосредственно применять в повседневной жизни (в «рабочем классе» или на ферме). Поэтому тренд состоит в том, что школьника теперь будут ориентировать на полезность получаемых в школе знаний, а не на их «академичность», а одна из задач, которая ставится перед учителями, – сделать так, чтобы школьник сознательно отказался от поступления в вуз и стал делать «горизонтальную карьеру», поскольку, например, в Германии, стране автомобилей, самая престижная профессия – автомеханик. Олимпиадники и медалисты государству не нужны – это личные достижения школьников, а государству нужно поголовное освоение стандарта «на три с минусом», а также чтобы выпускник был физически здоров, годен к армейской службе, чтобы он работал (руками, а не головой) и не сидел на шее у государства. Не случайно почти все ректоры вузов дружно отмечают, что уровнь подготовки абитуриентов ежегодно снижается и лекции приходится регулярно упрощать по сравнению с прежними годами, иначе студенты ничего не поймут.

Вводится нормативно-подушевое финансирование школ. На каждого ученика будет выделено равное финансирование, и эти деньги будут идти в те школы, где фактически учатся ученики. Школа должна будет заманивать детей, директор станет финансовым менеджером, а завуч – представителем государства в школе, которому вменяется в обязанность ежемесячно проводить проверки знаний по специальным тестам и отсылать данные «наверх»; будет создана Федеральная служба завучей (ФСЗ).

Это, конечно, слухи, официально не подтвержденные, но по интернету широко разлетевшиеся. Все же понимают, что любая форма бардака эффективно послужит созданию потенциального барьера перед поступлением в вуз. Новый рабочий класс поручено создать министерству образованию.

Михаил  Золотоносов

советы, что делать ребёнку и родителям

Нередко родителям приходится слышать от своих детей изречение «ненавижу школу» и у взрослых возникает непонимание, как реагировать на такие заявления. Ненависть к системе образования является постоянным спутником всех, обретая актуальность и остроту, поскольку происходят изменения в самом социуме, пересматривается роль человека в нём, меняется психология детей и их требования к окружающему пространству.

Огромный скачок в качественном преобразовании коснулся всех сфер как внутреннего (скорость развития детей, психологические новообразования, не характерные для прежних поколений), так и внешнего устройства (социальные нормы и порядки, требования и смысловые ценности), но не затронул классическую школу. В итоге ребёнок ненавидит школу, т.к. данная система исчерпала себя, и это похоже на то, чтобы стирать в реке вместо включения стиральной машины – глупо, нецелесообразно, затратно как по физическим, так и временным ресурсам.

Если будучи уже взрослым, появляются мысли о том, что ненавижу бывшую школу, то дело может касаться не только процесса обучения, но и неадекватных взаимоотношений, нанёсших психологическую травму. Где нет возможности избавиться от переживаний, там нет и способности двигаться дальше, а школа во многом является не только местом формирования специалиста, но также важным социальным институтом, закрепляющим модели поведения личности. Часто можно думать, что всё в школе было хорошо и объективно, но если присутствует раздражение, недовольство, ненависть, даже спустя годы – это сигнал того, что какие-то процессы прошли мимо сознания, но негативно на него повлияли.

Почему дети ненавидят школу?

Ненависть к школе на формальном уровне волнует преподавателей, беспокоит с точки зрения успеваемости родителей, но главной катастрофой она является для ребёнка. Если ненавидишь школу и одноклассников, то каждый день превращается в мучения, это становится похоже не на интересное времяпрепровождение и развитие, а отбывание повинности, когда вокруг враги. Учиться в таком пространстве невозможно, потому что всё внимание сконцентрировано на поддержании социальных функций или хотя бы противостоянии нападкам, при этом возрастает недовольство процессом обучения и чем дольше длится, тем сильнее нарастает аффект.

Если есть способность признаться себе, что ненавижу ходить в школу, и эти чувства вполне нормальны, то дальше можно что-то делать – искать причины, разговаривать о переводе на другой тип обучения. Поиск главных причин ненависти поможет ребёнку как-то их скорректировать, а педагогам разработать, наконец, новую модель обучения и взаимодействия с ориентацией на современного подростка и его потребности, с учётом степени развития когнитивных способностей и технологических возможностей.

Полным психологическим крахом являются школы, где до сих пор сохранился стиль воспитания и взаимодействия советского союза. Кромешный ад уравниловки, причём не в плане равных прав и уважения, а наоборот превращение уникальных детей в серую массу. В таких школах могут действовать бессмысленные правила (девочкам с распущенными волосами нельзя купить себе в буфете еду), жёсткая дисциплина (беспрекословное выполнение даже дурацких поручений старших), унижение (выговоры, вычитывание за проступок при всём классе, ультимативные вопросы, задаваемые тоном допрашивающего следователя). Когда главной потребностью ребёнка и подростка является возможность поиска своих интересов, жизненных смыслов, построение целей, самовыражение – такая школа лишает их именно этого, запихивая в одинаковую форму, одинаковые требования и отсутствие личностного подхода. В таком варианте ненависть к школе это не каприз или нежелание подстраиваться, жить в социуме, а естественная реакция психики на давление окружающей среды и запрет на развитие.

Техническая причина недовольства учеников и частое утверждение «ненавижу школу» заключается в плохом оснащении – когда каждый из них практически с года легко управляется с планшетами и сложными компьютерными программами и потом приходит в класс, где из наглядных моделей только доска и монотонный голос учителя, то мозг начинает искать дополнительные стимулы.

За несколько минут, играя в развивающие игры и просто листая социальную ленту, ребёнок получает больше опыта и разнообразных знаний, чем за целый день, проведённый на занятиях. Учителя не могут доносить информацию необходимым образом, потому что их интеллектуальные способности, навыки оперирования полученными знаниями находятся на совершенно ином уровне. Банально, но раньше требовалось многое заучивать, потому что источник знаний мог находиться только в библиотеке. Сейчас для этого достаточно открыть Гугл – память освобождается, оперировать данными становится проще и быстрее.

Старая гвардия преподавателей продолжает объяснять и пересказывать, вместо того, чтобы учить думать и анализировать. Двухмесячный курс школьной программы, где дети засыпают на уроке или вынуждены зубрить учебник, выпущенный шестнадцать лет назад, вполне укладывается в несколько увлекательных передач по ютубу. Экономится время, обучение проходит наглядно и с интересом, а процесс усвоенных знаний действительно выше. То, что пересказывают дети в школе, выветривается из головы после сдачи экзаменов.

Меняются не только дети, но и родители – становится больше случаев гиперопеки. Ребёнка приводят и забирают со школы, бывают случаи, что родители сидят на занятиях или приходят на перемены. В итоге, когда в средних классах возникает необходимость самому решать социальные или учебные задания ребенок оказывается не готов. По факту виноват не ребёнок, но именно он чувствует себя брошенным в неимоверно тяжёлых условиях, которые он не в состоянии ни решить, ни выбраться из них, так внутри рождается гнев на ситуацию. Другая часть родителей настолько сильно занята собственными развлечениями или работой, что практически не знают ничего про школу. Такое отношение также отбивает всякий интерес и дисциплину, поскольку кроме старших больше некому показать интересные моменты и научить кайфовать от развития.

Психологический комфорт ребёнка складывается из социальных факторов взаимодействия, поэтому если имеется нарушение в этих сферах, то мотивация ходить в учебное заведение падает. Это может быть конфликт с учителем (а возможно просто разная сила темперамента), непонимание со сверстниками (от разницы в уровне развития до буллинга), напряжённая атмосфера в семье. Кроме этого несоответствие уровня развития когнитивных, интеллектуальных и творческих способностей общему уровню заведения приводит к ненависти. Это касается как вариантов, когда гений учится в средней школе, так и когда ученик с интеллектом ниже среднего попадает в класс профильного развития. Любое несоответствие даёт либо интеллектуальную, либо психологическую перегрузку, ощущение себя лишним, что в детско-подростковом возрасте переживается критично. Сюда можно причислить и социальное несоответствие, например, когда девочка из аристократичной семьи попадает в школу для проблемных детей (приводы в милицию, наркомания, неблагополучные семьи и пр.) ей там будет невозможно, точно так же как и уличный хулиган возненавидит лицейское образование с уроками этикета.

Современные дети не хотят знаний ради знаний, они сразу ищут, как им это практически пригодится в жизни или хотя бы будет интересно на момент изучения. Даже преподаватели не могут им ответить, как косинусы помогут стать счастливыми или как анализ поведения главного героя поможет им устроить свою жизнь. Ни практических советов о том, как реализоваться в профессии, ни как найти работу, ни как наладить отношения в школе не дают, что вызывает всё более громкий следующий протест «ненавижу школу», звучащий у каждого следующего поколения всё сильнее и жёстче.

Что делать, если ребенок ненавидит школу

О том, как перестать ненавидеть школу лучше разбираться с позиции как раз отвлечённой от государственного образования и значит, ребёнку необходимо иметь насыщенную жизнь за её пределами. Друзья должны быть во дворе, на различных курсах и кружках, в социальных сетях и группах по интересам. Развивать свои творческие способности необходимо также с привлечением сторонних ресурсов, а если какой-то предмет в школе вызывает критические трудности, то можно попробовать альтернативные способы повышения своих знаний, но только не дополнительные занятия у того же учителя. Лучше сходить на мастер-классы, научные пикники, практические лаборатории, найти познавательные видео в интернете и подписаться на рассылку или группу, где рассказывают интересные факты про скучный предмет.

Безусловно, функция привить интерес и подтолкнуть самостоятельный процесс познания принадлежит учителю, но когда он только требует результаты, это придётся делать родителям или самому учащемуся.

Если в школе скучно в социальном плане, то нужно начинать участвовать в различных конкурсах и представлениях, любых школьных мероприятиях. Так вы получаете большой опыт общения не только с одноклассниками, а со всеми. Кроме того тут можно проявить свои способности. Тот, кто не смог реализоваться ни в одном из предметов может быть не идиотом, а хорошим руководителем, что и проявится в моменты организации праздников или акций по уборке территории, зарабатывании на новый ремонт и прочих.

Используйте свободное время активно и увлекательно. Обеденный перерыв можно потратить на новые знакомства или поддержание старых, можно спланировать выходные или другие занятия. На уроке, когда уже выполнили задание можно рисовать собственные картины, читать интересные книги, вести страничку в социальной сети. По несколько минут на переменах, чтобы поделиться новостями и отправить сообщения и фото друзьям, посмотреть покупки и придумать подарки, собрать единомышленников и прочее. Это всё небольшие дела, требующие времени после уроков, а можно его сэкономить для похода в кино. И не скучно в школе и сформированы планы, доделаны мелкие занятия, получены новые знания.

Можно перевести ребёнка на семейное обучение или выборочное посещение, обратиться в специализированные школы или студии развития – это те альтернативные пути, осуществление которых требует вмешательства взрослого после того, как менее радикальные методы были использованы. Хотя для многих сейчас это становится первой мыслью, ведь смысла посещать образовательное учреждение старого образца, ломающего психику нет, а свидетельство получается после сдачи экзаменов, а не после отсидки десятилетнего срока за партой, как в камере.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Что делать, если вам не нравится школа (для детей)

«Я ненавижу школу, и я не вернусь!»

У тебя когда-нибудь была такая мысль? У многих детей так. Обычно это чувство длится недолго. Но что происходит, если вы чувствуете это слишком много? Школа — это факт жизни, и получение образования может помочь вам построить ту будущую жизнь, которую вы хотите.

Итак, давайте поговорим о школе и о том, что делать, если она вам не нравится.

Признаки школьного стресса

Когда вы беспокоитесь о школе, это может повлиять на ваше тело.У ребенка, испытывающего стресс из-за школьных занятий, могут быть головные боли или боли в животе. Вы можете почувствовать «бабочки» или ощущение, будто вас вырвало.

Проблемы со сном также являются признаком стресса. И если вы не высыпаетесь, вы, вероятно, чувствуете себя ворчливым и усталым в течение дня. Чувство усталости может сделать ваш учебный день еще хуже.

Если вы находитесь в состоянии стресса, вам может быть трудно принимать решения. Утром вы не можете решить, что съесть, что надеть или что взять с собой на обед.Ты не хочешь идти в школу, поэтому откладываешь сбор вещей. А теперь ты не готов идти в школу, и ты только что опоздал на автобус — опять! Остаться дома может показаться хорошим выбором, но на следующий день вам будет труднее пойти в школу.

Почему некоторые дети не любят школу?

Если вам не нравится школа, первым делом выясните, почему. Вам может не нравиться школа, потому что вас беспокоит хулиган или потому что ребенок, который вам не нравится, хочет околачиваться с вами.Или, может быть, вы не ладите со своим учителем. Вы можете чувствовать себя иначе или беспокоиться о том, что у вас недостаточно друзей.

Иногда это проблема с уроками и школьными заданиями. Может быть, работа слишком легкая и вам становится скучно. Или, может быть, работа слишком тяжелая, или вы чувствуете себя не таким умным, как другие дети. Чтение или математика могут быть трудными для вас, но от вас ожидается много работы. Вы можете отставать все дальше и дальше, и может показаться, что вы никогда не догоните. Возможно, вы имеете дело с заботами, стрессом или проблемами, которые мешают вам сосредоточиться на учебе.

Когда вы перестанете думать о том, почему вам не нравится школа, вы сможете начать предпринимать шаги, чтобы все исправить.

Страница 1

В поисках помощи

Поговорите с кем-нибудь о своих проблемах со школой. Ваша мама, папа, родственник, учитель или школьный психолог смогут вам помочь. Особенно важно сказать взрослому, если проблема в том, что над вами издеваются или кто-то причиняет вам физическую боль.

Еще одна хорошая идея — записывать свои чувства по поводу школы в дневнике.Вы можете использовать журнал или дневник или просто писать в обычном блокноте. Это отличный способ дать выход эмоциям, которые, возможно, застряли внутри вас. И вам не нужно делиться тем, что вы написали, с другими.

Если вы чувствуете себя неорганизованным или не справляетесь со школьными заданиями, ваши учителя и школьные консультанты захотят вам помочь. Учителя хотят и ожидают, что вы попросите о помощи, когда у вас возникнут проблемы с учебой. Если все ваши предметы кажутся вам очень сложными, школьный консультант может помочь вам разобраться.При необходимости предоставляется специальная помощь в выполнении школьных заданий.

Постарайтесь не затягивать с проблемами. Легче освоить одну главу, чем всю книгу!

Чувствую себя лучше в школе

В следующий раз, когда вы обнаружите, что не любите школу, попробуйте это:

  • Сначала запишите все, что вам не нравится в школе.
  • Затем составьте список того, что вам нравится (даже если это только перемена и обед, это начало!).

Теперь, что вы можете изменить в списке «не нравится»? Поможет ли вам не забывать делать домашнее задание чувствовать себя более уверенно, если вас вызовут на урок? Можете ли вы получить помощь в школьной работе, которая сложна? С кем вы можете поговорить о беспокойстве или проблеме, с которой вы имеете дело? Сможете ли вы найти способ показать свои особые интересы и таланты? Если бы у вас был только один новый друг, вы бы чувствовали себя менее одиноким? Если бы вы помогли кому-то другому почувствовать себя менее одиноким, вы бы почувствовали себя еще лучше? Какие занятия вы могли бы попробовать, чтобы найти новых друзей?

Конечно, вы не сможете изменить все в своем списке «не нравится».Хулиган не может просто так исчезнуть. Чтение всегда может быть проблемой. Но это нормально. Сосредоточьтесь на том, что вы можете изменить, и, возможно, вы сможете вернуть крутость в школу!

Почему так много учеников ненавидят школу?

Если вы когда-нибудь задумывались о том, чтобы ненавидеть школу и все ее драмы, бесконечные классные требования и бессмысленные экзамены, вы не одиноки.

Ненавидеть школу — это норма.

73% учеников говорят, что им не нравится школа (источник)!

А вы когда-нибудь задумывались, почему?

Почему студентам не нравится идея обучения в учебном заведении?

Подробно отвечу на этот вопрос.

Но сначала позвольте мне рассказать вам историю моей племянницы Мишель, студентки первого курса биомедицинского факультета Иллинойского университета.

Как выглядит типичный школьный день

Вот как моя племянница описывает свою студенческую жизнь.

Представьте, что это ваша жизнь:

Пробуждение

Мой будильник начинает звонить в 6 утра каждый божий день.

Однако я просыпаюсь через 40 минут, убеждая себя, что мне нужно встать, позавтракать и сесть на автобус в 7:15 до школы.Так что у меня осталось всего 30 минут свободного времени от слишком долгой дремоты.

Я впадаю в панику и пропускаю еду и кофе.

Поездка на работу

Я езжу в школу на автобусе, так как это дешевле, чем водить машину, и помогает мне подготовиться к первому предмету. Мне нужно около 15 минут, чтобы добраться от дома до школы.

От автобусной остановки до моей школы 10 минут ходьбы, и, думаю, еще 5-7 минут до первого класса.

Все может затянуться, если вы наткнетесь на пробку или друга и потратите несколько минут на разговор, что обычно и является причиной Я опаздываю, боже!

Художественная литература 8:00-9:00м.

Это мой первый нетехнический курс, и я им очень доволен, так как он позволяет мне сосредоточиться на других предметах, требующих гораздо больших умственных способностей.

Но опять же, это компромисс, так что Мне приходится работать в два раза больше в определенные дни, когда я должен наверстать упущенное .

Неловкий перерыв 9:00-12:00

Так вот после художественной литературы у меня есть 3-х часовой перерыв, который меня больше всего раздражает.

Это дает мне больше времени, чтобы сосредоточиться на домашней работе и даже пообедать без цейтнота, но становится очень скучно и непродуктивно .

Лекция по динамике 12:00-13:00

Этот класс утомляет. Это технично и полно вычислений, от которых у меня начинает болеть голова.

Что еще хуже, мне не нравится мой профессор. Я не нахожу его квалифицированным, и он объясняет слишком кратко.

Короче говоря, он вообще не очень хорошо справляется со своей работой — без энтузиазма относится к преподаванию такого сложного предмета!

Моделирование-Физиология человека 13:00-14:00

Еще один класс, который я бы хотел, был менее техническим, чем предыдущий.Раздражает то, что мне нужно брать два технических предмета подряд. Хотя я нахожу своего преподавателя страстным и искренним в преподавании, в классе слишком много уравнений, которых вы не ожидаете.

Еще одна проблема заключается в том, что у меня здесь есть несколько одноклассников, которые просто раздражают и не воспринимают этот класс всерьез .

Исследования 15:00-18:00

После очистки мозга от этих двух субъектов я должен проанализировать данные о движениях опорно-двигательного аппарата. Это все, чтобы понять баланс и движение людей — до абсурда дотошно.

После этого трехчасового сеанса я совершенно истощен.

Ужин 18:00-18:30

У меня есть отношения любви и ненависти к обеденному перерыву. Всего 30 минут! Меня бесит, что я должен бежать в ближайшее кафе или ресторан и есть то, что быстро перекусить.

Хотел бы я, чтобы был способ распределить этот утренний перерыв между всеми классами поровну. Но это колледж; вы должны делать то, что должны делать.

Заседание инженерного совета 6:30-8:00 

В нашей школе обязательно нужно посетить это собрание.Так вот, я не доволен своим ужином. Мы действительно получаем здесь много полезной информации, но Я уже слишком устал после долгого дня на уроке .

Домашнее задание 20:00-23:00

Так как я не собираюсь исключаться из колледжа и смотреть, как мои деньги тратятся впустую, я должен заниматься всю ночь в библиотеке с несколькими коллегами. Чашка кофе сразу после встречи делает свое дело.

Дом 23:00-23:30

После долгого дня я наконец отдохнул.Я уже очень устал и хочу спать, но мне нужно принять теплую ванну, чтобы расслабиться. После этого я почти моментально засыпаю, а потом это очередной бой в 6 утра  

Я борюсь с этим графиком с первого дня этого семестра.

Подведем итоги: 5 причин, почему ученики ненавидят школу

Теперь, прочитав напряженный график моей племянницы, вы уже должны знать, что школа не гибкая.

В отличие от работы или ведения бизнеса, где можно пропустить день или два без серьезных последствий, школа отличается.

Вы не только тратите время и деньги, но и рискуете провалить урок, если заставите все идти своим чередом.

Увидев F в вашем табеле успеваемости, люди могут подумать, что вы либо ленивы, либо медлительны. И когда люди видят в вас кого-то из этих двоих, у вас становится меньше возможностей в жизни.

Вот что делает школу гораздо более неумолимой, чем ведение бизнеса или работа.

Но вот почему учащиеся не любят школу в целом:

1.Это не зависит от вас

Опять же, как мы упоминали выше, школы не оставляют вам большого выбора.

Вы берете то, что они предлагают, и следуете этому письму.

Когда говорят, что ты должен быть там ровно в 7:15, ты должен быть там, иначе опоздаешь.

Хотя у вас может быть право выбирать специальность, у вас по-прежнему остаются надоедливые предпосылки, второстепенные предметы и расписания, которые вы, вероятно, ненавидите .

В конечном итоге вы чувствуете себя беспомощным и вынуждены следовать за вами.Не только студенты ненавидят идею принуждения, но и взрослые.

Тем не менее, в настоящее время общество ведет дела именно так.

Сегодня в мире есть несколько школ, пытающихся изменить эту норму, но до тех пор учащиеся застряли в этой системе, где они не могут полностью настроить свое обучение.

2. Вы не можете выбирать себе одноклассников

Вы не можете выбирать одноклассников

Как и выше, решать не вам.

Нравится тебе это или нет, твои одноклассники находятся в одной комнате с тобой.

Некоторые из них, вероятно, могут быть хулиганами, с которыми вам приходится иметь дело каждый день, что является одной из главных причин, почему ученики еще больше ненавидят школу.

В отличие от работы, где можно эффективно пожаловаться на коллегу, в школах к этому относятся очень терпимо.

Добавьте родителей, поддерживающих этих хулиганов — их почти невозможно выгнать, пока не произойдет что-то значительное.

3. Некоторые учителя не знают, что они делают

Посмотрим правде в глаза, не каждый человек, окончивший колледж, достоин стать педагогом.

Некоторые профессора не в восторге от помощи своим студентам в получении хороших оценок. Они больше раздают экзамены и оценивают учеников, а не сосредотачиваются на том, чтобы заставить их учиться.

Студенты чувствуют, что у них нет шансов против хулигана, насколько больше они будут чувствовать, когда говорят о встрече с терроризирующим профессором.

4. Информационная перегрузка

Еще одна причина, по которой большинство учеников ненавидят школу, — это просто информация, которая требуется им для усвоения.

Помните, у вас не так много вариантов. В школе вы находитесь в ситуации «бери или уходи».

Если вы берете его, как и все, кто ходит в школу, вы должны быть готовы брать все, независимо от вашего мнения о предмете.

Проблема в том, что некоторые люди не готовы взять на себя такую ​​нагрузку. Помните, что каждый уникален и имеет свои возможности.

Некоторых учащихся такая информационная перегрузка может заставить взбунтоваться и пропустить школу.И, как следствие, они в конечном итоге терпят неудачу, заставляя их ненавидеть школу еще больше.

5. Давление

Последним в нашем списке, из-за которого ученики так ненавидят школу, является давление, которое она сопровождает.

Ваши родители ожидают от вас хороших оценок. Это не просто азиатский стереотип, любой родитель был бы счастлив увидеть своего ребенка на пятерку, а не на тройку. 

Это давление сильно напрягает учеников, делая их жизнь в школе еще более несчастной.

Добавьте боли к травмам — хулиганы будут дразнить учеников низкими оценками и обзывать их.

Итог

В ненависти к школе нет ничего нового. Эти институты никогда не были совершенны и никогда не будут совершенны. Тем не менее, они делают все возможное, чтобы совершенствоваться и совершенствоваться, а также дать каждому учащемуся полезный опыт помимо простого образования.

Что вы можете сделать, будучи студентом, так это проявлять настойчивость и сосредоточиться на результате — жизни после школы.

Получение высокого среднего балла поможет вам добиться лучших результатов и получить больше от учебы.

Вместо поиска работы вы получаете корпоративные приглашения на высокооплачиваемые должности.

Возможно, это одна из причин, по которой школа сложна и непривычна, потому что она готовит нас к следующему большому событию — жизни.

Ненависть в школе | Южный юридический центр по борьбе с бедностью

Иерархия ненависти в школе

Глядя на сообщения средств массовой информации или читая рассказы педагогов, становится ясно, что ненависть и предвзятость являются национальными, а не региональными проблемами. Мы видели отчеты СМИ и преподавателей из всех 50 штатов и Вашингтона, округ Колумбия.с., 2018.

В школах ненависть и предвзятость не ограничиваются одним местом в здании. Большинство инцидентов, о которых сообщили педагоги, произошли на территории школы, причем почти треть произошла в классе, предположительно на глазах у учителей. Немногие педагоги видят случаи ненависти и предвзятости в социальных сетях, но социальные сети — видео, посты, чаты и скриншоты — часто находятся в центре сюжетов, которые освещаются в новостях.

Большинство случаев ненависти и предвзятости происходят на уровне средней школы, в средней и старшей школе.В начальной школе учащиеся, как правило, остаются в одной группе, часто в одном классе, и тесно сотрудничают с небольшим числом взрослых. Большинство начальных школ делают акцент на социализации и обучении ладить. В средних школах подростки пробуют себя в новой идентичности, меняют классы и учителей, борются за внимание и одобрение сверстников. Они также более активны в Интернете, где отвратительный контент усиливается, и легко попасть в выгребную яму ненависти.

В этом исследовании мы каталогизировали типы случаев предвзятости, о которых сообщают учителя.Мы обнаружили, что наиболее распространенными были расовые и этнические предубеждения, за которыми следовали инциденты, мотивированные предубеждением против сообщества ЛГБТК, иммигрантов, евреев, мусульман и «других».

Раса и этническая принадлежность


Расовая предвзятость — всех видов — является наиболее распространенной причиной инцидентов, составляя 33 процента от числа, о котором сообщают педагоги, и 63 процента от тех, о которых сообщается в средствах массовой информации. В подавляющем большинстве случаев жертвами таких инцидентов становятся чернокожие студенты, хотя выделяются и азиатские студенты.Учителя также сообщили о нескольких инцидентах, связанных с обзыванием белых людей. Расистские инциденты, часто связанные с оскорблениями, также преобладают в новостях. Один учитель средней школы в Вашингтоне описал использование слова на букву «н» как «постоянное». Где угодно. Все время.» Педагоги также сообщали, что слышали расистские, стереотипные выражения, относящиеся к чернокожим ученикам, такие как «смуглый», «сборщик хлопка», «обезьяна», «раб» и «обезьяна».

Некоторые заявления, особенно детей младшего возраста, можно объяснить невежественным повторением предубеждений и стереотипов, которые они слышат дома.Но значительное количество инцидентов, о которых сообщают как педагоги, так и средства массовой информации, включают глубоко тревожные проявления расовой неприязни и белого национализма. В 2018 году СМИ сообщили о 25 случаях со ссылками на Ку-клукс-клан и 19 сообщениях о петлях в школах США.

Администраторы, похоже, чувствительны к расистским инцидентам и, по сравнению с другими проявлениями ненависти и предвзятости, более серьезно относятся к ним. Эти эпизоды также с большей вероятностью могут привести к дисциплинарным взысканиям.По словам педагогов, в 59 процентах инцидентов на расовой почве, которые они видели, кого-то наказывали. А администраторы с большей вероятностью будут общаться с семьями, сотрудниками и студентами, когда речь идет о расе; в 35 процентах случаев, о которых сообщили педагоги, руководители школ осудили этот акт и подтвердили школьные ценности. В 25 процентах случаев руководители школ оказывали какую-либо поддержку целевым группам.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

Инциденты, связанные с сексуальной ориентацией или гендерной идентичностью, составляют 25 процентов от тех, о которых сообщают педагоги, и только 10 процентов от тех, о которых сообщается в средствах массовой информации.

Хотя мы обнаружили небольшое количество инцидентов, направленных против цисгендерных девушек, включая изрядное количество сексуальных намеков, подавляющее большинство инцидентов в этой категории были направлены на людей, которые идентифицируют себя вне цисгендерной или гетеросексуальной идентичности. Эта форма домогательств и предубеждений начинается в начальной школе и усиливается в средней и старшей школе.

Ненависть к ЛГБТК начинается там, где она всегда была, с использования слова «гей» и других прилагательных в качестве уничижительных.

учителя ЛГБТК сообщили о том, что их преследовали ученики и коллеги. Педагог из Техаса сказал нам, что ЛГБТК-сообщество — это «самая распространенная маргинализированная/дискриминируемая группа населения. Использование гей … в качестве оскорбления происходит ЕЖЕДНЕВНО. Студенты используют слово педик , как будто это не имеет большого значения, даже несмотря на то, что в округе, в котором мы живем, проживает большое количество людей, которые идентифицируют себя как ЛГБТК».

Новым является притеснение растущего числа учащихся, которые идентифицируют себя как трансгендерных и трансгендерных, со стороны как одноклассников, так и учителей, многие из которых отказываются использовать предпочитаемые местоимения или имена.

Тема наполнена политическим подтекстом, студенты, а иногда и преподаватели настаивают на том, что существует только два пола.

Несмотря на то, что в 2018 году в новостях появилось несколько крайних случаев трансфобии, педагоги сообщили, что менее 2 процентов инцидентов ненависти на почве пола и сексуальной идентичности, свидетелями которых они были, получили освещение в СМИ. сообщества.

Однако ненависть по признаку пола и сексуальной идентичности была одной из наиболее вероятных причин, побудивших администраторов оказать поддержку маргинализированным учащимся и побудивших школьных руководителей осудить акт и подтвердить школьные ценности.

Антииммигрантский

Враждебное отношение к людям, которых считают иммигрантами, привело к значительному количеству притеснений в школах; около 18 процентов инцидентов, о которых сообщили педагоги, были направлены против людей, которых считали «иностранцами». В эту категорию вошли 4 процента инцидентов, о которых сообщалось в средствах массовой информации.


Многие педагоги сообщали, что слышали оскорбления, в том числе те, от которых, по их мнению, давно отказались. В то время как большая часть злоупотреблений была направлена ​​против латиноамериканских студентов, жертвами становились все, кто выглядел «иностранцем».

Антииммигрантские убеждения, высказываемые молодежью, тесно связаны с риторикой Белого дома. Один техасский учитель начальной школы сухо заметил, что «г. «Стена» Трампа вызвала ряд замечаний».

Вот как выглядит «стена» в школах:

  • Ученики начальной школы в сельской школе с преимущественно белым населением скандировали «Построй стену!» во время урока и поставить на свои парты бумажные таблички с лозунгом. ( сообщил педагог из штата Орегон )

  • Работники начальной школы и учителя улыбались, позируя для фотографий в своих костюмах на Хэллоуин.Одна группа носила сомбреро, пончо и фальшивые усы, покачивая маракасами; другой выстроился так, что их раскрашенные под кирпич костюмы образовывали «пограничную стену» с лозунгом «Сделаем Америку снова великой». Фотографии были опубликованы на странице округа в Facebook. ( сообщили средства массовой информации в Айдахо )

  • Белые старшеклассники взялись за руки и пошли вместе, выкрикивая: «Построй стену! Построй стену!» при установлении зрительного контакта с цветными учениками. ( сообщил педагог из Вашингтона )

По сравнению с другими инцидентами, ненависть, направленная на тех, кого в школе считают иммигрантами, с меньшей вероятностью попала в новости.Педагоги сообщили, что инциденты против иммигрантов, свидетелями которых они были, попали в новости с частотой около 2 процентов, что составляет менее половины среднего показателя.

Эти инциденты также с меньшей вероятностью вызывали реакцию администраторов. Столкнувшись с неправомерным поведением в отношении иммигрантов, администраторы редко проводят расследования. А когда мишенью стали иммигранты, лишь немногие администраторы решили сделать публичные заявления, осуждающие притеснения или поддерживающие членов целевой группы.

Антисемитизм

Антисемитизм был связан с 11 процентами инцидентов, о которых сообщали педагоги, и 18 процентами инцидентов, о которых сообщалось в СМИ.

Отслеживая новостные сообщения, мы заметили всплеск антисемитских инцидентов к концу года. Только за последние три месяца 2018 года было зарегистрировано 82 случая.


Фото Колина Кэмпбелла/Baltimore Sun/TNS/Getty Images

Антисемитизм часто проявлялся в форме оскорблений или символов ненависти; 68 процентов инцидентов, о которых сообщалось в новостях, включали свастику. В нашем опросе нам рассказали о свастиках, нацарапанных на плитке в ванной, вырезанных на столах, нарисованных на парковках, выжженных на футбольных полях и нанесенных чернилами на кожу.В нескольких школах были опубликованы фотографии учеников, выстроившихся в свастику. А преподаватели двух школ — одной в Миссисипи и одной в Нью-Джерси — сообщили, что старшеклассники рисовали свастики в ежегодниках своих одноклассников-евреев.

Педагоги также рассказали нам, что слышат от учащихся шутки о Холокосте и о возрождении отрицания Холокоста. Антисемитизм также был явно связан с сообщениями о власти белых. Например, учитель средней школы в Калифорнии сообщил, что ученик заявил: «Евреи должны умереть, а пуэрториканцы должны вернуться в свою страну.

Столкнувшись с антисемитскими инцидентами, руководители школ чаще реагировали по-разному. Педагоги рассказали нам, что школьные руководители с большей вероятностью, чем в среднем, общались с семьями, осуждали этот акт, делали публичные заявления и проводили расследование, чтобы оценить, был ли школьный климат враждебным по отношению к учащимся-евреям.

Антимусульманский

Антимусульманские инциденты были наименьшими среди пяти категорий, о которых сообщили педагоги (6 процентов), и тех, о которых сообщалось в новостях.Всего мы выявили более 200 инцидентов, связанных с ненавистью и предубеждением против мусульман. Подавляющее большинство из них — почти 88 процентов — поступило от педагогов, а не от новостей. Учителя сообщали, что слышали, как ученики-мусульмане или те, кого считают мусульманами, называли их такими именами, как «террорист», «бомбардировщик», «Усама» или «ИГИЛ». Один педагог рассказал нам о том, как одноклассники заставляли ученика перевести фразу «Смерть Америки» на арабский язык. Другой рассказал нам об одном студенте, который жаловался, что плакат с изображением молодой женщины в хиджабе перед американским флагом «оскорбляет его».


Фото Мелани Стетсон Фриман/The Christian Science Monitor/Getty Images

Эти инциденты касались не только студентов. Педагог из Висконсина рассказал нам о семьях, которые пришли в школьный совет, чтобы протестовать против урока английского языка в восьмом классе, основанного на книге I Am Malala. Учительница из Иллинойса рассказала нам, что родители связались с руководством школы после того, как увидели, как родитель-мусульманин фотографирует возле школы. Некоторые из них требовали провести расследование в отношении родителя.

Антимусульманские инциденты, о которых сообщали преподаватели, гораздо реже, чем в среднем, попадали в новости, и педагоги сообщали, что они также реже приводили к дисциплинарным взысканиям. В то время как руководители школ реагировали на антимусульманскую ненависть примерно в среднем, только около трети инцидентов приводили к дисциплинарным взысканиям. Антимусульманская ненависть также реже всего вызывала общение с родителями или общественную поддержку целевой группы.

Отчет о ненависти в школе | Learning for Justice

В 2018 году мы сообщили о тревожном количестве инцидентов, связанных с оскорблениями личности, символами ненависти, нетерпимостью и притеснениями детей в школе.Эта враждебность отражает то, что происходит за стенами школы, а также в нашей политической культуре и культуре социальных сетей.

Ненависть в школе, 2018 г. дополняет новостные сообщения за 2018 г. опросом, проведенным организацией Learning for Justice, а затем Teaching Tolerance в декабре, в ходе которого педагогов просили описать инциденты, связанные с символами ненависти или преследованием других по признаку расы, этнической принадлежности, религии. , иммиграционный статус, пол или сексуальная идентичность. В этом отчете анализируются ответы, чтобы помочь лучше понять типы инцидентов ненависти, которые происходят в школах, где они происходят, кто чаще всего становится мишенью и как школы реагируют.
 
Мы не можем просто игнорировать эти проблемы.
 
Чтобы обеспечить безопасность всех учащихся, руководители школ должны принимать энергичные и упреждающие меры для противодействия предрассудкам и содействия справедливости и инклюзивности. Они должны действовать быстро и решительно, чтобы реагировать на все случаи ненависти и предвзятости, когда они происходят, с помощью модели, которая делает упор на общение, сочувствие, примирение и поддержку тех, кто пострадал.
 
Необходимо поддерживать педагогов в этих усилиях.Нынешняя администрация только усугубила проблему — поведением президента и отменой указаний для руководителей школ — поэтому государственное лидерство важнее, чем когда-либо. Нажмите здесь, чтобы связаться со своим губернатором и потребовать, чтобы чиновники штата предприняли необходимые шаги для защиты наших детей и борьбы с ненавистью и предвзятостью в наших школах.

Полный список комментариев к опросу доступен здесь.

 

  • В Нью-Йорке ученик средней школы пишет в учебнике, что линчует чернокожего мужа белой учительницы.
  • В Иллинойсе белые учащиеся начальной школы называют черных учеников обезьянами.
  • В Миннесоте ученик средней школы говорит латиноамериканскому ребенку, что его мать должна сидеть в тюрьме вместе со всеми нелегальными иммигрантами.
  • В Массачусетсе 10-летняя девочка-мусульманка получает записку, в которой говорится: «Вы террористка. Я тебя убью.»
  • В Оклахоме пятиклассник рисует свастику и пишет на руке «белая сила».

 

«Ученик приклеил лист бумаги со свастикой на стену моего класса. Это было через пару дней после стрельбы в синагоге «Древо жизни», а я еврей.»

— Отчет преподавателя, Вашингтон

 

Что-то безобразное творится в школах Америки.

И не уходит.

Три года назад — во время и сразу после президентской кампании — мы зафиксировали всплеск инцидентов, связанных с расистскими оскорблениями и символикой, фанатизмом и притеснениями детей из числа меньшинств в национальных школах.Мы назвали это явление «Эффектом Трампа», потому что оказалось, что дети подражали расистским, ксенофобским и грубым выражениям, которые Дональд Трамп использовал во время предвыборной кампании.

Действительно, в двух неофициальных опросах учителя рассказали нам, что во многих случаях имя Трампа упоминалось или его слова повторялись детьми, которые притесняли других на основании их расы, этнического происхождения, религии или сексуальной ориентации. Они отметили тревожный всплеск инцидентов, связанных со свастикой, уничижительным языком, нацистскими приветствиями и флагами Конфедерации.Учителя сообщили, что цветные дети беспокоятся за свою безопасность и безопасность своих семей.

Теперь в средствах массовой информации регулярно появляются сообщения о ненависти и предвзятости в школе. Снятые камерами мобильных телефонов или описанные в социальных сетях тревожные инциденты — оскорбления, граффити со свастикой или кричалки «Построй стену!» предназначенные для латиноамериканских спортсменов — быстро перемещайтесь из школ на первые страницы.

В последние месяцы несколько таких историй привлекли внимание зрителей по всей стране.В Барабу, штат Висконсин, десятки старшеклассников мужского пола, почти все белые, были замечены в нацистском приветствии на фото с выпускного бала. В Айдахо сотрудники начальной школы переоделись мексиканцами и стеной Трампа на Хэллоуин. В элитной частной школе в Нью-Йорке вирусным стало видео, на котором две шестиклассницы носят черные лица и размахивают руками, как обезьяны. Было множество историй об афроамериканских или латиноамериканских спортсменах, над которыми насмехались белые студенты.

Реальность такова, что, хотя эти сообщения в СМИ появляются с пугающей регулярностью, они представляют собой лишь малую часть случаев ненависти и предвзятости, с которыми педагоги сталкиваются в классе.

Для этого отчета мы выявили 821 инцидент в школах, о которых сообщалось в средствах массовой информации в 2018 году. Для сравнения, педагоги K-12, ответившие на новый вопросник, сообщили о 3265 таких инцидентах только осенью 2018 года.

 

Мы нашли это:

  • Более двух третей из 2776 педагогов, ответивших на вопросы анкеты, осенью 2018 года стали свидетелями проявлений ненависти или предубеждения в своей школе.
  • Менее 5% инцидентов, свидетелями которых стали педагоги, освещались в средствах массовой информации.
  • Расизм, по-видимому, является мотивом большинства инцидентов, связанных с ненавистью и предубеждением в школе, на его долю приходится 63 процента инцидентов, о которых сообщается в новостях, и 33 процента инцидентов, о которых сообщают учителя.
  • Из инцидентов, о которых сообщали педагоги, те, которые связаны с расизмом и антисемитизмом, чаще всего освещались в средствах массовой информации; инциденты против латиноамериканцев и ЛГБТК были наименее вероятными.
  • Большинство инцидентов, связанных с ненавистью и предубеждением, свидетелями которых стали педагоги, не рассматривались руководителями школ.В 57% из них никто не был наказан. В девяти случаях из 10 администраторам не удалось осудить предвзятость или подтвердить школьные ценности.

Возникающая картина полностью противоположна тому, чем должны быть школы: места, где учащиеся чувствуют себя желанными, безопасными и поддерживаются взрослыми, которые несут ответственность за их благополучие.

Но школы не являются герметичными учреждениями. Они не застрахованы от политических и социально-экономических сил, захвативших нашу нацию.

На самом деле, эта вспышка агрессии, направленная в первую очередь на цветных учеников и детей ЛГБТК, отражает то, что происходит за стенами школы.Преступления на почве ненависти растут. Сам президент занимается ребяческими насмешками в социальных сетях и разрушает нормы поведения, соблюдаемые поколениями американских лидеров. А расизм, фанатизм и женоненавистничество злобного белого националистического движения повторяются как попугаи основными политическими деятелями и деятелями СМИ.

Школы не могут просто игнорировать эти проблемы.

Чтобы защитить учащихся от вреда, преподаватели должны принимать энергичные и упреждающие меры для противодействия предрассудкам и содействия справедливости и инклюзивности.И они должны действовать быстро и решительно, чтобы реагировать на все случаи ненависти и предвзятости, когда они происходят, с помощью модели, которая делает упор на общение, сочувствие, примирение и поддержку тех, кто пострадал.

Ненависть в школах

Внимание! Эта статья содержит расистские и оскорбительные выражения.

Свастики на туалетных кабинках. Песни «Построй стену». Заметки «Вернись в Мексику». Неделя образования обнаружила сотни сообщений о ненависти и предвзятости в школах.

Newtown, Pa. —

На записке, найденной в туалете для девочек, были нацарапаны три свастики, а также гомофобный комментарий и заявление: «Я люблю Трампа».

В рюкзаке латиноамериканского студента найдена записка, в которой говорилось: «Возвращайся в Мексику».

В тот же день было сообщено о двух других инцидентах, наполненных ненавистью, — упоминании имени Дональда Трампа и использовании свастики.

Школа: Школа Каунсил-Рок в богатом пригороде Филадельфии, состоящем преимущественно из белых.

День: 9 ноября 2016 года, на следующий день после избрания президента Трампа.

Суперинтендант школьного округа Совета Рока Роберт Фрейзер осудил эти инциденты, но сказал родителям, что, по его мнению, это были единичные случаи. Действия, которые он написал в письме от 10 ноября, были «неуместными» и недопустимы. Но, подчеркнул он, «вероятно, ответственность за них несет очень небольшое число лиц, чьи действия не должны наносить ущерб репутации большей группы».

Вскоре после этого округ сформировал совет по разнообразию, в основном состоящий из родителей, и предпринял ряд других шагов, включая обучение школьного персонала более эффективному выявлению случаев ненависти и реагированию на них.Несмотря на эти усилия, в школе Совета Рок, по словам некоторых родителей и учеников, по-прежнему существует культура, в которой расистские взгляды иногда смело выражаются, но часто бродят под поверхностью.

Инциденты, разжигаемые ненавистью в Каунсил-Рок после президентских выборов 2016 года, вызывающих разногласия, и тернистый путь школы к их урегулированию не являются чем-то необычным.

Обеспокоенность по поводу роста числа преступлений на почве ненависти и случаев предвзятости возросла после предвыборной кампании и избрания президента Трампа, который часто использовал грубые выражения и расистскую риторику при описании иммигрантов, цветных людей и женщин.В школах аналогичные опасения разделяют некоторые учащиеся, родители и преподаватели, которые предполагают, что влияние Трампа побудило некоторых детей, подростков и даже школьных работников открыто выражать ненавистнические взгляды.

Чтобы понять, как ненависть, нетерпимость и предвзятость влияют на школьный климат и влияют на учащихся и их преподавателей, Education Week в партнерстве с некоммерческой новостной организацией ProPublica приняла участие в проекте под названием «Документирование ненависти». Мы проанализировали сообщения средств массовой информации за три года и случаи ненависти и предвзятости, о которых сообщали сами ученики в школьных учреждениях K-12, многие из которых были отправлены в ProPublica.

При проверке 472 проверенных учетных записей мы обнаружили, что большинство инцидентов, имевших место в школах в период с января 2015 г. по декабрь 2017 г., были направлены против чернокожих и латиноамериканских учащихся, а также евреев или мусульман.

Большинство инцидентов, о некоторых из которых было официально сообщено школьному персоналу, были связаны с ненавистническими высказываниями, устными и письменными. Сообщения о телесных повреждениях поступали относительно редко.

Наиболее распространенными словами были: «n-слово», различные варианты «построить стену» и «вернуться в [вставьте сюда название другой страны, обычно в Мексику].Самый распространенный символ ненависти: свастики.

Наибольшее количество репортажей за один день в школах K-12: 9 ноября 2016 года — на следующий день после избрания Трампа.

Но справедливо ли возлагать всю вину за слова и действия президента Трампа на извержение купороса в школах?

Неофициальных сообщений недостаточно, чтобы предположить, что подстрекательские высказывания президента привели к увеличению уровня издевательств, и новые данные показывают, что уровень издевательств оставался стабильным в 2017 году, согласно исследованию по наблюдению за рискованным поведением молодежи.

Один эксперт по школьному климату предупредил руководителей школ, чтобы они не обвиняли в проявлениях ненависти и издевательствах за последние пару лет влияние Трампа.

«Обычно никогда не существует только одной причины издевательств, поэтому, если мы возлагаем вину на президента, мы упускаем из виду более широкие климатические проблемы, которые существовали раньше и, вероятно, сохранятся, если не будут решаться напрямую», — сказала Дебора Темкин, которая является директор по исследованиям в области образования беспартийной организации Child Trends и ранее курировал федеральные усилия по борьбе с издевательствами в администрации Обамы.

«То, как взрослые реагируют на инциденты, влияет на всю атмосферу в школе»

По словам более дюжины родителей и учащихся, опрошенных Education Week, за более чем 18 месяцев, прошедших после взрыва в 2016 году в Каунсил-Рок-Норт, в старшей школе и других школах округа произошли другие акты ненависти.

Когда в прошлом году группа студентов провела кампанию за смену школьного талисмана американских индейцев, кто-то создал учетную запись в Instagram, чтобы противостоять расистским альтернативам.Среди них: фигура ККК, изображение латиноамериканца с надписью «Council Rock Tacos» и изображение темнокожего человека с пистолетом с надписью «Council Rock Criminals».

В прошлом году учительница средней школы в районе Каунсил-Рок повесила флаг Конфедерации на стену своего класса, а районный подрядчик появился в школе во время баскетбольного лагеря с большим флагом Конфедерации, поднятым из его грузовика. После того, как родители в совете по разнообразию сообщили, что флаги оскорбительны, их сняли.

Школы уже давно являются местом предубеждений и притеснений, где учащиеся, на которые направлено воздействие, могут чувствовать угрозу и нежелательность, а родители беспокоятся о физической безопасности своих детей. И администраторы часто не справляются с уродством — как сразу после, так и в долгосрочной перспективе, чтобы противостоять глубоко укоренившейся ненависти и предубеждениям в своих школьных сообществах.

Лидеры К-12 должны сначала расследовать и определить мотивы инцидентов, сказал Темкин, а затем установить, есть ли решения, такие как антипредвзятое обучение и мультикультурное образование, которые могли бы решить проблему.

«Мы знаем, как взрослые реагируют на инциденты, влияющие на весь климат в школе, как говорят, что эти инциденты не в порядке и не являются нормой», — сказал Темкин. «Однако у родителей есть некоторые представления о том, что должна делать школа, что может не совпадать с тем, что школа должна или может делать».

Часто, по словам Темкина, школьные руководители и учителя могут испытывать давление с целью наказать тех, кто совершает ненавистные действия, но это может подорвать стремление к более устойчивому результату в попытке противостоять самой предвзятости.Двумя основными областями, на которых следует сосредоточиться, должны быть уверенность в том, что дети, ставшие мишенью, чувствуют себя в безопасности, и выяснение того, почему виновные в инцидентах с предубеждением действуют таким образом.

Хотя данные об инцидентах, связанных с ненавистью в школах, в лучшем случае скудны, Министерство юстиции США периодически опрашивает учащихся по этому вопросу в рамках своего Национального исследования виктимизации от преступлений. В 2015 году, согласно последнему исследованию школьной преступности, более 25 процентов учащихся сообщили, что видели граффити на почве ненависти в своих школах.Тот же опрос также показал, что большинство учащихся, которые сообщили, что они стали мишенью слов, связанных с ненавистью, посещают пригородные школы.

Государственные школы в пригородах Америки все чаще становятся самыми разнообразными: большинство учащихся из числа белых уступают место притоку учащихся из различных рас, этнических и культурных слоев.

Такие школы, как Council Rock North High, где 88 процентов учащихся белые, 1,5 процента — черные и 2 процента — латиноамериканцы.

«Я не думаю, что мои одноклассники и учителя действительно понимают ту боль, которую мы чувствуем»

Для 17-летней Джейлы Джонсон, которая в июне окончила Северный Каунсил-Рок, извержение ненависти и нетерпимости после выборов не было чем-то новым. Афроамериканская студентка сказала, что слышала, как одноклассники используют расовые оскорбления и хвалят Ку-клукс-клан.

«Я не думаю, что мои одноклассники и учителя действительно понимают ту боль, которую мы чувствуем», — сказала Джейла.«Он уходит глубоко».

Ее старшая сестра Джанай, окончившая школу в 2013 году, на втором курсе столкнулась с расистской угрозой, написанной на стене в туалете для девочек: «Я убью всех негров». Были перечислены имена чернокожих студентов, включая Джанаи.

Когда это произошло, администрация школы не уведомила родителей Джанаи, сказала ее мать Робин Джонсон.

— Никто не звонил, — сказала она. «Они не обращались к этому, пока я не обратился к нему».

Средняя школа с 1700 учениками находится в округе Бакс, примерно в 30 милях от Филадельфии.Он имеет репутацию высокой студенческой успеваемости. Он находится в школьном округе, пользующемся спросом у учителей — из-за отличных учеников и одних из лучших зарплат в Пенсильвании.

Когда произошел каскад инцидентов на почве ненависти после дня выборов, Фрейзер, суперинтендант, предпринял несколько шагов для решения более широких проблем расизма и нетерпимости в школьном сообществе. Среди наиболее примечательных было создание совета по разнообразию, добровольной группы родителей, которые должны были консультировать руководителей округов.

Руководство округа и активисты родителей, формулируя схожие цели, расходятся во мнениях по поводу того, как их достичь. По словам родителей, входящих в совет по разнообразию, два основных пункта разногласий — это отсутствие разнообразия среди учителей округа и то, как лучше всего разместить трансгендерных учащихся.

Таким образом, менее чем через год после его создания, окружные власти решили, что родительская группа больше не будет связана со школьной системой.

Фрейзер отказался давать интервью для этой статьи.Он предоставил заявление, в котором перечислены более двух десятков действий, предпринятых округом за последние два года для противодействия и предотвращения актов ненависти.

«Я привержен тому, чтобы Каунсил-Рок был четко признан районом, который не только приветствует разнообразие всех видов, но и прославляет его», — написал Фрейзер.

В своем заявлении Фрейзер сослался на исследования школьного климата, разработанные внешней фирмой, которые проводились в начале 2017-18 учебного года, но результаты еще не опубликованы.Учителя прошли обучение по вопросам разнообразия, а школьный округ провел беседы о справедливости. Он разработал культурную компетенцию на каждом уровне обучения с общественными группами социальной справедливости, такими как Центр мира, который отслеживает десятки случаев предубеждения в сообществе и помогает консультировать целевые семьи.

«Мы продолжим нашу работу в ближайшие годы, так как принятие чего-либо меньшего, чем 100-процентный успех в этой области неприемлемо», — сказал Фрейзер.

Но для родителей учеников, которые стали мишенью предыдущих инцидентов, общая реакция округа была слишком медленной и оборонительной, сказала Ким Ксантус, американка азиатского происхождения, которая работает в совете по разнообразию.

В то время как директор и персонал начальной школы, в которой учатся ее дети, принимали активное участие в развитии разговоров о расе, такие усилия были спорадическими по всему округу, и часто ответственность за это возлагалась на учеников или родителей, сказала Ксантус.

Джейла, тоже разочарованная, решила открыть в кампусе клуб разнообразия для студентов. В конце прошлого года она давала показания в Вашингтоне перед У.Член палаты представителей от Южной Каролины Брайан Фитцпатрик, республиканец, о своем опыте борьбы с расизмом и предрассудками в школе.

Но во многих местах студенты пугаются, когда сообщают о том, что их преследуют или издеваются из-за их расы, этнического происхождения или иммиграционного статуса семьи.

В Карбон-Хилл, штат Алабама, трое учениц — все афроамериканки, которые вот-вот перейдут на второй год обучения, — говорят, что во время первого года обучения они неоднократно подвергались преследованиям в школе со стороны пятерых белых старшеклассников.

В старшей школе, где на 96 процентов белые, эти ученики говорят, что в 2017-18 учебном году мальчики неоднократно обзывали их словом на букву «Н» и ругали их с сексуальным подтекстом.Во время обеда в них бросали фальшивые деньги. По словам их родителей, один из мальчиков угрожал девочкам повеситься.

Кейша Кинг, чья дочь стала одной из основных целей преследования, говорит, что времена пошли вспять по сравнению с ее опытом в школе Карбон-Хилл 18 лет назад, когда она также была одной из немногих чернокожих учениц. Все три семьи заявили, что агрессивный характер поведения побудил их высказаться и обратиться за помощью в NAACP.

Несмотря на то, что Кинг сказала, что некоторые мальчики были отстранены от занятий, она все еще считает, что округ не отнесся серьезно к ее опасениям по поводу безопасности.Студенты, преследующие ее дочь, должны вернуться в кампус осенью.

Обдумав, сможет ли она перевезти свою семью в Бирмингем, что в часе езды, чтобы ее дочь могла посещать другую школу, Кинг недавно решила, что пока они останутся. Миракл, дочь Кинга, призналась ей, что не хочет ни убегать от проблемы, ни бросать своих одноклассников, которые чувствуют себя изолированными.

Джейсон Адкинс, директор школ округа Уокер, где находится Карбон-Хилл, сказал в интервью, что, по его мнению, школа позаботилась о беспокойствах родителей по поводу безопасности их дочерей.Он отказался говорить конкретно о дисциплинарных мерах, принятых в отношении мальчиков, сославшись на частную жизнь студентов. Но он обратился к тому, что, по его мнению, следует делать в таких обстоятельствах.

«Мы существуем, чтобы вмешиваться в те ситуации, когда люди не могут вмешаться сами и нуждаются в небольшой помощи от кого-то, кто может изменить ситуацию», — сказал Адкинс. «Прежде всего, всегда должно быть расследование. Будем надеяться, что в большинстве случаев мы делаем то, что должны делать как школьная система, и делаем что-то, чтобы помочь улучшить ситуацию.Я уверен, что мы делаем ошибки, и это не всегда происходит, но так должно быть».

Адкинс, который недавно проиграл кампанию по переизбранию, чтобы остаться суперинтендантом в округе Уокер, сказал, что он снова свяжется с девочками и их семьями до начала школы, чтобы убедиться, что их проблемы были рассмотрены более тщательно. «Нам нужно изучить работу над культурой школы и задаться вопросом: «Как мы можем охватить людей из разных слоев общества?»

«Трудно поверить, что это все еще существует и становится все более распространенным»

еврейские организации, такие как Антидиффамационная лига, сообщили, что антисемитские инциденты в США в целом выросли до самого высокого уровня за два десятилетия.С. за последние пару лет.

У ADL есть образовательная программа против предубеждений, которая проводится более чем в 70 школах Новой Англии, в основном в Массачусетсе. Он ориентирован на старшеклассников, обучающих младших сверстников, особенно в средней школе.

В то время как антисемитские инциденты имели место в школах по всей стране, Education Week обнаружила, что в школах Массачусетса за проанализированный период 2015-2017 годов произошло не менее 73 инцидентов. Однако ADL сообщила о 93 инцидентах, произошедших только в школах Массачусетса в 2017 году, по сравнению с 50 в 2016 году.

Один из них произошел в 2016 году в средней школе Марблхед в районе Бостона. Студенты распространили в Snapchat изображение свастики, сделанной из монет, которое было сфотографировано в химической лаборатории.

«Для меня, имеющего прямое наследие, связанное с Холокостом, включая рассказы моей бабушки во время [Второй мировой войны] о том, что пережили наши родные и друзья, видеть эти напоминания о том, как члены наших семей умирали, просто разбросанные по социальным сетям. средства массовой информации, это болезненно», — сказала Талия Орнштейн, 17-летняя ученица старшей школы Марблхед.«Трудно поверить, что это все еще существует и становится все более распространенным».

Ее одноклассница, 16-летняя София Спунгин, сказала, что инцидент был похож на прямую атаку, поскольку это символ, означающий ненависть к определенной группе. Все просто и ясно, это не нормально».

После инцидента студенты в Марблхеде работали над сбором денег для запуска антипредвзятой программы АДЛ, которая выходит за рамки борьбы с антисемитизмом и включает другие формы дискриминации.

Некоторые учителя говорят, что они должны играть передовую роль в борьбе с нетерпимостью.Одним из таких учителей является Дженнифер Госс, которая разработала курс о Холокосте и других геноцидах в мировой истории в средней школе Роберта Э. Ли в Стонтоне, штат Вирджиния, где многие ее ученики белые. Госс ведет свой курс почти 15 лет, но, по ее словам, в последние годы интерес к ней среди ее студентов, а также ее коллег-преподавателей вырос, что она связывает с усилением культурной напряженности в стране.

«Сначала, когда я начал преподавать в классе, я использовал примеры антисемитских граффити 10-летней давности», — сказал Госс.«И, к сожалению, сегодня я могу зайти в большинство крупных новостных агентств и найти примеры всего пару недель назад».

Форма первоначально появилась на этой странице. Он был удален, потому что мы больше не ищем представлений.

«Я не учусь с ней в школе, я не могу ее защитить»

Повсеместное использование социальных сетей для распространения сообщений ненависти может привести к тому, что сообщества будут чувствовать себя избитыми.

Многие отчеты о предвзятости, рассмотренные Education Week, включали использование Instagram и Snapchat.Родители, опрошенные в разных городах, сказали, что обычно узнают об инцидентах, связанных с ненавистью, от своих детей или из социальных сетей.

В другом случае, когда расистские высказывания распространялись в социальных сетях со скоростью лесного пожара, семь учеников средней школы Бель-Эйр в Бел-Эйр, штат Мэриленд, воспользовались случаем школьного «Дня Эрудита», чтобы составить слово на букву на букву «н». их футболки. В последующие дни фотография разлетелась по соцсетям.

Дженин Китц, мать-афроамериканка, чья дочь Дженея учится в средней школе, сказала, что ей позвонил робот от директора и сообщил, что произошел «инцидент» и учащиеся были наказаны.Но других подробностей директор не сообщил. Китс наконец узнала, что произошло, когда другой темнокожий родитель увидел изображение в социальных сетях и позвонил ей.

После возмущения общественности школьный округ округа Харфорд начал несколько инициатив по разнообразию в старшей школе, где, согласно данным штата, 79 процентов учащихся белые.

Представители школы Бель-Эйр отказались давать интервью, но Лори Нейми, окружной инспектор по вопросам справедливости и культуры, прислала заявление, в котором перечислялись их усилия, в том числе в студенческом городке средней школы, где «учащиеся, непосредственно причастные к инциденту, приняли участие в восстановительный урок, сосредоточенный на историческом и текущем социальном влиянии» использованного оскорбления.

Дженеа, 15 лет, стала активно выступать против расизма после инцидента прошлой осенью, сказала ее мать. Но Киц сказала, что беспокоится о безопасности своей дочери.

«Моя дочь расскажет вам, я проверяю ее каждый день», — сказал Киц. «Я хочу, чтобы она знала, что у нее есть голос, и моя единственная работа — научить ее, как использовать его продуктивно, чтобы, надеюсь, вызвать перемены. Но как родитель, как мать… есть некоторое беспокойство. Поскольку я не учусь с ней в школе, я не могу ее защитить».

Эти разговоры неизбежны для цветных семей, говорит Карсонья Уайз Уайтхед, профессор коммуникации, африканских и афроамериканских исследований в Университете Лойолы в Мэриленде, которого часто приглашают выступить перед аудиторией после инцидента с предубеждением в их сообществе.

В этом учебном году этот звонок поступил с ее собственного заднего двора после того, как группа богатых частных школ в Балтиморе, в том числе школа, которую посещают ее собственные сыновья, устроили бурю в социальных сетях после того, как фотографии учеников и выпускников, одетых в расистские костюмы на Хэллоуин, распространились в Интернете. .

По сообщению Baltimore Sun, на одной фотографии был изображен выпускник Латинской школы для мальчиков в Мэриленде, одетый в оранжевый комбинезон с именем «Фредди Грей» на спине, относящимся к афроамериканцу, который скончался от травм, находясь в полиции. заключен под стражу в 2015 году и стал выдающимся символом движения Black Lives Matter.На второй фотографии, сделанной с другой вечеринки, изображены двое подростков из школы Gilman School и Roland Park Country School, одетые в оранжевые комбинезоны с расистским оскорблением в подписи, сообщает Sun.

Одна из школ, Роланд Парк, пригласила Уайтхеда, чтобы поговорить со всеми учащимися о том, насколько оскорбительными и расистскими были эти изображения, и провести дискуссию о разнообразии, включении и взятии на себя «собственности над нашими словами и действиями» с преимущественно верхними слоями общества. — Класс, белые студенты, — сказала она.

Уайтхед обнаружил, что иногда именно родители, а не школьная администрация, наиболее неохотно обращаются со случаями нетерпимости.

«Иногда жалуются, что мой ребенок слишком мал», — сказал Уайтхед. «Или кажется, что вы запихиваете это нам в глотку. Или я не могу поверить, что нам снова придется иметь дело с этим».

Старший сын Уайтхеда, Кофи, учится в мужской школе Гилмана, одной из частных школ, замешанных в хэллоуинском скандале. В следующем году он станет вице-президентом школьного союза чернокожих студентов.

«После инцидента я разговаривал с родителями, пытаясь понять, как объяснить своим белым одноклассникам, что значит быть черным и мужчиной в Америке», — сказал он.«Бывают дни, когда я сам не совсем понимаю это».

«Я говорю им, чтобы они гордились тем, кто мы есть и что мы приносим обществу»

В сельской местности Перри, штат Айова, число латиноамериканских студентов сильно выросло за последние 20 лет отчасти благодаря мясоперерабатывающим заводам и другим отраслям, в которых занято много иммигрантов из Мексики. Средняя школа Перри, когда-то в основном белая, теперь наполовину белая, наполовину латиноамериканская, сказал директор Дэн Марбургер. Большинство латиноамериканских учеников школы — У.С.-родился с родителями мексиканского происхождения.

Но в регионе, где по-прежнему преобладают белые, латиноамериканские ученики Перри Хай стали объектами разжигания ненависти, особенно в сфере школьного спорта.

Во время баскетбольного матча в феврале 2016 года команда Перри Холла, большинство игроков которой были латиноамериканцами, услышала скандирование «Трамп! Трамп! Трамп!» когда они выбежали на площадку, чтобы начать игру. По словам Марбургера, насмешки исходили от примерно дюжины учеников противоположной средней школы.

В заявлениях своим сообществам и в интервью средствам массовой информации как Марбургер, так и директор противоположной школы немедленно осудили эти действия.Но эти насмешки следовали схеме, которая была обычным явлением, когда команды играли в средней школе Перри, сказал Марбургер. Он видел, как Перри называли «маленькой Мексикой» в Snapchat, слышал, как футболисты сообщают, что люди на играх кричат: «Эй, где твоя грин-карта?» и фанаты противоположных команд носили сомбреро.

Большинство его учеников мексиканского происхождения «навсегда жили в наших общинах и родились здесь», — сказал Марбургер. «Соседние школы этого не знают. Они просто видят это: «Эй, на корте пара смуглых детей.Давайте начнем повторять это».

«Мы должны говорить о гонках с нашими детьми каждый год в разное время, — сказал Марбургер. «Я говорю им, чтобы они гордились тем, кто мы есть и что мы приносим обществу. Затем мы также имеем дело с другими школами, когда слышим об этом».

По словам Марбургер, когда случаются инциденты, связанные с ненавистью, школьные руководители «должны быть на виду» и действовать на опережение как со студентами, так и с более широким сообществом. Но часто такие инциденты не обрабатываются таким образом.Например, два округа, с которыми Education Week связалась для этой статьи, отказались напрямую разговаривать с репортером, отправив вместо этого тщательно сформулированные заявления.

«Этот разговор не должен быть о вине, стыде или осуждении»

Хотя многие из зарегистрированных инцидентов были разжиганием ненависти между сверстниками, учителя и вспомогательный персонал школы также были источником фанатичных заявлений.

Мариалис Васкес, окончившая среднюю школу в Нью-Джерси в 2017 году, сказала, что белый учитель сказал ей и ее одноклассникам, что он согласен с Дональдом Трампом в том, что мексиканцы вредны для страны, назвав их «свиньями» и «ленивыми». На следующий день после выборов в 2016 г.В средней школе, по словам Васкеса, учатся преимущественно латиноамериканцы. Хотя она из Доминиканской Республики, Васкес воспринял замечания учителей о мексиканцах как унизительные для всех латиноамериканцев.

«Когда люди говорят о латиноамериканцах, они говорят обо всех нас в целом», — сказал Васкес, который сообщил об инциденте директору школы, но отказался назвать школу или имена сотрудников, опасаясь возмездия.

«Я только что помню, как он сказал перед классом — это не было полным извинением, — что он больше не будет говорить о своих убеждениях в классе», — вспоминает Васкес.«И это было все».

Ненавистнические высказывания и фанатичные идеи, исходящие от учителя или школьного чиновника, могут привести к другому типу долговременного ущерба для учащихся, который, возможно, сопоставим с травмой, нанесенной их сверстниками.

«У нас есть некоторые первоначальные доказательства того, что если вы подвергаетесь дискриминации со стороны сверстников, это, скорее всего, повлияет на ваше социальное и эмоциональное благополучие», — сказала Априле Беннер, профессор Техасского университета в Остине, которая проводит исследование. о развитии малообеспеченных и цветных учащихся.«Если вы подвергаетесь дискриминации со стороны педагогов, это, скорее всего, повлияет на ученых, что неудивительно».

В интервью и родители, и учителя подчеркивали важность найма цветных учителей в качестве важного решения для сдерживания волны фанатизма и нетерпимости. В то время как чернокожие и латиноамериканские учащиеся выигрывают от того, что у них есть учителя с общим опытом, белым учащимся есть чему поучиться у педагогов другого происхождения.

Одна из таких сетей, стремящихся расширить ряды различных учителей, — «Обучая, пока мусульманин» — была основана учителями из Нью-Джерси Наглой Бедир и Лумой Хасан.

В отчетах об инцидентах на почве ненависти, рассмотренных в обзоре Education Week, учащиеся-мусульмане, особенно девочки, часто становятся мишенью. Одна из причин: ношение хиджаба, традиционного религиозного головного убора мусульманских девушек и женщин.

Бедир сказала, что она и Хасан создали группу, потому что учителя-мусульмане часто чувствуют себя одинокими, когда они или их ученики-мусульмане сталкиваются с дискриминацией в школах. Дуэт работает с другими преподавателями-мусульманами и немусульманами, проводя семинары по всей стране, чтобы помочь бороться с исламофобией.У них есть блог, в котором учащиеся-мусульмане, родители и учителя могут описать свой школьный опыт и перечислить такие ресурсы, как планы уроков и учебные пособия по антипредвзятому обучению.

«Мы также хотим подчеркнуть это и убедиться, что люди не видят мусульман просто как одну монолитную группу», — сказал Бедир.

Другие поддержали Бедира, быстро напомнив педагогам, что группы меньшинств внутри себя имеют внутрикультурные различия, которые важно учитывать при разработке инициатив по интеграции.

Среди инцидентов, связанных с ненавистью и предубеждением, которые рассмотрели Education Week, некоторые белые учащиеся выразили любопытство относительно того, почему группы белой гордости избегают, и выразили чувство, что они не участвуют в работе по разнообразию. В нескольких случаях белые студенты заявили, что над ними издевались за то, что они выражали поддержку Трампу, обычно в районах с большим расовым разнообразием.

В одном городском школьном округе — Денвере — руководители приняли такие вопросы и изучают «белизну» как часть своей более широкой работы над разнообразием и инклюзивностью.Двадцать пять процентов учащихся округа белые, а 75 процентов его учителей белые.

«На самом деле мы начинаем с понимания того, что у всех есть предубеждения, и это не делает вас расистом», — сказал чернокожий Аллен Смит, начальник отдела культуры, справедливости и руководства округа Денвер. «Этот разговор не обязательно должен быть о вине, стыде или осуждении, что немного снимает напряжение и дает людям возможность говорить».

Он пригласил Дженнифер Харви, профессора этики и религии в Университете Дрейка в Де-Мойне, штат Айова, чтобы поговорить со студентами и сотрудниками округа об институциональном расизме и привилегиях белых.Харви сказала, что термин «белые привилегии» часто сбивает с толку, но она считает, что концепция, стоящая за ним, верна — белые люди имеют большие преимущества перед цветными в том, как функционирует американское общество.

Харви объяснил, что, хотя «всегда опасно быть слишком общим» при анализе культурной группы, есть важные наблюдения, о которых следует помнить, говоря с белыми студентами и преподавателями о белых привилегиях.

Некоторые белые студенты могут никогда не задумываться о своей идентичности с точки зрения расы, поэтому не рассматривайте расизм как свою проблему, сказала она.А в очень разнообразных сообществах, таких как Денвер, белые студенты могут считать себя «зрителями» в более широких дискуссиях о разнообразии.

«Существует много чувства вины белых, которое затем приводит к тому, что белая молодежь вообще отказывается от разговора о расе», — сказал Харви, белый. «Или толчок (к разнообразию) заканчивается, что еще более ужасно, перерастанием в обиду на своих сверстников по цвету».

В старшей школе Совета Рок-Норт обсуждение привилегий белых заставило некоторых сотрудников уйти в знак протеста во время тренинга по многообразию, по словам родителей, входящих в совет по многообразию.Родители слышали, что те, кто уехал, считали, что этот термин игнорирует их корни из низшего экономического класса.

Борьба с предвзятостью все еще продолжается в районе Каунсил-Рок.

Катя Монард-Вайсман, латиноамериканка, у которой двое детей младшего возраста учатся в школах Совета Рока, сказала, что основная группа из восьми родителей выступает в качестве исполнительного совета, каждый из которых курирует комитеты, состоящие из других родителей. Студенты посещают собрания совета вместе с другими членами семьи. На заседания совета пришло до 100 человек.

На собрании в конце мая в публичной библиотеке в Ньютауне дюжина родителей обсудили свои опасения спустя более 18 месяцев после каскада инцидентов на почве ненависти после выборов.

Среди них:

  • Некоторые школьные работники, считающие, что борьба с фанатизмом не должна быть первоочередной задачей, учитывая небольшое количество учащихся из числа меньшинств;
  • Некоторые белые родители говорят, что школьный округ не готовит белых учащихся к жизни и работе в различных сообществах; и,
  • Опасения, что цветные учащиеся и их семьи будут избегать школ Каунсил-Рок, потому что они не чувствуют себя желанными.

«Община меняется, и мы должны готовить детей», — сказала Лори Перусич, еврейка, мать двух студентов Каунсил-Рок, которая работает в совете. «Мы должны понять, что поставлено на карту, если мы не будем действовать сейчас. И мы не уходим».

Об этом проекте

В школах часто разжигаются разжигающие ненависть высказывания и действия. Чтобы лучше понять распространенность и характер ненависти в школах, Education Week присоединилась к Documenting Hate, совместному медийному проекту под руководством ProPublica, который собирает отчеты о случаях ненависти по всей стране.Мы проанализировали инциденты на почве ненависти в учреждениях K-12, используя данные из базы данных ProPublica, а также инциденты, которые мы подсчитали в новостях за 2015–2017 годы.

За нашим анализом

ПОЧТИ 500 СЛУЧАЕВ НЕНАВИСТИ В ШКОЛАХ

Несмотря на то, что громкие преступления на почве ненависти и инциденты, связанные с предубеждением, привлекают внимание всей страны, трудно подсчитать, сколько из них происходит в обществе в целом, включая те, которые происходят в школах страны.

В то время как федеральный закон требует, чтобы U.S. Министерство юстиции должно сообщать статистику преступлений на почве ненависти, местные полицейские управления и управления штата не обязаны этого делать, и многие этого не делают. В 50 штатах и ​​округе Колумбия законы о преступлениях на почве ненависти различаются, особенно в отношении сексуальной ориентации. В пяти штатах нет закона о преступлениях на почве ненависти. Эти несоответствия означают, что данные об актах ненависти далеки от полных, что особенно затрудняет понимание масштаба проблемы и получение точной картины типов происходящих инцидентов и групп, на которые они направлены.

Чтобы лучше понять распространенность и характер актов ненависти в школах, Education Week заключила партнерское соглашение с ProPublica, независимой некоммерческой новостной организацией, которая организовала консорциум из более чем 140 новостных организаций для сбора отчетов о случаях ненависти по всей стране. Медиа-партнеры, в том числе Education Week, разместили на своих веб-сайтах формы для отправки сообщений.

С момента запуска в январе 2017 года база данных Documenting Hate получила более 5000 сообщений о преступлениях на почве ненависти и актах расизма, ксенофобии и гомофобии.На сегодняшний день было представлено более 600 отчетов об инцидентах, имевших место в помещениях К-12 — почти треть этих отчетов была проверена независимыми экспертами.

Education Week провела анализ инцидентов на почве ненависти в школах, используя данные из коллекции ProPublica, а также инциденты, которые были подсчитаны из сообщений средств массовой информации. Из-за отсутствия исчерпывающих данных в течение долгого времени наш анализ сосредоточен на данных за три года с 2015 по 2017 год, которые были зарегистрированы в пространствах K-12. Эти места могут быть где угодно в кампусе, в школьных автобусах или на школьном мероприятии вдали от дома.

Мы обнаружили более 470 уникальных инцидентов в школах по всей стране, о которых сообщалось за этот трехлетний период, используя процесс проверки, который опирался либо на собственные репортажи Education Week, другие новостные статьи и/или свидетелей, которые разговаривали с другими журналистами в Консорциум документирования ненависти.

Поскольку данные предоставлены самими исследователями и далеки от исчерпывающих, невозможно определить четкие тенденции для конкретных мест или групп населения. Запугивание, которое часто окружает тех, кто является объектом таких нападений, также еще больше усложняет решение проблемы.Языковые барьеры, незарегистрированный иммиграционный статус и страх возмездия являются распространенными причинами того, что те, кто стал мишенью актов ненависти, могут не сообщать о них.

Нельзя сделать вывод, что инциденты на почве ненависти происходят в школах чаще, чем в других частях общества. Но тот факт, что эти тревожные действия вообще совершаются детьми и молодежью, подчеркивает огромную ответственность, которую должны взять на себя школы и педагоги в борьбе с этим явлением.

Ваш ребенок ненавидит школу? Это как реагировать

Когда ваш ребенок начинает ненавидеть школу, эти стратегии имеют решающее значение для поддержки вашего ребенка и обеспечения наилучших результатов в школе.Здесь вы найдете советы экспертов по воспитанию детей, бывшего директора школы и преподавателя университета, а также видео от семейного терапевта.


Моя пятилетняя дочь проснулась до рассвета, рассказывая о своих школьных друзьях. Ее большие карие глаза сверкали, когда она вспоминала события вчерашнего дня.

«Знаете ли вы, что на день рождения Эбби получила один из тех огромных LOL?»
«В школе каждый день, когда я пишу свое имя, я добавляю в конце сердечко.Так люди узнают, что я его подписал!»
«На днях во время обеда Лейн толкнул Чарльза. У Лейна были проблемы, но я просто думаю, что у него был плохой день».

Она продолжала и продолжала с большим энтузиазмом.

Моя дочь родилась готовой к полету. В тот день, когда я отвез ее в дошкольное учреждение , я много разговаривал с собой, чтобы не плакать. Я боялся, что она будет скучать или нуждаться во мне. Она была в восторге от того, что вырвалась сама. В тот день она прошла через огромные красные школьные двери и даже не оглянулась.

Это был первый из многих подобных дней.

Пришел детский сад, и я беспокоилась о продолжительности дня. Шесть часов в школе казались слишком долгим сроком для пятилетнего ребенка вдали от дома. Но она вернулась из школы воодушевленная, рассказывая истории о возмутительном чувстве юмора своего учителя и именах своих лучших друзей. Когда пришел ее табель успеваемости, я пролистал две страницы, которые по-настоящему очаровали мою дочь. Она любила школу и процветала.

По выходным она умоляла привести ее в школу.Когда она болела, я чувствовал себя эмоционально заложником из-за того, что не пускал ее в детский сад.

Она пошла в первый класс, и для моей нетерпеливой ученицы это было обычным делом.

Я и не подозревал, что через несколько недель моя дочь возненавидит школу…

В преддверии рождественских каникул мой ребенок, который никогда не хотел пропускать школу, просил выходной.

Я подумал, что это может быть из-за того, что она переутомилась и ей нужен двухнедельный перерыв.

Но как только праздник закончился, он начался снова.

В ее рассказах о школе по-прежнему упоминались ее друзья и достижения. Теперь она также описывает случаи, когда ее учительница кричала и писала на доске имена детей, которые не слушали, и вычеркивала их имена.

Однажды прозвучали судьбоносные слова, которые я никак не ожидал услышать.

«Я ненавижу школу».

Несмотря на то, что к этому моменту все было готово, эти три слова были ударом под дых. Мой не по годам развитый ребенок использовал худший язык, который она знала, чтобы описать, что она чувствовала.

Я чувствовал себя парализованным . Я хотел поддержать ее и помочь решить проблему ненависти к школе. Но я не хотел усугублять проблему ошибкой. Я боялся, что разговор с учителем вызовет у нее только мишень на спине . Я не знал, что делать.

Связанное чтение: Воспитание волевого, чувствительного ребенка: это то, что вам нужно знать

Вот как реагировать, когда дети ненавидят школу.

Моя мама, бывший директор школы, которая в настоящее время преподает в отделе образования местного университета, объединилась со мной, чтобы решить эту проблему.Вот наш лучший общий совет, основанный на моем опыте позитивного воспитания и ее десятилетиях педагогического опыта.

Связанное чтение: 11 вещей, которые директор школы вашего ребенка хотел бы, чтобы вы знали

Активно слушайте и отвечайте ребенку, перефразируя сказанное.

Когда наши дети используют слово ненависть, чтобы описать кого-то или что-то, наша рефлекторная реакция, как правило, такова: «Нет, ты не ненавидишь». Когда мы говорим нашим детям, что им чувствовать, их чувства подавляются и выплескиваются в виде гнева на другие области.Авторы книг «Как говорить, чтобы дети слушали» и «Как слушать, чтобы дети говорили», Фабер и Мазлиш говорят, что лучший способ действий — относиться даже к самым резким словам с сочувствием.

Избегайте ответов, которые подавляют, например:

  • «Но ты же всегда любил школу»,
  • «Ты справишься»,
  • «Все твои друзья там» или
  • «Не говори ненависти».

Вместо этого ответьте с пониманием. Это поможет вашему ребенку быстрее разобраться в своих чувствах.Примеры включают:

  • «Я вижу, ты очень расстроен. Это трудно.»
  • «Должно быть, это расстраивает. Не могли бы вы рассказать мне больше?» или
  • «Вы, должно быть, действительно почувствовали ___, когда ___».

Слушайте, пока ваш ребенок полностью не выразит себя. Попросите вашего ребенка нарисовать или записать в дневник, как он себя чувствует, чтобы получить необходимую ему разрядку и дать вам лучшее понимание того, что он чувствует.

Мало того, что она сможет освободиться от любых эмоций, которые она сдерживала, но вы также, вероятно, получите представление о корне проблемы.

Связанное чтение: 5 советов, как найти баланс во время кризисного школьного образования и ориентироваться в нашей новой нормальности

Поощряйте вашего ребенка вести дневник, раскрашивать или рисовать свои впечатления о школе. Это обеспечивает эмоциональную разрядку и может дать вам представление о его или ее чувствах

Попробуйте технику волшебного желания.

Я узнал об этом на консультации в университете, и это может творить чудеса при решении проблем. После того, как вы выслушаете, как ваш ребенок выразит свои опасения, гнев и страхи.Во-первых, сопереживать. Затем спросите его, если бы у него была волшебная палочка, чтобы лучше ходить в школу и учиться в школе, что бы он делал? Он может захотеть наладить дружеские отношения, улучшить отношения со своим учителем или это может быть что-то простое, что наполнит его силой.

Когда мой сын начал плакать, когда пришло время идти в школу, мы использовали эту технику. Его волшебной палочкой было то, что я проснулась вместе с ним (обычно я оставалась в постели с того момента, когда он просыпался в 6:30, до 7:00 утра). Он также попросил, чтобы мой муж или я упаковали его рюкзак.Одни только эти различия остановили многомесячные слезы.

Прочтите: Кризис после школы: почему это происходит и что с этим делать

Если вы подозреваете, что проблема связана с тревогой разлуки или общей тревогой, не давайте выходных.

Хотя выходной может дать необходимую передышку, он также может создать отрицательную обратную связь. Если ребенок хочет не ходить в школу, выходной день с кормлением желания отсутствовать больше. Единственное, что любит тревога, — это избегание.И, если у ребенка есть тревога, связанная со школой, пропуск школы, по сути, подпитает тревогу и позволит ей стать больше.

Не раздувай пламя. Оставайтесь позитивными, когда высказываете свое мнение о школе и учителе.

Эмпатия дает разрешение на то, чтобы все негативные эмоции вашего ребенка выходили на первый план. Но мы делаем это для того, чтобы мы могли обратиться к чувствам ребенка, чтобы они не накапливались и не становились хуже. Эмпатию не следует путать с добавлением масла в огонь.В случае эмпатии родитель признает только то, что ребенок сказал другими словами. Например, Ребенок: «Я ненавижу школу». Родитель: «Ты очень злишься. Это тяжело.»

Напротив, раздувание пламени означало бы, что ребенок говорит: «Я ненавижу школу». И родитель ответил: «Я видел, как груба была твоя учительница на тыквенной грядке. Я тоже ее не люблю».

Мы должны оставаться максимально позитивными, чтобы наши дети чувствовали себя способными справляться со своими повседневными делами в школе как можно лучше.

Прочтите: Превратите ошибки вашего ребенка в возможности для достижения мастерства

Организуйте личную встречу с учителем, чтобы решить ваши проблемы.

Электронная почта

отлично подходит для мелких деталей или организации встречи. Тем не менее, тон может быть легко истолкован неправильно, а электронная почта имеет тенденцию вызывать много вопросов. Организуйте личную встречу с учителем.

При встрече с учителем помните, что, хотя представления вашего ребенка абсолютно достоверны, им не хватает контекста.Предполагайте лучшее от учителя и задавайте вопросы, чтобы лучше понять, что происходит. Подойдите к встрече с намерением работать в команде для достижения наилучшего результата. Этот учитель, скорее всего, будет учителем вашего ребенка до конца года. Предоставление учителю презумпции сомнения облегчит решение.

Поговорите с директором.

В общем, это должно произойти после очной встречи с учителем. Может показаться, что проще не говорить с учителем о проблеме в его классе.Однако большинство директоров попросят вас сначала встретиться с учителем. Тем не менее, это может быть невозможно в зависимости от того, что происходит с вашим ребенком в школе.

На встрече с директором можно обсудить такие варианты, как смена классов, а также более комплексные решения.

К счастью, для нас это был ключевой момент. Мы договорились о встрече с завучем и придумали план, который устроил нашу семью и, самое главное, нашу дочь. Благодаря этой встрече заместитель директора также смог лучше понять проблемы в классе нашей дочери и был лучше подготовлен к их решению.

Читайте книги о невзгодах и меняющихся перспективах.

Истории

помогают детям лучше понять свои чувства, а также делают решения более осязаемыми.

Вот некоторые рекомендуемые названия для борьбы с нежеланием идти в школу.

Я не хочу идти в школу А.Дж. Космо

The Juice Box Bully: Расширение прав и возможностей детей противостоять другим, Боб Соренсон

Девушка, которая ненавидела книги Манджуши Паваги

Мне просто не нравится звук «нет» Джулии Кук

Приручите своего злого дракона: научите своего дракона быть терпеливым Стив Херман

Целующая рука Одри Пенн

Есть надежда.

Впечатление от школы у ребенка может остаться на всю жизнь. И поэтому очень важно, чтобы дети любили учиться. Если вы подозреваете, что с вашим ребенком плохо обращаются или у него возникают проблемы со школой, организуйте встречи, чтобы лучше понять, что происходит. Каждая семья уникальна, и потребности каждого ребенка различны, независимо от того, что вы знаете, что лучше для вашего ребенка.

Ниже партнерские ссылки. Как сотрудник Amazon я зарабатываю на соответствующих покупках.

Для получения дополнительных замечательных ресурсов, подобных этому, проверьте:

Превратите ошибки вашего ребенка в возможности для мастерства

Воспитание волевого, чувствительного ребенка: это то, что вам нужно знать

Мозговой ребенок «да»: как развить в ребенке любознательность, смелость и стойкость

Кризис после школы: почему это происходит и что с этим делать

10 вещей, которые директор школы вашего ребенка хотел бы, чтобы вы знали

Директор школы советует следовать этим 10 советам для успешного начала учебы в детском саду

Послание ученикам, которые ненавидят среднюю школу

На днях в Washington Post появилась моя статья, в которой говорилось, что алгебра бесполезна и не должна преподаваться в средней школе.

Последовавшие за этим письма с ненавистью (написанные в основном учителями математики) были просто невероятными. В основном обвиняя меня в иррациональности и неспособности мыслить, и заявляя, что математика учит людей думать. Это довольно забавно, потому что, если математика должна учить думать, как они утверждают, они могли бы разыскать меня и обнаружить, что я не только изучал математику в колледже, но и был профессором компьютерных наук.

Конечно, я против не только школьной математики.Я считаю, что каждый предмет, преподаваемый в старшей школе, является ошибкой. То, что я пишу здесь, приведет в ярость учителей, но учителя мне не враги. Это не их вина. Они винтики в системе, над которой они не властны. Я считаю, что есть много замечательных учителей, и я считаю, что преподавание и учителя очень важны.

Сказав это, в честь наступающего учебного года я решил подарить ученикам патроны. Вот большинство предметов, которые вы изучаете в старшей школе, перечисленные один за другим, с объяснением того, почему нет смысла их изучать.

Химия:

Пустая трата времени. Почему? Вам действительно нужно знать элементы периодической таблицы? Формула соли? Как сбалансировать химическое уравнение? Нелепый. Между прочим, большинство людей, которые изучают химию в колледже, намереваются стать врачами, и хотя есть химия, которую должен знать врач, они обычно не преподают ее в колледже. Почему нужно сдавать химию? Потому что кто-то заставляет вас. В противном случае не заморачивайтесь. Вы ничего не запомните (кроме NaCl.)

История:

Да, тот, кто не помнит историю, обречен на ее повторение. Думаю, ни один президент США никогда не изучал историю, потому что все они забыли уроки войны во Вьетнаме, историю Ирака и историю иностранных вторжений в Афганистан. Однажды я посетил курс для армейских офицеров в Армейском военном колледже, на котором преподали урок, что каждый бой с войсками, вдохновленными мусульманами, заканчивается плохо. Это история, которую стоит знать, но которой, конечно же, не учат в средней школе.Вы узнаете ложные факты о Войне за независимость, Гражданской войне и Второй мировой войне, и все это должно научить вас тому, что США — лучшая страна в мире. О, и мы тоже не всех индейцев убили. Да и рабство было не так уж и плохо. Забудьте, чему вас учат в истории. Почитайте об этом сами, если вам это интересно.

Английский:

У этой темы есть свои плюсы. В английском есть ровно одна вещь, на которую стоит обратить внимание. Не Диккенс (если, конечно, вам не нравится Диккенс.) Не Моби Дик, или Теннисон, или Хоторн, или Шекспир (если, конечно, вы не любите их читать). Важно научиться хорошо писать. Хороший учитель английского будет давать вам ежедневные письменные задания и помогать вам лучше писать (и говорить). Под написанием заданий я не имею в виду курсовую работу. Я имею в виду писать о вещах, которые вам небезразличны, и учиться защищать свои аргументы. Научиться получать удовольствие от чтения тоже имеет значение, но это будет означать, что вы сами выбираете книги для чтения и вам не нужно писать отчет о книге.Удачи с этим.

Биология:

А вот и тема, о которой стоит знать. Жаль, ничему важному вас не научат. Типы растений? амебы? Лягушек резать? Это не может быть глупее. Что вы должны изучать? О собственном здоровье и собственном теле и о том, как о нем заботиться. Но в биологии этому не учат. На уроках здоровья учат какой-то чепухе, которая обычно посвящена официальной причине, по которой вам не следует заниматься сексом, что бы это ни случилось в этом году.

Экономика:

Этот предмет в старшей школе просто глупый. Профессиональные экономисты на самом деле не понимают экономику. Споры, которые они ведут друг с другом, жестоки, и когда экономика рушится, всегда есть тысяча объяснений, ни одно из которых не будет иметь значения для старшеклассника. Что вы должны изучать? Ваши личные финансы. Как сбалансировать свою чековую книжку. Сколько стоит аренда и питание. Как можно заработать на жизнь.Какая оплата за различные работы и как их получить. Школьнику нужна экономическая теория, как нужна еще одна нога.

Физика:

Еще один бесполезный предмет, который на самом деле мог бы быть очень важным, если бы его преподавали правильно. Чтобы ударить или бросить бейсбольный мяч, требуется знание физики. Упс. Я имел в виду, что разум должен иметь бессознательное знание физики. Формулы, которым учат школьную физику, не помогут. Чтобы водить машину, нужно знать физику.Та же сделка. Ничто из того, чему учат в курсе физики, не поможет. Но действительно важно, чтобы вы понимали, почему шины скользят под дождем, как работают тормоза или почему взгляд на цель поможет вам точнее бросить мяч. Мы используем физику каждый день нашей жизни, но формулы, которые они заставляют вас запоминать, и факты о вращении Земли, и названия планет? Не так много. Между прочим, у братьев Райт не было никакой теории полета. Они просто возились с вещами, пока их самолет не полетел.Это называется инженерия. Пробовать вещи, чтобы увидеть, что работает. Физики пришли позже и объяснили это. Братьям Райт это не помогло. Почему в школе не преподают инженерное дело? Потому что инженерное дело не было предметом в Гарварде в 1892 году. (Вы можете найти это.)

Французский:

Еще одна пустая трата времени. Почему? Две причины. Во-первых, вы не можете выучить язык иначе, как погрузившись в него и разговаривая, слушая и разговаривая.В школе учат запоминать грамматические правила и всякую ерунду, чтобы дать вам тест. Моя дочь не могла получить пятерку по английскому языку, когда мы жили во Франции, несмотря на то, что она была единственным ребенком в классе, который говорил по-английски. Почему? Потому что она не знала правил грамматики английского языка. То же самое произошло, когда мы вернулись в США. Она прекрасно говорила по-французски (года во Франции достаточно), но так и не смогла получить пятерку по французскому языку. Грамматика подобна физическим формулам, хороша в теории, но бесполезна на практике, потому что практическое знание, которое мы используем, не является сознательным знанием.

Вторая причина более тонкая. Школа не учит французов тому, что люди на самом деле говорят. Никто не говорит «комментировать allez-vous?» во Франции. Они говорят «ка ва?» Но мы не учим говорить, так что какая разница, как люди говорят на самом деле? То же самое верно и в противоположном направлении. Французы учатся говорить «до свидания», чего на самом деле никто не говорит по-английски. Мы говорим «пока», «до встречи» и миллион других вещей, но редко прощаемся (разве что по телефону).

Если вы хотите выучить язык, погружение — единственный способ.

Пару дней назад в барселонской газете было опубликовано интервью со мной.

В этом интервью я говорю, что единственный способ научиться — это делать, а для этого мы должны постоянно практиковаться. В школах редко учат делать, в основном учат абстрактным теориям, которые никогда не будут иметь значения для 99% населения.

В Испании по этому поводу не было никакого возмущения. Наоборот. Публика, кажется, искренне устала от школы в Испании.