Разное

Насилие над несовершеннолетними: Уголовная ответственность за жестокое обращение или применение насилия в отношении несовершеннолетних

Содержание

Насильственные действия в отношении несовершеннолетних

Насилие над детьми оказывает травмирующее воздействие на их физическое и психическое состояние. Ребенку сложно не только противостоять насильственным действиям со стороны взрослого человека, но и часто в силу возраста осознать противоправность произошедшего с ними. В общем смысле под насилием по отношению к детям понимаются любые действия физического, сексуального, психического или эмоционального характера, причиняющие им вред.

Классификация насильственных действий

Можно выделить следующие виды насилия в отношении несовершеннолетних:

  • Физическое – сюда относятся действия, причиняющие вред здоровью или физические страдания: побои, ограничение свободы и т.п.
  • Сексуальное – любые развратные действия, склонение к половому контакту, изнасилование.
  • Психологическое или эмоциональное – унижения, оскорбления, угрозы, социальная изоляция, шантаж и т.д.

Уголовным кодексом РФ предусмотрена ответственность за преступления против здоровья и жизни несовершеннолетних 1 . Например, ст. 117 УК РФ определяет наказание за истязание несовершеннолетнего – систематическое причинение ему физических или психических страданий, побоев, не приносящих вреда здоровью. Кроме этого, любое противоправное действие по отношению к малолетнему лицу (ребенку до 14 лет) относится к отягчающим обстоятельствам, увеличивающим срок наказания за любое преступление. Особой формой насилия по УК РФ является оставление в опасности малолетнего лица. Отдельная группа норм уголовного законодательства регулирует санкции за сексуальное насилие над детьми, к нему относится не только изнасилование, но и совершение разного рода развратных действий – демонстрация половых органов, порнографической литературы, непристойные прикосновения и т.д. К преступлениям против несовершеннолетних относят также принуждение к антиобщественным действиям – склонение к употреблению наркотиков и алкоголя, бродяжничеству, проституции, попрошайничеству (ст. 151 УК РФ).

Однако в УК РФ не предусмотрена ответственность за психологическое насилие, хотя ребенок страдает от его проявлений не менее тяжело, чем от физических действий. В рамках ст. 110 вводится ответственность за доведение до самоубийства и определяется роль оскорблений и угроз, как криминогенного фактора. Но наказание за эти действия наступает только в случае развития трагических событий – попытки ребенка свести счеты с жизнью или самоубийства. В тоже время любое психологическое давление на ребенка со стороны взрослых сказывается на его развитии и самочувствии. К сожалению, привлечь виновное лицо к какой-либо ответственности за подобные действия очень сложно.

Что делать, если ребенок подвергся насилию?

Родители, опекуны или педагоги должны правильно отреагировать на сообщение ребенка о случившемся или на выявленный факт насильственных действий над несовершеннолетним. Во-первых, стоит успокоить ребенка, объяснить ему, что он ни в чем не виноват.

Следующие возможные действия:

  • Если факт насилия выявлен в семье, то педагогу или иному гражданину, узнавшему о данном событии нужно обратиться в органы опеки, либо в комиссию по делам несовершеннолетних.
  • Если насилие случилось с ребенком по вине посторонних лиц, родителям необходимо обратиться в Дежурную часть полиции.
  • Нужно взять направление у дежурного полицейского или следователя на прохождение медицинской экспертизы, подтверждающей факт насилия.
  • Нельзя купать ребенка до проведения экспертизы, стоит сохранить все вещи, на которых могли остаться следы произошедшего.

Если состояние здоровья ребенка находится в опасности, нужно обязательно вызвать врача или скорую помощь, при этом попросить медицинских работников подробно описать, в каком состоянии и с какими повреждениями ребенок поступил в больницу. Опрос малыша сотрудниками правоохранительных органов может проходить только в присутствии родителей, опекунов или психологов.

Куда можно обратиться в случае насилия над ребенком?

В случае насильственных действий в отношении несовершеннолетних можно обратиться за помощью в ряд организаций, каждая из которых обладает своими полномочиями в данной области:

  • Комиссия по делам несовершеннолетних – орган, обязанность которого – защита несовершеннолетних от всех форм насилия, выявление фактов жестокого обращения и социальная реабилитация детей. Обращаться в эту организацию за помощью можно, если стало известно о том, что ребенок не получает нужного материального содержания, живет в антисанитарных условиях, лишен родительского надзора.
  • Органы опеки и попечительства – орган, уполномоченный проверять условия жизни детей в семье, представлять их интересы в судебной инстанции, заявлять иски в суд о лишении, либо ограничении родительских прав. Помимо этого, орган ведет профилактическую работу, а также занимается выявлением неблагополучных семей.
  • Уполномоченный по правам ребенка – обеспечивает защиту прав детей и их восстановление, содействуют в выявлении и расследовании нарушений прав ребенка. Главная функция – независимый контроль над деятельностью государственных органов, обеспечивающих соблюдение интересов детей.
  • Прокуратура – занимается защитой прав ребенка в суде, предъявлением требований о восстановлении прав несовершеннолетних к органам опеки и попечительства и другим компетентным органам, может подавать иски в суд о лишении родительских прав.

Насильственные действия в отношении несовершеннолетних обязательно должны пресекаться, а пострадавшие от таких действий дети нуждаются в длительной реабилитации, которая необходима им для того, чтобы без последствий пережить полученную травму.

Михаил Красильников


1 Судебное толкование

В. осужден по ст. 116 УК РФ: он хватал несовершеннолетнего С. за ворот куртки, сдавливая при этом шею ребенка до состояния удушения, причиняя физическую боль, протащил его в таком положении в подъезд и по ступенькам лестничного марша (судебный участок №1 Багратионовского района Калининградской области, дело №112/2012).

М. осуждена по ч. 1 ст. 116 УК РФ за совершение насильственных действий в отношении В., а именно: не пуская В. в квартиру, М. стала закрывать дверь и умышленно ударила потерпевшую дверью по спине, зажав В. в дверном проеме и причинив ей физическую боль (судебный участок N 81 Чусовского муниципального района Пермского края, дело №1-12/2011).

При рассмотрении уголовного дела в отношении Д. по ч. 1 ст. 116 УК РФ мировой судья пришел к выводу, что иные насильственные действия выразились в том, что подсудимая поставила несовершеннолетнего Г. на колени в угол прихожей, где ребенок простоял не менее семи часов, в результате чего от длительного соприкосновения коленей с твердой поверхностью мальчик испытывал физическую боль (судебный участок №1 Кемеровского района г. Кемерово, дело №1-17/2011).

Как устроено наказание за насилие над детьми в России — Wonderzine

Татьяна Белова отмечает, что за счёт примечания к статье 131 УК РФ все сексуальные действия, которые совершаются с детьми младше двенадцати лет, всегда считаются насильственными и квалифицируются либо как статья 131 УК РФ («Изнасилование»), либо как статья 132 УК РФ («Насильственные действия сексуального характера»). По словам юристки, по отношению к пострадавшим младше двенадцати лет именно эти две статьи применяются чаще всего. Если речь идёт о более старших детях, они не считаются находящимися в беспомощном состоянии по умолчанию. Соответственно, половой акт может быть насильственным или восприниматься пострадавшим как добровольный — но тем не менее всё равно быть уголовно наказуемым. Во втором случае будет применяться 134-я статья УК РФ «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста».

Одни из самых громких случаев насилия над детьми в России связаны с воспитанниками детских домов. Например, в 2017 году по подозрению в изнасилованиях детей из детдомов задержали пять человек — бывших выпускников и преподавателей. Одному из фигурантов дела, фотографу Александру Брыкову в мае этого года вынесли приговор. Мужчину признали виновным в насильственных действиях сексуального характера и в изготовлении и обороте порно с участием несовершеннолетних. Его приговорили к четырём годам и семи месяцам в колонии общего режима. Уголовные дела в отношении ещё четырёх фигурантов суд продолжает рассматривать — их также обвиняют в насильственных действиях сексуального характера. В связи с происходившим в детском доме также было заведено ещё одно дело — в отношении бывшего директора детдома Натальи Фёдоровой, которую обвиняли в халатности: предполагалось, что она знала о преступлениях, но не отреагировала должным образом. Дело прекратили за истечением срока давности.

В 2018 году возбудили ещё одно дело по поводу насилия над воспитанниками детского дома, на этот раз в Челябинской области. Мужчину, который общался с разными воспитанниками, также обвиняют в насильственных действиях сексуального характера. По версии следствия, с мая 2015-го по август 2017 года обвиняемый изнасиловал девятерых воспитанников детдома. С 2016 года у мужчины было заключение органов опеки, которое давало ему право общаться с воспитанниками в так называемом гостевом режиме, — оно истекло в 2018 году. В ноябре прошлого года дело передали в суд, итога по нему пока нет. Кроме того, было возбуждено дело о халатности в отношении органов опеки и сотрудников детдома.

Другое громкое дело последних лет касалось ещё одного закрытого учреждения — «Лиги школ»: издание «Медуза» выпустило расследование о домогательствах и насилии со стороны бывшего директора школы и его заместителя по отношению к ученицам. После публикации Следственный комитет опросил пострадавших, но не обнаружил в действиях мужчин состава преступления, предусмотренного статьёй 135 УК РФ «Развратные действия». Решение следователь аргументировал тем, что никто из пострадавших «своевременно в правоохранительные органы не обращался».

В существующей практике рассмотрения дел о насилии над несовершеннолетними существует немало сложностей. Многие из них связаны с тем, как в принципе функционирует система. Например, прошлой осенью стало известно о волоките следствия по делу о насилии над шестилетней девочкой. Адвокат, представляющий интересы девочки, связывает это со связями обвиняемого. «Русская служба Би-би-си» подробно освещала дело двенадцатилетней жительницы Казани, подвергавшейся насилию со стороны четырёх мужчин. Уголовные дела возбуждали постепенно, не по всем случаям сразу, из-за чего число необходимых следственных действий умножилось на четыре — это стало для девочки и её семьи очень травматичным опытом.

По мнению Татьяны Беловой предупреждению преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних уделяется недостаточно внимания. По мнению юристки, в этом случае могло бы помочь упрощение оказания психологической помощи людям с педофилией, гарантия анонимности и конфиденциальности. «Открытый разговор о половом воспитании, концепции согласия и сексуальном насилии, без стереотипов и виктимблейминга, проведение тренингов с сотрудниками правоохранительной системы также могли бы способствовать выработке в обществе нулевой толерантности к насилию. О важности включения этих вопросов в повестку государства говорит мировое сообщество, но Россия пока к этому не прислушалась», — отмечает юристка.

Возможно, именно в связи с недостатком профилактики в ситуациях, когда речь заходит о половой неприкосновенности детей и подростков, периодически возникают ситуации самосуда. Одна из таких громких историй произошла в начале года. В конце января житель Уфы Владимир Санкин встретил двух знакомых подростков — один из них рассказал ему, что неизвестный мужчина предложил ему заняться сексом. Мужчина решил разобраться с неизвестным, избив его ногами, руками и штакетником. Полиция остановила драку, но получивший травмы мужчина скончался по пути в больницу в скорой помощи. Уголовное дело направлено в суд. Адвокат мужчины считает, что удастся добиться для него оправдательного приговора: «Очень символично, что сегодня мы в очередной раз в Уфе встретились и обсудили линию защиты с Владимиром Санкиным, простым парнем, который не мог пройти мимо педофила и защитил детей от насильника, на таких вот обычных мужиках и держится земля. Владимир на домашнем аресте, скоро его дело передадут в суд. Это несправедливо! И мы докажем, что таких мужчин нужно награждать, а не сажать в тюрьму!»

В России есть и принудительное лечение (химическая кастрация) — по закону оно осуществляется в местах заключения, после того как человек был приговорён к тюремному сроку за насильственные действия. Используется как принудительная мера она и в других странах — например, Польше, Молдове, Индонезии и Южной Корее. В некоторых странах её рассматривают как альтернативу тюремному сроку — такие механизмы действуют, например, в некоторых штатах США. Правда, отношение к химической кастрации остаётся сложным: у препаратов есть побочные эффекты и не все уверены в их эффективности.

Понятие насилия в отношении несовершеннолетних

Одним из необходимых показателей уровня цивилизации человеческого общества выступает уровень защищенности прав и законных интересов несовершеннолетних, нормальное психофизическое и морально-нравственное развитие которых является необходимой предпосылкой прогресса социума.

Значение насилия над детьми как социального явления велико. Оно оказывает негативное влияние не только на психическое и физическое здоровье ребенка, его развитие, но также во многом предопределяет жизнь будущих поколений. Когда дети вырастут, станут взрослыми и станут воспитывать собственных детей, их поведение во многом будет определяться их детским семейным опытом. Исследования психологов дают основание считать, что в основе жестокого обращения с детьми лежит механизм социальной передачи агрессии из поколения в поколение. Сложный путь, которым агрессия передается потомству, полностью не изучен. Важную роль в этой передаче играют механизмы психологической защиты, позволяющие потерпевшему справиться с перенесенной психической травмой.

Очевидно, что в результате совершения преступлений против несовершеннолетних страдает общество в целом, поскольку преступления против несовершеннолетних представляют собой общественно опасные посягательства, которые непосредственно нарушают общественные отношения, обеспечивающие нормальное физическое, интеллектуальное и нравственное воспитание несовершеннолетних.

Следует отметить, что в юридической литературе немало внимания уделяется насилию в семье, физическому и сексуальному насилию среди опекунов, принуждению к занятию проституцией, насилию над детьми находящимися в детских учреждениях, в том числе и государственных. Достаточно разработанными являются и вопросы предупреждения преступления против несовершеннолетних. Тема профилактики преступлений в отношении несовершеннолетних всегда была и останется одним из приоритетных направлений деятельности всех правоохранительных органов, ведь дети — это самая незащищенная категория населения, которые не могут не только противостоять насилию, но и в силу своего возраста не всегда осознают те противоправные действия, которые совершают в отношении них взрослые.

Существует ряд подходов к пониманию преступного насилия. Именно это понятие может выступать основой для формулирования понятия насильственных преступлений против несовершеннолетних. Насилие, применяемое одной стороной (личностью, социальной и политической группами, институтами и учреждениями, партиями и движениями и т. д.), вызывает адекватное противодействие другой стороны, которое приобретает более ожесточенный и упорный характер. В научной литературе можно встретить различные определения насилия. Насилие — это «узурпация свободной воли, такое отношение между людьми, в ходе которого одни силой, внешним принуждением навязывают свою волю другим» [1]. Насилие — «применение физической силы к кому-либо; принудительное воздействие на кого-либо; притеснение, беззаконие; опора на силу, действие с помощью силы» [2]. Насилие — это «физическое или психическое воздействие одного человека на другого, нарушающее гарантированное Конституцией РФ право граждан на личную неприкосновенность (в физическом и духовном смысле)» [3]. Насилие — это «нанесение любого ущерба (физического, морального, психологического, идеологического и др.), или любые формы принуждения в отношении других индивидов и групп» [4]. По мнению А. А. Гусейнова понятие насилие несет четко выраженную негативную оценочную нагрузку и включает в себя все формы физического и психологического подавления [5]. Не случайно предлагаемое Н. Иванцовой определение выглядит следующим образом: «Насилие — это противоправное, умышленное, физическое и психическое воздействие, направленное на другого человека против или помимо сознания и воли, причинившее ему существенные вред либо создавшее опасность причинения такого вреда» [6].

Однако по уголовному законодательству признаком насилия является лишь физическое воздействие. Гаухман Л. Д. исследуя насилие определяет его, на наш взгляд, так же слишком узко включая в него лишь насилие физическое и угрозу применения такого насилия.

Р. Д. Шарапов в своей монографии исходит из двух базовых признаков насилия: неволя и принуждение, исключая из признаков незаконность, тем самым сужая понятие насилия. Он утверждает, что «Истинный смысл насилия состоит в том, что им обозначали и обозначают некое действие одного, совершаемое в отношении другого вопреки его воле» [7]. Также Шарапов Р. Д. указывает что «насилие в уголовном праве — это преступное посягательство на личную безопасность человека в виде умышленного неправомерного причинения физического или психического вреда потерпевшему вопреки его воле путем энергетического (физического) или информационного (психического) воздействия на организм человека” [8].

Вполне обоснованным видится утверждение А. Н. Ильюшенко о том, что «всякое насильственное преступление с субъективной стороны характеризуется умышленной формой вины». Л. В. Сердюк акцентирует внимание на то, что следствием насилия может выступать не только какой-либо физический вред здоровью, но и психический вред, а также ограничение свободы волеизъявления или действий [9].

Такие авторы, как А. В. Иващенко и А. И. Марченко, которые указывают, что «в качестве насилия следует рассматривать активную социальную деятельность (поведение), непосредственно направленную против свободного волеизъявления. В отличие от многих других форм проявления человеческой активности только насилие представляет собой поведение, при котором поступки человека, очевидно, нацелены на подавление свободы». Так из понятия насилия авторы необоснованно исключают признак «противоправности». Анализируя научную литературу по данному вопросу и законодательство, следует отметить, что на сегодняшний день существует очень много недоработок, касающихся вопросов содержания понятия насилия, опасного и неопасного для жизни и здоровья, понятия психического насилия; что данные вопросы регулируются на законодательном уровне недостаточно четко.

Однако по уголовному законодательству признаком насилия является лишь физическое воздействие. Физическое насилие в этом случае понимается широко: оно может выразиться как в побоях, не влекущих причинения вреда здоровью подростка, в причинении легкого или средней тяжести вреда здоровью, а также в изнасиловании или насильственных действиях сексуального характера. Гаухман Л. Д. [10].

Для того чтобы полностью раскрыть понятие насилия необходимо учитывать, что выделяют виды насилия: физическое, насилие; сексуальное насилие; эмоциональное, психологическое, психическое насилие; экономическое насилие. В современной литературе рассматриваются также следующие виды насилия: пренебрежение; духовное насилие; информационное насилие; религиозное насилие [11]. Физическое насилие проявляется в нанесение человеку физических травм, различных телесных повреждений, которые причиняют ущерб его здоровью, нарушают его развитие и лишают жизни. Сексуальное насилие − принуждение человека к сексуальным отношениям средствами физического или психологического воздействия. Сексуальное насилие или совращение в отношении несовершеннолетних − использование ребенка взрослым или другим ребенком для удовлетворения сексуальных потребностей или получения выгоды. Психологическое насилие выражается в унижении, оскорблении, контролировании поведения, изоляции, ограничении круга общения жертвы, шантаже, угрозах причинения насилия. На наш взгляд к психологическому и эмоциональному насилию можно отнести и насилие, которое применяется на глазах у ребенка к другому человеку или животному, например, избиение домашних животных, избиение или унижение сестры, брата.

Психическое насилие выражается в постоянном или периодическом словесном оскорблении несовершеннолетнего, угрозах со стороны родителей, опекунов, учителей, воспитателей, унижении его человеческого достоинства, обвинении его в том, в чем он не виноват, демонстрации неприязни к ребенку. Эмоциональное насилие над несовершеннолетним выделяется в качестве разновидности психологического насилия − это любое действие, которое вызывает у него состояние эмоционального напряжения, подвергая опасности возрастное развитие его эмоциональной жизни.

Исходя из изложенного, главной особенностью насильственного воздействия является принудительность, противоправность или незаконность его осуществления. Таким образом, на наш взгляд насилие в отношении несовершеннолетних — это противоправное, умышленное, физическое и психологическое воздействие или угроза применения такого воздействия, нацеленное на подавление человека, против его воли, а также ограничение свободы волеизъявления или действий.

Литература:

1.         Гуссейнов А. А., Апресян Р. Г. Этика: Учебник. М.: Гардарики, 2000. С. 32

2.         Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1983. С. 344.

3.         Большой юридический словарь. М., 1998. С. 397.

4.         Козырев Г. И. Проблема насилия в теории, массовом сознании и реальной жизни // Вестник МГУ. Сер.7. Философия. 2000. № 6. С. 85.

5.         Гусейнов А. А. Понятия насилия и ненасилия- 1994.- № 5.

6.         Курносова О,П. понятие насильственных преступлений против несовершеннолетних// “Черные дыры” в Российском законодательстве.-2009-№ 1.-С. 130.

7.         Шарапов Р. Д. Физическое насилие в уголовном праве- СПБ. 2001.-С.20

8.         Шарапов Р. Д. Насилие в уголовном праве (понятие квалификация, совершенствование механизма уголовно-правового предупреждения): Автореф. дис. докт. юрид. наук.- Екатеренбург, 2006.-С.9.

9.         Курносова О,П. понятие насильственных преступлений против несовершеннолетних// “Черные дыры” в Российском законодательстве.-2009-№ 1.-С. 131.

10.     Ползуновский вестник № 32006 И. С. Колесников- С.115

11.     Добреньков В.И Проблема насилия в отношении подростков в городе Москве — Москва 2011г.-С.29

Статья на тему: Сексуальное насилие над несовершеннолетними

Социальные болезни

Ребёнок и сексуальное насилие

Сексуальное насилие над детьми – одна из страшнейших бед нашей современности. У нормальных людей подобные факты вызывают шок и абсолютное непонимание. Те жуткие случаи, что имели место в нашем городе, навсегда останутся в памяти его жителей. И сейчас, как никогда, родители дрожат над своими малышами и боятся отпускать их одних на улицу.  

Но, как ни странно это прозвучит, подобные инциденты – это, скорее, единичные проявления крайности. А сколько страшных случаев, которые не заканчиваются смертью осталось, так сказать, за кадром? О которых не знает никто, в том числе и правоохранительные органы… И, что самое страшное, не всегда даже родители догадываются, что у сына или дочери подобные проблемы. Особенно, если ребёнок уже достиг подросткового возраста.

Чтобы разобраться в том, что же относится к такому страшному явлению, как сексуальное насилие над несовершеннолетними, обратимся к научной литературе. Она даёт нам следующее определение: «… Это вовлечение ребенка с его согласия или без такового в прямые или непрямые действия сексуального характера с взрослым с целью получения последним сексуального удовлетворения или выгоды».

Ещё раз подчеркнём, что сексуальное насилие над несовершеннолетним может осуществляться и с его согласия. Особенно это характерно для подростков. Маленьким по-сути, но уже вполне развитым физически, девочкам в наше развращённое время может даже нравиться внимание «взрослых дядь». Ведь в пубертатном периоде работа гормонов полностью затмевает голос разума, и ребёнок просто не в состоянии осознать все последствия своего поведения. Он, повторимся, всё ещё ребёнок.

А сексуальное насилие, совершаемое по отношению к ребенку, между тем, по своим последствиям относится к самым тяжелым психологическим травмам. К сожалению, в нашей стране не существует достоверных данных о распространенности насилия над детьми, поскольку долгое время эта тема была закрыта, и официальная статистика отсутствует. Однако по оценкам Центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского, органы внутренних дел в России ежегодно регистрируют 7–8 тысяч случаев сексуального насилия над детьми, по которым возбуждаются уголовные дела.

Но в реальности эти показатели, как мы понимаем, значительно выше. Очень часто дети не рассказывают о том, что с ними происходит, из-за того, что боятся потерять своих родителей, семью, дом. Они боятся, что им не поверят или обвинят в произошедшем. Поэтому очень важно выслушать ребенка спокойно, поверить ему и постараться помочь решить проблему.

Как же распознать, случай сексуального насилия? Для этого нужно знать несколько фактов. Во-первых, на практике непросто отличить предвестники сексуального насилия от позитивного телесного контакта, который бывает совершенно необходим в общении с маленькими детьми. Различия между двумя ситуациями определяются намерениями взрослого человека (ситуация могла бы быть нормальной, если бы не было «задней» мысли, и ребенок должен это чувствовать), а также тем, имеет ли возможность ребенок свободно сказать «нет».

Обычно жертвами сексуального порочного отношения являются дети моложе 12 лет, но чаще всего – в возрасте 3–7 лет. Маленький ребенок еще не понимает происходящего, его легче запугать, склонить к тому, чтобы он никому не говорил о том, что произошло (то есть заключить «договор молчания»). Также совершивший насилие взрослый надеется, что в этом возрасте ребенок еще не способен описать произошедшее словами. Поскольку фантазии маленького ребенка зачастую смешаны с реальностью, то, вероятно, его рассказу не поверят, даже если он что-то об этом и расскажет.

 Сексуальному насилию в возрасте до 14 лет обычно подвергаются 20–30% девочек и 10% мальчиков.

Мальчики чаще, чем девочки, подвергаются насилию в более раннем возрасте. Хотя в общей сложности сексуальное насилие над мальчиками встречается в 3–4 раза реже, чем над девочками

С возрастом доля девочек, ставших жертвами домогательств, увеличивается и достигает максимума после 16 лет, когда соотношение становится 1:4.

Во-вторых, необходимо понимать, что сексуальное насилие включает как прямые сексуальные контакты, так и непрямые. Такие, например, как формы сексуального насилия, не связанные с физическим контактом: эксгибиционизм (демонстрация половых органов), вуайеризм (систематическое подглядывание за другими людьми), принуждение к порнографии, детская порнография (использование детей в качестве моделей для съемок порнографических материалов) и даже словесные оскорбления и затрагивающие чувство собственного достоинства замечания и «грязные» телефонные звонки. Или те, при которых физический контакт непосредственно присутствует: развратные действия (насильственный петтинг (ласки), манипуляция с половыми органами или принуждение к ним жертвы), инцест (сексуальные действия с родственниками) и, собственно, изнасилование, принуждение к анальному или оральному сношению или к сексуальным контактам с третьим лицом.

Кроме того, сексуальное насилие имеет несколько направлений. Это: сексуальная эксплуатация, когда взрослый злоупотребляет беспомощностью, либо силой для удовлетворения собственного сексуального влечения, эротизация ребенка – стимуляция сексуального развития в ущерб другим сторонам развития, вовлечение ребенка в проституцию, порнобизнес и даже подавление детской сексуальности (формирование негативного отношения к любым проявлениям сексуальности и сексуальных интересов).

И, наконец, в-третьих, нужно обращать внимание на физические и поведенческие признаки, которые могут говорить о том, что ваш ребёнок подвергается сексуальному насилию.

Тревожным показателем могут служить необычные сексуальные познания вашего ребёнка, неадекватные его возрасту, чрезвычайный интерес к играм сексуального содержания, сексуальные действия с другими детьми (начиная с младшего школьного возраста), сексуализированные выражения привязанности к родным и друзьям, соблазняющее поведение по отношению к противоположному полу и взрослым, имитация полового акта с братьями, сестрами и животными, неожиданные, резкие перемены в отношении к конкретному человеку или месту. А также свидетельство того, что между ребенком и более старшим человеком имеется некая секретная связь: особенно тревожно, если у ребенка появляются подарки, деньги.

Кроме того, существуют и дополнительные признаки, такие как: рассказы в третьем лице: «Я знаю одну девочку….», частая бессонница и ночные кошмары, саморазрушающее поведение, общее недоверие, страх к взрослым определенного типа: пола, возраста, внешности, утрата туалетных навыков (чаще всего касается малышей), у более старших – равнодушие к своей внешности, плохой уход за собой, либо, напротив, навязчивое мытье (желание «отмыться»). Это может быть возврат к детскому, инфантильному поведению, либо, наоборот – слишком «взрослое» поведение. А также хроническая депрессия, уход в себя, страхи, фобии и даже попытки суицида.

Если у вас появились подобные подозрения, стоит сводить ребёнка к врачу, который сможет профессионально определить наличие физических признаков сексуального насилия: повреждений генитальной, анальной областей в виде синяков, ссадин, припухлостей, разрывов, кровоизлияний или нарушения целостности девственной плевы; заболеваний, передающиеся половым путем; инфекции мочевыводящих путей или энуреза. Также к таким признакам относятся нервно-психические расстройства и ряд психосоматических болезней, таких как необъяснимые хронические боли внизу живота, дерматиты и др.

Так что во многом от нас самих зависит своевременное оказание помощи нашему ребёнку. А при повышенной бдительности и предупреждение страшной физической и психологической травмы, которая может преследовать человека всю жизнь.

Но если страшное, всё же, случилось,  сидеть сложа руки, тем более, нельзя. Пострадавшему ребёнку просто необходима как медицинская помощь, так и помощь хорошего психолога. А для того, кто совершил насилие, необходима уголовная ответственность. Согласно российскому законодательству, половое сношение лица, достигшего 18-летнего возраста с лицом, не достигшим возраста 16 лет и половой зрелости, наказывается лишением свободы на срок до 4 лет. С лицом, заведомо не достигшим возраста 14 лет — на срок от 3 до 7 лет. А с лицом, заведомо не достигшим возраста 12 лет — от 7 до 15 лет. Если любое из этих действий совершено в соучастии, наказание может составить от 12 до 20 лет лишения свободы. Предусматривается также дополнительное наказание в виде запрета занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью. Его максимальный срок составляет 20 лет. И совершенно справедливо – педофилам не место среди нормальных людей. Также неплохим вариантом является и химическая кастрация.

Так что, будьте бдительны, чтобы сохранить своих детей от зла этого мира.

Ольга Дворецкая

«Я обвиняемому по этой статье руки не подам». Адвокаты рассказывают о работе по делам о сексуальном насилии над детьми

«Добровольно такие дела защитники стараются не брать»

Алишер Искаков, 36 лет, адвокатский стаж шесть лет

Первое дело о педофилии поступило ко мне, когда я только начинал карьеру. Мне дал его суд на основании постановления о назначении адвоката за счет государственного бюджета: у подсудимого не было денег на своего защитника. Я был дежурным адвокатом и был обязан участвовать в этом деле. Многие адвокаты не хотят участвовать в таких уголовных делах из-за своих принципов, они могут попросить более молодых коллег взять дело, но тогда я сам только начинал работать.

Следователь предложил моему подзащитному — с учетом того, что преступление относится к категории особо тяжких — рассмотреть дело с участием единоличного судьи либо же с участием присяжных. Он выбрал второй вариант. Процесс проходил в специализированном уголовном суде Атырау. Первая встреча с подзащитным как раз там и случилась. Меня подключили уже на этом этапе. До суда его защищал другой адвокат, он по каким-то причинам дальше не смог участвовать в деле.

После этого случая в Атырау ко мне начали обращаться люди именно по таким делам. Я даже не знаю, откуда они берут мои номера телефонов. После своего первого дела я участвовал еще в трех подобных. Это были уже дела не по назначению, люди сами ко мне обращались. Я не отказывался, потому что профессия обязывает защищать, и все-таки надо зарабатывать.

Торехан Мухтаров, 37 лет, адвокатский стаж шесть лет

Первый раз в деле об изнасиловании несовершеннолетней я защищал молодого учителя, который изнасиловал ученицу. Это случилось в одном из областных районов. Следователь по делу отправил запрос ответственному в местную коллегию адвокатов и говорит, предположим: «Руслан, дай мне адвоката». Этот Руслан звонит мне и говорит: «Вот ты ходишь на бесплатные процессы — значит, поедешь в район» — и выдает ордер.

Многие представляют подсудимых в робе и наручниках, злых отъявленных преступников, а я увидел обычного парня, он сидит и плачет, менты забегают, периодически его лупят. Он мне признался, что насиловал школьницу, говорил, что любит ее.

Следующие несколько дел о педофилии тоже поступали ко мне, когда я работал в качестве адвоката, положенного по гарантированной государственной юридической помощи.

Мне не хочется связываться с делами о педофилии, это морально тяжело, все-таки у меня у самого три дочери. Но в марте этого года я вступил в очередное дело об изнасиловании 16-летней девушки ее отцом. Ко мне за помощью обратилась ее мать. Отец в течение двух лет насиловал собственную дочь. А потом получилось так, что, когда этот кухонный Шварценеггер в очередной раз бил жену, выбежала дочь и сказала: «Если ты не перестанешь, я расскажу маме, что было в туалете». Отец прекратил бить мать и ушел из дома. Женщина начала расспрашивать дочь и все узнала. Она забрала всех детей и съехала от мужа, а 20 января написала заявление в полицию.

Игорь Продьма, 69 лет, 20 лет служил в полиции, с 1997 года работает адвокатом

За свою карьеру мне несколько раз приходилось защищать людей, обвиняемых в насилии над несовершеннолетними. Чаще всего такие дела попадают к адвокату по назначению: хочешь ты или нет — государство тебя обязывает этим заниматься. А добровольно такие дела защитники стараются никогда не брать.

По данным МВД, в Казахстане ежегодно совершается около двух тысяч преступлений против детей — в основном этом истязание, побои и оставление в опасности, но треть дел связана с сексуальным насилием. За первые пять месяцев 2020 года дети стали жертвами 879 преступлений (402 из них связаны с половой неприкосновенностью). Более 70% изнасилований детей совершают отцы, партнеры матери, соседи или друзья семьи.

В комитете по правовой статистике и специальным учетам генпрокуратуры Казахстана «Медиазоне» сообщили, что с 2018 года по февраль 2020 года по обвинению в сексуальном насилии над детьми к химической кастрации был приговорен 21 человек. Четырем осужденным кастрацию назначили в 2018 году, 14 — в 2019 году, троим — за два месяца 2020 года.

30 декабря президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал закон, ужесточающий преступления против половой неприкосновенности детей — их отнесли к особо тяжким, отменив возможность примирения в таких делах. Если раньше за изнасилование малолетних суд мог назначить от 17 до 20 лет заключения или пожизненное лишение свободы, то теперь варианта только два: 20 лет либо пожизненное.

«Прежде чем испытать отвращение, нужно разобраться в сути дела»

Алишер Искаков

Когда узнаешь, в чем суть того или иного дела о педофилии — что жертве, допустим, пять лет — конечно, огорчаешься. Но всегда надо учитывать, что человек может быть признан виновным только по приговору суда. Адвокаты должны защищать человека, даже несмотря на то, какое обвинение ему предъявлено, а оно может быть и вымышленным.

Игорь Продьма

Прежде чем к таким обвиняемым испытать отвращение, нужно разобраться в сути дела, поскольку насилие тоже бывает разным. Я защищал человека, который пробыл в детском доме до 18 лет, а когда его оттуда выпустили, он все равно возвращался в этот детский дом и насиловал воспитанников. Как только я стал разбираться в деле, то узнал, что он сам в детстве был жертвой сексуального насилия, в результате чего у него осталась в душе жестокость.

К такому человеку тоже испытываешь отвращение, но уже не такое сильное. Есть, конечно, совсем уж подонки, которые насмотрятся порнухи и идут насиловать детей. Защищать таких тяжело, но профессиональная этика требует, что делать это в любом случае надо.

Если говорить откровенно, я обвиняемому по этой статье при любых обстоятельствах руки не подам — все равно есть ощущение омерзения и грязи какой-то.

Но когда мне удается добиться снисхождения для таких людей, то определенных негативных эмоций в отношении них у меня не бывает — злости, например. Другое дело, что я четко понимаю: в том, что суд обвиняемому назначил меньшее наказание, виноват следователь, это он недоработал, не добыл таких доказательств, чтобы преступник не смог уйти от правосудия в полном объеме его вины.

«Мне не нравится, как работает полиция»

Торехан Мухтаров

Судьи и прокуроры, с которыми мне довелось работать по таким делам, всегда были достаточно компетентными. Но мне не нравится, как работает полиция. К сожалению, нет такого органа, который бы занимался только делами о посягательстве на половую неприкосновенность детей. У нас так: полицейский вчера расследовал кражу, сегодня — убийство, завтра — изнасилование. Когда в участке перед ними сидят жертва и адвокат, они могут позволить себе «хи-хи, ха-ха, шпили-вили». Я им говорю: «Вы что творите?!» А они: «Ничего страшного, вырастет, еще десять таких будет».

Игорь Продьма

Бывает такое, что следователь может начать давить или повышать голос на жертву, но, как правило, это происходит, потому что он хочет знать больше подробностей преступления, чтобы лучше сформировать доказательную базу, а жертва закрывается. Конечно, изнасилованная жертва может быть в шоковом состоянии, но оно со временем проходит, а максимальная детализация произошедшего важна для следствия.

Еще следователи могут повысить голос, потому что многие из них, исходят из того, как их учили по криминологии, что жертва тоже виновата в случившемся. Следователи живут в своем мире, они уверены, что люди должны просчитывать последствия всех своих поступков на несколько шагов вперед, но такого практически никогда не бывает. Поэтому с их стороны по отношению к жертве может быть определенный негатив, даже злость: как ты, мол, не понимала, что это могло произойти? Я бы назвал это негодованием.

Есть такой стереотип, что если насильник совсем уж отвратителен, то полицейские могут сами как бы нечаянно сообщить сидящим с ним в камере задержанным, за что его водворяют в ИВС или в СИЗО, но это миф. Все материалы по таким делам доступны только ограниченному кругу лиц, в судах присутствует очень небольшое количество людей: судья, секретарь, прокурор, защитник подсудимых и защитник жертвы. Даже родители потерпевшего допускаются не всегда — только в случае, если речь идет об изнасиловании несовершеннолетнего. Никто из этих лиц не может сказать заключенным в колонии или изоляторе, за что сидит их сокамерник. Другое дело, что, когда самих заключенных выводят на прогулку, во время построения они должны называть номер своей статьи, и все сразу все понимают. Но тут надо учитывать, что, начиная с 90-х годов, насильников задерживали и осуждали очень много, их стало в колониях столько, что плохое отношение к ним со стороны других заключенных несколько притупилось. Раньше по тюремным законам отношение к насильникам — особенно насильникам детей — было очень жесткое, сейчас эта жесткость уже размыта.

Сейчас к возбуждению дел об изнасиловании — в том числе несовершеннолетних — относятся очень щепетильно, задерживать потенциальных преступников не торопятся, пока экспертиза точно не докажет сам факт изнасилования и наличие доказательств изнасилования, иначе со стороны потерпевшей возможны всякие провокации. Экспертизы, правда, делаются достаточно быстро, и уже по их итогам принимаются процессуальные решения: арестовывать человека или, например, отпускать его под подписку о невыезде — в зависимости от части статьи, по которой квалифицируется преступление.

Полицейские изначально относятся к подозреваемым в изнасиловании негативно. Но это не мешает некоторым нечистоплотным на руку следователям разваливать дела по таким статьям, думаю, не бесплатно. Свои эмоции они при этом, конечно, стараются не показывать.

«К результатам экспертиз у меня никогда не было вопросов»

Торехан Мухтаров

Во всех случаях, когда я защищал и жертв, и обвиняемых, экспертиза подтверждала, что биологический материал — сперма или другие жидкости — принадлежит подсудимому; гинеколог проводил осмотр, была ли разрушена девственная плева или нет; была беседа с психологом, врет ли ребенок или нет. В моем опыте это все были формальные процедуры, к результатам экспертиз у меня никогда не было вопросов.

Один раз я защищал жертву изнасилования — 12-летнюю девочку. Она переписывалась с 20-летним парнем в «Агенте Мail.ru». Он ее пригласил на свидание и изнасиловал. По его словам, секс был по обоюдному согласию. Я пришел в отдел полиции и спросил у сидевшего там ребенка: «Ты добровольно даешь эти показания, давления не было? Никого не оговариваешь?».

Девочка сидела испуганная, но, скорее, из-за того, какая у нас обстановка в зданиях полиции, как все общаются грубо, матерятся. Родители сидели рядом с ней, были шокированы, [приговаривали] «ойбай, ойбай». Через несколько дней после изнасилования она обо всем рассказала родителям, и они все вместе пришли в полицию. После того, как они написали заявление, потерпевшую отправили к судмедэксперту, он работает в здании морга. После изнасилования прошло уже несколько дней, никаких биоматериалов не было, эксперт только установил, что повреждена девственная плева.

Потом с девочкой работал детский психолог, чтобы узнать, говорит ли она правду. Но, если честно, в этом случае детский психолог не имел специального образования: у него или педагогическое образование, или он какие-то курсы закончил. Как проходит беседа ребенка и психолога, я не знал — видел только заключение.

Если на теле жертвы или на ее одежде остаются кровь, слюна, сперма, проводится геномная экспертиза. Если у ребенка порвана одежда, назначается ситуационная экспертиза, чтобы понять, как все происходило: может, насильник и жертва боролись, и он порвал на ней одежду, нанес раны.

И еще одна экспертиза — психологическое медосвидетельствование на вменяемость. Там проходит все быстро. Эксперты спрашивают: «На учете состоишь? Нет? Значит, адекватная». Психологи по существу никаких вопросов не задают.

После этого начинается подготовка к процессу, но это формальности: определяется порядок допроса — сначала подсудимый или потерпевшая — и прочие частности.

«Тактика сводится к тому, чтобы собрать смягчающие обстоятельства»

Алишер Искаков

[В первом деле об изнасиловании девочки в Атырау] меня просто поставили перед фактом: завтра заседание. Я прочитал материалы дела: человек признал вину, во время следствия выезжал на место преступления, на камеру показывал, как все происходило. Мне нужно было добиться минимального срока наказания. Тактика сводится к тому, чтобы собрать смягчающие обстоятельства: чистосердечное раскаяние, признание вины, сотрудничество со следствием, материальная компенсация вреда пострадавшей стороне, наличие у подсудимого несовершеннолетних детей.

Когда я впервые увидел этого человека, он сидел, не поднимая головы, ни на кого не смотрел, был совершенно подавлен. Мне кажется, к нему пришло осознание, какое мерзкое преступление он совершил. Он хотел уже скорее получить срок и отправиться в колонию. Его судили по части 4 статьи 120 УК РК. Прокурор просил максимальный срок — 20 лет, суд приговорил его к 15 годам лишения свободы в колонии максимальной безопасности. По делу было пять-шесть заседаний. Когда все закончилось, у меня сильно болела голова, мне было тяжело находиться в зале суда, я чувствовал неприятную энергетику. Но я старался думать, что это лишь очередное завершенное уголовное дело.

Торехан Мухтаров

Если подсудимый и его адвокат доказывали, что он не знал о возрасте потерпевшей, допустим, она выглядела старше своих лет, и они вступали в связь добровольно, то его могли осудить по 122-й статье УК РК. Обычно подсудимые всегда хотели, чтобы их судили по этой статье. Но в этом случае преступнику вменили часть 4 статьи 120 УК РК и дали 11 лет колонии.

Игорь Продьма

Я вышел в отставку и стал адвокатом в конце девяностых годов. Мне приходилось отстаивать в суде интересы жертв сексуального насилия и насильников. Не хочу никого обижать, но после учебы в школе милиции МВД и работы на земле человек, как правило, становится психологом не хуже, чем дипломированный специалист в этой области.

Когда адвокат начинает работать с жертвой, он должен ее реанимировать — заставить думать не только о том, что и произошло, но и о том, как она будет вести себя в суде и после приговора, как ей забыть этот ужас и жить дальше, доверяя людям. Нужно человека раскрепостить так, чтобы в ходе судебного заседания жертва рассказывала о произошедшем максимально подробно. В противном случае работа судьи усложняется, чтобы разобраться объективно в том, что произошло на самом деле. Заставить несовершеннолетнюю жертву раскрыться, как правило, сложно, так как она боится говорить откровенно даже не только перед судом, но и перед своими родителями или опекунами, которые могут присутствовать на судебном заседании.

После первого разговора с жертвой происходят в основном процедурные вещи: я пишу ходатайства следователю с постановкой вопросов к эксперту, а если он отказывается их удовлетворять, обжалую его постановления.

Линия защиты обычно выстраивается с учетом того, законно ли в отношении подсудимого были приняты те или иные решения. К обвиняемому может плохо относиться следователь, но точно так же в зале суда к нему могут относиться и прокурор, и судья. Задача адвоката — найти возможности для снисхождения к таким преступникам, чтобы убеждения судьи основывались на объективности и законности.

«От ответов жертв — по коже мороз»

Алишер Искаков

В том деле я не видел ребенка, его никогда не приводили в суд. В процессе участвовали судья, адвокат, подсудимый, прокурор и оба родителя ребенка. Я помню тех родителей и их взгляд. Они готовы были разорвать на части человека, сотворившего такое с их ребенком. Подсудимый просил у них прощения. Он был их знакомым. Мать ребенка попросила приглядеть его за своей дочкой, пока она отлучится по работе, он согласился, но принес домой пиво и, видимо, слетел с катушек.

Торехан Мухтаров

Я видел на суде всех жертв: они плакали, но нормально давали показания. С ними всегда рядом были психолог, родители и адвокат. Если на заседании присутствует ребенок, то подсудимых не приводят, я ни разу не видел, чтобы жертва и подсудимый видели друг друга в суде. Однажды на допросе пострадавший ребенок начал рыдать, у девочки случилась истерика, она все не могла успокоиться, судья прекратила допрос.

Когда ребенок рассказывает, что с ним происходило, я никогда не задаю ему вопросов. Обычно мне все понятно: изнасилование было, подсудимый признался, экспертиза все доказала, какие вопросы, что-то говорить — этически неправильно. И задавать вопросы жертве изнасилования — только делать хуже подсудимым. Всегда хочется скорее закончить дело.

Моя подзащитная присутствовала на суде, во время ее допроса подсудимого из зала вывели. В таких случаях остаются адвокаты со стороны потерпевшей и подсудимого, судья, прокурор, родители и ребенок. Судья просит ребенка рассказать, как все происходило, и если ребенок зажат, то судья задает уточняющие вопросы: знаешь ли ты этого человека, как вы познакомились, что он говорил, куда приглашал, какие сообщения писал. В моем случае девочка заплакала, говорила, что, очень испугалась, когда парень начал ее насиловать, но в принципе отвечала нормально.

По-моему, главное, что отличает такие дела от всех других уголовных, что в них нет орудия преступления, но есть объект преступления — половая неприкосновенность ребенка. Вот об этом суд очень подробно спрашивает. От ответов жертв — по коже мороз.

Сколько раз был контакт, сколько это длилось, извращенным способом или нет, что он при этом говорил, угрожал ли, ты плакала, сопротивлялась, тебе было больно, он тебя удерживал, он заставлял трогать его половые органы, куда происходило семяизвержение, использовал ли он презерватив, куда он его выбросил — это обычные вопросы судьи жертве во время допроса.

«Кто ж виноват, что вы купились на обещание денег»

Игорь Продьма

Служить в милиции я начал с конца 1979 года и с преступлениями на сексуальной почве против несовершеннолетних сталкивался еще в советское время. Бывало, что во время дежурств — особенно в дни выпускных вечеров — по два-три заявления об изнасиловании поступало.

Был в моей практике пример: на утро после выпускных вечеров в школах ко мне приехали трое родителей с заявлением, что их дочерей изнасиловали одиннадцать турков. Когда утром я начал расспрашивать родителей и девочек, последние мне сказали кличку одного из парней. Мы по горячим следам задержали всех участников, совершивших преступление. Но, поскольку дело еще не было возбуждено, я попросил следователя прокуратуры — дела по тяжким статьям тогда мы раскрывали вместе — взять для начала у них объяснительные.

И пока эти одиннадцать человек давали объяснения, я предупредил родителей девочек, что через полчаса приедут родственники этих задержанных и начнут с помощью денег уговаривать их не подавать заявление. Давайте определимся, сказал я: мы до конца стоим на обвинении или нет? Родители девочек сказали мне в ответ: надо посоветоваться.

Минут 15-20 их не было, как раз в отделение приехали родители насильников и, о чем они беседовали — я не знаю. Но когда родители потерпевших вернулись, они мне сказали: знаете, мы ошиблись. Наши девочки сказали этим ребятам, что им уже по 18-20 лет, что они учатся в колледжах и институтах, изнасилования не было, так как все было добровольно. Естественно, нам со следователем пришлось подготовить отказной материал, но через неделю эти родители прибежали на меня жаловаться, что я отказал в возбуждении дела незаконно. Однако мое руководство, разобравшись, показало им их заявления об отказе в возбуждении уголовного дела: кто ж вам виноват, что вы купились на обещание денег, которые в итоге вам не заплатили?

Торехан Мухтаров

Следователи опросили потерпевшую, потом ее отца, потом была очная ставка, отец пошел в «отказ». Была назначена экспертиза на детекторе лжи. Детектор и психолог подтверждают ее слова об изнасиловании, а в показаниях отца экспертиза сомневается. Имея только эти данные — биоматериалов нет, — следствие энтузиазм потеряло. [Следователи] начали говорить, что дело не перспективное, а экспертизы, подтверждающие слова девушки, во внимание они не берут.

Когда кээнбэшники расследуют дела против оппозиции, они успешно используют технологии, детектор лжи, читают переписку, чаты, ищут синие шарики ДВК, а когда дело касается насилия, если нет спермы на белье или теле жертвы, дело прекращается.

«Медиазона» благодарит за помощь в подготовке материала Вячеслава Половинко («Новая газета»).

Криминологические аспекты насильственных действий внутри семьи в отношении несовершеннолетних

Библиографическое описание:

Селимова, А. Н. Криминологические аспекты насильственных действий внутри семьи в отношении несовершеннолетних / А. Н. Селимова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 21 (311). — С. 372-373. — URL: https://moluch.ru/archive/311/70451/ (дата обращения: 11.08.2020).



Уровень политического или экономического развития, географическое расположение и культурные особенности любого государства мира не являются гарантами отсутствия проблем, связанных с осуществлением насилия над несовершеннолетними лицами. Домашнее насилие порождает увеличение доли беспризорных детей, т. к. они сбегают из неблагоприятной обстановки в попытке защитить себя и найти более комфортное и безопасное место. Без опеки со стороны взрослых дети могут быть вовлечены в криминальный бизнес, незаконные махинации, в употребление веществ, наносящих вред здоровью или приводящих к смерти.

Ключевые слова: криминологические особенности, насильственные преступления против несовершеннолетних, преступления в семье, насилие в отношении несовершеннолетних, латентная преступность.

Информация, предоставленная Всемирной Организацией Здравоохранения, показывает, что каждый год 34 тысячи детей до 15 лет убивают. Следует учитывать, что опубликованные данные могут быть занижены, поскольку некоторые убийства могут быть ошибочно определены как несчастные случаи. Помимо этого, собранные статистические данные указывают, что каждый 4-й человек в детстве испытывал на себе физическое насилие [1]. Если рассматривать данную проблему с точки зрения государства и экономики, можно отметить, что ежегодно из-за насилия в семье над несовершеннолетними государство теряет 94 миллиарда долларов. В эту цифру входят потенциальный доход государства от налогов работоспособных граждан, если бы дети не пострадали, выросли и трудоустроились; пособия на инвалидность и лечение, бюджетные средства для детских домов и подобные расходы [2].

Особенность насилия над детьми в семье заключается в частых случаях развития так называемого «стокгольмского синдрома», когда жертва насилия привязывается к лицу, совершающему насилие, и даже защищает его, находясь, таким образом, в зависимых отношениях. Это происходит в силу отсутствия разграничения моральных ценностей у детей, не до конца сформированной психики и абсолютного доверия авторитету взрослых внутри семьи. Опрос среди лиц младше 18 лет, которые совершили преступления, показал, что те из них, кто испытал на себе домашнее насилие, в 90 % случаев считали, что данное поведение нормально и даже обязательно в системе воспитания детей [5]. Многие утверждали, что насилие является единственным способом заставить ребёнка слушаться. Большинство опрошенных оправдывало насилие, которое применяли к ним родители, даже если оно приводили к серьёзным травмам и угрозам здоровью и жизни.

Сложность при попытке государства и правовой сферы помочь в подобных случаях состоит в том, что решение о заявлении в органы правопорядке принимается совершеннолетним родственников или опекуном ребёнка, который может представлять его интересы, т. е. законным представителем. Нередко таким представителем является один из родителей несовершеннолетнего. Самая распространённая ситуация подобных заявлений — обращение в связи с домашним насилием в отношении ребёнка, совершаемым бывшим супругом или бывшей супругой. К тому же существует статья 51 Конституции РФ, по которой свидетельствование в суде против близких родственником, семьи или самого себя может не осуществляться.

Большинство преступлений, связанных с домашним насилием, остаются не выявленными, не доходят до стадии судебного разбирательства или прекращаются в связи с тех, что потерпевший отзывает своё заявление. Причинами таких ситуаций являются совокупности многих фактов, например отсутствие третьих лиц, которые могли бы выступить в суде в доказательство совершения насильственных действий, страх повторных избиений, когда преступник узнает о том, что жертва обращалась за помощью в правоохранительные органы, страх того, что доказательна база, построенная только на словах потерпевшего, не будет воспринята всерьёз. Также существует когнитивная ошибка психики, называемая «обвинение жертвы», когда пострадавший от насилия считает, что на нём лежит вина за провоцирование на совершение насилия, хотя это абсолютно никак не может являться его ответственностью. Помимо всего перечисленного, несовершеннолетнему потерпевшему негде остаться на время расследования, а значит, ему придётся продолжать проживать с лицом, причинившим ему вред, что с высокой вероятностью спровоцирует новые инциденты насилия, скорее всего даже более жестокие, чем раньше.

Отдельно стоит отметить социальное отношение к насилию в семье, сформированное под влиянием ментальности о том, что не стоит высказывать проблемы семьи лицам, не состоящем в указанной семье. Подобная ментальность отражается в поговорке «не выноси сор из избы» и является пережитком прошлого, совершенно негуманного подхода к здоровью и благополучию.

В правовой среде на данный момент в судебном разбирательстве права подсудимых, подозреваемых и обвиняемых, соблюдаются и защищаются лучше, чем права потерпевших, что, несомненно, является абсурдным в делах о насилии над детьми и требует скорейшего пересмотра. А до тех пор остаётся ощущение полной вседозволенности и безнаказанности относительно насилия и жестокости в семьях над несовершеннолетними членами общества.

В превалирующем большинстве случаев насилие совершается над лицом, которое очевидно слабее нападающего и не в состоянии защититься. Нередки так же случаи нападений во время сна. Также зафиксировано прямо пропорциональное соответствие между тяжестью нанесённых травм и уровнем устрашения потерпевших в целях сокрытия преступления. При травмах, которые могли бы быть заметны другими людьми со стороны, несовершеннолетнего могут удерживать дома против его воли. При проверке правоохранительными органами, если законопослушные лица обратились с подозрением о насилии в семье соседей или знакомых, лица, которые совершают насилие в отношении детей, могут давать несоответствующие морфологическим признакам травмы причины её появления. Если насилие совершается в отношении ребёнка, члены семьи, являющиеся преступниками в данной ситуации, стремятся к замалчиванию любых упоминаний произошедшего [4].

Применения в насилии над несовершеннолетними детьми огнестрельного или газового оружия достигает 2 %. Использование предметов бытового обихода в целях причинение вреда умышленно или в состоянии аффекта составляет 43 % от всех случаев. Это свидетельствует об импульсивности преступления и неспособности преступников к контролю над собой, работе над своими эмоциями и психологической адекватностью [3].

В пользу этого свидетельствует и статистика о количестве нападающих в подобных преступлениях. В 97 % случаев нападающих один и им является родитель несовершеннолетнего или лицо, его заменяющее, либо сожитель или супруг родителя. Не было зарегистрировано случаев домашнего насилия над детьми, в которых бы принимало участие 3 и более преступника или в которых бы участвовали не только члены семьи, но и привлечённые посторонние люди [6].

На основании проведённого анализа можно заключить, что проблемы домашнего насилия над несовершеннолетними в рамках семей очень актуальна и мало проработана, требует к себе больше внимания и ряда действий. Среди подобной деятельности, которая должна быть применена, чтобы снизить количество преступлений, связанных с насилием в семье, следует выделить обеспечение безопасного приюта для потерпевших в период расследования преступления, чтобы потерпевшим не приходилось продолжать сожительствовать с преступником, распространение информации о незаконности любой формы насилия в семье, увеличение уровня социальной озабоченности и ответственности граждан в отношении потенциальных случаев насилий в семьях, о которых они могут знать. Также предлагается защита прав потерпевших в суде и поправки, предоставляющие потерпевшим обеспечение их прав в большей мере, чем подозреваемым. Кроме того, профилактические действия со стороны работников правоохранительных органов, направление особенно эмоциональных и импульсивных лиц к специалисту в области психологии на осмотр и обязательное посещение на протяжении некоторого периода времени для консультаций по работе с гневом. Весь этот комплекс мер способен помочь в сохранении здорового физического и ментального состояния несовершеннолетних детей, что является залогом осознанного и правового общества государства.

Литература:

  1. Жестокое обращение с детьми: информационный бюллетень / Всемирная организация здравоохранения. — 2014. — № 150.
  2. Насилие и его влияние на здоровье: доклад ВОЗ о ситуации в мире / под ред. Этьенна Г. Круга и др.; пер. с англ. — М.: Весь Мир, 2003.
  3. Страунинг Ю. А. К вопросу об экологической виктимности в мегаполисе // Вестник Московского университета МВД России. — 2015. — № 9. — С. 179.
  4. Шмарион П. В. Криминологическая характеристика и предупреждение насильственных преступлений, совершаемых в семье в отношении несовершеннолетних: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.08. — Тамбов, 2010. — С. 7.
  5. Детский беспредел. Подростковая преступность выходит из-под контроля // https://www.kommersant.ru/doc/4010902
  6. Мелкая уголовщина: дети и подростки совершают всё больше тяжких преступлений // https://iz.ru/973193/ivan-petrov-ivan-nosatov/melkaia-ugolovshchina-deti-i-podrostki-sovershaiut-vse-bolshe-tiazhkikh-prestuplenii

Основные термины (генерируются автоматически): домашнее насилие, насилие, лицо, ребенок, семья, потерпевший, преступление, судебное разбирательство, член семьи.

Насильственные действия в отношении несовершеннолетних их правовая оценка

Насильственные действия в отношении несовершеннолетних их правовая оценка

 

 Одним из основных показателей развития современного общества относится степень защищенности его несовершеннолетних членов от насилия. В данной статье рассказывается о том, какие действия в отношении несовершеннолетних детей являются насильственными с точки зрения законодательства.

 Насилие в отношении несовершеннолетних оказывает травмирующее воздействие на их физическое и прежде всего психическое состояние. Ребенку сложно не только противостоять насильственным действиям со стороны взрослого человека, но и в силу своего возраста осознать противоправность произошедшего над ним деяния. В общем смысле под насилием по отношению к несовершеннолетним понимается любое деяние физического, сексуального и психического, причиняющего вред.

 Можно выделить следующие виды насилия в отношении несовершеннолетних:

Физическое — относятся действия, причиняющие вред здоровью: побои, ограничение свободы и т.п.

Сексуальные — любые развратные действия, склонение к половому сношению, изнасилование.

Психологическое- унижения, оскорбления, угрозы и т.д.

 Действующим уголовным кодексом РК предусмотрена ответственность за преступления против здоровья и жизни несовершеннолетних.

 Например, ст. 121 УК РК определяет наказание в отношении несовершеннолетнего — т.е причинение ему физических страданий, побоев с использованием его беспомощного состояния. Отдельная группа норм уголовного законодательства регулирует санкции за сексуальное насилие в отношении несовершеннолетнего, к нему относится не только изнасилование, но и совершение разного рода развратных действий — к ним можно отнести демонстрация половых органов, порнографических материалов и т.д. Также к преступлениям против несовершеннолетних относится принуждение к уголовным правонарушениям против здоровья населения и нравственности — склонение к потерблению наркотических средств, психотропных веществ, и их аналогов (ст. 299 УК РК).

 Однако в УК РК не предусмотрена ответственность за психологическое насилие, хотя ребенок страдает от его проявлений не менее тяжело, чем от физических действий. В рамках ст. 105 УК РК вводится ответственность за доведение до самоубийства или до покушения на самоубиство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства. Но наказание за эти действия наступает только в случае развития трагических событий — попытки несовершеннолетнего свести счеты с жизнью. В тоже время любое психологическое давление на ребенка со стороны взрослых сказывается на его развитии и самочувствии. К сожалению, привлечь виновное лицо к какой-либо ответственности за подобные действия очень сложно.

Так что же делать, если в отношении несовершеннолетнего было применено насилие?

 Родители, опекуны или педагоги должны правильно отреагировать на сообщение несовершеннолетнего о случившемся. Во-первых, стоит успокоить его, объяснить ему, что он ни в чем не виноват.

Следующие возможные действия:

Если факт насилия выявлен в семье, то педагогу или иному гражданину, узнавшему о данном событии нужно обратиться в органы опеки, либо в комиссию по делам несовершеннолетних.

Если насилие случилось с ним по вине посторонних лиц, родителям необходимо обратиться в органы внутренних дел.

Также нельзя купать ребенка до проведения экспертизы, стоит сохранить все вещи, на которых могли остаться следы произошедшего.

Получить у органов внутренних дел направление на прохождение медицинской экспертизы, подтверждающей факт насилия.

 Если состояние здоровья находится в опасности, нужно обязательно вызвать врача или скорую помощь, при этом попросить медицинских работников подробно описать, в каком состоянии и с какими повреждениями ребенок поступил в больницу. Опрос несовершеннолетнего сотрудниками правоохранительных органов может проходить только в присутствии родителей, опекунов или психологов.

 Куда можно обратиться в случае насилия над ребенком?

 В случае насильственных действий в отношении несовершеннолетних можно обратиться за помощью в ряд организаций, каждая из которых обладает своими полномочиями в данной области:

Органы опеки и попечительства — орган, уполномоченный проверять условия жизни детей в семье, представлять их интересы в судебной инстанции, заявлять иски в суд о лишении, либо ограничении родительских прав. Помимо этого, орган ведет профилактическую работу, а также занимается выявлением неблагополучных семей.

Уполномоченный по правам ребенка — обеспечивает защиту прав детей и их восстановление, содействуют в выявлении и расследовании нарушений прав ребенка. Главная функция — независимый контроль над деятельностью государственных органов, обеспечивающих соблюдение интересов детей.

 Прокуратура — занимается защитой прав ребенка в суде, предъявлением требований о восстановлении прав несовершеннолетних к органам опеки и попечительства и другим компетентным органам, может подавать иски в суд о лишении родительских прав.

 Насильственные действия в отношении несовершеннолетних обязательно должны пресекаться, а пострадавшие от таких действий дети нуждаются в длительной реабилитации, которая необходима им для того, чтобы без последствий пережить полученную травму.

 

 

 

Судья СМУС Карагандинской области

Аринова С.Р.

 

Активист честь для работы, чтобы остановить сексуальное насилие в отношении несовершеннолетних признает себя виновным в сексе с несовершеннолетней

Активист раз хвалили за его работу до конца сексуального насилия в отношении несовершеннолетних, допущенных к четвергу секс с несовершеннолетней мальчика и хранение детской порнографии с участием детей препубертатного.

Джоэл Дэвис, 24 года, бывший студент Колумбийского университета, теперь находится за решеткой, сообщил Манхэттенский прокурор США Джеффри Берман. Дэвис основал международную группу «Молодежь за прекращение сексуального насилия».

«Как он признался сегодня, Джоэл Дэвис договорился о встрече с 15-летним мальчиком для секса и участвовал в незаконной сексуальной активности с 15-летним», — сказал Берман. «Он также обладал детской порнографией, который включал ребенок в возрасте до 12 лет»

Мишель Картер, женщина, осужденная по делу о самоубийстве, должна быть освобождена из тюрьмы за хорошее поведение. за решеткой и максимум пожизненного заключения.Он также признал себя виновным в хранении детской порно, которые могли бы нести наказание до 20 лет.

Его приговор назначен на 7 мая.

«Во многих конфликтах по всему миру тела детей быстро становятся объектами насилия, где изнасилование используется для террора и унижения целых сообществ», — написал Дэвис в колонке 2014 года для The Huffington Post.

«Молодежь за прекращение сексуального насилия — это один из примеров того, как молодежные организации по всему миру объединяются в знак солидарности, требуя места за столом для обсуждения для выживших молодых людей, активистов и лидеров», — добавил он.«Мы преодолеваем стигму сексуального насилия, разрабатывая и направляя наши собственные программы для удовлетворения потребностей сообщества».

Он также написал в Columbia Daily Spectator, что стал жертвой сексуального насилия в детстве.

МАССАЧУСЕТС ДЕВУШКА, 11 лет, ОБНАРУЖЕНА 6 ЧАСОВ ПОСЛЕ ПОХИЩЕНИЯ, ВЫХОДЯ ИЗ ШКОЛЬНОГО АВТОБУСА; ПОДОЗРЕВАЕМЫЕ В ОБИТАХ

Двойная жизнь Дэвиса была разоблачена после того, как он ответил на сообщение тайного агента ФБР на веб-сайте, который, как известно, «часто посещают лица, имеющие сексуальный интерес к детям, в том числе и к другим фетишам», согласно рассмотренной уголовной жалобе компании Fox News.

«Ищу других безграничных извращенцев TABOO в округе Колумбия», — говорится в сообщении. «Би, папа, здесь».

Дэвис, предположительно работающий под именем пользователя «yngperv22», ответил: «Мне нужно спуститься и посмотреть на ваших детей в течение ночи :)», — добавлено в жалобе.

Власти заявили, что Дэвис обменивался телефонными номерами и текстовыми сообщениями с агентом. Как сообщается, Дэвис сказал офицеру, что любит детей любого возраста. Он сказал, что у него были сексуальные контакты с детьми в возрасте 9 месяцев, и у него были изображения взрослых, сексуально насилующих младенцев.Затем Дэвис якобы попросил офицера прислать ему фотографии его 2-летней дочери в обнаженном виде.

НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ, ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ПРИЛОЖЕНИЕ FOX NEWS

«Когда в следующий раз у вас будет один ребенок», — якобы написал агенту Дэвис. «Я имею в виду, что даже на несколько минут достаточно для FaceTime».

.

% PDF-1.6 % 637 0 объект > endobj Xref 637 100 0000000016 00000 н. 0000003303 00000 н. 0000003459 00000 н. 0000004298 00000 н. 0000004444 00000 н. 0000004556 00000 н. 0000004822 00000 н. 0000005085 00000 н. 0000005512 00000 н. 0000006695 00000 н. 0000007085 00000 н. 0000007438 00000 н. 0000007826 00000 н. 0000008209 00000 н. 0000008611 00000 п. 0000008874 00000 н. 0000009151 00000 п. 0000009265 00000 н. 0000009302 00000 п. 0000009350 00000 н. 0000009516 00000 н. 0000009564 00000 н. 0000016129 00000 п. 0000022941 00000 п. 0000029579 00000 п. 0000036173 00000 п. 0000042438 00000 п. 0000048842 00000 п. 0000048982 00000 п. 0000049490 00000 п. 0000049989 00000 н. 0000050504 00000 п. 0000050922 00000 п. 0000051277 00000 п. 0000051548 00000 п. 0000051819 00000 п. 0000051904 00000 п. 0000052188 00000 п. 0000052464 00000 п. 0000059506 00000 п. 0000066521 00000 п. 0000069171 00000 п. 0000069654 00000 п. 0000069921 00000 н. 0000073535 00000 п. 0000079463 00000 п. 0000079612 00000 п. 0000084713 00000 п. 0000091055 00000 п. 0000097782 00000 п. 0000099954 00000 н. 0000100024 00000 н. 0000103060 00000 н. 0000106732 00000 н. 0000106965 00000 н. 0000107013 00000 п. 0000107070 00000 п. 0000107141 00000 п. 0000107449 00000 н. 0000125506 00000 н. 0000125814 00000 н. 0000130712 00000 н. 0000130878 00000 н. 0000130958 00000 п. 0000131055 00000 н. 0000131201 00000 н. 0000131281 00000 н. 0000131378 00000 н. 0000131524 00000 н. 0000133407 00000 н. 0000133687 00000 н. 0000133757 00000 н. 0000134022 00000 н. 0000134049 00000 н. 0000134444 00000 н. 0000134471 00000 н. 0000134772 00000 н. 0000135286 00000 н. 0000135775 00000 н. 0000136237 00000 п. 0000136325 00000 н. 0000137964 00000 н. 0000138248 00000 н. 0000138620 00000 н. 0000139937 00000 н. 0000140221 00000 н. 0000140572 00000 н. 0000140961 00000 п. 0000141333 00000 н. 0000141728 00000 н. 0000142254 00000 н. 0000142686 00000 н. 0000144000 00000 н. 0000144276 00000 н. 0000144632 00000 н. 0000147339 00000 н. 0000156909 00000 н. 0000163073 00000 н. 0000003111 00000 п. 0000002343 00000 п. прицеп ] >> startxref 0 %% EOF 736 0 объект > поток х ڌ S] HSA ~ ol’񬡋6v & Н # -my} J.№9 /

.