Разное

Меня бьют родители: «Меня били родители»: Три жертвы домашнего насилия о побоях, унижениях и страхе

Содержание

«Меня били родители»: Три жертвы домашнего насилия о побоях, унижениях и страхе

По данным ЮНИСЕФ, 67% казахстанских родителей применяют насилие в воспитании детей, а 75% поддерживают телесные наказания. Мы поговорили с тремя героями, которые на протяжении многих лет подвергались домашнему физическому насилию. 

Валентина, 22 года:

Я всегда больше любила отца, он никогда не бил меня. Главным агрессором всегда была мама. 

Я помню все случаи, но один особенно. Мне было где-то 11 или 12 лет. Я пришла со школы и сразу пошла в душ, мама в тот день была в ужасном настроении. Я знала, что она будет бить меня из-за тройки по математике и очень долго стояла под душем. Когда я вышла, она схватила меня за волосы, накрутила их на кулак и ударила меня об дверь. Я упала, у меня пошла кровь из носа.

Я вырвалась и закрылась в кладовке, а мама просила меня открыть, обещала, что не будет бить и извинялась.

Когда я открыла дверь, она опять схватила меня и поволокла в зал, била по ногам, спине и голове.

Я плакала и молила ее остановиться, обещала, что больше так не буду, что буду стараться сильнее.

В тот день она впервые назвала меня шлюхой.

Она била меня каждый раз, когда была не в духе, когда я приходила с плохой оценкой, когда она ругалась с папой или обижалась на него. Она говорила, что мы с ним очень похожи, что я такая же свинья, как он. Наверное, она делала это, потому что подозревала отца в изменах, и вымещала злость на мне.

Я никогда не рассказывала об этом и не просила о помощи, даже папе не говорила. Однажды я рассказала все другу, но он лишь посмеялся и сказал, что моя мать прекрасная женщина, и делает все, чтобы я была счастлива. Думаю, это из-за того, что мы были очень состоятельной семьей, и он считал, что в таких семьях нет проблем.

Впервые я дала сдачи, когда мне было 18, потому что перестала ее бояться. 

В тот день я укусила ее за руку, когда она опять пыталась схватить меня за волосы. Побои прекратились сразу же, но я поняла, что никогда не буду счастлива, если не уеду от нее.

В 20 лет я уехала в другую страну, начала жить со своим парнем и вышла замуж.  

Сейчас мои отношения с мамой улучшились, мы общаемся по телефону. Но, когда я приезжаю к ней, то я думаю только о том, когда мы поругаемся, сегодня или на следующий день.  

Я еще не задумываюсь о детях, но надеюсь, что стану для них хорошей матерью и никогда не буду причинять им душевную или физическую боль. Хотя о таком никогда не знаешь заранее. Вряд ли моя мама мечтала бить меня, когда рожала. Мне кажется, что в глубине души ей стыдно.

Мария, 18 лет:

Это началось в начальной школе, в первый раз меня до кровоподтеков избили скакалкой. В меня могли бросать разные вещи, ножи, вилки и другие предметы посуды.

Я жила в страхе, мне даже предоставляли выбор, спрашивая, каким предметом я бы хотела быть побитой.

Фразы «ты страшная», «дальше проститутки не уйдешь», «бестолочь безрукая» я слышала всю жизнь. Меня били где-то раз в месяц, иногда чаще. Если бил один родитель, то второй всегда был провокатором, оказывал давление.

Когда меня били, я старалась кричать изо всех сил, чтобы соседи услышали, и кто-то пришел на помощь, но это было бесполезно.

Тем не менее, я стремилась быть лучше в их глазах. Обучалась всему, что могло приносить доход, рано начала работать, чтобы обеспечивать себя и свои интересы.

Когда отец был в ярости, он пытался сделать мне больно не только физически, но и морально. Между ударами он кричал, что я предала его, что он никогда не будет мне доверять. Я всегда терпеливо ожидала, когда он устанет, давать сдачи было бы бессмысленно.


Родители всегда говорили, что я сама во всем виновата, что заслужила больше, чем мне досталось и должна сказать «спасибо» за пощаду. Это удовольствие в их глазах пугало меня даже больше, чем действия.

Побои прекратились, когда мне исполнилось 17 лет, после бесчисленных попыток суицида и угроз со стороны школы о лишении родительских прав.

Я все еще живу с ними, делаю вид, что все хорошо, и не нарываюсь на конфликт. Мой психотерапевт сказала, что родителей необязательно любить. Я не люблю их, но ценю их финансовый вклад в меня. Другого я не получила.

Из-за физического и морального насилия, я долгое время относилась к людям с опаской, никому не доверяла. Всегда ждала атаки или подвоха со стороны людей. Сейчас меня мучают судороги и галлюцинации.

В будущем я не хочу, чтобы родители касались моих детей. Они никогда к ним не подойдут. Пусть смотрят, для этого и придумали видео, видео-чаты и скайп. Мои дети не узнают о домашнем насилии на личном опыте. По стопам родителей я точно не пойду.

Мне стыдно, что я не знаю, что такое семья. У меня не сформирована модель семьи. Многие мои ровесники находятся в отношениях или выходят замуж, а я бегу от этого. Я никогда не просила у родителей больше, чем они могли мне дать, никогда не просила невозможного. Я просто хотела быть нужной и любимой. 

Айтолкын, 24 года:

В детстве я жила вполне мирно, но, когда у меня начался подростковый период, родители очень бурно реагировали на проявления моего характера.

Когда мне было 13 лет, мама избила меня за короткую, по ее мнению, юбку. На самом деле, она была чуть выше колена. Она жестоко избивала меня в течение полутора-двух часов, повторяя при этом, что я проститутка. Причины для побоев всегда были разные: не убралась дома, подгорел лук, у нее просто могло не быть настроения.

Она говорила, что если бы знала, какой я вырасту, то сделала бы аборт, что мне лучше умереть.

Изредка, раза два или три за все годы, у меня просили прощения, но это было неискренне, просто для успокоения совести. При этом мне говорили, что я сама виновата в том, что меня избили.

Если судить объективно, то я была хорошим ребенком. Хорошо училась, гулять не ходила, общалась с хорошими ребятами, ничего не употребляла. Получала я всегда за то, что у меня было собственное мнение.

Когда я училась в школе, меня били раз-два в месяц. Чем старше я становилась, тем реже меня били, но делали это более жестоко. Папа обычно не вмешивался, но иногда пытался остановить. Последние пару лет присоединялся сам.


Раньше я не сопротивлялась, только терпела и просила остановиться. Естественно, меня никто не слушал. Лет с 19 я начала кричать, чтобы они ко мне не подходили, защищалась руками. Однажды я даже позвонила в полицию, потому что меня некому было защитить. За это родители выгнали меня из дома и сказали, что я им больше не дочь.

Последний раз меня избили летом. После этого я ушла из дома, а когда вернулась, мама попросила прощения. Больше такого не повторялось. Сейчас наши отношения стабильные. Если начинается какая-то ссора, то я просто ухожу к себе.

Я по натуре достаточно нервная, многолетние побои и ужасное ко мне отношение усугубило это.

Раньше, если люди рядом со мной просто поднимали руки, я закрывала голову руками – рефлекс. Я до сих пор вздрагиваю от любых прикосновений.

Я не уверена в себе и постоянно считаю, что со мной что-то не так, но стараюсь не зацикливаться на этом и жить дальше.

Я точно знаю, что никогда не буду бить своих детей. Я не хочу продолжать этот ужас.

Жибек Жолдасова, Кандидат Медицинских Наук, врач психиатр-психотерапевт:

У меня есть много пациентов, которые говорят, что подвергались насилию в детстве. Обычно ко мне приходят уже взрослые люди. Если подростки, то постарше, 17-18 лет. Дети не могут пойти к психотерапевту, потому что они постоянно находятся под контролем взрослых.

В школе или детском саду таких детей легко определить. На любое повышение голоса, на любой жест или взмах руки они сразу сворачиваются в комок, хотят спрятаться, закрывают голову руками. Сразу можно понять, что скорее всего этого ребенка бьют. Многие мои пациенты, пережившие физическое насилие, ведут себя так уже во взрослой жизни.

При этом, если девочки эмоциональны и чувствительны, то рано или поздно они расскажут кому-нибудь о том, что с ними произошло. Мальчики больше склонны скрывать это. Они вообще намного реже ходят к психологам и психотерапевтам. Основная масса моих пациентов – женщины и девушки.

Бывает, что насилие очень негативно сказывается на дальнейшей жизни людей.

Модель поведения закрепляется в детстве, и человек привыкает к тому, что его постоянно бьют. Часто он потом находит себе такого же абьюзивного партнера.

Так девушки выходят замуж за мужчин, которые тоже их бьют.
Повзрослев и став родителями, они могут начать бить своих детей, думая: «Меня бил отец, и я тебя буду бить. Чем ты лучше меня?». Усвоенная модель поведения настолько сильна, что изменить ее бывает довольно сложно.

Поэтому об этом надо говорить. Напоминать о том, что есть другие способы воспитания, что физическое насилие – это не выход.

Возможно, в жизни у этих родителей не все благополучно. Есть какое-то внутреннее напряжение, чувство неудовлетворенности, комплексы, из-за чего повышается уровень злости и агрессии. И эту агрессию все время нужно на кого-то выливать.

Физическое насилие в семье происходит не потому, что ребенок плохой, а потому, что сам родитель имеет психологический дефект.

А подросткам, подвергающимся физическому насилию, надо обращаться к школьному психологу, больше им некуда идти. Нам нужно категорично повышать уровень школьных психологов. Только единицы школьных психологов владеют какими-то техниками, чтобы им помочь. 


Зульфия Байсакова, директор кризисного центра для жертв бытового насилия г. Алматы:

Согласно законодательству Республики Казахстан, несовершеннолетние не могут помещаться в какие-либо государственные учреждения без разрешения суда. У нас в кризисном центре для жертв бытового насилия размещаются родители, то есть матери с детьми.

Кризисный центр оказывает только заочное консультирование по телефону. Нужно понимать, что любая работа, которая проводится с несовершеннолетними, должна проходить с разрешения опекунов или родителей. Это затрудняет очное консультирование несовершеннолетних по многим вопросам. Поэтому мы консультируем подростков по телефону 150, который работает круглосуточно и на анонимной основе.

Все звонки бесплатные.

К сожалению, у нас в Казахстане нет ни одной программы, которая была бы направлена на снижение и умение управлять уровнем агрессии, поэтому мы наблюдаем необоснованную агрессию и неадекватное поведение со стороны многих людей. Неправительственные организации и наш кризисный центр пытаются разработать программы по работе с агрессорами, чтобы научить людей управлять своими эмоциями и не проявлять насилие в отношении кого-либо.

Насилие со стороны родителей в отношении несовершеннолетних – это преступление.

Очень важно правильно его идентифицировать, поэтому мы проводим семинары для того, чтобы специалисты, работающие с детьми, могли четко идентифицировать физическое, психологическое, экономическое, сексуальное насилие как по внешним признакам, так и по уровню тревожности, страха детей.

В Казахстане очень слабо развита социально-ориентированная работа с членами семьи. Сегодня, вся работа выстраивается только на оказании помощи жертве бытового насилия, например, подростку, а с родителями работают мало. Их привлекают к ответственности, на этом вся работа заканчивается.

Самый лучший способ оказания помощи несовершеннолетним – это предложить им позвонить по телефону доверия 150, где консультанты-психологи могут профессионально оказать помощь.

Все это происходит анонимно и конфиденциально, что очень важно для несовершеннолетних, потому что они, как правило, запуганы и не знают, к кому обратиться. Следующим инструментом могут быть школьные психологи, которые должны работать в каждой школе. Насколько хорошо они умеют работать – уже другой вопрос.

После сбора доказательной базы, родителей привлекают к административной или уголовной ответственности, в зависимости от степени нанесения телесных повреждений. Если комиссия по делам несовершеннолетних сочтет, что необходимо лишить родительских прав, опека над ребенком передается в государственные органы, а затем физическим лицам, которые могут работать в этом направлении.

Если вы подвергаетесь домашнему насилию, то всегда можете позвонить по номеру доверия 150, где вам смогут помочь.

 

 

«Меня избивают родители, что мне делать?» – Яндекс.Кью

Это ужасная ситуация. Я сожалею, что Вам приходится проходить через это.

Знайте, что Вы не одни. Многие дети и подростки прямо сейчас тоже переживают кошмар, схожий с Вашим, а многие уже выросли и теперь учатся справляться с последствиями. Значит, это возможно пережить.

Вы описываете проступки, по причине которых Вас бьют. Но это не причины,

Вы — не причина происходящего.

Причина в том, что в какой-то момент взрослые решили позволять себе жестокость, дали себе право выплескивать их личные негативные эмоции в форме насилия над тем, кто меньше и слабее, кто находится в зависимом положении. Возможно, это произошло не совсем осознанно, а по какой-то «накатанной» модели поведения, которую они усвоили от своих родителей, или под действием алкоголя, который Вы упоминаете, или они не сформировали привычку контролировать себя, рефлексировать над своим поведением, попросту пустив свои жизни под откос. Тем не менее, у них всегда есть выбор, поступать так, или нет.

А у Вас есть право в любой ситуации защищать себя.

Вы уже осведомлены о возможности радикального решения проблемы с помощью органов опеки. Пожалуйста, не сомневайтесь на этот счёт, если чувствуете, что Ваша жизнь или жизнь младших детей находится под угрозой.

Может быть, психологические приемы покажутся Вам уместными, и Вы решите опробовать их.

Если так, то задачей будет пробить стену алкоголя/ненависти/распущенности, заставив родителей задаться вопросом: «ЧТО Я ТВОРЮ?!».

Вряд ли откровенные разговоры о чувствах, разъяснительные беседы и т.д. возможны с людьми, систематически применяющими физическое насилие как метод «воспитания». Поэтому вопросы, предложенные ниже, будут краткими, бьющими точно в цель.

В критической ситуации задайте один вопрос, по типу приведённых, чтобы его формулировка соответствовала происходящему (т.е. если Вас бьют по голове, подойдет случай с сотрясением и так далее). В следущий раз используйте немного отличающуюся форму вопроса.

Задача вопроса- назвать вещи своими именами- насилие, травмы, причинение физического ущерба (им может казаться, что это приемлемое наказание за проступок). Обратитесь не на «ты», а по «родительской должности» человека.

Будьте лаконичны, не агрессивны, по возможности сдержаны, будто просто наблюдаете со стороны и хотите разъяснить ситуацию. Делайте акцент на «своего ребёнка» и другие выделенные курсивом фразы.

  • Мама/Папа, ты сейчас хочешь меня покалечить?
  • М/П, ты сейчас хочешь причинить своему ребёнку физическую боль?
  • М/П, ты сейчас пытаешься покалечить своего ребёнка?
  • М/П, ты сейчас нападаешь на своего родного сына?
  • М/П, ты сейчас хочешь сломать своему ребёнку *что-то*?
  • М/П, ты сейчас хочешь, чтобы у твоего сына было сотрясение мозга?
  • М/П, ты сейчас добиваешься, чтобы твоему ребёнку понадобилась медицинская помощь?

Когда верный вопрос озвучен вербально, он остаётся в памяти, запускает процесс рассуждения. Он не вызывает моментального сопротивления, не даёт возможность мгновенно швырнуть в Вас удобным для них ответом, как например вопрос «почему ты это со мной делаешь».

Может ли родитель просто ответить «Да»? — да, если перед Вами абсолютный социопат, садист, опасный для общества жестокий человек. Но на самом деле, это мало вероятно. Для обычного человека с проблемами (зависимости, депрессии), сказать «Да», значит признать себя плохим. Сказать «Нет» тоже сложно, потому что он только что совершил действие, о котором Вы спрашивали. Получается конфликт между убеждениями, гневом, моделями поведения.

Поиск пути разрешения этого внутреннего конфликта, необходимость найти ответ на поставленный Вами вопрос, может вернуть в реальность, дать возможность увидеть происходящее глазами другого живого человека- Вас, а значит, может появиться шанс на постепенное изменение ситуации.

Между тем, когда у Вас есть возможность отвлечься от данной ситуации, ищите положительные эмоции (что может казаться нереальным под таким тяжелым давлением): в любимых занятиях, увлечениях, в людях, которые доброжелательны к Вам. Поддерживайте себя, хвалите за маленькие и большие поступки, напоминайте, что плохое не будет длиться вечно. Как и предыдущий комментатор, я предлагаю строить планы на будущее, чтобы как можно скорее выбраться из этой ситуации, что повлечет за собой облегчение, а также много работы.

Ваша забота о младших детях в семье достойна восхищения. Но помните, чтобы быть в состоянии помочь им, Вы должны научиться помогать себе.

Искренне желаю Вам всего наилучшего!

Про людей. История девушки, которую избивали родители — FONAR.TV

Иллюстрация Иры Карповой для Fonar.tv

Разве так поступают, когда любят?


— Я родилась на Украине, в Бердянске. Это солнечный и тёплый город. Потом меня увезли в холодную-холодную даль — в Якутию (улыбается — прим. Ф.) . Моя мама жила там всю жизнь, так что [переезд] был неизбежен.

Какое твоё первое детское воспоминание?

— Я не знаю, насколько оно правдивое. Я помню, что собирала мозаику. Знаешь, такую, где нужно вставлять фигурки. Я кидала эти фигурки в биологического отца, а он делал вид, что ловит их ртом, будто бы ест. Я спрашивала у мамы, но она такого не помнит. Может, мне это приснилось.

Как я понимаю, тебя воспитывал другой человек, — не родной отец?

— Да, мои родители расстались, там была не очень хорошая ситуация. Меня воспитывал отчим. Они [с мамой] поженились, когда мне было лет пять. Те, кто об этом узнаёт, всегда спрашивают, не хочу ли я найти своего родного отца. Но мне с одним проблем хватает, зачем мне ещё один (смеётся — прим.Ф.) ?

Но отчима ты считаешь отцом?

— Да. Он был всю мою жизнь. Мне мама рассказывала, что, когда они начали встречаться, я называла его Лев. Они попросили называть его папой. А я тогда спросила: если вы поженитесь, возьмёте меня в свою семью? Очень странный вопрос, конечно.

Ева, ты сказала, что тебе хватало проблем с одним отцом…

— Да, много проблем. Так получилось, что у меня отчим страдал от насилия в семье. Его отец сильно избивал его маму и детей. Пока я была маленькой, всё было спокойно. Потом я начала взрослеть, у меня менялись взгляды, родители много работали, часто уставали, у них начали сдавать нервы. Тогда и началось это физическое и психологическое насилие. Отец стал часто бить меня большим ремнём. Бил, в основном, по верхней части бедра. Это очень больно. У меня были такие синяки, больно было даже сидеть. Если я в школе приходила в медпункт, я боялась, что медсестра это заметит, и у меня будут проблемы. Поэтому я говорила, что упала с лестницы.

А с чем это связано? За что он тебя бил?

— Да, за банальное: что-то не сделала по дому. К тому же, у меня были проблемы с учёбой — я не очень хорошо училась, вот за оценки бил. Потом родилась сестра. У нас с ней разница в 11 лет. Получалось так, что я с ней постоянно сидела. Если я хотела погулять, то мне говорили, что я эгоистка, только о себе и думаю. Я была ещё немного пухлым ребёнком, постоянно сидела дома с сестрой. В какой-то момент мне даже стало казаться, что я реально чья-то мать. Мне говорили, что я не заслуживаю того, чтобы меня слушали, что муж будет меня бить, что я вырасту никем. И так каждый день.

Ещё я помню: у отца большие руки, а я маленькая. Когда были какие-то конфликты, он мог схватить меня этими руками за шею и поднять.

Он и с мамой твоей так поступал?

— Он никогда её не бил. Он мог накричать на неё, говорить, что она тупая. Но никогда не трогал. Возможно, потому, что его отец избивал его маму. Он, бывало, замахнётся, но всегда останавливался.

Мама тебя не защищала?

— Редко. Она сама могла меня за волосы потаскать. Выставляла в подъезд в майке и босиком.

Как? За что?

— Ну, она тоже много работала и часто психовала: то я посуду не помыла, то не пропылесосила. Сейчас все причины не вспомнишь. У неё постоянно была какая-то злость. У меня подругу тоже родители били. Но не так, как меня. Мы придумали, что, когда родители бьют, нужно просто спрятаться в угол, [принять] позу эмбриона, а я ещё волосы прикрывала. В этот момент ты как будто пытаешься войти в себя. Скандалы происходили так часто… Это так меня ломало, мне казалось, что я им не нужна. Разве так поступают, когда любят?

Иллюстрация Иры Карповой для Fonar.tv

Что будет, если я прыгну?

— Возможно, я не попадала в больницу по счастливой случайности. Я бы не сказала, что меня били в умеренную силу. Думаю, что у них был какой-то ограничитель, — дальше кулаков, ремня или полотенца [не заходило]. Один раз мама психанула и кинула в меня кресло на колёсиках. Оно не тяжёлое. Не попала.

Родители и с сестрой твоей также поступали?

— Нет.

Как ты думаешь, почему вся агрессия и отца, и мамы сводилась к тебе?

— Сложно понять, если честно. Отец не знал другого воспитания. Он считал, что я понимаю только кулаками, только силой, что мне нельзя ничего объяснить. Меня надо отлупить, и тогда я пойму. Он постоянно так говорил.

Мы с ним обсуждали один случай. Очередной скандал. Он меня бьёт. В какой-то момент я устала от этого. Я стояла, мне было больно, я не плакала и просто сказала ему фразу: «Это всё, что ты можешь мне сделать?». .. Он начал бить ещё сильнее…

Ты не могла ни к кому обратиться? К бабушкам и дедушкам? Учителям?

— Бабушка и дедушка уехали, когда вышли на пенсию. Я могла рассказать бабушке, но она ничем не могла помочь. [Она говорила]: просто терпи и всё. Мне кажется, что я вытянула 11 класс лишь на мысли, что скоро это всё закончится. И реально терпела. Уже дошло до того, что мне снилось, как я битой его бью. Такая была ненависть.

[Будучи] ребёнком, ты боишься всего. Вчера был скандал, ты ревела до девяти утра, а потом идёшь в школу. Там никто не знает об этом, никто не интересуется. Мне постоянно хотелось об этом рассказать, но всем было всё равно. Потом ты не знаешь, как они воспримут, ты боишься последствий. Да, мне хотелось, чтобы люди узнали.

Мы жили на четвёртом этаже, я любила смотреть в окно. Постоянно думала: а что будет, если я [тут должен был быть глагол, но мы не можем его привести, так как сотрудники Роскомнадзора могут посчитать его за способ суицида]. Я не [тут должно было быть словосочетание, которое является возможным способом суицида, поэтому по требованиям Роскомнадзора мы его не приводим], ничего такого не делала, но были моменты, когда очень сильно себя кусала, выливала на себя воск от свечи. Не знаю, может, чтобы почувствовать боль? Что-то тяжело стало… (улыбнулась — прим. Ф.).

Даже сейчас я боюсь

Ты переехала в Белгород учиться. Как отразились твои отношения с родителями на твою жизнь здесь?

— На самом деле я была очень запуганной. Я постоянно чего-то боялась. Ходила и смотрела вниз. В какой-то момент я спросила себя: почему я всегда смотрю вниз? Мне настолько непривычно было смотреть вперёд. Я заставляла себя. Я постоянно проговаривала про себя, что мне нужно сделать или спросить. Старалась меньше разговаривать с людьми.

Ситуации, которые ты не прогнозировала, вызывали у тебя стресс?

— Да, я просто могла неделями сидеть дома и думать, как это было ужасно (та или иная непредвиденная ситуация — прим. Ф.) . Помню, у меня было платье. Мы с подругой пошли гулять, мне казалось, что все на меня смотрят. Мне было максимально некомфортно. Я боюсь, что меня осудят. Даже сейчас я боюсь заходить в некоторые заведения. Недавно мой молодой человек пригласил меня в одно городское кафе. Он меня 20 минут уговаривал туда зайти. Я считала, что я слишком плоха для этого места.

Сейчас легче?

— Да, сейчас всё нормально. Благодаря друзьям и поддержке молодого человека я уже не отличаюсь — если можно так сказать — от обычного человека. Здесь мне стало лучше, спокойнее. Но всё же это чувство [беспокойства] долго меня преследовало.

Молодой человек — противоположность отца?

— С парнем мне повезло (улыбается — прим. Ф.). Всё очень сошлось. Я определённо знала, что не хочу таких же отношений, как у мамы с отцом. Я не понимала, как они друг друга любят. Мне казалось, что я белая ворона в семье, никому не нужна. Психологически было тяжело. Когда каждый день говорят, что ты какая-то не такая…

У него [молодого человека] в семье всё по-другому. Я переучиваюсь. Я могу сказать что-то грубое, если я раздражена. Могу накричать. Такое поведение — не окей.

Иллюстрация Иры Карповой для Fonar.tv

Ты боишься, что в тебе тоже есть эта агрессия?

— Да. Раньше было хуже, агрессия проявлялась чаще. Сейчас я понимаю, что обижать людей, которых ты любишь, не хорошо. Даже если ты себя плохо чувствуешь, слово ранит. Я настолько привыкла, что в моей жизни столько агрессии, что она проявляется во мне.

Как ты сейчас общаешься с родителями?

— Когда уехала, то не общалась с отцом. Я дома не была два года, потому что не хотела с ним видеться. Не хотела никак связывать себя с этим человеком. С мамой проблемы мы решили.

Мне некоторые говорят: «Ты уехала, забудь, ты слишком много негатива копишь в себе». А они не понимают. Да, их нет рядом сейчас, но я не могу от них просто так уйти. Я не могу сделать вид, что ничего не было. У меня была нулевая самооценка, от всего трясло. То, что сейчас мне лучше, — заслуга моя и людей, которые мне помогали.

Отец просил прощения за то, что бил тебя?

— В этом году у него умерла мама, моя бабушка. Он очень тяжело переносил это. Он приезжал в отпуск сюда, мы с ним много разговаривали. Он как-то сам пришёл к мысли и попросил у меня прощения. Сказал, что будет меняться. Сам признавал, что сделал мою жизнь тяжёлой. Я впервые увидела, как он плачет.

Когда мы разговаривали, он сказал довольно обидную для меня вещь, что я выгляжу, как человек, у которого нет каких-то проблем. Я объяснила, что мне было очень плохо. Они просто ломали меня. Что меня больше всего убивало, что они делали вид, что ничего не происходит. Просто продолжали жить дальше.

Ребят, вы сломали ребёнку психику! Они даже не смогли мне помочь с травлей в школе. В пятом классе у меня даже случился нервный срыв. Кто-то из девочек принёс в класс каблуки, все стали мерить, я тоже попросила. Я уже говорила, что была полным ребёнком. Одна девочка, которая всегда меня задирала, а потом мы стали подругами (смеётся — прим. Ф.), назвала меня бегемотом. Мне стало так обидно. Я пыталась сдержать слёзы, но у меня происходит так: если я сдерживаю эмоции, то у меня всё резко перерастает в гнев. В общем, я начала её пинать. Дальше я не помнила, что происходило. Мне рассказали, что я села на неё и начала душить. У ребёнка сдали нервы.

Ты простила отчима?

— Сложно сказать, что за такое можно простить. Я начала относиться к нему с пониманием. Видно, что он раскаивается. Я не думаю, что мы навсегда сможем забыть эти обиды. Но мне стало лучше.

***

О чём ты мечтаешь?

— Я хочу, чтобы у меня была возможность помочь родителям финансово. Чтобы они перестали думать о деньгах.

А для себя?

(после продолжительного молчания) Мне хочется развиваться в разных сферах, которые нравятся. Хочу, чтобы всё было спокойно, как сейчас.


От автора

В своей жизни я не сталкивалась с домашним насилием. Те пару раз, когда меня лупили родители, были заслуженными — уж сильно я нашкодила. Да и в школе никто из одноклассников не говорил о жестоком обращении родителей. Возможно, кто-то так же, как и героиня моего материала, боялся сказать правду.

Впервые об этой проблеме я начала задумываться, когда увидела в социальных сетях движения #metoo и #янехотелаумирать. В этом году я попала на семинар Анны Ривиной, которая подробно рассказала о своём Центре по работе с проблемой насилия «Насилию.Нет». Она вместе с другими небезразличными людьми создала сайт для пострадавших, где можно узнать, как распознать насилие и что делать. У проекта есть собственное приложение, с помощью которого человек, подвергающийся домашнему насилию, может нажать на кнопку и три близких человека получат сообщения на телефон, что требуется помощь. В этом же приложении есть карта помощи. Там собраны адреса и телефоны кризисных центров по всей стране. Даже если вы так же, как и я, не сталкивались с домашним насилием, зайдите на сайт, не пожалейте своего времени. От насилия, в том числе и домашнего, не застрахован никто.

К сожалению, на карте помощи проекта нет организаций Белгородской области. Однако в действительности они есть. В Старом Осколе работает кризисный центр помощи женщинам, где оказывают материальную и психологическую помощь. В Белгороде тоже можно обратиться в кризисный центр для женщин. Он находится в Марфо-Мариинском сестричестве милосердия. Здесь предоставят временное жильё и помогут морально справиться с проблемой.

Напоследок, я хочу посоветовать вам посмотреть (если вы ещё не посмотрели) работу команды журналиста Ирины Шихман «Бьёт — значит, любит» (18+). Одна из главных мыслей этих фильмов заключается в следующем: не стыдно говорить о том, что ты — жертва насилия, стыдно быть источником этого насилия.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

«Мама била, а потом плакала сама и обнимала». «Воспитание» рукоприкладством и последствия

По данным ЮНИСЕФ, 75 процентов взрослого населения Казахстана поддерживают применение телесного наказания детей «для дисциплины в семье». Эксперты называют причинами распространенности рукоприкладства неумение взрослых справляться с эмоциями и психологическую безграмотность. Они отмечают, что рукоприкладство не проходит бесследно, последствия жестокого обращения проявляются во взрослой жизни.

«ХОТЬ БЫ КТО-НИБУДЬ ВОШЕЛ…»

22-летняя уроженка Шымкента Инкар (имя изменено по ее просьбе. — Ред.) — старшая из пяти детей в семье. Сейчас она завершает учебу в алматинском университете. Инкар говорит, что она и ее сестра росли, часто подвергаясь избиениям со стороны матери.

— Она хватала нас, швыряла изо всех сил к стене. Била нас не по голове, а по мягким местам, плечам. Она сильно злилась и была не в состоянии себя сдержать. Когда она меня избивала, я мысленно давала ей отпор. «Хоть бы кто-нибудь вошел или зазвенел телефон», — молила я в такие моменты, — вспоминает она.

В детстве Инкар не понимала, почему мать набрасывалась на них с кулаками. Когда подросла, рукоприкладства стало меньше. Троих младших детей мать не била вовсе.

— Повзрослев, я стала задумываться, почему мама нас била и ругала. Я нашла ответы на все свои вопросы. Я слышала, что моя покойная бабушка, свекровь матери, была очень строгой женщиной. Когда мы были маленькими, она не ко всем своим внукам относилась хорошо. Любила детей только старшего сына. Говорят, что она житья не давала снохам. К тому же мой отец в то время прикладывался к бутылке. Я думаю, мама в то время просто срывала на нас злость. Потому что, бывало, мама кричала, била, а потом плакала сама и обнимала нас, — говорит она.

Инкар никогда открыто не обсуждала это с матерью. Лишь однажды мать обмолвилась, что «сожалеет о рукоприкладстве».

— Как-то мы с сестренками и младшим братом вспоминали их шалости, и я сказала: «Вас сейчас вообще не бьют. А вы знаете, как нам в свое время доставалось?» Услышав это, мама сказала: «Думаешь, мне хотелось вас бить?», — рассказывает Инкар.

Она не держит обиды. Говорит, что и тогда чувствовала любовь матери, и сейчас чувствует это.

— Мы носили самую красивую одежду в детском саду, в школе, она баловала нас дома вкусными блюдами. Независимо от того, сколько бы раз она нас ни била, мы были не хуже других, — считает Инкар.

«ИМ КАЖЕТСЯ, ЧТО ПРОЩЕ ОТШЛЕПАТЬ РЕБЕНКА»

Родители бьют и наказывают детей, пытаясь выместить свой гнев, и это показатель их собственной беспомощности, говорит руководитель Центра семейного консультирования «Счастливая семья» автор книги «Воспитание детей без наказания» Елжас Ертайулы.

— Родители часто срывают злость на своих детях, когда не могут справиться с навалившимися на них проблемами, испытывают душевный дискомфорт. Потому что дети — самые беззащитные существа. Они не могут оказать сопротивления, ответить. Если в семье есть проблемы между мужем и женой, невесткой и свекровью, всё это накапливается. От этого страдают дети. Родители, которые накапливают негатив, готовы взорваться. Стоит ребенку что-то сделать, они срываются на нем, — говорит он.

Еще одной причиной Ертайулы называет безграмотность родителей.

— Я говорю не о безграмотности как таковой, а о недостаточных знаниях по воспитанию детей. Родители часто не понимают внутренний мир ребенка, недостаточно хорошо знают своего ребенка, не знают его особенностей и склонностей и не знают, чего ожидать от ребенка. И это зачастую приводит к наказанию. Они ожидают от ребенка невозможного. Когда ребенок не справляется, родители склонны злиться, — объясняет эксперт.

По его мнению, некоторые родители пытаются решить многие проблемы в воспитании своих детей быстро и тогда самым приемлемым им видится наказание ребенка.

— Им кажется, что гораздо проще накричать и отшлепать ребенка, чем тратить время на долгие разговоры с ним. Здесь родители совершают ошибку, думая, что им удалось решить проблему таким образом. Это, возможно, временное решение — до исчезновения эффекта от рукоприкладства или окрика. Ребенок может выполнить сказанное, но проблема этим не снимается, — говорит специалист.

Елжас Ертайулы, консультирующий родителей по вопросам воспитания детей, призывает их воздерживаться от рукоприкладства и «воспитания» наказанием.

— Можно утверждать, что все виды наказания являются негативным методом. Я считаю «наказанием» любые действия, которые ранят чувства ребенка. Это рукоприкладство, ругань, упреки и сравнение с другими детьми. Сейчас многие родители считают нормальным воспитание ребенка наказанием. Они даже рассматривают это как необходимость. Это показывает, насколько важен этот вопрос для нашего общества, — говорит он.

Согласно исследованию, проведенному в 2016 году ЮНИСЕФ и уполномоченным по правам человека в Казахстане, 75 процентов казахстанцев поддерживает применение телесного наказания для дисциплины и контроля детей в семье.

НЕТ КОНКРЕТНОГО ЗАКОНА, ЗАПРЕЩАЮЩЕГО БИТЬ ДЕТЕЙ

Согласно пункту 2 статьи 10 казахстанского закона «О правах ребенка», государство обеспечивает личную неприкосновенность ребенка, осуществляет его защиту от физического и психического насилия, жестокого, грубого или унижающего человеческое достоинство обращения, действий сексуального характера, вовлечения в преступную деятельность и совершения антиобщественных действий и иных видов деятельности, ущемляющих закрепленные Конституцией права и свободы человека и гражданина.

Представитель ЮНИСЕФ Айсулу Бекмуса говорит, что «в законодательстве Казахстана нет конкретной статьи, которая запрещает родителям применять рукоприкладство по отношению к детям».

В течение нескольких лет в стране выдвигают инициативы внести изменения в законодательство и прописать запрет на применение силы к детям. К примеру, в 2016 году тогдашний детский омбудсмен, сейчас депутат мажилиса Загипа Балиева предлагала ввести в законодательство понятие «насилие», включив в него виды насилия — от морального и вербального до физического, в которое включить также шлепки по «мягкому месту», и запретить любые формы насилия. С похожей инициативой Балиева выступала и в 2018 году. Но изменения в законе не приняли.

Бывший омбудсмен говорит Азаттыку, что «законопроект всё еще обсуждается в парламенте». «Нам необходимо изменить менталитет общества [в котором считается нормой избивать ребенка]», — полагает депутат.

ЮНИСЕФ считает, что казахстанское законодательство по защите детей всё еще не соответствует в полном объеме международным стандартам. «Казахстанские законы не обеспечивают надлежащей защиты детей от рукоприкладства», — говорится в ответе международной организации Азаттыку.

Работа по изменению законодательства ведется, отмечают в ЮНИСЕФ. В соответствии с постановлением казахстанского правительства № 156 от 30 марта 2020 года, утверждена «Дорожная карта» по усилению защиты прав ребенка, противодействию бытовому насилию и решению вопросов суицидальности среди подростков на 2020 – 2023 годы. Одна из целей этого документа — изучение международного опыта по предотвращению физического наказания детей в семьях, патронатных семьях, организациях образования и организациях, занимающихся защитой прав детей.

«Ситуация в мире меняется. В 50 странах в настоящее время есть юридический запрет на жестокое обращение с детьми. 50 других стран обязались принять такой закон. Запрещая жестокое обращение с детьми на законодательном уровне, государство учит маленьких граждан тому, что насилие — это неправильно», — считают в организации.

«Ни в одном законе Казахстана не допускается насилие в отношении ребенка. Вопрос в том, как это исполняется», — говорит Азаттыку уполномоченный по правам ребенка в Казахстане Аружан Саин.

В ЮНИСЕФ отмечают, что жестокое обращение с детьми негативно отражается на них, даже во взрослой жизни. Последствия насилия над ребенком могут быть неочевидными, но они могут привести к нарушению сна, беспокойству и снижению социальной активности.

«Исследования показывают, что здоровье пострадавших детей ухудшается. Они могут страдать от рака, диабета, сердечно-сосудистых заболеваний, зависимости от запрещенных веществ и депрессии», — говорят в организации.

БОЛЬНО, ДАЖЕ ЕСЛИ ЭТО ДЕЛАЕТ МАТЬ

Елжас Ертайулы говорит, что родители стараются под разными предлогами оправдать свое рукоприкладство.

— Говорят, что «енесі тепкен құлынның еті ауырмайды» (казахская пословица, буквально значит «жеребенку не больно от ударов материнских копыт»), «била не по больному месту». Это смешное оправдание. К примеру, муж ударил жену и затем говорит: «К чему плакать, я же бил не по больному месту». Разве это успокоит женщину? Дело не в физической боли ребенка, а психологической травме, — комментирует он.

Психолог Сая Бакимова осуждает телесное наказание маленьких детей, считает это в корне неправильным.

— С физиологической точки зрения ребенок до семи лет не планирует часть своих действий. Это мой ответ некоторым родителям, которые говорят, что ребенок «делает это нарочно», «совершает шалости назло». У ребенка должен быть определенный уровень развития мышления, чтобы преднамеренно плохо себя вести: ребенок должен знать, что ему действительно нужно сделать, затем целенаправленно выбрать прямо противоположное, уметь предугадать вашу реакцию. Сколько операций! Мозг ребенка на такое еще не способен. Теперь попробуем ответить, правильно ли наказывать ребенка за то, что он еще не в состоянии контролировать свои действия? Если бить за ошибки, то давайте бить за ошибки и взрослых. Разве последствия ошибок взрослых не масштабнее ошибок детей? — вопрошает она.

Бакимова говорит, что пережитые в детстве страдания приводят к сложным последствиям. В голове формируется установка «Они любят меня, но бьют, и я люблю их, но боюсь», которая впоследствии может негативно сказываться на выстраивании личных отношений или отношений в коллективе.

— Такие люди не умеют открыто выражать чувство любви. Если в отношениях всё спокойно и ровно, им кажется, что чего-то не хватает. Вполне вероятно, что бессознательно он или она выберет не спокойного и доброго человека, а человека нетерпеливого, вспыльчивого и агрессивного. Потому что ему или ей будет казаться, что подходит именно такой человек, — говорит Сая Бакимова.

Многие подростки и молодые люди, которых избивали отцы, впервые попав в кабинет психолога, не в силах сдержать слез, рассказывает Бакимова. «Они не могут говорить, только плачут», вспоминая, как издевались над ними.

— Прежде чем нейтрализовывать «избалованность» четырехлетнего ребенка, представьте себе, что в этот момент вы закладываете фундамент его будущего.

А вас били в детстве? Что вспоминают родители

Недавно я написала статью про физические наказания, вот здесь.

В конце статьи я просила тех моих читателей, кого били в детстве, поделиться тем, как это повлияло на их взрослую жизнь. Надеюсь, что эти истории переубедят тех, кто считает, что физические наказания в детстве необходимы и полезны.

«Читала комментарии и долго думала написать или нет. Меня в детстве била мама, ну как в детстве, продолжалось это почти до 14 лет, потом я ушла с сестрой жить к отчиму, её родному отцу, который воспитывал меня с 2-ух лет.

Чего мы только не натерпелись, нас и головой о стену били и посуду на голове разбивали, спускали по лестнице со второго этажа, кипятильником лупили. И зачастую это было беспричинно, то мы спать помешали или дома не прибрались, было даже такое, что я просто засмеялась играя в игру, а маме показалось, что это в её сторону смех.

Это малая часть того, что я помню, у отца дома есть мой детский дневник… Я когда его почитала в 25 лет, у меня волосы зашевелились. Насколько наш мозг нас ограждает от таких воспоминаний. Сейчас у меня дочка я стараюсь воспитывать её без насилия, но бывают моменты когда я срываюсь кричу, шлепаю её, а потом долго прошу прощения и плакать хочется. Не хочу, чтобы она страдала как я в своё время.

Записалась на курс, читаю посты Екатерины и ещё одного психолога, они очень мотивируют меняться. К слову сказать матери моей нет в живых уже 8 лет почти и я понимаю, что не простила её, злость аж бурлит, когда вспоминаю всё.»
@eleonoraluneva17

«Дорогая Екатерина! Спасибо большое за эту тему! Многие не понимают, что делают своими «шлепками», криками, истязаниями. Результаты – покалеченные души, тяжёлые судьбы, зависимости, неуравновешенность, группа риска по суициду, трудность создания гармоничных отношений, мало жизненной энергии, чудовищные ошибки, обесценивание себя и других, невозможность счастливо самореализоваться, болезни жкт, сердечно-сосудистой системы, невроз и тд и тп.

А тем, кто всё же срывается на детей, хочется сказать… Пожалуйста, остановитесь, постарайтесь, приложите усилие над собой. Восполняйте вовремя ресурс, берите пару часов для себя, чтобы не допустить выгорания, просите о помощи, помните, как в фильмах старых там одна посидит подружка часок, там бабушка… По мне это лучше, чем бедное дитя будет страдать из-за наших тяжёлых характеров. Немножко сладкого, пару массажей, бассейн могут помочь расслабиться.

Я тоже жертва насилия и мне тяжело даётся позитивное материнство. Чуть стресс и хотят вылезти демоны моего детства. В моем случае молюсь, прошу помощи у Бога и пресвятой Богородицы. Стараюсь сделать всё, чтобы мой сын видел в моем лице Маму, а не насильника. Помоги, Господи, всем всем! ❤ »
@maria_philippova_701

«Папа сильно бил в детстве меня и маму. Родили рано в 17-18 лет. Все драки при мне. Меня бил отец всем: рукой, ремнём, скакалкой, хлопушкой. С 5 лет заикаюсь из-за этого. И только родив дочь, я возненавидела своих родителей. Я всю жизнь для них была пустое место, всегда слышала в свой адрес: рот закрой, что ты ржешь как лошадь, соплячка и тд.

И теперь они трясутся над моей дочерью, а я не даю им с ней видеться часто, хоть и живем в соседних домах. Я работала с психологами, так и не смогла ни простить их, ни избавиться от заикания. И рассказав им, захлёбываясь слезами, как мне больно за мое детство, что я хожу к психологу, я услышала лишь что надо все забыть, что ты ноешь опять, неблагодарная и тд. Ни секунды сожаления и осознания своей неправоты, на говоря уже об извинении. И это добило меня.

И стоит только начать отстраивать свои границы во время наездов отца в стиле «ты никто, у тебя ничего нет, ты ничего не добилась», стоит только послать их, как сразу я тварь. И до рождения дочери я им была не нужна, с 18 лет жила в другом городе, а сейчас они, особенно мать, трясутся, вдруг я снова психану и не дам им их прелесть (внучку).

Моральное насилие так и продолжается, они моему мужу говорят, что я никчемная дура, что я тупая, а они лучше знают на дочь иногда срываюсь, могу ударить, меня как будто переклинивает, а потом самой больно. Стараюсь контролировать. Спасибо вам за ваш труд.»
@mrs__ahmetova

«Меня били, по голове, ремнём, рукой. Это жуть. Помню как папа ударил по попе моего брата 4 лет и он описался от страха, я плакала. Даже сейчас ком в горле. Смотрю на своих детей, понимаю, что ни один ребёнок не должен такое знать.»
@tanechka.life

«Очень полезный пост. За душу взяло. Меня била бабушка. Как сейчас понимаю что била ни за что, а просто когда я её раздражала. Я не могла говорить в её присутствии, я не могла играть в её присутствии, проще говоря я ничего не могла делать. И продолжалось это достаточно долго, потому что перестала она когда я начала давать ей отпор, т.е. лет до 15-16.

Честно это ужасно. Из-за этого моя самооценка долго была просто на нуле. На агрессию я могла ответить только агрессией, криками и кулаками. И в общем проблемы с психикой, очень много непонятных вопросов на которые у меня нет ответов.

Сейчас я сама мама, моей крохе 10 месяцев и это злость это самое ужасное чувство что я когда либо испытывала. Бывает что меня просто накрывает какая то ненависть взявшаяся из неоткуда когда ребенок плачет (например). Но меня останавливает любовь к ребенку и после переосмысливаю и понимаю что сейчас из меня лезет это «воспитание» и что мое поведение копия того как поступали со мной. С этим нужно бороться. И это огромная проблема в нашем мире.»
@d_kazakovaa

«Про себя помню, что били, наказывали, ставили в угол. Про младшую сестру не помню. Конечно же это вызвало страх, внутреннее содрогание. Я не научилась понимать свои состояния, эмоции. Я не научилась отстаивать свое мнение. В ссорах с мужем сейчас всегда ухожу в молчаливый окоп.

И эти детские обиды мешают мне сейчас и с моими детьми. В момент слабости проще шлепнуть, чем собрать себя в кучку, выдержать паузу и разобраться. Увы. И потом очень стыдно, очень больно самой. Спасибо Вам, Екатерина. Я стараюсь теперь, благодаря Вашим идеям, стать лучше для себя, а значит и для моих малышей)))»
@taliablag81

«Меня била мама в детстве. Часто и сильно. За любую провинность. Била сначала кулаками (однажды ударила кулаком в глаз. Глаз посинел и опух, было стыдно ходить в школу, реально был темно синим, потом исцарапала нижнюю часть лица когтями, пыталась замазывать тоналкой, но получалось плохо… оттого что приходила то с синяками, то царапинами, никто не общался со мной в школе. Стеснялась, да и самооценка была ниже плинтуса…потом в ход пошли скалка, нож и Горячая кочерга от печки. Нож и кочерга вселяли в меня большой страх.

Но не это запомнилось из детства как самое страшное. Физические раны забываются, а вот что осталось в памяти, так это моральное унижение матери. Что я не такая, как все. Я тупая, страшная, черствая, бездушная, психбольная, грязнуля, никто на меня не посмотрит и не полюбит…список можно перечислять бесконечно.

Сейчас у самой дети, их не бью, могу шлепнуть по спине или попе, но не более, но моя проблема в том, что я кричу. Я не могу говорить спокойно в стрессовых ситуациях. Даже если с мужем поругаемся (по бытовой части), я не умею говорить спокойно, мне кажется меня не услышат, я сама не замечая начинаю повышать голос и орать. Не знаю как проработать в себе эту эмоцию.. уверена , что моя проблема идёт из детства.»
@anara19872020

«В нашей группе в детском саду есть мальчик, у которого мать лишена родительских прав и его с братом (6 и 7 лет) воспитывает бабушка, которая постоянно на них орёт. К её крикам мы, родители уже привыкли, но однажды когда я после работы зашла за своим сыном, то ещё за забором услышала её ругань. Когда я зашла за калитку, то увидела, что она внука 6 летнего бьёт по голове, даёт пощёчины. Около крыльца, где на улице на участках гуляли дети, родители их забирали, воспитатели сидели на скамейке рядом. Просто показательно, на глазах у всех лупила его. И никто!!! Никто!!! Не только не остановил ее, но и даже не сделал ей замечание. А воспитатели на мой вопрос, что происходит? прошептали мне «идите уже, идите».

Я не знаю, долго она его била до того как я увидела это всё. Когда я к ней подошла и сказала, чтобы она прекратила избиение, она очень удивилась и «послала» меня. Но бить перестала и они ушли. А я написала заявление в пункт по делам несовершеннолетних, после чего инспектор вмешался, с тех пор при мне не только не бьёт ребенка, но и ругать побаивается. У меня у самой трое детей, не представляю даже как можно бить детей. Но убило полное безразличие окружающих, а воспитатели для меня умерли как воспитатели.»
@21_nutik

«Нас с братьями били и бывало даже жестко. Считали, что воспитывают…конечно же я никогда не выполняла требований, за которые до этого не раз получала. Я до сих пор не могу высказать мнение иногда и постоять за себя в словесной перепалке. Естественно то, что физическая расправа только кажется мне выходом.

А ещё и с абьюзером жила 2 года, терпела унижения и физическое насилие. Всегда говорила себе ,что у других и хуже бывает…отделалась в итоге от этого, но отчасти принимала такое отношение…самооценка низкая у меня, а обсуждать обиды не умею толком, молчу поэтому, а это бесит партнера.

Но в детстве затыкали рот за попытку высказаться, как же теперь самой себе доказать, что молчать не нужно? До сих пор брата старшего боюсь, хотя мне уже 27 лет…личных границ толком нет…об этом говорить и говорить можно, тут всё не расскажешь. Проблем уйма…»
@stasey_doo

«Катя, вот лучше не начинать. Правда… Я настолько запинала это в глубины подсознания, что любое напоминание выбивает. Я только сейчас, в 30 лет стала осознавать всю степень ужаса и как сильно на меня это влияет. Тема дико больная, если начать говорить, то не остановишь.

Стараюсь молчать, у меня босс сторонник избиения детей, хотя своих дочерей не била. Я практически медитирую, когда она начинает нести эту вредительскую фигню ибо готова начать её же методы применять в отношении неё. Впрочем, она уже врубилась как я к этому отношусь, поэтому при мне особенно не говорит на эту тему.

Сейчас столкнулась с детским тренером, который бьёт детей с разрешения родителей. Родители! Пощадите своих детей! Никакие двойки, рваные штаны, потерянные ключи не стоят искалеченной психики и адовых последствий в будущем. Будьте человечны. Хотя бы по отношению к своим детям!»
@stasey_doo

«Мое детство прошло в слезах и боли от ремня, от обиды несправедливых наказаний, постоянных постановок меня в угол на коленях… и все это мой отец. Он бил меня, бил и унижал мою маму. Сколько мы ему врали и придумывали разных планов, чтобы избежать очередных побоев. В итоге с отцом нет отношений как у папы с дочкой. И сейчас у меня с ним очень трудные отношения.»
@svistakris

«Меня била мама редко, но метко. Разговоров не было. За то что баловалась в транспорте, за то что не убрала дома, что пробовала курить и т.д. Лупила веткой, ремнем. Бывало, что оставались кровоподтеки. Совсем маленькую бил отчим. Сильно и просто так. Запугал и я боялась сказать об этом кому либо. Била двоюродная старшая сестра, тоже просто так. И я опять молчала. Только сейчас поняла почему. Я просто не видела в маме защиты. Огромные травмы и отпечатки все это нанесло на меня и мою жизнь в целом.

Когда родился старший сын, я тоже его била. Ремнем, скакалкой. После этого не могла спать по ночам. Винила себя, плакала. Когда он пошел в первый класс, я вдруг поняла, что больше никогда его не трону. Дала себе слово. И сдержала. Сейчас ему 14 лет. Но я до сих пор очень жалею, что так поступала. Мне стыдно, обидно и больно. Младшей дочери 1,8. Я точно знаю, что никогда и пальцем ее не трону. Хорошо, что муж со мной солидарен.»
@svistakris

«У меня было очень трудное детство. Мама меня родила в 16 лет и всю мою жизнь этим упрекает. Что я своим рождением испортила ей жизнь. Меня били за всё… Не так дышу, не так смотрю, не так делаю, да и вообще за то что родилась на этот свет. Если я отказывалась что-то кушать, мне переворачивали тарелку на голову (если это был суп) или запихивали за воротник (если это был гарнир с котлетой), а потом не кормили пока я это не съем. Меня мама могла раздеть до гола и просто вышвырнуть на лестницу и я сидела там часами и плакала. Соседи алкоголики и пожилые люди, никогда в милицию не жаловались на неё, потому что сами боялись её.

Помню один раз она избила меня за то, что я без разрешения съездила за бисером в универмаг после школы. Била меня тонким армейский ремнем папы. И случайно попала пряжкой по лицу. Мне так стыдно было в школе, потому что у меня на щеке отпечаталась пряжка и звезда. И учителя даже внимания на это не обращали. Мне было страшно получить плохую отметку в школе, потому что знала — дома мне мозги по стенке размажут. Вся жизнь была в страхе….

Сейчас у меня растёт сын, ему 2 года и жду второго ребёнка… Очень трудно найти в себе силы, чтобы не срываться на его шалости, капризы и истерики. Головой всё понимаю, что он маленький, что просто хочет где-то внимание мое привлечь, что где-то проявляет характер, высказывает свои чувства и эмоции. Но. Внутри меня как будто тумблер щёлкает и включается агрессия.

И к большому сожалению я его начинаю ругать, иногда могу шлепнуть по попе, а потом обнимаю и плачу вместе с ним, прошу прощения за свой поступок. Я не хочу быть зверем в глазах своего ребёнка, не хочу его наказывать, шлепать, но по другому никак не получается. Я как будто себя не контролирую.»
@lucky_empress

«Ужасно! Просто ужасно! Я читаю комментарии в ленте и плачу. Особенно холод по спине от комментария про избиение об стену, удушение. Меня били, бил папа, и до сих пор у меня не укладывается в голове за что? я была адекватным ребенком и можно было договориться, а кому это надо было? мама не била, но и ни разу не защитила меня от ремня и других побоев. Не могу забыть.

А в итоге то что? Низкая самооценка и вспышки агрессии. Но, за свою дочку порву, если узнаю, что ее кто-то бить начнет. Когда появился свой ребенок, воспоминания переодически меня накрывают. Это ужасно.»
@rayoflight_mary

«Ужас, читаю и слёзы наворачиваются, сколько боли тут, это надо всем читать, лучше любого психолога… Всегда думала, откуда у меня эта злость, и нетерпение накипает, когда не могу сдержаться и хочется кричать на детей и иногда шлепануть… Потом мучаюсь, расстраиваюсь, в церкви прошу прощения, а, оказывается, из детства… модель поведения забита в подсознание и в критические моменты вылезает как злой демон…

Мой папа в детстве очень злился, когда не слушались с братом, и считал, что надо ремнём пороть для воспитания, потому что его так в детстве отец учил и он из двоечника превратился в отличника… Меня ремнём выпорол, когда я капризничала, что очень жгут горчичники… Больше доставалось брату. Теперь говорит, что меня не бил. Тогда была страшная обида… Мама защищала брата, думаю развелись из-за этого, боялась, что слишком забьёт его.

Теперь он говорит, что она дура и сама виновата, что осталась без него… я её понимаю, она защищала сына…и все после развода злились и вымещали всё на детях. .. у меня шок, но теперь я знаю, откуда вся эта гадость вылезает… Всем нам терпения и благоразумия»
@sytchaalen

«Ох…горячая тема снова:))) мне кажется я как-то уже писала. Но все равно напишу, пусть это поможет кому-то не повторять ошибок.
Меня били в детстве, унижали. Сильно. Много много лет. Ремнём, прагалками до кровянистых подтёков (помните Христа когда его плетками били) что-то подобное было на спине, шеи, ушах…ну вы поняли, куда попадёт прыгалка. Было больно спать, одеваться, трогать, сидеть, стоять…всегда больно. Ремень больно но в сравнении не так. Я радовалась когда мать выбирала ремень.

Ещё унижения: ты тварь, матерные слова писать не буду но почти весь список был в мой адрес. Лайтовые это сопля ты ещё, тупая, скотина не благодарная, идиотка, как ты смеешь вообще мне перечить, молоко на губах не обсохло. Вообщем список большой мамочки и папочки.

Отец бил но это под влиянием матери. Поняла когда выросла. И это был подзатыльник когда не поняла урок. Был один раз ремень который запомнила, но тоже лайт, говорит ложись, взял ремень и два раза ударил по попе. Не обидно было , но все в сравнении с матерью и прыгалками. Более старший возраст это за волосы об стену головой, ногой под дых, ногой вниз живота, пощёчины…

Конечно это замкнутость, неуверенность, обиды на все и всех, заниженная самооценка, не умела говорить нет. Знаете работая уже не первый год с психологом, до сих пор этого простить не могу. Я не люблю свою мать. Я благодарю ее за жизнь. Что была с родителями в семье а не в детдоме. Я ее не брошу если будет плохо ей. Но я ее не люблю и никогда не полюблю.

А ещё меня мои же дети спасли от этой униженной женщины:) каждый ребёнок сделал вклад свой, я искала пути решения задач в отношениях и нашла психологов которые на разных этапах взрастили меня как ЧЕЛОВЕКА который любит себя. НЕ БЕЙТЕ ДЕТЕЙ! не унижайте их:((( ищите психологов. Без таких специалистов кому-то никак не обойтись.
Катя, спасибо вам! Люблю вас читать и слушать. Каждое слово откликается.»
@l.maytova

«Меня лупили до 18 лет, я до ужаса боялась маму и было огромное чувство вины перед ней, так как все действия сопровождались нелицеприятными словами… никакого доверия не было, старалась врать, чтобы избежать взбучки… было тяжело очень… с того момента я зареклась, что детей своих буду воспитывать зеркально… без избиений, это же ужасно… Избивать своих кровиночек…

И ещё очень важно спрашивать мнение у детей по тем или иным ситуациям, что кушать, что надеть, куда пойдём гулять и тд… моего мнения никогда никто не спрашивал, надо было беспрекословно выполнять то, что говорила мама… выдохнула только тогда, когда съехала…»
@iren_generalova

«Меня отец в 15 лет избил. Тогда пришли мои вторые месячные. И раньше я наказание воспринимала как воспитание, а тогда впервые почувствовала, что меня насилуют и унижают. Я легла спать, а с утра не могла глаза открыть из-за опухших глаз. Тогда мама подошла меня пожалеть. Я ей сказала, что пока он не извинится, я не буду с ним разговаривать. На что она сказала, что ты же его знаешь, он не будет. А я ей сказала, что значит не буду говорить. И не говорила до 21!!! года. Живя под одной крышей. Мы общались через маму. В итоге она заболела раком и умерла в мои 21. А когда отец пробовал меня бить в 16, я взяла нож и сказала, только попробуй подойди. Больше он меня не трогал. Но я на него орала. Не могла нормально говорить с тех пор…»
@serdce_i_razum

«Меня в детстве била мама, нечасто, но было очень обидно. Со мной, в принципе, либо не разговаривали, когда я хорошо себя вела, либо ругали, говорили, какая я никчёмный, лентяйка, неблагодарная, что ничего у меня не получится, хотя семья у меня была очень благополучная, по меркам того времени, мы жили в достатке, в центре города.

Я выросла очень неуверенная в себе, всё время обвиняю себя в происходящем, жизнь моя, в целом, похожа на хаос и я, в свои 45, так и не смогла её организовать. Папе уже 82, а он до сих пор со мной себя так ведёт, и, вроде, родителей не бросают, а я понимаю, что если бы не мама, то прекратила бы с ним взаимоотношения, так как в таком ракурсе они доставляют лишь слёзы и боль.»
@litvin_nata

«Меня не избивали родители, но давали подзатыльники и шлепки, но сейчас у меня заниженная самооценка, физически не могу выносить чей-то повышенный голос, пусть даже это и не на меня кричат: на глаза сразу наворачиваются слёзы, часто присутствует желание быть для всех «удобной», даже для чужих людей, никому не доставлять дискомфорта, часто в ущерб своим чувствам и желаниям. Боюсь плача собственного ребёнка, так как в голове-то у меня готовая модель: «Не ори», «Поплачь, поплачь – поменьше посикаешь», «Поори у меня ещё», «Я сейчас не знаю, что я с тобой сделаю», а я так не хочу!»
@lyubov_beb

«Меня тоже били… за дело было, конечно (потеряла чужую собаку и спрятала денежку, мне лет 5 было), а вот сильно ремнём били за оценки в школе… орала как резаная, плакала… потом ко мне шла мама извиняться… сейчас у меня онкология, они меня не особо понимают, в смысле, как себя вести, когда у меня побочки… ну и хочет меня обнять, а я не могу, блок какой-то стоит… со своим ребёнком я совсем по-другому веду себя. Сказала, что не хочу такую семью, как была у меня в детстве!!!»
@katerino4ka1

«Меня мама била. И кастрюля летела над головой, и била скакалкой, шнуром от утюга, ветками какими то, розги что ли. И рукой. И за волосы хватала и о стены швыряла. Я недолюбленный ребёнок. Выросла ершистой, озлобленной, независимой. С мамой мы не подруги и никогда ими не станем, я простила её, но все помню. Как то попробовала с ней поговорить, мама расплакалась.»
@bosh_wolff

«Я жила с бабушкой и дедушкой, рукоприкладства не было, но я на всегда запомнила, что лет в 7, меня забрала к себе мать и там я в полной мере узнала, что такое физическое наказание((( я прожила у нее не более 2 месяцев, после чего попала в больницу, начались болезни связанные с желудком. Меня забрали обратно к дед. и бабушке.

Я всю свою жизнь боялась мать, даже когда выросла(( отношений у нас близких не было ни когда. У меня не было к ней жалости, сочувствия и уважения. И в моем воспитании у меня проскальзывает агрессия, НО я сразу вспоминаю себя маленькой, ухожу, выдыхаю, плачу, но детей не бью.»
@olgabushi

«Нас в семье было трое. Я старшая и два брата. Мне повезло, меня не били, а вот брату попадало часто и сильно. Младший получил имя деда при рождении (к нему отец относился как к своему отцу). В итоге одного били часто и больно, а с другого пылинки сдували. По итогу оба брата… Старший пристрастился к наркотикам и умер, а второй стал пить и воровать. Меня отец не бил, но его слова: «Если, что убью и тебя и мать» сделали свое дело.

У родителей и детей должны быть доверительные отношения. У меня 4 детей и я рада, что мои дети не видят насилия. Говорю им всегда: «Что бы не случилось я должна узнать об этом первая. Я вас очень люблю и буду всегда рядом. Мы вместе разберемся в ситуации.»
@larisastarovoitova1968

«Мы – дети своих родителей, от навязанного с детства сценария очень сложно отказаться. Мама меня очень сильно била. Но ещё хуже – унижала, могла заставить стоять на одной ноге в углу часами (за то, что не убралась), я врала, делала все, что угодно, лишь бы меня на били. В подростковом возрасте не разрешала одевать туфли на высоком каблуке, проверяла демонстративно сумку, вытряхивая её содержимое передо мной. Говорят, что обида на родителей – это признак инфантилизма. Но простить не могу, как бы не старалась.»
@utrom_na_more

«Меня мать с раннего детства била и тракторными ремнями, и скакалкой, а позже и кулаками по спине. Это было очень больно как физически, так и морально. Но она считала, что это ничего такого, её «мать в детстве ещё хуже била». И всю ответственность за своё такое поведение она перекладывала на меня. Последний раз она побила меня в 15 лет, после этого у меня сильно заболела спина и голова. Тогда я ей ответила, что если она ещё хоть раз поднимет на меня руку, я отвечу ей тем же. Физическое насилие на этом прекратилось, началось моральное.

Близких отношений у меня с матерью нет, и уже никогда не будет. Она не считает себя виноватой в чем-либо, а я не считаю нужным прощать её. И да, верно Вы написали, агрессия к другим людям есть, но появляется она, когда человек начинает вести себя аморально. Стараюсь сдерживаться, и не давать волю этим негативным эмоциям. Радует, что у меня это получается. Со своими детьми стараюсь разговаривать, и не применяю насилие, хотя и руки иногда опускаются.»
@ovcharova_larisa

«Тема больная, но, к сожалению, очень актуальная. Меня в детстве били, даже очень… по-видимому, мое стремление сейчас оправдать и простить родителей еще в процессе, поскольку не то, что говорить, а даже писать тяжело. Огорчает тот факт, что мама этот процесс не пыталась остановить, а папу я одно время боялась так, что, провинившись, пусть даже малость, боялась до дрожи зайти в комнату. Разве это воспитание?!

Позже в школе вела себя как мышь. И лишь с возрастом не боялась проявить инициативу в чем-то, не боялась ошибиться, а то вдруг не «как положено». К чему это привело? Иногда проявляются вспышки агрессии, но стараюсь себя остановить. Внутри живет страх навредить своему ребенку подобной силой от бессилия. Вот, к примеру, сейчас от большой любви он может меня и игрушкой шлепнуть, и ладошкой, что вызывает протест и желание дать сдачи. Но кому?! Маленькому человечку?! Считаю это последствием побоев и ищу варианты объяснять, а не наказывать.

А в социуме агрессия даже среди детей до 2х лет частично поддерживается. Мне недавно одна мамашка сообщила: «Ваш ребенок еще маленький-не привык, что дети дерутся!». Не привык?! А почему он должен к этому привыкать?!… вообщем. На каждую силу найдется другая сила-закону физики всегда работают! Спасибо Вам, Катя, за такие актуальные темы.»
@helgavelikaya

«Уже не раз читаю о подобных исследованиях и могу 100% подтвердить, что возникает агрессия и она абсолютно не управляемая… в 12 лет я начала читать труды по психологии и мне это помогло и осознать многие моменты и поработать с ними… мне очень помогли мои друзья… и только к 30 годам я управляю этим и очень много проработано…

Боже, но сколько лет и сил потребовалось для восстановления… Столько было моментов… И к сожалению бывало от бессилия шлёпнуть ребенка по попе.. и один раз я шлепнула и один раз тряханула немного дочку… не смогла справится с собой.»
@ekaterina_arnu

«Меня мать избивала, таскала за волосы, душила и т.п, однажды ногами пинала за случайную тройку, хотя училась я на отлично почти всегда. На всю жизнь эта боль и обида. Ненависть к ней с годами ушла, но и все другие чувства тоже. У меня двое малышей и я не хочу их трогать, но порой волна гнева захлестывает и я желание шлёпнуть просто на животном уровне…

Ужасно терзаюсь даже за крик… понимаю, что всё это последствия жестокого обращения в детстве со мной. Я научилась сдерживать себя. Хочу чтоб мои дети росли в любви, но для меня есть лишь один вариант – пить успокоительные, иначе монстр псих в тяжёлые моменты прорывается наружу.»
@maria_gritseva

Это лишь маленькая часть историй, которыми поделились мои читатели. Таких историй у меня более 600 и я буду продолжать публиковать их.

Я надеюсь, что эти откровения помогут многим взрослым пересмотреть свои взгляды о необходимости и полезности физических наказаний для детей.

Также смотрите видео Екатерины Кес «Почему нельзя бить детей. Вред физических наказаний»

Если вы хотите наладить отношения с вашим ребёнком и воспитывать его без криков и наказаний, приглашаю вас на мой бесплатный онлайн-марафон, который состоится уже совсем скоро. Кликните на баннер ниже, чтобы записаться.

P.S. Если вам понравилась статья, пожалуйста, поделитесь с друзьями, нажав на кнопки социальных сетей. И, как всегда, буду рада вашим комментариям и вопросам ниже.

Читайте также:

Как помочь ребенку, которого бьют родители?

Сын или дочь с ужасом рассказали вам о том, что одноклассник часто приходит в школу весь в побоях от родителей. Чем вы, как неравнодушный человек, можете помочь чужому ребенку? Отвечают психологи, педагоги и юристы

Взрослые бьют детей. К сожалению, это случается. Знаете, что бьют ребенка и ничего не можете сделать? Можете. Игнорируя зло – мы сами становимся злом. Поэтому.

«Разрулить» своими силами? Забудьте!

Разбираться с родителями-агрессорами самостоятельно другие родители класса не должны, считает Алла Бурлака, руководитель Службы по делам детей Оболонской РГА в Киеве. Если вы узнали о том, что ученик в классе, возможно, подвергается в семье насилию, то действуйте по четкому алгоритму:

  1. Служба рассмотрит даже анонимные письма. Нужно чтобы в заявлении была конкретная информация: имя, адрес проживания ученика, данные родителей.

    Инна Морозова, семейный консультант

    «Что делать с родителями? Если кто-то из взрослых готов, было бы хорошо начать общаться с родителями. Основное правило – не оценивать и не осуждать. Тогда контакта не получится. Можно рассказать о своих сложностях – вы видите, что страдает чужой ребенок и хотели бы помочь. Спросите у родителя-агрессора, как вам поступить. Стоять в стороне и молчать вы не можете. Предложите свою помощь родителю-агрессору, если это возможно. Попытайтесь разобраться в истинной причине агрессии. Если родитель идет на контакт, помогите найти психолога, который поработает с родителем, поможет устранить причину, ведущую к агрессии. Если родитель не хочет ничего менять, отбрасывает любые предложения и избиение продолжается, остаются социальные службы и постоянная поддержка пострадавшего ребенка всем, чем возможно», – сказала Инна Морозова, психолог, семейный консультант, автор проекта «Быть родителями – это просто!».

Илона Еленева, LHSI

«Это может быть письменное сообщение, в том числе, коллективное письмо или устное обращение, на которое сотрудники Службы должны отреагировать срочно, на протяжении одного рабочего дня», – разъяснила Илона Еленева, директор Международной общественной организации «Социальные инициативы по охране труда и здоровья» (LHSI).

В том, что родители детей в любом учебном заведении не должны «разбираться» с папой или мамой-агрессором своими силами, убеждены и сотрудники Центра по делам семьи и женщин Деснянского района столицы. «Вмешательство родителей класса без помощи специалистов приведет к обострению и травматизации всех участников», – предостерегли в Центре. Специалисты Службы, которую возглавляет Алла Бурлака, перечислили признаки, по которым можно заподозрить, что ребенок переживает жестокое отношение:

  • в младшем школьном возрасте: ребенок может пытаться скрыть причины травм, быть одиноким, не дружить, бояться идти домой после уроков;

  • в подростковом возрасте: школьник может убегать из дома, совершать суицидальные попытки, отличаться антиобщественным поведением, употреблять наркотики или алкоголь

У сотрудников Службы есть разные методы влияния – они могут даже забрать ребенка из семьи. Но чаще пытаются обойтись без этой крайности. «Мы проводим беседы с такими родителями. Так, чтобы у них была возможность увидеть свои ошибки, пересмотреть свое отношение. Мы хотим, чтобы они поняли, что агрессивный подход не приведет к хорошему. И нужно что-то менять в себе. Ради ребенка, в том числе» – считает Алла Бурлака.

“Часто бывает так, что родители бьют, потому что сами не знают, как воспитывать по-другому. Бывает, что у ребенка – сложный или взрывной характер. Родители могут, по разным причинам, пребывать в растерянности, и начинают бить ребенка от отчаяния. Поэтому нужно, чтобы родители сумели освоить другую модель поведения. Первый шаг для них – осознание: «Я не хочу этого делать, я хочу прекратить». Может быть, предложить им тренинги по управлению гневом или обучить их контролю над разрушительными эмоциями». – Говорит Юлия Завгородняя, психолог Киевского городского центра социальных служб для семьи, детей и молодежи.

«Церемониться»? Нет, вызывать полицию!

Общественным порицанием пользы не добиться, убежден Владимир Спиваковский, основатель лицея «Гранд». Он предлагает сразу вызывать полицию, если вдруг взрослым стало известно, что какого-то школьника бьют в семье.

«В наше время и в нашем обществе морализаторство уже не в моде… «Вызвать отца на разговор», «помочь ребенку», «войти в положение»… – всё это уже рудименты «совка», когда такие ситуации разбирались на собраниях, и виновных исключали из партии, – уверен президент корпорации «Гранд». – В современном обществе, особенно на Западе, вопрос решается быстро, без нервов и результативно. Избиение — это акт хулиганства или преступления. А раз так, то надо вызывать полицию и составлять акт»

Травмоопасно?

Травмирует ли такая ситуация других детей в классе? Будет, если ничего не делать! – отметила Инна Морозова. Инна говорит, что родителям важно рассказать о том, как они могут помочь своему однокласснику – поддержать, пригласить в гости после школы или погулять вместе, попробовать поговорить с ним.

Мнение юриста Светлана Трофимова, партнер адвокатского объединения

Светлана Трофимчук, С.Т. Партнерс:

Насилие в семье является одной из наиболее распространенных проблем государственного значения. В Украине действует специальный нормативный акт, который направлен на противодействие жестокому обращению в семье – это Закон Украины «О предупреждении насилия в семье» от 15.11.2001 г. № 2789-III.

В статье 10 указанного Закона, предусмотрены специальные меры предупреждения насилия в семье, это: официальное предупреждение виновному лицу о недопустимости совершения насилия в семье; направление в кризисный центр и взятие на профилактический учет. Несмотря на то, что нормативно-правовым актом предусмотрены специальные меры по предупреждению насилия в семье, он не имеет достаточных рычагов воздействия на лиц с девиантным поведением, а также, что немаловажно, не имеет механизмов реализации.

Домашнее насилие рассматривается только как административное правонарушение в соответствии со статьей 173-2. Где предусматривается ответственность в виде общественных работ на срок от тридцати до шестидесяти часов или административный арест на срок до пятнадцати суток. Судебная практика показывает, что в большинстве случаев агрессоры остаются безнаказанными. Но все же есть прецеденты, когда по такой категории дел, открываются уголовные производства, виновных привлекают к ответственности и по делу выносятся обвинительные приговоры.

Для искоренения насилия в семье настоятельно рекомендуем – не бояться,   обращаться в органы Национальной полиции с соответствующими заявлениями об открытии уголовных производств, а  также,  в органы опеки и попечительства по месту регистрации проживания, для привлечения виновных лиц к ответственности, и самое главное, для защиты интересов детей

Дети чужими не бывают.

Полина Аксёнова, журналист

Меня бьют родители. У меня нет друзей. Меня ненавидит сестра

Просьбы о помощи Напишите свою историю

Меня бьют родители. У меня нет друзей. Меня ненавидит сестра. Сегодня, чуть не задушил папа. Хотя я была бы очень рада если бы задушил. Зачем мне жить?

Ли , возраст: 14 / 23.05.2014

Отклики:

Дорогая Ли, зачем жить, о счастье и о семье беседует со школьниками о.Димитрий Смирнов.
Надеюсь,что тебе помогут разобраться ссылки

https://www.dimitrysmirnov.ru/blog/cerkov-46981/
см 3
https://www.dimitrysmirnov.ru/blog/cerkov-46983/?stt=1103
см 9 (12)

Агата , возраст: … / 24.05.2014


Привет. Сложно сказать зачем мы все живем. Я хоть и постарше тебя, но у меня тоже нет друзей. Тебе нужно как то защитить себя. Понимаю, что очень сложная ситуация в семье, но подумай о своем будущем. Может у тебя все будет хорошо в дальнейшем. Есть ли родственники к которым можно обратиться за помощью, которые тебя поймут, поддержат? Есть службы которые занимаются по правам детей, подростков. Попробуй обратится туда и не бойся, у тебя есть право на жизнь. Насилие в семье надо остановить. Вот некоторая информация, которая может помочь. Ответ длинный, но прочти обязательно :
Помочь тебе могут и по телефону. В России существует единый «телефон доверия» для детей 8-800-200-01-22, на который можно позвонить и с мобильного телефона, и с городского. Платить за звонок не нужно и необязательно называть свое имя. С тобой побеседует социальный работник или психолог, которые не только объяснят, что делать, если бьют родители, но и подскажут адреса кризисных центров, куда ты можешь уйти от родителей на какое-то время. А если тебе исполнилось 14 лет, ты имеешь право написать заявление в суд. Но в этом случае нужны доказательства — покажи свои синяки врачу в травмпункте, и тебе выдадут справку. Или попроси свидетелей, если они были, дать показания.

В органах опеки напиши подробное заявление о том, как тебя бьют родители. Заявление можно написать в полиции или прокуратуре, если ты не знаешь, где в твоем городе находится управление опеки. Если домой возвращаться ты не хочешь, напиши в заявлении, чтобы тебя направили в кризисный центр. Но обращаться с таким заявлением нужно только в том случае, если тебя действительно бьют родители, а не для того, чтобы просто отмстить им за какую-то обиду.

По твоему заявлению органы опеки начнут работать вместе с полицией. Сначала твоих родителей ждет беседа с психологом и местным участковым, которые расскажут им о возможных последствиях для родителей, которые бьют своих детей. Если ситуация не изменится, органы опеки могут подать иск об ограничении или о лишении родительских прав. У родителей тебя заберут и назначат под опекунство родственников, в приемную семью, детский дом. Но все права на часть вашей квартиры останутся за тобой, и по достижении 18 лет ты можешь распорядиться ею на свое усмотрение.

Если руку на тебя поднимал только один из родителей, его одного могут лишить родительских прав и выселить из квартиры. Родители, которые бьют своих детей, могут быть привлечены к уголовной ответственности. Судебный процесс будет длиться долго, и на это время ты сможешь поселиться в кризисном центре, где оказывают помощь детям, которые оказались в трудной ситуации.

Я не знаю из какого ты города, но есть детские приюты и службы помощи, где тебе обязательно помогут. Попробуй узнать в интернете их адрес, на случай если не можешь больше терпеть и захочешь сбежать из дома. Также ты можешь узнать адрес ближайшей социальной защиты, расскажи классному руководителю. Не отчаивайся, как бы не было трудно старайся гнать дурные мысли.

Я желаю тебе жизни и быть счастливой.

Ника , возраст: 21 / 24.05.2014


Солнышко, ты вырастешь и все это забудешь. У тебя впереди счастливая жизнь. Выучишься, встретишь хорошего человека, у вас будет счастливая семья. Пережив трудности, ты станешь другим человеком, чем если бы в твоей жизни все было легко и гладко. Только тот, кто пережил боль, сможет почувствовать чужую и будет ценить то, что имеет, то, чего сам достиг.
Уверена, ты найдешь друга, единомышленника, ведь есть же люди, которым ты симпатизируешь? Начни первая сближение…

Катя , возраст: 20 / 24.05.2014



  Предыдущая просьба Следующая просьба  
Вернуться в начало раздела

Моя мать била меня, пока мои ноги не стали черными и синими: JUSTNOFAMILY

Я написал этот пост в сабреддите r / ofmychest, но я знаю, что он тоже здесь.

Одиннадцать лет назад я начинал новый учебный год в восьмом классе, и после возвращения в школу мы с мамой, сестрой и я пошли в местный торговый центр. Ничего необычного не произошло, пока эти дети не прошли мимо нас. Этот мальчик подошел ко мне, обнял и поцеловал в щеку, как будто мы знали друг друга, и ушел, как будто ничего не произошло.Я был ошеломлен и не готов к тому, что должно было произойти. Моя мама очень рассердилась на меня и ударила меня по лицу. Она сказала, что это я была виновата в том, что позволила этому парню поцеловать меня. Откуда мне было знать, что этот человек сделает это со мной?

Мы вышли из торгового центра, потому что она сказала, что я испортил ей настроение, и мы пошли домой. Я был напуган тем, что вот-вот должно было случиться. Я хотел умереть, потому что никогда раньше не видел ее такой рассерженной.

Когда мы пришли домой, она достала пояс и сразу стала бить меня по ягодицам и ногам.Мои ноги были обнажены, когда она начала меня бить. Я не плакал, потому что боялся, что она будет бить меня все сильнее и сильнее. Она не остановилась. Как будто она выплеснула на меня сдерживаемый гнев. Когда она остановилась, мои ноги мучительно болели, и ходить было больно. Я просто лег в кровать, так как моя сестра лежала рядом со мной. Я был счастлив, что все закончилось, но мама продолжала кричать об этом. Я просто хотел, чтобы она больше не злилась на меня, поэтому молил Бога о прощении. К сожалению, позже моя мама вернулась на следующий раунд.Этот раз длился дольше, чем в прошлый раз. Боль в ногах усилилась, но я смог стоять. Я просто хотел, чтобы она снова была счастлива со мной. Наконец-то она закончила и снова ушла.

Через несколько часов после того, как она меня избила, боль в ногах стала невыносимой, и в них начали появляться синяки. Имейте в виду, я черный, поэтому синяки были очень заметны. Мне было тяжело ходить, а еще труднее было сесть, не морщась. Я просто хотел, чтобы все было нормально. Думаю, вид синяков на ногах заставил мою маму понять, что она перестаралась.Она помещала меня в ванну с английской солью два раза в день в течение следующих трех дней, чтобы синяки не остались навсегда. На следующий день она должна была работать (медсестра), но моя тетя (тоже медсестра) пришла меня проверить. Она очень расстроилась из-за моей мамы и назвала ее то, что она сделала. Все, что моя мама могла приглушить, чтобы сказать мне, — это то, что она сожалеет.

Я не помню, действительно ли она извинилась передо мной. Но она купила домой некоторые из моих любимых блюд на следующие несколько дней. Я думаю, что мой 13-летний «я» смог простить мою мать, но, оглядываясь назад, я понял, что это было оскорблением, простым и понятным.Я не сделал ничего плохого. Я никогда не планировал, чтобы этот мальчик меня поцеловал. Для меня это было так же неожиданно, как и для тебя, мама.

Я печатаю это прямо сейчас, потому что после 24 лет телесных наказаний, эмоционального насилия, попытки заставить себя чувствовать вину, самообвинения и т. Д. Я покончил с ней. Я сделал все, чтобы сделать что-то из себя (окончил 15% лучших в моем классе средней школы, окончил один из десяти лучших государственных университетов США, учился в аспирантуре с целью получить докторскую степень, работал неполный рабочий день оплата счетов и т. д.) и ею горжусь, но я чувствую, что ей этого мало. На данный момент я просто не хочу сближаться с ней, кроме как выполнять свои обязанности ребенка, живущего в доме ее родителей. До сих пор это была тяжелая неделя, но пока что я буду в порядке.

Я знаю, что будет легче. Я знаю это, потому что с нетерпением жду возможности жить самостоятельно и не беспокоиться о том, что мама будет у меня на шее.

Спасибо тем, кто прочитал мой рассказ.

[Серьезно] Били ли вас родители когда-нибудь в детстве, и как это повлияло на то, кем вы являетесь сейчас? : AskMen

Я — американец индийского происхождения (22 миллиона), родившийся и выросший в Америке.В настоящее время я учусь на первом курсе медицинской школы, и я окончил престижную школу со степенью бакалавра инженерных наук. По определенным меркам меня можно считать успешным. Однако, когда я сегодня разговаривал с отцом, он упомянул, что если бы у нас не было «конфронтации» в прошлом, я, возможно, не добился бы такого же успеха. Я согласился с ним.

Насколько я помню, меня и моего брата он избивал. Не шлепали, не били, а били открытыми руками по лицу, спине, рукам и всему в пределах досягаемости.Нас били, когда мы не слушались родителей или разговаривали с ними, и нас били, когда мы плохо учились в школе (

В последний раз я вспоминаю, как меня избивали, когда мне было 16. Теперь, когда я стал взрослым, я не получу такого же наказания, но все еще живу в страхе разочаровать его, что почти хуже, чем физическое наказание. Я и мой папа стали лучшими друзьями, и между нами возникло взаимное уважение. Однако он по-прежнему многого от меня ждет, и ничего из того, что я делаю, недостаточно, и это нормально, потому что это постоянно подталкивает меня к тому, чтобы делать лучше, чем я думаю. Но если бы эти побои не держали меня в узде, я задаюсь вопросом, сбился бы я с пути к успеху, который он мне проложил.

РЕДАКТИРОВАТЬ: Спасибо всем, кто пока поделился. В этой ветке много боли, но есть и много надежды. Я не знал, чего ожидать, когда задал этот вопрос, но вы, ребята, все сильны. Мы собираемся это сделать.

Это то, что происходит, когда вы бьете своих детей

Звезда Национальной футбольной лиги Адриан Петерсон недавно был обвинен в жестоком обращении с детьми после того, как наказал своего 4-летнего сына, ударив его выключателем. Избиение было настолько жестоким, что на теле ребенка, в том числе и на гениталиях, остались рубцы.Обвинение Петерсона вызвало бурю споров о целесообразности избиения детей в качестве наказания за плохое поведение.

Вот семь вещей, о которых вам нужно помнить о физической дисциплине.

1. Уважение к своим родителям не означает делать именно то, что они делали.

Наши родители, бабушки и дедушки приняли многие вещи, которые мы больше не считаем приемлемыми сегодня: законы Джима Кроу, курение и употребление алкоголя во время беременности, реклама вакансий как «Требуется помощь: мужчина; требуется помощь: женщина» и т. Д.Мы пришли к выводу, что многие из этих традиций и верований ошибочны, и совершенно обоснованно отвергаем их. Можно любить своих родителей и отвергать их традиции или верования. Можно согласиться с тем, что они делали то, что считали правильным в то время, одновременно решая не делать этого или не верить этим вещам.

2. Удар по детям учит их тому, что сила делает добро.

Родители физически крупнее и сильнее детей. Они также знают больше, чем дети, и, поскольку их мозг полностью развит, они способны к большему самоконтролю.Когда родитель пытается заставить детей вести себя лучше, ударив их, этот родитель говорит им, что ударить людей меньше и меньше вас — это приемлемый способ получить от них то, что вы хотите. Почему это должно удивлять этого родителя, когда их дети избивают младших детей в школе или вырастают битьями жен?

3. Взрослые часто выходят из-под контроля, когда бьют детей.

Если вы позволите себе физически дисциплинировать своих детей, ВЫ подвергнетесь риску стать насильником.Адриан Петерсон — не единичный случай, когда взрослый потерял его, применяя физическую дисциплину. Став взрослыми, мы часто возвращаемся домой разочарованными, уставшими и злыми. У нас нет терпения разбираться с тем, что могут предложить наши дети. Как только вы начнете бить ребенка, который нажимает на ваши кнопки, вы испытаете огромное облегчение. И это приятное облегчение может побудить вас нанести еще больший и сильный удар. Петерсон признает, что перешел черту. Почему ты не веришь?

Вероятность того, что вы переступите черту.Довольно скоро вы дадите себе разрешение ударить своего ребенка даже за малейшее нарушение, потому что вы пристраститесь к тому приливу облегчения, которое вы получаете от удара кого-то беззащитного. И вам не захочется признать тот факт, что вы бьете своего ребенка, потому что он чувствует себя хорошо.

4. Нанесение ударов вашим детям может остановить их плохое поведение, но в конечном итоге повредит им и вашим отношениям с ними.

Люди, которые считают, что «щадящая розга портит ребенка», обычно не обращают внимания на огромное количество исследований, показывающих, что удары по детям превращают их в злых, обиженных взрослых с психологическими и эмоциональными проблемами.Обширный метаанализ исследований последствий наказания показал, что чем больше физических наказаний получают дети, тем более вызывающе они проявляют себя по отношению к родителям и властям, чем хуже их отношения с родителями, тем с большей вероятностью они сообщат о том, что они ударили партнера по свиданию или супруг. Они также чаще страдают проблемами психического здоровья, такими как беспокойство, депрессия и проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами, и менее склонны сочувствовать другим или усваивать нормы морального поведения.

Рациональный человек меняет свои убеждения, когда оказывается, что реальность противоречит этим убеждениям.

Данные показывают, что наказание должно соответствовать возрасту и применяться при необходимости. Легкие шлепки могут быть приемлемы для детей в возрасте от 2 до 6 лет, детей старшего возраста следует наказывать ненасильственными методами, а родители, испытывающие проблемы с гневом или склонные к насилию, должны полностью избегать физического наказания. Согласно национальной статистике, в 2012 году почти 125 000 детей стали жертвами физического насилия, достаточно серьезного, чтобы им требовалась медицинская помощь, и 42% этих жертв были в возрасте до 6 лет.

Даже применяя физическое наказание к маленькому ребенку, вы должны быть уверены, что наказание действительно требуется в данных обстоятельствах.Однажды я увидел отца и маленького сына (около пяти лет), ехавших на велосипеде по оживленной дороге, а отец ехал за сыном. Отец был вне себя от ярости, потому что его сын просто не хотел думать о дороге. Казалось, все его отвлекало. Отец, наконец, потерял его, стащил сына с велосипеда и сильно ударил его о днище. «То, что вы делаете, опасно», — закричал он, — «Вас могут убить! Чего отец не понимал, так это того, что его маленький сын не был способен игнорировать все эти отвлекающие факторы.Его сын был наказан за невыполнение того, что он был не в состоянии сделать. Ребенок этого возраста больше способен следовать за кем-то на велосипеде, чем вести его. Причина этого является биологической: самоконтроль и сосредоточенность — это функция лобных долей мозга, а лобные доли не полностью развиты или полностью связаны с остальной частью мозга до раннего взрослого возраста.

5. Бить детей незаконно в более чем тридцати странах мира, но полностью законно в США.

Почему мы так отстали в своем мнении, что агрессия против детей в конечном итоге подавляет агрессию? Если избиение детей — это самый надежный способ снизить уровень преступности и воспитывать хорошее поведение, тогда почему у нас также самое большое количество заключенных в мире?

6.Физические наказания НЕ более распространены в чернокожих общинах.

Бывшая звезда НФЛ Чарльз Баркли защищал действия Петерсона, утверждая, что «Я черный парень … Я с Юга … Порка — мы делаем это постоянно. тюрьму при таких обстоятельствах «.

Тем не менее, недавний опрос показал, что восемь из десяти чернокожих и семь из десяти белых одобряют физическое наказание детей. Вот видео, на котором белый судья с юга избивает свою дочь-подростка, в то время как его жена смотрит и одобряет.Хорошая новость заключается в том, что тот же опрос показал, что рейтинг одобрения физических наказаний снизился с 84% в 1986 году до 70% в 2012 году.

7. Есть более эффективные способы добиться желаемого поведения.

Предположим, что вы, как родитель, больше заинтересованы в формировании поведения своих детей, чем в применении физического наказания как средства выражения собственного гнева и разочарования. Маленького ребенка обычно достаточно пугает просто видеть, насколько вы злы. Вам не нужно усугублять страх, становясь физическим.Здесь можно найти семь отличных средств дисциплины. Вот простой способ выполнить работу:

Если вы сделаете X, вы будете наказаны. Если вместо этого вы сделаете Y, вы будете вознаграждены. Что вы выберете?

Пока поведение и последствия конкретны и ясны, этот подход является очень эффективным средством формирования поведения. Это позволяет детям почувствовать, что у них есть определенный контроль над тем, что с ними происходит, и учит их искать и обдумывать выбор. Это может работать даже с детьми-оппозиционерами — детьми, которые особенно дерзки и которых трудно контролировать.

Так что сделайте себе одолжение: используйте свой полностью развитый взрослый мозг, чтобы придумать умные, не оскорбительные способы заставить своих детей делать то, что вы от них хотите.

Авторские права д-ра Дениз Камминс, 19 сентября 2014 г.

, 28 апреля 2016 г. — Обновленная информация о том, что происходит, когда вы бьете своих детей: 50 лет исследований с участием более 160 000 детей недвусмысленно показывают, что шлепки не только неэффективны как форма дисциплины, но и вредны для психического здоровья детей и взрослых.

Что такое злоупотребление? — Помощь взрослым жертвам жестокого обращения с детьми

Что такое злоупотребление?

Если вы, как и большинство людей, можете думать, что жестокое обращение — это физическое насилие — применение силы против вас, переломы костей, нападения, удары кулаками или ногами. Это, конечно, верно, но существуют и другие виды жестокого обращения, которые столь же плохи, как физическое насилие, а могут быть даже хуже. Есть четыре типа жестокого обращения с детьми; физическое, сексуальное, психологическое, физическое и эмоциональное пренебрежение. Хотя они перечислены в пяти различных категориях, все они совпадают.Например, ребенок может подвергнуться физическому насилию, а также будет вынужден наблюдать, как его родитель подвергается физическому насилию, что приводит к психологическому ущербу. Все четыре типа жестокого обращения имеют общие черты; они вредны для благополучия ребенка и могут иметь серьезные последствия для развития ребенка, приводящие к далеко идущим проблемам уже во взрослой жизни. Все типы могут быть остановлены, либо преступник, либо жертва имеют возможность остановить насилие и получить помощь (мы обсудим это позже).В-третьих, все формы жестокого обращения являются незаконными — некоторые группы по-прежнему считают, что секс с детьми следует поощрять.

ВАЖНО

Дети не обладают интеллектуальной, эмоциональной или физической зрелостью, чтобы защитить себя от взрослых, и поэтому находятся под защитой закона. Взрослые всегда будут иметь больше власти над детьми, и поэтому им нельзя позволять использовать их власть.

Физическое насилие : Удар ребенка по заду, вероятно, не является насилием, а затушивание сигареты по заду ребенка — это не насилие.Промежуток между этими видами наказания разграничен руководящими принципами, установленными законом. Физическое насилие над детьми определяется как любое телесное наказание, которое либо оставляет следы, либо потенциально опасно для ребенка. К сожалению, закон не определяет эмоциональное насилие как результат этого физического насилия. Один из наших читателей, Марк, постоянно получал пощечину от отца. Шлепки, которые продолжались непрерывно и без уважительной причины, иногда длились весь вечер. Хотя в результате жестокого обращения он не получил серьезных физических повреждений, его эмоциональные шрамы остаются глубокими.Марк, который теперь женат и имеет двоих детей, становится агрессивным и злым и, хотя и не жестоким, все же использует свою силу, чтобы запугать и запугать собственных детей.

Сексуальное насилие : Фактически является половым актом. Этот поступок нельзя игнорировать. Тем не менее, это гораздо больше, чем просто половой акт: если взрослые, вступавшие в половую связь с детьми, просто хотели утолить свою жажду секса, существует множество методов достижения удовлетворения с меньшим риском. В большинстве случаев вредно не само прикосновение, а его значение.Сексуальное насилие может быть проявлением власти, компульсивности, акта мести или желания контролировать, что часто опасно маскируется под акт любви.

Психологическое насилие : Трудно определить, что это включает в себя обзывание, унижение, неприятие, унижение, унижение, унижение, принуждение к стыду за себя, изоляцию, коррумпированность, угрожающее поведение, наблюдение за супружеским насилием, принуждение к выполнять действия, не зависящие от ребенка.

Физическое и эмоциональное пренебрежение : Это то, что не происходило с вами в детстве, а не то, что происходило с вами.Физическое пренебрежение означает отсутствие ухода за ребенком на должном уровне, например отсутствия обуви, отсутствия надлежащей одежды, отсутствия пищи, крова и медицинской помощи. Эмоциональное пренебрежение подразумевает отсутствие любви, сочувствия, привязанности или сочувствия. Все это необходимо для воспитания ребенка.

Преступник : Следующая проблема, которую нам нужно решить, — это лицо, совершившее насилие. Большинство людей связывают жестокое обращение с детьми со взрослыми насильниками; учителя, родители, школьные учителя, общественные деятели и т. д.Однако это не всегда так. Высокий процент детей подвергаются жестокому обращению со стороны своих братьев и сестер. Этот тип жестокого обращения оказывает на жертву те же последствия и проблемы, что и насилие со стороны взрослого. Поэтому на всем этом сайте упоминания о жестоком обращении в детстве не относятся к конкретному преступнику, если это не указано в тексте.

Подсказка

Читая информацию на этом веб-сайте, вы можете обнаружить, что испытываете всевозможные эмоции; вы можете полностью не согласиться с написанным.Совет будет записывать все, чтобы вы могли проанализировать это позже — саморефлексия — важная часть любого выздоровления.

Как это:

Нравится Загрузка …

Письмо… Моей матери, которая ударила меня, когда я был ребенком | Семья

Я знаю, что вы делаете все возможное, чтобы быть мне хорошей матерью и доброй бабушкой для моих детей. Открытки на день рождения, подарки, телефонные звонки, чтобы проверить, все ли в порядке, если вы не получали известий от меня какое-то время.Годы и годы любви и внимания, и все же я не могу простить тебя за то, что ты ударил меня, когда я был ребенком.

Мне было 11. Во время школьных каникул ты оставил меня и моего маленького брата у своей матери, чтобы ты могла пойти на работу. Бабушка бросила меня присматривать за братом. Я ненавидел присмотр за детьми. Все, что я хотел сделать, это прочитать, прочитать и еще раз прочитать. В тот летний день, в саду моих бабушек и дедушек, я был так поглощен своей книгой, что не заметил, как мой брат ушел. Моя бабушка вернулась с поручения, и ее мучительный голос вернул меня к реальности: «Где твой брат?»

Его нигде не было.Мне потребовалось время, чтобы вернуться к реальности воплей ужаса моей бабушки. Рядом была дорога. Моего брата уже могли сбить или похитить. Я слышал о злых людях, которые любили делать ужасные вещи с маленькими детьми.

Мы бегали кругами, выкрикивая его имя, вбегали и вылетали из каждой комнаты в доме, маниакально открывая и закрывая двери гардероба, даже заглядывая в ящики. Маленький ребенок может спрятаться во всем. Наш крик заставил соседских собак лаять.В наших умах открылась огромная дыра, полная пустоты.

Боль была сильная, унижение еще хуже. Я этого не заслужил. Я сделал это не специально

Через десять или две минуты — время остановилось — нам позвонил сосед. Он нашел моего брата, который держал игрушку, которую я никогда раньше не видел. Он прошел к следующему дому, нашел спальню маленького ребенка, который там жил, и весело играл, пока собака нашего соседа не предупредила его, что что-то не так.

Моя бабушка выразила Богу самую горячую благодарность, которую я когда-либо слышал от нее. Мой брат был в порядке, цел, невредим, даже был доволен своей находкой новой игрушки. Потом я застыла, когда бабушкины молитвы закончились словами: «Я должен рассказать об этом твоей маме».

Она все вам сказала. Вы молчали несколько секунд, подхватили моего брата и поблагодарили мать за информацию. В машине ты сказал мне: «Ты же понимаешь, что я должен тебя за это наказать, не так ли?» Вернувшись домой, ты взял ремень, обернул им руку, застегнул пряжку и ударил меня им по ногам снова и снова.Он впился мне в бедра на вечность. Боль была сильной, унижение еще сильнее. Я этого не заслужил. Я сделал это не специально.

Вы не били меня по лицу. Теперь я знаю, что мои учителя могли заметить вас и пожаловаться на вас. Моя длинная юбка скроет синяки. И действительно, никто не заметил, и я никому не сказал — в конце концов, я был плохим.

Папе тоже сказали, но он был удовлетворен тем, что я усвоил урок. Да, я усвоил урок. Что было неправильно читать так внимательно, что мир вокруг тебя исчезает.Что для 11-летнего ребенка было нормально весь день заботиться о ребенке. Что мой брат был источником неприятностей, посылку, которую нужно было передавать направо и налево, чтобы о ней позаботились. Что это нормально — воспользоваться меньшим размером ребенка и неспособностью отвечать или сопротивляться, поскольку родители всегда знали лучше, и это было для меня самого.

Я все еще не люблю своего брата, и иногда мне кажется, что я разлюбила тебя в тот день. Вскоре после этого инцидента я начал фантазировать, что ты умрешь.Вы уже пожилые, и я должен вас простить, но я не могу. Став матерью, я осознала, насколько трусливо бить ребенка. Я пытаюсь понять вашу реакцию, но это избиение осталось в моей памяти. Это никуда не денется. Однажды я пытался обсудить это, и вы сказали мне, что это было так давно, я должен отпустить. Вы бы даже не извинились. Даже сейчас вы не видите, что сделали что-то не так.
Аноним

Мы будем платить 25 фунтов стерлингов за каждое письмо, которое мы публикуем.Напишите, пожалуйста, около 600-700 слов. Напишите в Family Life, The Guardian, Kings Place, 90 York Way, London N1 9GU или по электронной почте [email protected] . Пожалуйста, укажите свой адрес и номер телефона.

10 причин не бить своего ребенка

1. МОДЕЛИ НАБИВАНИЯ УДАР

Есть классическая история о матери, которая считала шлепки необходимой частью дисциплины, пока однажды она не увидела своего трехлетнего ребенка дочь бьет своего годовалого сына.Когда ее спросили, ее дочь сказала: «Я просто играю мамочку». Эта мать никогда не шлепала ни одного ребенка. Дети любят подражать, особенно людям, которых они любят и уважают. Они понимают, что делать то, что вы делаете, — это нормально. Родители, помните, вы воспитываете чужую мать или отца, жену или мужа. Те же методы дисциплины, которые вы применяете к своим детям, они, скорее всего, будут применять в своих собственных родительских обязанностях. Семья — это тренировочный лагерь для обучения детей тому, как справляться с конфликтами.Исследования показывают, что дети из шлепающих семей с большей вероятностью будут использовать агрессию для разрешения конфликтов, когда станут взрослыми.

Шлепки демонстрируют, что люди могут бить людей, и особенно большие — маленьких, а более сильные — более слабых. Дети узнают, что, когда у вас есть проблема, вы решаете ее хорошим ударом. Ребенок, чье поведение контролируется шлепками, вероятно, продолжит этот способ взаимодействия в других отношениях с братьями и сестрами и сверстниками, а в конечном итоге — с супругом и потомством.

Удар оставляет неизгладимое впечатление

Но вы говорите: «Я не шлепаю своего ребенка так часто и так сильно. Большую часть времени я проявляю к нему много любви и нежности. Случайные удары по дну его не побеспокоят. Это объяснение справедливо для некоторых детей, но другие дети помнят шлепающие сообщения больше, чем заботливые. У вас может быть соотношение объятий 100: 1 в вашем доме, но вы рискуете, что ваш ребенок запомнит и окажет на него большее влияние один удар, чем 100 объятий, особенно если этот удар был нанесен в гневе или несправедливо, что случается слишком часто.

Физическое наказание показывает, что можно выразить свой гнев или исправить ошибку, ударив других. Вот почему отношение родителей во время порки производит такое же сильное впечатление, как и сам шлепок. Как контролировать свои гневные импульсы (контроль захвата) — это одна из вещей, которой вы пытаетесь научить своих детей. Порка саботирует это учение. Руководства по порке обычно предупреждают, что никогда не шлепайте в гневе. Если бы это правило строго соблюдалось, то 99 процентов порки не произошло бы, потому что, как только родитель успокоится, он или она сможет придумать более подходящий метод исправления.

ГЛАВНОЕ И ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ «УДАРЕНИЕ»

Физические удары — не единственный способ перейти черту насилия. Все, что мы говорим о физическом наказании, относится также и к эмоциональному / словесному наказанию. Брань и тирады оскорблений могут на самом деле нанести ребенку более психологический вред. Эмоциональное насилие может быть очень тонким и даже самодовольным. Угрозы принуждения ребенка к сотрудничеству могут затронуть его худший страх — быть оставленным. («Я ухожу, если вы не ведете себя хорошо».) Часто угрозы быть брошенными подразумевают передачу ребенку сообщения о том, что вы терпеть не можете быть с ней, или привкус эмоционального отказа (давая ей понять, что вы отказываетесь от своего любить, отказываться говорить с ней или говорить, что она вам не нравится, если она продолжает вам не нравиться).Шрамы на уме могут длиться дольше, чем на теле.

2. УДАРЕНИЕ УНИЧТОЖАЕТ РЕБЕНКА

Представление о самом ребенке начинается с того, как он воспринимает то, что другие, особенно его родители, воспринимают его. Даже в самых любящих семьях порка дает сбивающее с толку сообщение, особенно для ребенка, который слишком мал, чтобы понять причину удара. Родители тратят много времени на формирование у своего малыша или ребенка чувства ценности, помогая ребенку чувствовать себя «хорошо». Затем ребенок разбивает стакан, вы шлепаете, и он чувствует: «Я, должно быть, плохой.

Даже объятие, снимающее чувство вины со стороны родителей после шлепка, не снимает укуса. Ребенок, вероятно, почувствует удар внутри и снаружи еще долгое время после объятия. Большинство детей, оказавшихся в такой ситуации, будут обниматься, чтобы просить пощады. «Если я его обниму, папа перестанет меня бить». Когда порка повторяется снова и снова, ребенку доходит до одного: «Ты слаб и беззащитен».

Джоан, любящая мать, искренне считала, что шлепки являются родительским правом и обязанностью, необходимой для того, чтобы стать послушным ребенком.Она чувствовала, что порка была «для блага ребенка». После нескольких месяцев дисциплины, контролируемой шлепками, ее малыш стал замкнутым. Она заметила, что он играет один в углу, не интересуется товарищами по играм и избегает зрительного контакта с ней. Он потерял прежний блеск. Внешне он был «хорошим мальчиком». Внутренне Спенсер думал, что он плохой мальчик. Он не чувствовал себя правильным и поступал неправильно. Порка заставляла его чувствовать себя меньше и слабее, уступая место людям более крупного, чем он сам.

ШПИЛЬНИК ПО РУКАМ

Как соблазнительно шлепнуть этим смелым ручонкам! Многие родители делают это, не задумываясь, но задумываются о последствиях.Мария Монтессори, одна из первых противников битья детей по рукам, считала, что детские руки — это инструмент для исследования, продолжение естественного детского любопытства. Похлопывание посылает мощный негативный сигнал. Все опрошенные нами чувствительные родители согласны с тем, что руки должны быть запрещены для физического наказания.

Исследования подтверждают эту идею. Психологи изучили группу из шестнадцати четырнадцатимесячных подростков, играющих со своими матерями. Когда одна группа малышей попыталась схватить запрещенный предмет, они получили пощечину; другая группа малышей не подвергалась физическому наказанию.В последующих исследованиях этих детей семь месяцев спустя было обнаружено, что наказанные младенцы менее опытны в изучении своего окружения. Лучше отделить ребенка от объекта или наблюдать за его исследованием и не трогать маленькие ручки.

3. УДАРЕНИЕ УНИЧТОЖАЕТ РОДИТЕЛЯ

Родители, которые контролируют своих детей шлепками или иным образом жестоко наказывают их, часто чувствуют себя обесцененными, потому что в глубине души они не чувствуют себя хорошо в своем образе дисциплины. Часто они шлепают (или кричат) в отчаянии, потому что не знают, что еще делать, но потом чувствуют себя более бессильными, когда обнаруживают, что это не работает.Как сказала одна мать, которая исключила порку из своего списка исправлений: «Я выиграла битву, но проиграла войну. Мой ребенок теперь боится меня, и я чувствую, что потеряла что-то драгоценное ».

Порка также обесценивает роль родителей. Быть авторитетной фигурой означает, что вам доверяют и уважают, но не боятся. Прочная власть не может основываться на страхе. Родители или другие опекуны, которые постоянно используют шлепки для контроля над детьми, попадают в безвыходную ситуацию. Мало того, что ребенок теряет уважение к родителю, но и родители проигрывают, потому что у них развивается мышление шлепания и у них меньше альтернатив шлепанию.У родителей меньше заранее спланированных и проверенных опытом стратегий, позволяющих отвлечься от потенциального поведения, поэтому ребенок ведет себя чаще, что требует еще большей порки. Этого ребенка не учат развивать внутренний контроль.

Удар обесценивает родительско-дочерние отношения. Телесные наказания увеличивают дистанцию ​​между шлепалом и шлепком. Это расстояние особенно беспокоит в домашних ситуациях, когда отношения между родителями и детьми уже могут быть натянутыми, например, в неполных семьях или смешанных семьях.В то время как некоторые дети снисходительно устойчивы и приходят в норму, не оказывая негативного воздействия на разум или тело, другим трудно полюбить руку, которая их бьет.

4. УДАР МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЮ

Наказание ужесточается. Когда вы начнете наказывать ребенка «немного», где вы остановитесь? Малыш тянется к запрещенному стакану. Вы касаетесь руки как напоминание не трогать. Он снова тянется, вы хлопаете по руке. На мгновение убрав руку, он снова хватает ценную вазу своей бабушки.Вы бьете по руке сильнее. Вы начали игру, в которой никто не может выиграть. Тогда возникает вопрос, кто сильнее — воля вашего ребенка или ваша рука, а не проблема прикосновения к вазе. Чем вы сейчас занимаетесь? Бейте все сильнее и сильнее, пока рука ребенка не станет настолько болезненной, что он не сможет продолжать «не подчиняться?»

Опасность начала телесных наказаний в первую очередь состоит в том, что вы можете почувствовать, что вам нужно достать оружие побольше: ваша рука превращается в кулак, переключатель превращается в ремень, сложенная газета превращается в деревянную ложку, а теперь то, что начиналось как кажущаяся невиновностью перерастает в жестокое обращение с детьми.Наказание подготавливает почву для жестокого обращения с детьми. Родители, которые запрограммированы на наказание, настраивают себя на более суровое наказание, главным образом потому, что они не усвоили альтернативы, и сразу же переходят в режим наказания, когда их ребенок плохо себя ведет.

5. УДАР НЕ УЛУЧШАЕТ ПОВЕДЕНИЕ

Мы много раз слышали, как родители говорят: «Чем больше мы шлепаем, тем больше он плохо себя ведет». Порка ухудшает поведение ребенка, а не улучшает его. Вот почему. Помните основу для поощрения желательного поведения: ребенок, который чувствует себя правильным, поступает правильно.Порка подрывает этот принцип. Ребенок, которого ударили, чувствует себя неправильно внутри, и это проявляется в его поведении. Чем больше он плохо себя ведет, тем больше его шлепают и тем хуже он себя чувствует. Цикл продолжается. Мы хотим, чтобы ребенок знал, что он поступил неправильно, и испытывал угрызения совести, но все же верил, что он человек, имеющий ценность.

Цикл дурного поведения

Одна из целей дисциплинарных мер — немедленно остановить дурное поведение, и порка может это сделать. Более важно убедить ребенка в том, что он не хочет повторять проступки (т.д, внутренний, а не внешний контроль). Одна из причин неэффективности порки для создания внутреннего контроля заключается в том, что во время и сразу после порки ребенок настолько озабочен воспринимаемой несправедливостью физического наказания (или, может быть, степенью его наказания), что он «забывает» причина, по которой его отшлепали.

Сесть с ним и поговорить после порки, чтобы убедиться, что он знает, что он сделал, можно сделать так же (если не лучше) без порки.Альтернативы порке могут вызывать у ребенка гораздо больше размышлений и совести, но они могут отнимать у родителей больше времени и энергии. Это поднимает главную причину, по которой некоторые родители склоняются к порке — это легче.

6. УДАР ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕ БИБЛЕЙСКИЙ

Не используйте Библию как предлог для шлепков. В рядах людей иудео-христианского происхождения наблюдается замешательство, которые, ища помощи в Библии в своих усилиях по воспитанию благочестивых детей, верят, что Бог повелевает им шлепать.Они серьезно относятся к «пощади розгу и балуй ребенка» и опасаются, что, если они не шлепают, они совершат грех, потеряв контроль над своим ребенком. Из своего опыта консультирования мы обнаруживаем, что эти люди — преданные родители, которые любят Бога и любят своих детей, но они неправильно понимают концепцию жезла.

Стихи жезла — что они на самом деле означают

Следующие библейские стихи вызвали величайшее замешательство:

«Глупость запуталась в сердце ребенка, но жезл дисциплины уведет его далеко от него.(Прит. 22:15)

«Кто щадит жезл, ненавидит своего сына, но тот, кто любит его, старается наказать его». (Прит. 13:24)

«Не отказывай в наказании от ребенка; если вы накажете его жезлом, он не умрет. Накажи его жезлом и спаси его душу от смерти ». (Прит. 23: 13-14)

«Исправляющий жезл дает мудрость, а дитя, предоставленное самому себе, позорит свою мать». (Прит. 29:15)

Библейское толкование

На первый взгляд эти стихи могут показаться пренебрежительными.Но вы можете рассмотреть другое толкование этих учений. «Жезл» (шебет) означает разные слова в разных частях Библии. Словарь иврита дает этому слову разные значения: палка (для наказания, письма, борьбы, правления, ходьбы и т. Д.). Хотя удочку можно было использовать для ударов, ее чаще использовали для ведения бродячих овец. Пастухи не использовали жезл, чтобы бить своих овец, а дети, безусловно, более ценны, чем овцы. Как хорошо учит пастырский автор Филип Келлер в своей книге «Пастух смотрит на псалом 23», пастушья жезл использовался для борьбы с добычей, а посох — для того, чтобы осторожно направлять овец по правильному пути.(«Твой жезл и твой посох утешают меня» (Псалом 23: 4).

Опрошенные нами еврейские семьи, которые внимательно следят за диетой и образом жизни, изложенными в Писании, не практикуют «исправление прута» со своими детьми, потому что они не следуют такой интерпретации текста.

Книга Притч — это книга стихов. Логично, что писатель использовал бы известный инструмент для формирования имиджа авторитета. Мы считаем, что именно это Бог говорит о жезле в Библии — родители берут на себя заботу о ваших детях.Когда вы перечитываете «стихи о розыгрыше», используйте понятие родительского авторитета, когда вы подойдете к слову «розга», а не к понятию избиения или порки. Это звучит правдоподобно во всех случаях.

Ветхий Завет и Новый Завет

Хотя христиане и евреи верят, что Ветхий Завет — это вдохновенное слово Бога, это также исторический текст, который на протяжении веков интерпретировался разными способами, иногда неправильно, чтобы поддержать убеждения. времен. Эти «жезлы» обременены толкованиями телесных наказаний, которые поддерживают человеческие представления.Другие части Библии, особенно Новый Завет, предполагают, что уважение, авторитет и нежность должны быть преобладающим отношением к детям среди людей веры.

В Новом Завете Христос изменил традиционную систему правосудия «глаза в глаза», применив подход «подставить другую щеку». Христос проповедовал кротость, любовь и понимание и выступал против любого резкого использования жезла, как сказал Павел в 1 Кор. 4:21: «С кнутом (жезлом) приду к вам, или с любовью и кротостью?» Далее Павел учил отцов тому, как важно не вызывать гнев в их детях (что обычно и происходит при порке): «Отцы, не раздражайте ваших детей» (Еф.6: 4) и «Отцы! Не ожесточайте детей ваших, иначе они будут разочарованы» (Кол. 3:21).

По нашему мнению, нигде в Библии не говорится, что вы должны отшлепать своего ребенка, чтобы быть благочестивым родителем.

ЗАПАСНИТЕ УДОЧКУ!

Есть родители, которых нельзя шлепать, и дети, которых нельзя шлепать. Есть ли в вашей истории, вашем темпераменте или отношениях с ребенком факторы, которые подвергают вас риску жестокого обращения с ним? Есть ли у вашего ребенка особенности, которые делают шлепание неразумным?

  • Были ли вы оскорблены в детстве?
  • Вы легко теряете над собой контроль?
  • Вы шлепаете больше с меньшими результатами?
  • Вы шлепаете сильнее?
  • Порка не работает?
  • У вас есть особо нуждающийся ребенок? Волевой ребенок?
  • Ваш ребенок очень чувствителен?
  • Ваши отношения с ребенком уже далеки?
  • Есть ли в настоящее время ситуации, которые вас злят, например, финансовые или семейные трудности или недавняя потеря работы? Есть ли факторы, снижающие вашу самооценку?

Если ответ на любой из этих вопросов утвердительный, вам будет разумно развить в своем доме мышление, не допускающее шлепков, и сделать все возможное, чтобы придумать некорпоральные альтернативы.Если вы обнаружите, что не можете сделать это самостоятельно, поговорите с кем-нибудь, кто может вам помочь.

7. УДАР РАЗВИВАЕТ ГНЕВ — У ДЕТЕЙ И РОДИТЕЛЕЙ

Дети часто воспринимают наказание как несправедливое. Они с большей вероятностью восстанут против телесных наказаний, чем против других дисциплинарных методов. Дети не мыслят рационально, как взрослые, но у них есть врожденное чувство справедливости, хотя их стандарты не такие, как у взрослых. Это может помешать наказанию сработать так, как вы надеялись, и может способствовать гневу ребенка.Часто чувство несправедливости перерастает в чувство унижения. Когда наказание унижает детей, они либо восстают, либо уходят. Хотя может показаться, что шлепание заставляет ребенка бояться повторить проступок, у него больше шансов заставить ребенка бояться шлепка.

По нашему опыту и опыту многих, кто тщательно исследовал телесные наказания, дети, чье поведение контролируется шлепками в младенчестве и детстве, могут казаться внешне уступчивыми, но внутри они кипят от гнева.Они чувствуют, что их личность нарушена, и отделяют себя от мира, который, по их мнению, был несправедливым по отношению к ним. Им трудно доверять, они становятся нечувствительными к миру, который был к ним нечувствителен.

Родители, которые исследуют свои чувства после порки, часто понимают, что все, что они сделали, — это избавиться от гнева. Это импульсивное высвобождение гнева часто вызывает привыкание, увековечивая цикл неэффективной дисциплины. Мы обнаружили, что лучший способ удержаться от побуждения шлепать себя — это привить себе два убеждения: 1.Что мы не будем шлепать наших детей. 2. Что мы их дисциплинируем. Поскольку мы решили, что шлепки не подходят, мы должны искать лучшие альтернативы.

8. УДАР ВОССТАНАВЛИВАЕТ ПЛОХИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

Воспоминания ребенка о том, как его отшлепали, могут оставить шрам от радостных сцен взросления. Люди чаще вспоминают травмирующие события, чем приятные. Я выросла в очень заботливой семье, но время от времени меня «заслуженно» шлепали. Я хорошо помню сцены с ветвями ивы.После моего проступка дед отправлял меня в мою комнату. Он сказал мне, что меня будут шлепать. Я помню, как смотрел в окно, видел, как он шел по лужайке и снимал с дерева ветку ивы. Он возвращался в мою комнату и шлепал меня веткой по задней поверхности бедер.

Ветвь ивы казалась эффективным орудием для порки. Это задело меня и произвело на меня впечатление — физически и морально. Хотя я помню, как рос в любящем доме, я не помню конкретных счастливых сцен с почти таким количеством деталей, как я помню сцены порки.Я всегда думал, что одна из наших целей как родителей — наполнить банк памяти наших детей сотнями, возможно, тысячами приятных сцен. Удивительно, как неприятные воспоминания о порке могут блокировать эти положительные воспоминания.

9. ЗЛОУПОТРЕБИТЕЛЬНЫЕ УДАРЫ ИМЕЮТ ПЛОХОЕ ДОЛГОСРОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ

Исследования показали, что шлепки могут оставлять более глубокие и стойкие шрамы, чем мимолетное покраснение попки. Вот краткое изложение результатов исследования долгосрочных последствий телесных наказаний:

  • В проспективном исследовании, охватывающем девятнадцать лет, исследователи обнаружили, что дети, которые воспитывались в семьях с частыми телесными наказаниями, оказались более антиобщественными. и эгоцентричным, и это физическое насилие стало общепринятой нормой для этих детей, когда они стали подростками и взрослыми.
  • У студентов колледжа было больше психологических расстройств, если они выросли в доме, где меньше похвалы, больше ругательств, больше телесных наказаний и больше словесных оскорблений.
  • Опрос 679 студентов колледжа показал, что те, кто вспоминает, как их шлепали в детстве, воспринимали шлепки как способ дисциплины и намеревались шлепать собственных детей. Студенты, которых не шлепали в детстве, значительно меньше принимали эту практику, чем те, кого шлепали. Отшлепанные студенты также сообщили, что помнили, что их родители были в ярости во время порки; они помнили как порку, так и отношение, с которым она применялась.
  • Порка, кажется, имеет самые негативные долгосрочные последствия, когда заменяет позитивное общение с ребенком. Шлепки имели менее разрушительные долгосрочные последствия, если их применяли в любящем доме и в заботливой среде.
  • Исследование влияния физического наказания на последующее агрессивное поведение детей показало, что чем чаще ребенок подвергался физическому наказанию, тем более вероятно, что он будет вести себя агрессивно по отношению к другим членам семьи и сверстникам. Порка вызвала меньше агрессии, если она была сделана в общей среде воспитания, и ребенку всегда давали рациональное объяснение того, почему произошло шлепание.
  • Исследование, посвященное определению того, имел ли шлепок по руке какие-либо долгосрочные эффекты, показало, что у малышей, которых наказывали легким шлепком по руке, через семь месяцев наблюдалась задержка исследовательского развития.
  • Взрослые, которые в подростковом возрасте подвергались частым физическим наказаниям, имели в четыре раза больше случаев избиения супругов, чем те, чьи родители их не били.
  • Мужья, выросшие в семьях, где царит жестокость, в шесть раз чаще избивают своих жен, чем мужчины, выросшие в семьях, где насилие не применяется.
  • Более 1 из 4 родителей, выросших в доме с насилием, были достаточно жестокими, чтобы рисковать серьезно повредить своему ребенку.
  • Исследования тюремного населения показывают, что большинство жестоких преступников выросли в жестоких домашних условиях.
  • История жизни отъявленных жестоких преступников, убийц, грабителей, насильников и т. Д., Вероятно, свидетельствует о чрезмерной физической дисциплине в детстве.
Заключение

Доказательства против порки неопровержимы.Сотни исследований приходят к одним и тем же выводам:

1. Чем больше физических наказаний получает ребенок, тем агрессивнее он или она станет.
2. Чем больше детей будут шлепать, тем больше вероятность, что они будут оскорблять своих собственных детей.
3. Порка семян растений для последующего агрессивного поведения. 4. Шлепки не работают.

10. Шлепки не работают

Многие исследования показывают бесполезность порки как дисциплинарной техники, но ни одно не показывает ее полезности.За последние пятьдесят лет педиатрической практики мы наблюдали тысячи семей, которые пытались шлепать и обнаружили, что это не работает. Наше общее впечатление таково, что родители шлепают меньше, чем больше их опыт. Порка не работает ни для ребенка, ни для родителей, ни для общества. Порка не способствует хорошему поведению. Это создает дистанцию ​​между родителем и ребенком и способствует насильственному обществу. Родители, которые полагаются на наказание как на основной вид дисциплины, не растут в познании своего ребенка.Это мешает им создавать лучшие альтернативы, которые помогли бы им узнать своего ребенка и построить лучшие отношения.

В процессе воспитания восьми собственных детей мы также пришли к выводу, что шлепки не работают. Мы обнаружили, что шлепаем все меньше и меньше по мере того, как наш опыт и количество детей росли. В нашем доме мы запрограммировали себя против порки. Мы стремимся создать такое отношение в наших детях и такую ​​атмосферу в нашем доме, которая сделает шлепки ненужными.Поскольку шлепки не подходят, мы были вынуждены предложить лучшие альтернативы. Это не только сделало нас лучшими родителями, но и, в конечном итоге, мы считаем, что это сделало детей более чувствительными и хорошо воспитанными.

Для получения дополнительной информации по этой теме прочтите Дисциплинированная книга: Как иметь более воспитанного ребенка от рождения до десяти лет

Посетите наш веб-сайт, чтобы получить дополнительную информацию о дисциплине