Разное

Людмила петрановская тайная опора: Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка

Содержание

Книги из серии «Библиотека Петрановской» издательства АСТ

Найдено 5 товаров

сначала новые

сначала новые

по алфавиту А-Я

по алфавиту Я-А

по цене (по возрастанию)

по цене (по убыванию)

В класс пришел приемный ребенок

Петрановская Л.

Издательство АСТ   Год издания 2021

«У нас проблемы в школе!» — едва ли не самая распространенная жалоба приемных родителей. Нередко именно из-за этих трудностей жизнь в новой семье превращается в сплошную истощающую борьбу за учебу. Бывает даже так, что в итоге ребенок возвращается в детский… «У нас проблемы в школе!» — едва ли не самая распространенная жалоба приемных родителей. Нередко именно из-за этих трудностей жизнь в новой семье превращается в сплошную истощающую борьбу за учебу. Бывает даже так, что в итоге ребенок возвращается в детский дом. В новой школе приемному ребенку трудно адаптироваться, а педагоги часто не знают, как с ним быть и как ему помочь.
Книга «В класс пришел приемный ребенок» адресована школьным учителям, социальным педагогам, психологам и, конечно, приемным родителям. Она поможет найти подход к школьнику, чей жизненный старт оказался очень нелегким, и часто прячущему поэтому душевную боль за агрессией, клоунством, пассивностью или замкнутостью. Книга может быть полезной всем взрослым, которые сталкиваются с трудностями в общении с детьми. Скрыть Показать весь текст

Дитя двух семей

Петрановская Л.

Издательство АСТ   Год издания 2021

Во второй книге серии «Приемный ребенок в семье» Людмила Петрановская рассказывает о сложном процессе формирования идентичности у приемного ребенка, о том, как он пережи вает разлучение с кровной семьёй, как соединяет в своей душе привязанность к родным и к… Во второй книге серии «Приемный ребенок в семье» Людмила Петрановская рассказывает о сложном процессе формирования идентичности у приемного ребенка, о том, как он пережи вает разлучение с кровной семьёй, как соединяет в своей душе привязанность к родным и к приемным родителям.
Нужно ли сохранять в секрете тайну усыновления? Стоит ли поддерживать отношения ребенка с кровными родителями?Сколько времени нужно ребенку, чтобы принять приемных родителей? Примерами историй из жизни выросших приемных детей автор иллюстрирует каждый из вопросов, волнующих многих от-
цов и матерей. Это издание адресовано всем специалистам, которые в своей работе сталкиваются с приемными детьми, приемным родителям и тем, кто только задумывается о том, чтобы взять ребенка в семью.
Также книга может быть полезной родителям в ситуации развода или по тем или иным причинам разлученным со своими детьми, и выросшим детям, которые имели опыт разлучения с близкими. Скрыть Показать весь текст

Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы

Петрановская Л.

Издательство АСТ   Год издания 2020

Дети или работа? Молодые и талантливые женщины мучают себя этим вопросом со времени появления джинсов и домашнего интернета. А что, если попробовать не выбирать? Людмила Петрановская умело доказывает: быть хорошей матерью и отличным работником – возможно!… Дети или работа? Молодые и талантливые женщины мучают себя этим вопросом со времени появления джинсов и домашнего интернета. А что, если попробовать не выбирать? Людмила Петрановская умело доказывает: быть хорошей матерью и отличным работником – возможно! Хватит мучиться угрызениями совести и переживать. У работающих мам вырастают замечательные дети! .«Селфмама. Лайфхаки для работающей мамы» – это практические советы для современных мам, которые стремятся уделять равное количество сил и энергии каждой из сторон своей личности. Простые хитрости, описанные в этой книге, позволят вам избежать жертв в гонке за двумя зайцами: карьерой и семьей. Вы поймете, как можно успеть все, не прибегая к услугам Мэри Поппинс, помощи маховиков времени и волшебства. . Скрыть Показать весь текст

Если с ребенком трудно

Петрановская Л.

Издательство АСТ   Год издания 2020

Дети не слушают своих родителей, сколько стоит этот мир. В попытках научить «нерадивое чадо», как «надо себя вести», ответственные родители вооружаются новейшими психологическими «приемчиками», разучивают современные техники сидения на гречке, а дети в ответ… Дети не слушают своих родителей, сколько стоит этот мир.
В попытках научить «нерадивое чадо», как «надо себя вести», ответственные родители вооружаются новейшими психологическими «приемчиками», разучивают современные техники сидения на гречке, а дети в ответ лишь становятся все более раздражительными и непослушными. Что же нам мешает в отношениях с ребенком, а ему мешает вести себя лучше? Новая книга Людмилы Петрановской будет полезна родителям, отчаявшимся найти общий язык с детьми. Вы сможете научиться ориентироваться в сложных ситуациях, решать конфликты и достойно выходить из них.
Книга поможет сохранить терпение, восстановить понимание и мир в семье. Скрыть Показать весь текст

Тайная опора: привязанность в жизни ребенка

Петрановская Л.

Издательство АСТ   Год издания 2020

Людмила Петрановская — известный психолог-педагог, лауреат премии Президента Рф, автор серии книг для детей «Что делать, если…». Благодаря своей практической применимости, книги Людмилы Петрановской стали абсолютным бестселлером среди научно-популярной… Людмила Петрановская — известный психолог-педагог, лауреат премии Президента Рф, автор серии книг для детей «Что делать, если…». Благодаря своей практической применимости, книги Людмилы Петрановской стали абсолютным бестселлером среди научно-популярной литературы по воспитанию детей. .«Все мы родом из детства», — писал один известный французский писатель и летчик. Однако, прежде чем достичь самостоятельности, мы едва ли можем обойтись без взрослых. В своей новой книге Людмила Петрановская, основываясь на научной теории привязанности, легко и доступно рассказывает о роли родителей на пути к взрослению: «Как зависимость и беспомощность превращаются в зрелость, как наши любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой, как на стержне, держится его личность?» Прочитав эту книгу, вы не только сможете увидеть, что на самом деле стоит за детскими «капризами», «избалованностью», «агрессией», «вредным характером», но и понять, чем помочь своему ребенку, чтобы он рос и… Скрыть Показать весь текст

Привязанность в жизни ребенка by Lyudmila Petranovskaya

Я в лютом восторге от книжки. Мало того, что ценных мыслей про воспитание дофига, так еще и написано великолепно — за душу берет! Книга описывает этапы развития ребенка, их особенности, и что со всем этим делать родителям. Заметки ниже (не влезли и наполовину):

Во многих традиционных культурах младенцы весь первый год жизни проводят прижавшись к матери, она держит ребенка на руках, или носит, привязав на спине. Кормит, не отрываясь от дел, спит тоже с ребенком. Если бы опасения про «избалуются, приучится» были верны, их дети должны были бы чуть не до взрослого возраста настаивать на том, чтобы их носили. Однако наблюдения говорят ровно обратное: эти малыши намного более самостоятельны и независимы к двум годам, чем их городские сверстники. Они не склонны ныть, канючить, постоянно дергать мать и «висеть» на ней, они полны радостной любознательности и вовсе не выглядят «избалованными». А дети из современных мегаполисов, которых очень боялись «приучить к рукам», или чьи мамы не могли с ними быть, ненасытно требуют внимания взрослых, капризничают, изматывают родителей своим вечным недовольством и прилипчивостью. Потому что все устроено совсем не так, как казалось строгим педиатрам, уверявшим: приучите – будет всегда требовать. А ровно наоборот.
Когда потребность полностью, глубоко удовлетворена, за нее нет необходимости держаться. Удовлетворенная потребность освобождает. И наоборот: если в какой-то значимой потребности нас ограничивают, она становится все сильнее. После строгой диеты мы готовы съесть все содержимое холодильника.
Именно полностью удовлетворенная потребность быть зависимым, получать заботу и помощь приводит к независимости и к способности обходиться без помощи. У вас есть только один способ сделать сосуд полным – заполнить его. Дольше будет проситься на ручки как раз тот ребенок, кого в этом ограничивали.
Какой же вывод сделает ребенок, которому весь первый год жизни все окружающие постоянно сообщают о нем самом, о его потребностях, при этом постоянно нахваливая и умиляясь? Вывод очень важный, фундаментальный для всего развития его личности: « Я существую, и это хорошо». Это то самое чувство, которые психологи называют базовым доверием к миру , и оно очень сильно определяет будущие отношения человека с собой и с жизнью. Есть версии, что именно сложности с базовым доверием лежат в основе некоторых депрессий, зависимостей и других малоприятных состояний.
Позитивное отзеркаливание закладывает основы самооценки, становится стержнем внутри личности, образующим самую ее сердцевину. Если в основе личности – прочный, как из титана, стержень убеждения «я существую и это хорошо», человек гораздо меньше зависит от внешней оценки. Стрелы критики, осуждения не разрушат его. А значит, будучи спокойным за свою безопасность на самом глубинном уровне, взрослый человек сможет отнестись к критике разумно, что-то принять, что-то отвергнуть, виноват – исправить и принести извинения, сделать выводы на будущее. Критика воспринимается как субъективное суждение другого человека, которое может быть как верным, так и ошибочным, как важным, так и не имеющим особого значения. Тоже и с положительной оценкой, похвалой. Она приятна, но не остро необходима, в самые потаенные глубины личности не проникает, не существует такой похвалы, которая была бы сильнее и важней той базовой убежденности «я хороший», усвоенной в младенчестве.
Понимая роль позитивного отзеркаливания в развитии ребенка, мы можем оценить, насколько важно психологическое, эмоциональное состояние матери в это время. Ее болезнь, усталость, конфликты с мужем, страх за будущее могут привести к тому, что ухаживать за ребенком она сможет, а позитивно отзеркаливать – нет. Поэтому самое лучшее, что могут сделать для младенца члены семьи, близкие – помочь его маме быть отдохнувшей, спокойной счастливой и проводить в общении с ребенком больше времени. Лучше не сидеть вместо нее с ребенком, а позаботиться о ней самой: освободить от домашних дел, вкусно накормить, сделать массаж, наполнить ароматную ванну. Когда мама сама хорошо себя чувствует, она будет общаться с ребенком естественно и с удовольствием.
Если честно, ребенку не нужно примерно три четверти из всего, что ему покупает типичная городская семья со средним уровнем доходов. Есть возможность – почему бы и не купить, ведь это так радует родителей. Но вот доводить себя до истощения дополнительными заработками, выходить на работу раньше времени, чтобы «все было на уровне»  – зачем? Не стоит жертвовать общением с ребенком ради того, чтобы «дать ему все самое лучшее». Лучше вас и ваших объятий на свете все равно ничего нет, доверие и душевное спокойствие ребенка не купишь ни за какие деньги.
С того момента, когда ребенок обретает свободу передвижения, он должен знать, за кем следовать, а за кем нет. Выделять своих взрослых. Тех, кто про него помнит и думает. Очень кстати, именно к этому времени в его мозге созревают те участки, которые отвечают за хранение целостных зрительных образов. И он начинает узнавать маму или папу, отличать их от остальных людей даже на расстоянии в несколько десятков метров.
Готовность ребенка слушаться определяется не нотациями и поучениями, не наказаниями и призами, а качеством привязанности. Чем надежнее связь с родителями, чем больше они для ребенка «свои», тем естественней для него их слушаться, а незнакомых – нет, по крайней мере пока свои не одобрят их указания. Не хотите, чтобы ребенок в более старшем возрасте «попал под дурное влияние»? Значит, постарайтесь, чтобы ваша с ним привязанность была надежной, прочной, чтобы он был уверен, что может на вас рассчитывать. Будьте для него надежным источником защиты и заботы в любых обстоятельствах. Тогда именно ваши ценности лягут в основу его личности, именно вы будете самыми авторитетными для него людьми даже спустя годы.
Когда усилия ребенка наталкиваются на препятствие, которое оказывается для него чересчур сложным и болезненным, настолько, что даже его терпения не хватает, он идет к маме. Если не получилось, если все рассыпалось, если он ударился или испугался – у него есть всегда возможность обратиться за утешением к своему взрослому, который в этот момент в доступе – мама, папа, бабушка, няня, кто-то еще. Он прижимается, залезает на руки, то есть фактически возвращается на стадию донашивания. Словно становится на время опять маленьким, забирается, как в кокон, в объятия родителя, в его любовь. Психологи употребляют термин психологическая утроба – это успокаивающие, утешающие отношения, в которые можно укрыться от жизненных невзгод.
Плач расслабляет, дает возможность «излить» свои чувства, причем в буквальном смысле: со слезами выделяются продукты распада гормонов стресса – кстати, довольно ядовитые в больших количествах.
Вот для перехода от плана А к плану Б, от протеста к печали, и необходимо бывает контейнирование. Переход от мобилизации к демобилизации требует расслабления, в этот момент надо перестать бороться с миром, вообще перестать о нем думать, быть в него включенным, ведь пока мы сканируем мир – мы мобилизованы. А нужно погрузиться в себя, отдаться чувствам, утратив на время бдительность, позволив себе «ничего не видеть» от слез, уйти в свои переживания. Это сложно сделать, если нет защитного кокона вокруг, контейнера, психологической утробы. Если нет кого-то, кто своим поведением даст понять: «Положись на меня, в эти минуты за твою безопасность отвечаю я. Я ограждаю тебя от мира, а ты просто расслабься и позволь стрессу уйти».
Если такая ситуация возникает не один раз, а еще и повторяется, то есть ребенка все время воспитывают, вместо того, чтобы утешать, или бросают без помощи, происходит длительное отравление стрессом, и с освоением мира возникают проблемы. Как рваться вперед, искать новых испытаний и фрустраций, если знаешь, что из стресса не будет выхода, что в случае чего – никто не поможет? Поэтому у детей, которые в это время остаются без помощи своих взрослых (либо потому что этих взрослых просто нет рядом, либо потому, что они не считают нужным или не способны контейнировать), нередко бывают сложности с обучением, со способностью преодолевать трудности и восстанавливаться после неудач.
Страхи вырастить неженку, которая не сможет справляться с жизненными невзгодами, необоснованны. Перестараться с контейнированием невозможно, никто не останется сидеть у вас в психологической утробе всю жизнь, там вообще-то скучно. Как только ребенок восстановится, он немедленно выскочит из нее и побежит дальше.
Хотите, чтобы ребенок справлялся с жизнью? Значит, все детство утешайте, обнимайте, принимайте его чувства. Не говорите «Не плачь!», не стремитесь сразу отвлечь и развлечь. Помогайте ему проживать стресс, оставаясь живым, и выходить из него, а не глотать неприятные чувства и отмораживаться. Пусть огорчается, плачет, боится, протестует – и пусть с вашей помощью учится принимать несовершенство мира, переходить от разочарования и протеста к утешению и примирению с реальностью.
Один из способов стар как мир, и широко использовался родителями всех времен и народов, столкнувшимися с непослушанием ребенка. Как включить у него программу привязанности, а с ней – поведение следования? Да просто – создать ситуацию угрозы. Поэтому один из распространенных способов – позвать из кустов Бармалея. «Вот сейчас тебя заберет ба-бай (милиционер, волк)». Если ребенок верит и пугается, у него сразу включается поведение следования, а с ним и послушание. Можно пригрозить оставлением: «Вот я сейчас уйду от тебя, раз ты такой, сиди здесь один». Как мы помним, для ребенка остаться одному практически равно смертному приговору. Можно сделать то же самое не словами, а действием: закрыть его в комнате, или выйти самому и закрыть дверь. Наконец, можно ребенка ударить. Боль и угроза повторного удара пугают его – он инстинктивно ищет защиты у родителя, а значит, включает следование и выполняет требование. Можно на него громко крикнуть – тоже примерно тот же эффект.
Это действительно работает, иначе такими приемами не пользовались бы на протяжении тысячелетий. Шлепок, крик, запирание в туалете и Баба-Яга работают не потому, что ребенок осознал неправильность своего поведения и сделал выводы. Он ничему не научился в этой ситуации, ничего не понял. Родитель просто сумел грубым воздействием запустить программу следования, подобно тому, как раньше чинили забарахливший ламповый телевизор – шарахнув по нему кулаком.
С каждым ударом и окриком происходит девальвация привязанности. Одна из нитей в канате рвется. От образа родителя, как источника защиты и заботы, отваливается небольшой кусочек. У привязанности большой запас прочности, за один раз ничего не случится. И за пять. И за десять. А за сколько случится – никто не знает. Никто не может посчитать, сколько раз именно вашему ребенку хватит таких вот случаев, когда ради сиюминутного послушания вы вышли из роли того, кто защищает и заботится, и стали бить, орать, угрожать, оставлять. Сколько повторений нужно именно ему, чтобы утратить чувство защищенности рядом с вами, доверие к вам, чтобы продолжать сохранять привязанность и естественное послушание. Можно заставить телевизор ударом кулака прямо сейчас заработать лучше. Но починить – нельзя. И каждый удар приближает тот момент, когда от сложного прибора останется бесполезная куча деталей.
Если ребенка наказывают за любую попытку протеста, или если, наоборот, родители так боятся его расстроить, что никогда с ним не спорят, он просто не сможет освоить всего разнообразия стратегий. Его реакцией на стресс – а конфликт с родителем это прежде всего стресс – будут уже знакомые нам два варианта: либо избегание мобилизации, отказ от защиты своих интересов – позиция «тряпки», либо застревание в мобилизации, невозможность уступить и смириться – позиция «барана». Получается, что кризис негативизма это не просто испытание для родительских нервов, данное нам за неизвестно какие грехи. Это время, когда ваш ребенок учится настаивать на своем, конфликтовать. И вы, как опытный тренер, можете помочь ему освоить разные стратегии поведения в конфликте. Вы не боретесь с ним, вы не противник – вы тренер, спарринг-партнер. Невозможно же научиться играть в теннис в одиночку. Вот и конфликтовать тоже – можно научиться только с партнером, который подскажет, поможет, примет удар и даст подачу. Трехлетка вдруг открывает для себя мир конфликта, он обнаруживает, что родитель хочет не того же, что он. Да, сначала у него шок и протест, а потом, если родитель не прерывает ситуацию искусственно шлепком или криком, он начинает учиться с этим как-то обходиться, осваивать разные стратегии. Ребенок учится жить в мире, в котором его воля ограничена волей других людей, в котором его желания и желания значимых для него людей не всегда совпадают. В этом главная задача этого возраста. Важно, чтобы в процессе столкновений с вами ребенок получал разный тип ответных реакций. Чтобы когда-то ему уступали, а когда-то не уступали, чтобы когда-то переводили в игру, а когда-то договаривались, а когда-то еще по-другому, чтобы как в жизни, были разные варианты.
Отсутствие иерархии в отношениях с родителями входило в противоречие с программой привязанности, вызывало у ребенка чувство незащищенности, тревоги: если мои взрослые – такие же, как и я, то есть дети, то кто же нас всех защитит от опасностей мира? Психологи стали отмечать рост детских неврозов, «вседозволенность» вовсе не делала детей счастливыми. До России эта волна докатилась позже, примерно к 90-м, и результаты оказались ровно те же. Детям нужны взрослые, сильные и уверенные, а не просто партнеры по играм и развлечениям.
Можно уступить с позиции сильного, можно сказать: «Ну, вообще-то я думаю, что этого не стоит делать, но я вижу, что тебе очень хочется пойти в новом платье гулять, поэтому я тебе разрешаю, потому что я тебя люблю» или «Я считаю, что овсяная каша очень полезна, но ты говоришь, что ты ее ненавидишь, поэтому, хорошо, мы не будем ее есть, я не буду заставлять тебя». Это уступка как проявление защиты и заботы, проявление надежной привязанности. А можно уступить с позиции слабого: «Да отстань уже, да отвяжись, весь мозг мне уже вынес! На и замолчи, это невозможно…». Это не защита и забота, а капитуляция, выталкивание ребенка в доминантную роль, к которой он не готов и которой на самом деле не хочет. Он конфету хочет, а не в начальники. Отказывать тоже можно из позиции заботы, а можно из позиции насилия. Можно запрещать, но при этом сочувствовать ребенку, сохранять с ним доброжелательный контакт. Можно предложить контейнирование: «Я понимаю, как тебе хочется еще мультик, но нам пора спать. Ты расстроился? Иди ко мне, я тебя пожалею». Можно предложить свою помощь в перемещении доминанты внимания, чтобы завершить удовольствие было легче: «Как ты думаешь, ты сможешь сам нажать на правильную кнопку, чтобы выключить? Какого она цвета, помнишь? А поможешь мне на стол накрыть – скоро папа придёт?

Отзывы на книгу «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка»

Когда мой сын только родился, я на протяжении 2-3 лет читала тонну литературы про воспитание детей и детскую психологию вообще. Но их ВСЕ можно заменить одной книгой Петрановской, в крайнем случае двумя — «Тайной опорой» и «Если с ребенком трудно». В этих книгах есть всё, что нужно знать родителю о детях и о том, как их растить.  

Людмила Петрановская для меня — образец автора-профессионала: она умеет рассказывать лаконично, легко и понятно, структурировано и логично, с наглядными и актуальными российской действительности примерами, с уважением к читателю — к нам, неидеальным родителям. 

Дальше…

Единственное, что мне не нравится в книге — это оформление и обложка, они слишком бедные и простые, малопривлекательные для покупателя, а эту книгу нужно иметь каждому будущему и настоящему родителю. Особенно важно прочитать его ДО рождения ребенка, чтобы не начать сходу лепить ошибки и наносить травмы: не пытаться кормить по часам по советам доброжелательных бабушек или откладывать с рождения в отдельную кроватку, если сердце требует положить малютку рядом с собой, носить на руках, сколько хочется, повременить с социализацией в форме садика, не срывать на детке свое плохое настроение и усталость, а еще понимать, с чем связаны те или иные этапы развития и поведения малыша. 

Книга пригодится и родителям подросших детей в поисках ответа на сложные вопросы. Ответ, правда, один — работайте над отношениями и привязанностью, а вот как — можно прочитать у Петрановской. И понять, что пятилетка и семилетка воспринимают мир совершенно по-разному, что ребенок 10 и 13 лет — это две полярности и родителю нужно быть очень чутким и деликатным в общении со своим чадом, учитывая все особенности возраста и его «побочные эффекты». Ведь все трудности поведения, скандальные ситуации, ругань — это верхушка айсберга, это результат разлада в отношениях. И любые кризисы и штормы будут переживаться легко, если привязанность у ребенка крепкая, а отношения с родителем — устойчивые и надежные, наполненные взаимной любовью и безусловным принятием и уважением со стороны родителя. 

Автор предлагает сменить угол зрения и посмотреть на мир и нас самим глазами нашего ребенка и тогда очень много становится понятным и многое видится совсем иначе. 

Эту книгу нужно раздавать всем и каждому в роддомах — это могло бы предотвратить массу детских травм, психологических и моральных, а потому сделать наш мир намного лучше. Ведь многие взрослые носят в себе груз детских обид и болей, неуверенности в родителях, не сформировавшуюся или разрушенную привязанность, из-за чего они до конца не могут сами позврослеть, оставаясь полудетьми, не созревая как личность, не чувствуя в себе силы и уверенности, страдая от комплексов и детских переживаний, которые эхом отзываются всю жизнь. 

«Тайная опора» за 49 минут. Краткое содержание книги Петрановской

Этапы большого пути

Среди всех существ, живущих на планете, у человека самое долгое детство. Понимание роли последнего помогает не создавать отравляющие жизнь ребенка и родителей проблемы и решать существующие. По мнению психолога Людмилы Петрановской, самый глубокий, точный и эффективный научный подход в этом направлении — теория привязанности.

Первым, кто обнаружил привязанность, был английский психоаналитик Джон Боулби (1907—1990), работавший с детьми сиротских приютов во время Второй мировой войны. Он отстоял мысль, что младенцу нужна обеспечивающая защиту мама целиком, а не только ее грудь как источник пищи. Только в 1950-х годах после доклада Боулби, обобщающего его исследования и переведенного на десятки языков, право ребенка быть со своим взрослым стало осознаваться наравне с правом на безопасность: родителей стали пускать в детские больницы, сирот — устраивать в приемные семьи, круглосуточные ясли и сады перестали считаться нормой, а отпуска по уходу за ребенком во многих странах удлинились. Позже привязанность стали изучать Мэри Эйнсворт, режиссеры докумен­тальных фильмов «Джон» и «Лора» Джеймс и Джойс Робертсон, Зденек Матейчек, автор книги «Не упускайте своих детей» Гордон Ньюфелд и др.

Людмила Петрановская через призму теории привязанности рассказывает о потребностях ребенка, из-за несвоевре­менного удовлетворения которых возникают риски. Этап за этапом она описывает «дорожную карту» взросления. Автор приводит результаты исследований, примеры из жизни, литературы и кино. Она дает практические советы (мы отметили их значком) родителям и тем, кто имеет дело с детьми, уточняя при этом, что если в ваших отношениях с ребенком что-то происходит иначе, доверяйте своей интуиции, движимой заботой и любовью. Ведь в книге невозможно описать все возможные варианты и ситуации — реальная жизнь сложнее даже самой проработанной теории.

От рождения до года

Вопрос жизни и смерти

Каждый появившийся на свет младенец на инстинктивном уровне знает правила выживания, их два:

  1. Сам по себе, без взрослого, который будет о тебе заботиться (кормить, согревать, защищать), ты не жилец: стань чьим-то — или умри.
  2. Если родителя рядом нет или он не торопится заботиться, борись (кричи)!

Из этих правил вытекают свойства привязанности:

  • Привязанность — витальная потребность ребенка в заботе взрослого, без нее не живут.
  • Если ребенок не уверен в привязанности своего взрослого, он будет снова и снова добиваться подтверждения этой связи, сохранения и укрепления ее любой ценой!

Едва родившись, малыш принимается «привязывать» к себе маму. Каждые кормление, взгляд, касание, вдох неповторимого запаха — соединяющая их нить. Со временем нитей становится больше, они переплетаются в психоло­гическую пуповину привязанности — глубокую эмоциональную связь.

Повторяющаяся последо­ва­тельность действий формирует круг заботы: у ребенка возникает дискомфорт — он подает сигнал — родитель что-то делает — наступает комфорт, и так до следующей проблемы. Поначалу колесо «пробуксовывает» (сложно угадать, чего хочет младенец), но уже примерно через полгода ребенок начинает доверять и понимать: благодаря маме ему станет хорошо. При этом комфорт его мало интересует — тот, к кому ребенок привязан, придает ему сил одним своим присутствием. Без мамы, среди чужих людей ребенок испытывает постоянный стресс, подрывающий иммунитет, даже если живет в лучших условиях (в теплом помещении детдома, с регулярным питанием и гигиени­ческими процедурами).

Взаимоза­ви­симость папы и других членов семьи и ребенка меньше обус-ловлена физиоло­гически, но принцип тот же: каждый акт заботы взрослого — помощь, объятие, улыбка — завязывает нить. С папой, бабушкой-дедушкой, сестрами-братьями, приемными родителями (если малыш остался без матери). Поскольку цена ребенка высока (человек вынашивает обычно по одному плоду, редко и тяжело рожает), на заботу о нем ориентированы не только женщины фертильного возраста.

Не стоит жертвовать общением с младенцем ради того, чтобы «дать ему самое лучшее» (выходить на работу раньше времени и др.). Лучше родителей и их объятий для душевного спокойствия ребенка ничего нет, даже если вы живете в тесноте и покупаете вещи на Avito.

Потребность в донашивании

Состояние новорож­денного похоже на зависание между мирами при пробуждении, только он полностью просыпается к жизни примерно в три месяца. Задача взрослых — обеспечить младенцу плавный переход без стресса под названием «подняли, а разбудить забыли». Предоставить условия, похожие на жизнь в матке: тесно со всех сторон охватить мягким и теплым (руками, пеленками), качать, как покачивается живот женщины в движении, отгородить от мира коконом монотонных звуков, как в животе мамы, когда рядом стучало сердце, бурлил кишечник, шумела кровь в артериях.

Ребенка пока не нужно воспитывать и развивать. То есть не надо «не приучать к рукам» и развивать легкие, дожидаясь, пока младенец станет кричать громче. Его нужно донянчить, доносить. Вынашивание во время беременности сменяется донашиванием, а роль пуповины берет на себя привязанность. Ребенок пока все так же слит с матерью, только переместился по внешнюю стенку живота.

Чем грозит неудовле­творение потребностей младенца? «Неприучение к рукам» оборачивается впоследствии чувством вины и гиперопекой матери либо привычкой отстраняться от боли ребенка. А для ребенка — иррацио­нальным убеждением, что «все бесполезно, никто не поможет, я обречен» и отчаянием, накрывающим в моменты жизненных трудностей. Выдергивание в одиночество раньше времени не прибавит ребенку самосто­я­тельности, а родителям — покоя.

Малыши, которые первый год жизни проводят, прижавшись к матери (она держит ребенка на руках, носит на спине, кормит, не отрываясь от дел, спит с ним), намного более самосто­ятельны к двум годам, чем их сверстники, которых боялись «приучить к рукам» или чьи мамы не могли с ними быть. Первые полны радостной любозна­тельности и не выглядят «избалованными» в отличие от вторых, ненасытно требующих внимания, капризничающих, изматывающих родителей вечным недовольством и прилипчивостью. Дело в том, что, когда потребность полностью удовлетворена, за нее нет необходимости держаться. Удовлетворенная потребность в заботе приводит к независимости и способности обходиться без помощи. Если же нас ограничивают, потребность становится сильнее.

Польза сюсюканья

Содержание «материнского разговора» выглядит странно: «Кто это тут у нас хороший мальчик? А это Васенька! Надо Васеньку помыть. Теперь Васенька стал чистый и красивый! А какая у него новая рубашечка, с кисками. Киски говорят: „Мяу-мяу“, хотят с Васенькой дружить. Красивый чистый мальчик сейчас пойдет баиньки» — и в таком роде, каждый день и час. Если бы мы разговаривали так со взрослыми, они бы решили, что мы нездоровы. Однако с младенцами люди разных культур и социальных слоев общаются именно так, бессознательно включая усвоенную в собственном раннем детстве модель поведения.

В эксперименте «неподвижное лицо» мамы младенцев по команде психолога прекращали разговор со своими детьми и держали лицо непроницаемо-неподвижным. Эксперимент ни разу не удалось продлить больше двух минут, потому что реакция ребенка быстро переходила в панику с громким ревом. Малыши жить не могут без «сюсюканья».

По-научному такой тип общения называется позитивным отзерка­ливанием. Взрослые дают понять ребенку: мы тебя видим, ты существуешь и важен для нас. Ведь только от окружающих младенец может узнать, что он есть, отразившись в их глазах и услышав от них описание своих чувств.

Неудивительно, что сироты в домах ребенка, лишенные общения с любящими взрослыми, на много месяцев или лет позже обычных детей начинают узнавать себя в зеркале и переходят от называния себя в третьем лице «Ваня хочет», «Дайте Ване» к употреблению «я» и «мне». В каком-то смысле они для себя не существуют.

Ребенок, которому первый год жизни окружающие постоянно сообщают о нем самом и его потребностях, нахваливая и умиляясь, сделает вывод: «Я существую, и это хорошо», что означает: я такой, как нужно, принят и любим без условий. Это чувство, которое определяет будущие отношения человека с собой и жизнью, психологи называют базовым доверием к миру. Сложности с базовым доверием лежат в основе депрессий, зависимостей и других малоприятных состояний.

Если в основе личности — прочный стержень убеждения «я существую, и это хорошо», человек меньше зависит от внешней оценки и извлекает пользу из критики. Если базового доверия нет, то осуждение, особенно от значимых людей, воспринимается как угроза, смертный приговор или послание «лучше бы тебя не было». Человек в этом случае будет либо нападать и ранить в ответ, либо впадать в паралич, чтобы не совершить ошибку. Похвала кажется незаслуженной, неискренней или превращается в допинг. В тяжелых случаях это принимает форму болезненной зависимости от оценок окружающих — нарцисси­ческого расстройства личности.

Сейчас это очень явно видно в Instagram, где многие люди непрерывно размещают свои фотографии.

Позитивное отзерка­ливание не заканчивается в младенчестве. Потребность в «теплом душе» из слов, означающих, что ребенок все так же важен для вас, может вновь обостряться в периоды тяжелых испытаний или возрастных кризисов.

Самое лучшее, что могут сделать для младенца члены семьи, — помочь его маме быть отдохнувшей, спокойной, счастливой и проводить больше времени с ребенком. Лучше не сидеть вместо нее с младенцем, а позаботиться о ней самой: освободить от домашних дел, вкусно накормить, сделать массаж, наполнить ароматную ванну. Когда мама хорошо себя чувствует, она будет общаться с ребенком с удовольствием.

Кризис года

Если пятимесячный ребенок спокойно реагирует на то, что его берет из коляски человек, которого он впервые видит, то в 7−8 месяцев или ближе к году он начинает бояться чужих взрослых (например, врачей в детской поликлинике или подругу мамы), пытаясь ввинтиться головой за пазуху, прячась за ногу родителя или пускаясь в рев, если к нему настойчиво тянутся неродные руки.

Дело в том, что, как только малыш научился ползать, ему нужно следовать только за своим взрослым. Если он будет ползать за каждым, станет опасно: чужой человек, не замечающий преследующего его ребенка, может привести дитя к обрыву. Поэтому дети начинают отличать маму и папу от других людей за несколько десятков метров.

К переломному моменту у ребенка складывается круг привязанностей — люди и животные, которые регулярно о нем заботятся: живут с ним или часто приходят — мама, папа, бабушка, дедушка, старшие дети, няня, кошка или собака.

Чтобы стать близким ребенку человеком после года, надо «попроситься» в круг: не приближаясь, отзеркалить его выражение лица, улыбнуться, показать игрушку, помахать рукой, обменяться парой слов с матерью. Когда взгляд ребенка остановится на вас, посмотреть ему в глаза, что-то ласково сказать, подмигнуть. Если улыбнется, протянуть руки и брать, когда протянет ручки в ответ (но будьте готовы к тому, что он тут же захочет обратно к матери).

Принуждение к контакту с чужим взрослым для ребенка — нарушение программы безопасности. Если незнакомец вместо описанного выше ритуала завоевания доверия громко отругает ребенка за то, что он «не здоровается», настырно заглянет в лицо, не стоит удивляться, что малыш отвернется или заплачет. То же самое произойдет, если родитель насильно вытолкнет его в центр внимания, требуя общаться с гостями или встреченными в лифте соседями. С возрастом напряжение при встрече с незнакомцами ослабеет, но разделение на своих и чужих останется одним из базовых на всю жизнь.

Разделение на своих и чужих связано с еще одним свойством привязанности — ее избирательностью.

Поскольку в домах ребенка о детях заботятся постоянно меняющиеся люди, у них ни к кому глубокой привязанности нет. Она может стать размытой, подобно описываемой в антиутопии Лоисы Лоури «Дающий» (по ней снят фильм «Посвященный»), где в «идеальном» мире без чувств «неподходящего» человека заменяют другим.

Если же нам предложат поменять нашего ребенка на образцового и более красивого, мы не согласимся — нам нужен наш, уникальный. Избирательность привязанности обрекает нас на тревогу за близких и боль при расставании и утрате, заставляет за них бороться, рисковать и дает невероятное ощущение счастья в минуты встреч. Она делает нас одновременно уязвимыми и сильными — словом, людьми.

От года до трех

Поведение следования

Если первый год в жизни малыша был благополучным, он начинает исследовать мир. Одновременно ему нужно удерживать в поле зрения своего быс-тродвижущегося взрослого (поэтому в некоторых диалектах русского языка возраст с года до трех называют «юбочным» — ребенок пару лет проводит «у маминой юбки»). Так начинает работать программа следования, согласно которой, если родителя нет рядом, «оставайся на месте и громко кричи».

Если малыш, заглядевшись на что-то интересное, отстал от мамы на несколько метров на улице в незнакомом месте, он встает как вкопанный и готов зареветь. Если мама вернется за ним, все будет хорошо, если поторопит: «Давай скорей, опаздываем, врач уйдет!» — тревога ребенка усилится, он может сесть и заплакать. Не из вредности и непослушания, а следуя инстинкту.

Угроза мамы уйти без ребенка в этот момент ухудшит ситуацию: понадобится много времени, прежде чем он сможет за ней следовать. Если такое повторяется часто, ребенок будет постоянно виснуть на родителе, боясь отпустить. Ведь устойчивое поведение следования формируется только к трем годам, а не отстать от родителя в толпе ребенок может только к шести.

Поведение следования важно не только как передвижение в пространстве, но и как подражание (смотри и повторяй, пока не получится) и послушание. Ведь дети от природы послушны. На то, что ребенок может заупрямиться, всегда есть причины.

Готовность ребенка слушаться определяется не нотациями, поучениями, наказаниями и призами, а качеством привязанности. Чем надежнее связь с родителями, тем естественнее для него их слушаться, а незнакомых — нет, пока родители не одобрят. Программа гласит: «Своих слушайся, чужих — нет, пока свои не разрешат». Если не хотите, чтобы ребенок в более старшем возрасте попал под дурное влияние, будьте для него надежным источником защиты и заботы в любых обстоятельствах, чтобы он мог всегда на вас рассчитывать.

К трем годам привязанность начинает перекрывать расстояние: мы можем защищать и заботиться словами (например, объясняя, как налить молока в кружку), а не действием.

Потребность в контейни­ровании

Всего за два года происходит фантастический скачок в развитии: базовые навыки, определяющие качество жизни на 90% (самосто­я­тельный прием пищи, речь, одевание и др.), осваиваются с года до трех. Силы не сдаваться там, где взрослый давно бы уже махнул рукой, ребенок берет в психоло­гической утробе — успокаивающих, утешающих отношениях, в которых можно укрыться от жизненных невзгод. Благодаря объятиям взрослого ребенок действует дальше или меньше боится. Способность быть для другого психоло­гической утробой называют контейни­рованием. Контейнер вмещает или принимает чувства, с которыми человеку при сильном стрессе не справиться самому: боль, страх, обиду, разочарование.

Годовалый мальчик исследует комнату, пока мама готовит на кухне. В какой-то момент он попадает себе по пальцам захлопы­вающейся дверцей тумбы. Он громко плачет и идет к маме. Та берет его на руки, целует, ребенок утешается. Как только мама опускает его на пол, он идет к той же тумбе, чтобы выяснить, что это было. Он не собирается сдаваться. Малыш того же возраста в доме ребенка, у которого отбирают машинку, не обращается к воспита­тельницам и не пытается вернуть игрушку — он просто страдает.

При столкновении с фрустрацией — препятствием в удовлетворении потребности — сначала включается план А — преодолеть, постараться, выложиться. Если барьер не дается, приходится приступать к Б — смириться с поражением, принять ситуацию и утешиться, то есть перейти от мобилизации к демобилизации — поплакать.

Если родитель вместо объятий требует «держать себя в руках», травматический опыт «запечатывается», стресс остается в психике ребенка как невытащенная заноза. Малышу приходится блокировать чувства, «заморозить» их или притвориться мертвым — диссоци­и­роваться. У детей, остающихся в этот период без помощи взрослых, нередко возникают сложности с обучением, преодолением трудностей и восстановлением после неудач.

Мальчикам чаще отказывают в контейни­ровании, чем девочкам. Они все детство слышат: «не реви, как девчонка» и т. п. Большее число сердечно-сосудистых заболеваний у мужчин отчасти объясняется тем, что им сложнее перейти к принятию и печали. В культурах, где мужские слезы не считаются постыдными, нет такой разницы в продолжи­тельности жизни между мужчинами и женщинами.

Перестараться с контейни­рованием невозможно: как только ребенок восстановится, он выскочит из психоло­гической утробы и побежит дальше. Чтобы ребенок справлялся с жизнью, все детство его утешайте, обнимайте, принимайте его чувства. Не говорите «не плачь!» и не стремитесь отвлечь. Помогайте ему проживать стресс и выходить из него, а не глотать его. Пусть огорчается, плачет, боится, протестует — и с вашей помощью учится примиряться с реальностью. Сами при этом оставайтесь уверенными и спокойными — контейнер не должен вибрировать и трещать. Если же вы не можете выносить сильных чувств своего ребенка, теряете голову — это повод позаботиться о себе, возможно, обратиться к психологу, считает Петрановская.

Кризис трех лет

К трем годам, а то и раньше (с двух лет) наступает кризис негативизма или сепарации, то есть отделения от родителя. Главными словами этого периода становятся «нет», «не хочу» и «не буду». По любому поводу. Программа следования словно начинает давать сбой. У одних все сводится к паре эпизодов, у других семья живет как на вулкане около двух лет.

Практически всегда непослушание случается, когда ребенок не считает ваше поведение поведением защиты и заботы. Например, он увлеченно играет, а родитель говорит: «Пора чистить зубы и спать». В такие моменты ребенок думает, что над ним издеваются. Приказы и запреты переводят родителей из своих в чужих — тех, кто обижает. Вместо милого ребеночка мы получаем маленького монстрика, который может плеваться, кусаться, кидаться предметами, грубить, потому что он затоплен протестом, гневом и горем, переживая новое чувство автономии от родителей.

Как себя вести? Лучше стать для ребенка тренером. В 2−3 года он еще ничего не делает назло (такая способность появляется к 6−7 годам). Во время кризиса негативизма ребенок учится конфликтовать — жить в мире, где его желания и желания значимых для него людей не всегда совпадают. Вы, как опытный тренер, можете помочь ему освоить разные стратегии поведения: когда-то уступать, когда-то — нет, когда-то переводить все в игру, а когда-то договариваться. Чтобы, как в жизни, были разные варианты. Это естественно: никогда не разрешать совать пальцы в розетку и уступать, когда малыш не хочет кашу.

Как себя вести родителям трехлеток

Привязанность иерархична, это отношения между сильным и слабым. Поэтому забота о ребенке должна быть доминантной. Важны оба компонента: доминирование и забота. Ребенку страшно и плохо как с инфантильным, беспомощным родителем, позволяющим «вседозво­ленность», так и с суровым, не чутким к потребностям. «Если мама и папа боятся моих криков — что они станут делать, когда придет страшный зверь?», «Если родители обижают — кто меня защитит?». Детям нужны уверенные и ответственные взрослые, а не просто партнеры по играм и развлечениям.

Продолжение — на Smart Reading

Зарегистрируйтесь на Smart Reading и получите доступ к этому и ещё 600 пересказам нонфикшен-книг. Все пересказы озвучены, их можно скачать и слушать фоном. Первые 7 дней доступа — бесплатно.

Читать онлайн «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» Людмилы Владимировны Петрановской бесплатно без регистрации

Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Людмила Владимировна Петрановская


Близкие люди
Людмила Петрановская – автор серии книг для детей «Что делать, если…», известный психолог-педагог, руководитель вебинаров на тему взаимоотношений в семье и лауреат премии Президента РФ представляет продолжение серии «БЛИЗКИЕ ЛЮДИ: психология отношений». Книга будет полезна не только молодым мамам, но и тем, кто хочет переосмыслить отношения со своим возможно уже повзрослевшим ребенком.

Людмила Владимировна Петрановская

Тайная опора: привязанность в жизни ребенка


Любили тебя без особых причин
За то, что ты дочь,
За то, что ты сын,
За то, что малыш,
За то, что растешь,
За то, что на папу и маму похож.
И эта любовь до конца твоих дней
Останется тайной опорой твоей.

    В. Берестов


Введение


Вся эволюция жизни – это эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа появляются на свет уже неотличимыми от «родителей», им ничего от своих предков не надо. Чуть более сложных родители только помещают в благоприятную среду, а там уж сами. Еще более сложным – стараются оставить пропитание на первое время. Так поступают некоторые насекомые. Отдельные виды рыб своих мальков уже охраняют. Многие рептилии защищают кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. А вот птицы уже обязательно высиживают, кормят и учат птенцов, совершая иногда чудеса самопожертвования ради потомства. Детеныши млекопитающих не выживают без заботы взрослых, и детство их длиннее, чем у птенцов. Родители зверенышей их не только кормят, охраняют и учат – они с ними играют, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

Если смотреть с этой точки зрения, человек и в самом деле – венец творения. Потому что самые беспомощные детеныши и самое долгое детство на планете – четверть жизни – у нас. Прежде чем ребенок сможет обходиться без взрослых, проходят годы. Более того, с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать точно заканчивалось, а сейчас и в двадцать два – не всегда.

7 вещей о привязанности, которые должен знать каждый родитель

Психолог Людмила Петрановская не нуждается в особом представлении. Она написала несколько бестселлеров, её блог в Живом журнале занимает верхние строчки рейтинга, а её тренинги и книги для родителей считаются одними из лучших в стране. В своей книге «Тайная опора: привязанность в жизни ребёнка» Петрановская рассказывает о сложном биологическом процессе — привязанности. А «Мел» приводит самые интересные и важные тезисы из этой книги.

Полезная рассылка «Мела» два раза в неделю: во вторник и пятницу

Привязанность трудно обнаружить, обратить на неё внимание. Как явление она была описана основателем теории привязанности Джоном Боулби, когда тот работал с детьми из сиротских приютов. Учёный первым осознал и сформулировал, что ребёнок страдает без «своего» взрослого, даже если сыт, одет и находится в безопасности. Только после знаменитого доклада Боулби на эту тему в европейских странах начались большие перемены: родителей стали пускать в детские больницы, круглосуточные сады и ясли перестали считаться нормой, отпуска по уходу за ребёнком увеличились. По мнению Людмилы Петрановской, привязанность — это чудо не меньшее, чем сама жизнь.

В книге «Тайная опора: привязанность в жизни ребёнка» она подробно рассказывает о формировании привязанности и о том, каким гармоничным, защищённым и душевным вырастает ребёнок, привязанность которого сформирована благополучно. Эта книга не похожа на другие книги о воспитании и развитии, и, честно говоря, хорошо бы её выдавать бесплатно каждой молодой маме. Уже в первых четырёх главах содержится ответ, объясняющий многие явления и возможные трудности, которые случаются, если в задуманное природой развитие вмешиваются заблуждения современного общества.

Что важно в первые три месяца жизни ребёнка

Иллюстрация из книги «Тайная опора: привязанность в жизни ребёнка». Издательство АСТ

Только родившийся человек выглядит будто не от мира сего, он глубоко погружён в себя, он ещё не совсем здесь, не пришёл в наш мир по-настоящему. Это состояние очень похоже на обычное пробуждение, только младенец просыпается к жизни в течение двух-трёх месяцев. Взрослые могут помочь ему комфортно «проснуться» без мучительного состояния «подняли, а разбудить забыли». Ребёнка надо пригласить в жизнь: встретить лаской, заботой, покоем.

«Она (потребность в „своём“ взрослом — Прим. авт.) заложена в тех глубоких участках мозга, которые ничего не знают про молочные смеси, кювезы или дома ребёнка. Там, в очень мало изученных глубинах психики новорождённого, именно это высечено на скрижалях: стань чьим-то — или умри. Третьего не дано. <…> Привязанность — витальная потребность, уровень значимости — максимальный. Без неё не живут».

Природа обо всём позаботилась. Первые хватательный и сосательный рефлексы новорождённого предназначены для того, чтобы удержать рядом родителя, сразу после рождения ребёнок способен сосредоточенно изучать лицо матери. Новорождённый громко плачет, и если вдуматься, то этот крик не такой уж и громкий, особенно для жителей мегаполисов, но от него невозможно абстрагироваться, плач пробуждает в нас инстинкт заботящегося взрослого.


Как формируется чувство защищенности

Иллюстрация из книги «Тайная опора: привязанность в жизни ребёнка». Издательство АСТ

Когда ребёнку нужна помощь, он громко плачет. Новорождённый делает это напрягаясь все телом и сильно зажмурив глаз, а полугодовалый уже способен слышать уговоры потерпеть минутку. С самого первого дня родители — сначала неуверенно, чаще угадывая, а не зная наверняка, — делают всё возможное, чтобы устранить дискомфорт младенца. Кормят, укачивают, меняют подгузники, веселят. Каждый такой акт заботы формирует в ребёнке чувство защищенности, понимания, что любая его проблема решится, для этого достаточно всего лишь быть рядом с родителем. Так формируется волшебное свойство привязанности: утешаться самим фактом присутствия «своего» взрослого.

«Вокруг может быть экономический кризис, наводнение или война — если сами родители в порядке, если они с ребёнком не разлучаются слишком надолго и выглядят достаточно уверенными и спокойными — ему хорошо. Потому что благополучие ребёнка зависит не от условий, в которых он живёт, а от отношений, в которых находится».


Почему ребёнок стесняется «чужих»

Фото: iStockphoto / monkeybusinessimages

Уже в год ребёнок отличает своих и чужих. Свои — это родители и другие близкие взрослые, с которыми уж точно не пропадёшь. А все остальные — это чужие, за ними нельзя следовать, мало ли что. Если пятимесячного ребёнка может взять на руки незнакомец, пришедший к родителям в гости, то с годовалым это не выйдет: он будет выкручиваться, кричать, вертеть головой в поисках «своих». Это ещё одно инстинктивное поведение: когда ребёнок получает относительную свободу передвижения, «слезает с ручек», он должен знать за кем следовать, а за кем нет. Чаще всего взрослые пытаются сломать эту программу безопасности: требуют от ребёнка коммуникабельности и ругают или высмеивают за застенчивость, вынуждают быть вежливым. Для ребёнка важно находиться в безопасности, а не доставить удовольствие «чужим» взрослым.

«Не хотите, чтобы ребёнок в более старшем возрасте „попал под дурное влияние“? Значит, постарайтесь, чтобы ваша с ним привязанность была надёжной, прочной, чтобы он был уверен, что может на вас рассчитывать».


Поведение следования — для безопасности, развития и взросления

Фото: iStockphoto / oneinchpunch

После года для того чтобы оставаться всегда рядом с родителем и одновременно с этим познавать мир, ребёнку надо научиться поведению следования. А родителю — понимать основные законы нового взаимодействия в паре. Поведение следования — это передвижение в пространстве, безопасность («свой» взрослый в обиду не даст и в клетку с тигром не заведёт) и подражание. В случае когда ребёнок на улице теряет родителя из виду, он останавливается как вкопанный и начинает плакать. Обычно родители раздражаются, зовут быстро идти сюда, пугают тем, что уйдут сами. Но ребёнок ведёт себя в соответствии с инстинктом: потерялся — стой на месте, свои взрослые придут и найдут тебя. Устойчивое поведение следования формируется примерно к трём годам. В дальнейшей жизни поведение следования будет помогать в начальной школе — для успешного следования за учителем, и в подростковом возрасте — когда для взросления важен наставник со стороны.

«Готовность ребёнка слушаться определяется не нотациями и поучениями, не наказаниями и призами, а качеством привязанности. <…> Он (трёхлетка — Прим. авт.) способен устойчиво следовать не только за самим родителем, но и за его голосом, словами. <…> Мы можем осуществлять поведение привязанности словами, а не прямым действием. Мы как бы передаём ребёнку часть своей ответственности за его безопасность и благополучие — пока совсем небольшую».


Как качественно справляться со стрессом

Фото: iStockphoto / JovanaMilanko

Когда ребёнок сталкивается с проблемой (это может быть рассыпавшаяся башня из кубиков, испуг, набитая шишка или запрет), он идёт к маме. Такая возможность — утешиться возле своего взрослого — у него должна быть всегда. Ребёнок забирается на руки, прижимается, сворачивается калачиком. Возвращается на стадию донашивания, забирается в кокон родительской любви. Взрослый способен утешить, принять негативные чувства и стать вместилищем, контейнером для неприятных эмоций. При возникновении проблемы важно смириться и расслабиться, приняв ситуацию, получить защиту, какое-то время не бороться с миром, не думать о нём, а просто расслабиться и позволить стрессу уйти.

«Хотите, чтобы ребёнок справлялся с жизнью? Значит, всё детство утешайте, обнимайте, принимайте его чувства. Не говорите „Не плачь!“, не стремитесь сразу отвлечь и развлечь. Помогайте ему проживать стресс, оставаясь живым, и выходить из него, а не глотать неприятные чувства и отмораживаться. Пусть с вашей помощью учится принимать несовершенство мира, переходить от разочарования и протеста к утешению и примирению с реальностью».


Три года: негативизм — выпадение из привязанности

Фото: iStockphoto / BrianAJackson

Во время кризисных проявлений кажется, что поведение следования куда-то пропало. Трёхлетка перестаёт идти, куда его зовут, и делать, что ему говорят. Ребёнок и сам потрясен: оказывается, родители и он могут желать разного. Оказывается, не все его желания выполнимы, он страстно желает автономии, но боится потерять младенческое блаженное слияние со «своим» взрослым, а негативные эмоции захватывают его полностью. Родителю тоже очень непросто: трёхлетку невозможно отвлечь щекоткой от опасной вещи или увести спать, когда он занят игрой. Это время проверки привязанности на прочность: останется ли взрослый сильным или начнёт «бодаться» с ребёнком на равных. В случае если родитель помогает пережить негативные чувства, остаётся оберегающим, ребёнок получает важнейшее знание: привязанность перекрывает конфликт.

«Ребёнок учится жить в мире, в котором его воля ограничена волей других людей. <…> Важно, чтобы в процессе столкновений с вами ребёнок получал разный тип ответных реакций. Чтобы когда-то ему уступали, а когда-то не уступали, чтобы когда-то переводили в игру, а когда-то договаривались, а когда-то ещё по-другому, чтобы, как и в жизни, были разные варианты».


Перевёрнутая привязанность

Иллюстрация из книги «Тайная опора: привязанность в жизни ребёнка». Издательство АСТ

Не каждый родитель остаётся во время конфликтов взрослым. Иногда родитель будто увольняется со своей роли, фактически он передаёт ответственность за привязанность ребёнку: ты захотел того, чего нельзя, ты устроил истерику прямо на улице, так что теперь ты отвечаешь за возврат нашей привязанности. В таких семьях формируется перевёрнутая привязанность, при этом ребёнок становится «просто невыносимым». Идеальная программа, задуманная природой, больше не работает.

«Перевёрнутая привязанность — малоприятное явление <…> и для самого ребёнка. Он будет качать права, бунтовать, строить взрослых — и чувствовать себя глубоко несчастным, потому что за доминантную роль заплатит чувством защищённости, заплатит своим детством».

В возрасте 4-7 лет, когда ребёнок переполнен любовью, осознает её по отношению к родителям, он начинает испытывать потребность заботиться о ком-то. Ребёнок хочет примерить на себя роль сильного защитника. Но иногда такое поведение закрепляется в ещё одну разновидность перевернутой привязанности — парентефикацию. Тогда ребёнок становится родителем своему родителю: заботится и беспокоится, чтобы мама не заболела, что в семье мало денег или говорит «разумные» вещи: «я могу без этого обойтись», «это слишком дорого для нас».

Невидимые нити привязанности остаются ресурсом ребёнка на всю жизнь. Его зависимость становится самостоятельностью, а привязанность — свободой. Это благо он сможет передать детям, а его дети — своим детям. И дальше на много поколений вперёд.

Изображение на обложке: iStockphoto / Guasor

Людмила Петрановская «Тайная опора: привязанность в жизни ребенка» — социально-просветительский проект

Автор саммари: Илья Воробьев, психолог, системный семейный психотерапевт, папа двух детей, в том числе приемного ребенка.

Людмила Петрановская

Людмила Петрановская – известный психолог, медийная персона, основатель «Института развития семейного устройства», автор нескольких книг, посвященных проблемам детско-родительских отношений.

Тайная опора: привязанность в жизни ребенка

В книге «Тайная опора» автор через призму теории привязанности Джона Боулби показывает, как возникают и развиваются отношения ребенка и его родителей, что в этих отношениях является основным, какие механизмы вложила природа в детскую психику, и при каких условиях ребенок может нормально развиваться, становясь взрослым. Фактически в книге описано, каким образом родители могут дать своему ребенку то самое счастливое детство, о котором все мечтают. Последовательно проходя по этапам взросления ребенка, автор анализирует поведение родителей и заложенные природой ожидания детей, показывает, что и почему мы, родители, делаем неправильно. Книга при этом является настоящим практическим руководством, с которым можно и нужно сверяться родителям детей всех возрастов и которая позволяет избежать ошибок в отношениях с детьми. Она также отвечает на наиболее острые родительские вопросы: про поведение, про детский сад, про школу, про подростковый период, про нас самих во всем этом. Можно сказать, что эта книга о том, как любить своих детей с открытыми глазами.

Саммари

Чем сложнее устроен организм, чем более развит его мозг, тем сложнее задача вырастить вновь рожденное существо до взрослого состояния. И тем больший срок требуется на это. Природа потратила миллионы лет для того, чтобы выработать оптимальную последовательность действий взрослых по отношению к ребенку, который все свое детство зависит от них и с ними пройдет путь от полной неприспособленности к самостоятельной жизни до способности не только успешно существовать в мире, но и менять его.

Автор сосредоточен на одной, важнейшей, точке зрения на процесс развития ребенка: на его отношениях со «своими», как говорят психологи, — работа по выбору базисных для индивида ценностей и убеждений. Это кризис, поскольку для обретения себя нужно сначала отказаться от себя – от того, который был соткан из ценностей и убеждений родителей. Это очень тяжело, подросток остро ощущает своё несовершенство, свою зависимость от взрослых и ровесников. Пытается быть лучше, но страдает от неискренности и фальши, решает, что «нечего скрывать, какой я на самом деле» и делает много такого, от чего самому становится стыдно. Его перестают устраивать оценки со стороны, он постоянно поглощен собой, постоянно оценивает себя, — это делает его чрезвычайно ранимым. Подростку кажется, что все вокруг видят его недостатки, непривлекательную внешность и поступки, любая неловкая ситуация вызывает жгучий стыд и долгие мучительные размышления, чему способствует появившаяся ответственность за свои действия. Как приговор переживается своя ординарность, обыкновенность, то, что я «такой, как все», но одновременно стремление принадлежать группе выливается в желание «быть как все».

Очень трудно родителям во время подросткового кризиса оставаться в стороне и не вмешиваться. С высоты жизненного опыта хочется вскочить и решить проблему подростка. Но следует помнить, что это не наша, а его жизнь и его опыт, который не может быть получен несамостоятельно.

Что же бывает, когда подростковый возраст остается позади? Что же произошло с той связью, которая нас соединяла? Ребенок рос, и в привязанности оставалось всё меньше материального. От прекращения физической связи через пуповину до прекращения работы программы привязанности и ненужности внутреннего родителя ввиду превращения самого ребенка во взрослого. Теперь с детьми будут новые отношения взрослых людей, ближайших родственников. Мы уже почти не сможем помочь, мы передали ответственность за жизнь и здоровье самому взрослому ребенку, но всегда будем готовы поддержать, пожалеть и порадоваться его достижениям. Однако наш внутренний образ по-прежнему всегда будет с нашими детьми. И от того, каков он, многое будет зависеть в их взрослой жизни. Если история привязанности была благополучной, выросший ребенок во время сильного стресса, который бывает когда-нибудь у всех нас, услышит из своего сердца наш голос поддержки и утешения, веры в его силы и бесконечной любви. Если история привязанности была неблагополучной, будет много тревог, неуверенности, сомнений… Конечно же, легче и успешнее справляться с жизнью будет тот, чьи невидимые связи прочны. Детство закончилось, но привязанность, его тайная опора, осталась. Навсегда, нитью через все поколения.

Ну и, наконец, о последнем назначении внутреннего родителя. Оно — в предоставлении взрослому ребенку моделей поведения с собственными детьми. Когда мы в ресурсном состоянии, в осознанности, мы ведем себя с детьми так, как сами считаем правильным. Исходя из собственных убеждений, представлений, собственного опыта. В том числе и опыта собственного детства, иногда с неудачными воспитательными моментами, по поводу которых мы решили: «так делать не будем никогда и ни за что». И не делаем. Пока не окажемся в сильном стрессе, без сил, ужасно усталыми, заболевшими, измученными бессонными ночами или просто до смерти испуганными за своего ребенка. Вот тогда – когда кортикальный мозг отключился – мы действуем так, как когда-то наши родители. Включаются модели поведения, доставшиеся нам от них.

Если мы в общем согласны с принципами воспитания наших родителей, всё в порядке. Тогда на автомате мы делаем примерно то же самое, что и в ресурсном состоянии. Но если нет, следом накрывает вина, родитель выпадает из своей взрослости в беспомощность, ребенок чувствует это, пугается и ситуация становится плачевной. Поэтому нельзя переоценить труд родителей по переработке моделей воспитания. Тут в строку любая возможная помощь, один из наиболее продуктивных методов – это работа с психологом. Главное, что работая с этим, мы не только улучшаем собственные отношения с детьми, мы работаем и на их будущее, ради наших внуков – чтобы когда-то потом автоматические модели поведения не потребовалось исправлять нашим детям.

Нежность в жизни ребенка (Людмила Петрановская). Секретная поддержка

Людмила Петрановская — удивительный человек. Целью своей жизни она поставила помощь детям, оставшимся без попечения родителей. Теперь вместе с коллегами она создала совершенно особенный проект — Институт развития семейной организации. На плечи этих специалистов легла задача преобразования системы, которая занимается распределением детей и работой с приемными семьями.Желаем вам удачи в этом нелегком деле. Для широкого круга людей Людмила является известным психологом, чьи книги помогли десяткам тысяч семей по всей России.

Прочитать книгу «Секретная поддержка». Любовь в жизни ребенка

Людмила Петрановская создала совершенно необычный для нас образовательный проект, вложив в эту удивительную книгу весь свой жизненный опыт, мастерство психолога и огромный талант педагога. Особенность книги в том, что родительский опыт практически невозможно приблизить к среднестатистической российской семье.Если вы покупали книги матёрых западных педагогов, то часто могли разочароваться — их опыт, образ жизни и стиль воспитания совершенно не вписываются в российские реалии. Если вы хотите прочитать книгу Секретная поддержка бесплатно на нашем сайте — заходите, нажав на кнопку справа. Наша замечательная электронная книга адаптируется к любому разрешению и устройству.

Скачать книгу Секретная поддержка

Помимо актуальности, книга очень хорошо написана. Не будет общих советов, как воспитывать ребенка (имеется в виду малыш от 3 лет, до восемнадцатилетнего собрата).Структура книги распределена именно по возрастному диапазону, когда поведение, психика и развитие нуждаются в коррекции со стороны родителей. Для скачать книгу Людмилы Петрановской Тайная поддержка. Нежность в жизни ребенка нужно нажать на кнопку справа от этого текста и перейти.

Обзор

Всем привет! Сегодня я хочу рассказать вам о новой книге, которую я прочитала. Это психологическая литература, и ее автор Людмила Петрановская.Книга называется Секретная поддержка. Мне посоветовала подруга, мама замечательного мальчика. Она читала ее для того, чтобы лучше понять своего ребенка, правильно его воспитать.

Эта книга рассчитана на абсолютно обычную женщину, для этого не обязательно получать профильное психологическое образование, но так уж получилось, что мы с подругой психологи. Однако описано все очень доступно и дружелюбно. Женщине, планирующей стать матерью, следует прочитать эту книгу.Не только этот, конечно. Есть еще много разных книг по воспитанию детей, но эта книга — настоящая жемчужина такой литературы.

Здесь раскрывается вся суть того, как правильно взаимодействовать с ребенком от рождения до совершеннолетия. Я не буду полностью описывать всю информацию, которую я получил в этой книге, но она там очень доступна: начиная с описания того, как взаимодействовать с младенцем, какие потребности есть у годовалого мужчины, как это необходимо общаться и гасить конфликты с трехлеткой, как строить отношения и заниматься воспитанием школьника и подростка и как маме лучше постепенно выпускать свою кровь во взрослую жизнь.

Все описано на жизненных примерах, с помощью которых женщина или мужчина, прочитавшие эту книгу, могут сделать вывод о том, как ему следует поступать в нелегком деле воспитания своего ребенка. Скажем, много внимания уделяется тому, что в младенчестве ребенку нужно больше проявлять свою любовь. И много других полезных советов.

Их можно давать любому взрослому, даже когда семья воспитывает детей по какой-то методике или без таковой. Если прочитать книгу Людмилы Петрановской «Тайная поддержка, », то можно найти лучшие советы для любого жизненного этапа ребенка и любой стратегии его воспитания.

Книга подойдет не только родителям. Даже если читатель уже взрослый, у него в голове много своих «тараканов», которые касаются его, личных, отношений с родителями, которые гарантированно вносят свой вклад в воспитание своих детей, а это не всегда хорошо. Благодаря этому руководству вы сможете не только понять психологическую подоплеку своего поведения, но и распознать причины поведения своих друзей, родственников и коллег по работе.

Здесь много времени уделяется кризисам развития ребенка. Как пройти эти этапы, как положительно повлиять на развивающуюся личность. Ребенок постепенно с каждым часом своей жизни, после совсем юного возраста отдаляется от родителей, погружаясь в самостоятельное путешествие в мир. Его положительный опыт общения с родителями и их любовь к раннему детству составляют прочную основу для формирования его как личности. Во взрослую жизнь он выходит психологически подготовленным, ощущая родительскую любовь и родительское отношение, а оценка его поступков, его личности и поддержки становится его тайной опорой.

Избранные отзывы

Очень рекомендую прочитать эту книгу. Для тех, кто планирует завести детей. Еще задолго до рождения самого ребенка нужно быть готовым. Также рекомендую всем родителям, независимо от возраста их детей — хоть младенцам, хоть подросткам, хоть взрослым детям-студентам. После прочтения этой книги ваш ребенок всегда будет нуждаться в вас, вы всегда будете его понимать и влиять на него только положительно, не ограничивая его собственного развития, а перенимая от вас все самое лучшее.

Ваши дети будут слушать своих родителей, они не будут считать вас ретроградами, они будут относиться к вашим суждениям как к мудрым суждениям стариков, а не болтовне несовременных предков. Однако нужно не только казаться таковым своим детям, но и действительно мудро относиться к воспитанию своих детей и транслировать им только позитивные и правильные вещи.

По кнопке выше «Купить бумажную книгу» вы можете купить эту книгу с доставкой по всей России и аналогичные книги по самой выгодной цене в бумажном виде на сайтах официальных интернет-магазинов Лабиринт, Озон, Буквоед, Читай-город, Литры, My-shop, Book24, Книги.RU.

Нажав кнопку «Купить и скачать электронную книгу», вы можете купить эту книгу в электронном виде в официальном интернет-магазине «Литерс», а затем скачать ее на сайте Литерс.

Нажав кнопку «Найти похожие материалы на других сайтах», вы сможете искать похожие материалы на других сайтах.

По кнопкам выше вы можете купить книгу в официальных интернет-магазинах Лабиринт, Озон и других. Также вы можете искать похожие и похожие материалы на других сайтах.


Тайная опора, Нежность в жизни ребенка, Петрановская Л.В., 2015.

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа рождаются неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители лишь помещают их в благоприятную среду, а потом и самих себя. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Это делают некоторые насекомые.Отдельные виды рыб уже охраняют своих мальков. Многие пресмыкающиеся охраняют кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. Но птицы уже обязательно насиживают, кормят и обучают птенцов, иногда совершая чудеса самопожертвования ради потомства. Детеныши млекопитающих не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители детенышей не только кормят их, охраняют и обучают — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

От рождения до года. Приглашение в жизнь.
И все начинается одинаково для всех. Двое, которые максимально тесно связаны, но при этом совершенно не знают друг друга, даже не видели их вживую. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных корректировок — и несколько трудных часов перехода из мира в мир. для этого.покинуть теплую вселенную материнского тела и отделиться. Наконец они смотрят друг другу в глаза. Глаза матери затуманены слезами, от усталости. от волнения, от облегчения, от жалости. А взгляд новорожденного (если он родился без проблем, не измучен родами и не накачан лекарствами) серьезный, ясный и сосредоточенный. Полное спокойствие.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Отпечатывает в глубинах памяти главное лицо в его жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит в этом мире тучи или устроит жестокие потопы, подарит блаженство или изгонит из рая.заселить мир монстрами или ангелами, чтобы казнить или помиловать, отдать или отнять, а скорее всего — и то, и другое попеременно. Есть к чему серьезно относиться. Так начинается история длиною в жизнь, история уз, связывающих ребенка и мать почти так же прочно, как пуповина. Держась за эту связь, он выйдет в мир. как космонавт выходит в открытый космос, подключенный к космическому кораблю. В отличие от пуповины. Эта связь не материальна, она соткана из психических актов: из чувств, из решений, из поступков, из улыбок и взглядов, из мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и уникальна для каждого родителя и каждого ребенка.Идет не от живота к животу», а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но звучит красивее.) Привязанность. Чудо не меньше, чем сама беременность. И не меньше, чем сама жизнь

  • Большое обучение, Развитие ребенка 4-5 лет, Мои первые уроки, Белошистая А.В., 2008
  • Особенности обучения и воспитания детей, рожденных в результате экстракорпорального оплодотворения, Орлова О.С., Печенина В.А., 2019

Текущая страница: 1 (всего в книге 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Шрифт:

100% +

Людмила Владимировна Петрановская


Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка


Любил без особых причин
За то, что ты дочь
За то, что ты сын
За то, что ты ребенок
За то, что растешь
Потому что он похож на маму и папу .
И эта любовь до конца твоих дней
Останется твоей тайной опорой.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни — это эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа рождаются неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители лишь помещают их в благоприятную среду, а потом и самих себя.Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Это делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков. Многие пресмыкающиеся охраняют кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. Но птицы уже обязательно насиживают, кормят и обучают птенцов, иногда совершая чудеса самопожертвования ради потомства. Детеныши млекопитающих не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители детенышей не только кормят их, охраняют и обучают — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть жизни. Проходят годы, прежде чем ребенок может обходиться без взрослых. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать лет заканчивалось точно, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, что вырастает существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет и его, как каких-то тараканов, а строит свою жизнь, думает об устройстве своего вселенной, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит — словом, разумному и свободному бытию необходим довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, это полная изначальная неспособность к миру — в способность творчески изменить этот мир.

Каждый, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошел этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной.Хотелось бы еще одну жизнь параллельно посвятить исследованиям и проверке каждого утверждения. Но у меня нет второй жизни, и в этой я выбрал быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из собственной жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности, это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из которых я буду ссылаться по ходу повествования.Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории и уж тем более не все утверждения этой книги полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить. Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных ей, гораздо меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И очень жаль, потому что я не знаю на данный момент более глубокого, точного и эффективного в практической работе подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии… Многих проблем, отравляющих жизнь многим людям, можно было бы просто не создавать, если бы знать, как устроены отношения ребенка с родителями. И многие уже созданные и даже знакомые вполне могли бы быть успешно и надежно решены. Я уверен, что когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по-настоящему глубоко, и мы откроем для себя много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели сегодня воспитывают детей, и они не могут ждать.Поэтому сегодня делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая списанное за истину в последней инстанции. Читайте, наблюдайте, слушайте себя, сомневайтесь и тестируйте. Если в вашей жизни, в отношениях с ребенком что-то идет по-другому, не стоит сразу пугаться и искать, где вы не правы. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой проработанной теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе, а то и с точностью до наоборот – просто подумайте, почему такое могло быть.У ребенка может быть свой темп развития или особенности личности, у вас могут быть особые обстоятельства в жизни сейчас или некоторое время назад, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты понимаешь, ты чувствуешь себя никем другим, даже если тебе порой кажется, что ты совсем не понимаешь. Мнение специалиста – важная информация для размышления, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида.Но только вам решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит что-то не то, что написано в книге, прислушайтесь к своей интуиции.

В книге мы пройдем с ребенком и его родителями все детство: от рождения до взрослой жизни. Мы создадим дорожную карту для взросления и посмотрим на роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многогранно, его тело, его интеллект и способности изменяются и развиваются, но мы остановимся только на одной линии: его отношениях со «своими» взрослыми, как они, с одной стороны, зависят от развития все остальное, с другой — влияет на это развитие.Каждая глава книги – это очередной этап детства. Каждый этап означает новые возрастные задачи, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Попытаемся понять логику: как зависимость и беспомощность переходят в зрелость, как наша любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой держится его личность, как на стержне.

Наше путешествие по дорожной карте будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино.Будет здорово, если вы каждый раз будете делать небольшой перерыв в книге и вспоминать похожие — или непохожие — ситуации, в которых вы сами были или которые наблюдали, и пытаться их анализировать с точки зрения прочитанного. Или, может быть, вы хотите перечитать или пересмотреть что-то под новым углом.

Иногда мы будем как бы приподниматься над нашим путем для небольших теоретических экскурсов, чтобы понять, как это работает. Если тема кажется вам особенно интересной, имеет смысл найти и прочитать книги, на которые я ссылаюсь.Обещаю не перегружать повествование терминами и упомянуть только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере продвижения по маршруту время от времени будем делать практические выводы: как вести себя взрослому, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался в соответствии с замыслом природы, наполнялся привязанность и успешно превращает ее в независимость. И чтобы тебе с ним было легче и радостнее, и воспитание детей было для тебя самоотверженным счастьем, а не каторгой или экзаменом, который всегда сдается кому-то со страхом ошибки.

* * *

По замыслу книга, которую вы держите в руках, будет первой частью серии «Близкие люди», посвященной разным аспектам привязанности. В этом, в первом, мы пройдем «хорошее» детство, детство без особых проблем и катаклизмов, от начала и до конца, и попытаемся понять, что дает человеку опыт привязанности, как отношения со своими взрослыми помогают создать ядро ​​личности, во многом определяющее всю дальнейшую жизнь.Отсюда и название: «Секретная поддержка». Поняв логику развития ваших отношений с ребенком, вы сможете сделать их лучше, и как мы увидим, именно хорошие отношения, глубокая и надежная привязанность лежат в основе как хорошего поведения, так и успешного развития потенциала ребенка. Не «развивающие методики», а отношения с родителями дают детям наилучший жизненный старт – и мы вместе увидим это, шаг за шагом следуя за своим детством.

Вторая книга «Дети, раненые в душу» будет более грустной — в ней будет рассказано о том, что бывает, если удар судьбы или тяжелые обстоятельства нарушили намеченный природой безопасный маршрут.Мы поговорим о травме привязанности и расстройствах привязанности. Эта тема мне очень близка, потому что я много лет работаю с приемными родителями, родителями раненых в душу детей. Однако никто не застрахован от травм привязанности, и наиболее социально благополучная семья переживает утраты, разлуки, разводы, болезни, внезапные перемены и другие очень чувствительные для ребенка обстоятельства. Родители тоже не всегда умеют оказывать заботу: они могут не понять ребенка или обидеть, даже если любят.Мы поговорим о том, что происходит с детьми в таких ситуациях и как им можно помочь. Эта книга будет очень тесно связана с первой, поэтому я буду часто ссылаться здесь на нее, а здесь — на нее.

Третья книга — так уж вышло — уже вышла, она называется «Если с ребенком трудно». Она практическая, посвящена всем тем ситуациям, когда мы не знаем, как быть, что делать, когда теряется контакт с ребенком, когда мы запутались в собственных воспитательных установках и методах.Предлагает разобраться в происходящем именно с точки зрения теории привязанности, поэтому некоторые моменты пересекаются с тем, о чем здесь пойдет речь. Многие родители уже прочитали его и уверяют, что он работает. Да, это работает. Если вам срочно нужна помощь, если вам сложно с ребенком, можете начать с него, там вкратце изложена сама суть теории привязанности.

И, наконец, четвертая книга — она ​​будет дополнительной и параллельной третьей, и будет называться, соответственно, «Если трудно быть родителем.»Я еще даже не начала, но очень хочу, потому что после многих лет работы с родителями я очень хорошо знаю, как им тяжело. Как травмы привязанности покрывают свои собственные, как трудно это выдержать давления общества и собственной семьи, защиты своего ребенка и его права расти в привязанности, какие героические, беспримерные усилия по изменению себя предпринимают родители ради детей.Чем больше я работаю, тем больше я люблю и уважаю свою родители, такие разные и такие самоотверженные в своей любви к детям.И мне бы очень хотелось написать книгу именно для них, о том, как вы можете стать лучшим родителем для своих детей, чем для своих собственных.

Возможно, со временем в серии появятся еще какие-то книги, но эти четыре я считаю обязательными для себя и очень постараюсь написать их в обозримом будущем. И если вы готовы отправиться в это детское путешествие привязанности, то давайте начнем.

Глава 1

От рождения до года. Приглашение в жизнь

И начинается оно для всех одинаково.

Двое, которые максимально тесно связаны, но при этом совершенно не знают друг друга, даже не видели их вживую. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных корректировок – и несколько трудных часов перехода из мира в мир, чтобы покинуть теплую вселенную материнского тела и отделиться.

Наконец они смотрят друг другу в глаза.Глаза матери затуманены слезами, усталостью, волнением, облегчением, жалостью. А взгляд новорожденного (если он родился без проблем, не измучен родами и не накачан лекарствами) серьезный, ясный и сосредоточенный. Полное спокойствие.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Отпечатывает в глубине памяти главное лицо в его жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит в этом мире тучи или устроит жестокие потопы, подарит блаженство или изгонит из рая, населит мир чудовищ или ангелов, казнить или помиловать, отдать или отнять, а скорее всего — и то, и другое попеременно.Есть к чему серьезно относиться.

Так начинается история длиною в жизнь, история уз, связывающих младенца и мать почти так же прочно, как пуповина. Держась за эту связь, он выйдет в мир, как космонавт, связанный с космическим кораблем, выходит в открытый космос. В отличие от пуповины, эта связь не материальна, она соткана из психических актов: из чувств, из решений, из поступков, из улыбок и взглядов, из мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и у каждого своя. родителей и каждого ребенка.Она идет не от брюха к брюху, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но так красивее звучит).

Приложение. Чудо не меньшее, чем сама беременность. И не меньше, чем сама жизнь.

Вопрос жизни и смерти

Человеческий младенец рождается очень маленьким и незрелым. Так эволюция решила стоящую перед ней непростую задачу: соединить прямохождение (а значит, и узкий таз) матери, и развитый мозг (а значит, и объемный череп) ребенка.Нужно было как-то выкручиваться. Поэтому перед лицом нашего вида была использована обновленная и улучшенная технология, изобретенная для сумчатых. У огромного кенгуру рождается крохотный, размером с креветку, детёныш, который пока не в состоянии расстаться с матерью. А потом какое-то время носит его в своей сумке. Если он сразу не попадет в сумку матери, то очень быстро умрет от голода и холода.

Дети тоже. Каждый младенец, появившийся на свет, знает правила игры на глубоком, инстинктивном уровне.Они просты и суровы.

Правило первое … Вы сами не арендатор. Если есть взрослый, который будет считать тебя своим, который будет заботиться о тебе, кормить, обогревать и оберегать, ты будешь жить, расти и развиваться. Нет такого — значит, нет тебе места в этой жизни, извини, попытка не удалась.

Потребность ребенка во взрослой заботе является насущной, насущной потребностью. Это не про «было бы хорошо», не про «без мамы одиноко и грустно», это про жизнь и смерть.Программа привязанности, обеспечивающая эту заботу, является нашей «сумкой», предназначенной для рождения ребенка, своего рода внешней маткой, переходными воротами между рождением и выходом в мир. Он заложен в тех глубоких отделах мозга, которые ничего не знают о детских смесях, инкубаторах и детских домах. Там, в очень малоизученных глубинах психики новорожденного, именно это и высечено на табличках: стань чьим-то — или умри. Третьего не дано.

Это первое и очень важное свойство привязанности, которое многое объясняет в поведении детей. Привязанность — жизненная потребность, уровень значимости максимальный. Без нее не живут .

Это обстоятельство связано с правилом два … Если вдруг взрослого нет рядом, или он не спешит заботиться и защищать, ты, малыш, не сдавайся сразу. Вы не просто капризничаете, вы боретесь за жизнь, тут деликатность неуместна. Не придет — зови громче. Если он не хочет, заставьте его это сделать. Забыл — напомни. Насчет него не уверена — перепроверьте, он еще ваш взрослый и считает ли вас своей.Здесь важна бдительность. Ставка высока. Драться!

И это второе, что важно помнить: если ребенок не уверен в своем взрослом, в своей привязанности, он будет искать подтверждение связи, стремиться сохранить и укрепить ее любой ценой. Любой. Потому что на кону его жизнь.

Именно поэтому, едва появившись на свет, младенец сразу берется за дело. Нужно найти своего взрослого и вовлечь его в ласку. Привяжите к себе, но потуже. У него есть для этого все необходимое, природа подготовила его как Джеймса Бонда для особо сложной миссии.

Без зубов, но вооружен

Крик, конечно, главное оружие новорожденного. Что еще он может сделать? До сих пор его не слушаются даже собственные руки и ноги. Поэтому, чтобы привлечь внимание взрослого, он кричит. Нет, не просто кричать, а КРИЧАТЬ. Крики. Кричать.

Объективно крик новорожденного не такой громкий и резкий. Особенно для жителя большого города, который постоянно живет в шуме — чем такой крохотный человечек может поразить своего крохотного человечка по сравнению с соседской дрелью, грохотом метро, ​​ревом взлетающих самолетов, грохотом мотоцикла, музыкой грохот отовсюду? Однако от любого из этих звуков, пусть и неприятного, мы можем как-то абстрагироваться.Научитесь не слышать, не замечать и даже спать под ними. Говорят, во время войн люди засыпали под канонаду. И мы не можем абстрагироваться от детского плача. Он проникает «в самую печень», он «поднимает мертвых», он попадает в какой-то частотный диапазон, пробуждающий в нас инстинкт заботливого взрослого и голос этого инстинкта неумолим. Не важно, что ты устал и хочешь спать, или болен, не важно, что ты занят другим, неважно, хочешь ли ты, можешь ли — быстро, прямо сейчас, он бросила все, встала и подошла к ребенку.Это работает, даже если плачет чужой ребенок: оглядываемся, переживаем, а если свой, то готовы на все, лишь бы остановить: покормить, согреть, помыть, сцедить — все, что нужно, чтобы ребенок был жив и здоров. .

Бывает, что инстинкт заботы нарушен временно (например, под воздействием психоактивных веществ: алкоголя, наркотиков) или стойко (вследствие психического расстройства, собственного крайне травмирующего опыта, органического поражения головного мозга). Тогда плач младенца либо не может пробить опьянение, либо остается без присмотра, либо вызывает непредвиденную природой патологическую реакцию: ярость или отчаяние.Так происходят трагические случаи из криминальной хроники, когда кричащего ребенка бьют об стену или мать выбрасывают из окна в состоянии послеродовой депрессии.

Однако попытки сломить инстинкт, вместо того, чтобы подчиниться ему, имели место во вполне респектабельном обществе, например, в начале 20 века в поездах высокоразвитых и зажиточных страны. Это были такие закрытые ящики с толстыми стенками и отверстиями для воздуха, куда родителей просили положить плачущих детей, чтобы они не мешали отдыху других пассажиров.От идеи быстро отказались — детей тем не менее жалко, хотя то и дело вспыхивают бурные гневные дискуссии на тему «избавьте нас от этого звука, перевезите детей как-нибудь отдельно или посидите с ними дома».

Однако не все же с кнутом, есть ребенок и пряники в распоряжении ребенка.

Обычно на втором месяце жизни в какой-то момент ребенок это делает. Того, от чего родители теряют всякое самообладание, начинают возбужденно звонить друг другу, бегать по квартире в поисках фотоаппарата, звонить родным и рассказывать друзьям, что их ребенок сегодня в первый раз — улыбнулся.

Казалось бы, что это? Крошечное существо слегка вытянуло свой беззубый рот. А чуть позже я научился добавлять к этой гримасе тихий звук — смеяться. Однако у взрослых улыбка младенца вызывает состояние эйфории, ни с чем не сравнимого блаженства и счастья. Это такое удовольствие, что с этого момента взрослые готовы навредить себе, как торт, лишь бы он сделал это снова. И далее. И далее. Мы снова готовы носить, качать, подпрыгивать, целовать, махать погремушкой, петь, кукарекать и фыркать, заставлять кота работать зоопарком, а дедушку заставлять шуршать газетой — что угодно, лишь бы он почаще смеялся.Лишь бы еще раз испытать этот ни с чем не сравнимый кайф.

Угадайте, как это выглядит? Природа позаботилась о том, чтобы мы сели на этот крючок. Ребенок получит все необходимое для роста и развития, вознаграждая родителей за труд минутами неземного блаженства. При этом также работают инстинктивные программы заботы о потомстве. Как секс делается приятным, чтобы мы не ленились размножаться и размножаться, так и уход за малышом сопровождается наградой в виде выброса в кровь гормонов удовольствия.

На самом деле ребенок может даже ничего особенного и не делать, все равно он втягивает нас в привязанность — одним только своим видом. Большая голова, пухлое лицо, нос-кнопка, большие глаза, короткие руки и ноги — все это обращено к инстинкту заботы. А как сладко пахнет…

Известно, что если фигура с младенческими пропорциями случайно попадает в поле зрения, мы задерживаем на ней взгляд чуть дольше, чем на любой другой. Инстинкт требует внимательно присмотреться и убедиться, что с ребенком все в порядке.Кроме того, фигуры с младенческими пропорциями всегда вызывают невольную симпатию, мы запрограммированы на то, чтобы нравиться. Это свойство психики активно используется в рекламе и создании имиджей брендов, вспомните хотя бы Микки Мауса или Олимпийского мишку.

Рефлексы, унаследованные человеком от далеких предков-приматов, служат одной цели — поддержанию контакта со взрослыми особями. Новорожденный цепко хватается за палец или за волосы взрослого, а если он слишком резко опущен и опущен вниз, подбрасывает его вверх руками и ногами, как бы пытаясь прикрыть лапу взрослого.Это помогало нашим предкам не терять детеныша, если им приходилось быстро убегать от хищника в густых зарослях или по веткам деревьев.

Только родившийся ребенок уже может узнать свою мать по звуку ее голоса, запаху и вкусу молока, и сразу после родов, если чувствует себя нормально, пристально смотрит на лицо матери, запечатлевая его в глубине своей памяти — это инстинктивная программа импринтинга (импринтинга), которая существует у млекопитающих и птиц.

Импринтинг животных — это простая и поэтому очень негибкая программа привязанности.Например, австрийский исследователь Конрад Лоренц описал случай, когда вылупившиеся из яиц гусята увидели в первые минуты своей жизни не гусыню, а его башмачки. После этого они считали обувь матерью и ходили за ней повсюду. Человеческий инстинкт гораздо сложнее, иначе с момента появления родильных домов все дети считали бы своими родителями только врачей в белых халатах, а родителей игнорировали бы. К счастью, это не так, и дети по тем или иным причинам, не получившие опыта послеродового импринтинга, все же любят тех взрослых, которые о них заботятся.

Не менее важен в первые часы после рождения тактильный контакт малыша с матерью, причем не только для него, но и для нее. Ведь тело и психика матери тоже заточены природой на заботу о ребенке. Ее грудь наполняется молоком, и если не прикладывать к ней ребенка, она набухает и болит. Ее матка, растянутая и кровоточащая после родов, сокращается и заживает быстрее в ответ на сосание ребенка. Маме нужно слышать дыхание ребенка, чувствовать его на коже, нюхать, целовать, это доставляет удовольствие и приносит умиротворение.Если ребенок разлучен с матерью, она беспокойна, не находит себе места, ее мучают тревожные фантазии о том, что с ним что-то случится, что его украдут, подменят, что он заболеет, умрет . Она хочет быть с ним, все ее мысли и чувства о ребенке, она достаточно легко просыпается по его зову, даже если устала от родов.

Есть даже гипотеза 1
Это лишь одна из возможных причин.Послеродовая депрессия иногда развивается у женщин, имевших контакт с ребенком после родов, и чаще всего не возникает, даже если контакта не было. Однако в ряде случаев, по-видимому, механизм именно таков. Подробнее о послеродовой депрессии, ее возможных последствиях и о том, как помочь маме и малышу, пойдет речь в книге «Дети, раненые в душу».

Какое тяжелое психическое расстройство, например послеродовая депрессия, связано с практикой разлучения новорожденного с матерью после родов «ради отдыха» женщины или для оказания медицинской помощи ребенку.Если мать лишена возможности держать младенца у груди, смотреть на него, вдыхать его запах, то глубокие, инстинктивные слои ее психики интерпретируют это как смерть младенца. Вы родили, а его нет — значит, ребенок умер. Ведь никакие «отдельные палаты для новорожденных» в древней программе не предусмотрены. И начинается переживание потери ребенка, скорби, тоже очень глубокая древняя программа, которая есть у многих млекопитающих, например, мы можем наблюдать ее у кошек и собак, потерявших свое потомство.Мать первое время мучается от мучительного беспокойства, мечется, не находит себе места. Затем он погружается в депрессию и отчаяние, прерываемое вспышками гнева.

Однако ребенок еще жив, он возвращается домой, за ним нужен уход, окружающие ждут от женщины счастливого и заботливого материнства. Но для самых глубоких слоев ее психики ребенок мертв. Он ушел. А это какой-то другой, чужой, наверное. И почему она должна заботиться о нем? Ребенок не нравится, он его не любит, не вызывает умиления, его беспомощность и требовательность раздражают его до ярости.Семья и окружающие обычно не понимают, что происходит, а сама женщина не решается признаться, что не любит ребенка, которого ждала и хотела. В самых тяжелых случаях страдания настолько невыносимы, или страх собственной ярости по отношению к ребенку настолько пугает, что мать может даже попытаться покончить с собой.

Если материнский инстинкт в порядке, мать готова и хочет принадлежать ребенку, стать для него своим взрослым, взять на себя ответственность за новую жизнь… Это странное чувство — она не принадлежит себе, она не свободна, привязана всеми чувствами к этому пищащему комку — и она счастлива. Если ребенок первый, это новое состояние может быть ошеломляющим.

Я хорошо помню день, когда родился мой сын. Это был еще старый советский роддом, детей куда-то увозили и потом целый день не привозили («у вас отрицательный резус, это вредно для ребенка»). Я видела его после рождения всего пять минут.Он был маленький, злой и какой-то бедный.

Позже, посреди ночи, я очнулась от неглубокого сна, и тут это случилось. Центр мира вышел из меня, откуда-то из области солнечного сплетения и медленно поплыл из палаты, по больничному коридору — туда, где якобы лежали дети. Где был мой. Странное чувство, когда центр мира, точка отсчета системы координат, уплывает от тебя. Ни хорошо, ни плохо, а просто неизбежно, и ты понимаешь, что уже никогда не будет прежним.

Итак, с первых же минут жизни ребенка между ним и матерью стремительно завязываются нити будущих отношений. Каждое кормление, каждый взгляд, каждое прикосновение, каждое дуновение неповторимого аромата – это тонкая, но прочная нить, которая связывает их навеки, врастая в их души. Нитей становится все больше, они переплетаются, накладываются друг на друга, и теперь мать и ребенок связаны новой, не материальной, а психологической пуповиной, по которой теперь от матери к ребенку будут идти защита и забота. , а от него к ней — доверие и безоглядная любовь.Вот что такое привязанность — психологическая пуповина, глубокая эмоциональная связь между родителем и ребенком .

Однажды на детской площадке я наблюдала сцену: малыш двух с половиной лет стал испуганно озираться — он потерял маму из виду, куда-то двинулся, палец зашел в рот, а губы задрожали, теперь он будет рыдать. И тут чуть постарше девочка повернулась к стоявшим вокруг взрослым и спросила так требовательно, даже топнув ногой: «Где мама у этого мальчика?!»

Так дети видят устройство мира.Каждый ребенок имеет право на свою мать, вместе они составляют одно целое, набор.

Но мы все о маме. А как насчет папы? А другие члены семьи? О том же самом. Их взаимозависимость с ребенком менее физиологически обусловлена, но принцип тот же: каждый акт защиты и заботы со стороны взрослого завязывает нить, каждый раз, когда ребенок просит о помощи и получает ее, каждый раз, когда ему отвечают взгляд на взгляд, улыбка на улыбку, объятия на протянутых ручках — завязывается нить.И с папой, и с дедушкой, и с сестрами-братьями. И с приемными родителями, если так получилось, что ребенок остался без матери.

Формирование привязанности не только к матери, но и к другим заботящимся взрослым — это стратегия природы, обеспечивающая выживание младенца. Мы рожаем редко и тяжело, обычно вынашиваем по одному плоду. Цена ребенка для нашего вида очень высока, поэтому на заботу ориентированы не только женщины детородного возраста, но и мужчины, и дети чуть старше, и пожилые люди.На них также непреодолимо действует и крик, и улыбка, и внешний вид младенца, и они также крепко привязываются к малышу, оберегая и заботясь о всей семье.

Этап ношения — врата между мирами

В большинстве культур, в самых разных странах мира новорожденный еще не считается полностью появившимся на свет. Часто первые месяц-два ему не дают имени, не показывают посторонним, не выводят из дома.

В некоторых традициях даже запрещено говорить о том, что родился ребенок, и все делают вид, что ничего подобного не было, родителей начинают поздравлять только после сорокового, а то и сотого дня. Чтоб злые духи не знали и не навредили.

У наших предков, конечно, были основания для опасений; детская смертность всегда была высокой. Злые духи и опасные заразы не дремали. Но дело не только в суевериях и страхах. Новорожденные действительно выглядят «не от мира сего».Они как бы глубоко погружены в себя, или витают в каких-то далеких сферах, большую часть дня спят, другими не интересуются, понять их тоже сложно: плачет — чего хочет, что не так? Если честно, новорожденный больше похож на что-то не совсем одушевленное под названием «плод», а не на ребенка. Он еще не совсем здесь, он еще не пришел в наш мир по-настоящему.

Помните, в детстве, а иногда и у взрослых, это переживают, просыпаясь в каком-то новом месте, в поезде, в гостях, в новом доме? Ты слышишь голос: «Вставай, пора», и ты вроде бы уже проснулся, но еще не совсем, ты еще больше там, чем здесь, сон еще длится и ты не сразу понимаешь, что он рядом, где ты и кто ты, тело слушается не сразу, и нужно полежать какое-то время, побыть между мирами, чтобы «прийти в себя».Хорошо, если они просыпаются медленно и ласково, если мама сначала гладит, держит их за ручки. Если пахнет блинчиками. Если из-за занавески светит солнце. запах.Тихо перейти мост любви и заботы оттуда — вот, полежи немного, прищурись и войди в день и мир спокоен и полностью присутствует.

А что, если из такого сна резко вырывают, и надо сразу вскакивать и действовать? Потому что «не на чем лечь», или «проспал, опоздал», или что-то случилось? А мир вокруг темный, холодный, ничего радостного не обещающий.У взрослых это очень частое явление в жизни, у некоторых каждый день. После такого пробуждения еще долго остаются проблемы с координацией, вниманием, как будто какая-то часть сознания не вернулась, где-то застряла, и нам иногда нужен допинг в виде кофе или холодного умывания, чтобы полностью проснуться. Каждое такое пробуждение – это стресс для организма, если оно случается изредка – ничего, переживем, если постоянно – стресс отразится на здоровье. Все программы тонкой настройки и переналадки работы внутренних органов, которые действовали во сне, в условиях отключения от внешнего мира, будут выполняться не корректно, будут грубо, насильно прерываться, а это не полезно даже для обычного компьютера, не говоря уже о таком сложном устройстве, как человеческое тело.

Людмила Владимировна Петрановская

Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка

Любил тебя без особой причины За то, что ты была дочерью За то, что был сыном За то, что был ребенком За то, что рос, Потому что он похож на маму и папу. И эта любовь до конца твоих дней Останется твоей тайной опорой.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа рождаются неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков.Чуть более сложные родители лишь помещают их в благоприятную среду, а потом и самих себя. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Это делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков. Многие пресмыкающиеся охраняют кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. Но птицы уже обязательно насиживают, кормят и обучают птенцов, иногда совершая чудеса самопожертвования ради потомства. Детеныши млекопитающих не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов.Родители детенышей не только кормят их, охраняют и обучают — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть жизни. Проходят годы, прежде чем ребенок может обходиться без взрослых. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать лет заканчивалось точно, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, что вырастает существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет и его, как каких-то тараканов, а строит свою жизнь, думает об устройстве своего вселенной, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит — словом, разумному и свободному бытию необходим довольно длительный период полной беспомощности и зависимости. Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, это полная изначальная неспособность к миру — в способность творчески изменить этот мир.

Каждый, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошел этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной. Хотелось бы еще одну жизнь параллельно посвятить исследованиям и проверке каждого утверждения. Но у меня нет второй жизни, и в этой я выбрал быть практиком.Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из собственной жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности, это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из которых я буду ссылаться по ходу повествования. Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории и уж тем более не все утверждения этой книги полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить.Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных ей, гораздо меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И это очень жаль, потому что на данный момент я не знаю более глубокого, точного и эффективного в практической работе подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии. Многих проблем, отравляющих жизнь многим людям, можно было бы просто не создавать, если бы знать, как устроены отношения ребенка с родителями.И многие уже созданные и даже знакомые вполне могли бы быть успешно и надежно решены. Я уверен, что когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по-настоящему глубоко, и мы откроем для себя много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели сегодня воспитывают детей, и они не могут ждать. Поэтому сегодня делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая списанное за истину в последней инстанции.Читайте, наблюдайте, слушайте себя, сомневайтесь и тестируйте. Если в вашей жизни, в отношениях с ребенком что-то идет по-другому, не стоит сразу пугаться и искать, где вы не правы. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой проработанной теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе, а то и с точностью до наоборот – просто подумайте, почему такое могло быть.У ребенка может быть свой темп развития или особенности личности, у вас могут быть особые обстоятельства в жизни сейчас или некоторое время назад, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты понимаешь, ты чувствуешь себя никем другим, даже если тебе порой кажется, что ты совсем не понимаешь. Мнение специалиста – важная информация для размышления, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида.Но только вам решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит что-то не то, что написано в книге, прислушайтесь к своей интуиции.

Если вы поймете своего ребенка, вам будет легче строить с ним отношения. Там лежат ответы на самые сложные вопросы. Стоит ли заниматься ранним развитием или пусть все идет своим чередом? Отдавать ли в детский сад…

Читать полностью

Людмила Петрановская — автор серии книг для детей «Что делать, если …», известный психолог-педагог, руководитель вебинаров на тему семейных отношений и лауреат премии Президента РФ представляет продолжение серии «Близкие люди: психология отношений». Предыдущая книга, « Если с ребенком сложно», стал бестселлером для родителей и дал ответы на самые популярные вопросы в воспитании детей.
Новая книга будет полезна не только молодым мамам, но и тем, кто хочет переосмыслить свои отношения с повзрослевший ребенок.Вы узнаете:
— как формируется привязанность ребенка к родителям с самого раннего возраста до подросткового возраста;
— почему роли Наставника и Родителя далеко не совпадают;
— как стать опорой в жизни своему ребенку.
Если вы поймете своего ребенка, вам будет легче строить с ним отношения. Там лежат ответы на самые сложные вопросы. Должны ли мы заниматься ранним развитием или оно должно идти своим чередом? Отдать в детский сад или оставить бабушке? Стоит ли наказывать по требованию учителя и есть ли в этом смысл? Нужно ли давать подростку желаемую свободу? И, наконец, как сохранить отношения с ребенком, когда он уже взрослый?
Найдите ответы на эти вопросы, шаг за шагом следуя за своим детством с Людмилой Петрановской.

Скрыть

4 книги, которые помогут вам стать родителем

Общество продолжает твердить нам, что быть родителем — это лучшее, что может с вами случиться. Однако мы знаем, что эта роль приносит с собой массу сложностей, страхов, переживаний и внутренних конфликтов.

Время от времени быть не в состоянии понять своего ребенка — это нормально. Это нормально чувствовать раздражение, смущение, злость или потерянность. Нормально чувствовать себя уставшим от родителей.

Никто не рождается родителем.

Мы нашли несколько книг, которые помогут вам разобраться в некоторых сложных вопросах.

Юлия Гиппенрейтер, «Общайтесь с ребенком. Как?»

Эта книга — отличная инструкция по общению с ребенком. Автор объясняет, что такое безусловное принятие, как говорить с ребенком открыто и без манипуляций, какие виды наказания допустимы, причины плохого поведения. Самое главное, писатель описывает чудеса поддержания эмоционального и близкого общения с ребенком.

В конце книги вы найдете историю проблемного подростка и пример того, как его бабушка сумела наладить с ним теплый контакт, опираясь на рекомендации книги, которая помогла ребенку преодолеть тяжелый кризис.

Людмила Петрановская, «Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка»

Эту книгу необходимо прочитать тем, кто беспокоится о будущем своего ребенка и хочет заложить для него здоровую и прочную основу.

В книге подробно описано, как формируется привязанность ребенка к своим родителям на каждом этапе его детства, какие действия поощряют или разрушают эту связь и как стать опорой для своего ребенка. Надежная привязанность необходима для стабильных и гармоничных отношений во взрослой жизни. Вот почему так важно обращать внимание на то, как он формируется.

Франсуаза Дольто, «Дети детей»

Эта книга поможет расширить ваши представления о вашем ребенке и его внутреннем мире.Автор останавливается на таких темах, как права детей, их сексуальность, влияние телевидения, детская неуверенность и раннее развитие. По сути, это пособие для всех, кто хочет создать благоприятную атмосферу для своего ребенка.

Дэвид Коэн, «Великие психологи как родители: делает ли знание теории вас экспертом?»

Эта книга — лекарство от родительского беспокойства. Ярко, местами смешно, местами трагично. Автор беседовал с детьми известных психологов.Да, дети тех людей, которые основали современную психологию и на трудах которых мы воспитываем своих детей. Оказывается, даже самые мудрые из нас могут ошибаться. Впрочем, мы не хотим говорить лишнего: просто прочитайте книгу сами.

привязанность в жизни ребенка Петрановская тайна

Секретная поддержка. Нежность в жизни ребенка Людмила Петрановская

  (рейтинги: 1 , среднее: 5,00   из 5)

Название: Секретная поддержка.Нежность в жизни ребенка

О книге «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» Людмила Петрановская

Людмила Петрановская – успешный педагог, семейный психолог, блогер, а также автор множества книг в области психологии воспитания детей. «В класс пришел приемный ребенок», «Трудный возраст», «Что делать, если…» — и это лишь малая часть произведений, вышедших из-под ее пера.

Людмила Владимировна Петрановская — противник интернатной системы, выступает за то, чтобы дети росли в семьях, будь то приемные или приемные.Также она показывает свое негативное отношение к уровню исполнения в системе защиты прав детей-сирот, к низкому качеству образования приемных родителей и специалистов в этой области.

«Секретная поддержка. Привязанность в жизни ребенка» — книга из разряда «Почему я не знала об этом, когда мне было 18 лет». Почему ты спрашиваешь? Все очень просто! Secret Reliance — особенная энциклопедия реальной жизни. Семейная жизнь, воспитание детей, взросление, отношения матери и ребенка.Нет, это не та энциклопедия, которая заставит вас помучиться при поиске нужной информации. Логистика книги построена очень просто и понятно: описание всех периодов жизни и проблем, возникающих в разные периоды, осуществляется в хронологическом порядке — от рождения до взрослой жизни. Простое и понятное описание кризисов в отношениях родителей и детей, путей их преодоления — все это подкреплено наглядными иллюстрациями.

Преимущество книги в том, что это не переводное издание, а адаптированное к нашим реалиям жизни.Переводные зарубежные издания основаны на ином фундаменте, на иной системе ценностей в воспитании детей. Стратегия автора состоит в том, чтобы не давать как можно больше заумной информации и ничего не уточнять. Людмила Петрановская – профессионал высокого класса, обращается к собственному опыту материнства и раскладывает для вас понятия «кризис трех лет», «кризис подросткового возраста», фаза «плато».

«Секретная поддержка. Привязанность в жизни ребенка» рекомендуется к прочтению всем папам, мамам (даже на этапе беременности и тем, кто собирается создать семью), детям и бабушкам.А если вы все-таки «наломали дров» с ребенком, не расстраивайтесь. Вы действительно хотите узнать что-то новое в психологии ребенка, а не просто бездумно проецировать на него свое «взрослое» поведение? «Секретная опора» легко и непринужденно поможет вам в решении спорных и важных вопросов, связанных со взрослением и самоутверждением детей.


Любил тебя без особой причины
За то, что ты дочь
За то, что ты сын
За то, что ты ребенок
За взросление
Потому что он похож на папу и маму.
И эта любовь до конца твоих дней
Останется твоей тайной опорой.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа рождаются неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Родители только чуть посложнее ставят в благоприятную среду, а там и сами.Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Это делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков. Многие пресмыкающиеся охраняют кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. Но птицы уже обязательно высиживают, выкармливают и обучают птенцов, иногда совершая чудеса самопожертвования для потомства. Детеныши млекопитающих не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители молодняка не только кормят, охраняют и обучают их — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, подготавливают к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть нашей жизни. Прежде чем ребенок сможет обходиться без взрослых, проходят годы. Более того, с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать точно заканчивалось, а теперь в двадцать два уже не всегда.

Получается, что вырастает существо, которое не только реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет, но и его, как каких-то тараканов, но строит свою жизнь, думает об устройстве мироздания, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит — словом, существо разумное и свободное, необходим довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, именно полная изначальная неспособность к покою — в способность творчески изменить этот мир.

Каждый, кто родился мужчиной и вырос, так или иначе прошел этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной. Хотелось бы еще одну жизнь параллельно посвятить ее исследованиям, и проверять каждое утверждение.Но у меня нет второй жизни, и в этой я выбрал быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из моей жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, по самой сути, теория привязанности — это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из них я буду ссылаться по ходу повествования.

Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории, и особенно не все утверждения этой книги, полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить.Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных именно ей, пока меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И это очень жаль, потому что на данный момент я не знаю более глубокого, точного и эффективного в практической работе подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии. Массу проблем, отравляющих жизнь многим людям, можно было бы просто не создавать, если бы мы знали, как устроены отношения ребенка с родителями.А многие уже созданные и даже знакомые можно было решить вполне успешно и надежно. Я уверен, что когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по-настоящему глубоко, и мы откроем много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели воспитывают детей прямо сегодня, и они не могут ждать. Поэтому прямо сейчас делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая написанного за истину в последней инстанции.Читайте, смотрите, слушайте себя, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в отношениях с ребенком что-то пойдет не так, не стоит сразу пугаться и искать, где вы не правы. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой развитой теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе или даже с точностью до наоборот — просто подумайте, почему так могло быть.У ребенка может быть свой темп развития или черты характера, у вас могут быть особые обстоятельства в жизни сейчас или некоторое время назад, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Вы родитель своего ребенка, вы его любите, знаете, понимаете, чувствуете себя никем, даже если вам временами кажется, что вы совсем не понимаете. Мнение специалиста – важная информация для размышления, это способ увидеть свою ситуацию со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида.Но решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или боится, решать только вам, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит не то, что написано в книге, прислушайтесь к интуиции.

В книге мы пройдем все детство вместе с ребенком и его родителями: от рождения до взрослой жизни. Мы создадим дорожную карту для взросления и рассмотрим роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многогранно, его тело, его интеллект и способности изменяются и развиваются, но мы остановимся только на одной линии: его отношениях со «своими» взрослыми, как они, с одной стороны, зависят от развитие всего остального, с другой — повлиять на это развитие.Каждая глава книги – это очередной этап детства. Каждый этап – это новые задачи возраста, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Попытаемся понять логику: как зависимость и беспомощность переходят в зрелость, как наша любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой, как на стержне, держится его личность.

Наш путь по дорожной карте будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино.Будет здорово, если вы каждый раз ненадолго отрываетесь от книги и вспоминаете похожие — или непохожие — ситуации, в которых вы сами были или которые наблюдали, и пытались их проанализировать с точки зрения прочитанного. Или, может быть, вы хотите перечитать или рассмотреть что-то под новым углом.

Иногда нам будет казаться, что мы поднимаемся выше нашего пути для небольших теоретических экскурсов, чтобы понять, как это работает. Если тема кажется вам особенно интересной, есть смысл найти и прочитать книги, на которые я даю ссылки.Обещаю не перегружать рассказ терминами и упомяну только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере продвижения по маршруту время от времени будем делать практические выводы: как ведут себя взрослые, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался по замыслу природы, наполнялся лаской и успешно превращает его в независимость. И чтобы было легче и радостнее для тебя и родительства быть счастьем, требующим самоотверженности, а не каторги или вечной сдачи экзамена кому-либо со страхом ошибиться.

* * *

По замыслу книга, которую вы держите в руках, будет первой частью серии «Близкие люди», посвященной различным аспектам привязанности. В этом, в первом, мы пройдем от начала до конца «хорошее» детство, детство без всяких проблем и катаклизмов, и попытаемся понять, что дает человеку опыт привязанности, как отношения с нашими взрослыми помогают создать ядро личности, во многом определяющей всю дальнейшую жизнь. Отсюда и название: «Секретная поддержка.Понимая логику развития ваших отношений с ребенком, вы сможете сделать их лучше, и как мы увидим, именно хорошие отношения, глубокая и надежная привязанность лежат в основе хорошего поведения и успешного раскрытия потенциала ребенка. Не «развивающие методы », но отношения с родителями дают детям наилучший жизненный старт – и мы увидим это вместе, шаг за шагом следуя через детство.

Вторая книга, «Раненые в душу дети», будет более грустной — в ней пойдет речь о том, что бывает, если удар судьбы или тяжелые обстоятельства нарушают задуманный природой безопасный маршрут.Мы поговорим о травмах привязанности и расстройствах привязанности. Эта тема мне очень близка, потому что я много лет работаю с приемными родителями, родителями раненых в душу детей. Однако от травм привязанности не застрахован никто, и наиболее благополучная в социальном смысле семья переживает утраты, разлуки, разводы, болезни, внезапные перемены и другие обстоятельства, весьма чувствительные для ребенка. Родители тоже не всегда умеют оказывать заботу: они могут не понять ребенка или обидеть, даже если любят.Мы поговорим о том, что происходит с детьми в таких ситуациях и как им можно помочь. Эта книга будет очень тесно связана с первой, поэтому в ней я буду часто ссылаться здесь, а здесь — на нее.

Третья книга — так уж вышло — уже вышла, она называется «Если с ребенком трудно». Она практическая, посвящена всем тем ситуациям, когда мы не знаем, что делать, что делать, когда теряется контакт с ребенком, когда мы запутались в собственных воспитательных установках и методах.Предлагается понять происходящее именно с точки зрения теории привязанности, поэтому некоторые моменты пересекаются с тем, о чем здесь пойдет речь. Многие родители уже прочитали его и утверждают, что он работает. Да, это работает. Если вам срочно нужна помощь, если вашему ребенку стало трудно, можете начать с нее, там вкратце изложена сама суть теории привязанности.

И, наконец, четвертая книга — она ​​будет дополнять и параллельна третьей и называться соответственно «Если трудно быть родителем.«Я еще даже не приступал к этому, но очень хочу, потому что после многих лет работы с родителями я очень хорошо знаю, как им тяжело. состоит в том, чтобы противостоять давлению общества и собственной семьи, защищая своего ребенка и его право расти в любви, какие героические, беспрецедентные усилия по изменению себя прилагают родители для своих детей.Чем больше я работаю, тем больше я люблю и уважаю родителей, которые такие разные и такие самоотверженные в своей любви к детям.И мне бы очень хотелось написать книгу только для них, о том, как можно стать лучшим родителем для своих детей, чем для своих собственных.

Возможно, со временем в серии появятся еще какие-то книги, но эти четыре я считаю обязательными для себя и очень постараюсь написать их в обозримом будущем. И если вы готовы совершить это путешествие сквозь детство по пути нежности, то начнем.

Глава 1

От рождения до года. Приглашение в жизнь

А начинается все одинаково.

Двое, которые максимально тесно связаны, но при этом совершенно не знают друг друга, даже не были замечены лично. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных корректировок – и несколько трудных часов перехода из мира в мир, выхода из теплой вселенной материнского тела и разделения.

Наконец они смотрят друг другу в глаза. Глаза матери затуманены слезами, от усталости, от умиления, от облегчения, от жалости.А вид новорожденного (если он родился без проблем, не измучен родами и не накачан лекарствами) серьезный, ясный и сосредоточенный. Полное спокойствие.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Он запечатлевает в глубине памяти главного человека в его жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит тучи или устроит буйные потопы, подарит блаженство или изгонит из рая, заселит мир чудовищами или ангелы, казни или помилуй, дай или отними, а скорее всего — и то, и другое вперемежку.Есть к чему серьезно относиться.

Так начинается история длиною в жизнь, история общения, которое связывает младенца и мать почти так же прочно, как соединяет пуповина. Держась за эту связь, он выйдет в мир, как космонавт, связанный с космическим кораблем, выходит в открытый космос. В отличие от пуповины, эта связь не материальна, она соткана из психических актов: из чувств, из решений, из поступков, из улыбок и взглядов, из снов и самопожертвования, она общая для всех людей и неповторима для каждого родителя. и каждый ребенок.Он идет не от желудка к желудку, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но звучит красивее).

Приложение. Чудо не меньше, чем сама беременность. И не меньше, чем сама жизнь.

Вопрос жизни и смерти

Человеческий младенец рождается очень маленьким и незрелым. Так эволюция решила стоящую перед ней непростую задачу: соединить прямохождение (а значит, и узкий таз) матери и развитый мозг (а значит, и объемный череп) ребенка.Нужно было как-то выкручиваться. Поэтому в лице нашего вида использовалась обновленная и усовершенствованная технология, изобретенная для сумчатых. У огромного кенгуру рождается крошечный, размером с креветку, детёныш, который ещё не в состоянии отделиться от матери. А потом какое-то время носит его в сумке. Если он сразу не попадет в сумку к маме, то очень быстро умрет от голода и холода.

Тоже дети. Каждый младенец, появившийся на свет, знает правила игры на глубоком, инстинктивном уровне.Они просты и суровы.

Правило первое . Вы сами не арендатор. Если есть взрослый, который будет считать тебя своим, который будет заботиться о тебе, кормить, обогревать и оберегать, ты будешь жить, расти и развиваться. Нет такого — значит нет тебе места в этой жизни, извини, попытка не удалась.

Потребность ребенка в заботе взрослых является насущной, насущной потребностью. Это не про «было бы хорошо», не про «без мамы одиноко и грустно», это про жизнь и смерть.Программа привязанности, обеспечивающая эту заботу, является нашей «сумкой», предназначенной для информирования ребенка, своего рода внешней маткой, переходными воротами между рождением и выходом в мир. Он заложен в тех глубоких отделах мозга, которые ничего не знают о детских смесях, инкубаторах или доме ребенка. Там, в очень малоизученных глубинах психики новорожденного, вот что высечено на табличках: стань кем-то другим — или умри. Третьего не дано.

Это первое и очень важное свойство привязанности, которое многое объясняет в поведении детей. Привязанность жизненно необходима; уровень значимости максимальный. Без нее не живут .

В связи с этим обстоятельством правило два . Если вдруг рядом не окажется взрослого, или он не спешит позаботиться и защитить, ты, малыш, не сдавайся сразу. Вы не просто капризничаете, вы боретесь за жизнь, здесь деликатность неуместна. Не приходит — зови громче. Не хочет — заставь меня. Забыл — напомни. Я в нем не уверена — еще раз перепроверьте, он еще ваш взрослый и считает ли вас своей.Здесь важна бдительность. Ставка высокая. Драться!

И это второе, что важно помнить: если ребенок не уверен в своем взрослом, в своей привязанности, он будет искать подтверждение связи, стремиться сохранить и укрепить ее любой ценой. Любой. Потому что на кону его жизнь.

Вот почему, едва появившись на свет, младенец сразу берется за дело. Вам нужно найти своего взрослого и вовлечь его в ласку. Привязать к себе, но крепче. У него для этого есть все, природа подготовила его как Джеймса Бонда для особо сложной миссии.

Без зубов, но вооруженный

Крик, конечно, главное оружие новорожденного. Что еще он может сделать? Пока что даже собственные руки и ноги его не слушаются. Поэтому, чтобы привлечь внимание взрослого, он кричит. Нет, не просто кричать, а КРИЧАТЬ. Кричит. Кричать.

Объективно плач новорожденного — звук не такой громкий и резкий. Особенно для жителя большого города, который постоянно живет в шуме — как его может ударить крохотный человечек, как соседская дрель, рев метро, ​​рев взлетающих самолетов, грохот мотоцикла, грохот музыки из где угодно? Однако от любого из этих звуков, пусть и неприятного, мы можем как-то абстрагироваться.Учимся не слышать, не замечать и даже спать под ними. Говорят, во время войн люди засыпали под канонаду. И мы не можем абстрагироваться от плача ребенка. Он проникает «в саму печень», он «поднимает мертвых», он попадает в частотный диапазон, пробуждающий в нас инстинкт заботливого взрослого и голос этого инстинкта неумолим. Не важно, что ты устал и хочешь спать, или болен, не важно, что ты занят чем-то другим, не важно, хочешь ли ты, ты можешь, быстро, прямо сейчас, все бросил , встала и подошла к ребенку.Это работает и в том случае, если плачет чужой ребенок: смотрим, переживаем, а если наш, то готовы на все, лишь бы он остановился: покормить, согреть, помыть, сцедить — все, что нужно для того, чтобы малыш был жив и здоров.

Бывает, что инстинкт заботы нарушен временно (например, под влиянием психоактивных веществ: алкоголя, наркотиков) или стойко (вследствие психического расстройства, собственного крайне травмирующего опыта, органического поражения головного мозга). Тогда плач младенца либо не может прорваться через дурман, остается без внимания, либо вызывает не предусмотренную природой патологическую реакцию: ярость или отчаяние.Так в криминальной хронике есть трагические случаи, когда кричащего ребенка бьют об стену или мать выбрасывают в окно в состоянии послеродовой депрессии.

Однако попытки сломить инстинкт, вместо того, чтобы подчиниться ему, имели место и во вполне приличном обществе, например, в начале 20 века в поездах очень развитых и благополучных стран пытались устанавливать звуконепроницаемые ящики для младенцев. Это были такие закрытые ящики с толстыми стенками и отверстиями для воздуха, куда родителям предлагалось сажать плачущих детей, чтобы они не мешали отдыху других пассажиров.От идеи быстро отказались — детей все равно было жалко, хотя и в наши дни разгораются бурные гневные дискуссии на тему «избавьте нас от этого звука, перевезите детей как-нибудь отдельно, или посидите с ними дома».

Впрочем, не все же с кнутом, есть в распоряжении ребенка и пряники.

Обычно на втором месяце жизни, в какой-то момент, ребенок это делает. То, от чего родители теряют всякое самообладание, начинают возбужденно звонить друг другу, бегать по квартире в поисках фотоаппарата, звонить родным и рассказывать друзьям, что их ребенок сегодня самый первый раз, — улыбнулся он.

Казалось бы, что это? Крошечное существо слегка раздвинуло беззубый рот. А чуть позже я научился добавлять к этой гримаске тихий звук — смеяться. Однако у взрослых улыбка младенца вызывает состояние эйфории, ни с чем не сравнимого блаженства и счастья. Это такое удовольствие, что отныне взрослые готовы разорваться в лепешку, чтобы он сделал это снова. И далее. И далее. В очередной раз мы готовы носить, качать, подпрыгивать, целовать, махать погремушкой, петь, кукарекать и фыркать, заставлять кота работать зоопарком, а дедушку шуршать газетой — да что угодно, лишь бы он смеялся почаще .Просто чтобы снова испытать этот ни с чем не сравнимый кайф.

Угадайте, как это выглядит? Природа позаботилась о том, чтобы мы зацепились за этот крючок. Ребенок получит все, что ему нужно для роста и развития, вознаграждая родителей за труд минутами неземного блаженства. Программы инстинктивного ухода также работают. Как секс делается приятным, чтобы мы не ленились размножаться и размножаться, так и уход за малышом сопровождается наградой в виде выброса в кровь гормонов удовольствия.

На самом деле ребенок может даже ничего особенного не делать, все равно он нас привязывает — просто одним своим видом. Большая голова, пухлое лицо, нос-кнопка, большие глаза, короткие руки и ноги — все это обращено к инстинкту заботы. А как сладко он пахнет…

Известно, что когда в поле зрения случайно попадает фигура с младенческими пропорциями, мы держимся за нее немного дольше, чем за любую другую. Инстинкт требует присмотреться и убедиться, что с ребенком все в порядке.Кроме того, фигуры с младенческими пропорциями всегда вызывают невольную симпатию, мы запрограммированы на то, чтобы нравиться. Это свойство психики активно используется в рекламе и создании брендовых картинок, вспомните хотя бы Микки Мауса или Олимпийского мишку.

Этой же цели — поддержанию контакта со взрослым — служат рефлексы, доставшиеся людям в наследство от далеких предков-приматов. Новорожденный цепко хватает палец или волосы взрослого, а если его слишком резко опустить и уложить, вскидывает вверх ручки и ножки, как бы пытаясь схватить взрослого за лапу.Это помогало нашим предкам не терять детеныша, если им приходилось быстро убегать от хищника в густых зарослях или по веткам деревьев.

Людмила Владимировна Петрановская

Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка

Любил тебя без особой причины За то, что ты дочь За то, что ты сын За то, что ты ребенок За то, что ты взрослеешь, Потому что это похоже на папу и маму. И эта любовь до конца твоих дней Останется твоей тайной опорой .

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве.Самые примитивные живые существа рождаются неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Родители только чуть посложнее ставят в благоприятную среду, а там и сами. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Это делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков. Многие пресмыкающиеся охраняют кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. Но птицы уже обязательно высиживают, выкармливают и обучают птенцов, иногда совершая чудеса самопожертвования для потомства.Детеныши млекопитающих не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители молодняка не только кормят, охраняют и обучают их — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, подготавливают к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть нашей жизни. Прежде чем ребенок сможет обходиться без взрослых, проходят годы.Более того, с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать точно заканчивалось, а теперь в двадцать два уже не всегда.

Получается, что вырастает существо, которое не только реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет, но и его, как каких-то тараканов, но строит свою жизнь, думает об устройстве мироздания, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит — словом, существо разумное и свободное, необходим довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, именно полная изначальная неспособность к покою — в способность творчески изменить этот мир.

Каждый, кто родился мужчиной и вырос, так или иначе прошел этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной. Хотелось бы еще одну жизнь параллельно посвятить ее исследованиям, и проверять каждое утверждение.Но у меня нет второй жизни, и в этой я выбрал быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из моей жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, по самой сути, теория привязанности — это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из них я буду ссылаться по ходу повествования. Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории, и особенно не все утверждения этой книги, полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить.Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных именно ей, пока меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И это очень жаль, потому что на данный момент я не знаю более глубокого, точного и эффективного в практической работе подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии. Массу проблем, отравляющих жизнь многим людям, можно было бы просто не создавать, если бы мы знали, как устроены отношения ребенка с родителями.А многие уже созданные и даже знакомые можно было решить вполне успешно и надежно. Я уверен, что когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по-настоящему глубоко, и мы откроем много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели воспитывают детей прямо сегодня, и они не могут ждать. Поэтому прямо сейчас делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая написанного за истину в последней инстанции.Читайте, смотрите, слушайте себя, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в отношениях с ребенком что-то пойдет не так, не стоит сразу пугаться и искать, где вы не правы. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой развитой теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе или даже с точностью до наоборот — просто подумайте, почему так могло быть.У ребенка может быть свой темп развития или черты характера, у вас могут быть особые обстоятельства в жизни сейчас или некоторое время назад, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Вы родитель своего ребенка, вы его любите, знаете, понимаете, чувствуете себя никем, даже если вам временами кажется, что вы совсем не понимаете. Мнение специалиста – важная информация для размышления, это способ увидеть свою ситуацию со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида.Но решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или боится, решать только вам, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит не то, что написано в книге, прислушайтесь к интуиции.

Текущая страница: 1 (всего в книге 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Шрифт:

100% +

Людмила Владимировна Петрановская


Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка


Любил без особых причин
За то, что ты дочь
За то, что ты сын
За то, что ты ребенок
За взросление
Потому что похож на папу и Мама.
И эта любовь до конца твоих дней
Останется твоей тайной опорой.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа рождаются неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Родители только чуть посложнее ставят в благоприятную среду, а там и сами.Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Это делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков. Многие пресмыкающиеся охраняют кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. Но птицы уже обязательно высиживают, выкармливают и обучают птенцов, иногда совершая чудеса самопожертвования для потомства. Детеныши млекопитающих не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители молодняка не только кормят, охраняют и обучают их — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, подготавливают к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть нашей жизни. Прежде чем ребенок сможет обходиться без взрослых, проходят годы. Более того, с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать точно заканчивалось, а теперь в двадцать два уже не всегда.

Получается, что вырастает существо, которое не только реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет, но и его, как каких-то тараканов, но строит свою жизнь, думает об устройстве мироздания, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит — словом, существо разумное и свободное, необходим довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, именно полная изначальная неспособность к покою — в способность творчески изменить этот мир.

Каждый, кто родился мужчиной и вырос, так или иначе прошел этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной. Хотелось бы еще одну жизнь параллельно посвятить ее исследованиям, и проверять каждое утверждение.Но у меня нет второй жизни, и в этой я выбрал быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из моей жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, по самой сути, теория привязанности — это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из них я буду ссылаться по ходу повествования. Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории, и особенно не все утверждения этой книги, полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить.Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных именно ей, пока меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И это очень жаль, потому что на данный момент я не знаю более глубокого, точного и эффективного в практической работе подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии. Массу проблем, отравляющих жизнь многим людям, можно было бы просто не создавать, если бы мы знали, как устроены отношения ребенка с родителями.А многие уже созданные и даже знакомые можно было решить вполне успешно и надежно. Я уверен, что когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по-настоящему глубоко, и мы откроем много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели воспитывают детей прямо сегодня, и они не могут ждать. Поэтому прямо сейчас делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая написанного за истину в последней инстанции.Читайте, смотрите, слушайте себя, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в отношениях с ребенком что-то пойдет не так, не стоит сразу пугаться и искать, где вы не правы. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой развитой теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе или даже с точностью до наоборот — просто подумайте, почему так могло быть.У ребенка может быть свой темп развития или черты характера, у вас могут быть особые обстоятельства в жизни сейчас или некоторое время назад, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Вы родитель своего ребенка, вы его любите, знаете, понимаете, чувствуете себя никем, даже если вам временами кажется, что вы совсем не понимаете. Мнение специалиста – важная информация для размышления, это способ увидеть свою ситуацию со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида.Но решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или боится, решать только вам, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит не то, что написано в книге, прислушайтесь к интуиции.

В книге мы пройдем все детство вместе с ребенком и его родителями: от рождения до взрослой жизни. Мы создадим дорожную карту для взросления и рассмотрим роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многогранно, его тело, его интеллект и способности изменяются и развиваются, но мы остановимся только на одной линии: его отношениях со «своими» взрослыми, как они, с одной стороны, зависят от развитие всего остального, с другой — повлиять на это развитие.Каждая глава книги – это очередной этап детства. Каждый этап – это новые задачи возраста, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Попытаемся понять логику: как зависимость и беспомощность переходят в зрелость, как наша любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой, как на стержне, держится его личность.

Наш путь по дорожной карте будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино.Будет здорово, если вы каждый раз ненадолго отрываетесь от книги и вспоминаете похожие — или непохожие — ситуации, в которых вы сами были или которые наблюдали, и пытались их проанализировать с точки зрения прочитанного. Или, может быть, вы хотите перечитать или рассмотреть что-то под новым углом.

Иногда нам будет казаться, что мы поднимаемся выше нашего пути для небольших теоретических экскурсов, чтобы понять, как это работает. Если тема кажется вам особенно интересной, есть смысл найти и прочитать книги, на которые я даю ссылки.Обещаю не перегружать рассказ терминами и упомяну только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере продвижения по маршруту время от времени будем делать практические выводы: как ведут себя взрослые, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался по замыслу природы, наполнялся лаской и успешно превращает его в независимость. И чтобы было легче и радостнее для тебя и родительства быть счастьем, требующим самоотверженности, а не каторги или вечной сдачи экзамена кому-либо со страхом ошибиться.

* * *

По замыслу книга, которую вы держите в руках, будет первой частью серии «Близкие люди», посвященной различным аспектам привязанности. В этом, в первом, мы пройдем от начала до конца «хорошее» детство, детство без всяких проблем и катаклизмов, и попытаемся понять, что дает человеку опыт привязанности, как отношения с нашими взрослыми помогают создать ядро личности, во многом определяющей всю дальнейшую жизнь. Отсюда и название: «Секретная поддержка.Понимая логику развития ваших отношений с ребенком, вы сможете сделать их лучше, и как мы увидим, именно хорошие отношения, глубокая и надежная привязанность лежат в основе хорошего поведения и успешного раскрытия потенциала ребенка. Не «развивающие методы », но отношения с родителями дают детям наилучший жизненный старт – и мы увидим это вместе, шаг за шагом следуя через детство.

Вторая книга, «Раненые в душу дети», будет более грустной — в ней пойдет речь о том, что бывает, если удар судьбы или тяжелые обстоятельства нарушают задуманный природой безопасный маршрут.Мы поговорим о травмах привязанности и расстройствах привязанности. Эта тема мне очень близка, потому что я много лет работаю с приемными родителями, родителями раненых в душу детей. Однако от травм привязанности не застрахован никто, и наиболее благополучная в социальном смысле семья переживает утраты, разлуки, разводы, болезни, внезапные перемены и другие обстоятельства, весьма чувствительные для ребенка. Родители тоже не всегда умеют оказывать заботу: они могут не понять ребенка или обидеть, даже если любят.Мы поговорим о том, что происходит с детьми в таких ситуациях и как им можно помочь. Эта книга будет очень тесно связана с первой, поэтому в ней я буду часто ссылаться здесь, а здесь — на нее.

Третья книга — так уж вышло — уже вышла, она называется «Если с ребенком трудно». Она практическая, посвящена всем тем ситуациям, когда мы не знаем, что делать, что делать, когда теряется контакт с ребенком, когда мы запутались в собственных воспитательных установках и методах.Предлагается понять происходящее именно с точки зрения теории привязанности, поэтому некоторые моменты пересекаются с тем, о чем здесь пойдет речь. Многие родители уже прочитали его и утверждают, что он работает. Да, это работает. Если вам срочно нужна помощь, если вашему ребенку стало трудно, можете начать с нее, там вкратце изложена сама суть теории привязанности.

И, наконец, четвертая книга — она ​​будет дополнять и параллельна третьей и называться соответственно «Если трудно быть родителем.«Я еще даже не приступал к этому, но очень хочу, потому что после многих лет работы с родителями я очень хорошо знаю, как им тяжело. состоит в том, чтобы противостоять давлению общества и собственной семьи, защищая своего ребенка и его право расти в любви, какие героические, беспрецедентные усилия по изменению себя прилагают родители для своих детей.Чем больше я работаю, тем больше я люблю и уважаю родителей, которые такие разные и такие самоотверженные в своей любви к детям.И мне бы очень хотелось написать книгу только для них, о том, как можно стать лучшим родителем для своих детей, чем для своих собственных.

Возможно, со временем в серии появятся еще какие-то книги, но эти четыре я считаю обязательными для себя и очень постараюсь написать их в обозримом будущем. И если вы готовы совершить это путешествие сквозь детство по пути нежности, то начнем.

Глава 1

От рождения до года. Приглашение в жизнь

А начинается все одинаково.

Двое, которые максимально тесно связаны, но при этом совершенно не знают друг друга, даже не были замечены лично. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных корректировок – и несколько трудных часов перехода из мира в мир, выхода из теплой вселенной материнского тела и разделения.

Наконец они смотрят друг другу в глаза. Глаза матери затуманены слезами, от усталости, от умиления, от облегчения, от жалости.А вид новорожденного (если он родился без проблем, не измучен родами и не накачан лекарствами) серьезный, ясный и сосредоточенный. Полное спокойствие.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Он запечатлевает в глубине памяти главного человека в его жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит тучи или устроит буйные потопы, подарит блаженство или изгонит из рая, заселит мир чудовищами или ангелы, казни или помилуй, дай или отними, а скорее всего — и то, и другое вперемежку.Есть к чему серьезно относиться.

Так начинается история длиною в жизнь, история общения, которое связывает младенца и мать почти так же прочно, как соединяет пуповина. Держась за эту связь, он выйдет в мир, как космонавт, связанный с космическим кораблем, выходит в открытый космос. В отличие от пуповины, эта связь не материальна, она соткана из психических актов: из чувств, из решений, из поступков, из улыбок и взглядов, из снов и самопожертвования, она общая для всех людей и неповторима для каждого родителя. и каждый ребенок.Он идет не от желудка к желудку, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но звучит красивее).

Приложение. Чудо не меньше, чем сама беременность. И не меньше, чем сама жизнь.

Вопрос жизни и смерти

Человеческий младенец рождается очень маленьким и незрелым. Так эволюция решила стоящую перед ней непростую задачу: соединить прямохождение (а значит, и узкий таз) матери и развитый мозг (а значит, и объемный череп) ребенка.Нужно было как-то выкручиваться. Поэтому в лице нашего вида использовалась обновленная и усовершенствованная технология, изобретенная для сумчатых. У огромного кенгуру рождается крошечный, размером с креветку, детёныш, который ещё не в состоянии отделиться от матери. А потом какое-то время носит его в сумке. Если он сразу не попадет в сумку к маме, то очень быстро умрет от голода и холода.

Тоже дети. Каждый младенец, появившийся на свет, знает правила игры на глубоком, инстинктивном уровне.Они просты и суровы.

Правило первое . Вы сами не арендатор. Если есть взрослый, который будет считать тебя своим, который будет заботиться о тебе, кормить, обогревать и оберегать, ты будешь жить, расти и развиваться. Нет такого — значит нет тебе места в этой жизни, извини, попытка не удалась.

Потребность ребенка в заботе взрослых является насущной, насущной потребностью. Это не про «было бы хорошо», не про «без мамы одиноко и грустно», это про жизнь и смерть.Программа привязанности, обеспечивающая эту заботу, является нашей «сумкой», предназначенной для информирования ребенка, своего рода внешней маткой, переходными воротами между рождением и выходом в мир. Он заложен в тех глубоких отделах мозга, которые ничего не знают о детских смесях, инкубаторах или доме ребенка. Там, в очень малоизученных глубинах психики новорожденного, вот что высечено на табличках: стань кем-то другим — или умри. Третьего не дано.

Это первое и очень важное свойство привязанности, которое многое объясняет в поведении детей. Привязанность жизненно необходима; уровень значимости максимальный. Без нее не живут .

В связи с этим обстоятельством правило два . Если вдруг рядом не окажется взрослого, или он не спешит позаботиться и защитить, ты, малыш, не сдавайся сразу. Вы не просто капризничаете, вы боретесь за жизнь, здесь деликатность неуместна. Не приходит — зови громче. Не хочет — заставь меня. Забыл — напомни. Я в нем не уверена — еще раз перепроверьте, он еще ваш взрослый и считает ли вас своей.Здесь важна бдительность. Ставка высокая. Драться!

И это второе, что важно помнить: если ребенок не уверен в своем взрослом, в своей привязанности, он будет искать подтверждение связи, стремиться сохранить и укрепить ее любой ценой. Любой. Потому что на кону его жизнь.

Вот почему, едва появившись на свет, младенец сразу берется за дело. Вам нужно найти своего взрослого и вовлечь его в ласку. Привязать к себе, но крепче. У него для этого есть все, природа подготовила его как Джеймса Бонда для особо сложной миссии.

Без зубов, но вооруженный

Крик, конечно, главное оружие новорожденного. Что еще он может сделать? Пока что даже собственные руки и ноги его не слушаются. Поэтому, чтобы привлечь внимание взрослого, он кричит. Нет, не просто кричать, а КРИЧАТЬ. Кричит. Кричать.

Объективно плач новорожденного — звук не такой громкий и резкий. Особенно для жителя большого города, который постоянно живет в шуме — как его может ударить крохотный человечек, как соседская дрель, рев метро, ​​рев взлетающих самолетов, грохот мотоцикла, грохот музыки из где угодно? Однако от любого из этих звуков, пусть и неприятного, мы можем как-то абстрагироваться.Учимся не слышать, не замечать и даже спать под ними. Говорят, во время войн люди засыпали под канонаду. И мы не можем абстрагироваться от плача ребенка. Он проникает «в саму печень», он «поднимает мертвых», он попадает в частотный диапазон, пробуждающий в нас инстинкт заботливого взрослого и голос этого инстинкта неумолим. Не важно, что ты устал и хочешь спать, или болен, не важно, что ты занят чем-то другим, не важно, хочешь ли ты, ты можешь, быстро, прямо сейчас, все бросил , встала и подошла к ребенку.Это работает и в том случае, если плачет чужой ребенок: смотрим, переживаем, а если наш, то готовы на все, лишь бы он остановился: покормить, согреть, помыть, сцедить — все, что нужно для того, чтобы малыш был жив и здоров.

Бывает, что инстинкт заботы нарушен временно (например, под влиянием психоактивных веществ: алкоголя, наркотиков) или стойко (вследствие психического расстройства, собственного крайне травмирующего опыта, органического поражения головного мозга). Тогда плач младенца либо не может прорваться через дурман, остается без внимания, либо вызывает не предусмотренную природой патологическую реакцию: ярость или отчаяние.Так в криминальной хронике есть трагические случаи, когда кричащего ребенка бьют об стену или мать выбрасывают в окно в состоянии послеродовой депрессии.

Однако попытки сломить инстинкт, вместо того, чтобы подчиниться ему, имели место и во вполне приличном обществе, например, в начале 20 века в поездах очень развитых и благополучных стран пытались устанавливать звуконепроницаемые ящики для младенцев. Это были такие закрытые ящики с толстыми стенками и отверстиями для воздуха, куда родителям предлагалось сажать плачущих детей, чтобы они не мешали отдыху других пассажиров.От идеи быстро отказались — детей все равно было жалко, хотя и в наши дни разгораются бурные гневные дискуссии на тему «избавьте нас от этого звука, перевезите детей как-нибудь отдельно, или посидите с ними дома».

Впрочем, не все же с кнутом, есть в распоряжении ребенка и пряники.

Обычно на втором месяце жизни, в какой-то момент, ребенок это делает. То, от чего родители теряют всякое самообладание, начинают возбужденно звонить друг другу, бегать по квартире в поисках фотоаппарата, звонить родным и рассказывать друзьям, что их ребенок сегодня самый первый раз, — улыбнулся он.

Казалось бы, что это? Крошечное существо слегка раздвинуло беззубый рот. А чуть позже я научился добавлять к этой гримаске тихий звук — смеяться. Однако у взрослых улыбка младенца вызывает состояние эйфории, ни с чем не сравнимого блаженства и счастья. Это такое удовольствие, что отныне взрослые готовы разорваться в лепешку, чтобы он сделал это снова. И далее. И далее. В очередной раз мы готовы носить, качать, подпрыгивать, целовать, махать погремушкой, петь, кукарекать и фыркать, заставлять кота работать зоопарком, а дедушку шуршать газетой — да что угодно, лишь бы он смеялся почаще .Просто чтобы снова испытать этот ни с чем не сравнимый кайф.

Угадайте, как это выглядит? Природа позаботилась о том, чтобы мы зацепились за этот крючок. Ребенок получит все, что ему нужно для роста и развития, вознаграждая родителей за труд минутами неземного блаженства. Программы инстинктивного ухода также работают. Как секс делается приятным, чтобы мы не ленились размножаться и размножаться, так и уход за малышом сопровождается наградой в виде выброса в кровь гормонов удовольствия.

На самом деле ребенок может даже ничего особенного не делать, все равно он нас привязывает — просто одним своим видом. Большая голова, пухлое лицо, нос-кнопка, большие глаза, короткие руки и ноги — все это обращено к инстинкту заботы. А как сладко он пахнет…

Известно, что когда в поле зрения случайно попадает фигура с младенческими пропорциями, мы держимся за нее немного дольше, чем за любую другую. Инстинкт требует присмотреться и убедиться, что с ребенком все в порядке.Кроме того, фигуры с младенческими пропорциями всегда вызывают невольную симпатию, мы запрограммированы на то, чтобы нравиться. Это свойство психики активно используется в рекламе и создании брендовых картинок, вспомните хотя бы Микки Мауса или Олимпийского мишку.

Этой же цели — поддержанию контакта со взрослым — служат рефлексы, доставшиеся людям в наследство от далеких предков-приматов. Новорожденный цепко хватает палец или волосы взрослого, а если его слишком резко опустить и уложить, вскидывает вверх ручки и ножки, как бы пытаясь схватить взрослого за лапу.Это помогало нашим предкам не терять детеныша, если им приходилось быстро убегать от хищника в густых зарослях или по веткам деревьев.

Только родившийся ребенок уже может узнать свою мать по звуку голоса, запаху и вкусу молока, и сразу после родов, если он чувствует себя нормально, пристально вглядывается в лицо матери, запечатлевая его в глубине памяти — это инстинктивная программа импринтинга  (импринтинга), существующая у млекопитающих и птиц.

Импринтинг животных — это простая и поэтому очень негибкая программа привязанности.Например, австрийский исследователь Конрад Лоренц описал случай, когда вылупившиеся из яиц гуси в первые минуты своей жизни видели не мать-гусыню, а свои сапоги. После этого они считали обувь мамой и повсюду следовали за ней. Человеческий инстинкт гораздо сложнее, иначе с момента появления роддомов все дети считали бы родителями только врачей в белых халатах, а родителей игнорировали бы. К счастью, это не так, и дети по тем или иным причинам, не получившие опыта послеродового импринтинга, все же любят тех взрослых, которые заботятся о них.

В первые часы после рождения тактильный контакт младенца с матерью не менее важен не только для него, но и для нее. Ведь тело и психика матери тоже заточены природой на заботу о ребенке. Ее грудь наполняется молоком, и если не приложить к ней ребенка, она набухает и болит. Ее растянутая и кровоточащая после родов матка быстрее сокращается и заживает в ответ на сосание ребенка. Матерям необходимо слышать дыхание малыша, чувствовать его кожу, обонять, целовать, это доставляет удовольствие и успокаивает.Если ребенок разлучен с матерью, она беспокойна, не находит себе места, ее мучают тревожные фантазии о том, что с ним что-то случится, что его украдут, подменят, что он заболеет, умереть. Она хочет быть с ним, все ее мысли и чувства связаны с малышом, она достаточно легко просыпается по его зову, даже если устала от родов.

Есть даже гипотеза 1
  Это лишь одна из возможных причин.Послеродовая депрессия иногда развивается у женщин, имевших контакт с малышом после родов, и чаще всего ее не бывает, даже если контакта не было. Однако в ряде случаев, по-видимому, именно таков механизм. Подробнее о послеродовой депрессии, ее возможных последствиях и о том, как помочь маме и малышу, будет рассказано в книге «Дети, раненые в душу».

Какое тяжелое психическое расстройство, например послеродовая депрессия, связано с практикой разлучения новорожденного с матерью после родов «ради отдыха» женщины или для медицинского ухода за ребенком.Если мать лишена возможности держать ребенка за грудь, смотреть на него, вдыхать его запах, то глубокие, инстинктивные слои ее психики интерпретируют это как смерть своего малыша. Вы родили, а его нет — значит ребенок умер. Ведь никакие «отдельные палаты для новорожденных» в древней программе не предусмотрены. И начинается переживание потери ребенка, горя, тоже очень глубокая древняя программа, которая есть у многих млекопитающих, например, мы можем наблюдать ее у кошек и собак, потерявших потомство.Сначала мать страдает от мучительной тревоги, мечется, не находит себе места. Затем он погружается в депрессию и отчаяние, прерываемое вспышками гнева.

Однако ребенок жив, они возвращаются домой, за ними надо ухаживать, окружающие ждут от женщины счастливого и заботливого материнства. Но для глубоких слоев ее психики ребенок умер. Его там нет. А это какой-то другой, инопланетный, наверное. И почему она должна заботиться о нем? Ребенка не радует, он не любит, не вызывает умиления, его беспомощность и требовательность раздражают вплоть до ярости.Семья и окружающие обычно не понимают, что происходит, а сама женщина не решается признаться, что не любит ребенка, которого ждала и хотела. В самых тяжелых случаях страдания могут быть настолько невыносимы, или боязнь собственной ярости за ребенка настолько пугает, что мать может даже попытаться покончить с собой.

Если материнский инстинкт в порядке, мать готова и хочет принадлежать ребенку, стать для него его взрослыми, взять на себя ответственность за новую жизнь.Это странное чувство — оно не принадлежит себе, оно несвободно, привязано всеми чувствами к этому пищащему комку — и она счастлива. Если ребенок первый, это новое состояние может быть ошеломляющим.

Я хорошо помню день, когда родился мой сын. Это был еще старый советский роддом, детей куда-то увозили и потом целый день не привозили («у вас отрицательный резус, это вредно для ребенка»). Я видела его после рождения всего пять минут. Он был маленький, злой и какой-то бедняк.

Позже, посреди ночи, я очнулась от неглубокого сна, и тут это случилось. Центр мира вышел из меня, где-то из области солнечного сплетения и медленно поплыл из комнаты, по больничному коридору — туда, где якобы лежали дети. Где был мой. Это странное ощущение, когда центр мира, точка отсчета системы координат, уплывает от тебя. Ни хорошо, ни плохо, а просто неизбежно, и ты понимаешь, что уже никогда не будет прежним.

Итак, уже с первых минут жизни ребенка между ним и мамой начинают быстро завязываться нити будущих отношений. Каждое кормление, каждый взгляд, каждое прикосновение, каждое дуновение неповторимого запаха – это тонкая, но прочная нить, связывающая их навеки, врастающая в их души. Нитей становится все больше, они переплетаются, накладываются одна на другую, и теперь мать и ребенок связаны новой, не материальной, а психологической пуповиной, по которой теперь от матери к ребенку будет идти защита и забота, и доверие и безграничная от него любовь.Это и есть привязанность — психологическая пуповина, глубокая эмоциональная связь между родителем и ребенком .

Как-то наблюдала на детской площадке сцену: младенец, лет двух с половиной, стал испуганно озираться — потерял маму из виду, куда-то ушел, палец залез в рот, а его губы дрожали, сейчас он заплачет. И тут девочка чуть постарше повернулась к стоявшим вокруг взрослым и потребовала так, даже ногой утонула: «Где эта мать у этого мальчика?!»

Так дети видят устройство мира.Каждый ребенок опирается на свою маму, вместе они составляют одно целое, набор.

Но мы все о маме. Но как насчет папы? А другие члены семьи? О том же самом. Их взаимозависимость с ребенком менее физиологически обусловлена, но принцип тот же: каждый акт защиты и заботы со стороны взрослого завязывает нить, каждый раз, когда ребенок просит о помощи и получает ее, каждый раз, когда ему отвечают взгляд на взгляд, улыбка на улыбку, объятия на протянутых ручках — ниточка завязана.И с папой, и с дедушкой, и с сестрой-братишкой. И с приемными родителями, если так получилось, что ребенок остался без матери.

Формирование привязанности не только к матери, но и к другим заботливым взрослым — это стратегия природы, обеспечивающая выживание ребенка. Мы редко и тяжело рожаем, обычно вынашиваем один плод. Цена ребенка для нашего вида очень высока, поэтому на заботу ориентируются не только женщины детородного возраста, но и мужчины, и дети чуть постарше, и старики.На них также непреодолимо действуют крик, улыбка и внешний вид малыша, и они также крепко привязываются к малышу, обеспечивая ему защиту и заботу всей семьи.

Стадия завершения — врата между мирами

В большинстве культур, в разных странах мира новорожденный еще не считается полностью пришедшим в мир. Часто ему не дают имя в первые месяц-два, не показывают посторонним, не выводят из дома.

В некоторых традициях даже запрещено говорить, что родился ребенок, и все делают вид, что ничего подобного не было, родителей начинают поздравлять только после сорокового, а то и сотого дня. Чтоб злые духи не узнали и не навредили.

Конечно, у наших предков были основания для опасений, детская смертность всегда была высокой. Нечисть и опасные заразы не дремлют. Но все не сводится к суевериям и страхам.Новорожденные действительно выглядят как «не от мира сего». Они кажутся глубоко погруженными в себя, или парящими в каких-то далеких сферах, большую часть дня спят, другими не интересуются, их тоже трудно понять: плачет — чего хочет, что не так? Если честно, новорожденный больше похож на что-то не совсем одушевленное под названием «плод», и не на ребенка. Он не совсем здесь, он еще не пришел в наш мир по-настоящему.

Помните, в детстве, а иногда и у взрослых это переживают, просыпаясь в каком-то новом месте, в поезде, в гостях, в новом доме? Ты слышишь голос: «Вставай, пора», и кажется, что ты уже проснулась, но еще не совсем, ты еще больше там, чем здесь, сон еще длится и ты не сразу понимаешь, что вокруг, где ты и кто ты, тело не сразу подчиняется, и нужно какое-то время полежать, побыть между мирами, чтобы «выздороветь».Хорошо, если они просыпаются медленно и ласково, если мама сначала погладит, она будет держать за ручки. Если блины пахнут. Если из-за шторы светит солнце. Тогда можно постепенно впускать в мир, свет, звуки , запах.Медленно переходим мост любви и заботы отсюда сюда, немного повалявшись, щурясь и вступая в день и мир спокойный и полностью присутствующий.

А если резко выдернут из такого сна, и надо сразу вскакивать и действовать? Потому что «не на чем лечь», или «проспал, опоздал», или что-то случилось? А мир вокруг темный, холодный, ничего радостного не обещающий.У взрослых такое бывает очень часто в жизни, у некоторых каждый день. После такого пробуждения еще долго остаются проблемы с координацией, вниманием, как будто какая-то часть сознания не вернулась, где-то застряла, и нам иногда нужен допинг в виде кофе или холодного умывания, чтобы полностью проснуться. Каждое такое пробуждение – это стресс для организма, если это будет изредка – ничего, переживем, если постоянно – стресс отразится на нашем здоровье. Все программы тонкой настройки и переналадки работы внутренних органов, действовавшие во сне, в условиях отключения от внешнего мира, не будут правильно выполнены, будут грубы, принудительно прерваны, и даже обычный компьютер бесполезен. , не говоря уже о таком сложном устройстве, как человеческое тело.

По кнопке выше «Купить бумажную книгу»   Вы можете купить эту книгу с доставкой по России и аналогичные книги по лучшей цене в бумажном виде на сайтах официальных интернет-магазинов Лабиринт, Озон, Буквоед, Чита-город, Литерс , My-shop, Book24, Books.ru.

С помощью кнопки «Купить и скачать электронную книгу» вы можете купить эту книгу в электронном виде в официальном интернет-магазине «ЛитРес», а затем скачать ее на сайте Литрес.

По кнопке «Найти похожие материалы на других сайтах» вы можете искать похожие материалы на других сайтах.

По кнопкам выше вы можете купить книгу в официальных интернет-магазинах Лабиринт, Озон и других. Также вы можете искать похожие и похожие материалы на других сайтах.


Тайная опора, Привязанность в жизни ребенка, Петрановская Л.В., 2015.

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа рождаются неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков.Родители только чуть посложнее ставят в благоприятную среду, а там и сами. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Это делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков. Многие пресмыкающиеся охраняют кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. Но птицы уже обязательно высиживают, выкармливают и обучают птенцов, иногда совершая чудеса самопожертвования для потомства. Детеныши млекопитающих не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов.Родители молодняка не только кормят, охраняют и обучают их — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, подготавливают к общению в стае.

От рождения до года. Приглашение в жизнь.
И все начинается одинаково. Двое, которые максимально тесно связаны, но при этом совершенно не знают друг друга, даже не были замечены вживую. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания.Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных корректировок — и несколько трудных часов переходов из мира в мир. на том. покинуть теплую вселенную материнского тела и отделиться. Наконец они смотрят друг другу в глаза. Глаза матери затуманены слезами, от усталости. от нежности, от облегчения, от жалости. А вид новорожденного (если он родился без проблем, не измучен родами и не накачан лекарствами) серьезный, ясный и сосредоточенный. Полное спокойствие.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Оно запечатлевает в глубине памяти главное лицо в его жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит тучи или устроит буйные потопы, подарит блаженство или изгонит его из рая. заселить мир чудовищами или ангелами, чтобы казнить или помиловать, отдать или отнять, а скорее всего — и то, и другое вперемешку. Есть к чему серьезно относиться. Так начинается история длиною в жизнь, история общения, которая связывает младенца и мать почти так же прочно, как соединяет пуповина.Держась за эту связь, он войдет в мир. как космонавт, подключенный к космическому кораблю, выходит в открытый космос. В отличие от пуповины. эта связь не материальна, она соткана из психических актов: из чувств, из решений, из поступков, из улыбок и взглядов, из мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и неповторима для каждого родителя и каждого ребенка. Он идет не от желудка к желудку, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но звучит красивее).Вложение. Чудо не меньше, чем сама беременность. И не меньше, чем сама жизнь.

  • Большой учебник, Развитие ребенка 4-5 лет, Мои первые уроки, Белошистая А.В., 2008
  • Особенности обучения и воспитания детей, рожденных в результате экстракорпорального оплодотворения, Орлова О.С., Печенина В.А., 2019

Петрановская тайна. Тайная поддержка. Любовь в жизни ребенка. Без зубов, но вооружен

Людмила Владимировна Петрановская

Секретная поддержка.Любовь в жизни ребенка

   Тайная поддержка. Нежность в жизни ребенка

Близкие люди
Людмила Петрановская – автор серии книг для детей «Что делать, если…», известный психолог и педагог, руководитель вебинаров по семейным отношениям и лауреат Президентской премии представляет продолжение серии «БЛИЗКИЕ ЛЮДИ: психология отношений». Книга будет полезна не только молодым мамам, но и тем, кто хочет переосмыслить отношения со своим, возможно, уже повзрослевшим ребенком.

Людмила Владимировна Петрановская

Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка

Любил тебя без особой причины
  За то, что ты дочь
  За то, что ты сын
  За то, что ты ребенок
  За то, что растешь
  Потому что похож на папу и маму .
 И эта любовь до конца ваших дней
 Останется вашей тайной опорой.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве.Самые примитивные живые существа рождаются неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Родители только чуть посложнее ставят в благоприятную среду, а там и сами. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Это делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков. Многие пресмыкающиеся охраняют кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. Но птицы уже обязательно высиживают, выкармливают и обучают птенцов, иногда совершая чудеса самопожертвования для потомства.Детеныши млекопитающих не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители молодняка не только кормят, охраняют и обучают их — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, подготавливают к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть нашей жизни. Прежде чем ребенок сможет обходиться без взрослых, проходят годы.Более того, с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать точно заканчивалось, а теперь в двадцать два уже не всегда.

Получается, что вырастает существо, которое не только реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет, но и его, как каких-то тараканов, но строит свою жизнь, думает об устройстве мироздания , задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит — словом, существо разумное и свободное, необходим довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, именно полная изначальная неспособность к покою — в способность творчески изменить этот мир.

Каждый, кто родился мужчиной и вырос, так или иначе прошел этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной. Хотелось бы еще одну жизнь параллельно посвятить ее исследованиям, и проверять каждое утверждение.Но у меня нет второй жизни, и в этой я выбрал быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из моей жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, по самой сути, теория привязанности — это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из них я буду ссылаться по ходу повествования. Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории, и особенно не все утверждения этой книги, полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить.Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных именно ей, пока меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И это очень жаль, потому что на данный момент я не знаю более глубокого, точного и эффективного в практической работе подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии. Массу проблем, отравляющих жизнь многим людям, можно было бы просто не создавать, если бы мы знали, как устроены отношения ребенка с родителями.А многие уже созданные и даже знакомые можно было решить вполне успешно и надежно. Я уверен, что когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по-настоящему глубоко, и мы откроем много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели воспитывают детей прямо сегодня, и они не могут ждать. Поэтому прямо сейчас делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая написанного за истину в последней инстанции.Читайте, смотрите, слушайте себя, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в отношениях с ребенком что-то пойдет не так, не стоит сразу пугаться и искать, где вы не правы. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой развитой теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе или даже с точностью до наоборот — просто подумайте, почему так могло быть.У ребенка может быть свой темп развития или черты характера, у вас могут быть особые обстоятельства в жизни сейчас или некоторое время назад, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Вы родитель своего ребенка, вы его любите, знаете, понимаете, чувствуете себя никем, даже если вам временами кажется, что вы совсем не понимаете. Мнение специалиста – важная информация для размышления, это способ увидеть свою ситуацию со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида.Но решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или боится, решать только вам, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит не то, что написано в книге, прислушайтесь к интуиции.

В книге мы пройдем все детство вместе с ребенком и его родителями: от рождения до взрослой жизни. Мы создадим дорожную карту для взросления и рассмотрим роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многогранно, его тело, его интеллект и способности изменяются и развиваются, но мы остановимся только на одной линии: его отношениях со «своими» взрослыми, как они, с одной стороны, зависят от развитие всего остального, с другой — повлиять на это развитие.Каждая глава книги – это очередной этап детства. Каждый этап – это новые задачи возраста, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Попытаемся понять логику: как зависимость и беспомощность переходят в зрелость, как наша любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой, как на стержне, держится его личность.

Наш путь по дорожной карте будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино.Будет здорово, если вы каждый раз ненадолго отрываетесь от книги и вспоминаете похожие — или непохожие — ситуации, в которых вы сами были или которые наблюдали, и пытались их проанализировать с точки зрения прочитанного. Или, может быть, вы хотите перечитать или рассмотреть что-то под новым углом.

Иногда нам будет казаться, что мы поднимаемся выше нашего пути для небольших теоретических экскурсов, чтобы понять, как это работает. Если тема кажется вам особенно интересной, есть смысл найти и прочитать книги, на которые я даю ссылки.Обещаю не перегружать рассказ терминами и упомяну только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере продвижения по маршруту время от времени будем делать практические выводы: как ведут себя взрослые, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался в соответствии с планом природы, наполнялся лаской и успешно превращает его в независимость. И чтобы было легче и радостнее для тебя и родительства быть счастьем, требующим самоотверженности, а не каторги или вечной сдачи экзамена кому-либо со страхом ошибиться.

По замыслу книга, которую вы держите в руках, будет первой частью серии «Близкие люди», посвященной различным аспектам привязанности. В этом, в первом, мы пройдем от начала до конца «хорошее» детство, детство без всяких проблем и катаклизмов, и попытаемся понять, что дает человеку опыт привязанности, как отношения с нашими взрослыми помогают создать ядро личности, во многом определяющей всю дальнейшую жизнь. Отсюда и название: «Секретная поддержка.Понимая логику развития ваших отношений с ребенком, вы сможете сделать их лучше, и как мы увидим, именно хорошие отношения, глубокая и надежная привязанность лежат в основе хорошего поведения и успешного раскрытия потенциала ребенка. Не «развивающие методы «, но отношения с родителями дают детям лучший старт в жизни — и мы увидим это вместе, шаг за шагом следуя через детство.

Вторая книга, Дети, раненые в душу, будет более грустной — в ней будет обсуждаться то, что происходит если удар судьбы или тяжелые обстоятельства нарушили задуманный природой безопасный маршрут.Мы поговорим о травмах привязанности и расстройствах привязанности. Эта тема мне очень близка, потому что я много лет работаю с приемными родителями, родителями раненых в душу детей. Однако от травм привязанности не застрахован никто, и наиболее благополучная в социальном смысле семья переживает утраты, разлуки, разводы, болезни, внезапные перемены и другие обстоятельства, весьма чувствительные для ребенка. Родители тоже не всегда умеют оказывать заботу: они могут не понять ребенка или обидеть, даже если любят.Мы поговорим о том, что происходит с детьми в таких ситуациях и как им можно помочь. Эта книга будет очень тесно связана с первой, поэтому в ней я буду часто ссылаться здесь, а здесь — на нее.

Третья книга — так уж вышло — уже вышла, она называется «Если с ребенком трудно». Она практическая, посвящена всем тем ситуациям, когда мы не знаем, что делать, что делать, когда теряется контакт с ребенком, когда мы запутались в собственных воспитательных установках и методах.Предлагается понять происходящее именно с точки зрения теории привязанности, поэтому некоторые моменты пересекаются с тем, о чем здесь пойдет речь. Многие родители уже прочитали его и утверждают, что он работает. Да, это работает. Если вам срочно нужна помощь, если вашему ребенку стало трудно, можете начать с нее, там вкратце изложена сама суть теории привязанности.

И, наконец, четвертая книга — она ​​будет дополнять и параллельна третьей и называться соответственно «Если трудно быть родителем.«Я еще даже не приступал к этому, но очень хочу, потому что после многих лет работы с родителями я очень хорошо знаю, как им тяжело. состоит в том, чтобы противостоять давлению общества и собственной семьи, защищая своего ребенка и его право расти в любви, какие героические, беспрецедентные усилия по изменению себя прилагают родители для своих детей.Чем больше я работаю, тем больше я люблю и уважаю родителей, которые такие разные и такие самоотверженные в своей любви к детям.И мне бы очень хотелось написать книгу только для них, о том, как можно стать лучшим родителем для своих детей, чем для своих собственных.

Возможно, со временем в серии появятся еще какие-то книги, но эти четыре я считаю обязательными для себя и очень постараюсь написать их в обозримом будущем. И если вы готовы совершить это путешествие сквозь детство по пути нежности, то начнем.

От рождения до года. Приглашение в жизнь

А начинается все одинаково.

Двое, которые максимально тесно связаны, но при этом совершенно не знают друг друга, даже не были замечены лично. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных корректировок – и несколько трудных часов перехода из мира в мир, выхода из теплой вселенной материнского тела и разделения.

Наконец они смотрят друг другу в глаза. Глаза матери затуманены слезами, от усталости, от умиления, от облегчения, от жалости.А вид новорожденного (если он родился без проблем, не измучен родами и не накачан лекарствами) серьезный, ясный и сосредоточенный. Полное спокойствие.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Он запечатлевает в глубине памяти главного человека в его жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит тучи или устроит буйные потопы, подарит блаженство или изгонит из рая, заселит мир чудовищами или ангелы, казни или помилуй, дай или отними, а скорее всего — и то, и другое вперемежку.Есть к чему серьезно относиться.

Так начинается история длиною в жизнь, история общения, которая связывает ребенка и мать почти так же прочно, как соединяет пуповина. Держась за эту связь, он выйдет в мир, как космонавт, связанный с космическим кораблем, выходит в открытый космос. В отличие от пуповины, эта связь не материальна, она соткана из психических актов: из чувств, из решений, из поступков, из улыбок и взглядов, из снов и самопожертвования, она общая для всех людей и неповторима для каждого родителя. и каждый ребенок.Он идет не от желудка к желудку, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но звучит красивее).

Приложение. Чудо не меньше, чем сама беременность. И не меньше, чем сама жизнь.

Вопрос жизни и смерти

Человеческий младенец рождается очень маленьким и незрелым. Так эволюция решила стоящую перед ней непростую задачу: соединить прямохождение (а значит, и узкий таз) матери и развитый мозг (а значит, и объемный череп) ребенка.Нужно было как-то выкручиваться. Поэтому в лице нашего вида использовалась обновленная и усовершенствованная технология, изобретенная для сумчатых. У огромного кенгуру рождается крошечный, размером с креветку, детёныш, который ещё не в состоянии отделиться от матери. А потом какое-то время носит его в сумке. Если он сразу не попадет в сумку к маме, то очень быстро умрет от голода и холода.

Также дети. Каждый младенец, появившийся на свет, знает правила игры на глубоком, инстинктивном уровне.Они просты и суровы.

Первое правило. Вы сами не арендатор. Если есть взрослый, который будет считать тебя своим, который будет заботиться о тебе, кормить, обогревать и оберегать, ты будешь жить, расти и развиваться. Нет такого — значит нет тебе места в этой жизни, извини, попытка не удалась.

Потребность ребенка во взрослом уходе является насущной, насущной потребностью. Это не про «было бы хорошо», не про «без мамы одиноко и грустно», это про жизнь и смерть.Программа привязанности, обеспечивающая эту заботу, является нашей «сумкой», предназначенной для информирования ребенка, своего рода внешней маткой, переходными воротами между рождением и выходом в мир. Он заложен в тех глубоких отделах мозга, которые ничего не знают о детских смесях, инкубаторах или доме ребенка. Там, в очень малоизученных глубинах психики новорожденного, вот что высечено на табличках: стань кем-то другим — или умри. Третьего не дано.

Это первое и очень важное свойство привязанности, которое многое объясняет в поведении детей.Привязанность — это жизненная потребность; уровень значимости максимальный. Без нее не живут.

С этим обстоятельством связано второе правило. Если вдруг рядом не окажется взрослого, или он не спешит позаботиться и защитить, ты, малыш, не сдавайся сразу. Вы не просто капризничаете, вы боретесь за жизнь, здесь деликатность неуместна. Не приходит — зови громче. Не хочет — заставь меня. Забыл — напомни. Я в нем не уверена — еще раз перепроверьте, он еще ваш взрослый и считает ли вас своей.Здесь важна бдительность. Ставка высокая. Драться!

И это второе, что важно помнить: если ребенок не уверен в своем взрослом, в своей привязанности, он будет искать подтверждение связи, стремиться сохранить и укрепить ее любой ценой. Любой. Потому что на кону его жизнь.

Вот почему, едва появившись на свет, младенец сразу берется за дело. Вам нужно найти своего взрослого и вовлечь его в ласку. Привязать к себе, но крепче. У него для этого есть все, природа подготовила его как Джеймса Бонда для особо сложной миссии.

Без зубов, но вооружен

Крик, конечно, главное оружие новорожденного. Что еще он может сделать? Пока что даже собственные руки и ноги его не слушаются. Поэтому, чтобы привлечь внимание взрослого, он кричит. Нет, не просто кричать, а КРИЧАТЬ. Кричит. Кричать.

Объективно плач новорожденного — звук не такой громкий и резкий. Особенно для жителя большого города, который постоянно живет в шуме — как его может ударить крохотный человечек, как соседская дрель, рев метро, ​​рев взлетающих самолетов, грохот мотоцикла, грохот музыки из где угодно? Однако от любого из этих звуков, пусть и неприятного, мы можем как-то абстрагироваться.Учимся не слышать, не замечать и даже спать под ними. Говорят, во время войн люди засыпали под канонаду. И мы не можем абстрагироваться от плача ребенка. Он проникает «в саму печень», он «поднимает мертвых», он попадает в частотный диапазон, пробуждающий в нас инстинкт заботливого взрослого и голос этого инстинкта неумолим. Не важно, что ты устал и хочешь спать, или болен, не важно, что ты занят чем-то другим, не важно, хочешь ли ты, ты можешь, быстро, прямо сейчас, все бросил , встала и подошла к ребенку.Это работает и в том случае, если плачет чужой ребенок: смотрим, переживаем, а если наш, то готовы на все, лишь бы он остановился: покормить, согреть, помыть, сцедить — все, что нужно для того, чтобы малыш был жив и здоров.

Бывает, что инстинкт заботы нарушен временно (например, под влиянием психоактивных веществ: алкоголя, наркотиков) или стойко (вследствие психического расстройства, собственного крайне травмирующего опыта, органического поражения головного мозга). Тогда плач младенца либо не может прорваться через дурман, остается без внимания, либо вызывает не предусмотренную природой патологическую реакцию: ярость или отчаяние.Так в криминальной хронике есть трагические случаи, когда кричащего ребенка бьют об стену или мать выбрасывают в окно в состоянии послеродовой депрессии.

Однако попытки сломить инстинкт, вместо того, чтобы подчиниться ему, имели место и во вполне приличном обществе, например, в начале 20 века в поездах очень развитых и благополучных стран пытались устанавливать звуконепроницаемые ящики для младенцев. Это были такие закрытые ящики с толстыми стенками и отверстиями для воздуха, куда родителям предлагалось сажать плачущих детей, чтобы они не мешали отдыху других пассажиров.От идеи быстро отказались — детей все равно было жалко, хотя и в наши дни разгораются бурные гневные дискуссии на тему «избавьте нас от этого звука, перевезите детей как-нибудь отдельно, или посидите с ними дома».

Секретная поддержка. Нежность в жизни ребенка Людмила Петрановская

  (рейтинги: 1 , среднее: 5,00   из 5)

Название: Секретная поддержка. Нежность в жизни ребенка

О книге «Тайная опора.Привязанность в жизни ребенка» Людмила Петрановская

Людмила Петрановская – успешный педагог, семейный психолог, блогер, а также автор множества книг в области психологии воспитания детей. «В класс пришел приемный ребенок», «Трудный возраст», «Что делать, если…» — и это лишь малая часть произведений, вышедших из-под ее пера.

Людмила Владимировна Петрановская — противник интернатной системы, выступает за то, чтобы дети росли в семьях, будь то приемные или приемные.Также она показывает свое негативное отношение к уровню исполнения в системе защиты прав детей-сирот, к низкому качеству образования приемных родителей и специалистов в этой области.

«Секретная поддержка. Привязанность в жизни ребенка» — книга из разряда «Почему я не знала об этом, когда мне было 18 лет». Почему ты спрашиваешь? Все очень просто! Secret Reliance — особенная энциклопедия реальной жизни. Семейная жизнь, воспитание детей, взросление, отношения матери и ребенка.Нет, это не та энциклопедия, которая заставит вас помучиться при поиске нужной информации. Логистика книги построена очень просто и понятно: описание всех периодов жизни и проблем, возникающих в разные периоды, осуществляется в хронологическом порядке — от рождения до взрослой жизни. Простое и понятное описание кризисов в отношениях родителей и детей, путей их преодоления — все это подкреплено наглядными иллюстрациями.

Преимущество книги в том, что это не переводное издание, а адаптированное к нашим реалиям жизни.Переводные зарубежные издания основаны на ином фундаменте, на иной системе ценностей в воспитании детей. Стратегия автора состоит в том, чтобы не давать как можно больше заумной информации и ничего не уточнять. Людмила Петрановская – профессионал высокого класса, обращается к собственному опыту материнства и раскладывает для вас понятия «кризис трех лет», «кризис подросткового возраста», фаза «плато».

«Секретная поддержка. Привязанность в жизни ребенка» рекомендуется к прочтению всем папам, мамам (даже на этапе беременности и тем, кто собирается создать семью), детям и бабушкам.А если вы все-таки «наломали дров» с ребенком, не расстраивайтесь. Вы действительно хотите узнать что-то новое в психологии ребенка, а не просто бездумно проецировать на него свое «взрослое» поведение? «Секретная опора» легко и непринужденно поможет вам в решении спорных и важных вопросов, связанных со взрослением и самоутверждением детей.

Если вы поймете своего ребенка, вам будет легче строить с ним отношения. Там лежат ответы на самые сложные вопросы.Должен ли я делать раннюю разработку или позволить ей идти самой по себе? Отдавать ли в садик…

Читать полностью

Людмила Петрановская – автор серии книг для детей «Что делать, если…», известный психолог и педагог, руководитель вебинаров о семейных отношениях и лауреат Премии Президента представляет продолжение серия «Близкие люди: психология отношений». Предыдущая книга «Если с ребенком тяжело» стала бестселлером для родителей и ответила на самые популярные вопросы в воспитании детей.
Новая книга будет полезна не только молодым мамам, но и тем, кто хочет переосмыслить свои отношения с, возможно, уже повзрослевшим ребенком. Вы узнаете:
— как формируется привязанность ребенка к родителям с самого раннего возраста до подросткового периода;
— почему роли Наставника и Родителя далеко не совпадают;
— Как стать своему ребенку опорой в жизни.
Если вы поймете своего ребенка, вам будет легче строить с ним отношения.Там лежат ответы на самые сложные вопросы. Должен ли я делать раннюю разработку или позволить ей идти самой по себе? Отдать в детский сад или оставить с бабушкой? Наказуемо ли это по требованию учителя и есть ли в этом смысл? Нужно ли давать подростку желаемую свободу? И, наконец, как сохранить отношения с ребенком, когда он уже взрослый?
Найдите ответы на эти вопросы, шаг за шагом пройдя детство с Людмилой Петрановской.

     Скрыть

Людмила Петрановская   — удивительный человек.Целью своей жизни она ставила помощь детям, оставшимся без попечения родителей. Теперь вместе со своими коллегами она создала особый проект – Институт развития семейной структуры. На плечи этих специалистов легла задача преобразования системы, которая занимается распределением детей и работой с приемными семьями. Удачи в этом нелегком деле. По широкому кругу Людмила – известный психолог, чьи книги помогли десяткам тысяч семей по всей России.

Прочитать книгу «Секретная поддержка». Нежность в жизни ребенка

Людмила Петрановская создала для нас совершенно необычный образовательный проект, вложив в эту удивительную книгу весь свой жизненный опыт, мастерство психолога и огромный талант педагога. Особенность книги – невероятно близкий родительский опыт со среднестатистической российской семьей. Если вы покупали книги матёрых западных педагогов, то часто могли разочароваться — их опыт, образ жизни и стиль воспитания совершенно не вписываются в российские реалии.Если вы хотите прочитать книгу Секретная поддержка бесплатно на нашем сайте — переходите, нажав на кнопку справа. Наш удивительный ридер адаптируется к любому разрешению и устройству.

Скачать книгу Тайна Тайна

  Помимо актуальности, книга очень хорошо написана. Не будет общих советов, как воспитывать ребенка (имеется в виду 3-летний малыш, до восемнадцатилетнего малыша). Структура книги точно распределена по возрасту, когда поведение, психика и развитие нуждаются в корректировке со стороны родителей.По номеру скачать книгу Людмилы Петрановской Secret Support. Нежность в жизни ребенка   нужно нажать на кнопку справа от этого текста и перейти.

Обзор

Здравствуйте! Сегодня я хочу рассказать вам о новой книге, которую я прочитала. Это психологическая литература, и ее автор Людмила Петрановская. Называется книга Секретная поддержка.   Мне ее посоветовала подруга, мама замечательного мальчика. Она читала ее для того, чтобы лучше понять своего ребенка, правильно его воспитать.

Эта книга рассчитана на абсолютно обычную женщину, для этого не обязательно получать профильное психологическое образование, но так уж получилось, что мы с подругой психологи. Тем не менее, все описано очень доступно и дружелюбно. Женщине, которая планирует стать матерью, следует прочитать эту книгу. Не только этот, конечно. Есть еще много разных книг по воспитанию детей, но эта книга — настоящая жемчужина такой литературы.

Здесь раскрывается вся суть того, как правильно взаимодействовать с ребенком от его рождения до взрослой ипостаси.Я не буду полностью описывать всю информацию, которую я получил в этой книге, но она очень легко описывается: начиная с описания того, как взаимодействовать с малышом, что нужно годовалому человечку, как общаться и утолять конфликты с трехлеткой, как строить отношения и воспитывать школьника и подростка и как лучше матери постепенно выпускать свою кровь во взрослую жизнь.

Все описано на жизненных примерах, с помощью которых женщина или мужчина, прочитавшие эту книгу, могут сделать вывод о том, что ему следует делать в нелегком деле воспитания своего ребенка.Скажем, большое внимание уделяется тому, что в младенчестве ребенку необходимо больше демонстрировать свою любовь. И много других полезных советов.

Их можно давать любому взрослому, даже когда семья воспитывает детей по какой-то методике или без таковой. Если прочитать книгу «Тайная опора Людмилы Петрановской, », то можно найти лучшие советы для любого жизненного этапа ребенка и любой стратегии его воспитания.

Книга подойдет не только родителям.Хотя читатель уже взрослый, у него в голове много своих «тараканов», которые его касаются, личных отношений с родителями, которые гарантированно вносят свой вклад в воспитание своих детей, что не всегда хорошо . Благодаря этому пособию вы сможете не только понять психологическую подоплеку своего поведения, но и распознать причины поведения своих друзей, родственников и коллег по работе.

Здесь много времени уделяется кризисам детского развития.Как пережить эти этапы, как положительно повлиять на развивающуюся личность. Ребенок постепенно с каждым часом своей жизни, после совсем юного возраста отдаляется от родителей, погружаясь в самостоятельное путешествие в мир. Его положительный опыт общения с родителями и их любовь в раннем детстве составляет прочную основу для становления его как личности. Во взрослую жизнь он идет психологически подготовленным, чувствуя родительскую любовь и родительское отношение, а оценка его поступков, его личности и поддержки становится его тайной опорой.

Избранные обзоры

Очень рекомендую прочитать эту книгу. Для тех, кто планирует иметь детей. Еще задолго до рождения ребенка самому нужно быть готовым. Также рекомендую всем родителям, независимо от возраста их детей — хоть младенцев, хоть подростков, хоть взрослых детей-студентов. После прочтения этой книги ваши дети всегда будут нуждаться в вас, вы всегда будете их понимать и влиять на них только положительно, не ограничивая их собственного развития, а перенимая от вас все самое лучшее.

Ваши дети будут слушать своих родителей, не будут считать вас ретроградом, будут относиться к вашим суждениям как к мудрым суждениям пожилых людей, а не к болтовне несовременных предков. Однако необходимо не только казаться таковым своим детям, но и действительно мудро относиться к воспитанию своих детей и транслировать им только положительное и правильное.

7 книг, которые помогут наладить отношения с ребенком. Страница 1

Бывает так, что раздражение, критика и крики становятся повседневными, при этом дети хуже себя ведут, отношения портятся, а чувство вины и злость гложет сильнее.

На самом деле это можно исправить. Нужно только настроиться на нужный лад и понять — ребенок не враг, а друг, который очень хочет, чтобы его любили.

 

Джин Лидлофф «Как воспитать счастливого ребенка»

Американский психотерапевт Джин Лидлофф провела два с половиной года в южноафриканских племенах индейцев, изучила их отношения с детьми и способы воспитания, а затем подробно все изложила. По Лидлоффу, гармонично развитых и счастливых людей можно воспитать, если прислушиваться к сигналам ребенка и доверять собственной интуиции.Если родители смогут удовлетворить глубокие естественные потребности ребенка, не оглядываясь на мнение и не сообразуясь с современными методами воспитания, он может вырасти свободным и счастливым. Проще говоря, малыша нужно больше держать под рукой, дарить ему внимание и ласку, но знать, когда отпустить ребенка, поощрять его самостоятельность, будучи готовым всегда принять ее в том случае, если ему потребуется поддержка.

 

Людмила Петрановская «секретная поддержка»

Дружеская презентация теории привязанности от одного из лучших современных российских психологов.Петрановская говорит: большинства проблем во взрослой жизни можно избежать, если знать, как сконструировать внутренний мир ребенка. При этом она не упрекает родителей в том, что они немного утешили, повысили голос или возложили на меня руки, а просто дает простое и понятное объяснение, почему в какой-то момент ребенок может себя вести — и что с этим делать. «Тайная поддержка» могла бы помочь разморозить самых пресытившихся родителей, убежденных, что ребенок послан наказывать их, справляться с ними, а все, что он делает, — это досаждать страшным.После прочтения этой книги становится понятно — дети могут быть счастливы, нужно просто начать работать над собой и двигаться дальше.

 

Адель Фабер и Элейн Мазлиш «Как говорить, чтобы дети слушали и как слушать, чтобы дети говорили»

Библия внимательного родителя. Особенно впечатляет тот факт, что авторы не назойливы со стороны читателя, и признаются — да, мы тоже накричали на моих детей, да, они нас все же иногда раздражают, но все же есть способы добиться мира.При этом название книги — не эвфемизм, внутри, естественно, инструкция по применению. Как, с какой интонацией и что именно сказать, добиться определенного ответа или исполнения просьбы. В книге много примеров из жизни реальных семей, поэтому читать ее вдвое приятнее — раз получилось, получится и у меня.

 

Робин Скиннер «Семья и как выжить»

Британский семейный терапевт Робин Скиннер и его бывший пациент, один из комиков проекта «Монти Пайтон» Джон Клейс сели и поболтали об истоках семейных проблем, как дети наследуют плохой сценарий родителей, почему некоторые становятся тиранами , и другие жертвы и другие проблемы, с которыми сталкивается практически каждая семья.Чуть ли не на каждой странице к читателю приходит озарение и хочется хлопнуть себя по лбу — становится понятно, как наше детство перенеслось в нашу взрослую жизнь, и что нужно сделать, чтобы облегчить будущую семейную жизнь своим еще совсем маленьким детям.

 

Александр Нил «Свобода образования»

Британский педагог, основатель школы «Саммерхилл» Александр Нил изобрел целую философию воспитания, в основе которой личное счастье и благополучие ребенка, его право на самоопределение и отказ от слепого послушания.В этой книге Нил рассказывает о буднях Саммерхилла — частной школы, куда он отдавал детей в обычную школу, и родители часто не справлялись.

В Саммерхилле не оценивали, здесь не заставляли учиться или работать. Таким образом, за короткое время самые закоренелые бездельники, прогульщики, лжецы и даже юные уголовники превратились в самых обычных веселых и светлых детей, которые с радостью ходили в школу, работали в саду, заводили дружбу и разрешали конфликты.

 

Гордон Нойфельд «Не теряйте своих детей»

Основатель «теории привязанности» психотерапевт Гордон Нойфельд рассказывает о том, как важно иметь крепкие отношения со своими детьми и к каким последствиям это может привести в подростковом возрасте «ориентация на сверстников» — то есть ситуация, когда привязанность к сверстникам становится сильнее близости с родителями.

 

Также интересно: Без наказания и плача: 5 книг об истериках, дисциплине и воспитании

Родительский КОД — читать ВСЕМ родителям!

 

Сьюзен Форвард «Токсичные родители»

Эту книгу лучше читать тем, кто уже понимает — если у родителя точно не сложились отношения с ребенком, не пытайтесь изменить ребенка — это важно начать менять себя. Автор на многочисленных примерах из жизни больных рассказывает о том, насколько мы зависим от родителей и насколько плачевными могут быть результаты агрессивного воспитания — начиная от самых тяжелых случаев насилия и заканчивая, казалось бы, безобидным родительским гиперконтролем.После прочтения этой книги становится легче разобраться в отношениях с собственными родителями, проработать обиды, вспомнить детство и осознать, сколько ошибок мы повторяем в общении с собственными детьми, хотя зарекаемся никогда не делать.опубликовано

 

Источник: ezhikezhik.ru/reviews/7-knig-kotorye-pomogut-naladit-otnosenia-s-rebenkom

привязанность в жизни ребенка

Людмила Владимировна Петрановская

Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка

Любил тебя без особой причины За то, что был дочерью За то, что был сыном За то, что был ребенком За то, что рос, Потому что он похож на маму и папу.И эта любовь до конца твоих дней Останется твоей тайной опорой.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа рождаются неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители лишь помещают их в благоприятную среду, а потом и самих себя. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду.Это делают некоторые насекомые. Отдельные виды рыб уже охраняют своих мальков. Многие пресмыкающиеся охраняют кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. Но птицы уже обязательно насиживают, кормят и обучают птенцов, иногда совершая чудеса самопожертвования ради потомства. Детеныши млекопитающих не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители детенышей не только кормят их, охраняют и обучают — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть жизни. Проходят годы, прежде чем ребенок может обходиться без взрослых. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать лет заканчивалось точно, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, что вырастает существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет и его, как какие-то тараканы, а строит свою жизнь, думает об устройстве своего вселенной, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит — словом, разумному и свободному бытию необходим довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, это полная изначальная неспособность к миру — в способность творчески изменить этот мир.

Каждый, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошел этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной.Хотелось бы еще одну жизнь параллельно посвятить исследованиям и проверке каждого утверждения. Но у меня нет второй жизни, и в этой я выбрал быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из собственной жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности, это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из которых я буду ссылаться по ходу повествования.Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории и уж тем более не все утверждения этой книги полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить. Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных ей, гораздо меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И это очень жаль, потому что на данный момент я не знаю более глубокого, точного и эффективного в практической работе подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии.Многих проблем, отравляющих жизнь многим людям, можно было бы просто не создавать, если бы знать, как устроены отношения ребенка с родителями. И многие уже созданные и даже знакомые вполне могли бы быть успешно и надежно решены. Я уверен, что когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по-настоящему глубоко, и мы откроем для себя много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели сегодня воспитывают детей, и они не могут ждать.Поэтому сегодня делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая списанное за истину в последней инстанции. Читайте, наблюдайте, слушайте себя, сомневайтесь и тестируйте. Если в вашей жизни, в отношениях с ребенком что-то идет по-другому, не стоит сразу пугаться и искать, где вы не правы. В тексте книги невозможно все описать. возможные варианты как ситуации, так и реальной жизни всегда сложнее самой проработанной теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе, а то и с точностью до наоборот – просто подумайте, почему такое могло быть.У ребенка может быть свой темп развития или особенности личности, у вас могут быть особые обстоятельства в жизни сейчас или некоторое время назад, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты понимаешь, ты чувствуешь себя никем другим, даже если тебе порой кажется, что ты совсем не понимаешь. Мнение эксперта — важная информация для размышления, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида.Но только вам решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит что-то не то, что написано в книге, прислушайтесь к своей интуиции.

Людмила Владимировна Петрановская

Секретная поддержка. Нежность в жизни ребенка

Тайная поддержка. Нежность в жизни ребенка

Близкие люди
Людмила Петрановская — автор серии книг для детей «Что делать, если…», известный психолог-педагог, руководитель вебинаров по семейным отношениям и лауреат премии Президента Российской РФ, представляет продолжение серии «БЛИЗКИЕ ЛЮДИ: Психология отношений».Книга будет полезна не только молодым мамам, но и тем, кто хочет переосмыслить свои отношения со своим, возможно, повзрослевшим ребенком.

Людмила Владимировна Петрановская

Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка

Любил тебя без особых причин
За то, что ты дочь
За то, что ты сын
За то, что ты ребенок
За то, что растешь
Потому что он похож на маму и папу.
И эта любовь до конца твоих дней
Останется твоей тайной опорой.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа рождаются неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители лишь помещают их в благоприятную среду, а потом и самих себя. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Это делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков.Многие пресмыкающиеся охраняют кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. Но птицы уже обязательно насиживают, кормят и обучают птенцов, иногда совершая чудеса самопожертвования ради потомства. Детеныши млекопитающих не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители детенышей не только кормят их, охраняют и обучают — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть жизни. Проходят годы, прежде чем ребенок может обходиться без взрослых. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать лет заканчивалось точно, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, что вырастает существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет и его, как каких-то тараканов, а строит свою жизнь, думает об устройстве вселенная, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит — словом, разумному и свободному бытию необходим довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, это полная изначальная неспособность к миру — в способность творчески изменить этот мир.

Все, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошли этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной.Хотелось бы еще одну жизнь параллельно посвятить исследованиям и проверке каждого утверждения. Но у меня нет второй жизни, и в этой я выбрал быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из собственной жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности, это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из которых я буду ссылаться по ходу повествования.Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории и уж тем более не все утверждения этой книги полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить. Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных ей, гораздо меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И это очень жаль, потому что на данный момент я не знаю более глубокого, точного и эффективного в практической работе подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии.Многих проблем, отравляющих жизнь многим людям, можно было бы просто не создавать, если бы знать, как устроены отношения ребенка с родителями. И многие уже созданные и даже знакомые вполне могли бы быть успешно и надежно решены. Я уверен, что когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по-настоящему глубоко, и мы откроем для себя много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели сегодня воспитывают детей и не могут ждать.Поэтому сегодня делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая списанное за истину в последней инстанции. Читайте, наблюдайте, слушайте себя, сомневайтесь и тестируйте. Если в вашей жизни, в отношениях с ребенком что-то идет по-другому, не стоит сразу пугаться и искать, где вы не правы. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой проработанной теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе, а то и с точностью до наоборот – просто подумайте, почему такое могло быть.У ребенка может быть свой темп развития или особенности личности, у вас могут быть особые обстоятельства в жизни сейчас или некоторое время назад, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты понимаешь, ты чувствуешь себя никем другим, даже если тебе порой кажется, что ты совсем не понимаешь. Мнение специалиста – важная информация для размышления, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида.Но только вам решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит что-то не то, что написано в книге, прислушайтесь к своей интуиции.

В книге мы пройдем с ребенком и его родителями все детство: от рождения до взрослой жизни. Мы создадим дорожную карту для взросления и посмотрим на роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многогранно, его тело, его интеллект и способности изменяются и развиваются, но мы остановимся только на одной линии: его отношениях со «своими» взрослыми, как они, с одной стороны, зависят от развития все остальное, с другой — влияет на это развитие.Каждая глава книги – это очередной этап детства. Каждый этап означает новые возрастные задачи, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Попытаемся понять логику: как зависимость и беспомощность переходят в зрелость, как наша любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой держится его личность, как на стержне.

Наше путешествие по дорожной карте будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино.Будет здорово, если вы каждый раз будете делать небольшой перерыв в книге и вспоминать похожие — или непохожие — ситуации, в которых вы сами были или которые наблюдали, и пытаться их анализировать с точки зрения прочитанного. Или, может быть, вы хотите перечитать или пересмотреть что-то под новым углом.

Иногда мы как бы поднимемся над нашим путем для небольших теоретических экскурсов, чтобы понять, как это работает. Если тема кажется вам особенно интересной, имеет смысл найти и прочитать книги, на которые я ссылаюсь.Обещаю не перегружать повествование терминами и упомянуть только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере продвижения по маршруту время от времени будем делать практические выводы: как вести себя взрослому, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался в соответствии с замыслом природы, наполнялся с привязанностью и успешно превращает ее в независимость. И чтобы тебе с ним было легче и радостнее, и воспитание детей было для тебя самоотверженным счастьем, а не каторгой или экзаменом, который всегда сдается кому-то со страхом ошибки.

По замыслу книга, которую вы держите в руках, будет первой частью серии «Близкие люди», посвященной разным аспектам привязанности. В этом, в первом, мы пройдем «хорошее» детство, детство без особых проблем и катаклизмов, от начала и до конца, и попытаемся понять, что дает человеку опыт привязанности, как отношения со своими взрослыми помогают создать ядро ​​личности, во многом определяющее всю дальнейшую жизнь.Отсюда и название: «Секретная поддержка». Поняв логику развития ваших отношений с ребенком, вы сможете сделать их лучше, и как мы увидим, именно хорошие отношения, глубокая и надежная привязанность лежат в основе как хорошего поведения, так и успешного развития потенциала ребенка. Не «развивающие методики», а отношения с родителями дают детям наилучший жизненный старт – и мы вместе увидим это, шаг за шагом следуя за своим детством.

Вторая книга «Дети, раненые в душу» будет более грустной — в ней будет рассказано о том, что бывает, если удар судьбы или тяжелые обстоятельства нарушили намеченный природой безопасный маршрут.Мы поговорим о травме привязанности и расстройствах привязанности. Эта тема мне очень близка, потому что я много лет работаю с приемными родителями, родителями раненых в душу детей. Однако никто не застрахован от травм привязанности, и наиболее социально благополучная семья переживает утраты, разлуки, разводы, болезни, внезапные перемены и другие очень чувствительные для ребенка обстоятельства. Родители тоже не всегда умеют оказывать заботу: они могут не понять ребенка или обидеть, даже если любят.Мы поговорим о том, что происходит с детьми в таких ситуациях и как им можно помочь. Эта книга будет очень тесно связана с первой, поэтому я буду часто ссылаться здесь на нее, а здесь — на нее.

Третья книга — так уж вышло — уже вышла, она называется «Если с ребенком трудно». Она практическая, посвящена всем тем ситуациям, когда мы не знаем, как быть, что делать, когда теряется контакт с ребенком, когда мы запутались в собственных воспитательных установках и методах.Предлагает разобраться в происходящем именно с точки зрения теории привязанности, поэтому некоторые моменты пересекаются с тем, о чем здесь пойдет речь. Многие родители уже прочитали его и уверяют, что он работает. Да, это работает. Если вам срочно нужна помощь, если вам сложно с ребенком, можете начать с него, там вкратце изложена сама суть теории привязанности.

И, наконец, четвертая книга — она ​​будет дополнительной и параллельной третьей, и будет называться, соответственно, «Если трудно быть родителем.»Я еще даже не начала, но очень хочу, потому что после многих лет работы с родителями я очень хорошо знаю, как им тяжело. Как травмы привязанности покрывают свои собственные, как трудно это выдержать давления общества и собственной семьи, защиты своего ребенка и его права расти в привязанности, какие героические, беспримерные усилия по изменению себя предпринимают родители ради детей.Чем больше я работаю, тем больше я люблю и уважаю свою родители, такие разные и такие самоотверженные в своей любви к детям.И мне бы очень хотелось написать книгу именно для них, о том, как вы можете стать лучшим родителем для своих детей, чем для своих собственных.

Возможно, со временем в серии появятся еще какие-то книги, но эти четыре я считаю обязательными для себя и очень постараюсь написать их в обозримом будущем. И если вы готовы отправиться в это детское путешествие привязанности, то давайте начнем.

С рождения до года. Приглашение в жизнь

И начинается оно для всех одинаково.

Двое, которые максимально тесно связаны, но при этом совершенно не знают друг друга, даже не видели их вживую. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных корректировок – и несколько трудных часов перехода из мира в мир, выхода из теплой вселенной материнского тела и разделения.

Наконец они смотрят друг другу в глаза.Глаза матери затуманены слезами, усталостью, волнением, облегчением, жалостью. А взгляд новорожденного (если он родился без проблем, не измучен родами и не накачан лекарствами) серьезный, ясный и сосредоточенный. Полное спокойствие.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Отпечатывает в глубине памяти главное лицо в его жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит в этом мире тучи или устроит жестокие потопы, подарит блаженство или изгонит из рая, населит мир чудовищ или ангелов, казнить или помиловать, отдать или отнять, а скорее всего — и то, и другое попеременно.Есть к чему серьезно относиться.

Так начинается история длиною в жизнь, история уз, связывающих ребенка и мать почти так же прочно, как пуповина. Держась за эту связь, он выйдет в мир, как выходит в открытый космос астронавт, соединенный с космическим кораблем. В отличие от пуповины, эта связь не материальна, она соткана из психических актов: из чувств, из решений, из поступков, из улыбок и взглядов, из мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и у каждого своя. родителей и каждого ребенка.Она идет не от брюха к брюху, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но так красивее звучит).

Приложение. Чудо не меньшее, чем сама беременность. И не меньше, чем сама жизнь.

Вопрос жизни и смерти

Человеческий младенец рождается очень маленьким и незрелым. Так эволюция решила стоящую перед ней непростую задачу: соединить прямохождение (а значит, и узкий таз) матери, и развитый мозг (а значит, и объемный череп) ребенка.Нужно было как-то выкручиваться. Поэтому перед лицом нашего вида была использована обновленная и улучшенная технология, изобретенная для сумчатых. У огромного кенгуру рождается крохотный, размером с креветку, детёныш, который пока не в состоянии расстаться с матерью. А потом какое-то время носит его в своей сумке. Если он сразу не попадет в сумку матери, то очень быстро умрет от голода и холода.

Дети тоже. Каждый младенец, появившийся на свет, знает правила игры на глубоком, инстинктивном уровне.Они просты и суровы.

Правило первое. Вы сами не арендатор. Если есть взрослый, который будет считать тебя своим, который будет заботиться о тебе, кормить, обогревать и оберегать, ты будешь жить, расти и развиваться. Нет такого — значит, нет тебе места в этой жизни, извини, попытка не удалась.

Потребность ребенка во взрослом уходе является насущной, насущной потребностью. Это не про «было бы хорошо», не про «без мамы одиноко и грустно», это про жизнь и смерть.Программа привязанности, обеспечивающая эту заботу, является нашей «сумкой», предназначенной для рождения ребенка, своего рода внешней маткой, переходными воротами между рождением и выходом в мир. Он заложен в тех глубоких отделах мозга, которые ничего не знают о детских смесях, инкубаторах и детских домах. Там, в очень малоизученных глубинах психики новорожденного, именно это и высечено на табличках: стань чьим-то — или умри. Третьего не дано.

Это первое и очень важное свойство привязанности, которое многое объясняет в поведении детей.Привязанность – жизненная потребность, уровень значимости максимальный. Без этого не живут.

С этим обстоятельством связано второе правило. Если вдруг рядом нет взрослого, или он не спешит заботиться и защищать, ты, малыш, не сдавайся сразу. Вы не просто капризничаете, вы боретесь за жизнь, тут деликатность неуместна. Не придет — зови громче. Если он не хочет, заставьте его это сделать. Забыл — напомни. Насчет него не уверена — перепроверьте, он еще ваш взрослый и считает ли вас своей.Здесь важна бдительность. Ставка высока. Драться!

И это второе, что важно помнить: если ребенок не уверен в своем взрослом, в его привязанности, он будет искать подтверждение связи, стремиться сохранить и укрепить ее любой ценой. Любой. Потому что на кону его жизнь.

Именно поэтому, едва появившись на свет, младенец сразу берется за дело. Нужно найти своего взрослого и вовлечь его в ласку. Привяжите к себе, но потуже. У него есть для этого все необходимое, природа подготовила его как Джеймса Бонда для особо сложной миссии.

Без зубов, но вооружен

Крик, конечно, главное оружие новорожденного. Что еще он может сделать? До сих пор его не слушаются даже собственные руки и ноги. Поэтому, чтобы привлечь внимание взрослого, он кричит. Нет, не просто кричать, а КРИЧАТЬ. Крики. Кричать.

Объективно крик новорожденного не такой громкий и резкий. Особенно для жителя большого города, который постоянно живет в шуме — чем такой крохотный человечек может поразить своего крохотного человечка по сравнению с соседской дрелью, грохотом метро, ​​ревом взлетающих самолетов, грохотом мотоцикла, музыкой грохот отовсюду? Однако от любого из этих звуков, пусть и неприятного, мы можем как-то абстрагироваться.Научитесь не слышать, не замечать и даже спать под ними. Говорят, во время войн люди засыпали под канонаду. И мы не можем абстрагироваться от детского плача. Он проникает «в самую печень», он «поднимает мертвых», он попадает в какой-то частотный диапазон, пробуждающий в нас инстинкт заботливого взрослого и голос этого инстинкта неумолим. Не важно, что ты устал и хочешь спать, или болен, не важно, что ты занят другим, неважно, хочешь ли ты, можешь ли — быстро, прямо сейчас, он бросила все, встала и подошла к ребенку.Это работает, даже если плачет чужой ребенок: оглядываемся, переживаем, а если свой, то готовы на все, лишь бы остановить: покормить, согреть, помыть, сцедить — все, что нужно, чтобы ребенок был жив и здоров. .

Бывает, что инстинкт заботы нарушен временно (например, под воздействием психоактивных веществ: алкоголя, наркотиков) или стойко (вследствие психического расстройства, собственного крайне травмирующего опыта, органического поражения головного мозга). Тогда плач младенца либо не может пробить опьянение, либо остается без присмотра, либо вызывает непредвиденную природой патологическую реакцию: ярость или отчаяние.Так происходят трагические случаи из криминальной хроники, когда кричащего ребенка бьют об стену или мать выбрасывают из окна в состоянии послеродовой депрессии.

Однако попытки сломить инстинкт, вместо того, чтобы подчиниться ему, имели место во вполне респектабельном обществе, например, в начале 20 века в поездах высокоразвитых и зажиточных страны. Это были такие закрытые ящики с толстыми стенками и отверстиями для воздуха, куда родителей просили положить плачущих детей, чтобы они не мешали отдыху других пассажиров.От идеи быстро отказались — детей тем не менее жалко, хотя то и дело вспыхивают бурные гневные дискуссии на тему «избавьте нас от этого звука, перевезите детей как-нибудь отдельно или посидите с ними дома».


Любил тебя без особой причины
За то, что был дочерью
За то, что был сыном
За то, что был ребенком
За то, что рос
Потому что он похож на маму и папу.
И эта любовь до конца твоих дней
Останется твоей тайной опорой.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни — это эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа рождаются неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители лишь помещают их в благоприятную среду, а потом и самих себя. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Это делают некоторые насекомые.Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков. Многие пресмыкающиеся охраняют кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. Но птицы уже обязательно насиживают, кормят и обучают птенцов, иногда совершая чудеса самопожертвования ради потомства. Детеныши млекопитающих не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители детенышей не только кормят их, охраняют и обучают — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть жизни. Проходят годы, прежде чем ребенок может обходиться без взрослых. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать лет заканчивалось точно, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, что вырастает существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет и его, как какие-то тараканы, а строит свою жизнь, думает об устройстве своего вселенной, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит — словом, разумному и свободному бытию необходим довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, это полная изначальная неспособность к миру — в способность творчески изменить этот мир.

Каждый, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошел этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной.Хотелось бы еще одну жизнь параллельно посвятить исследованиям и проверке каждого утверждения. Но у меня нет второй жизни, и в этой я выбрал быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из собственной жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности, это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из которых я буду ссылаться по ходу повествования.

Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории и уж тем более не все утверждения этой книги полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить. Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных ей, гораздо меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И это очень жаль, потому что на данный момент я не знаю более глубокого, точного и эффективного в практической работе подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии.Многих проблем, отравляющих жизнь многим людям, можно было бы просто не создавать, если бы знать, как устроены отношения ребенка с родителями. И многие уже созданные и даже знакомые вполне могли бы быть успешно и надежно решены. Я уверен, что когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по-настоящему глубоко, и мы откроем для себя много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели сегодня воспитывают детей и не могут ждать.Поэтому сегодня делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая списанное за истину в последней инстанции. Читайте, наблюдайте, слушайте себя, сомневайтесь и тестируйте. Если в вашей жизни, в отношениях с ребенком что-то идет по-другому, не стоит сразу пугаться и искать, где вы не правы. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой проработанной теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе, а то и с точностью до наоборот – просто подумайте, почему такое могло быть.У ребенка может быть свой темп развития или особенности личности, у вас могут быть особые обстоятельства в жизни сейчас или некоторое время назад, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты понимаешь, ты чувствуешь себя никем другим, даже если тебе порой кажется, что ты совсем не понимаешь. Мнение специалиста – важная информация для размышления, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида.Но только вам решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит что-то не то, что написано в книге, прислушайтесь к своей интуиции.

В книге мы пройдем с ребенком и его родителями все детство: от рождения до взрослой жизни. Мы создадим дорожную карту для взросления и посмотрим на роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многогранно, его тело, его интеллект и способности изменяются и развиваются, но мы остановимся только на одной линии: его отношениях со «своими» взрослыми, как они, с одной стороны, зависят от развития все остальное, с другой — влияет на это развитие.Каждая глава книги – это очередной этап детства. Каждый этап означает новые возрастные задачи, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Попытаемся понять логику: как зависимость и беспомощность переходят в зрелость, как наша любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой держится его личность, как на стержне.

Наше путешествие по дорожной карте будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино.Будет здорово, если вы каждый раз будете делать небольшой перерыв в книге и вспоминать похожие — или непохожие — ситуации, в которых вы сами были или которые наблюдали, и пытаться их анализировать с точки зрения прочитанного. Или, может быть, вы хотите перечитать или пересмотреть что-то под новым углом.

Иногда мы будем как бы приподниматься над нашим путем для небольших теоретических экскурсов, чтобы понять, как это работает. Если тема кажется вам особенно интересной, имеет смысл найти и прочитать книги, на которые я ссылаюсь.Обещаю не перегружать повествование терминами и упомянуть только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере продвижения по маршруту время от времени будем делать практические выводы: как вести себя взрослому, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался в соответствии с замыслом природы, наполнялся привязанность и успешно превращает ее в независимость. И чтобы тебе с ним было легче и радостнее, и воспитание детей было для тебя самоотверженным счастьем, а не каторгой или экзаменом, который всегда сдается кому-то со страхом ошибки.

* * *

По замыслу книга, которую вы держите в руках, будет первой частью серии «Близкие люди», посвященной разным аспектам привязанности. В этом, в первом, мы пройдем «хорошее» детство, детство без особых проблем и катаклизмов, от начала и до конца, и попытаемся понять, что дает человеку опыт привязанности, как отношения со своими взрослыми помогают создать ядро ​​личности, во многом определяющее всю дальнейшую жизнь.Отсюда и название: «Секретная поддержка». Поняв логику развития ваших отношений с ребенком, вы сможете сделать их лучше, и как мы увидим, именно хорошие отношения, глубокая и надежная привязанность лежат в основе как хорошего поведения, так и успешного развития потенциала ребенка. Не «развивающие методики», а отношения с родителями дают детям наилучший жизненный старт – и мы вместе увидим это, шаг за шагом следуя за своим детством.

Вторая книга «Дети, раненые в душу» будет более грустной — в ней будет рассказано о том, что бывает, если удар судьбы или тяжелые обстоятельства нарушили намеченный природой безопасный маршрут.Мы поговорим о травме привязанности и расстройствах привязанности. Эта тема мне очень близка, потому что я много лет работаю с приемными родителями, родителями раненых в душу детей. Однако никто не застрахован от травм привязанности, и наиболее социально благополучная семья переживает утраты, разлуки, разводы, болезни, внезапные перемены и другие очень чувствительные для ребенка обстоятельства. Родители тоже не всегда умеют оказывать заботу: они могут не понять ребенка или обидеть, даже если любят.Мы поговорим о том, что происходит с детьми в таких ситуациях и как им можно помочь. Эта книга будет очень тесно связана с первой, поэтому я буду часто ссылаться здесь на нее, а здесь — на нее.

Третья книга — так уж вышло — уже вышла, она называется «Если с ребенком трудно». Она практическая, посвящена всем тем ситуациям, когда мы не знаем, как быть, что делать, когда теряется контакт с ребенком, когда мы запутались в собственных воспитательных установках и методах.Предлагает разобраться в происходящем именно с точки зрения теории привязанности, поэтому некоторые моменты пересекаются с тем, о чем здесь пойдет речь. Многие родители уже прочитали его и уверяют, что он работает. Да, это работает. Если вам срочно нужна помощь, если вам сложно с ребенком, можете начать с него, там вкратце изложена сама суть теории привязанности.

И, наконец, четвертая книга — она ​​будет дополнительной и параллельной третьей, и будет называться, соответственно, «Если трудно быть родителем.»Я еще даже не начала, но очень хочу, потому что после многих лет работы с родителями я очень хорошо знаю, как им тяжело. Как травмы привязанности покрывают свои собственные, как трудно это выдержать давления общества и собственной семьи, защиты своего ребенка и его права расти в привязанности, какие героические, беспримерные усилия по изменению себя предпринимают родители ради детей.Чем больше я работаю, тем больше я люблю и уважаю свою родители, такие разные и такие самоотверженные в своей любви к детям.И мне бы очень хотелось написать книгу именно для них, о том, как вы можете стать лучшим родителем для своих детей, чем для своих собственных.

Возможно, со временем в серии появятся еще какие-то книги, но эти четыре я считаю обязательными для себя и очень постараюсь написать их в обозримом будущем. И если вы готовы отправиться в это детское путешествие привязанности, то давайте начнем.

Глава 1

От рождения до года. Приглашение в жизнь

И начинается оно для всех одинаково.

Двое, которые максимально тесно связаны, но при этом совершенно не знают друг друга, даже не видели их вживую. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных корректировок – и несколько трудных часов перехода из мира в мир, выхода из теплой вселенной материнского тела и разделения.

Наконец они смотрят друг другу в глаза.Глаза матери затуманены слезами, усталостью, волнением, облегчением, жалостью. А взгляд новорожденного (если он родился без проблем, не измучен родами и не накачан лекарствами) серьезный, ясный и сосредоточенный. Полное спокойствие.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Отпечатывает в глубине памяти главное лицо в его жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит в этом мире тучи или устроит жестокие потопы, подарит блаженство или изгонит из рая, населит мир чудовищ или ангелов, казнить или помиловать, отдать или отнять, а скорее всего — и то, и другое попеременно.Есть к чему серьезно относиться.

Так начинается история длиною в жизнь, история уз, связывающих младенца и мать почти так же прочно, как пуповина. Держась за эту связь, он выйдет в мир, как космонавт, связанный с космическим кораблем, выходит в открытый космос. В отличие от пуповины, эта связь не материальна, она соткана из психических актов: из чувств, из решений, из поступков, из улыбок и взглядов, из мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и у каждого своя. родителей и каждого ребенка.Она идет не от брюха к брюху, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но так красивее звучит).

Приложение. Чудо не меньшее, чем сама беременность. И не меньше, чем сама жизнь.

Вопрос жизни и смерти

Человеческий младенец рождается очень маленьким и незрелым. Так эволюция решила стоящую перед ней непростую задачу: соединить прямохождение (а значит, и узкий таз) матери, и развитый мозг (а значит, и объемный череп) ребенка.Нужно было как-то выкручиваться. Поэтому перед лицом нашего вида была использована обновленная и улучшенная технология, изобретенная для сумчатых. У огромного кенгуру рождается крохотный, размером с креветку, детёныш, который пока не в состоянии расстаться с матерью. А потом какое-то время носит его в своей сумке. Если он сразу не попадет в сумку матери, то очень быстро умрет от голода и холода.

Дети тоже. Каждый младенец, появившийся на свет, знает правила игры на глубоком, инстинктивном уровне.Они просты и суровы.

Правило первое … Вы сами не арендатор. Если есть взрослый, который будет считать тебя своим, который будет заботиться о тебе, кормить, обогревать и оберегать, ты будешь жить, расти и развиваться. Нет такого — значит, нет тебе места в этой жизни, извини, попытка не удалась.

Потребность ребенка во взрослой заботе является насущной, насущной потребностью. Это не про «было бы хорошо», не про «без мамы одиноко и грустно», это про жизнь и смерть.Программа привязанности, обеспечивающая эту заботу, является нашей «сумкой», предназначенной для рождения ребенка, своего рода внешней маткой, переходными воротами между рождением и выходом в мир. Он заложен в тех глубоких отделах мозга, которые ничего не знают о детских смесях, инкубаторах и детских домах. Там, в очень малоизученных глубинах психики новорожденного, именно это и высечено на табличках: стань чьим-то — или умри. Третьего не дано.

Это первое и очень важное свойство привязанности, которое многое объясняет в поведении детей. Привязанность — жизненная потребность, уровень значимости максимальный. Без нее не живут .

Это обстоятельство связано с правилом два … Если вдруг взрослого нет рядом, или он не спешит заботиться и защищать, ты, малыш, не сдавайся сразу. Вы не просто капризничаете, вы боретесь за жизнь, тут деликатность неуместна. Не придет — зови громче. Если он не хочет, заставьте его это сделать. Забыл — напомни. Насчет него не уверена — перепроверьте, он еще ваш взрослый и считает ли вас своей.Здесь важна бдительность. Ставка высока. Драться!

И это второе, что важно помнить: если ребенок не уверен в своем взрослом, в своей привязанности, он будет искать подтверждение связи, стремиться сохранить и укрепить ее любой ценой. Любой. Потому что на кону его жизнь.

Именно поэтому, едва появившись на свет, младенец сразу берется за дело. Нужно найти своего взрослого и вовлечь его в ласку. Привяжите к себе, но потуже. У него есть для этого все необходимое, природа подготовила его как Джеймса Бонда для особо сложной миссии.

Без зубов, но вооружен

Крик, конечно, главное оружие новорожденного. Что еще он может сделать? До сих пор его не слушаются даже собственные руки и ноги. Поэтому, чтобы привлечь внимание взрослого, он кричит. Нет, не просто кричать, а КРИЧАТЬ. Крики. Кричать.

Объективно крик новорожденного не такой громкий и резкий. Особенно для жителя большого города, постоянно живущего в шуме — чем такой крохотный человечек может его поразить по сравнению с соседской дрелью, грохотом метро, ​​ревом взлетающих самолетов, грохотом мотоцикла, грохотом музыки из где угодно? Однако от любого из этих звуков, пусть и неприятного, мы можем как-то абстрагироваться.Научитесь не слышать, не замечать и даже спать под ними. Говорят, во время войн люди засыпали под канонаду. И мы не можем абстрагироваться от детского плача. Он проникает «в самую печень», он «поднимает мертвых», он попадает в какой-то частотный диапазон, пробуждающий в нас инстинкт заботливого взрослого и голос этого инстинкта неумолим. Не важно, что ты устал и хочешь спать, или болен, не важно, что ты занят другим, неважно, хочешь ли ты, можешь ли — быстро, прямо сейчас, он бросила все, встала и подошла к ребенку.Это работает, даже если плачет чужой ребенок: оглядываемся, переживаем, а если свой, то готовы на все, лишь бы остановить: покормить, согреть, помыть, сцедить — все, что нужно, чтобы ребенок был жив и здоров. .

Бывает, что инстинкт заботы нарушен временно (например, под воздействием психоактивных веществ: алкоголя, наркотиков) или стойко (вследствие психического расстройства, собственного крайне травмирующего опыта, органического поражения головного мозга). Тогда плач младенца либо не может пробить опьянение, либо остается без присмотра, либо вызывает непредвиденную природой патологическую реакцию: ярость или отчаяние.Так происходят трагические случаи из криминальной хроники, когда кричащего ребенка бьют об стену или мать выбрасывают из окна в состоянии послеродовой депрессии.

Однако попытки сломить инстинкт, вместо того, чтобы подчиниться ему, имели место во вполне респектабельном обществе, например, в начале 20 века в поездах высокоразвитых и зажиточных страны. Это были такие закрытые ящики с толстыми стенками и отверстиями для воздуха, куда родителей просили положить плачущих детей, чтобы они не мешали отдыху других пассажиров.От идеи быстро отказались — детей тем не менее жалко, хотя то и дело вспыхивают бурные гневные дискуссии на тему «избавьте нас от этого звука, перевезите детей как-нибудь отдельно или посидите с ними дома».

Однако не все же с кнутом, есть ребенок и пряники в распоряжении ребенка.

Обычно на втором месяце жизни в какой-то момент ребенок это делает. Того, от чего родители теряют всякое самообладание, начинают возбужденно звонить друг другу, бегать по квартире в поисках фотоаппарата, звонить родным и рассказывать друзьям, что их ребенок сегодня в первый раз — улыбнулся.

Казалось бы, что это? Крошечное существо слегка вытянуло свой беззубый рот. А чуть позже я научился добавлять к этой гримасе тихий звук — смеяться. Однако у взрослых улыбка младенца вызывает состояние эйфории, ни с чем не сравнимого блаженства и счастья. Это такое удовольствие, что отныне взрослые готовы навредить себе, как торт, лишь бы он сделал это снова. И далее. И далее. Мы снова готовы носить, качать, подпрыгивать, целовать, махать погремушкой, петь, кукарекать и фыркать, заставлять кота работать зоопарком, а дедушку заставлять шуршать газетой — что угодно, лишь бы он почаще смеялся.Лишь бы еще раз испытать этот ни с чем не сравнимый кайф.

Угадайте, как это выглядит? Природа позаботилась о том, чтобы мы сели на этот крючок. Ребенок получит все необходимое для роста и развития, вознаграждая родителей за труд минутами неземного блаженства. При этом также работают инстинктивные программы заботы о потомстве. Как секс делается приятным, чтобы мы не ленились размножаться и размножаться, так и уход за малышом сопровождается наградой в виде выброса в кровь гормонов удовольствия.

На самом деле ребенок может даже ничего особенного и не делать, все равно он втягивает нас в привязанность — одним только своим видом. Большая голова, пухлое лицо, нос-кнопка, большие глаза, короткие ручки и ножки — все это направлено на инстинкт заботы. А как сладко пахнет…

Известно, что если фигура с младенческими пропорциями случайно попадает в поле зрения, мы задерживаем на ней взгляд чуть дольше, чем на любой другой. Инстинкт требует внимательно присмотреться и убедиться, что с ребенком все в порядке.Кроме того, фигуры с младенческими пропорциями всегда вызывают невольную симпатию, мы запрограммированы на то, чтобы нравиться. Это свойство психики активно используется в рекламе и создании фирменных картинок, вспомните хотя бы Микки Мауса или Олимпийского мишку.

Рефлексы, унаследованные человеком от далеких предков-приматов, служат одной цели — поддержанию контакта со взрослыми особями. Новорожденный цепко хватается за палец или за волосы взрослого, а если он слишком резко опущен и опущен вниз, подбрасывает его вверх руками и ногами, как бы пытаясь прикрыть лапу взрослого.Это помогало нашим предкам не терять детеныша, если им приходилось быстро убегать от хищника в густых зарослях или по веткам деревьев.

Секретная поддержка. Нежность в жизни ребенка Людмила Петрановская

(оценки: 1 , среднее: 5,00 из 5)

Название: Секретная поддержка. Нежность в жизни ребенка

О книге «Тайная опора. Любовь в жизни ребенка» Людмила Петрановская

Людмила Петрановская – успешный педагог, семейный психолог, блогер, а также автор множества книг в области психологии воспитания.«Пришла в класс приемный ребенок», «Трудный возраст», «Что делать, если…» — и это лишь малая часть произведений, вышедших из-под ее пера.

Людмила Владимировна Петрановская оппонент системы интернатов, выступает за то, чтобы дети росли и воспитывались в семьях, будь то кровные или приемные семьи, а также показывает свое негативное отношение к уровню работы в системе защиты прав детей-сирот, к низкое качество подготовки приемных родителей и специалистов в этой области.

«Секретная поддержка. Нежность в жизни ребенка» — книга из категории «Почему я не знала об этом, когда мне было 18». Почему ты спрашиваешь? Все очень просто! «Тайная опора» — это особенная энциклопедия реальной жизни. Семейная жизнь, воспитание, взросление, отношения матери и ребенка. Нет, это не та энциклопедия, которая заставит вас мучиться в поисках нужной информации. Логистика книги выстроена очень просто и понятно: описание всех периодов жизни и проблем, возникающих в разные периоды, осуществляется в хронологическом порядке — от рождения до взрослой жизни.Простое и понятное описание кризисов в отношениях между родителями и детьми, пути их преодоления — все это подкреплено графическими иллюстрациями.

Преимущество книги в том, что это не переводное издание, а адаптированное к нашим реалиям жизни. Переводные зарубежные издания базируются на ином фундаменте, на иной системе ценностей в воспитании детей. Стратегия автора состоит в том, чтобы не давать как можно больше заумной информации и ничего не объяснять.Людмила Петрановская – профессионал высокого класса, обращаясь к собственному опыту материнства, раскладывает для вас понятия «кризис трех лет», «кризис подросткового возраста», фаза «плато».

«Секретная поддержка. Нежность в жизни ребенка» рекомендуется к обязательному прочтению всем папам, мамам (даже на этапе беременности и тем, кто собирается создать семью), детям и бабушкам. А если вы все-таки «накосячили» со своим ребенок, не волнуйтесь. Хотите действительно узнать что-то новое в психологии ребенка, а не просто бездумно проецировать на него свое «взрослое» поведение? «Тайная поддержка» легко и непринужденно поможет вам в решении спорных и важных проблем связанные со взрослением и самоутверждением детей.

Людмила Петрановская — удивительный человек. Целью своей жизни она поставила помощь детям, оставшимся без попечения родителей. Теперь вместе с коллегами она создала совершенно особенный проект — Институт развития семейной организации. На плечи этих специалистов легла задача преобразования системы, которая занимается распределением детей и работой с приемными семьями. Желаем вам удачи в этом нелегком деле. Для широкого круга людей Людмила является известным психологом, чьи книги помогли десяткам тысяч семей по всей России.

Прочитать книгу «Секретная поддержка». Любовь в жизни ребенка

Людмила Петрановская создала совершенно необычный для нас образовательный проект, сложив в этой потрясающей книге весь свой жизненный опыт, мастерство психолога и огромный талант педагога. Особенность книги в том, что опыт воспитания невероятно близок среднестатистической российской семье. Если вы купили книги матёрых западных педагогов, то часто могли разочароваться — их опыт, жизненный опыт и стиль воспитания совершенно не вписываются в реалии России.Если вы хотите прочитать книгу Секретная поддержка бесплатно на нашем сайте — переходите, нажав на кнопку справа. Наша замечательная электронная книга адаптируется к любому разрешению и устройству.

Скачать книгу Секретная поддержка

Помимо актуальности, книга очень хорошо написана. Не будет общих советов, как воспитывать ребенка (имеется в виду малыш от 3 лет, до восемнадцатилетнего собрата). Структура книги распределена именно по возрастному диапазону, когда поведение, психика и развитие нуждаются в коррекции со стороны родителей.Для скачать книгу Людмилы Петрановской Тайная поддержка. Нежность в жизни ребенка нужно нажать на кнопку справа от этого текста и перейти.

Обзор

Всем привет! Сегодня я хочу рассказать вам о новой книге, которую я прочитала. Это психологическая литература, и ее автор Людмила Петрановская. Книга называется Секретная поддержка. Мне посоветовала подруга, мама замечательного мальчика. Она читала ее для того, чтобы лучше понять своего ребенка, правильно его воспитать.

Эта книга рассчитана на абсолютно обычную женщину, для этого не обязательно получать профильное психологическое образование, но так уж получилось, что мы с подругой психологи. Однако описано все очень доступно и дружелюбно. Женщине, планирующей стать матерью, следует прочитать эту книгу. Не только этот, конечно. Есть еще много книг о воспитании детей, но эта книга — настоящая жемчужина такой литературы.

Здесь раскрывается вся суть того, как правильно взаимодействовать с ребенком от рождения до совершеннолетия.Я не буду полностью описывать всю информацию, которую я получил в этой книге, но она там очень доступна: начиная с описания того, как взаимодействовать с младенцем, какие потребности есть у годовалого мужчины, как это необходимо общаться и гасить конфликты с трехлеткой, как строить отношения и заниматься воспитанием школьника и подростка и как маме лучше постепенно выпускать свою кровь во взрослую жизнь.

Все описано на жизненных примерах, с помощью которых женщина или мужчина, прочитавшие эту книгу, могут сделать вывод о том, как ему следует поступать в нелегком деле воспитания своего ребенка.Скажем, много внимания уделяется тому, что в младенчестве ребенку нужно больше проявлять свою любовь. И много других полезных советов.

Их можно давать любому взрослому, даже когда семья воспитывает детей по какой-то методике или без таковой. Если прочитать книгу Людмилы Петрановской «Тайная поддержка, », то можно найти лучшие советы для любого этапа жизни ребенка и любой стратегии его воспитания.

Книга подойдет не только родителям. Даже если читатель уже взрослый, у него в голове много своих «тараканов», которые касаются его, личных, отношений с родителями, которые гарантированно вносят свой вклад в воспитание своих детей, а это не всегда хорошо.Благодаря этому руководству вы сможете не только понять психологическую подоплеку своего поведения, но и распознать причины поведения своих друзей, родственников и коллег по работе.

Здесь много времени уделяется кризисам развития ребенка. Как пройти эти этапы, как положительно повлиять на развивающуюся личность. Ребенок постепенно, с каждым часом своей жизни, после совершенно юного возраста отдаляется от родителей, погружаясь в самостоятельное путешествие в мир.Его положительный опыт общения с родителями и их любви в раннем детстве создает прочную основу для его развития как личности. Во взрослую жизнь он выходит психологически подготовленным, ощущая родительскую любовь и родительское отношение, а оценка его поступков, его личности и поддержки становится его тайной опорой.

Избранные отзывы

Очень рекомендую прочитать эту книгу. Для тех, кто планирует завести детей. Еще задолго до рождения самого ребенка нужно быть готовым.Также рекомендую всем родителям, независимо от возраста их детей — хоть младенцам, хоть подросткам, хоть взрослым детям-студентам. После прочтения этой книги ваши дети всегда будут нуждаться в вас, вы всегда будете их понимать и влиять на них только положительно, не ограничивая их. собственное развитие, но беря лучшее от вас.

Ваши дети будут слушать своих родителей, они не будут считать вас ретроградами, они будут относиться к вашим суждениям как к мудрым суждениям стариков, а не болтовне несовременных предков.Однако нужно не только казаться таковым своим детям, но и действительно мудро относиться к воспитанию своих детей и транслировать им только позитивные и правильные вещи.

Секретная поддержка. Нежность в жизни ребенка

Людмила Петрановская — удивительный человек. Целью своей жизни она ставила помощь детям, оставшимся без попечения. Теперь вместе с коллегами она создала совершенно особенный проект – Институт развития семейного устройства.На плечи этих специалистов легла задача преобразовать систему, которая занимается распределением детей и работой с приемными семьями. Желаем удачи в этом нелегком деле. По широкому кругу Людмила – известный психолог, чьи книги помогли десяткам тысяч семей по всей России.

Прочтите книгу секретной поддержки. Нежность в жизни ребенка

Людмила Петрановская создала совершенно необычный для нас образовательный проект, сложив в этой удивительной книге весь свой жизненный опыт, мастерство психолога и огромный талант педагога.Особенность книги в невозможности примерного родительского опыта в среднестатистической российской семье. Если бы вы купили книги мам западных учителей, они часто могли разочароваться — их опыт, образ жизни и стиль воспитания не вписываются в реалии России. Если вы хотите прочитать книгу Mysteryproof бесплатно На наш сайт — заходите, нажав на кнопку справа. Наш потрясающий ридер настраивается под любое разрешение и устройство.

Скачать книгу тайна поддержки

Помимо актуальности, книга очень хорошо написана.Не будет общих советов, как воспитывать ребенка (имея в виду малыша до 3 лет, до восемнадцатилетних малышей). Структура книги распределена именно в возрастных рамках, когда поведение, психика и развитие нуждаются в корректировке со стороны родителей. Для скачать книгу Людмила Петрановская Тайная поддержка. Нежность в жизни ребенка Нужно нажать на кнопку справа от этого текста и перейти.

Обзор

Всем привет! Сегодня я хочу рассказать вам о новой книге, которую я прочитала.Это психологическая литература и автор ее Людмила Петрановская. Называется книга Секретная поддержка. Мне посоветовала ее подруга, мамина чудесного мальчика. Она читала ее для того, чтобы лучше понять своего ребенка, правильно его воспитать.

Эта книга рассчитана на абсолютно обычную женщину, для этого не обязательно получать профильное психологическое образование, но так получилось, что мы психологи. Тем не менее, все описано все очень доступно и дружелюбно.Женщине, которая планирует стать матерью, следует прочитать эту книгу. Не только это, конечно. Разных книг по воспитанию детей еще очень много, но эта книга — настоящая жемчужина такой литературы.

Раскрывает всю суть взаимодействия с ребенком от его рождения и до вылупления взрослого. Я не буду описывать полностью всю информацию, которую я получил в этой книге, но она там очень доступна: начиная с описания того, как взаимодействовать с малышом, в чем нуждается годовалый человечек, может общаться и гасить конфликты с трехлеткой. — годик первый, как наладить отношения И заняться воспитанием школьника и подростка и как лучше матери постепенно отпустить кровь в зрелом возрасте.

Все описано на жизненных примерах, из которых женщина или мужчина, прочитавший эту книгу, может сделать вывод о том, как ему поступить в непростом деле воспитания своего чада. Допустим, много внимания уделяется тому, что в младенчестве ребенку необходимо больше демонстрировать свою любовь. И много других полезных советов.

Их можно подарить любому взрослому мужчине, даже когда семья воспитывает детей по какой-либо технике или без нее. Если прочитать книгу тайной поддержки Людмилы Петрановской, то можно найти лучший совет Для любого жизненного этапа ребенка и любой стратегии его воспитания.

Книга подойдет не только родителям. Пусть читатель уже взрослый, но у него много своих «тараканов в голове», которые касаются его, личного, отношений с родителями, которые гарантированно способствуют воспитанию своих детей, а это не всегда хорошо. Благодаря этому пособию вы сможете не только понять психологическую подоплеку своего поведения, но и распознать причины поведения своих друзей, близких и коллег.

Здесь много времени уделяется кризисному развитию ребенка.Как пережить эти этапы, как положительно повлиять на развивающуюся личность. Ребенок постепенно с каждым часом своей жизни, ведь самый младший возраст, отличается от родителей, погружаясь в самостоятельное путешествие по миру. Его положительный опыт общения с родителями и их любовь в раннем детстве составляет прочную основу для становления его, как личности. Во взрослую жизнь он выходит психологически подготовленным, чувствуя родительскую любовь и родительское отношение, И его тайной опорой становится оценка его поступков, его личности и поддержки.

Избранное Отзывы

Очень рекомендую прочитать эту книгу. Для тех, кто планирует иметь детей. Еще задолго до рождения ребенка самому нужно подготовиться. Также советую ее всем родителям, независимо от возраста их детей — хоть младенцев, хоть подростков, хоть взрослых школьников. Прочитав эту книгу, вы всегда будете нужны своему ребенку, всегда будете понимать его и влиять на него только положительно, не ограничивая его собственного развития, а перенимая от вас все самое лучшее.

Ваши дети будут слушать своих родителей, не будут считать вас ретроградами, будут ссылаться на ваши суждения, как на мудрые суждения вечноязычных, а не на болтовню неродственных предков. Однако нужно не только казаться такими детьми, но и действительно мудро относиться к воспитанию своих детей и транслировать на них только положительные и правильные вещи.

Секретная поддержка. Нежность в жизни ребенка Людмила Петрановская

(рейтинги: 1 , среднее: 5,00 из 5)

Название: Секретная поддержка.Нежность в жизни ребенка

О книге «Тайная опора. Нежность в жизни ребенка» Людмила Петрановская

Людмила Петрановская — успешный педагог, семейный психолог, блогер, а также автор разнообразные книги в области психологии детского воспитания. «В класс пришел приемный ребенок», «трудный возраст», «что делать, если…», — и это лишь малая часть произведений, вышедших из-под ее пера.

Людмила Владимировна Петрановская противник интерната, выступает за то, чтобы дети росли и воспитывались в семьях, будь то семьи кровные или приемные.Также показано его негативное отношение к уровню исполнения в системе защиты прав детей-сирот, к низкому качеству подготовки усыновителей и специалистов в этой области.

«Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» — книга из разряда «Почему я не знал о ней, когда мне было 18 лет». Почему вы спрашиваете? Все очень просто! «Тайная опора» — это совершенно особая энциклопедия реальной жизни. Образ жизни семьи, воспитание, взросление, общение матери и ребенка.Нет, это не та энциклопедия, которая заставляет мочиться, при поиске нужной информации. Логистические книги построены очень просто и понятно: описание всех периодов жизни и проблем, возникающих в разные периоды, осуществляется в хронологическом порядке — от рождения до взросления. Простое и понятное описание кризисов в отношениях родителей и детей, способов их преодоления, — все это подкреплено наглядными иллюстрациями.

Достоинство книги в том, что это не переводное издание, а адаптированное к нашим реалиям жизни.Переводные зарубежные издания основаны на ином фундаменте, на иной системе ценностей в воспитании детей. Стратегия автора состоит в том, чтобы не давать как можно больше информации и ничего не уточнять. Людмила Петрановская — профессионал высокого класса, ссылается на собственный опыт материнства и на полках делает акцент на понятиях «кризис трех лет», «кризис подросткового возраста», фаза «Плато».

«Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» рекомендуется к обязательному прочтению всем папам, мамам (даже на стадии беременности и тем, кто собирается создавать семью), детям и бабушкам.И если вы все-таки «сломали файрлы» своим шансом, не расстраивайтесь. Хотите действительно узнать что-то новое в детской психологии, а не просто бездумно проецировать на него свое «взрослое» поведение? «Тайная опора» легко и просто поможет вам в решении спорных и важных проблем, связанных с рассмотрением и самоутверждением детей.

Людмила Владимировна Петрановская

Секретная поддержка. Нежность в жизни ребенка

Тайная поддержка. Нежность в жизни ребенка

Близкие люди
Людмила Петрановская — автор серии книг для детей «Что делать, если …», известный психолог-педагог, руководитель вебинаров по семейным отношениям и лауреат премии Президента РФ представляет продолжение серии «Близкие люди: Психология отношений». Книга будет полезна не только молодые мамы, но и те, кто хочет переосмыслить отношения со своим возможно уже повзрослевшим ребенком

Людмила Владимировна Петрановская

Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка

Любила тебя без всяких причин
За то, что ты дочь
За то, что ты сын
За то, что малыш
За то, что растет
За то, что папа и мама похожи.
И эта любовь до конца твоих дней
Она останется тайной твоего тела.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа появляются на свет уже неотличимыми от «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители только помещаются в благоприятную среду, а там и сами. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду.Как и некоторые насекомые. Отдельные виды рыб их мальков уже охраняются. Многие рептилии охраняют кладку яиц и присматривают за вылупившимся потомством. Но птицы уже обязательно садятся, кормят и обучают птенцов, иногда совершают чудеса самопожертвования ради потомства. Млекопитающие не выживают со взрослыми без ухода, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители мамы не только кормят, охраняют и учат – с ними играют, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

Если смотреть с этой точки зрения, то человек и в самом деле — венец творения. Потому что самое беспомощное юное и самое длинное детство на планете — четверть жизни — у нас. Прежде чем ребенок сможет обходиться без взрослых, пройдут годы. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать лет заканчивалось, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, что увеличивается существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет, а он, как тараканы, и строит свою жизнь, думает об устройстве вселенной, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, дерзает, Верит, любит, — одним словом, существо разумное и свободное, нужен довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом пристрастившись к свободе, она представляет собой полную изначальную неспособность к миру, заключающуюся в способности видоизменить этот мир.

Каждый, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошел этот путь. На это идут все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом от рождения до взрослой жизни и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной. Хотелось бы еще одну жизнь параллельно посвятить ее исследованиям, и каждое одобрение проверять.Но второй жизни у меня нет, и в этой я решил практиковаться. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из вашей жизни, из историй клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности — теория вполне научная, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из них я буду ссылаться по ходу повествования. Но я вполне осознаю, что не все утверждения этой теории и уж тем более не все утверждения в этой книге полностью научно подтверждены, но это вообще трудно проверить.Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг ей посвящено пока меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И очень жаль, потому что я не знаю этого момента. Подход к изучению человека, изучению детства, подход к воспитанию и психотерапии более глубокий, точный и действенный в практической работе. Множество проблем, отравляющих жизнь многим людям, просто не создавались бы, если знать, как устроены отношения ребенка с родителями.И многие уже созданные и даже знакомые можно было бы решить вполне успешно и надежно. Уверен, когда-нибудь это будет осознанно, феномен привязанности будет изучен на самом деле глубоко, и мы откроем много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но у моих клиентов и читателей дети растут прямо сегодня, и они не могут ждать. Поэтому делюсь прямо сегодня с вами, чем могу, не выдавая написанного за правду в последней инстанции.Читайте, смотрите, слушайте себя, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в ваших отношениях с ребенком что-то пойдет не так, не стоит сразу пугаться и искать, где вы ошибаетесь. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой проработанной теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе или даже с точностью до наоборот — просто подумайте, почему так может быть.У ребенка может быть свой темп развития или особенности характера, могут быть сейчас в жизни сейчас или какое-то время назад особые обстоятельства, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты видишь, чувствуешь себя никем, даже если тебе кажется, что ты совсем ничего не понимаешь. Мнение специалиста – важная информация для размышлений, это способ увидеть свою ситуацию как бы возможностью увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиций и даже эволюции нашего вида.Но решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган – только вам, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит не о том, что книга – это слушать интуицию.

В книге мы пройдем вместе с ребенком и его родителями через все детство: от рождения до взрослой жизни. Мы построим «дорожную карту» взросления и рассмотрим роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многогранно, его тело, его интеллект и способности изменяются и развиваются, но мы остановимся только на одной линии: его отношения со «своими» взрослыми, каковы они, с одной стороны, зависят от развитие всего остального, с другой — повлиять на это развитие.Каждая глава книги – это очередной этап детства. Каждый этап – это новые вызовы возраста, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Попытаемся понять логику: как зависимость и беспомощность переходят в зрелость, как наша любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой, как на стержне, держится его личность.

Наш проезжий путь будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино.Будет здорово, если вы каждый раз будете тупить из книги и вспоминать одни и те же — или непохожие ситуации, в которых вы были или за которыми наблюдали, и пытаться анализировать их с точки зрения прочитанного. А может быть, он хочет что-то перечитать или пересмотреть под новым углом зрения.

Иногда мы будем как бы подниматься над нашим путем для небольших теоретических экскурсов, чтобы понять, как он устроен. Если тема покажется вам особенно интересной, есть смысл найти и прочитать книги, на которые я даю ссылки.Обещаю не перегружать рассказ терминами и упомяну только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере продвижения по маршруту время от времени будем делать практические выводы: как вести себя взрослым, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался в соответствии с замыслом природы, наполнялся привязанностью и успешно превратил его в независимость. И для того, чтобы тебе с ним было легче и счастливо, и отцовство требовало самоотверженности со счастьем, а не Каторогой или вечно сданным кем-либо экзаменом со страхом ошибок.

По замыслу книга, которую вы держите в руках, станет первой частью серии «Близкие люди», посвященной разным аспектам привязанности. В этом, в первом, мы пройдем от начала до конца «хорошее» детство, детство без всяких проблем и катаклизмов, и попробуем понять, что оно дает человеку опыт привязанности, как отношения с их взрослые помогают создать личностный стержень, во многом определяющий всю дальнейшую жизнь.Отсюда и название: «Секретная поддержка». Поняв логику развития его отношений с ребенком, вы сможете сделать их лучше, и как мы увидим, именно хорошие отношения, глубокая и надежная привязанность лежат в основе и хорошего поведения, и успешного раскрытия потенциала ребенка. Не «развивающие методики», а отношения с родителями дают детям наилучший старт в жизнь – и вместе мы в этом убедимся, пройдем шаг за шагом по детству.

Вторая книга «Дети, раненые в душу» будет более грустной — в ней пойдет речь о том, что бывает, если удар судьбы или трудные обстоятельства прервали благополучный, задуманный природой маршрут.Мы поговорим о травмах привязанности и расстройствах привязанности. Эта тема мне очень близка, потому что я много лет работаю с приемными родителями, родителями раненых в душу детей. Однако никто не застрахован от травм, никто не застрахован, и самая благополучная в социальном смысле семья переживает потери, разлуки, разводы, болезни, резкие перемены и другие обстоятельства, очень чувствительные к ребенку. Родители тоже не всегда умеют заботиться: они не могут понять или обидеть ребенка, даже если захотят.Мы поговорим о том, что происходит с детьми в таких ситуациях и как они могут помочь. Эта книга будет очень тесно связана с первой, поэтому я буду часто присылать ее сюда, а сюда — ей.

Третья книга — так уж вышло — уже вышла, называется «если тяжело с ребенком». Она практическая, посвящена всем тем ситуациям, когда мы не знаем, как быть, что делать, когда теряется контакт с ребенком, когда мы запутались в собственных воспитательных установках и методах.Оно приглашено в происходящее с точки зрения теории привязанности, поэтому некоторые моменты перекликаются с тем, о чем здесь пойдет речь. Многие родители уже были готовы и заверили, что это работает. Да, это работает. Если вам срочно нужна помощь, если вам стало сложно с ребенком, можете начать с него, там кратко изложена суть теории привязанности.

И, наконец, четвертая книга — она ​​будет необязательной и параллельной третьей, и называться, соответственно, «если есть жесткий родитель».Я к ней еще даже не приступала, но очень хочу, потому что за много лет работы с родителями хорошо знаю, как это тяжело. Как прикрыть собственные раны привязанности, как трудно выдержать пресс общества и собственной семьи, отстаивая своего ребенка и свое право расти в привязанности, какие героические, беспримерные усилия изменить себя родители совершают ради детей. Чем больше я работаю, тем больше люблю и уважаю родителей, таких разных и таких самоотверженных в нашей любви к детям.И мне бы очень хотелось написать книгу только для них, о том, как можно стать для своих детей лучшим родителем, чем собственный.

Возможно, со временем в серии появятся и еще какие-то книги, но эти четыре я считаю MUST DONE для себя и очень постараюсь написать их в обозримом будущем. И если вы готовы совершить это путешествие детством по пути привязанности, давайте начнем.

От рождения до года. Приглашение в жизнь

И стартует у всех одинаково.

Двое, которые максимально тесно связаны, но при этом совершенно не знают друг друга, даже не видятся в лицо. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных подгонок — и несколько тяжелых часов на переход из мира в мир, на то, чтобы покинуть теплую вселенную материнского тела и отделиться.

Наконец, они смотрят друг другу в глаза.Взгляд матери затуманен слезами, от усталости, от достоинства, от облегчения, от жалости. И взгляд новорожденного (если он родился без проблем, не изнурен родами и не накачан лекарствами) — Серьезный, ясный и сосредоточенный. Полные столбцы.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Запечатление в глубине памяти главного человека в его жизни, личности человека, который станет демиургом своего мира, который распустит тучи в этом мире, подарит блаженство или изгонит из Рая, наладит мир чудовищами или ангелами, казнить или миловидных Забрать, но скорее всего — и то, и другое, и наоборот.Есть с чего быть серьезным.

Так давно начинается история, история общения, которое связывает ребенка и мать почти так же прочно, как пуповина. Удерживая за эту связь, он будет выпущен как космонавт, связанный с открытым космосом. В отличие от пуповины, эта связь не материальна, она носится от психических актов: от чувств, от решений, от поступков, от улыбок и взглядов, от мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и уникальна для каждого родителя. и каждый ребенок.Она идет не от брюха к желудку, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но звучит красивее).

Приложение. Чудо не меньше, чем сама беременность. И не меньше, чем сама жизнь.

Вопрос жизни и смерти

Детеныши человека рождаются очень маленькими и незрелыми. Вот и эволюция решила бросить ей вызов: соединить напряжение (а значит, узкий таз) матери и развитый мозг (а значит, и объемный череп) ребенка.Нужно было как-то выкручиваться. Поэтому перед лицом нашего вида использовалась обновленная и усовершенствованная технология, придуманная для образцов. Огромная кенгуру рождает крохотного, с креветку размером, детеныша, который еще не способен отделиться от матери. А потом какое-то время останавливает его в мешке. Если он не упадет сразу в сумку матери — очень быстро умрет от голода и холода.

Также дети. Каждый младенец, приходящий в мир, на глубинном, инстинктивном уровне знает правила игры.Они просты и суровы.

Правило первое. Сами по себе вы не арендатор. Если есть взрослый человек, который возьмет тебя к себе, будет заботиться о тебе, кормить, обогревать и защищать — ты будешь жить, расти и развиваться. Нет такого средства — значит, для вас нет места, извините, попытка не удалась.

Потребность ребенка во взрослом уходе — потребность жизненная, жизненная. Это не про «ну», не про «без мамы одиноко и грустно», это про жизнь и смерть. Программа привязанности, обеспечивающая эту заботу, — и есть наша «сумка», предназначенная для передачи ребенку, своеобразная внешняя матка, переходные ворота между рождением и выходом в мир.Она заложена в тех глубоких отделах мозга, которые ничего не знают о молочных смесях, кувшинках или детских домиках. Там, в очень малоизученных глубинах психики новорожденного, высечено на скребках: Стань кем-то — или умри. Третьего не дано.

Это первое и очень важное свойство привязанности, которое многое объясняет в поведении детей. Привязанность — жизненная потребность, уровень значимости — максимальный. Без этого не жить.

С этим обстоятельством связано правило.Если вдруг не окажется взрослого, или он не спешит заботиться и защищаться, ты, малыш, не сдавайся сразу. Вы не просто капризный, вы боретесь за жизнь, есть неуместная деликатность. Не приходит — зови громче. Не хочет — сделай. Забыл — напомни. Не уверен в этом — еще раз перепроверь, является ли он все еще твоим взрослым и считает ли тебя своей. Здесь важна бдительность. Скорость высокая. Драться!

И это второе важное, о чем стоит помнить: если ребенок не уверен в своем взрослом, в своей привязанности, он будет искать подтверждения связи, стремиться сохранить ее и укрепить любой ценой.Любой. Потому что на Кону — его жизнь.

Вот почему, едва появившись на свет, малыша тут же принимают за дело. Нужно найти своего взрослого и привлечь его к ласке. Приведи к себе, да сильнее. В нем есть все необходимое для этого, природа его снаряжает, как Джеймса Бонда, для особо сложной миссии.

Без зубов, но вооружен

Крик — это, конечно, главное оружие новорождённого. А что еще он может? Пока даже собственных рук-ног не наблюдается.Поэтому, чтобы привлечь внимание взрослого, он кричит. Нет, не просто кричать, а кричать. Писать. Yell

Объективно плач новорожденного — звук не такой громкий и резкий. Особенно для жителя большого Города, который постоянно живет в шуме — ну как может убить его крохотный человечек по сравнению с соседской дрелью, грохотом метро, ​​ревом взлетающих самолетов, треском мотоцикла, грохотом отовсюду музыки? Однако от любого из этих звуков, хоть и неприятных, можно как-то абстрагироваться.Научиться не слышать, не замечать и даже спать под ними. Говорят, во время войн люди и под канонаду сыпались. И от плача младенца мы не можем абстрагироваться. Он проникает «в печень», он «мертвого поднимет», он попадает в какой-то такой частотный диапазон, который пробуждает инстинкт осторожного взрослого человека и голос этого инстинкта неотвратимо. Неважно, что ты устал и хочешь спать, или болен, не важно, что ты занят чем-то другим, неважно, хочешь ли ты, ты можешь, «быстро, щас все бросил, встал и пошел к ребенку.Действует, даже если плачет чужой ребенок: смотрим, волнуемся, а если наш, то готовы на все, лишь бы он остановился: покормить, обогреть, помыть, покачать — все, что нужно, чтобы ребенок был жив и здоров.

Бывает, что инстинкт заботы нарушен временно (например, под влиянием изменяющих психику веществ: алкоголя, наркотиков) или стойко (вследствие психического расстройства, собственного крайне травмирующего опыта, органического поражения головного мозга). Тогда крик ребенка либо не может пробиться сквозь дурман, он остается бесследным, либо вызывает патологическую реакцию, не предусмотренную природой: ярость или отчаяние.Вот и трагические случаи из криминальной хроники, когда кричащий ребенок бьется об стену или мать выбрасывается в окно послеродовой депрессии.

Однако попытки сломить инстинкт, вместо того, чтобы подчиниться ему, имели место во вполне приличном обществе, например, в начале 20 века в поездах очень развитых и благополучных стран пытались установить звукоизолирующие боксы для младенцев. Это были такие закрытые коробки с толстыми стенками и вентиляционными отверстиями, куда родителей просили укладывать плачущих детей, чтобы они не мешали отдыху других пассажиров.От идеи быстро отказались — детей все же пожалели, хотя в наши дни бурные гневные дискуссии на тему «Избавьте нас от этого звука, носите детей как-нибудь отдельно или посидите с ними».

Если вы поймете своего ребенка, вам будет легче строить с ним отношения. Ответы на самые сложные вопросы именно там. У вас ранняя разработка или начинать все на самонеке? Отдать ли в детский сад…

Читать полностью

Людмила Петрановская — автор серии книг для детей «Что делать, если …», известный психолог-педагог, руководитель вебинаров на тему отношений в семье и лауреат премии Президента РФ представляет продолжение серии «Близкие люди: Психология отношений». Предыдущая Книга «Если ребенку трудно» стала бестселлером для родителей и дала ответы на самые популярные вопросы в воспитании детей.
Новая книга будет полезна не только молодым мамам, но и тем, кто хочет переосмыслить свои отношения с их, возможно, уже повзрослевший ребенок.Вы узнаете:
— Как формируется привязанность ребенка к родителям с раннего возраста до подросткового возраста;
— Почему роль наставника и родителя далеко не одно и то же;
— Как стать вашим алиментом в жизни.
Если вы поймете своего ребенка, вам будет легче строить с ним отношения. Ответы на самые сложные вопросы именно там. У вас ранняя разработка или начинать все на самонеке? В детский сад отдашь или оставишь с бабушкой? Наказываете ли вы по просьбе учителя и есть ли в этом смысл? Вы дали подростку желаемую свободу? И, наконец, как сохранить отношения с ребенком, когда он уже взрослый?
Найдите ответы на эти вопросы, шаг за шагом пройдя детство вместе с Людмилой Петрановской.

Скрыть

Кнопка над «Купить бумажную книгу» Вы можете купить эту книгу с доставкой по России и аналогичные книги по лучшей цене в бумаге на сайтах официальных интернет-магазинов.

По кнопке «Купить и скачать электронную книгу» Вы можете купить эту книгу в электронном виде в официальном интернет-магазине «Литрес», а затем скачать ее на сайте Литрес.

По кнопке «Найти похожие материалы на других сайтах» вы можете искать похожие материалы на других сайтах.

По кнопкам выше вы можете купить книгу в официальных интернет-магазинах Лабиринт, Озон и других. Также Вы можете искать похожие и похожие материалы на других сайтах.


Тайная опора, привязанность в жизни ребенка, Петрановская Л.В., 2015.

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа появляются на свет уже неотличимыми от «родителей», им ничего не нужно от предков.Чуть более сложные родители только помещаются в благоприятную среду, а там и сами. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Как и некоторые насекомые. Отдельные виды рыб их мальков уже охраняются. Многие рептилии охраняют кладку яиц и присматривают за вылупившимся потомством. Но птицы уже обязательно садятся, кормят и обучают птенцов, иногда совершают чудеса самопожертвования ради потомства. Млекопитающие не выживают со взрослыми без ухода, и их детство длиннее, чем у птенцов.Родители мамы не только кормят, охраняют и учат – с ними играют, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

От рождения до года. Приглашение в жизнь.
И запускается у всех одинаково. Двое, которые как можно теснее связаны, но при этом совершенно не знают друг друга, даже не видели в лицо. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания.Девять месяцев накопления роста, причудливых изменений и тонких взаимных корректировок — и несколько тяжелых часов на переходе из мира в мир. Это. Покинуть теплую Вселенную Материнского Тела и Отделиться. Наконец, они смотрят друг другу в глаза. Взгляд матери затуманен слезами, от усталости. От упреков, от облегчения, от жалости. И взгляд новорожденного (если он родился без проблем, не изнурен родами и не накачан лекарствами) — Серьезный, ясный и сосредоточенный.Полные столбцы.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Запечатлив в глубине памяти главного человека в своей жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит тучи в этом мире, или устроит жестокие ямки, подарит блаженство или изгонит из Рая . Населить мир монстрами или ангелами, казнить или помешать, дать или отнять, а скорее всего — и то и другое. Есть с чего быть серьезным. Так начинается долгая история, история общения, которое связывает ребенка и мать почти так же прочно, как пуповина.Держась за эту связь, он придет в мир. Как выйти в открытый космос космонавту, связанному с кораблем. В отличие от пупочного пупочного. Эта связь не материальна, она носится от психических актов: от чувств, от решений, от поступков, от улыбок и взглядов, от мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и уникальна для каждого родителя и каждого ребенка.