Разное

Комплекс отличника: Страница не найдена

Содержание

Чем опасен синдром отличника

В 10–11-м классе мне хотелось все успеть и ничего не пропустить: подготовиться к экзаменам и не забрасывать учебу по другим предметам, поучаствовать в олимпиадах, конкурсах и соревнованиях, погулять с друзьями, подработать и помочь матери, которая растила меня одна. Я не справлялась и либо не делала ничего, откладывая до последнего, либо выполняла все задачи на 100%, а потом лежала без сил и пропускала занятия. Мама часто говорила, что я недостаточно стараюсь: «Ну, молодец, а почему не сделать лучше?», «Умница-то умница, только вот еще бы…» Упрекала, что я слишком мало делаю, но слишком много ною, и вообще меня лучше ни о чем не просить, потому что потом переделывать. На это накладывались проблемы в школе: у нас был непростой класс, и классная руководительница вместо того, чтобы разрешать конфликты, провоцировала их. Много негативных выпадов шло именно с ее стороны. Тем не менее училась я хорошо.

Я поступила в университет, о котором мечтала, получала стипендию. У меня были нормальные отношения с преподавателями и группой. Но через полтора года меня накрыла депрессия. Мне не хватало ресурсов, чтобы быть самой умной, самой активной, самой популярной. А так хотелось начать все с нуля и показать всем, какая я крутая. Желание учиться сошло на нет. Я завалила один предмет и взяла академический отпуск. Потом восстановилась, но заставить себя ходить на учебу так и не смогла. В итоге я ушла из университета и с тех пор время от времени начинаю жизнь с нуля. Новые работы, новые заказчики, новые квартиры. Все всегда заканчивается одинаково: сначала я кручусь на пределе возможностей и демонстрирую успех, а потом сдуваюсь и ухожу на дно.

Я долго скрывала от матери, что у меня проблемы с учебой. Неладное она почувствовала только через год и часто обвиняла меня, что я совсем о ней не думаю, никогда ее не слушаю и истрепала ей все нервы своим поведением.

«Синдром отличника» очень портит и взрослую жизнь. Мне сложно начать что-то новое, потому что хочется стать лучшей, а если это не получается, не хочется браться за дело вообще. Кажется, будто каждый промах характеризует и меня, и всю мою жизнь, а возможности все исправить и переписать заново уже не будет. В такие моменты я не помню о своих успехах, о том, какие горы сдвигала, сколько сделала хорошего. Существует только вечное здесь и сейчас. И в этом «сейчас» все сферы жизни нужно поддерживать на высоте, иначе мир рухнет, и я обязательно чего-то лишусь. Один раз не отвечу другу на звонок — с ним что-нибудь случится и возможности общаться больше не будет, или он меня покинет. Один раз пропущу дедлайн или что-то перепутаю, и меня обязательно уволят. Раньше у меня даже пунктик такой был — мысленным взором охватывать всю свою жизнь и искать, где надо подлатать и довести до идеала. Если я находила прореху, настроение было испорчено. Мне сложно выстраивать отношения с коллегами и людьми в целом. Сложно воспринимать критику, даже конструктивную, и не раздувать ее до масштаба катастрофы. Мне все время всего мало: достижений, комплиментов и похвалы, потому что я все равно недостаточно хороша. Это как зверь, которого невозможно накормить.

Я понимала, что со мной что-то не так, и очень долго вынашивала идею обратиться к психотерапевту. Сначала думала, что справлюсь сама, но после попытки суицида все-таки дошла до специалиста. Это было почти два года назад. У меня диагностировали депрессию, биполярное расстройство в легкой степени, комплекс вины — преимущественно перед матерью за неоправданные надежды, за то, что недостаточно делаю для нее. (Во взрослом возрасте это переросло в гиперответственность и ощущение, что я всем должна.)

Я не раз разговаривала с матерью о своих чувствах. Сначала это были просто мои обиды и истерики на тему того, сколько можно обесценивать все, что я делаю. Когда я стала более подкованной в вопросе, старалась вести уже аргументированный диалог без эмоций. Со временем поток недовольства с ее стороны уменьшился в десятки раз, особенно когда она поняла, что это не просто лень и капризы, а серьезные проблемы. Она говорит, что всегда желала мне только лучшего, чтобы мне было проще жить (благодаря множеству навыков, умений и знаний): «Ну, раз ты такая ранимая, черт с тобой, слова тебе не скажи. Все вокруг выросли без всех этих психотравм, кроме тебя».

Я регулярно читаю блоги психотерапевтов, специализированную литературу. Мой психотерапевт помог найти причину моих проблем и стать терпимее к себе. Сейчас стараюсь побольше заботиться о себе и поменьше культивировать «достигаторство». Перестала общаться с несколькими «токсичными» людьми, которые подливали масла в огонь. Я работаю над проблемой и надеюсь, что однажды она сойдет на нет.

что это и как от него избавиться

Синдром отличницы или отличника у многих в первую очередь ассоциируется с детьми, однако у взрослых он встречается не так редко, как можно было подумать. Конечно, у разных людей это состояние выражено по-разному: кто-то не может уйти домой, не сделав задание начальника (хотя оно терпит до конца недели), а у кого-то оно превращается в буквальном смысле в образ жизни. Все, начиная с внешнего вида и заканчивая положением в карьерной лестнице, должно соответствовать самым высоким оценкам, а любая ошибка или даже небольшая оплошность воспринимаются как полный провал. В этой статье мы поговорим о том, почему такой подход не всегда хорош и как от него избавиться.

Важный момент: мы не будем затрагивать такие темы, как профилактика такого состояния еще в детском возрасте и то, как не дать сформироваться синдрому отличника. В центре нашего внимания –

синдром отличника у взрослых и борьба с уже имеющимся состоянием. И еще одна ремарка. Некоторым свойственно считать, что понятие «синдром отличника» и «перфекционизм» полностью совпадают. Мы не согласны с такой точкой зрения, подробнее об этом – в последней части материала.

Синдром отличника: описание и особенности

Говоря о таких состояниях, в большинстве случаев мы будем вести речь о синдроме отличницы (в нашем случае – у взрослых женщин). Он действительно чаще встречается у дам, хотя и мужчин порой не обходит. В любом случае причины возникновения и методы борьбы, как правило, от пола не зависят.

А начинается данный синдром обычно в детстве: в конце дошкольной – начале школьной поры
. В это время синдром отличника зачастую не воспринимается родителями как что-то плохое: прилежная девочка или прилежный мальчик стараются получать только пятерки. Что тут не так?

А то, что порой это излишнее стремление достигать исключительно превосходных результатов закрепляется и начинает проецироваться на взрослую жизнь. Для кого-то данное состояние ограничивается только работой (как логичным продолжением учебы), но некоторые распространяют его на все стороны жизни. Например, дама с синдромом отличницы может полагать, что любовь супруга напрямую зависит от идеального порядка в доме, а благосклонность начальника автоматически следует за своевременным и прекрасным выполнением заданий. Таких людей не устраивают никакие результаты, кроме идеального (из-за чего порой и встречается мнение, что синдром отличника идентичен перфекционизму).

Из-за подобного подхода человек неоправданно много времени, сил и нервов тратит на

достижение отличного результата даже в тех сферах, где подобная активность в целом не целесообразна. Из-за этого возникают трудности в отношениях с друзьями, близкими, коллегами, у человека остается меньше свободного времени, наблюдаются проблемы с достижением целей и т.д. Некоторые обладатели синдрома отличника (как и некоторые перфекционисты) боятся браться за новые дела или ставить себе смелые цели, так как слишком опасаются не добиться идеального результата (а ничто другое результатом не признается).

Впрочем, нельзя сказать, что у этого состояния есть только недостатки. Изначально в нем лежит правильный посыл: делать работу максимально хорошо. В зависимости от личных характеристик своего обладателя, этот синдром означает ответственность, дотошность, тщательность в выполнении задания, соблюдение дедлайнов и многие другие полезные в работе и личной жизни качества. Поэтому
от него не стоит полностью избавляться – важно взять его под контроль
. Об этом мы расскажем чуть ниже.

Причины возникновения синдрома отличника

И хотя мы обещали в рамках данной статьи не говорить о детях, совсем обойтись без них все же не получится. Дело в том, что закладывается это состояние именно в детстве, поэтому нам придется обратиться к нему, чтобы разобраться в возможных причинах возникновения синдрома отличника. Зачастую синдром отличника – лишь следствие определенных проблем и/или установок, и бороться с таким следствием без работы над первопричиной если не бесполезно, то определенно менее эффективно.

Родительско-детские отношения

Надо отметить, что данное состояние может появиться из-за самых разных факторов, и большая часть из них (хотя не все) связаны с родительско-детскими отношениями и особенностями воспитания. Например, кто-то по тем или иным причинам считал, что родительская любовь зависит только от успеваемости, или старался отличными оценками привлечь внимание матери и отца. Порой родители прямо заявляют чаду, принесшему плохие, по их мнению, оценки, что его не любят, что он плохой и т.д.

При этом под плохими отметками могут подразумеваться не только двойки или тройки, но и четверки или даже пятерки с минусом.
Ведь и сами родители могут считать, что любой невысший результат это не результат вовсе, и прививать данную систему оценок своему ребенку.

Порой к этому синдрому приводят физические (или нефизические) наказания за плохие, по мнению родителей, отметки (и здесь отметим, что при таком раскладе синдром отличника может быть еще не самым плохим «наследством» подобного воспитания). Впрочем, невысказанные прямо, но все равно видимые ребенком разочарование или неудовольствие мамы или папы, бабушки или дедушки иногда действуют не хуже, чем произнесенные вслух упреки. Кого-то слишком активно пугали

последствиями плохих отметок или излишне преувеличивали важность отличной учебы, напрямую связывая ее с дальнейшей успешностью.

Подчеркнем, что практически для всех описанных выше случаев очень важны слова «слишком» или «очень», причем с учетом восприятия данного конкретного ребенка. Некоторым детям можно ежедневно читать лекции о том, как важно хорошо учиться, но они продолжат обучение в том режиме, в каком посчитают нужным. Другие же под давлением родителей или иных факторов принимают систему, в которой только отличный результат считается результатом, все остальное – плохо. Стоит подчеркнуть, что

порой формирование этого синдрома получается из лучших побуждений действительно заботливых родителей. А иногда – из-за того, что они пытаются воплотить в детях то, чего не удалось им самим. Но это только часть возможных вариантов.

Особенности характера и мировосприятия

Как бы некоторым ни хотелось свалить все на родителей, некоторые причины возникновения синдрома отличницы или отличника связаны скорее с особенностями самого человека, и влияние матери, отца или других родственников было достаточно опосредованным.

В частности, для части подверженных синдрому отличницы или отличника еще в школе актуальным стал

простой и понятный шаблон: «Я должен(-на) учиться на отлично, а раз я учусь на отлично, значит,

у меня все в жизни будет прекрасно». Такой ребенок воспринимает мир в черно-белом спектре, с четким разделением правильных и неправильных поступков, руководствуясь установкой, что за правильными поступками автоматически следует счастливая жизнь, за неправильными – наказания и проблемы. В самом юном возрасте мир и должен восприниматься именно таким, однако с течением времени мы начинаем понимать, что черно-белая правильно-неправильная парадигма не всегда работает, поэтому большинство ее модифицируют, «разбавляя» полутонами и оттенками. Другие же стараются вписать окружающую действительность в черно-белые рамки, и синдром отличника способен в этом помочь. Такой подход может сохраняться и во взрослой жизни, в первую очередь из-за его удобства и простоты: он отметает все неопределенности и т.д.

Еще одна причина возникновения синдрома отличника: низкая самооценка и/или желание доказать всем, что ты лучше всех. В рамках школы таким доказательством могут быть прекрасные отметки, особенно если продемонстрировать одноклассникам, учителям или все тем же родителям свою «крутость» в других сферах не получается. Учеба способна стать тем спасительным коконом, за которым ребенок чувствует себя в безопасности. И чтобы этот кокон оставался прочным, важно учиться только на отлично.
Соответственно, во взрослой жизни

таким же коконом становится работа, хобби и т.д., а подход к ним не изменяется: все должно быть только идеально.

Также под этим синдромом маскируется неумение принимать критику, работать над ошибками: ведь если работа и так прекрасна, то критиковать/исправлять будет просто нечего. Впрочем, часто причина и следствие меняются местами или образуют замкнутый круг. «Отличники» не привыкли получать критику, так как в большинстве случаев делают работу даже слишком хорошо. Из-за этого все критические высказывания (даже объективные) рассматриваются ими как нападки и/или как придирки.

Зачастую осознание истинной первопричины, а тем более работа над ее исправлением бывают довольно проблематичными, и без помощи специалиста справиться с этим могут не все. Поэтому если вы действительно хотите унять в себе безотчетное стремление только к отличным результатам, при необходимости не стесняйтесь обращаться к психологам.

Как взрослым избавиться от синдрома отличницы или отличника?

Прежде всего отметим, что во взрослом возрасте избавиться от подобного синдрома весьма сложно. Эта модель поведения с вами практически всю сознательную жизнь – просто так ее не изменить, но скорректировать ее, взять над ней контроль все же можно. Как мы говорили, очень важно работать с первопричиной. Именно это мы бы и назвали первым шагом к тому, как избавиться от синдрома отличника, а точнее, взять даваемые им преимущества и минимизировать недостатки. Кроме того, существует ряд универсальных советов, которые наверняка будут уместны вне зависимости от конкретной причины.

Прежде чем переходить к ним, сделаем одну ремарку. Если для вас синдром отличника распространяется не только на работу, но и на личную жизнь, именно в рамках последней мы и предлагаем ставить эксперименты. Как правило, в таком случае поле для них шире, а ущерб (здесь мы имеем в виду как возможный реальный ущерб, так и ваше внутреннее восприятие получаемых результатов) – гораздо ниже.

Добейтесь неотличного результата

Многие люди с выраженным синдромом отличника (а особенно отличницы) стараются делать все безупречно даже во вполне бытовых ситуациях – аккуратно разложенная одежда, строгий, подобающий дресс-код, натертая до блеска посуда. Если это про вас, начните избавляться от синдрома отличника с того, чтобы привнести в домашнюю жизнь элемент неправильности. Например, не раскладывайте носки по парам и по цветам, пропустите одну уборку в квартире, накрасьте один глаз чуть не так, как второй. Вы увидите, что от этого абсолютно ничего не поменялось – не изменилось отношение людей к вам, не преобразилась суть вашей работы, распорядок дня и т.д. Увеличивайте количество таких бытовых «неправильностей», переходя от совсем мелких к более крупным.

Научитесь снимать с себя ответственность

«Хочешь сделать хорошо – сделай это сам». В целом это прекрасный принцип, однако из-за него носители рассматриваемого синдрома не могут просто перепоручить кому-то задачу, а обязательно все перепроверяют и часто – переделывают. Конечно, в некоторых случаях это действительно необходимо, например, если практикант помогает вам с важным отчетом для клиента, но не до конца разобрался в задаче. Однако наверняка в вашем списке перепорученных/делегированных дел есть такие, где реальной нужды в переделке нет – это вы хотите довести все до идеала. Именно на таких задачах и стоит учиться снимать с себя ответственность, а точнее – перестать доделывать за другими их работу, чтобы она начала отвечать вашим слишком высоким стандартам. Не перемывайте посуду за мужем, не перевытирайте пыль за ребенком, не переделывайте неважную работу за подчиненными. Этот способ не только сэкономит время, но и также привнесет в вашу жизнь кусочек чего-то, не столь идеального с вашей точки зрения. И опять же, вы воочию увидите, что мир от этого не рушится.

Разрешите себе ошибаться

Вы наверняка слышали такие фразы, как «Человек имеет право на ошибку», «Человеку свойственно ошибаться» и т.д.

Тем не менее люди с синдромом отличника почему-то полагают, что их этого права и свойства лишили, и любая их ошибка воспринимается как катастрофа. Доказать самому себе, что это не так, можно, например, начав учиться чему-то совершенно новому. В этом случае вы вряд ли сможете обойтись без ошибок и на практике убедитесь, что в них нет ничего страшного – это закономерный этап обучения. Поэтому если вы всегда хотели заняться творчеством, получить второе высшее, научиться танцевать или овладеть каким-либо иностранным языком, исполните свое желание и заодно помогите себе избавиться от синдрома отличника. Ведь иное отношение к ошибкам в новой выбранной вами сфере способно послужить глобальному переосмыслению своего отношения к ним. Также почаще вспоминайте одну из установок НЛП: «Нет ошибок, есть обратная связь».

Научитесь работать с критикой

Как уже говорилось, порой синдром отличника тесно связан с неумением должным образом принимать критику. «Я все делаю отлично – и точка» – если такой подход про вас, вам стоит поработать именно над умением принимать критику. Это также позволит по-другому относиться к ошибкам и извлекать пользу из них и из советов того, кто их нашел, не превращая сам факт критики в катастрофу. Конечно, как и избавление от синдрома отличника у взрослых, изменение отношения к критике наверняка потребует достаточного количества времени и усилий с вашей стороны, но результат, как правило, того стоит.

Ограничивайте время

Достижение идеального результата требует времени – большего, чем реально требуется для хорошего выполнения данной задачи. Помня об этом, ограничивайте собственные дедлайны (и не поддавайтесь искушению нарушить сроки – в этом может помочь закон Паркинсона). Оставляйте столько, чтобы сделать работу хорошо и качественно, но не перебарщивая с идеалистичностью. Удачное выполнение нескольких таких хороших, но не идеальных работ на практике покажет вам, что далеко не все требуется делать «по высшему разряду», чтобы результат был вполне удовлетворительным. (Напоминаем, что вначале стоит экспериментировать с не самыми приоритетными задачами – для данного совета это особенно важно.)

Расставляйте приоритеты

Определите для себя, какие конкретные цели на данный момент для вас приоритетнее: получить повышение или второе высшее образование, накопить на квартиру или на открытие собственного бизнеса, выучить иностранный язык и т.д. Шлифуя до идеального состояния какую-либо работу, не относящуюся к вашим целям, почаще задавайте себе вопрос: не стоит ли остановиться прямо сейчас, чтобы сэкономленное время отвести на то, что для вас действительно важно? Подобная установка станет дополнительной мотивацией к тому, чтобы ограничивать время и делать работу хорошо, но не фанатично прекрасно.

Проследите за взаимосвязью

Жизнь – не всегда несправедливая штука, и часто нам очень не хочется над этим задумываться. Но порой взрослому человеку нужно снять упрощающие действительность розовые очки, чтобы избавиться от синдрома отличника. Например, если вам кажется, что за прекрасным выполнением задач всегда следует благосклонность начальника, присмотритесь к себе и коллегам. Возможно, у вас перед глазами будут примеры того, как делающим работу хуже чаще дают премии или охотнее идут навстречу, при этом вас уже несколько раз обходили с повышением и т.д. Впрочем, подобные примеры не обязательно должны быть депрессивными. В частности, друзья, вторая половинка и дети наверняка любят вас не за то, что ваша одежда всегда идеально выглажена, не так ли? Такая переоценка может стать дополнительной мотивацией к тому, что сбросить оковы синдрома отличника. Однако хотим предупредить, что некоторым она дается весьма тяжело, ведь способна разрушить основы мировосприятия. Если вы не уверены в себе, не стоит проводить ее самостоятельно, а лучше делать это под «надзором» психолога.

Синдром отличника и перфекционизм. В чем различие?

Многие считают, что синдром отличника и перфекционизм это одно и то же. Во многом эти состояния действительно схожи, однако назвать их полностью идентичными нельзя из-за нескольких важных различий.

  • Перфекционист стремится к получению идеального результата, тогда как для подверженных синдрому отличника порой важнее признание – высокая оценка, похвала и т.д. Приведем пример из детства: контрольную по математике можно решить на 5, потому что вы отлично знаете материал, решили все задачи и безупречно оформили работу. Но есть и другой путь – списать у соседа. Человек с синдромом отличника может не чураться второго варианта, а для перфекциониста он не приемлем. Иными словами, перфекционисты фокусируются на самой работе, а люди с синдромом отличника – на результате и восприятии этого результата.
  • Подверженные синдрому отличника дети (а потом и взрослые) часто воспринимают задачу как соревнование, в котором они обязательно должны победить. При этом порой они не только придерживаются принципа «Все средства хороши» (см. выше), но и негативно относятся к «конкурентам». Перфекционист же большей степени думает именно о своей работе, а не о том, что у него есть коллега-соперник, которого нужно догнать и перегнать.

    При этом, конечно, излишний перфекционизм так же мешает жизни, как и синдром отличника. Подробнее об особенностях этого состояния, о том, что такое паралич перфекциониста и как с ним бороться, вы узнаете в нашем материале.

  • Синдром отличника – Студенческий союз МГИМО МИД России

    Ты все успеваешь, успешен в учебе, участвуешь во всех возможных проектах, достигаешь поставленных целей, часто слышишь похвалу со стороны… Разве это плохо? Ты счастлив(а)? О том, почему постоянное стремление к успеху может навредить психическому здоровью, мы расскажем в рубрике #MGIMOhack.

    Что такое синдром отличника?

    *Синдром отличника не является научным термином, он до сих пор не признан психологией.

    Синдром отличника – это совокупность психологических особенностей личности (отметим, не только ребенка, но и взрослого), при котором человек стремится во всем добиваться успеха, получать уважение и похвалу за проделанное и одновременно страдает, слыша малейшую критику в свой адрес. «Отличник» не получает наслаждение от выполнения работы, он удовлетворяется только результатом.

    Самые распространенные признаки:

    1. сложное восприятие критики;
    2. постановка целей, которые требуют приложения всех сил личности;
    3. потребность в положительной оценке действий. 

    У ребенка синдром отличника проявляется в учебе, в увлечениях, в спортивной деятельности, у взрослого – в карьере, в семье, в быту. 

    Как диагностируют синдром отличника?

    Когда ребенок побеждает в олимпиадах, стремится по всем предметам получать пятерки и выигрывать все спортивные соревнования, родители лишь радуются, не подозревая о синдроме, который не дает ребенку развиваться полноценно. Диагностика синдрома чаще всего происходит, когда обнаруживаются осложнения: невротические расстройства, апатия, депрессия и другие. Более того, сложно различить синдром отличника и перфекционизм: полное совпадение в видимых симптомах. Различение возможно только по клиническим особенностям расстройства: «отличники» концентрируют внимание на внешней стороне деятельности, на результате и одобрении, тогда как перфекционисты – на качестве  выполнения.

    Обнаружить синдром отличника можно с помощью следующих способов:

    1. Посещение психолога, который выяснит беспокоящие симптомы: эйфория при выполнении работы, стресс при неудачах и критике, страх неудачи и волнение на финальном этапе деятельности.
    2. Проективные методики – интерпретации ситуаций, зарисовки: рисунок Семьи, рисунок Человека и другие.
    3. Прохождение опросов. Выбор теста зависит от возраста пациента и определяется психологом. Существует несколько опросников: Патохарактерологический диагностический опросник А. Е. Личко, Стандартизированный многофакторный метод исследования личности Л. Н. Собчик, Шкала самооценки Дембо-Рубинштейн, Многомерная шкала перфекционизма Хьюитта-Флетта. 

    Каковы причины отклонения?

    Стремление получать всегда положительные отзывы, быть лучшим и получить признание  произрастает из предыдущего социального опыта. Опыт межличностного взаимодействия характеризуется следующими особенностями:

    1. Низкая самооценка. Любой комплекс (во внешности, в социальном положении, отсутствие друзей) «отыгрывается» высокими достижениями в учебе, в спорте. Проще говоря, если ребенок не может найти друзей в классе, то он попытается компенсировать эту проблему непреодолимым желанием учиться, а именно быть лучшим в своем коллективе.
    2. Высокие требования. Если ребенок родился в семье талантливых людей, получивших общественное признание, то он неосознанно будет стремиться соответствовать родителям и не отставать от них.
    3. Недостаток внимания. Иногда в семьях работающих родителей дети не получают достаточного внимания в связи с постоянной занятостью близких людей. Ребенок, воспитывающийся в таких условиях, будет стремиться овладеть вниманием родителей либо нарушая правила, либо достигая высоких успехов в учебе, спорте.
    4. Компенсация родительского опыта. Родители, которые в детстве, юности не смогли «закрыть гештальт» в чем-то – например, стать балериной, научиться играть на пианино, – будут осознанно или нет пытаться навязать ребенку «свою мечту». Если ребенок будет побеждать в соревнованиях, то родители почувствуют себя счастливыми.

    Какие будут осложнения, если вовремя не выявить синдром?

    Осложнения – это последствия как душевного, так и физического истощения, предельного уровня напряжения. 

    • В младших классах у ребенка появляются тики, непроизвольные подергивания мышц (постукивание пальцами, перекладывание вещей с места на место), обсессивно-компульсивные расстройства, частые простуды, головокружения.
    • В старших классах – расстройство распространяется на социальные сферы: боязнь публичного выступления, страх общения и волнение при выполнении творческих заданий.
    • Во взрослом возрасте синдром перерастает в неврозы, депрессию, гипертонию, астму и другие психосоматические заболевания.

    Как лечится синдром отличника? 

    Лечение возможно только при обращении к психотерапевту, потому что, говоря о лечении, мы подразумеваем начало развития осложнений. Терапия нацелена на изменение личностных установок, системы ценностей, повышение самооценки. Лечение проходит в два этапа: личные встречи и групповые занятия. К методикам занятий относят:

    • Терапевтические беседы с психотерапевтом, в ходе которых анализируется состояние пациента, выявляются причины синдрома и внедряются новые личностные установки;
    • Семейные тренинги: в ходе терапии с родственниками пациента происходит смещение ориентиров взаимодействия с оценочного на качественное (черты личности).
    • Групповые занятия. В ходе игры пациент примеряет на себя не только роль победителя, но и проигравшего, учится наслаждаться процессом взаимодействия и не нацеливаться только на результат. Психотерапевт открыто обсуждает ошибки и вносит корректировки в поведение пациентов.

    Вывод

    Если ты узнал(а) себя, читая эту статью, то попытайся изменить свое поведение, сместить ориентиры с результатов на процесс. Расслабься, брось дела и выпей чашку чая с другом, никто не робот и никто не должен быть идеальным. Если считаешь нужным — стоит обратиться к врачу.

    P.S. Статья не носит научный характер: симптомы, указанные выше, не являются общепринятыми, для обнаружения отклонения следует обратиться к психологу.

    Текст: Мария Петряева, 2 МЖ-МИЭП
    Редактор: Софья Шашлова: 4МЖ
    Пресс-служба Студенческого союза


    Посмотрите также:

    • 5 способов развлечь себя в Москве

      Зимняя сессия уже давно позади, а студенческие каникулы в самом разгаре. Если вы отдыхаете в столице, то можем предложить несколько вариантов, как взять от заветных…

    «Главное — не накосячить».

    Как синдром отличника мешает жить

    Речь тут не только про отличные оценки и ночи за учебниками. За пределами школ и университетов страх не оправдать ожидания окружающих может стать серьёзной проблемой. Валерия Чебитько рассказывает свою историю.

    У этой статьи есть аудиоверсия. Если вам удобнее слушать, включайте подкаст. 

    Синдром отличника в жизни

    Синдром начал ощутимо мешать мне жить после окончания универа, когда нужно было искать работу. Казалось, я не подхожу ни под одну вакансию: слишком много требований, а у меня ведь ещё нет опыта, поэтому ничего не получится. Если я всё-таки решалась отправить резюме и получала отказ, то несколько дней не могла ничего делать — только плакать. 

    Самым болезненным было отвечать на вопросы знакомых, куда я устроилась: хотелось выглядеть в их глазах успешной, а не безработной краснодипломницей, живущей на деньги родителей. 

    Школу я закончила с золотой медалью, университет — с красным дипломом. Мне всегда было стыдно получать плохие оценки, потому что «ну я же не тупая»! Особенно стыдно было, когда, скажем, на уроке физики (у меня с ней были проблемы) зачитывали вслух оценки за контрольную работу и я получала тройку. Весь класс это слышал! Если в университете меня отправляли на пересдачу, а кто-то из тех, кто учился хуже, этот же экзамен сдавал, я чувствовала себя никчёмной. 

    Обычно после провалов я себя ругала и начинала работать в два раза усерднее, чтобы исправить оценки. Но, к сожалению, отличницей я старалась быть не только в школе или университете, но и за их пределами. Одобрение окружающих — вот что было важно. И ладно бы, если бы речь шла только об одобрении друзей, однокурсников или преподавателей. Но мне было важно выглядеть хорошей даже в глазах случайной женщины со злым лицом в автобусе, которая противным голосом рассуждает, какая наглая и невоспитанная нынче молодёжь. Я‑то не такая, я очень воспитанная: и место бабушке уступлю, и извинюсь несколько раз, если на ногу наступлю.  

    Как-то раз знакомый сказал, что у него складывается впечатление, будто я боюсь сделать что-то неправильно. На самом деле очень боюсь. Настолько, что почти не берусь делать что-то новое, даже если очень хочется. Рассуждаю так: если начинать сейчас, потребуется много времени, чтобы добиться высоких результатов и стать лучшей, и не факт, что всё получится. А я больше всего боюсь провала. В стремлении угодить всем и понравиться каждому перестаёшь слышать себя и упускаешь свои желания.

    Синдром отличника лишает способности рисковать. А в жизни много ситуаций, когда невозможно предсказать итог.

    Ещё одним последствием такой требовательности к себе стала прокрастинация: я откладываю до последнего дело, в котором не уверена, потому что заранее боюсь, что в итоге ничего не получится. И прежде чем начать что-то делать, несколько раз спрашиваю себя: а что скажут окружающие? 

    Это самый определяющих «симптом» людей с синдромом отличника — им важно, чтобы их обязательно похвалили, тогда они чувствуют себя нужными и любимыми.  Признание и любовь — понятия очень схожие, поэтому они часто подменяются: человек не получает достаточно любви и через признание окружающими своих заслуг этот недостаток восполняет. 

    Причины

    Чаще всего причина в семье: родители много ругают ребёнка, всё время им недовольны, но хвалят, если он получает пятёрки. Логично, что ребёнок стремится делать всё хорошо, чтобы его чаще хвалили. И нередко уносит эту потребность во взрослую жизнь: стремится получить одобрение коллег, начальника, партнёра. 

    Но бывают случаи, когда на формирование синдрома влияют другие обстоятельства.

    Родители меня поддерживали. Мама всегда говорила, что плохая оценка — не самое страшное, что может случиться в жизни. Моими обстоятельствами стали занятия синхронным плаванием. 

    Сейчас я понимаю, что любой спорт на более-менее профессиональном уровне кому-то может закалить характер, а в ком-то вроде меня поселить кучу комплексов. Мне было 11, мы тренировались по шесть раз в неделю, иногда по два раза в день — до и после уроков. Сначала мне даже нравилось, но всё чаще и чаще тренировки и соревнования превращались в ад. Я всё время была в напряжении и единственная мысль, которая сидела у меня в голове: «главное — не накосячить». Потому что знала, что если покажу плохой результат, меня накажут. Возможно, сначала будут игнорировать, а потом отчитывать перед всей командой. 

    Однажды перед очень важным выступлением, тренер подошла ко мне и сказала: «Девочки до вас выступали слабо, у нас есть шанс занять приличное место, только попробуй сделать что-то не так». Я тогда выступила хорошо, но до сих пор помню, как тряслась, не хотела выходить на старт и мечтала потерять сознание — всё что угодно, лишь бы выступление отменили. В итоге плавание я бросила, но страх что-то сделать не так остался. 

    Польза, вред, злость 

    Синдром отличника иногда бывает полезным — помогает продвигаться по карьерной лестнице, например. Но только в больших корпорациях, где работа автоматизирована, существуют чёткая структура и понятные правила. Люди с синдромом стремятся жить по правилам, так что такая среда для них комфортна. 

    С творческими профессиями сложнее: часто приходится рисковать и то, что ты делаешь может вызвать неоднозначную реакцию. Я выбрала профессию журналиста и ощущаю, как синдром мешает мне развиваться: я боюсь браться за сложные или резонансные темы, не откликаюсь на вакансии, где требуют больше, чем просто писать текст, и всегда отслеживаю реакцию людей в интернете на свои публикации.

    Знакомая девушка-психолог объяснила мне, что в молодости с синдромом бороться легче, а в более зрелом возрасте — лет в сорок — он может вылиться в экзистенциальный кризис.

    Я очень злилась на себя, что не могу жить нормальной жизнью и лишний раз боюсь что-то сделать. Но понимание не помогало решить проблему. В один прекрасный день я так сильно на себя разозлилась, что решила пойти к психологу.

    Сеансы мне помогли. Я всё чаще пересиливаю себя и выхожу из зоны комфорта. Ощущения при этом очень необычные — я очень радуюсь, когда справляюсь с чем-то, чего раньше не делала и боялась даже начинать. Но ориентироваться на мнение других я пока не перестала. Хотя иногда мне кажется, что отрицательные оценки всё же стали задевать меня меньше.

    Обложка: кадр из фильма «Гарри Поттер и философский камень» 

    Синдром отличника

    Успешный ученик, отличник, «всем ребятам пример» — завидная роль, но тяжелая ноша. Простившись со школой, бывшие отличники далеко не всегда способны сделать успешную карьеру и построить личное счастье. Психологи уверены, что дело здесь в некоторых важных компонентах успеха, которые не измеряются оценками в дневнике.

    Если вы видели хоть один голливудский фильм про жизнь студентов колледжа, то вам, несомненно, знаком этот типаж: красавец, отличник, капитан футбольной сборной, председатель дискуссионного клуба и король выпускного бала. А потом… потом камера отъезжает в сторону, и мы полтора часа следим за душевными метаниями школьного аутсайдера, а лучший из лучших так и остается второстепенным персонажем, который нужен режиссеру, только чтобы оттенять проблемы главного героя.

    Отличник, как правило, не вызывает у нас ни тревоги, ни сочувствия — он просто молодец, и у него все хорошо. Мало кто вспоминает, что у успеха тоже есть своя цена, и иногда она оказывается непомерно велика. Что же такое пресловутый «синдром отличника» и как распознать его у успешного ребенка?

    Отметки в обмен на любовь

    Первые простые и внятные подтверждения успешности дает ребенку система школьных оценок: «Учись на пятерки и тебя похвалят». «Синдром отличника проявляется у успешных детей обычно уже в младших классах, — уверена психолог Анна Петровская, специалист по детско-родительским взаимоотношениям. — Причем, поскольку девочки в этом возрасте зачастую более аккуратны и усидчивы, они и преуспевают чаще, так что справедливо говорить о синдроме отличницы, а не отличника».

    На первых порах заработать похвалу и одобрение способному и усидчивому ребенку оказывается совсем несложно. Но со временем задача усложняется. Прописи пройдены, а творческие задания уже невозможно выполнять по шаблону. Однако отличницы в глубине души уверены: не получишь пятерку — никто не будет тебя любить и уважать.

    «Парадоксально, но недостаточная уверенность в себе — характерная проблема многих успешных детей и подростков, — подтверждает Анна Петровская. — Учеба выступает здесь как своеобразный компенсационный механизм, способ привлечь к себе внимание, заработать хорошее отношение окружающих. И совсем не обязательно, что учеба как таковая приносит ребенку удовольствие».

    Детская установка «сделай на отлично и получи одобрение», как это ни странно, во взрослой жизни может иметь катастрофические последствия. В частности, при построении личных отношений. Пытаясь следовать стереотипу хорошей жены (вкусный обед, чистота в квартире, выглаженные рубашки) или мужа (высокий заработок, помощь по дому, воскресные прогулки с детьми), бывшие отличники и отличницы ждут эмоционального отклика — нежности, восхищения. И если партнер не готов на эмоциональную оценку или принимает все как должное, то возникает почва для конфликта. Особенно когда «трудовые подвиги» ради соответствия неким стереотипам, так же как и «гранит науки» в школьные годы, не приносят им самим никакого удовольствия.

    Ребенок, которому в семье не дали понять и почувствовать, что его любят не за пятерки и победы на олимпиадах, что родительская любовь безусловна неизбежно сталкивается с проблемой заниженной самооценки. Во взрослой жизни отличникам бывает очень сложно осознать, что их выбрали и полюбили не за соответствие стереотипу «идеального супруга», а за их личные неповторимые достоинства, которых они зачастую не признают и не ценят.

    Проблема: заниженная самооценка.

    На что обратить внимание: хорошо, если ваш малыш получает отличные отметки, замечательно, что он спешит поделиться этим с вами. Однако прислушайтесь — не становятся ли они единственным, о чем он стремится рассказать?

    Что делать: постарайтесь сместить акцент с отметок на сам процесс учебы. Спрашивайте не о том, какие оценки сегодня он получил, а что нового узнал, что его удивило или порадовало.

    Совет психолога: «Обсуждая очередную пятерку, хвалите ребенка не за саму отметку, — советует Анна Петровская, — а за трудолюбие, усердие, прилежание. Покажите, что вы гордитесь им самим и его работой, а не тем, как оценивают его окружающие».

    Правило черной королевы

    «Приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте! Если же хочешь попасть в другое место, тогда нужно бежать, по меньшей мере, вдвое быстрее!» — сообщила Алисе в Зазеркалье Черная Королева. Как ни удивительно, но отличникам похвалы достаются гораздо реже, чем менее удачливым сверстникам. Ведь их успехи воспринимаются как должное, зато редкие провалы становятся центром всеобщего внимания, в то время как с завзятыми троечниками все обстоит как раз наоборот. Паническая боязнь ошибиться, стремление во что бы то ни стало быть лучшим во всем может довести до настоящего невроза.

    «Можно выделить два принципиальных момента, которые подводят очень способных ребят, — рассказывает Александр Овсянников, специалист центра по работе с одаренными детьми. — Это неспособность выделить приоритеты и неумение проигрывать. Ребенок (с помощью родителей) должен выделить что-то основное, наиболее важное и перспективное и сосредоточить на этом направлении свои усилия. Разумеется, увлечения подростка могут со временем меняться, но их не должно быть бесконечно много! Однако на практике, стремясь завоевать внимание и одобрение родителей, он покоряет все новые и новые вершины, добиваясь зачастую обратного результата — интерес к его успехам падает».

    Во взрослой жизни этот аспект «синдрома отличника» становится настоящим стрессовым фактором, особенно для женщин. Не умея выделять главное, жена и мама может довести себя до изнурения, пытаясь содержать дом в безупречном порядке и одновременно выстроить карьеру. Ведь отказ от любой мелочи, будь то воскресная выпечка собственного изготовления или подготовка дополнительных слайдов для презентации, воспринимается как настоящее поражение — все должно быть сделано идеально! Сперва для этого жертвуют отдыхом, затем сном, затем общением с близкими.

    Проблема: неумение выделить приоритеты.

    На что обратить внимание: ваш ребенок взял приз на певческом конкурсе, выиграл олимпиаду по математике, стал чемпионом по плаванию, а теперь еще и сообщил, что записался на курсы японского языка? Если он коллекционирует награды и медали во всем подряд — подумайте, может, это послание «я хороший», предназначенное для вас?

    Что делать: говорите с ребенком о перспективах, связанных с его увлечениями, постарайтесь помочь ему выбрать наиболее значимые из них.

    Совет психолога: «Идеально, если вы разделите интересы с сыном или дочерью, разумеется, на доступном для вас уровне, — советует психолог Анна Петровская. — Если он увлекается спортом — ходите с ним на соревнования, где принимают участие его кумиры, если рисует — на выставки, музицирует — на концерты».

    Наука проигрывать

    Зачастую отличник так боится ошибиться, дать неверный ответ, проиграть, что это превращается в настоящую фобию. Стремясь обезопасить себя от провала, ребенок, с одной стороны, тратит невероятные усилия на то, чтобы выучить задание, с другой — боится отойти от заданного учителем шаблона. Но в старших классах (или на университетской скамье) он действительно может оказаться в худшем из своих кошмаров — быть поверженным бывшим троечником, который берется за ум и начинает буквально фонтанировать блистательными идеями и оригинальными решениями нестандартных задач. Вспомните свое детство — если в первом классе в отличницах ходили исключительно девочки, то на выпускном вечере зачастую оказывалось, что гордостью класса и победителями всевозможных олимпиад стали их одноклассники-мальчики.

    «Поражение — не менее важный обучающий фактор, чем победа, — уверен педагог Александр Овсянников. — Оно стимулирует развитие, заставляет искать новые пути, рисковать. Это лучший из всех возможных уроков — оно позволяет узнать и свои слабые стороны, и сильные стороны соперника. Тот, кто боится проиграть — фактически уже проиграл». Страх выйти за рамки, принять нестандартное решение зачастую мешает при построении карьеры. Существует распространенное мнение, что собственный бизнес открывают троечники, не боящиеся рисковать, а бывшие отличники нанимаются к ним на работу. Это, конечно, несколько утрированно, как и всякое обобщение, однако в известной мере иллюстрирует реальную проблему.

    Проблема: неумение проигрывать.

    На что обратить внимание: если ребенок перед состязанием или экзаменом по хорошо знакомому предмету излишне нервничает, не может спать, доводит себя зубрежкой несправедливых судей и нечестных соперников — возможно, он просто не умеет проигрывать.

    Что делать: помните, что любой экзамен — это стресс, хвалите и поддерживайте ребенка вне зависимости от того, насколько успешно он выдержал испытание. Не акцентируйте внимание на поражении, смотрите в будущее: когда эмоции улягутся, обязательно обсудите с ребенком, что нужно сделать в следующий раз, чтобы сдать экзамен.

    Совет психолога: «Малышу полезны всевозможные игры с элементом случайности: с подбрасыванием кубика и подсчетом очков, лото, детское домино, — советует психолог Анна Петровская, — выигрывать и проигрывать нужно учиться с детства».

    Если друг оказался вдруг. ..

    Если ребенок не только хорошо учится, но и преуспевает в музыке, спорте или участвует в театральных постановках, то он обычно довольно популярен среди сверстников. Однако многих привлекает не столько дружба с конкретным человеком, сколько сам статус лидера. Рядом с таким одноклассником более слабый сверстник чувствует себя сильным, успешным и защищенным. Однако у самих лидеров популярность вызывает смешанные чувства.

    «Находиться на вершине общественного признания приятно, — поясняет Анна Петровская. — Страх утратить привлекательную позицию и самому оказаться зависимым от чужого расположения бывает очень велик: ребенку кажется, что без своих успехов и побед он будет не интересен и не важен сверстникам. Это порождает ложную социальную установку: вместо того, чтобы искать друзей, с которыми объединяют общие интересы, устанавливать с ними эмоциональную связь, приобретать опыт сотрудничества, он ищет способы укрепить свой авторитет, зафиксировать превосходство».

    С другой стороны, сам ребенок зачастую осознает ущербность такой дружбы. Он воспринимает происходящее как потребительское отношение к себе, но не видит выхода из сложившейся ситуации. Подростка с тонкой душевной организацией это может привести к настоящей депрессии.

    У взрослых «отличников» часто сохраняется неумение организовать партнерские взаимоотношения. Они нуждаются в начальстве, которое бы хвалило и одобряло их действия (вместо учителей и родителей), они могут мобилизовать подчиненных, используя имеющиеся лидерские навыки, но у них нет опыта эффективной работы в команде.

    Проблема: ребенку дискомфортно среди сверстников.

    На что обратить внимание: слишком много или слишком мало друзей. Уже в младшем школьном возрасте в детском коллективе формируются стабильные отношения, и если у ребенка каждую неделю появляется новый лучший друг, а на день рождения к нему стремится попасть весь класс — это говорит о том, что он запутался в своих чувствах.

    Что делать: поощряйте отношения с теми из приятелей, с кем его связывает совместная деятельность — члены спортивной команды, актеры театральной студии, участники научного кружка. Командная работа, в которой ребенок становится то ведущим, то ведомым, позволит ребенку освоить различные социальные роли и подарит настоящих друзей.

    Совет психолога: «Возможности родителей в этом плане не очень велики: нельзя достать для ребенка друга из кармана и во многом приходится полагаться на естественный ход событий, — рассуждает Анна Петровская. — С другой стороны, семья может практически все: если дома ровная, доброжелательная, уважительная атмосфера, если к голосу каждого члена семьи прислушиваются, а мнение учитывается, то у ребенка сформируется правильное представление о семейных и дружеских взаимоотношениях, которое он пронесет через всю жизнь».

    Впрочем, в такой семье у ребенка вряд ли возникнет «синдром отличника». Ведь несчастными всеобщих любимцев делает только недостаток нашей безусловной родительской любви. Так что просто любите их еще чуть-чуть больше.

    Попытка Билла Гейтса продолжить семейную традицию и стать адвокатом закончилась отчислением из Гарварда за неуспеваемость и прогулы. Хотя в школе Билл вошел в десятку лучших учеников США, набрав на выпускных экзаменах фантастически высокое количество баллов (1590 из 1600), разработал собственный курс основ программирования и даже преподавал его сверстникам в привилегированной частной школе «Лейксайд». Трудно представить, как выглядели бы сегодня наши компьютеры, если бы у Гейтса оказался «синдром отличника» и он бы принялся за изучение юриспруденции с тем же рвением, что и за программирование. Но Гейтс не побоялся отказаться от блестящей карьеры в пользу новаторского бизнеса и, между прочим, был поддержан семьей.

    Классические примеры «гениальных троечников» — это Альберт Эйнштейн, который с грехом пополам едва окончил Цюрихское высшее техническое училище, и Томас Эдисон с четырьмя классами образования, которого школьный учитель называл «безмозглым». Два выдающихся гения были не замечены и не оценены во время обучения, потому что категорически не умели «играть по правилам». Эдисон на старости лет часто повторял: «Неужели вы думаете, что я изобрел бы что-нибудь, если бы ходил в школу!»

    Текст: Ирина Ильина

    Синдром отличника: как помочь ребенку?

    Пресловутым синдромом отличника страдают не только отличники и хорошисты. Желание быть лучшим и демонстрировать только позитивные результаты учебы может быть в равной степени присуще и закоренелым троечниками. Педагоги объясняют этот парадокс тем, что страх получить плохую оценку в школе или услышать о себе негативный отзыв заставляют детей активнее включаться в «гонку» школьных достижений.

    Как формируется «синдром отличника»?

    Стремление ребенка «всегда быть на высоте» и демонстрировать окружающим свою успешность зачастую является проявлением его глубокой неуверенности в себе. Причины этой неуверенности могут быть самыми разными. Обычно это комплексы по поводу своей внешности, отсутствия друзей, недостаточно высокого, по мнению ребенка, статуса семьи. Ребенок также может полагать, что родители недостаточно его любят. В этом случае стремление получать хорошие оценки может стать способом привлечь к себе внимание взрослых и доказать им свою значимость.

    Нередко дети становятся продолжением амбиций своих родителей. Многие из них считают, для того чтобы сын или дочь чего-то достигли в жизни, нужно полностью посвятить себя ребенку. Детские психологи давно доказали факт, что поведенческие и психологические проблемы детей являются отражением внутренних установок их родителей и тех моделей поведения, которые приняты в семье. Папы и мамы, предъявляющие повышенные требования к себе, неосознанно переносят собственные качества и проблемы на детей, формируя у них так называемый «синдром отличника». При этом родители могут не предъявлять к ребенку конкретных требований. Дети тонко чувствуют настроение окружающих, интуитивно настраиваясь на их «волну».

    Ребенок-перфекционист, как правило, очень остро переживает даже незначительные неудачи. Погоня за успехом и достижениями может обернуться для него депрессией. Ведь быть всегда лучшим – это тяжело как физически, так и морально. Такие дети теряют детскую непосредственность и умение радоваться тому, что есть хорошего в их жизни. У них возникают проблемы в общении со сверстниками.

    Страх сделать что-то не так мешает перфекционисту учиться. Ребенок сильно переживает из-за учебных неудач, огорчается, допуская незначительную ошибку, боится ошибиться при ответе на уроке, а получив тройку, страдает. Есть случаи, когда такие дети вовсе бросали учебу.

    О том, как правильно выполнять домашнее задание, родители и дети узнают, посмотрев очередной видеоурок на портале «Я–родитель». Советы дает детский психолог Екатерина Цуканова.

    Как помочь ребенку избавиться от комплекса отличника?

    Хорошая успеваемость в школе – это не признак того, что ваш ребенок подвержен синдрому отличника. Ему может быть действительно интересно учиться. Однако если за ценой пятерок стоят большие усилия и страх наказания, а школьные неудачи воспринимаются как катастрофы – это симптом того, что ребенку требуется помощь родителя или психолога.

    Портал «Я–родитель» дает пять рекомендаций родителям, которые помогут ребенку избавиться от синдрома отличника.

    1. Умерьте свои амбиции

    Родителям стоит постоянно корректировать свои ожидания, чтобы они соответствовали способностям детей. Задумайтесь, насколько они соотносятся с возможностями вашего ребенка. Ведь максимум отметки для каждого ученика свой. У одного это пятерка, а у другого – тройка. Если вы хотите изменить что-то в своем ребенке, то начните с себя. Снизьте планку по требованиям к сыну или дочери, отказавшись от амбиций воспитать «идеального ребенка». А главное, пересмотрите свое отношение к успеваемости чада – успех в жизни не всегда зависит от оценок в школе!

    2. Воспитывайте правильное отношение к оценкам

    Объясните ребенку, что с оценками он будет сталкиваться везде и всегда, а не только в школьной жизни. Однако нельзя, чтобы они полностью определяли его настроение и представление о самом себе. Убедите сына или дочь, что вы цените их независимо от их успехов в школе. Проявляйте к ним свою любовь и заботу вне зависимости от отметок в дневнике.

    3. Не сравнивайте ребенка с другими детьми

    Если вы не хотите вырастить неудачника, обиженного на весь мир и потерявшего уверенность в своих силах, перестаньте сравнивать своего сына или дочь с другими «успешными и талантливыми» детьми. Ругая одного и хваля другого ребенка, навязывая его как пример первому, вы противопоставляете их друг другу. Сам факт оценки тяжело травмирует психику ребенка, лишает его уверенности в родительской поддержке. Поступая таким образом, вы провоцируете чадо включаться в соперничество с более сильными учениками, что не всегда идет ему на пользу.

    4. Дайте право на ошибку

    Ожидать, что ребенок не будет совершать никаких ошибок, – значит проявлять по отношению к нему чрезмерную жесткость и давать неверное представление о жизни. Объясните своему чаду, что у него есть право ошибаться. Осознание этого поможет ему преодолеть страх сказать или сделать что-то неправильно.

    5. Развивайте у детей чувство юмора

    Детям, которые очень остро реагируют на мнение других людей, стоит напоминать, что они не обязаны быть идеальными в глазах окружающих. Постарайтесь развить у ребенка чувство юмора. Оптимист легче переживает жизненные невзгоды, лучше сходится со сверстниками и пользуется у них популярностью.

    Надежда Малинкина

    Пройдите тест на портале «Я–родитель» и узнайте, понимаете ли вы своего ребенка.

    Понимаете ли Вы своего ребенка?

    как избавиться от синдрома отличника

    Прыгнуть выше головы, сделать работу еще лучше, чем в прошлый раз, получить максимальный результат и признание. Если вы узнаете в этом описании себя – значит, у вас синдром отличника. Еще его называют перфекционизмом.

    Пожизненные отличники уверены, что у них нет права на ошибку и на посредственный результат. Только на самый лучший. Если не получается – перфекционист тут же начинает заниматься самобичеванием, жесткой самокритикой и может впадать в депрессию. Стремясь к придуманному идеалу, такие люди зацикливаются на результатах, тяжело переживают неудачи, критику и несовершенство других. Перфекционисты часто достигают успеха, но этот успех обходится им слишком дорого.

    Что делать? Помогла разобраться в причинах синдрома отличника и рассказала, как с ним бороться, наш эксперт – психолог, специалист по семейной, телесной терапии и психосоматике Алина Котенко.

    Откуда ноги растут

    По словам нашего эксперта, самых главных источников синдрома – два.

    Первый – семейные причины. Если родители с самого детства говорят своему ребенку, что он должен быть лучшим, постоянно приносить только самые высокие оценки, чтобы им гордились, и обесценивают просто хорошие результаты – это прямой путь к синдрому отличника.

    Второй источник перфекционизма – личностные причины. На формирование синдрома отличника влияет не только семья, но и окружение ребенка вне семьи. Так, в возрасте 7-12 лет он пытается установить баланс между тем, чтобы быть лучшим и что при этом оставаться членом определенной группы, например, класса. И если, к примеру, классный руководитель чересчур выделяет достижения отличников, обесценивает результаты других школьников и в классе есть аутсайдеры, к которым тоже сознательно формируется негативное отношение, – в таком классе будет развиваться нездоровая конкуренция и нездоровое отношение к достижениям.

    Отличники полностью отождествляют себя с тем или иным результатом своей работы. Результат, как вода, заполняет таких людей до краев, словно сосуд.

    Также многое зависит и от тех детей, которые являются лидерами определенной группы. То, как они реагируют на конкурентов (спокойно, начинают их «давить» или же предлагают им свою помощь), – тоже во многом определяет, как будут развиваться другие дети в их окружении. Например, будет ли стремление к результату затмевать у них ценности, отношения и т.д.

    Как с этим бороться?

    Следуйте нашим советам, и вы точно сможете постепенно ослабить влияние синдрома отличника на свою работу и жизнь.

    1. Замечайте внутреннего врага

    Если вы хотите избавиться от перфекционизма, то один из первых и главных советов – начать замечать (!), когда ваш внутренний отличник вмешивается в вашу работу и жизнь и начинает мешать вам. Начните пристально следить за ним. Можете даже придумать ему имя, например, Ботан, Делательник, Результативщик и т. д.

    Каждый раз, когда вы будете видеть, что отличник «включился» (к примеру, когда вы вдруг начинаете считать, что сделали все плохо, хотя объективно это не так), делайте паузу и проговаривайте про себя: «Сейчас я стал Ботаном. Пора останавливаться».

    Каждый раз, когда вы будете видеть, что отличник «включился» делайте паузу и проговаривайте про себя: «Сейчас я стал Ботаном. Пора останавливаться».

    В таком достаточно простом упражнении есть несколько плюсов. Во-первых, так вы начнете отделять внутреннего отличника от вашей личности, показываете самому себе, что хотите измениться. Во-вторых, определенный комизм таких внутренних диалогов заставит вас задуматься над тем, что вы действительно перегибаете палку и со стороны можете выглядеть в чем-то смешно. И, в-третьих, вовремя остановив себя и не поддавшись влиянию отличника, вы хотя бы будете стараться каждый раз объективно оценивать ситуацию.

    2. Результат – это не весь вы

    Одна из самых больших проблем отличников – они полностью отождествляют себя с тем или иным результатом своей работы. Результат, как вода, заполняет таких людей до краев, словно сосуд. Отличники забывают, что конкретное достижение или неудача – это только маленькая часть их личности, всего лишь одна грань.

    В борьбе с синдромом отличника очень важно изменить собственные психологические установки, поэтому поначалу вам придется регулярно вести диалоги с собой. Каждый раз, когда вы будете начинать то или иное задание, у вас появится страх не выполнить его идеально, или же вы уже не справились – говорите себе, что результат – это не весь вы.

    Работайте над собой и своим состоянием: оглядывайтесь назад, выписывайте на листе бумаги, что хорошего вы сделали в своей жизни.

    Промежуточный результат не стоит того, чтобы перечеркивать все остальные свои достижения, положительные качества, навыки и любые достойные проявления в других сферах вашей жизни, кроме работы. Работайте над собой и своим состоянием: оглядывайтесь назад, выписывайте на листе бумаги, что хорошего вы сделали в своей жизни. Так вы сможете прийти в себя в сложные моменты.

    3. Станьте идеальным бездельником

    У всех отличников – чересчур завышенные требования к себе. Более того, они свято уверены, что другие ожидают от них именно того же.

    Например, перфекционисты могут весь день ничего не есть и даже не выходить из офиса, якобы потому что успеют выполнить больше задач, если не будут отвлекаться на такие «пустяки». Если же они дают слабину, например, отвлекаются и болтают с коллегой 20 минут, – они могут еще долго винить себя за это.

    Важно начать разрешать себе быть неидеальным – неидеальным сотрудником, неидеальным другом, неидеальным родителем.

    Приучить отличника чередовать работу и отдых – будет очень сложно. Но не нужно сразу ждать от себя слишком многого. Начните хотя бы с 5 минут в день. Сознательно отвлекитесь и постарайтесь не делать ничего в течение пяти минут. Обязательно понаблюдайте за другими людьми. Например, посмотрите на своего начальника и коллег. Они смотрят на вас с упреком? Нет. Пять минут отдыха действительно так сильно вредят вашей работе? Нет. Другие коллеги тоже иногда отвлекаются, но все равно со всем справляются? Да. Тогда что вам мешает делать так же?

    Делайте похожие вещи и в других сферах жизни. В этом деле важно начать разрешать себе быть неидеальным – неидеальным сотрудником, неидеальным другом, неидеальным родителем.

    4. Полюбите процесс

    Отличники – это люди, которые зациклены на результате, а процесс считают неважным. Чтобы снизить важность результата, советуем перфекционистам чаще находить и обращать внимание на те «кусочки» процесса, которые доставляют удовольствие(как в работе, так и в личной жизни).

    Просто бегите и чувствуйте, как вы отталкиваетесь от земли, сколько силы ваших ногах и как ветер щекочет вам лицо. Даже если пробежка заняла больше времени, чем вы рассчитывали, – это почти неважно, так вы уже получили невероятное удовольствие.

    Например, вашу работу, по вашему мнению, недостаточно убедительно похвалили. Но вам ведь было интересно выполнять определенные задачи? Более того, вы справились с ними. Тогда радуйтесь этому и получайте удовольствие. Или, к примеру, пробежка. Если только вы не спортсмен, то вам, скорее всего, все равно, за какое время вы пробежите то или иное количество километров. Поэтому просто бегите и чувствуйте, как вы отталкиваетесь от земли, сколько силы ваших ногах и как ветер щекочет вам лицо. Даже если пробежка заняла больше времени, чем вы рассчитывали, – это почти неважно, так вы уже получили невероятное удовольствие.

    5. Смотрите дальше своего носа

    Как мы уже сказали, перфекционисты живут результатом, ставя его во главу угла. При этом для них важен каждый результат, независимо от того, идет речь о составлении рядового документа или же о презентации проекта.

    Еще лучше – если вы «забросите» себя в совершенно новую среду. Туда, где вы будете новичком, а не лидером.

    Именно поэтому отличникам так важно видеть картинку целиком (например, свою жизнь на год или на три-пять лет вперед), понимать, что идет дальше за определенным результатом, за очередной достигнутой целью. Для этого визуализируйте свои желания, рисуйте схемы, пишите планы, ведите дневник – в общем, все, что угодно, только чтобы не упускать из виду общую картинку. Постоянные напоминания позволят видеть задачи и цели поважнее и не дадут вам зацикливаться на чем-то одном.

    6. Не сравнивайте себя с другими

    Это еще одна проблема отличников – сравнивать себя с другими и впадать в депрессию из-за того, что кто-то достиг большего. Как с этим бороться? Тот же принцип, что и в предыдущих советах. Как только заметили, что скатываетесь в негатив и начинаете заниматься самобичеванием, – тут же меняйте фокус и концентрируйтесь на себе. Сравните себя прошлого и настоящего: где вы были год назад, и где сейчас, чего не умели раньше, и что умеете сейчас и т.д. Мы уверены, вам есть, чем гордиться.

    7. Больше работайте в группе

    Перфекционисты – не самые лучшие командные игроки. Как мы уже сказали, они достаточно нетерпимо относятся к недостаткам других. К тому же, они уверены, что лучше, чем они, работу не сделает никто, поэтому мнение других можно особо не учитывать («никто, кроме меня, не предусмотрит все детали!»).

    Командные спортивные игры, танцевальные кружки – отличнику подойдут все активности, где результат зависит не только от его усилий.

    Именно поэтому отличникам так важно развивать в себе навык группового взаимодействия. Для этого чаще участвуйте в коллективных обсуждениях, учитесь слушать и слышать других. Еще лучше – если вы «забросите» себя в совершенно новую среду. Туда, где вы будете новичком, а не лидером, и не сможете не учитывать мнение других, так сами мало во всем разбираетесь. Командные спортивные игры, танцевальные кружки – в общем, вам подойдут все активности, где результат зависит не только от ваших усилий.

    8. Развивайте гибкость

    Перфекционисты достаточно категоричны и видят многое в черно-белом цвете: что-то либо правильно, либо – нет. Чтобы развить в себе гибкость, нужно больше работать в группе (см. совет выше), а также начать выполнять соответствующие физические упражнения. То, что происходит с нашим телом, напрямую влияет и на наш внутренний мир.

    Почему хорошие студенты терпят поражение в жизни

    m9arnold через Flickr Вы знаете эту девушку. Именно она прекрасно все училась в школе.Она получила пятерки и была мечтой каждого учителя. У нее также была отличная посещаемость и она никогда не нарушала правил.

    Она была тем человеком, которому всегда удавалось иметь заточенный карандаш и подходящую ручку для урока естественных наук. Она всегда была самой подготовленной, всегда самой организованной. В основном она предназначалась для школы.

    Но, как мы узнали из фильма Romy & Michele’s High School Reunion (и практически любого фильма о популярных людях в старшей школе), люди, которые правят в старших классах, обычно не правят позже.Я не говорю о популярности, я говорю о трудовой этике. Вы можете быть отличником, первоклассным специалистом, но при этом оставаться никудышным работником. И вы можете просто быть плохим работником, потому что работа сильно отличается от школы.

    Уитни Джонсон, автор книги Dare, Dream, Do, недавно указала в статье для Harvard Business Review, что ведущие колледжи и аспирантуры выпускают больше выпускниц, чем когда-либо прежде … но эти женщины не управляют компаниями, они ‘ в основном менеджеры среднего звена; женщины составляют 51.4% менеджеров среднего звена, если быть точным. Она сослалась на то, что «женщины признают, что зал заседаний — это не класс. Чтобы добиться успеха, мы должны сделать то же самое, что нас всегда учили не делать: быть разрушительным ».

    Итак, я был далеко не идеальным учеником, но я был хорошим учеником. Я любил сдавать домашнее задание каждый день. Это было похоже на большой контрольный список. И домашнее задание, нравится тебе это или нет, было чем-то, на что я всегда мог положиться. Он всегда был там, никогда никуда не уходил. Я также был приверженцем правил. Когда они сказали нам, что мы не можем жевать жвачку в первый день детского сада, я послушал.Я определенно боялся власти и никогда особо не попадал в неприятности. Так что приспособление к учебе в колледже, где обычно не нужно заниматься чем-то каждый день, и никто не следит за тем, чтобы вы соответствовали требованиям, было определенно трудным.

    Но приспособиться к тому, чтобы стать профессионалом в реальном мире, было еще труднее. Не всегда имеет значение, подошли ли вы к встрече максимально подготовленной; это может быть ваша идея в мгновенном мозговом штурме, который принесет домой большие деньги. А иногда именно человек идет против авторитета и указывает на недостатки в идее, заслужившей наибольшее внимание.Часто единственный способ добиться успеха — это пролететь мимо штанов — расписания, которому вы можете следовать, не существует. Это были две вещи, о которых я совершенно не думал в старшей школе. Это действительно другой способ мышления, с которым не справляются даже звездные студенты.

    Я думаю, что для некоторых людей, в том числе и для меня, очень сложно не получать постоянно то же самое, что по сути является пятёркой.Это подтверждение того, что вы умны и много работали, и в вашей карьере этого не произойдет.

    Джонсон пишет:

    «В школе, чтобы получить оценку, вы научились давать авторитету — учителю — то, что он хотел. На рабочем месте это означает, что нужно задавать вопросы «умницей»: «Чего этот босс хочет от меня? Какие из потребностей моего босса не удовлетворяются? Что мне нужно сделать, чтобы получить пятерку? »

    « Такой подход может принести вам несколько начальных золотых звезд, но не принесет вам того, чего вы действительно хотите, а именно быть незаменимым игроком, а не только для вашего босса. , но в вашей отрасли.Чтобы стать звездой, вам нужно развить новый навык: вам нужно научиться бросать вызов авторитету и влиять на него, а не просто давать авторитетным фигурам то, что они хотят ».

    Она отмечает, что все это сдерживает женщин. Так что будьте более разрушительными, научитесь импровизировать и, как мы уже говорили ранее, рассказывайте всем в своем офисе, насколько вы успешны! Забудьте то, чему вы научились в школе. Вернее, забудьте, как вы вели себя в школе. Ваша карьера — это совсем другая игра. (Но жевательная резинка все еще может доставить вам неприятности.)

    Преподавание: сложное, интересное, вдохновляющее, бесконечно интересное и всегда жизненно важное | Американский учитель биологии

    «Таким образом, похоже, что из всех светских профессий преподавание является наиболее важным», — заявил Роберт Мензис, бывший премьер-министр Австралии. Учить важно — правда. Но обучение — это гораздо больше, чем просто наставление.Обучение многогранно: оно постоянно бросает вызов, вдохновляет, формирует и меняет нас во многих отношениях.

    Преподавание — непростая задача. Мы часто сталкиваемся с внутренними и внешними сбоями; собрания, проблемы с дисциплиной учащихся, семейные кризисы и внеклассные мероприятия прерывают учебное время. Ожидания, определенные извне, и требования к учебным программам постоянно меняются, привнося в наши классы свежие идеи, но иногда за счет ограничения или даже устранения некоторых предпочтительных методов обучения или целей.Хотя многие штаты приняли Стандарты науки нового поколения для руководства научным обучением до поступления в колледж, ожидания все еще различаются, и даже несмотря на то, что образование стало несколько более стандартизированным, у нас все еще есть национальная мозаика образовательных целей и практик. Один из коллег размышлял: «Быть ​​хорошим учителем — все равно что пытаться поразить движущуюся цель». Кажется, что у нас всегда есть недостаток ресурсов и слишком много времени, но мы находчивы, и мы поднимаемся над этими испытаниями, чтобы дать нашим ученикам все, что в наших силах, даже если мы ожидаем от них самого лучшего.

    Обучение вдохновляет; это одна из немногих профессий, в которых можно быть как наставником, так и ученым. Невероятно приятно наблюдать, как ученик увлекается концепцией, и становится свидетелем их глубокой радости и волнения: момент «а-ха» никогда не стареет. Помогая ученику устанавливать связь с повседневными переживаниями, наблюдая, как они захватывают воображение ученика и приносят ему новые идеи. Как и вы, я считаю, что наставничество и руководство студентами приносят удовлетворение.Приятно видеть, как развиваются, растут и процветают умы. Учитель не может довольствоваться своими текущими знаниями. Биология, благодаря ежедневным открытиям, заставляет нас обновлять и обновлять уроки каждый раз, когда преподается курс. Учитель никогда не прекращает учиться и заниматься научной деятельностью.

    Обучение формирует наше коллективное будущее и жизненно важно для общества в целом. Я получил пользу от своего образования и надеюсь, что плачу его вперед.Я воодушевлен, когда бывшая студентка рассказывает, как ее образование изменило ее и помогло направить ее усилия. Криста МакОлифф сказала об этом лучше всего: «Я прикасаюсь к будущему. Я учу.»

    Обучение требует и часто влечет за собой большую ответственность. Мы знакомим студентов с биологией, по своей сути интересной, но зачастую сложной наукой. Мы должны помочь каждому студенту раскрыть свою страсть к обучению. Мы мотивируем и поощряем каждого человека и помогаем всем полностью раскрыть свой потенциал.Мы обучаем наших студентов навыкам, чтобы они могли формулировать свои собственные вопросы и придумывать способы ответа на них. У нас есть сила трансформировать умы и жизнь; поэтому мы должны использовать эту силу с большой осторожностью и проницательностью.

    Обучение требует времени и усилий, чтобы делать это правильно. Чтобы заложить прочный фундамент в умах студентов, нужно время, точно так же, как неправильное знание требует больших усилий, чтобы исправить и переформулировать. Я немного не спешил ценить преимущества и большие награды учебы, поэтому терпение по отношению к моим собственным ученикам действительно является достоинством и необходимостью.Когда мы стремимся сделать все возможное в классе, ученики ответят тем же.

    Обучение — это сострадание и вера в способности учащихся. Я считаю, что второй шанс может иметь огромное значение для некоторых студентов. Например, недавно я работал со студентом, который вернулся в колледж после тяжелого старта с целью стать ветеринаром. Она записалась на курсы биохимии в моем колледже, готовясь к поступлению в ветеринарную школу.Ее ранние оценки в колледже были недостаточно высокими для поступления, но двадцать лет спустя она с новообретенной энергией осуществила свою мечту, получила отличные оценки и теперь работает крупным ветеринаром.

    Обучение — это улучшение своего обучения. Я знаю, что обескураживает, когда ученик теряет, казалось бы, простую концепцию. Такие случаи привели меня к моему наиболее ценному опыту профессионального развития и помогли мне открыть новые способы воспитания и обучения моих классов.Один и тот же курс не преподается одинаково дважды не только потому, что каждый человек и класс уникальны, но и потому, что личное размышление и самоанализ помогают нам стать лучшими учителями.

    Учение смиряет. Я открыто признаю, когда чего-то не знаю или не понимаю; это превращает тему в совместное открытие для всех заинтересованных сторон. Я часто узнаю столько же, сколько и мои студенты, когда готовлю новый урок, лекцию или лабораторную работу. Возможность признать, что незнание всего этого снижает стресс и помогает мне больше думать о других, а не о себе.Я ценю все, что мои ученики приносят в класс: их идеи, их надежды и амбиции, а также их энтузиазм. Многие принесли большие жертвы, чтобы поступить в колледж, и я в восторге от этого. В результате я научился меньше судить и больше слушать, что, в свою очередь, помогло мне стать лучшим учителем.

    Итак, я приветствую вас в новом учебном году с его новыми обещаниями, проблемами и наградами. Обучение вдохновляющее, сложное, жизненно важное, ресурсоемкое, бесконечно интересное и постоянно меняющееся.Как сказал Уильям Батлер Йейтс: «Образование — это не наполнение ведра, а зажигание огня». Наша задача — как учителей — не просто разжечь этот огонь, но и поддерживать его в наших учениках и в нас самих. Обучение на протяжении всей жизни начинается с вдохновляющих, увлеченных и увлеченных учителей.

    Элизабет Коулз
    Президент NABT — 2018

    Широкие учебные стратегии, стимулирующие комплексное мышление

    Поскольку только что описанные формы мышления — критическое мышление, творчество и решение проблем — являются широкими и важными с точки зрения образования, неудивительно, что педагоги определили стратегии, способствующие их развитию.Некоторые из возможностей показаны в таблице 1 и группируют несколько учебных стратегий по двум измерениям: насколько стратегия ориентирована на учащихся и насколько стратегия зависит от группового взаимодействия. Следует подчеркнуть, что двухсторонняя классификация в таблице 1 не очень точна, но она дает полезную основу для понимания вариантов, доступных для планирования и реализации инструкций. Более важным из двух измерений в таблице является первое — степень, в которой учебная стратегия руководствуется учителем или инициируется учениками. Мы более подробно рассмотрим это измерение в следующей части этой главы, после чего мы обсудим стратегии группового обучения.

    Таблица 1: Основные стратегии обучения, сгруппированные по уровню руководства учителя и ориентации на ученика
    Режиссер (ы) еще
    Несколько больше выделяет группы

    Совместное обучение

    Запрос

    Discovery Learning

    Самоотражение

    Независимое исследование

    Концептуальные карты

    Несколько больше подчеркивает людей

    Лекции

    Прямая инструкция

    «Эффективное обучение» Мэдлин Хантер

    Мастерство обучения

    Учебные чтения

    Предварительные организаторы

    Схема

    Вспоминая, относя и уточняя

    Режиссер учитель подробнее

    Определения терминов в таблице 1

    • Лекция: Рассказ или объяснение ранее организованной информации — обычно группе
    • Назначенное чтение: Чтение, обычно индивидуально, ранее организованной информации
    • Предварительные организаторы: Краткий устный или графический обзор материала, который будет рассмотрен в лекции или тексте
    • Описание: Написание важных моментов лекции или чтения, обычно в иерархическом формате
    • Делает заметки: Написание важных моментов лекции или чтения, часто организованных в соответствии с учебными потребностями отдельного студента
    • Концептуальные карты: Графическое изображение отношений между набором концепций, терминов или идей; обычно организует студент, но не всегда
    • «Эффективное обучение» Мэдлин Хантер: Набор стратегий, которые подчеркивают четкое представление целей, объяснение и моделирование задач учащимся и тщательный мониторинг прогресса учащихся в достижении целей

    Инструкция с учителем

    Как следует из названия, обучение под руководством учителя включает в себя любые стратегии, инициированные и руководимые в первую очередь учителем. Классический пример — изложение или чтение лекций (просто рассказывание или объяснение студентам важной информации) в сочетании с заданием чтения по текстам. Но обучение под руководством учителя также включает стратегии, предполагающие более активную реакцию учащихся, например, поощрение учащихся к более детальному изучению новых знаний или объяснение того, как новая информация соотносится с предыдущими знаниями. Независимо от их формы, методы обучения под руководством учителя обычно включают систематизацию информации от имени учащихся, даже если учителя также ожидают, что ученики будут организовывать ее самостоятельно.Поэтому иногда методы, ориентированные на учителя, рассматриваются как передача знаний от учителя к ученику настолько ясно и эффективно, насколько это возможно, даже если они также требуют умственной работы со стороны ученика.

    Лекции и чтения

    Лекции и чтения являются традиционным предметом для преподавателей, особенно со студентами старшего возраста (включая студентов университетов). В лучшем случае они заранее организуют информацию так, чтобы (по крайней мере теоретически) студенту нужно было запомнить только то, что было сказано на лекции или написано в тексте, чтобы начать понимать это (Exley & Dennick, 2004).Их ограничение — неоднозначность требуемых ответов: слушание и чтение по своей природе тихие и неподвижные и сами по себе не указывают, понимает ли студент материал или даже уделяет ему внимание. Педагоги иногда жалуются, что «студенты слишком пассивны» во время лекций или чтения. Но физическая тишина свойственна этим занятиям, а не учащимся, которые их выполняют. В конце концов, книга просто сидит на месте, если студент не пытается ее прочитать, а лекция может не быть услышана, если студент не приложит усилий, чтобы ее послушать.

    Продвинутые органайзеры

    Несмотря на эти проблемы, существуют стратегии, позволяющие сделать лекции и чтения эффективными. Учитель может быть особенно осторожен с организацией информации для учеников и может переложить часть умственной работы на самих учеников. Примером первого подхода является использование предварительных организаторов — кратких обзоров или введения в новый материал перед тем, как сам материал будет представлен (Ausubel, 1978). Авторы учебников (в том числе и мы сами) часто намеренно стараются периодически вставлять предварительные органайзеры, чтобы ввести новые разделы или главы в текст.При использовании в лекции предварительные организаторы обычно представляют собой заявления в форме кратких вступительных замечаний, хотя иногда диаграммы, показывающие взаимосвязь между ключевыми идеями, также могут служить той же цели (Робинсон и др., 2003). Независимо от формы, продвинутые организаторы частично организуют материал от имени студентов, так что они знают, где все это, так сказать, складывать, когда они изучают их более подробно.

    Вспоминая и относя предыдущие знания

    Еще одна стратегия улучшения обучения под руководством учителя — побудить учащихся связать новый материал с ранее знакомыми знаниями. Когда один из нас (Кельвин) впервые выучил иностранный язык (в его случае французский), например, он часто замечал сходство между французским и английским словарями. Например, французское слово для изображения было image , и оно написано точно так же, как и на английском языке. Французское слово для обозначения splendid было splendide , написанное почти так же, как и в английском, хотя и не совсем. Связывание французской лексики с английской лексикой помогло в изучении и запоминании французского.

    По мере того, как дети и молодежь становятся более опытными в учебе, они склонны связывать новую информацию с ранее полученной информацией чаще и автоматически (Goodwin, 1999; Oakhill, Hartt, & Samols, 2005).Но учителя также могут помочь учащимся использовать эту стратегию. Представляя новые концепции или идеи, учитель может сознательно связать их с ранее изученными идеями, по сути моделируя стратегию памяти, которую учащиеся учатся использовать для себя. Например, на уроке естественных наук она может сказать: «Это еще один пример. . ., который мы изучали раньше »; в социальных исследованиях она может сказать: «Помните, что мы узнали в прошлый раз о росте железных дорог? Мы это видели. . . »

    Если учащиеся относительно молоды или испытывают трудности в учебе, особенно важно напомнить им об их предшествующих знаниях.Учителя могут периодически задавать вопросы типа «Что вы уже знаете по этой теме?» или «Как ваши новые знания по этой теме изменят то, что вы уже знаете?» Независимо от возраста учеников, связать новые знания с предыдущими легче с помощью кого-то более знающего, например учителя. Например, при изучении алгоритмов умножения ученики могут сначала не увидеть, как умножение связано с процессами сложения, которые они, вероятно, усвоили ранее (Burns, 2001).Но если учителю нужно время, чтобы объяснить отношения и дать ученикам время изучить их, тогда новый навык умножения может быть усвоен легче.

    Дополнительная информация

    Разработка новой информации означает задавать вопросы о новом материале, выявлять идеи и отношения между новыми концепциями. Такие стратегии тесно связаны со стратегией вспоминания предшествующих знаний, как обсуждалось выше: проработка обогащает новую информацию и связывает ее с другими знаниями.В этом смысле разработка делает новое обучение более значимым и менее произвольным.

    Учитель может помочь учащимся использовать детализацию, моделируя это поведение. Учитель может прервать свое объяснение идеи, например, спросив, как она соотносится с другими идеями, или размышляя о том, к чему может привести новая концепция или идея. Он или она также может побуждать студентов делать то же самое и даже задавать студентам вопросы, чтобы направлять их мышление. Приводя примеры концепции, например, учитель может воздержаться от предложения всех примеров и вместо этого попросить учащихся самим придумать дополнительные примеры.Та же тактика может работать с заданными показаниями; если чтение включает примеры, учитель может попросить учащихся найти или придумать собственные дополнительные примеры.

    Организация новой информации

    Есть много способов систематизировать новую информацию, которые особенно хорошо подходят для обучения под руководством учителя. Распространенный способ — просто попросить студентов изложить информацию, прочитать в тексте или услышать на лекции. Схема работает особенно хорошо, когда информация уже организована в некоторой иерархии в ряд основных тем, каждая из которых имеет вспомогательные подтемы или подпункты.Краткое изложение — это, по сути, форма более общей стратегии делать заметки или записывать ключевые идеи и термины из чтения или лекции. Исследования показывают, что точный стиль или содержание заметок менее важны, чем количество сделанных заметок: больше деталей обычно лучше, чем меньше (Ward & Tatsukawa, 2003). Письменные заметки гарантируют, что студент думает о материале не только во время его записи, но и при последующем чтении заметок. Эти преимущества особенно полезны, когда учащиеся относительно неопытны в школьном обучении в целом (как в более раннем классе) или относительно неопытны в конкретной теме или содержании в частности.Неудивительно, что таким учащимся может потребоваться больше рекомендаций, чем обычно, о том, что и как писать. Учителю может быть полезно предоставить руководство по ведению заметок, подобное тем, что в Руководствах по ведению заметок 1 и 2.

    Руководство по ведению заметок 1

    Заметки о научном эксперименте

    1. Цель эксперимента (одним предложением):

    2. Необходимое оборудование (перечислите каждый элемент и определите особые условия):

    1)

    2)

    3)

    4)

    3.Использованная методика (конкретизировать!):

    4. Результаты (включая каждое измерение, округленное до ближайшего целого числа):

    Наблюдение № 1
    Наблюдение №2
    Наблюдение № 3
    Наблюдение №4
    Среднее измерение, # 1–4:

    Руководство по ведению заметок 2

    Путеводитель по заметкам о «Повести о двух городах»

    1. Главные герои (перечислите и опишите несколькими словами):

    а)

    б)

    в)

    г)

    2. Постановка рассказа (время и место):

    3. Незнакомая лексика в рассказе (перечислите и определите):

    а)

    б)

    в)

    г)

    4. Сюжет (запишите только основные события):

    а)

    б)

    в)

    г)

    5. Тема (или основная «идея») рассказа:

    При изучении пояснительного материала еще одна полезная стратегия — более визуально ориентированная — состоит в создании концептуальных карт или диаграмм связей между концепциями или идеями.На рисунке 1 показаны концептуальные карты, составленные двумя людьми, которые графически изображают, как ключевая идея, «Развитие ребенка », связана с обучением и образованием. Одна из карт была нарисована классным руководителем, а другая — профессором психологии университета (Seifert, 1991). Они предполагают возможные различия в том, как эти два человека думают о детях и их развитии. Неудивительно, что учитель уделял больше внимания практическим проблемам (например, обучению в классе и жестокому обращению с детьми), а профессор — теоретическим (например, Эрик Эриксон и Пиаже). Различия предполагают, что эти два человека могут иметь в виду что-то другое, когда они используют один и тот же термин — развитие ребенка. Эти различия могут привести к недопониманию между ними (Seifert, 1999; Super & Harkness, 2003). Точно так же две карты также показывают, что каждому человеку может понадобиться изучить, чтобы лучше понять мышление и идеи другого человека

    Рисунок 1: Карты личных определений «детского развития»

    Мастерство обучения

    Этот термин относится к учебному подходу, при котором все студенты изучают материал на одинаково высоком уровне, даже если некоторым студентам требуется для этого больше времени, чем другим (Gentile, 2004).При овладении навыками обучения учитель направляет обучение, хотя иногда только в смысле поиска, написания и организации определенных модулей или единиц для изучения учащимися. В одной типичной программе усвоения знаний учитель вводит несколько новых концепций или тем посредством краткой лекции или демонстрации под руководством учителя. Затем она сразу же дает задание или тест без оценки, чтобы оценить, насколько хорошо ученики усвоили материал, а какие еще нуждаются в помощи. Студентам, которые уже выучили модуль, предлагаются дополнительные задания.Тем, кому требуется дополнительная помощь, предоставляются индивидуальные занятия или дополнительные материалы для самостоятельного изучения, которые разъясняют исходное содержание; они работают до тех пор, пока фактически не усвоят содержание (отсюда и название мастерство обучения ). На этом этапе студенты проходят еще один тест или выполняют другое задание, чтобы показать, что они действительно усвоили материал на ожидаемом высоком уровне. Когда система работает хорошо, все учащиеся получают высокие баллы или оценки, хотя обычно некоторым на это требуется больше времени, чем другим.

    Как вы могли догадаться, усердное обучение ставит две задачи. Первый из них этичен: действительно ли справедливо давать обогащение только более быстрым ученикам и исправлять только более медленным ученикам? Эта практика может превратиться в постоянное предоставление постящимся интересного образования, в то время как непрерывное предоставление медленных только скучным и повторяющимся материалом. Поэтому при использовании этого подхода важно сделать все материалы интересными, будь то обогащающие или лечебные. Также важно убедиться, что основные учебные цели каждого блока действительно важны — даже критически важны — для обучения каждого, чтобы даже более медленные люди проводили свое время с пользой.

    Другая проблема овладения навыками более практична: такой подход требует наличия подробных, хорошо организованных учебных программ. Если подход работает, учитель должен либо найти такую ​​учебную программу, либо написать ее самостоятельно, либо собрать подходящую смесь опубликованных и самовских материалов. Как бы ни был составлен учебный план, конечным результатом должна быть программа, наполненная небольшими учебными модулями, а также обширными дополнительными и корректирующими материалами. Иногда выполнение этих практических требований может быть сложной задачей.Но не всегда: некоторые предметы (например, математика) особенно хорошо поддаются детальной последовательной организации. Во многих случаях коммерческие издатели также подготовили учебные планы, уже организованные для использования в программах повышения квалификации (Fox, 2004).

    Прямая инструкция

    Хотя термин прямая инструкция иногда является синонимом инструкции , управляемой учителем, чаще он относится к версии углубленного обучения, которая содержит подробные сценарии, что означает, что она не только разбивает учебную программу на небольшие модули или блоки, как описано выше, но также диктует , как учителей должны учить, а иногда даже слова, которые они должны говорить (Adams & Engelmann, 1996; Magliaro, Lockee, & Burton, 2005).Программы прямого обучения обычно основаны на сочетании идей бихевиоризма и когнитивных теорий обучения. В соответствии с бихевиоризмом учитель должен хвалить учеников сразу и прямо, когда они дают правильный ответ. В соответствии с когнитивной теорией, она должна формулировать цели обучения перед тем, как преподавать их (предоставляя своего рода мини-продвинутый органайзер), часто просматривает материалы и намеренно проверяет, насколько хорошо учащиеся учатся. Прямое обучение обычно также вводит материал небольшими логическими шагами и требует от студентов достаточно времени для практики.

    Программы

    с прямым обучением имеют одну из проблем, характерных для других подходов к овладению навыками: поскольку они устанавливают для всех учащихся одинаковые высокие стандарты успеваемости, им приходится иметь дело с различиями в том, сколько времени требуется студентам для достижения этого стандарта. Но прямое обучение имеет дополнительную проблему, поскольку они часто больше полагаются на взаимодействие в малых группах, чем другие программы углубленного изучения, и меньше используют материалы для самостоятельного руководства. Это различие имеет то преимущество, что прямое обучение особенно хорошо работает с младшими школьниками (особенно с детского сада до третьего класса), у которых могут быть ограниченные навыки работы в одиночку в течение продолжительных периодов времени.Проблема заключается в том, что использование взаимодействия в малых группах может сделать непрактичным прямое обучение для всего класса или в течение всего учебного дня. Однако, несмотря на эти ограничения, исследования показали, что прямое обучение очень эффективно для обучения базовым навыкам, таким как раннее чтение и арифметика (Adams & Engelmann, 1996).

    Эффективная обучающая модель Мэдлин Хантер

    Мэдлин Хантер объединила несколько стратегий прямого обучения в единый, относительно всеобъемлющий подход, который она называет мастерским обучением (не путать с родственным термином мастерское обучение) или моделью эффективного обучения (М.Хантер, 1982; Р. Хантер, 2004). Важные особенности модели кратко изложены в схеме ниже (Р. Хантер, 2004). Как видите, эти функции охватывают все фазы контакта со студентами — до, во время и после уроков.

    • Подготовьте учащихся к учебе.
      • Используйте время в начале урока или занятия, когда внимание лучше всего
      • Направьте внимание студентов к тому, что ждет впереди в уроке, например, предложив «заранее подготовить организаторов».
      • Четко объясните цели урока
    • Представляйте информацию ясно и ясно.
      • Установите базовую структуру урока и придерживайтесь ее на протяжении всего урока
      • Используйте знакомые термины и примеры
      • Будьте лаконичны
    • Проверьте понимание и дайте указания на практике.
      • Задавайте вопросы, на которые каждый ответит, например: «Поднимите руку, если вы думаете, что ответ — X»
      • Предложите хоровые ответы, например: «Это правильный ответ или нет?»
      • Пример понимания людей — например, «Барри, какой у тебя пример Х?»
    • Обеспечить независимую практику.
      • Совместно проработайте несколько первых упражнений или задач
      • Делайте периоды независимой практики короткими и перемежайте их обсуждениями, дающими обратную связь

    Что происходит еще до начала урока? Подобно многим формам обучения под руководством учителя, эффективная модель обучения требует учебных планов и учебных целей, которые должны быть четко организованы и разделены на небольшие части, идеи или навыки. Например, при обучении фотосинтезу учителю (или, по крайней мере, ее учебной программе) необходимо определить основные элементы, которые способствуют этому процессу, и то, как они соотносятся друг с другом.При фотосинтезе элементы включают солнце, растения, животных, хлорофилл, кислород, производимый растениями и потребляемый животными, и углекислый газ, производимый животными и потребляемый растениями. Роли этих элементов необходимо определить и выразить на уровне, подходящем для учащихся. У студентов, изучающих науку, кислород, хлорофилл и углекислый газ могут быть выражены как часть сложных химических реакций; однако у первоклассников они могут быть выражены просто как части процесса, сродни дыханию или дыханию.

    После того, как этот анализ учебной программы будет проведен, эффективная модель обучения Hunter требует максимально использовать время урока путем создания упреждающего набора , который представляет собой деятельность, которая фокусирует или ориентирует внимание студентов на предстоящее содержание. Создание упреждающего набора может состоять, например, из постановки одного или нескольких вопросов о повседневных знаниях учащихся или знаниях предыдущих уроков. Рассказывая о различиях между фруктами и овощами, учитель может начать с вопроса: «Если вы делаете салат исключительно из фруктов, что из них можно использовать: яблоко, помидор, огурец или апельсин?» По ходу урока информацию необходимо предлагать в виде коротких логических фрагментов, используя язык, максимально знакомый учащимся.Примеры должны быть многочисленными и разнообразными: если цель состоит в том, чтобы определить и различить фрукты и овощи, например, тогда признаки, определяющие каждую группу, должны быть представлены по отдельности или, самое большее, всего несколько за раз, с четкими примерами, представленными по каждой характеристике. . Иногда модели или аналогии также помогают объяснить примеры. Учитель может сказать: «Думайте о фрукте как о чем-то вроде« украшения »на растении, потому что, если вы его сорвете, растение продолжит жить». Но модели также могут ввести учеников в заблуждение, если они не используются осмысленно, поскольку они могут содержать функции, которые отличаются от исходных концепций.Например, сравнивая фрукт с украшением, ученики могут упустить из виду важную роль фруктов в воспроизводстве растений или подумать, что салат считается фруктом, поскольку сбор нескольких листьев салата обычно не убивает его.

    На протяжении урока учитель неоднократно проверяет понимание , задавая вопросы, требующие активного мышления со стороны учащихся. Один из способов — потребовать от всех учеников как-то ответить, либо фактическим хоровым ответом (говорение в унисон), либо невербальным сигналом, например, поднятием руки, чтобы указать ответы на вопросы.Например, при обучении фруктам и овощам учитель может спросить: «Вот список фруктов и овощей. Когда я указываю на каждый из них, поднимите руку, если это фрукт, но не овощ ». Или она может спросить: «Вот список фруктов и овощей. Скажите вместе, что каждый из них, когда я на него указываю вы говорите «фрукты» или «овощи» — в зависимости от того, что применимо ». Даже несмотря на то, что некоторые ученики могут скрывать свое невежество, позволяя отвечать более знающим одноклассникам, общий уровень или качество ответа все же может дать приблизительное представление о том, насколько хорошо ученики понимают.Эти проверки, конечно же, могут быть дополнены вопросами, адресованными отдельным лицам, или вопросами, на которые люди должны кратко ответить в письменной форме. Учитель может попросить каждого: «Приведите мне пример одного фрукта и одного овоща», а затем попросить людей ответить. Она также может сказать: «Я хочу, чтобы каждый составил список из двух столбцов, в одной из которых перечислены все фрукты, которые вы можете придумать, а в другой — все овощи, которые вы можете придумать».

    По мере того, как урок подходит к концу, учитель предлагает ученикам продолжить самостоятельную практику .Смысл практики заключается не в изучении нового материала или идей, а в закреплении или усилении недавнего обучения. Например, в конце урока о длинном делении учитель может перейти к самостоятельной практике, предложив набор дополнительных задач, подобных тем, которые она объясняла на уроке. Поработав с одним или двумя учениками, она может передать остальную часть задания ученикам, чтобы они попрактиковались самостоятельно. Но обратите внимание, что даже несмотря на то, что практика якобы является «независимой», понимание учащимися по-прежнему часто проверяется.Поэтому длинный набор практических задач необходимо разбить на небольшие подгруппы, и периодически предлагать письменные или устные отзывы

    Каковы пределы обучения под руководством учителя?

    Каким бы ни был класс, большинство предметов, преподаваемых в школах, имеют по крайней мере некоторые особенности, навыки или темы, которые можно извлечь из прямого обучения. Даже предметы, которые обычно считаются «творческими», иногда могут выиграть от прямого подхода: например, для рисования, пения или написания стихотворения требуются навыки, которые, возможно, будет легче освоить, если они будут представлены последовательно небольшими частями с частой обратной связью с учителем.Исследования подтверждают полезность обучения под руководством учителя для различных образовательных контекстов, если оно хорошо спроектировано и реализовано, как задумано (Rosenshine & Mesister, 1995; Good & Brophy, 2004). Сами учителя также в принципе поддерживают этот подход (Demant & Yates, 2003).

    Но есть пределы его полезности. Некоторые из них указаны выше. Обучение под руководством учителя, независимо от его формы, требует хорошо организованных групп обучения до того, как учащиеся должны учиться.Такие блоки не всегда могут быть доступны, и нереально ожидать, что занятые учителя придумают свои собственные. Другие ограничения прямого обучения больше связаны с самой природой обучения. Некоторые критики утверждают, что организация материала от имени студентов побуждает студентов быть пассивными — ироничный и нежелательный результат, если это правда (Kohn, 2000, 2006). Согласно этой критике, сам факт того, что учебная программа или единица обучения составляется учителем (или другим авторитетом), заставляет некоторых студентов думать, что им не следует активно искать информацию самостоятельно, а ждать, пока она придет сама по себе. согласие.В поддержку этого аргумента критики указывают на тот факт, что подходы прямого обучения иногда противоречат их собственным предпосылкам, требуя от студентов выполнения небольшой познавательной организационной работы самостоятельно. Это происходит, например, когда программа углубленного обучения предоставляет более быстрым ученикам дополнительный материал для самостоятельной работы; в этом случае учитель может быть задействован в дополнительных занятиях только минимально.

    Подобная критика привела к появлению дополнительных учебных подходов, которые в большей степени полагаются на то, что учащиеся ищут и организуют собственное обучение.В следующем разделе мы обсудим некоторые из этих вариантов. Как вы увидите, модели обучения, ориентированные на учащихся, действительно решают определенные проблемы обучения под руководством учителя, но они также имеют свои собственные проблемы.

    Модели обучения, ориентированные на студента

    Модели обучения, ориентированные на студента, перекладывают часть ответственности за руководство и организацию обучения с учителя на ученика. Однако ориентация на учащихся не означает, что учитель полностью отказывается от организационных и руководящих обязанностей.Это означает лишь относительный сдвиг в роли учителя в сторону роли, в которой больше внимания уделяется руководству учениками, выбранными самостоятельно. Как мы объясняли ранее в этой главе, стратегии, ориентированные на учителя, не берут на себя полную ответственность за обучение учащихся; независимо от того, насколько учитель структурирует или направляет обучение, ученики по-прежнему несут ответственность за работу и усилия по усвоению нового материала. Точно так же модели обучения, ориентированные на студента, не означают, что вся организационная работа по обучению передается студентам.Учитель по-прежнему является самым знающим членом класса, и у него есть как возможность, так и ответственность направлять обучение в продуктивных направлениях.

    Таким образом, как вы могли догадаться, подходы к обучению, ориентированные на учителя и на учеников, на практике могут частично совпадать. Вы можете четко увидеть совпадение, например, в двух стратегиях обучения, которые обычно считаются ориентированными на учащихся: независимое исследование и самоанализ . В независимом исследовании , как следует из названия, ученик большую часть времени работает один, лишь изредка консультируясь с учителем. Самостоятельное обучение может быть ориентировано на студента в том смысле, что студент может изучать тему или навык — например, экзотический иностранный язык, — которые лично интересны. Но может быть и обратное: учащийся может изучать тему или навык, которые учитель или официальная школьная программа предписали ему изучить — например, базовый предмет, по которому учащемуся не хватает кредита. В любом случае ученику, вероятно, потребуется руководство, поддержка и помощь учителя.В этом смысле даже самостоятельное обучение всегда содержит элементы преподавательского направления.

    Аналогично, саморефлексия относится к размышлениям о убеждениях и переживаниях, чтобы прояснить их личное значение и важность. В школе это можно практиковать несколькими способами: например, путем ведения дневников или журналов обучения или чтения, или путем пересказа историй о важных событиях или инцидентах в жизни учащегося, или путем создания концептуальных карт, подобных тем, которые описаны ранее в этом документе. глава.Какую бы форму он ни принял, саморефлексия по определению происходит в сознании отдельного ученика, и в этом смысле он всегда направляется учеником. Тем не менее, большинство исследований саморефлексии показывают, что саморефлексия работает хорошо только тогда, когда она вовлекает и генерирует ответы и взаимодействие с другими учениками или учителем (Seifert, 1999; Kuit, Reay, & Freeman, 2001). Чтобы быть полностью саморефлексивными, учащиеся должны иметь доступ к большему, чем их существующая база знаний и идей, — большему, чем то, что они уже знают.Например, в одном исследовании, посвященном самоотражению студентов о культурных и расовых предрассудках (Gay & Kirkland, 2003), исследователи обнаружили, что студенты, как правило, размышляли над этими проблемами относительно поверхностно, если бы работали самостоятельно. Было не особенно эффективно писать о предрассудках в журнале, который никто не читал, кроме них самих, или описывать убеждения в ходе обсуждения в классе, в котором ни учитель, ни одноклассники не комментировали или не оспаривали эти убеждения. В обоих случаях гораздо эффективнее было, чтобы учитель вдумчиво отвечал на размышляющие комментарии учеников.В этом смысле использование саморефлексии, как и самостоятельного обучения, требовало элементов руководства для достижения успеха.

    Как учитель может подчеркнуть ответственность учеников за руководство и организацию собственного обучения? Как и для стратегий, ориентированных на учителя, существует множество альтернатив, поэтому здесь мы можем лишь опробовать некоторые из них. Мы концентрируемся на тех, которые относительно хорошо известны и используются наиболее широко, и особенно на двух: исследовательское обучение и совместное обучение.

    Список литературы

    Аусубель, Д.(1978). В защиту заблаговременных организаторов. Обзор исследований в области образования, 48 (2), 251–157.

    Эксли, К. и Денник, Р. (2004). Читает лекцию: от презентации к обучению. Нью-Йорк: Рутледж-Фалмер.

    Гудвин, Л. (1999). Стратегии наблюдения за спонтанным пониманием первокурсников и выпускников колледжей. В Б. Палмер (ред.), Чтение в колледже: перспективы и практика. Кэрролтон, Джорджия: Ассоциация чтения колледжей.

    Окхилл, Дж., Хартт, Дж. И Самолс, Д. (2005). Мониторинг уровней понимания прочитанного у хороших и плохих читателей. Чтение и письмо, 18 (7–9), 657–686.

    Робинсон, Д., Корлисс, С., Буш, А., Бера, С., и Томберлин, Т. (2003). Оптимальное представление графических органайзеров и текста. Исследования и разработки в области образовательных технологий, 51 (4), 25–41.

    Зейферт, К. (1999). Рефлексивное мышление и профессиональное развитие: Учебник. Бостон: Компания Houghton Mifflin.

    Супер, К. и Харкнесс, С. (2003). Метафоры развития. Человеческое развитие, 46 (1), 3–23.

    Уорд, Н. и Тацукава, Х. (2003). Инструмент для заметок в классе. Международный журнал исследований человека и компьютера, 59 (6), 959–981.

    Преподавание сложных текстов | Scholastic

    «Что такое сложность текста?» Это вопрос номер один, который учителя задают мне во время семинаров по Общим основным государственным стандартам. Понимание элементов сложности текста может помочь вам выбрать лучшие учебные материалы и помочь студентам выбрать читаемые книги. Согласно стандарту, это количественные меры, качественные меры, а также соображения для читателя и задачи. Помимо этого, я хотел бы поделиться своими шестью ключами к разблокированию сложных текстов для ваших учеников.

    Количественные показатели

    Это относится к характеристикам текста, которые лучше всего анализируются компьютером, таким как длина предложения и частота слов.Common Core использует показатели Lexile для определения целевых показателей для учащихся. Имейте в виду, что показатели Lexile относятся к удобочитаемости текста, а не к уровню обучения. Вот почему так важно уделять внимание учащимся и выбирать тексты с учетом их сильных сторон и потребностей. Ученик седьмого класса, изучающий английский язык, может понимать тексты в третьем классе Lexile, в то время как продвинутый читатель в том же классе может понимать тексты Lexiled для 10-го класса.

    Качественные показатели

    Они исследуют содержание и концепции книги: требования к знаниям (предварительные знания), уровни значения, структуру текста, условность языка и ясность.Эта область является сердцем и душой сложности текста. Пятиклассники могут прочитать The Giver Лоис Лоури, но должны ли они? Этот роман посвящен эвтаназии и сексуальным переживаниям, концепциям, которые делают сложный текст книги более подходящим для учащихся средней школы. Поэтому, когда мы спешим с учениками к текстам все большей сложности, мы должны продолжать спрашивать: «Подходит ли содержание этой книги для этого ребенка?»

    Рекомендации для чтения и задач

    В этой области рассматривается мотивация, знания и опыт учащихся, что позволяет вам выбирать тексты на их уровне, даже если они не соответствуют целям CCSS.Другими словами, вам не нужно давать учащимся учебные тексты, которые они не могут прочитать. Это также позволяет вам смириться с тем фактом, что этим развивающимся читателям требуется более одного года, чтобы достичь цели — прочитать сложные тексты на уровне своего класса. Помните, ваша конечная цель — ускорить успеваемость учащихся, чего вы можете достичь, только встречаясь с учащимися там, где они есть, и постоянно продвигая их вперед.

    Теперь вы готовы к большой шестерке! Используйте эти советы, чтобы помочь учащимся раскрыть смысл сложных текстов.

    1 | Используйте якорный текст для моделирования навыков и стратегии понимания

    Якорным текстом может быть книжка с картинками, часть романа, биографии или информационный текст, а также рассказ, миф или статья, относящиеся к жанру и теме раздела. Эмпирическое правило — быть кратким. С помощью этого универсального обучающего инструмента вы можете сделать заметным, как вы анализируете тексты или систематизировать мышление, в записи журнала. А поскольку тексты короткие, а уроки краткие, легко просмотреть урок с якорным текстом во время беседы со студентом или небольшой группой.

    2 | Повышение качества чтения учащимися при первом чтении: ставьте цели и прочитайте в общих чертах

    Установка целей для чтения помогает студентам искать важные детали, темы и выводы. Чтобы установить цели, вы можете попросить студентов превратить заголовок в вопрос: Почему это называется _____? Или студенты могут использовать тему модуля, например стереотипы, чтобы задать вопрос: какое отношение эта книга имеет к стереотипам? Затем студенты читают суть, чтобы обнаружить несколько основных идей.

    3 | Разбудите студентов: научите их перечитывать и закрывать читать

    Все учащиеся, от начального до продвинутого, могут испытывать замешательство при чтении незнакомого слова или сложного отрывка. Я рекомендую замедлить темп и перечитать, чтобы раскрыть смысл сложного отрывка или найти контекстные подсказки, чтобы выяснить значение сложного слова. Если повторное чтение не помогает, предложите студентам внимательно прочитать и подумать вслух слово за словом, фразу за фразой, устанавливая связи между идеями, пока они не поймут .

    4 | Текстовое свидетельство в центре внимания!

    Предложите учащимся задать вопросы высокого уровня по конкретному тексту и попросите партнеров или небольшие группы просмотреть тексты на предмет доказательств, а затем обсудить. Также научите студентов тому, что на вопрос высокого уровня есть несколько ответов. Студенты могут составлять свои собственные вопросы для обсуждения, используя такие слова, как как, почему, оценивать, сравнивать и противопоставлять, объяснять. Независимо от того, кто составляет вопросы, CCSS подчеркивает, что учащиеся используют текстовые детали и / или выводы для поддержки ответов.

    5 | Усиление письма: улучшение понимания и анализа текста

    The Common Core рекомендует учащимся писать о чтении, потому что письмо может улучшить понимание, запоминание и аналитическое мышление. Чтобы развить свободное мышление и письмо, я рекомендую ученикам ежедневно писать короткие спонтанные ответы на чтение вслух учителя и их учебное чтение. Не менее важно для учащихся обобщать художественную и научную литературу, объяснять конкретные идеи и разрабатывать утверждения, которые они отстаивают, используя доказательства из одного или нескольких текстов .

    6 | Начните работу с надежным независимым считыванием

    Самостоятельное чтение предлагает студентам выбирать материалы, которые они могут прочитать с точностью от 98 до 100 процентов. Учащиеся, читающие от 40 до 60 книг в год, развивают выносливость и могут практиковать то, что они изучают, во время учебного чтения. Когда студенты читают, читают, читают, они расширяют словарный запас, базовые знания и беглость речи. Мы можем усилить самостоятельное чтение, направляя учащихся к более сложным текстам и продвигая вперед стрелку достижений в чтении.

    Знание интересов и уровня чтения учащихся может помочь в принятии решений об усилении самостоятельного чтения и ускорить успеваемость. Позволь мне объяснить. Восьмиклассник, читающий на два года ниже своего уровня, просит записаться в группу, читающую книгу Л. М. Эллиотта Под раздираемым войной небом .

    Он объясняет, что знает «тонны» о Второй мировой войне и «очень, очень» хочет прочитать книгу. Во время наших переговоров я отмечаю, что ему, возможно, придется перечитывать части, чтобы понять. На нашей конференции, посвященной окончанию книги, он говорит: «Я перечитал некоторые части по три раза.Это того стоило, потому что я люблю эту книгу ».


    Писатель и тренер по грамотности Лаура Робб преподает в 4–8 классах более 40 лет. Ее последняя книга — «Разблокировка сложных текстов: систематическая основа для воспитания у подростков понимания». Она была одним из консультантов по программе Scholastic’s XBooks, научно-популярной учебной программе средней школы.

    Нажмите здесь, чтобы подписаться на журнал Scholastic Teacher Magazine

    Восемь способов помочь детям читать сложный текст

    Взрыв из прошлого: Эта запись была впервые опубликована 6 сентября 2016 г. и переиздана 27 июня 2020 г.На этой неделе несколько читателей в социальных сетях опубликовали некоторые из моих предыдущих работ о преподавании со сложным текстом, а в этом месяце American Educator опубликовал новую мою статью на эту тему. Учитывая это, я подумал, что сейчас самое время вернуть этот блог, который предлагает несколько практических шагов по обучению студентов пониманию сложного текста. Если в ближайшие пару недель не появится лучший вопрос, возможно, я напишу новое продолжение, добавив некоторые дополнительные способы, которыми учителя могут поддержать чтение полного текста.

    Вопрос учителя: Мой округ в настоящее время «борется» с идеей попросить учащихся прочитать сложный текст, если они значительно ниже своего класса. Например, в одном классе четвертого класса учительница определила, что более половины ее класса на 1-2 класса ниже ожидаемого по чтению (с использованием нескольких показателей). Ее ответ — изменить уровень текста и попытаться продвинуть студентов вперед. Общая идея в наших школах заключается в том, что важен рост, а не профессионализм.

    Тем не менее, наша новая серия чтения предполагает, что учащиеся будут выполнять более сложные тексты. Даже книги «приближающегося» уровня выше того, что мы обычно просим читать отстающим ученикам. Не могли бы вы привести конкретные примеры того, как использовать эшафот, когда учащиеся не могут прочитать половину слов на странице?

    Ответ Шанахана:

    Во-первых, определите, какие материалы на уровне своего класса подходят каждому учащемуся. Если ученики читают как первоклассники, то есть они борются с расшифровкой (и утверждение, что дети не могут прочитать 50% слов в своей книге, звучит как дети, которые более чем на 1-2 года ниже их уровня) — тогда вам определенно стоит попытаться научить их из более легких книг, а не из классных.Действительно, рецепт со сложным текстом не для них. Однако, если они настолько низки, вам следует делать больше, чем просто размещать их в книгах с низким спросом. Вы также должны предоставить им значительный объем обучения фонетике и беглости речи в классе (например, 30 минут в день каждого из них) и, возможно, предоставить им дополнительное обучение для тех, кто вне класса.

    Однако, если ваши четвероклассники действительно читают как второклассники или третьеклассники, то обучение их с помощью материалов для их класса имеет смысл. Это не только означает, что вы будете учить своих учеников тому, чему вас обязано учить в вашем штате, но и познакомите их с содержанием или идеями, более соответствующими их интеллектуальному функционированию и интересам

    Во-вторых, измените требования к чтению для этих студентов, которые будут работать, с чем для них будет сложный текст. Они должны делать то, что делают спортсмены, то есть с различной степенью сложности во время тренировок. Некоторые тексты должны быть проще, некоторые сложнее — с меньшими затратами и поддержкой более простых, и больше — с более сложными.Традиционно эксперты утверждали, что все инструкции по чтению должны быть на уровне обучения; Я предлагаю варьироваться, как вверх, так и вниз для максимального воздействия. Более сложные тексты дают учащимся возможность обсудить особенности текста, которые могут препятствовать пониманию, в то время как более простые тексты дают им возможность закрепить полученные знания.

    В-третьих, позвольте детям узнать секрет. Расскажите им, что вы делаете. Убедитесь, что они знают, что вместо того, чтобы учить их по учебникам для второго класса или другим детским материалам, вы будете учить их читать из учебника для четвертого класса; это будет сложнее, но интереснее и уважительнее.По моему опыту, который соответствует большому количеству исследований мотивации, детям нравятся вызовы, особенно если вы поможете им добиться в них успеха. Дело не в том, чтобы напугать студентов, а в том, чтобы сообщить им, что происходит, почему вы это делаете, и заверить их в том, что вы намерены сделать их успешными.

    В-четвертых, если ученики сильно отстают, измените порядок, который вы обычно используете при управляемом чтении и практике беглости . Большинство учителей предложат детям прочитать отрывок для понимания в группе для чтения, а затем попросят их попрактиковаться в чтении этого текста вслух.Таким образом, дети могут быстро овладеть текстом, так как они уже прочитали его один или два раза и обсудили с учителем. Однако, когда дети отстают на два или более класса, имеет смысл все изменить. Дайте этим детям возможность прочитать текст вслух один или два раза, прежде чем выполнять чтение на понимание в группе. (Это можно сделать разными способами: магнитофоны, родители-добровольцы, парное чтение, чтение эхо с учителем… что угодно). Если дети попытались прочесть текст один или два раза перед чтением, они будут в гораздо лучшей форме, чтобы попытаться понять сложный текст.Несмотря на то, что акцент в работе над беглостью речи не будет на понимание, они выяснят больше идей, чем вы можете предположить, и, что наиболее важно в этом контексте, они выяснили достаточно расшифровки, чтобы «повысить свой уровень. »С этим текстом по крайней мере на уровне класса.

    В-пятых, предобучайте словарь, который автор не объясняет и не определяет. Если какое-то слово объясняется в тексте или вы думаете, что дети могут понять его из контекста, не тратьте время на его предварительное обучение. Но слова, которые, как вы думаете, студенты не узнают, говорите им заранее. Четвероклассникам обычно достаточно дать им словарь этих слов.

    В-шестых, при чтении текста для понимания разбейте его на небольшие части. (абзац, страница)… Задавайте вопросы в конце каждого и помогайте перечитывать, когда дети не могут ответить на вопросы. По мере того, как они поправляются, растягивайте их, давая им более крупные куски

    В-седьмых, просмотрите текст и выделите особо сложные предложения (e.g., длинные предложения, предложения в пассивном залоге, предложения с несколькими придаточными предложениями). Во время обсуждения задайте вопрос об идеях, выраженных в этих предложениях. Если учащиеся не могут им ответить, верните их к предложению в тексте и покажите им, как разбить его на части, чтобы понять смысл. Удивительно, что учителя, которые часто хотят научить детей разбирать многосложные слова, не оказывают аналогичной поддержки в сложных предложениях.

    В-восьмых, обратите особое внимание на сплоченность… дети теряются в синонимах, местоимениях и т. Д. Попросите учащихся четко указать, кто «он» такой или какое животное упоминалось как «млекопитающее». Есть упражнения, которые можно выполнять, чтобы укрепить эти навыки, например, рисовать соединительные линии между этими словами, но этого может быть достаточно, чтобы подробно расспросить детей об этих отношениях.

    Можно сделать даже больше, но эта поддержка существенна и эффективна. Существует обширный объем исследований, подтверждающих их эффективность как в улучшении успеваемости учащихся по чтению, так и в преобразовании текста уровня разочарования в учебный текст.

    Краткое содержание темы 3: Де-мистификация сложных текстов: что такое «сложные» тексты и как мы можем гарантировать, что ELL и ML могут получить к ним доступ?

    Щелкните здесь, чтобы получить версию для печати (в формате PDF) нижеприведенного краткого описания темы

    Эльза Биллингс и Аида Валки, WestEd

    Изучающие сложный текст и английский язык (ELL) и многоязычные ученики (ML)

    Общие основные стандарты обучения английскому языку (ELA) и грамотности («Стандарты») штата Нью-Йорк P-12 гласят, что учащиеся, окончившие среднюю школу, должны уметь «читать и понимать сложные литературные и информационные тексты независимо и на высоком уровне. .«Эта непростая цель обучения присуща не только ученикам старших классов. Скорее, он встроен в стандарты обучения в классах K-12, чтобы учащиеся со временем развивали эту способность, навык, который в конечном итоге понадобится им на протяжении всей жизни. Кроме того, стандарты ELA требуют, чтобы учащиеся работали со сложными текстами по различным дисциплинам. Понимание текста в различных дисциплинах включает в себя понимание целей, концепций, структурной организации и использования языка, уникальных для этих дисциплин, — соображения по поводу обучения в большинстве дисциплин, которые обычно не рассматриваются явно.

    Поскольку идея сложного текста пронизывает все дисциплины и уровни школьного образования, беспокойство по поводу ее последствий для преподавания выходит далеко за рамки учителя английского языка в средней школе. Новый акцент на сложных текстах по дисциплинам обобщает эти опасения (не только о том, как выбрать подходящие текстовые материалы, но и о том, как помочь учащимся читать и понимать сложные тексты) на всех учителей. Эти опасения становятся особенно серьезными, когда мы рассматриваем в наших классах учащихся, изучающих английский язык (ELL) и многоязычных (ML), студентов, которых одновременно просят читать и понимать сложные тексты на языке, который они все еще изучают.

    Что такое «сложный текст»?

    Согласно Стандартам сложность определяется по трем параметрам:

    1. Количественные элементы текста, такие как длина слова, частота слов и длина предложения;
    2. Качественные факторы текста, такие как значение или цель текста, структура текста, языковые соглашения и ясность; и
    3. Соображения читателя и задачи, которые отражают характеристики конкретного читателя, такие как опыт читателя, мотивация и знания по теме, а также конкретная задача, например цель и сложность задачи и задаваемые вопросы.

    Проблемы, связанные с ограниченным вниманием к количественным измерениям сложности

    Хотя Стандарты определяют три элемента при определении сложности текста, акцент делается на количественном измерении, измерении, которое можно легко измерить. Такой узкий фокус на количественных аспектах текста проблематичен по многим причинам и может привести к учебным трудностям, которые особенно усугубляются для ELL и ML. В частности, когда акцент делается на количественных показателях, акцент смещается от читателя и сути текста, и в равной мере, если не более важные факторы, сводятся к минимуму, такие как интерес читателя и знание темы, знакомство с текстом. жанр и понимание цели текста.В результате мы не учитываем конкретные трудности, с которыми сталкиваются ELL и ML при доступе к тексту, и полагаемся на стратегии, которые для них не идеальны.

    Таким образом, при рассмотрении сложности текста полезно выйти за рамки изучения только количественных характеристик и рассмотреть следующие вопросы:

    1. Что затрудняет работу с конкретным текстом для моих студентов?
    2. Как я могу как учитель сделать текст более доступным для моих учеников?

    В чем особые трудности текстов для ELL и ML?

    Сложность текста относится к проблемам, с которыми читатель сталкивается с определенными текстами в определенных условиях. Для ELL и ML проблемы с доступом к тексту могут возникать из-за множества факторов, некоторые из которых связаны с их собственным предшествующим опытом (например, уровень образования, грамотность на родном языке), а некоторые связаны с учебным процессом. контекст (например, контрпродуктивное использование упрощенных текстов, учебные задачи, которые препятствуют вовлечению в чтение, и недостаточная поддержка для развития навыков метакогнитивного чтения). Далее следует более подробное обсуждение этих факторов, которые могут контролироваться учителями, а также стратегии, которые учителя могут использовать для поддержки доступа учащихся к сложному тексту, взаимодействия с ним и обучения на его основе.

    Упрощенный текст

    Упрощенный текст — это текст, который был переписан с намерением быть понятным для изучающих второй язык.

    Противоинтуитивный эффект и проблема упрощения

    Чтобы поддержать доступ ELL и ML к сложным текстам, общая стратегия, используемая некоторыми издателями и учителями, состоит в том, чтобы пересмотреть и «упростить» тексты для ELL и ML. Эта стратегия основана на ошибочном представлении о том, что меньшее количество количественных элементов (например,g., количество слов, длина предложения, количество) автоматически делают текст более понятным и, наоборот, текст с повышенной лингвистической сложностью делает его менее понятным. На самом деле для ELL и ML верно обратное. Сосредоточившись на упрощении языковых характеристик текста, убираются элементы, которые точно делают письменный язык понятным. Например, хотя соединители делают предложение длиннее, они одновременно предупреждают и четко устанавливают значимую связь между предложениями, сделанными в тексте.Устранение этих важных текстовых функций оставляет читателям ELL и ML небольшую синтаксическую и семантическую согласованность для поддержки понимания. Время, усилие и намерения учителя, который работал так трудно создать приемлемый текст для своих студентов ELL и ML, имеет неосознанно при условии ее Ells и MLs с текстом, который имеет очень мало естественный языковой материал для работы с, это на самом деле сложнее понять. Например, обратите внимание на отсутствие связности и недостоверный характер следующего упрощенного текста (Yano, Long, & Ross, 1994, p.193, цитируется по Bunch, Walqui, & Pearson, 2014):

    • Оригинальный текст : Пако часто засыпал в классе, потому что ему приходилось работать по ночам, чтобы содержать семью.
    • Упрощенный текст: Пако должен был зарабатывать деньги для своей семьи. Пако работал по ночам. Он часто ложился спать в классе.

    Как показывает этот пример, урезанный текст часто может быть более сложным и трудным для ELL и ML, поскольку он заставляет их понимать темы и концепции с минимальными лингвистическими подсказками для этого.Вопреки тому, что мы могли ожидать, упрощение текста становится случаем не «меньше значит больше», а скорее «чем меньше — тем сложнее»!

    Задача взаимодействия

    Вовлеченность относится как к прямому взаимодействию ученика с текстом, так и к педагогической деятельности посредством определенных заданий по чтению. Для ELL и ML проблемы с доступом к тексту могут привести к разъединению, если у них неадекватная поддержка, чрезмерные усилия по его обработке или если они не могут относиться к тексту.Точно так же ELL и ML могут отключиться, если задачи, связанные с текстом, не подходят для текста и / или целей урока, не имеют хорошей основы или не вызывают их интереса. Начальное обучение не может происходить без активного участия учащегося. Проблемы взаимодействия заключаются в основном в отсутствии активирующих базовых знаний, неадекватных строительных лесах, включая развитие метакогнитивных навыков.

    Активация отсутствия фоновых знаний

    Фоновые знания — знания, полученные учащимися в ходе формального и неформального обучения, — необходимы для понимания прочитанного, выполнения задач и изучения содержания.Когда учитель назначает либо текст, либо задание, которое мало использует предыдущий опыт и понимание ELL и ML, он, вероятно, будет бороться с пониманием текста и успешным выполнением задания.

    Отсутствие метакогнитивного развития

    Метапознание, понимание того, что понимается и не понимается в тексте, и что можно сделать для улучшения понимания, является важным навыком, используемым эффективными читателями на протяжении всего процесса чтения.Метапознание помогает студентам стать автономными читателями и развивается посредством действий, предпринимаемых до, во время и после взаимодействия с текстом. ELL и ML, которым не обучили навыкам метакогнитивного развития, с меньшей вероятностью будут подходить к чтению стратегически, у них меньше стратегий понимания прочитанного, и они с меньшей вероятностью будут контролировать и оценивать свои собственные процессы чтения и понимания. Фактически, мы могли бы сказать, что метапознание — это часть пути к автономии в обучении.И наоборот, отсутствие метакогнитивных навыков не только отрицательно сказывается на эффективности чтения, но и на понимании и вовлечении в чтение в целом. Учащийся, который не знает, что он не понимает и что он может применить, чтобы исправить это непонимание, теряется.

    Отсутствие металингвистического развития

    Металингвистическая осведомленность, тип метапознания, относится к осознанию того, как язык используется в различных типах текстов. Он предупреждает студентов о целях, организации языка и осознании того, что языковыми структурами можно манипулировать.Хорошие читатели развили понимание организации и структуры текста в разных жанрах и дисциплинах, которые они применяют при чтении текста. Например, они понимают, что в документальной литературе, такой как биография, целью является пересказ эпизодов из жизни другого человека. Более того, они узнают, что в текстах этого типа события обычно представлены в хронологическом порядке, начиная с даты рождения человека. Для ELL и ML отсутствие металингвистических знаний о структуре текста может привести к неэффективному чтению, непониманию и разочарованию.

    Как сделать сложный текст более доступным для ELL и ML?

    Здесь мы представляем два способа сделать тексты более доступными для ELL и ML: педагогические основы и инженерия текста. Вместе эти стратегии могут решить проблемы, с которыми сталкиваются ELL и ML при доступе к сложным текстам.

    Педагогические леса

    Педагогическая подмостка возникает, когда учитель приглашает учеников к занятиям до, во время и после чтения текста, которые дают им возможность осмыслить, проанализировать, связать и, наконец, применить полученные знания в новых ситуациях.Педагогические строительные леса помогают учащимся развить необходимые навыки для работы со сложным текстом как сейчас, так и в будущем. Важные педагогические основы для ELL и ML включают в себя продуманный выбор интересных текстов и задач, в которых мы активируем или опираемся на базовые знания учащихся, поддерживаем развитие метакогнитивных навыков учащихся и их металингвистическую осведомленность.

    Базовые знания

    Когда учитель тщательно выбирает текст и готовит учащихся к заданиям, которые активируют или создают необходимые базовые знания (например,g. , предлагая им прочитать в формате мозаики о жизни во времена Шекспира, прежде чем они начнут читать «Макбета»), взаимодействие как с текстом, так и с заданием оптимизируется, а изучение новой информации становится легче. Поэтому очень важно, чтобы мы, как преподаватели, знали наших студентов, включая их интересы, сильные стороны и предыдущее обучение, и использовали эту информацию при выборе текстов и разработке учебных заданий.

    Развитие метакогнитивных навыков

    Время, затраченное на явное моделирование и обучение ELL и ML метакогнитивным навыкам, может привести к усилению разработки стратегий и ресурсов.Они еще больше усиливаются, когда учащийся использует метакогнитивные ресурсы L1 и L2 для успешного участия в стратегическом чтении. Идея состоит в том, чтобы поддержать учащихся в развитии критических навыков, чтобы проблемы чтения можно было решать в данный момент, чтобы затем развить способность учащихся справляться с проблемами в будущем. Таким образом, учитель поддерживает рост самостоятельности учащихся в процессе чтения и их свободу воли как учащихся.

    Металингвистическое осознание

    Крайне важно, чтобы мы явно, интерактивными и мощными способами обучали текстовым структурам ELL и ML вместе с сопровождающими их сигналами дискурса и тому, как применять эти знания во время чтения.Кроме того, учитывая, что многие английские слова являются производными от греческого и латинского языков, ELL и ML, говорящие на романском языке, могут получить дополнительную поддержку для распознавания многих родственных слов, слов, похожих по написанию и значению, которые существуют между языками. Познающие слова затем становятся дополнительными металингвистическими ресурсами, которые ELL и ML могут использовать при изучении сложных текстов.

    Текстовый инжиниринг

    Разработка текста включает 1) стратегическое усиление (а не упрощение) языка текста за счет дополнительных лингвистических ключей и избыточности и 2) адаптацию.

    Устранение трудностей с текстом в действии: Текстовая инженерия

    Ниже приведен пример разработки текста, в котором текст был «разбит» на единицы. Над каждым фрагментом были вставлены субтитры и основные вопросы, чтобы предупредить учащегося о наиболее важной информации, не раскрывая всего. Также включены изображения, помогающие учащимся визуализировать то, что они читают, подписи, раскрывающие терминологию, которая является новой для учащихся, а также место на полях для заметок [см. Печатную версию этого краткого описания].

    БЛОК: Информационные тексты
    УРОК: Чтение и написание информационных текстов

    Группа 1
    Шайенн Эмерик:
    Мечта превратилась в кошмар

    Шайенн Эмерик раньше была счастливой и беззаботной сноубордисткой.Теперь он никогда не знает, когда эпилептический припадок приведет его к падению и падению на землю. Когда неконтролируемые припадки овладевают его телом, он дергается, рычит и визжит. Изо рта выходит слюна. Он не осознает приступа, когда он продолжается. Но когда он закончился, он говорит, что может сказать, насколько сильным был приступ, по выражению лиц окружающих его людей. «Они всегда, всегда до смерти напуганы», — говорит он.

    Шайенн дал интервью Майклу Полу Мэйсону, который написал о нем и других людях с черепно-мозговой травмой в книге под названием Head Cases.Это история Шайенна.

    Несчастный случай на горе
    Как произошла авария в Шайенне? Как он получил травму?

    Когда Шайенн Эмерик и его друзья начали кататься на сноуборде, они катались по ледяным склонам горы Сахарная голова в штате Мэн — так быстро, как могли. Как и многие молодые люди, они считали себя непобедимыми, что им не может причинить никакого вреда, даже когда они летели с горы со скоростью шестьдесят миль в час или взлетали в воздух.

    Журнал по сноуборду сделал фотографии и написал о Шайенне и его друзьях.После этого они думали, что они особенные, что они могут все. Они решили покорить гору, о которой мечтает каждый сноубордист, — впечатляющую гору Snowbird в штате Юта.

    Мальчики попрощались со своими семьями и направились на запад.

    В первый день Шайенна в Snowbird он посмотрел вниз с кресельного подъемника, который вез его на вершину горы. Он был взволнован, увидев, что тропа приведет его к тридцатифутовой скале,

    .

    Мы надеемся, что идеи в этом кратком изложении были информативными и полезными.Пожалуйста, ознакомьтесь с другими нашими обзорами для получения дополнительной информации по педагогическим вопросам, связанным с эффективным обучением ELL и ML.


    Понимание сложных текстов в средних и старших классах школы —

    Использование текстовых структур и функций

    Структура текста — это структура или структура текста. Текстовые функции — это элементы письма, которые сопровождают каждый тип текста, включая язык (время, словарный запас, участники, сигнальные слова для времени и порядка), а также тип вспомогательных средств, таких как иллюстрации (иллюстрации, фотографии, диаграммы, графики) и вспомогательные средства для организации или языка (содержание, указатель, заголовки, глоссарий, ссылки).

    Студенты занимаются изучением текстовых структур, а особенности текстов переносят их «за кулисы» в архитектуру или костяк текстов. Они могут видеть, как создаются тексты, деконструируя их с помощью учителей. Градиенты в рубриках сложности текста помогут в анализе текстов.

    Тексты становятся более понятными, когда учащиеся знают структурную форму текста. Есть некоторые свидетельства того, что студенты, которые обращают внимание на структуру текстов, узнают больше о содержании, даже когда обращают внимание на структуру.Они могут идентифицировать особенности каждого типа текста, тем самым предсказывая, как читать более эффективно (Duke & Pearson, 2002).

    Визуализация

    Используя методы визуализации, учащиеся непосредственно взаимодействуют с текстом, чтобы представить, представить и «увидеть» мысленным взором образы из текста. Исследование образов и понимания прочитанного основано на теории, согласно которой мысленные образы — это система представления знаний, которую читатели могут использовать для организации, интеграции и извлечения информации из письменного текста (Block & Pressley, 2002). Он активирует использование всех органов чувств: зрения, осязания, обоняния, осязания и вкуса. Студенты говорят, что визуализация текста облегчает понимание сложных частей и делает чтение более интересным. Это, в свою очередь, побуждает их читать больше.

    Визуальное представление предполагает использование графических органайзеров и других визуальных дисплеев для представления текста, передачи информации и отображения взаимосвязей, выходящих за рамки использования слов. Обучение студентов использованию систематических визуальных графиков для систематизации идей поможет читателям запомнить то, что они читают, и улучшить понимание прочитанного.

    Подведение итогов

    Подводя итоги, читатели сводят текст к основному содержанию, понимая и выражая прочитанное своими словами. Мы постоянно подводим итоги по мере чтения, сортируя важные идеи, события и другую информацию. Резюмирование представляет собой сокращенную версию чужого текста, которая включает в себя все основные моменты оригинала, но уменьшает детализацию исходного текста, возвращая его к его сути.