Разное

Иные насильственные действия это: ПАМЯТКА ПО РАЗЪЯСНЕНИЮ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАНЕСЕНИЕ ПОБОЕВ

Содержание

Статья 116 УК РФ. Побои

Новая редакция Ст. 116 УК РФ

Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Комментарий к Статье 116 УК РФ

1. Объектом преступного посягательства в точном смысле слова является не здоровье, а более широкий круг отношений — телесная неприкосновенность личности.

2. Действия, входящие в объективную сторону, шире, нежели это следует из заголовка статьи. К ним относятся: а) нанесение побоев; б) совершение иных насильственных действий.

3. Побои, характеризующиеся многократным нанесением ударов (не менее трех), не составляют особого вида повреждений; они в одних случаях выступают в качестве способа действия и причинения вреда (например, причинения легкого вреда здоровью, истязания, хулиганства), в других — в качестве самостоятельных преступных актов поведения, наказуемых по статье 115 УК.

4. Если от побоев возникает вред здоровью (тяжкий, средней тяжести или легкий), то такие действия оцениваются как причинение вреда здоровью соответствующей тяжести (ст. 111, 112 и др.).

5. Побои могут оставить после себя следы на теле потерпевшего (ссадины, царапины, кровоподтеки, небольшие раны и т.п.) и не оставить каких-либо видимых повреждений. Если следы оставлены, повреждения есть, они фиксируются экспертом. Он их описывает, отмечает характер повреждений, их локализацию, признаки, свидетельствующие о свойствах причинившего их предмета, давности и механизме образования. При этом указанные повреждения не квалифицируются как вред здоровью и тяжесть их не определяется.

6. Если побои не оставляют после себя объективных следов, то в экспертном заключении отмечаются жалобы потерпевшего, в том числе при пальпации тех или иных частей тела, а также отсутствие объективных признаков повреждений. Тяжесть вреда здоровью при этом тоже не определяют. В подобных случаях установление факта побоев осуществляется органами предварительного расследования, прокурором и судом на основании немедицинских данных.

7. Помимо побоев по ст. 116 наказывается совершение и иных насильственных действий. К ним могут быть отнесены заламывание и выкручивание рук, щипание, сдавливание частей тела, связывание, защемление кожи, вырывание клока волос и т.п.

8. Так же, как и побои, иные насильственные действия получают уголовно-правовую оценку по коммент. статье при наличии двух условий: а) они не повлекли последствий, указанных в ст. 115, т.е. легкого (и тем более средней тяжести или тяжкого) вреда здоровью; б) они причинили физическую боль потерпевшему. Физической боли могут сопутствовать и психические переживания, страдание, однако обязательным признаком является причинение насильственными действиями именно физической боли. Поэтому если некрепко связанному веревкой лицу такой боли не причиняется либо на потерпевшего оказывается лишь психическое воздействие, то ст. 116 неприменима.

9. Помимо возможности освобождения от УО по данной категории дел на основании ст. 75 или 76 УК РФ, необходимо помнить о положениях ч. 2 ст. 14 УК, которые должны применяться в силу обнаружившейся малозначительности действий (например, при единичных актах щипания, заламывания рук).

10. Побои как многократное нанесение ударов следует отграничивать от истязания, совершаемого путем систематического нанесения побоев (ст. 117 УК): в последнем случае речь идет о нескольких актах избиения, разделенных во времени. Побои же как самостоятельный вид преступления предполагают совпадение во времени наносимых потерпевшему ударов.

11. Преступление совершается с прямым умыслом: виновный осознает общественную опасность наносимых многократных ударов или применения иных насильственных действий, предвидит возможность или неизбежность того, что ими причиняется потерпевшему физическая боль, и желает этого.

12. При наличии хулиганских побуждений содеянное приобретает квалифицированный вид преступления.

13. Деяния относятся к категории преступлений небольшой тяжести.

Другой комментарий к Ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона преступления выражена в деянии в форме действия, которое в законе описано с помощью двух признаков: негативного (отсутствие последствий, предусмотренных ст. 115 УК РФ) и позитивного (деяние в форме побоев либо иных насильственных действий, причиняющих физическую боль).

2. Побои не составляют особого вида повреждений. Они являются действиями, состоящими в многократном нанесении ударов. В результате побоев могут возникнуть, например, ссадины, кровоподтеки, небольшие раны. Однако они могут и не оставить после себя никаких объективно выявляемых повреждений. В этом случае судебно-медицинский эксперт в заключении отмечает жалобы освидетельствуемого, в том числе на болезненность при пальпации тех или иных областей тела, отсутствие объективных признаков повреждений и не определяет тяжесть вреда здоровью. Установление факта побоев осуществляют органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суд на основании немедицинских данных.

3. Иные насильственные действия, причинившие физическую боль, — сечение, щипание, вырывание волос. Для причинения физической боли могут использоваться животные и насекомые.

4. Преступление считается оконченным с момента совершения самого деяния.

Однократное нанесение удара – побои? Судебная практика

В настоящее время в судебной практике нет единого понимания понятия побои, а именно, что считать побоями: многократное нанесение ударов (3 и более) или достаточно одного? Встречаются разные позиции по данному вопросу. В одном случае суд указывает, что побои предполагают многократное нанесение ударов, в другом же случае, суд приходит к выводу о том, что для квалификации деяния как побои достаточно и одного удара. Но даже если рассматривать побои как многократные удары, то один удар, причинивший боль, в любом случае квалифицируется как иное насильственное действия. А учитывая, что и побои, и иные насильственные действия охватываются составами, предусмотренными статьями 116, 116.1 УК РФ и статьей 6.1.1 КоАП РФ, то нет принципиальной разницы как «назвать» действия виновного. Более того, еще в надзорном определении Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 85-Д08-17 указывалось, что «побои являются частным случаем уголовно наказуемого насильственного действия».

Примеры из судебной практики

Позиция 1. Побои – нанесение как одного, так и неоднократных ударов

Пример 1). Оставляя приговор без изменения, суд пришел к выводу о том, что нанесение одного удара квалифицируется как побои. Указано следующее.

Квалификация действий осужденной по ч. 1 ст. 116 УК РФ как совершение побоев соответствует фактическим обстоятельствам дела и является обоснованной.

В уголовном законе не дано определения понятию «побои». Согласиться с тем, что нанесение одного удара не является противоправным действием нельзя. Позиция осужденной о том, что побоями признается только неоднократное нанесение ударов, не согласуется с диспозицией статьи, является необоснованной.

При таких данных сомнений в доказанности виновности осужденной и обоснованности правовой оценки ее действий не возникает. То обстоятельство, что предмет, которым был нанесен удар, не установлен, не исключает уголовной ответственности за содеянное. Исключение из числа доказательств видеозаписи на выводы суда не повлияло (Постановление Президиума Забайкальского краевого суда от 28.04.2016 N 44у-78/2016).

Пример 2). Один удар кулаком в лицо является побоями, под которыми признаются ударные физические воздействия вне зависимости от их количества

Довод защитника Е.В. о том, что однократный удар не подпадает под понятие «побои», признается несостоятельным, поскольку исходя из буквального содержания статьи 6.1.1 КоАП РФ, побоями признаются ударные физические воздействия в отношении потерпевшего вне зависимости от их количества (от одного до нескольких).

Иными насильственными действиями, причинившими физическую боль, о которых также идет речь в статье 6.1.1 КоАП РФ, являются физические воздействия иного характера (укусы, сдавливание, щипание, и т.п.).

При этом все соответствующие физические воздействия охватываются статьей 6.1.1 КоАП РФ, и применительно к санкции данной нормы признаются равнозначными (извлечение из Решения Липецкого областного суда от 09.02.2017 по делу N 7-7/2017).

Позиция 2. ​Для квалификации деяния как «побои», необходимо многократное нанесение ударов

Однократный удар не может быть квалифицирован как побои по статьям 116, 116.1 УК РФ и статьей 6.1.1 КоАП РФ, но это вовсе не означает, что действия причинителя не подпадают под санкции указанных статей. Один удар должен быть квалифицирован по данным статьям как «иное насильственное действие».

В случае неверной квалификации судом действий причинителя как побои, суд вышестоящей инстанции не лишен права дать оценку неверному применению норм права и переквалифицировать действия подсудимого на «иные насильственные действия».

Пример 1). Например, не согласившись с квалификацией деяния суда как «побои», суд вышестоящей инстанции указал следующее.

Диспозиция ст. 116 УК РФ подразумевает под побоями — нанесение неоднократных ударов.

Вместе с тем, суд установил, что Б. ударил ФИО6 в грудь один раз.

Таким образом, суд не правильно квалифицировал действия Б. по ч. 1 ст. 116 УК РФ, как нанесение побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ (см. подробнее апелляционное постановление Севастопольского городского суда от 10.02.2015 по делу N 22-103/2015).

Пример 2). ​Один удар — не побои, но иное насильственное действие! Президиум Краевого суда, внося изменения в приговор мирового судьи, указал следующее.

«Суды первой и апелляционной инстанций, правильно установив фактические обстоятельства дела, дали юридическую оценку действиям осужденного З. по ч. 1 ст. 116 УК РФ как нанесение побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Вместе с тем по смыслу уголовного закона побои представляют собой неоднократное нанесение ударов потерпевшему, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ. Причем для квалификации действий виновного как побои определяющее значение имеет именно неоднократность нанесения ударов.

Нанесение потерпевшему одного удара не может расцениваться как причинение побоев, а поэтому действия осужденного З., связанные с нанесением в ходе конфликта одного удара рукой в лицо потерпевшему, причинившего физическую боль и вызвавшего образование телесного повреждения в виде гематомы левой щеки и лобной части головы слева, трех ссадин лица, а именно бокового ската носа, левой щеки, области носогубного треугольника слева подлежат квалификации по ч. 1 ст. 116 УК РФ, как совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ» (см. подробнее Постановление Президиума Камчатского краевого суда от 28.07.2014 N 4-У-21).

Пример 3). В ряде случаев, суды не пытаются разграничивать понятия «побои» и «иные насильственные действия». Фактически установив, что подсудимый совершил иные насильственные действия (не побои) указывают в приговоре, что подсудимый и побои нанес и иные насильственные действия совершил. Данные ошибки исправляют суды вышестоящих инстанций. Например:

Суд апелляционной инстанции, правильно установив фактические обстоятельства дела, дал юридическую оценку действиям осужденной К. по ч. 1 ст. 116 УК РФ как нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Вместе с тем по смыслу уголовного закона побои представляют собой неоднократное нанесение ударов потерпевшему, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ. Причем для квалификации действий виновного как побои определяющее значение имеет именно неоднократность нанесения ударов. Нанесение потерпевшему одного удара не может расцениваться как причинение побоев.

В связи с этим действия осужденной К., связанные с нанесением из личных неприязненных отношений одного удара ногой по деревянному забору, от которого был нанесен удар …, вызвавшие образование телесного повреждения в виде кровоподтека и ссадины передненаружной поверхности правого коленного сустава, кровоподтека и ссадины передненаружной поверхности верхней трети правой голени, должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 116 УК РФ как совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

На основании вышеизложенного, президиум Оренбургского областного суда постановил внести изменения в описательно-мотивировочную часть приговора в отношении К.: исключить указание на нанесение ею побоев. Считать действия К. квалифицированными по ч. 1 ст. 116 УК РФ как совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ (см. подробнее Постановление Президиума Оренбургского областного суда от 16.09.2013 N 44у-422-2013)

Рекомендуем статьи: «Нанесение побоев умышленно и по неосторожности», «Компенсация морального вреда за побои и вред здоровью»


Рекомендуем другие публикации в обзоре «Побои и вред здоровью. Ответственность. Судебная практика»

Статья 116 УК РФ — нанесение побоев, совершение иных насильственных действий, причинение физической боли. Комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Юридическая энциклопедия «МИП» » адвокат по уголовным делам » Статья 116 УК РФ — нанесение побоев Запишись на консультацию к руководителю отдела по уголовным делам. Специализируемся по статье 116 УК РФ.

Профессиональные разъяснения. Неограниченное время консультации

Записаться на консультацию

Автор статьи — Руководитель практики по уголовным делам

Обратиться к специалисту

Смирнов Ярослав Владимирович

Краткая информация

Опытный специалист, судебная практика ― более 16 лет. За время своей деятельности работал как с гражданами, так и с юридическими лицами. Разносторонняя практика позволяет взглянуть на любую проблему, в том числе в сфере уголовного права, с разных сторон.

Судебная практика

Настоящее призвание нашел в решении проблем уголовного права. Занимается адвокатской защитой уже несколько лет, выиграно более 3000 дел. К каждой ситуации подходит, как к уникальной, изучает все особенности, до мельчайших подробностей. Это и позволяет похвастаться столь высокой результативностью (около 98% процессов ― в пользу клиента).

Нанесение побоев. Понятие, объект и субъект.

Объектом побоев являются общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации человеком принадлежащего ему от рождения, гарантированного международными и конституционными правовыми нормами права на личную телесную неприкосновенность и гарантирующие безопасность его физического и психического здоровья. Потерпевшим от преступления выступает любое лицо.

Достаточно часто побои и иные насильственные действия совершаются в процессе ссоры или драки виновного и потерпевшего. Взаимное нанесение побоев не является обстоятельством, устраняющим уголовную ответственность каждого из виновных, если при этом не было достигнуто примирение.

Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется деянием в форме активных действий, последствием в виде физической боли и причинной связью между ними.

В составе преступления закон альтернативно указывает два вида действий: побои и иные насильственные действия.

Побои — это действия, характеризующиеся многократным нанесением ударов. Сами по себе они не составляют особого вида повреждения, хотя в результате их нанесения могут возникать телесные повреждения (в частности, ссадины, кровоподтеки, небольшие раны, не влекущие за собой временной утраты трудоспособности или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности). Вместе с тем побои могут и не оставить после себя никаких объективно выявляемых повреждений.

К иным насильственным действиям практика относит причинение боли щипанием, сечением, причинение небольших повреждений тупыми или острыми предметами, воздействием термических факторов и другие аналогичные действия.

Обязательным признаком состава преступления является последствие в виде физической боли.

Субъективная сторона побоев характеризуется виной в форме прямого или косвенного умысла. Неосторожное причинение физической боли без последствий, указанных в ст. ст. 111, 112, 115 УК РФ, ответственности не влечет.

Субъект преступления общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Признанные эксперты по статье 116 УК РФ

Разъяснения законодательства. Защита на следствии и в суде. Профессиональная оценка правовой перспективы.

Квалифицирующие признаки побоев

Квалифицирующие признаки побоев (ч. 2 ст. 116 УК РФ) аналогичны рассмотренным выше соответствующим признакам убийства.

Побои могут составлять элемент объективной стороны иного преступления (например, изнасилования, насильственного грабежа). Они всегда охватываются признаками «насилие» и «насилие, не опасное для жизни или здоровья», в силу чего в данном случае не требуют самостоятельной квалификации.

Пример. Л. пришел к своему знакомому Р. и начали совместно распивать спиртное. В ходе распития между ними произошла ссора, в ходе которой Л. нанес последнему несколько ударов рукой по телу. Увидев в руках Р. мобильный телефон, Л. выхватил его. На просьбы потерпевшего вернуть похищенное, Л. нанес ему еще несколько ударов по лицу, и с похищенным скрылся. Несмотря на доводы защиты о совершении Л. преступлений, предусмотренных ст.ст.116 ч.1 и 161 ч.1 УК РФ, суд обоснованно осудил Л. по п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ. Поскольку нанесение телесных повреждений потерпевшему охватывались умыслом Л. на совершение грабежа – сотового телефона. На данном примере видна, как одно преступление переросло в более тяжкое.

Побои могут составлять часть хулиганских действий виновного. При этом, если обвинение по ст. 213 УК РФ не найдет своего подтверждения, осуждение лица по ст. 116 УК РФ возможно только при наличии жалобы потерпевшего, поскольку уголовные дела о побоях возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего.

Отличие побоев от причинения вреда здоровью

Если в результате побоев умышленно причиняется вред здоровью (тяжкий, средней тяжести или легкий), то такие действия не рассматриваются как самостоятельное преступление, а оцениваются как причинение вреда здоровью соответствующей тяжести.

В ситуации, когда в результате побоев вред здоровью той или иной степени тяжести причиняется по неосторожности, ответственность за неосторожно причиненные последствия наступает в случае, если она прямо предусмотрена в УК РФ. Например, побои, повлекшие по неосторожности причинение легкого вреда здоровью, квалифицируются только по ст. 116 УК РФ, поскольку ответственность за неосторожное причинение легкого вреда законом не предусмотрена.

Действия, начатые как побои, а впоследствии переросшие в более тяжкое преступление (например, в убийство), не требуют самостоятельной дополнительной квалификации по ст. 116 УК РФ.

Пример из судебной практики. Д. с целью нанесения побоев ранее знакомому М., подошел к последнему на улице и нанес 3 удара кулаком по лицу. После того, как потерпевший упал на землю, он подошел к потерпевшему, достал из кармана складной нож, и ударил последнему в область груди. После чего с места преступления скрылся. Спустя непродолжительное время потерпевший скончался от потери крови. Действия Д. были квалифицированы как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

№ 1 в официальном рейтинге адвокатов Москвы по уголовным делам

По данным на 01.05.2020 в соответствии с официальным порталом top-advokats.ru

Нанесение побоев лицом, ранее подвергнутым административному взысканию (ст.116.1 УК РФ)

Объективная сторона преступления выражена в деянии в форме действия, которое в законе описано с помощью двух признаков: негативного (отсутствие последствий, предусмотренных ст. 115 УК, и отсутствие признаков состава преступления, предусмотренного ст. 116 УК) и позитивного (деяние в форме побоев либо иных насильственных действий, причиняющих физическую боль).

Содержание побоев и иных насильственных действий раскрыто в комментарии к ст. 116 УК.

Лицо считается подвергнутым административному наказанию (ст. 6.1.1 КоАП РФ) до истечения годичного срока, установленного ст. 4.6 КоАП РФ.

Образцы документов

Некоторые проблемы уголовно-правовой регламентации и квалификации побоев и истязания Текст научной статьи по специальности «Право»

УДК 343.6

Р.М. ШАГВАЛИЕВ, старший преподаватель

Институт экономики, управления и права (г. Казань)

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ И КВАЛИФИКАЦИИ ПОБОЕВ И ИСТЯЗАНИЯ

В работе выявлены и рассмотрены неудачные, по мнению автора, решения вопросов регламентации уголовной ответственности за побои и истязание по УК РФ (пробелы, наличие оценочных понятий и т.д.), которые на практике вызывают сложности в квалификации содеянного. На этой основе обоснованы предложения по совершенствованию редакций ст. ст. 116 и 117 УК РФ.

Законодательная регламентация уголовной ответственности за побои и истязание представляется в настоящее время несовершенной, что, в свою очередь, вызывает некоторые проблемы при квалификации названных деяний. Так, составы побоев и истязания включают оценочные признаки, толкование которых вызывает значительные сложности в правоприменительной деятельности («физические или психические страдания», «иные насильственные действия»). Название ст. 116 УК РФ «побои» уже, чем ее содержание. Имеются некоторые проблемы и теоретического характера.

В диспозиции ч. 1 ст. 116 УК РФ объективная сторона побоев описывается следующим образом: «Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса».

На наш взгляд, название указанной статьи -«Побои» — не соответствует ее содержанию. Почти общепризнано, что собственно побои — это удары. Насильственные же действия могут быть совершены не только посредством нанесения ударов, но также путем вырывания волос, защемления части тела потерпевшего, воздействия огнем и т.д.

Следовательно, понятие «насильственные действия» шире, чем понятие «побои».

Законодатель не дает определения побоев и иных насильственных действий, что вызывает неоднозначную их трактовку в научной и учебной литературе, а также на практике.

С.В. Расторопов деяния, способные причинить вред здоровью человека, в зависимости от примененных средств и способа их применения подразделяет на три группы, в которых осуществляются следующие акты поведения: 1) причинение вреда здоровью путем физических (механических, электрических, термических, температурных, биологических и т.п.) воздействий; 2) причинение вреда химическим путем; 3) причинение вреда здоровью человека путем психического воздействия.

Соответственно он выделяет «три различные формы неблагоприятного воздействия на организм потерпевшего, которые проявляют себя:

1) через непосредственное соприкосновение с телом человека;

2) путем проникновения внутрь организма;

3) путем воздействия на нервную систему и ряд внутренних органов» [1].

В юридической литературе и на практике сложилось верное, на наш взгляд, убеждение, что побои и иные насильственные действия, образующие состав исследуемого преступления, могут быть совершены лишь путем механического воздействия на тело человека, то есть путем физического насилия.

Известно, что в результате применения гипноза человек может потерять контроль над собой, полностью подчиниться власти другого человека. Следовательно, человек, находясь в гипнотическом сне, способен совершать акты физического насилия в отношении себя и других лиц, причиняя при этом физическую боль. Мы поддерживаем мнение Р.Д. Шарапова о возможности применении гипноза в противоправных целях. Он считает, что «виновный, используя психическую беспомощность загипнотизированного, имея простор для манипулирования его сознанием и поведением, совершает преступные деяния» [2, с. 249].

Таким образом, при посредственном причинении вреда исполнителем преступления должно быть признано лицо, которое совершило преступление посредством использования других лиц.

Физическое насилие является обязательным элементом объективной стороны побоев. Р.Д. Шараповым сформулировано наиболее полное определение физического насилия -«это преступное посягательство на физическую безопасность человека в виде умышленного неправомерного причинения физического вреда потерпевшему вопреки его воле» [2, с. 182].

В пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. № 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве» (с последующими изменениями) указано, что под насилием, не опасным для жизни и здоровья, как квалифицирующим признаком вымогательства (ч. 3 ст. 148 УК РСФСР) следует понимать побои, причинение легкого телесного повреждения, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, а также иные насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы, если это не создавало опасности для жизни и здоровья [3].

Таким образом, из данного разъяснения следует, что побои не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности.

Под побоями в первую очередь понимается физическое насилие в виде нанесения неоднократных ударов.

Если обратимся к словарю С.И. Ожегова, то обнаружим, что много — это «больше, большое количество, достаточное количество» [4, с. 357].

В литературе высказано также мнение, что под побоями надо понимать нанесение трех и более ударов. Так, указывается, что побои — это нанесение многократных ударов по телу потерпевшего, его избиение, а удары при этом наносятся твердым тупым орудием многократно (три раза и более) [5]. Отмечается, что побои характеризуются многократным нанесением ударов (не менее трех) [6]. При таком подходе к определению побоев не образует данного состава нанесение двух ударов.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. 18-Д06-114 прекращено уголовное дело в отношении К., действия которого были квалифицированы по ч. 1 ст. 116 УК РФ за нанесение одного удара по руке потерпевшей. Суд обосновал свое решение тем, что, согласно закону, с объективной стороны побои представляют собой нанесение неоднократных ударов. Нанесение одного удара не может расцениваться как побои, то есть не образует состава данного преступления [7].

По нашему мнению, такая позиция законодателя является несправедливой и не отвечает конституционным принципам защиты прав и свобод граждан. Если такое толкование закона рассматривать с криминологической точки зрения, то оно может привести к росту насилия. Дело в том, что привлечение к уголовной ответственности за совершение побоев можно рассматривать как превентивную форму борьбы с тяжкими и особо тяжкими преступлениями против жизни и здоровья.

При указанных в определении обстоятельствах можно рассматривать вопрос о квалификации действий ударившего лица как оскорбления, но это возможно далеко не во всех случаях, и на практике вполне вероятны в этой связи серьезные проблемы. Оскорблением могут быть пощечина, плевок, забрасывание нечистотами,

непристойные жесты и иные действия, выраженные в неприличной форме.

Ю.М. Ткачевский считает, что если нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причиняющих физическую боль (чаще всего это пощечины, дергание за нос или уши, забрасывание какими-либо предметами), направлены на умаление чувства собственного достоинства потерпевшего, то они являются оскорбление действием [8].

Один удар, нанесенный физически крепким человеком ногой, твердым предметом или же в чувствительные части тела (область живота, гениталии), будет намного болезненнее, а, значит, общественно опаснее, чем нанесение трех и более слабых ударов. Он может не привести к фиксируемому вреду здоровью, но способен вызвать обездвижение, потерю сознания, затруднение дыхания и т.п.

В литературе было высказано мнение, что побоями надо считать и один удар [9]. Данной позиции придерживается П.Н. Кабанов, который полагает, что и при однократном воздействии на тело человека могут быть причинены потерпевшему кровоподтеки, ссадины. Он пишет, что «Диспозиция ст. 116 УК РФ не предусматривает обязательности признака многократности, что еще раз подтверждает правильность нашего заключения о достаточности нанесения одного удара» [10].

Такое расширительное толкование побоев противоречит уголовному закону, русскому языку и указанной выше позиции Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ. Нанесение одного удара не может называться побоями. Побои — удары по живому телу, избиение [4, с. 426].

Мы согласны с И.Д. Самолюк и П.Н. Кабановым в той части, что нанесением одного удара потерпевшему могут быть причинены кровоподтеки, ссадины, иные повреждения, не повлекшие причинения вреда здоровью, но сопряженные с причинением боли. И что за такие противоправные действия виновное лицо должно нести уголовную ответственность. Однако считаем не основанным на законе отождествление терминов «побои» и «один удар».

Нам представляется соответствующей уголовному закону и русскому языку позиция авторов, придерживающихся точки зрения, что побои — это неоднократное нанесение ударов, не менее двух раз [11]. «Наименьшее число ударов при побоях — два», — полагает Н.М. Ильдими-ров [12].

Побои и иные насильственные действия могут быть совершены с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности вследствие невменяемости или возраста, собаки или других животных, в случаях, когда их натравливают либо иным образом стимулируют для воздействия на потерпевшего. В таких случаях ответственность должен нести тот, кто управляет этим лицом или животным.

Иногда лицо причиняет физическую боль путем бросания в человека различных предметов, орудий труда и т.д.

Таким образом, побои и иные насильственные действия могут быть совершены лицом не только путем непосредственного механического воздействия.

Нам представляется убедительной позиция Р. Д. Шарапова о том, что если виновный, совершающий насильственные действия по причинению физической боли (страданий) потерпевшему, страдающему редким заболеванием аналгией (отсутствие болевой чувствительности), не вызвал физической боли у потерпевшего, а преступник не был осведомлен о его заболевании, «то при наличии прямого умысла ответственность наступает за покушение на причинение физической боли (страданий) по ст. 30 ч. 3 и ст. 116 или 117 УК РФ». Если же виновному был известен характер заболевания потерпевшего, и, несмотря на это, последний все же стал жертвой нападения, то подобные случаи следует расценивать как «оскорбление действием» по ст. 130 УК РФ [2, с. 171].

На наш взгляд, существование аналгии должно определенным образом быть отражено в ст. 116 УК РФ, поскольку иной подход будет несправедливым по отношению к потерпевшему.

Таким образом, побои — это нанесение одному лицу не менее двух ударов, не повлекшее

причинения вреда здоровью, но сопряженное с причинением физической боли.

На основании наших выводов мы предлагаем изложить наименование ч. 1 ст.116 УК РФ в следующей редакции.

«Статья 116. Умышленные насильственные действия, не причинившие вреда здоровью.

1. Нанесение удара, побоев или совершение иного насильственного действия, причинившего физическую боль или способного ее причинить».

Объективная сторона истязания состоит в причинении потерпевшему физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев или иных насильственных действий.

Под физическим страданием в уголовно-правовой литературе понимается причинение потерпевшему длительной, мучительной физической боли. Физическое страдание представляет собой оценочный признак и определяется на основе анализа и оценки фактических обстоятельств содеянного [13].

Полагаем, что данное мнение имеет определенные основания, но каждый факт необходимо оценивать с учетом всех обстоятельств. Физические страдания — это последствия физического насилия. Мы согласны с мнением Р.Д. Шарапова, что «физические страдания -последствия насилия, указывающие на проявление виновным особой жестокости по отношению к потерпевшему» [2, с. 164].

В теории уголовного права отсутствует общепризнанное определение психического страдания.

С.И. Ожегов отмечает, что психика — это совокупность представлений, ощущений, чувств, мыслей как отражение в сознании объективной действительности; душевный склад человека [4, с. 628].

Ю.В. Радостева определяет психическое насилие «как умышленное, общественно опасное противоправное воздействие на психику человека, осуществляемое против воли потерпевшего, направленное на нарушение психической неприкосновенности. Цель такого воздействия — подавить свободу волеизъявления по-

терпевшего или причинить ему психическую травму» [14].

Р.Д. Шараповым сформулировано более полное определение: «психическое насилие -это преступное посягательство на психическую безопасность человека в виде умышленного неправомерного причинения психического вреда потерпевшему вопреки его воле» [2, с. 242].

На наш взгляд, следствием психических страданий является заторможенность, утомляемость, эмоциональное потрясение и переживания из-за нанесенных психических травм, не носящих характер психических расстройств. Психические страдания являются последствиями психического насилия, а также и физического насилия.

Следовательно, физические страдания могут выражаться в причинении потерпевшему длительной физической боли. Психические страдания характеризуются причинением психических травм, стрессовым состоянием потерпевшего, не носящих характер психических расстройств.

Приведенные точки зрения в целом правильно описывают истязания.

Однако понятия «физические и психические страдания» вызывают сложности при трактовке работниками правоохранительных и судебных органов. Во-первых, установление психического или физического страдания потерпевшего на предварительном следствии требует проведение достаточно большого объема работы. Во-вторых, отсутствие четких критериев оценки физического, психического страдания и соответствующих разъяснений Верховного Суда РФ часто вызывает неуверенность в правоприменительной деятельности. Поэтому на практике истязания часто квалифицируются как побои или хулиганство.

На наш взгляд, все содеянное в процессе истязания является лишь опосредованной формой выражения особой жестокости.

По мнению Р.Д. Шарапова, «психические страдания представляют собой концентрированное выражение всех других видов психического вреда с отметкой проявления виновным особой жестокости» [15].

С.Н. Дружков особую жестокость характеризует как умышленные действия виновного, сопряженные с истязанием, пытками, мучениями или издевательством и неизбежно вызывающие физическую боль и душевные страдания у потерпевшего в процессе причинения ему смерти [16].

В пункте «и» ч. 1 ст. 63 УК РФ в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, предусмотрено совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего. В литературе отмечается, что особая жестокость налицо в тех случаях, когда виновный использует особо болезненные способы физического насилия, причиняет потерпевшему множество не вызываемых необходимостью телесных повреждений, применяет пытки и т.д. Мучение же — это причинение физических и психических страданий потерпевшему, а садизм — получение от этого удовольствия. Издевательство — один из способов причинения указанных страданий путем глумления, унижения лица [17].

Эти определения является лишь ориентирующими. Но их объединяет указание на стремление преступника причинить потерпевшему физические и (или) психические страдания. При всем многообразии деяний, способных причинить физические и психические страдания, невозможно дать исчерпывающий перечень таких действий или бездействий.

Особая жестокость — не медицинский термин, а юридическое оценочное понятие. Большинство авторов при раскрытии этого понятия обращаются к толковым словарям русского языка. В словаре С.И. Ожегова слово «жестокий» означает «крайне суровый, безжалостный, беспощадный, бессердечный, лишенный чувства жалости» [18].

Ю.М. Антонян определяет жестокое поведение как намеренное и осмысленное причинение другому человеку мучений и страданий [19]. Он утверждает, что для преступника страдания жертвы служат средством достижения какой-либо цели [20].

По мнению Г.И. Чечеля, необходимо отличать жестокость от особой жестокости. Особая

жестокость — это проявление более отрицательных качеств по сравнению с жестокостью. «Особая жестокость — это более высокая качественная и количественная сторона деяния по отношению к понятию жестокость» [21].

Следует отметить, что любое насилие, причиняющее боль, жестоко. Однако действия или бездействие при совершении истязания характеризуются именно особой жестокостью.

На основании приведенных выше суждений предлагаем изложить редакцию диспозиции ч. 1 ст. 117 УК РФ следующим образом: «Систематическое нанесение побоев либо совершение иных характеризующихся особой жестокостью насильственных действий (бездействия), не повлекших последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса».

На наш взгляд, такая трактовка облегчит применение данной нормы в правоприменительной практике. Понятие «особой жестокости» в теории права и на практике достаточно хорошо уяснено. Представляется, что, вводя в содержание диспозиции «особую жестокость», мы четко отграничиваем истязание от других составов преступлений.

По мнению А.Н. Попова, особая жестокость при убийстве заключается в причинении потерпевшему особых физических и (или) нравственных страданий [22]. Следовательно, преступник при убийстве с особой жестокостью перед причинением человеку смерти или в процессе убийства совершает характерные для истязания действия.

По нашему мнению, к иным насильственным действиям как способам истязания следует относить избиение потерпевшего в присутствии малолетних детей, нанесение потерпевшему множества ранений, таскание за волосы и т.д. Оправку на человека, выливание на него нечистот, принуждение употреблять нечистоты, носящие длительный или систематический характер, заставление ползать или выполнять иные унизительные действия, совершенные с применением насилия или угрозой его применения, также следует признавать насильственными действиями. Часто такие деяния совершаются в отношении относительно беззащитных лиц либо в местах лишения свободы.

В науке уголовного права известно такое преступное поведение, как «смешанное бездействие», при котором виновное лицо обязано воспрепятствовать наступлению преступного последствия. Так, обязанность родителей заботиться о несовершеннолетних детях и детей о престарелых родителях вытекает из закона. В связи с этим истязанием, на наш взгляд, должны признаваться случаи, когда виновное лицо умышленно длительное время лишает потерпевшего пищи, воды, медицинской помощи и тому подобного с целью причинения особых страданий. В связи с этим предлагаем указать на бездействие как способ истязания в ст. 117 УК РФ.

В результате реализации указанных предложений ч. 1 ст. 117 УК РФ примет следующий вид: «Систематическое нанесение побоев либо совершение иных характеризующихся особой жестокостью насильственных действий (бездействия), не повлекших последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса».

Список литературы

1. Расторопов С.В. Уголовно-правовая охрана здоровья человека от преступных посягательств: дис. … д-ра юрид. наук. — Рязань, 2003. — С. 279.

2. Шарапов Р.Д. Преступное насилие. — М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2009.

3. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации 1961-1993. — М.: Юридическая литература, 1994. — С. 19.

4. Ожегов С.И. Словарь русского языка: 70 000 слов / под ред. Н.Ю. Шведовой. — 22-е изд., стер. — М.: Рус. яз., 1990.

5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. — 3-е изд., изм. и доп. — М.: НОРМА-ИНФРА-М., 2001. — С. 269.

6. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / В.К. Дуюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов. -М.: Волтерс Клувер, 2005 г. — С. 315.

7. Надзорное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г №№ 18-Д06-114 // ГАРАНТ — СтройМаксимум. Практика ФАС округов.

8. Ткачевский Ю.М. Уголовная ответственность за оскорбление // Законодательство. — 2000. — №2 1. — С. 76.

9. Филиппов А.П. Борьба с умышленными телесными повреждениями по советскому уголовному праву: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Л., 1964. — С. 12.

10. Кабанов П.Н. Уголовная ответственность за побои и истязание: дис. … канд. юрид. наук. — М., 2006. — С. 37.

11. Вениаминов В.Г. Уголовная ответственность за побои и истязания. — Саратов, 2005. — С. 86.

12. Ильдимиров Н.М. Понятие «побои» в советском уголовном праве // Правовые вопросы борьбы с преступлениями. — Томск, 1988. — С. 43.

13. Уголовное право: учебник. Особенная часть / под ред. Л.Д. Гаухмана, С.В. Максимова. — М.: ЭКСМО, 2004. — С. 63.

14. Радостева Ю.В. Уголовно-правовое понятие насилия: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2006. — С. 24-25.

15. Шарапов Р. Психический вред в уголовном праве // Уголовное право. — 2004. — №° 2. — С. 81.

16. Дружков С.Н. Уголовно-правовые функции особой жестокости в составе убийства: вопросы теории и практики: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Ижевск, 2002. — С. 16.

17. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. А.И. Чучаева. — М.: «Юридическая фирма «КОНТРАКТ»»: «ИНФРА-М», 2009 // ГАРАНТ — СтройМаксимум. Практика ФАС округов.

18. Ожегов С.И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов / под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. -20-е изд., стереотип. — М.: Рус. яз., 1988. — С. 187.

19. Антонян Ю.М. Преступная жестокость. — М., 1994. — С. 148.

20. Антонян Ю.М. Психология убийства. — М.: Юристъ, 1997. — С. 14.

21. Чечель Г. И. Понятие особой жестокости как квалифицирующего признака убийства // Правовые вопросы борьбы с преступностью. — Томск: Изд-во Томского ун-та, 1988. — С. 33.

22. Попов А.Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. — СПб.: Изд-во «Юрид. центр «Пресс», 2003. — С. 361.

В редакцию материал поступил 26.08.10.

Ключевые слова: уголовная ответственность, побои, истязание.

Ст. 116 УК РФ с Комментариями 2020-2021 года (новая редакция с последними изменениями)

Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:

Комментарий к Ст. 116 УК РФ

1. Побои выделены в самостоятельный состав преступления, отличный от причинения легкого вреда здоровью. Объектом побоев или иных насильственных действий, причинивших физическую боль, также является здоровье человека. Во-первых, с точки зрения медицины физическая боль — это не только эмоциональная реакция человека на повреждающее воздействие, но и определенное нарушение функций организма. Во-вторых, побои, иные насильственные действия часто выступают как способ совершения более опасных преступлений, причиняющих определенный вред здоровью (ст. ст. 111, 112, 115 УК). Поэтому комментируемая статья может рассматриваться как усеченный состав причинения вреда здоровью.

2. С объективной стороны побои представляют собой нанесение неоднократных ударов. Нанесение одного удара не может называться побоями. При отсутствии последствий, предусмотренных ст. 115 УК, нанесение единственного удара может рассматриваться как способ совершения другого преступления (хулиганство, оскорбление и др.).

3. Иные насильственные действия, причинившие физическую боль (сдавливание части тела, вырывание волос, щипание и пр.), приравнены в комментируемой статье к побоям. Поверхностные повреждения, которые согласно Медицинским критериям не считаются причинившими вред здоровью (см. коммент. к ст. 115), тоже подпадают под понятие иных насильственных действий.

4. Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ статья дополнена ч. 2, устанавливающей ответственность за те же деяния, совершенные из хулиганских побуждений. Это связано с исключением из части 1 статьи 213 Уголовного кодекса России такого признака уголовно наказуемого хулиганства, как применение насилия к гражданам. Тем самым усиливается ответственность за совершение преступления, предусмотренного комментируемой статьей, в случае совершения его из хулиганских побуждений. Федеральным законом от 24.07.2007 N 211-ФЗ в ч. 2 комментируемой статьи включен квалифицирующий признак п. «б», текстуально совпадающий с п. «е» ч. 2 ст. 111.

О проекте федерального закона № 26265–7 «О внесении изменения в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации»

В Комитет по государственному строительству и законодательству поступили многочисленные обращения граждан в части рассмотрения проекта федерального закона № 26265–7 «О внесении изменения в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Информируем, что 27.01.2017 г. данный законопроект был принят Государственной Думой и 7.02.2017 г. подписан Президентом Российской Федерации.

Сообщаем, что рассмотренные обращения представляют собой изложение мнения граждан и не содержат конкретного вопроса, требующего ответа. В своих обращениях граждане выражают несогласие с декриминализацией деяния, предусмотренного ст.116 Уголовного Кодекса Российской Федерации в отношении близких лиц, совершенного впервые.

Вместе с тем, Комитет считает необходимым разъяснить смысл и причины внесенных изменений.

Так, Федеральный закон излагает статью 116 Уголовного Кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) в новой редакции, согласно которой уголовно наказуемыми признаются побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст.115 УК РФ, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой‑либо социальной группы. 

Побои в отношении близких лиц, совершенные впервые, переводятся в разряд административных правонарушений. Ответственность за указанные деяния, совершенные лицом, подвергнутым административному наказанию за побои, будет наступать в соответствии со статьей 1161 УК РФ.

Для правильного понимания гражданами внесенных изменений следует уточнить, какие действия подпадают под термин «побои». С объективной стороны побои представляют собой нанесение неоднократных ударов или иные насильственные действия, в результате которых не был причинен легкий вред здоровью. В соответствии п.4 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (утв. Постановлением Правительства РФ от 17 августа 2007 года №522), критериями для определения наличия последствия в виде легкого вреда здоровью являются кратковременное расстройство здоровья или незначительная стойкая утрата общей трудоспособности. Побои же включают в себя причинение иного, менее значительного вреда здоровью.

Граждане в своих обращениях указывают на иное домашнее насилие, в результате которого потерпевшим причиняется легкий вред здоровью или более тяжкий, и за причинение которого Уголовный Кодекс Российской Федерации предусматривает уголовную ответственность без альтернативы привлечения к административному наказанию.

В процессе работы над законопроектом было принято во внимание общественное и научное мнение. Так, помимо обращений с негативной оценкой подготавливаемых изменений, Комитетом были рассмотрены многочисленные обращения граждан, которые требовали принятия законопроекта по причине того, что возникла практика привлечения к уголовной ответственности лиц, чьи деяния не носят общественно опасного характера, и привлечение которых к уголовной ответственности не отвечало принципу соразмерности наказания. Внесенная поправка отвечает требованиям сложившейся практики, на что указывал Пленум Верховного Суда Российской Федерации (постановление от 31 июля 2015 года № 37).

Необходимость внесения поправки также обоснована тем, что дела по преступлениям, предусмотренным ст.116 УК РФ, являются делами частно-публичного обвинения (ч.3 ст.20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации), то есть они возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. Поскольку в случаях домашнего насилия зачастую присутствует элемент эмоциональной привязанности и близких отношений, многие потерпевшие не обращались в правоохранительные органы с заявлением, поскольку понимали последствия привлечения близкого человека к уголовной ответственности и невозможность прекратить процесс примирением. Такое положение вызывало высокую латентность данных преступлений. С принятием поправки потерпевшие имеют возможность сначала привлечь правонарушителя к административной ответственности, что оставляет возможность сохранения близких отношений в будущем. В случае же, когда побои носят систематический характер, лицо может быть привлечено к уголовной ответственности. 

Как видно из вышеуказанного, принятая поправка не лишает жертв домашнего насилия права на защиту и возможности привлечь лиц, применяющих насилие к близким лицам, к уголовной ответственности.

Председатель Комитета П.В.Крашенинников

Разъяснения по делам о половых преступлениях — Российская газета

В соответствии с Конституцией Российской Федерации каждому человеку и гражданину гарантируется защита его прав и свобод, в том числе право на половую свободу и половую неприкосновенность. В целях обеспечения защиты граждан от преступных посягательств, а также в связи с вопросами, возникшими в судебной практике по делам об изнасиловании и о совершении насильственных действий сексуального характера, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Разъяснить судам, что под половым сношением следует понимать совершение полового акта между мужчиной и женщиной, под мужеложством сексуальные контакты между мужчинами, под лесбиянством — сексуальные контакты между женщинами. Под иными действиями сексуального характера следует понимать удовлетворение половой потребности другими способами, включая понуждение женщиной мужчины к совершению полового акта путем применения насилия или угрозы его применения.

2. Обратить внимание судов на необходимость выяснять по каждому делу об изнасиловании (статья 131 УК РФ) и насильственных действиях сексуального характера (статья 132 УК РФ), имелись ли насилие либо угроза его применения в отношении потерпевшего лица (потерпевшей или потерпевшего) или других лиц, а также в чем конкретно выражались насилие либо угроза его применения.

Действия лица, добившегося согласия женщины на вступление в половое сношение или совершение действий сексуального характера путем обмана или злоупотребления доверием (например, заведомо ложного обещания вступить с ней в брак), не могут рассматриваться как преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

3. Изнасилование (статья 131 УК РФ) и насильственные действия сексуального характера (статья 132 УК РФ) следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние, малолетний или престарелый возраст и т.п.) не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному лицу. При этом лицо, совершая изнасилование либо насильственные действия сексуального характера, должно сознавать, что потерпевшее лицо находится в беспомощном состоянии.

Решая вопрос о том, является ли состояние потерпевшего лица беспомощным, судам следует исходить из имеющихся доказательств по делу, включая соответствующее заключение эксперта, когда для установления психического или физического состояния потерпевшего (потерпевшей) проведение судебной экспертизы является необходимым.

При оценке обстоятельств изнасилования, а также совершения насильственных действий сексуального характера в отношении потерпевшего лица, которое находилось в состоянии опьянения, суды должны исходить из того, что беспомощным состоянием в этих случаях может быть признана лишь такая степень опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, которая лишала это лицо, например потерпевшую женщину, возможности оказать сопротивление насильнику.

Для признания изнасилования, а также мужеложства, лесбиянства и других насильственных действий сексуального характера, совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица, не имеет значения, было ли оно приведено в такое состояние самим виновным (например, напоил спиртными напитками, дал наркотики, снотворное и т.п.) или находилось в беспомощном состоянии независимо от действий лица, совершившего указанное преступление.

4. При ограничении составов преступлений, предусмотренных статьями 131 или 132 УК РФ, от состава преступления, предусмотренного статьей 134 УК РФ, следует иметь в виду, что уголовная ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, наступает в случаях, когда половое сношение и иные действия сексуального характера совершены без применения насилия или угрозы его применения, а потерпевшее лицо понимало характер и значение совершаемых действий.

5. Изнасилование и совершение насильственных действий сексуального характера следует считать оконченными соответственно с момента начала полового акта, акта мужеложства, лесбиянства и иных действий сексуального характера, предусмотренных объективной стороной данных составов преступлений, независимо от их завершения и наступивших последствий.

При решении вопроса о том, содержится ли в действиях лица оконченный состав указанных преступлений либо лишь признаки покушения на совершение таких преступных действий, судам следует выяснять, действовало ли лицо с целью совершить изнасилование или насильственные действия сексуального характера, а также явилось ли примененное насилие средством к достижению указанной цели, которая не была осуществлена по независящим от него причинам. При этом необходимо отличать покушение на изнасилование от насильственных действий сексуального характера, а также покушений на преступления, предусмотренные статьями 131 и 132 УК РФ, от оконченных преступлений, подпадающих под иные статьи УК РФ, предусматривающие ответственность за преступления против здоровья, чести и достоинства личности.

6. Покушение на изнасилование или на совершение насильственных действий сексуального характера следует отграничивать от добровольного отказа от совершения указанных действий, исключающего уголовную ответственность лица (статья 31 УК РФ). В этом случае, если лицо осознавало возможность доведения преступных действий до конца, но добровольно и окончательно отказалось от совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера (но не вследствие причин, возникших помимо его воли), содеянное им независимо от мотивов отказа квалифицируется по фактически совершенным действиям при условии, что они содержат состав иного преступления.

7. Под другими лицами, указанными в статьях 131 и 132 УК РФ, следует понимать родственников потерпевшего лица, а также лиц, к которым виновное лицо в целях преодоления сопротивления потерпевшей (потерпевшего) применяет насилие либо высказывает угрозу его применения.

8. В тех случаях, когда несколько половых актов либо насильственных действий сексуального характера не прерывались либо прерывались на непродолжительное время и обстоятельства совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера свидетельствовали о едином умысле виновного лица на совершение указанных тождественных действий, содеянное следует рассматривать как единое продолжаемое преступление, подлежащее квалификации по соответствующим частям статьи 131 или статьи 132 УК РФ.

9. Если умыслом лица охватывается совершение им (в любой последовательности) изнасилования и насильственных действий сексуального характера в отношении одной и той же потерпевшей, содеянное следует оценивать как совокупность преступлений, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ. При этом для квалификации содеянного не имеет значения, был ли разрыв во времени в ходе совершения в отношении потерпевшей изнасилования и насильственных действий сексуального характера.

В тех случаях, когда в действиях лица содержатся признаки совершения в отношении потерпевшего лица изнасилования или насильственных действий сексуального характера при отягчающих обстоятельствах, содеянное надлежит квалифицировать по соответствующим частям статей 131 и 132 УК РФ.

10. Имея в виду, что совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой влечет за собой более строгое наказание, при квалификации действий лиц по пункту «б» части 2 статьи 131 или пункту «б» части 2 статьи 132 УК РФ необходимо учитывать положения частей 1, 2 и 3 статьи 35 УК РФ.

Изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными группой лиц (группой лиц по предварительному сговору, организованной группой) не только в тех случаях, когда несколькими лицами подвергается сексуальному насилию одно или несколько потерпевших лиц, но и тогда, когда виновные лица, действуя согласованно и применяя насилие или угрозу его применения в отношении нескольких лиц, затем совершают насильственный половой акт либо насильственные действия сексуального характера с каждым или хотя бы с одним из них.

Групповым изнасилованием или совершением насильственных действий сексуального характера должны признаваться не только действия лиц, непосредственно совершивших насильственный половой акт или насильственные действия сексуального характера, но и действия лиц, содействовавших им путем применения физического или психического насилия к потерпевшему лицу. При этом действия лиц, лично не совершавших насильственного полового акта или насильственных действий сексуального характера, но путем применения насилия содействовавших другим лицам в совершении преступления, следует квалифицировать как соисполнительство в групповом изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера (часть 2 статьи 33 УК РФ).

Действия лица, непосредственно не вступавшего в половое сношение или не совершавшего действия сексуального характера с потерпевшим лицом и не применявшего к нему физического или психического насилия при совершении указанных действий, а лишь содействовавшего совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации виновному лицу либо устранением препятствий и т.п., надлежит квалифицировать по части 5 статьи 33 УК РФ и, при отсутствии квалифицирующих признаков, по части 1 статьи 131 УК РФ или соответственно по части 1 статьи 132 УК РФ.

11. Под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (пункт «в» части 2 статьи 131 и пункт «в» части 2 статьи 132 УК РФ) следует понимать не только прямые высказывания, в которых выражалось намерение немедленного применения физического насилия к потерпевшему лицу или к другим лицам, но и такие угрожающие действия виновного, как, например, демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия (нож, бритва, топор и т.п.).

Ответственность за изнасилование или совершение насильственных действий сексуального характера с применением угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью наступает лишь в случаях, если такая угроза явилась средством преодоления сопротивления потерпевшего лица и имелись основания опасаться осуществления этой угрозы. При этом указанные действия охватываются диспозицией пункта «в» части 2 статьи 131 и пункта «в» части 2 статьи 132 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 119 УК РФ не требуют.

Если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера с той целью, например, чтобы потерпевшее лицо никому не сообщило о случившемся, действия виновного лица при отсутствии квалифицирующих обстоятельств подлежат квалификации по статье 119 УК РФ и по совокупности с частью 1 статьи 131 УК РФ либо соответственно с частью 1 статьи 132 УК РФ.

12. Изнасилование или насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными с особой жестокостью, если в процессе этих действий потерпевшему лицу или другим лицам умышленно причинены физические или нравственные мучения и страдания. Особая жестокость может выражаться в издевательстве и глумлении над потерпевшим лицом, истязании в процессе изнасилования, в причинении телесных повреждений, в совершении изнасилования или насильственных действий сексуального характера в присутствии родных или близких потерпевшего лица, а также в способе подавления сопротивления, вызывающем тяжелые физические либо нравственные мучения и страдания самого потерпевшего лица или других лиц. При этом суду следует иметь в виду, что при квалификации таких действий по признаку особой жестокости необходимо устанавливать умысел виновного лица на причинение потерпевшим лицам особых мучений и страданий.

13. Ответственность по пункту «г» части 2 статьи 131 УК РФ и по пункту «г» части 2 статьи 132 УК РФ наступает в случаях, когда лицо, заразившее потерпевшее лицо венерическим заболеванием, знало о наличии у него этого заболевания, предвидело возможность или неизбежность заражения потерпевшего лица и желало или допускало такое заражение. При этом дополнительной квалификации по статье 121 УК РФ не требуется.

Действия виновного подлежат квалификации по пункту «б» части 3 статьи 131 и пункту «б» части 3 статьи 132 УК РФ как при неосторожном, так и при умышленном заражении потерпевшего лица ВИЧ-инфекцией.

14. Судам следует исходить из того, что ответственность за совершение изнасилования или насильственных действий сексуального характера в отношении заведомо несовершеннолетнего лица либо не достигшего четырнадцатилетнего возраста наступает лишь в случаях, когда виновное лицо достоверно знало о возрасте потерпевшего лица (являлось родственником, знакомым, соседом) или когда внешний облик потерпевшего лица явно свидетельствовал, например, о его возрасте.

Добросовестное заблуждение, возникшее на основании того, что возраст потерпевшего лица приближается к 18-летию или в силу акселерации оно выглядит взрослее своего возраста, исключает вменение виновному лицу данного квалифицирующего признака.

15. Применение насилия при изнасиловании и совершении насильственных действий сексуального характера, в результате которого такими деяниями потерпевшему лицу причиняется легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается диспозициями статей 131 и 132 УК РФ.

Если при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера либо покушении на них потерпевшему лицу умышленно причиняется тяжкий вред здоровью, действия виновного лица квалифицируются по соответствующей части статьи 131 или статьи 132 УК РФ и по совокупности с преступлением, предусмотренным статьей 111 УК РФ.

Неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего лица при совершении изнасилования или насильственных действий сексуального характера охватывается соответственно пунктом «б» части 3 статьи 131 или пунктом «б» части 3 статьи 132 УК РФ и дополнительной квалификации по другим статьям УК РФ не требует.

Действия лица, умышленно причинившего в процессе изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера тяжкий вред здоровью потерпевшего лица, что повлекло по неосторожности его смерть, при отсутствии других квалифицирующих признаков следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 131 или частью 1 статьи 132 УК РФ и частью 4 статьи 111 УК РФ.

16. При совершении убийства в процессе изнасилования или насильственных действий сексуального характера содеянное виновным лицом подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом «к» части 2 статьи 105 УК РФ и частью 1 статьи 131 или частью 1 статьи 132 УК РФ, либо по соответствующим частям этих статей, если изнасилование или насильственные действия сексуального характера совершены, например, в отношении несовершеннолетнего лица или не достигшего четырнадцатилетнего возраста либо группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Если убийство совершено после окончания изнасилования или насильственных действий сексуального характера либо покушений на них в целях сокрытия совершенного преступления, либо по мотивам мести за оказанное сопротивление, содеянное виновным лицом следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом «к» части 2 статьи 105 УК РФ и соответствующими частями статьи 131 или статьи 132 УК РФ либо частью 3 статьи 30 УК РФ и соответствующими частями статей 131 и 132 УК РФ.

17. К «иным тяжким последствиям» изнасилования или насильственных действий сексуального характера, предусмотренным пунктом «б» части 3 статьи 131 и пунктом «б» части 3 статьи 132 УК РФ, следует относить последствия, которые не связаны с причинением по неосторожности тяжкого вреда здоровью потерпевшего лица либо заражением его ВИЧ-инфекцией. Таковым может быть признано, например, самоубийство потерпевшей.

18. При рассмотрении дел по обвинению лиц, не достигших совершеннолетия, в преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности судам следует учитывать, что в соответствии со статьей 20 УК РФ лица в возрасте от 14 до 16 лет подлежат ответственности только за изнасилование и совершение насильственных действий сексуального характера.

При решении вопроса об уголовной ответственности лиц, достигших шестнадцатилетнего возраста, за понуждение к действиям сексуального характера (статья 133 УК РФ), а также за развратные действия в отношении лица, заведомо не достигшего шестнадцатилетнего возраста (статья 135 УК РФ), необходимо учитывать, что закон в указанных случаях направлен на охрану нормального развития обоих несовершеннолетних. Исходя из этого суд должен учитывать возраст обоих несовершеннолетних, данные, характеризующие их личности, степень тяжести наступивших последствий и иные обстоятельства дела.

19. Судам надлежит выполнять требования закона (статья 60 УК РФ) о назначении виновным справедливого наказания в пределах, предусмотренных санкциями соответствующих статей Уголовного кодекса Российской Федерации, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, их личности, обстоятельств дела, смягчающих и отягчающих наказание, предшествовавших преступлению отношений потерпевшего лица с виновным, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

20. Рекомендовать судам, учитывая специфику дел о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ, устранять все вопросы, не имеющие отношения к делу и унижающие честь и достоинство потерпевшего лица, своевременно пресекать нетактичное поведение отдельных участников судебного разбирательства.

21. В связи с принятием настоящего постановления признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 1992 г. N 4 «О судебной практике по делам об изнасиловании» в редакции постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. N 11.

Председатель Верховного Суда
Российской Федерации
В. Лебедев

Секретарь Пленума,
судья Верховного Суда
Российской Федерации
В. Демидов

Агрессия и насилие

Агрессия и насилие — термины, которые часто используются как синонимы; однако они отличаются. Насилие можно определить как применение физической силы с намерением причинить вред другому человеку или уничтожить имущество, в то время как агрессия обычно определяется как гневные или агрессивные чувства или поведение. Агрессивный человек не обязательно проявляет насилие. Проблемы, связанные с агрессией и насилием или их последствиями, можно решить в ходе терапии с помощью специалиста по психическому здоровью.

Понимание агрессии и насилия

Агрессия и насилие — это не одно и то же. В то время как человек, совершающий акт насилия, может действовать агрессивно, человек с агрессивным характером не обязательно будет участвовать в насильственных действиях. Хотя агрессия может привести к физическому или словесному нападению, иногда оно может быть защитным или импульсивным и не иметь вредного намерения. Насилие, которое часто считается физическим выражением агрессии, может носить хищный, импульсивный, реактивный или защитный характер.Насилие может развиваться из-за ситуационных факторов или факторов окружающей среды и может быть результатом психического состояния, личных или культурных убеждений.

И насилие, и агрессия могут иметь негативные последствия как на социальном, так и на индивидуальном уровне. Акты насилия могут быть направлены против конкретного человека или группы людей, иметь сексуальный характер или иметь место в результате употребления алкоголя или наркотиков. По оценкам Центров по контролю за заболеваниями (CDC), в Соединенных Штатах ежегодно 2 миллиона обращений в отделения неотложной помощи связаны с насильственными нападениями, и каждый год будут убиты около 16 000 человек.Молодые люди в возрасте от 18 до 24 лет чаще становятся жертвами или виновниками насилия. Более трети американских женщин и более четверти американских мужчин подвергались преследованию или физическому или сексуальному насилию со стороны интимного партнера, и почти половина всех американских женщин испытали психологическую агрессию со стороны интимного партнера.

Хотя трудно определить все факторы, которые могут привести к развитию агрессивных тенденций или агрессивного поведения, социальный статус, личные проблемы и институциональные силы могут быть факторами.Виновные в насилии могут неоднократно терять работу, отношения и членов семьи. Издержки насилия в уголовном судопроизводстве также высоки: люди, неоднократно совершающие акты насилия, могут провести в тюрьме несколько лет или даже десятилетий своей жизни.

Управлению агрессией можно облегчить перенаправление, урегулирование конфликтов, а также установление границ и соответствующих взаимоотношений с коллегами. Такого рода стратегии могут помочь предотвратить повторное проявление агрессивных тенденций через насилие, особенно когда такое поведение рассматривается в детстве.

Типы агрессии

Агрессию можно определить по-разному, и исследования в различных областях часто описывают разные типы агрессии, но четыре основных типа агрессивного поведения следующие:

  • Случайное нападение не является преднамеренным и может быть результатом неосторожности. Эта форма агрессии часто наблюдается у играющих детей, а также может возникать, когда человек спешит. Например, бегущий на автобусе человек может столкнуться с кем-то или сбить ребенка.
  • Выразительная агрессия — это преднамеренный акт агрессии, который не предназначен для причинения вреда. Ребенок, который бросает игрушки или пинает песок, демонстрирует выразительную агрессию: хотя такое поведение может расстраивать другого человека или причинять вред, причинение вреда не является целью такого поведения.
  • Враждебная агрессия призвана причинить физическую или психологическую боль. Издевательства и злонамеренные сплетни или распространение слухов являются формами враждебной агрессии.Реактивная агрессия или агрессивное действие в результате провокации также является формой враждебной агрессии.
  • Инструментальная агрессия может быть результатом конфликта из-за объектов или того, что считается чьими-то правами. Например, ученик, который хотел сесть за парту, которую занял другой ученик, может отомстить, сбив его вещи со стола.

Эти четыре типа агрессивного поведения часто наблюдаются у детей, но также могут описывать действия взрослых.Некоторые давние популярные идеи могут утверждать, что мужчины более агрессивны, чем женщины, но исследования показали, что это не так. Хотя женщины могут использовать агрессивную тактику вербально или косвенно и реже прибегать к физической агрессии, чем мужчины, исследования показали, что между мужчинами и женщинами нет существенной разницы в отношении агрессии.

Психические расстройства и агрессивное или агрессивное поведение

Агрессивные или насильственные наклонности могут быть результатом нескольких различных состояний психического здоровья.Злоупотребление алкоголем и наркотиками может привести к агрессивному поведению, даже если человек обычно не проявляет агрессии. Посттравматический стресс и биполярное расстройство также могут привести к насильственному выражению агрессивных мыслей. В некоторых случаях травмы головного мозга заставляют человека проявлять агрессию, и дети, выросшие в травмирующей или небрежной среде, могут быть более склонны демонстрировать агрессию и прибегать к насилию. Любые жизненные обстоятельства, вызывающие стресс, такие как бедность, проблемы в отношениях или жестокое обращение, также могут способствовать агрессии и насилию.

Дети, которые растут с агрессивными родителями или имеют агрессивные образцы для подражания, такие как тренеры и учителя, также могут начать демонстрировать агрессивное поведение или в результате у них могут развиться психические расстройства. Например, акт запугивания в значительной степени связан с психическим здоровьем: дети, которые непоследовательно или ненадлежащим образом дисциплинируют, а также дети, подвергшиеся насилию, с большей вероятностью станут хулиганами, а затем могут жестоко обращаться с собственными детьми в более позднем возрасте. Они также с большей вероятностью будут испытывать депрессию и тревогу и могут обратиться к наркотикам, алкоголю или другому поведению, вызывающему зависимость, чтобы справиться с этим.Дети, над которыми издеваются со стороны братьев и сестер, более чем в два раза чаще испытывают депрессию или совершают самоповреждения до совершеннолетия и в два раза чаще испытывают тревогу, чем те, над которыми не издевались братья и сестры. Они также чаще страдают парасомниями, такими как ночные кошмары и лунатизм, чем дети, которые не подвергались издевательствам со стороны братьев и сестер.

Продемонстрированное агрессивное и / или агрессивное поведение может также указывать на такие состояния, как прерывистое взрывное расстройство (СВУ) или расстройство поведения.IED, поведенческое состояние, которое обычно проявляется в подростковом или раннем взрослом возрасте, классифицируется в Диагностическом и статистическом руководстве (DSM) как расстройство контроля над импульсами. На это состояние часто указывают крайние проявления гнева, несоразмерные ситуации, которые могут перерасти в неконтролируемую ярость. Расстройство поведения, состояние, которое обычно начинается в подростковом возрасте, указано в DSM как дефицит внимания и деструктивное поведение и частично характеризуется физической и вербальной агрессией, деструктивным поведением и жестоким поведением по отношению к людям и животным.

Недавно были идентифицированы два гена, которые, как было установлено, увеличивают вероятность совершения человеком насильственных преступлений: MAOA, или ген воина, и вариант кадгерина 13, который был связан со злоупотреблением психоактивными веществами и СДВГ. В сочетании с другими факторами, такими как употребление психоактивных веществ или влияние окружающей среды, присутствие этих генов может увеличить вероятность того, что человек будет действовать в ответ на сильные побуждения.

Влияние агрессии и насилия на психическое здоровье

Насилие встречается во многих сферах жизни: на рабочем месте, дома, на спортивных мероприятиях и в общественных местах.Обычно люди не могут предвидеть этого, и жертвы насильственных действий могут в результате испытывать серьезные проблемы с психическим здоровьем, такие как посттравматический стресс, депрессия и беспокойство. Например, человек, находящийся в оскорбительных отношениях, может опасаться дальнейших последствий и чувствовать себя неспособным разорвать отношения, потенциально подвергая себя дальнейшему ущербу.

Иногда виновные в насилии имеют проблемы с психическим здоровьем, такие как нарциссизм, антисоциальность или пограничная личность.Хотя эти состояния психического здоровья не обязательно указывают на агрессивное поведение, нарушение навыков совладания часто может способствовать агрессивному или агрессивному поведению, а антисоциальная личность частично характеризуется жестокостью по отношению к животным, которая может включать насилие. Пассивная агрессия или слегка агрессивное поведение характеризуется не насилием, а скрытой критикой действий другого человека. Человек, демонстрирующий пассивную агрессию, может спорить или крайне критически относиться к авторитету, жаловаться на то, что его недооценивают или неправильно понимают, или пассивно сопротивляется поставленным задачам, откладывая на потом или «забывая».«

Лечение агрессивного или агрессивного поведения в терапии

Многие различные виды терапии могут быть полезны при лечении агрессивного или агрессивного поведения, в зависимости от причин такого поведения, а также от личности и жизненного опыта человека, проходящего лечение. Однако в ситуациях домашнего насилия психотерапия для пар не всегда может быть лучшим способом действий, поскольку процесс может еще больше подвергнуть опасности жертву насилия, и некоторые терапевты не будут работать с агрессором, который, кажется, не желает или не может измениться.

Когнитивно-поведенческая терапия фокусируется на обучении тех, кто демонстрирует агрессивное и агрессивное поведение, лучшему пониманию и контролю своей агрессии, изучению различных механизмов выживания, чтобы лучше направить мысли и чувства, связанные с агрессивным поведением, и научить правильно оценивать последствия агрессии или насилия. .

В подходах психодинамической терапии людям, которые прибегают к насилию, чтобы скрыть более глубокие эмоции, поощряют осознавать более уязвимые чувства, которые могут лежать в основе их агрессии.Когда эти чувства, которые могут включать такие эмоции, как стыд, унижение или страх, выражаются, защитная агрессия может исчезнуть.

Когда насилие происходит в результате жестокого обращения, например, когда физическое насилие, имевшее место в детстве, заставляет взрослого прибегать к насильственному самовыражению, может оказаться полезной терапия для лечения последствий жестокого обращения.

Примеры случаев

  • Мать начинает терапию, чтобы перенаправить насильственные побуждения: Аня, 25 лет, начинает посещать терапевта, потому что боится своего гнева.Она несет ответственность за большую часть заботы о своем трехлетнем сыне, так как ее муж работает много часов, а поскольку ее сын находится в состоянии неповиновения, она часто испытывает стресс из-за его непослушания и нападок на него. его физически. Аня сообщает терапевту, что в своем разочаровании она часто дает сыну несколько сильных ударов по ягодицам или ноге, достаточно, чтобы кожа покраснела, или сильно хлопает его рукой, когда он беспокоит ее, пока она занимается домашними делами. Она защищает себя, говоря, что делает это только тогда, когда он не слушается ее, когда она слишком расстроена, чтобы оставаться спокойной, но затем ломается, признавая, что она чувствует себя ужасно, когда ее сын плачет, и решает никогда не делать этого снова, но что она не может помочь поведению.На сеансах она также показывает, что, когда она злится, она часто ударяет предметами достаточно сильно, чтобы сломать их, пинает стены или испытывает желание повредить имущество. Терапевт работает с Аней, исследуя идею о том, что она, возможно, не научилась адекватным способам выражения своей агрессии в подростковом возрасте, и помогает ей понять, что физическое наказание ребенка бесполезно и может рассматриваться как жестокое обращение с ребенком. Они обсуждают, как Аня могла бы справиться со своим разочарованием, когда с сыном трудно справиться, и как она могла бы перенаправить побуждения наказать его или вмешаться, например, в искусство или энергичную игру.Психотерапевт предлагает Ане присоединиться к группе поддержки. После нескольких сеансов Аня сообщает, что у нее улучшилось настроение и помогает группа поддержки.
  • Мальчик-подросток проходит санкционированную судом терапию в связи с агрессивным поведением: Исаака, 17 лет, несколько раз отстраняли от занятий за драку, и в настоящее время ему грозит исключение, за несколько месяцев до окончания школы, за то, что он бросил книгу на стол учителя, когда она назначила ему заключение под стражу за невыполнение задания. В его последнюю ссору вмешалась полиция, и судья приказал ему посетить сеансы терапии или поместить его в исправительное учреждение для несовершеннолетних.Терапия Исаака несколько смущена и извиняется. Он говорит терапевту, что никогда не намеревается начинать ссоры или проявлять агрессивное поведение, но иногда он становится очень зол по небольшой причине: бросает парту своего одноклассника на пол, когда он сделал грубый комментарий, несколько раз ударил мальчика за то, что он споткнулся. его в коридоре. Отвечая на вопросы терапевта, он сообщает, что его настроение часто бывает раздражительным, но не до такой степени, что оно становится агрессивным, но что, когда он действительно действует агрессивно, его агрессия часто сопровождается истощением.Исаак также говорит терапевту, что у него часто болит голова, а в груди сжимается грудь, прежде чем он, как он выразился, «взорвется». Исаак также сообщает, что он живет со своими старшими братьями и сестрами, которые ушли из дома как можно скорее, чтобы уйти от частых кричащих поединков и физических драк своих родителей (хотя он заявляет, что ни один из его родителей никогда не применял к нему физического насилия). Терапевт диагностирует у Исаака СВУ и начинает работать с ним, чтобы определить его триггеры и изучить способы контролировать его сильные побуждения, такие как расслабление и когнитивная реструктуризация.Исаак также начинает посещать группу по управлению гневом для подростков по совету терапевта и через несколько недель сообщает об улучшении своего поведения.

Каталожные номера:

  1. Нападение или убийство. (2013, 17 апреля). Центры по контролю и профилактике заболеваний . Получено с http://www.cdc.gov/nchs/fastats/homicide.htm.
  2. Björkqvist, K., Österman, K., & Lagerspetz, K. (1994). Половые различия в скрытой агрессии среди взрослых.Агрессивное поведение, 20, 27-33.
  3. Диагностическое и статистическое руководство психических расстройств: DSM-5. (5-е изд.). (2013). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация.
  4. Дотинга, Р. (8 сентября 2014 г.). Братья-хулиганы могут оставить неизгладимые последствия. Получено с http://consumer.healthday.com/mental-health-information-25/anxiety-news-33/sibling-bullies-may-leave-lasting-effects-6

    .html.

  5. Хогенбум, М. (28 октября 2014 г.). Два гена связаны с насильственными преступлениями.Получено с http://www.bbc.com/news/science-environment-29760212.
  6. Херли, К. (2012, 17 апреля). Хулиганами не рождаются, их воспитывают. Получено 26 мая 2015 г. с сайта http://www.kevinmd.com/blog/2012/04/bullies-born-raised.html.
  7. Насилие со стороны интимного партнера. (нет данных). Получено с http://www.apa.org/topics/violence/partner.aspx.
  8. Костельник, М. (2010). Помощь детям разрешить конфликт: агрессивное поведение детей. NebGuide. Получено с http: // ianrpubs.unl.edu/live/g2016/build/g2016.pdf.
  9. Перри, Б. (нет данных). Агрессия и насилие: нейробиология опыта. Получено 21 мая 2015 г. с веб-сайта http://teacher.scholastic.com/professional/bruceperry/aggression_violence.htm.
  10. Шепер-Хьюз, Н., и Бургуа, П. И. (2004). Насилие на войне и в мире . Молден, Массачусетс: Blackwell Pub.

Прогнозирование агрессивного поведения и классификация преступников, совершивших насильственные преступления | Понимание и предотвращение насилия, Том 4: Последствия и контроль

Маркиз, К.Х. и П. Эбенер 1981 Качество самоотчетов заключенных: ошибки при аресте и осуждении . Санта-Моника, Калифорния: Корпорация РЭНД.

McConaughy, S.H., T.M. Ахенбах, К. Gent 1988 Многоосное эмпирическое обследование: родители, учитель, наблюдения, когнитивные и личностные корреляты профилей поведения детей для мальчиков 6-11 лет. Журнал аномальной детской психологии 11: 485-509.

McCord, W., and J. McCord, с И.К. Золя 1959 Истоки преступности .Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

Mead, G.H. 1934 Разум, Я и общество . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Мегарджи, Э. 1977 Система классификации несовершеннолетних правонарушителей мужского пола на основе MMPI. Стр. 35-60 в Р.А. Кейл, изд., Психическое здоровье осужденного, пациента и заключенного . Роли: Департамент исправительных учреждений Северной Каролины.

Мегарджи, Э.И. и М.Дж. Бон 1979 Классификация преступного поведения .Парк Ньюбери, Калифорния: Публикации Сейджа.

Megargee, E.I., M.J. Bohn, J.L. Carbonell 1988 Перекрестная проверка и проверка общности системы классификации правонарушителей на основе MMPI. Неопубликованная рукопись, Университет штата Флорида, Таллахасси.

Мензис Р. и К. Вебстер 1989 Психическое расстройство и тяжкие преступления. В Н. Вайнер и М. Вольфганг, ред. Пути к преступному насилию . Парк Ньюбери, Калифорния: Публикации Сейджа.

Мензис, Р., К. Вебстер и Д. Сепаяк 1985 Размеры опасности. Закон и поведение человека 9 (1): 49-70.

Mercy, J.A., and P.W. О’Кэрролл 1988 Новые направления в предсказании насилия: арена общественного здравоохранения. Насилие и жертвы 3 (4): 285-302.

Милнер, Дж. 1980 Инвентаризация потенциального жестокого обращения с детьми: Учебное пособие . Вебстер, Северная Каролина: Psytec Corporation.

1989 Дополнительная перекрестная проверка реестра потенциального жестокого обращения с детьми. Психологическая оценка: Консультационный журнал и клиническая психология 1: 219-223.

Милнер, Дж. С. и Р. Уимберли, 1979 г. Опись лиц, совершающих насилие над детьми. Журнал клинической психологии 35: 95-100.

1980 Предсказание и объяснение жестокого обращения с детьми. Журнал клинической психологии 35: 875-884.

Милнер, Дж., Р. Голд и Р. Уимберли 1986 Прогнозирование и объяснение жестокого обращения с детьми: перекрестная проверка

Насилие в СМИ | Американская академия педиатрии

Abstract

Подверженность насилию в средствах массовой информации, включая телевидение, фильмы, музыку и видеоигры, представляет значительный риск для здоровья детей и подростков.Обширные данные исследований показывают, что насилие в СМИ может способствовать агрессивному поведению, снижению чувствительности к насилию, кошмарам и страху причинения вреда. Педиатры должны оценивать уровень воздействия средств массовой информации на своих пациентов и вмешиваться в риски для здоровья, связанные со СМИ. Педиатры и другие поставщики услуг по уходу за детьми могут выступать за более безопасную медиа-среду для детей, поощряя медиаграмотность, более продуманное и проактивное использование медиа детьми и их родителями, более ответственное изображение насилия со стороны производителей СМИ и более полезные и эффективные рейтинги СМИ. .Офисное консультирование оказалось эффективным.

ВВЕДЕНИЕ

Хотя стрельба в школах по всему миру периодически побуждает политиков и широкую общественность сосредоточить свое внимание на влиянии насилия в СМИ, медицинское сообщество озабочено этой проблемой с 1950-х годов. 1–3 Теперь доказательства ясны и убедительны: насилие в СМИ является одним из причинных факторов реального насилия и агрессии. Поэтому педиатрам и родителям необходимо действовать. 4

В 1972 году Главный хирург США выпустил специальный доклад о последствиях насилия в СМИ для общественного здравоохранения, основанный на растущем и почти единодушном количестве свидетельств. 5 Десять лет спустя Национальный институт психического здоровья опубликовал всесторонний обзор исследования насилия в СМИ и его последствий, в котором были выявлены опасения по поводу психологического здоровья детей. 6 На саммите Конгресса по вопросам общественного здравоохранения в июле 2000 г. Американская академия педиатрии (AAP) присоединилась к Американской медицинской ассоциации, Американской академии детской и подростковой психиатрии и Американской психологической ассоциации в беспрецедентном совместном заявлении по влияние развлекательного насилия на детей. 7 Также в 2000 году Федеральное бюро расследований опубликовало отчет о стрельбе в школах, в котором говорилось, что насилие в СМИ является фактором риска. 8 В 2003 году группа экспертов по насилию в СМИ, созванная Национальным институтом психического здоровья по запросу Главного хирурга США, опубликовала свой всеобъемлющий отчет о последствиях насилия в СМИ для молодежи, в котором выяснилось, что насилие в СМИ значительный причинный фактор агрессии и насилия. 9 Совсем недавно, в 2007 году, Федеральная комиссия по связи (FCC) опубликовала свой отчет о телепрограммах с применением насилия и их воздействии на детей и согласилась с главой хирургической службы, что есть «веские доказательства» того, что воздействие насилия в СМИ может усиливать агрессивное поведение у детей. 10 Множество научных данных убедительно для педиатров: более 98% педиатров в одном исследовании выразили личное убеждение, что насилие в СМИ влияет на агрессию детей. 11 Тем не менее, индустрия развлечений, американская общественность, политики и родители неохотно соглашались с этими выводами и не предпринимали никаких действий. 4 Дискуссия должна быть окончена. 9,12

ЭКСПОЗИЦИЯ

Американские дети в возрасте от 8 до 18 лет проводят в среднем 6 часов 21 минуту каждый день, используя развлекательные средства массовой информации (телевидение, коммерческое или записанное самостоятельно видео, фильмы, видеоигры, печать, радио, музыкальные записи, компьютеры и Интернет). 13 Дети в возрасте от 0 до 6 лет проводят в среднем почти 2 часа каждый день, используя экранные средства массовой информации (телевидение, фильмы, компьютеры). 14,15 Телевизоры также обычно присутствуют в спальнях: 19% младенцев, 29% детей от 2 до 3 лет, 43% детей от 4 до 6 лет и 68% детей 8 лет. и старше, у которых есть телевизор в спальне 13,15,16 Последствия наличия телевизора в детской спальне только начинают изучаться, но первые признаки вызывают тревогу.Дети с телевизором в спальне увеличивают время просмотра телевизора примерно на 1 час в день. 13,17 Их риск ожирения увеличивается на 31%, 17 , а риск курения удваивается. 18 Кроме того, если у детей есть телевизор в спальне, родители не могут следить за тем, что они видят; у родителей меньше возможностей установить последовательные правила использования детьми СМИ; дети участвуют в меньшем количестве альтернативных занятий, таких как чтение, хобби и игры; и дети хуже учатся в школе. 19,20

Большая часть информации о детях в СМИ включает акты насилия, свидетелями которых являются или «виртуально совершаются» (в форме видеоигр) молодыми людьми. К 18 годам средний молодой человек только по телевидению увидит около 200000 актов насилия. 21 Исследование Национального телевидения о насилии оценило почти 10 000 часов вещания с 1995 по 1997 год и показало, что 61% программ изображали межличностное насилие, по большей части в развлекательной или завораживающей манере. 22 Наибольшая доля насилия наблюдалась в детских шоу. Из всех анимационных фильмов, созданных в Соединенных Штатах в период с 1937 по 1999 год, 100% изображали насилие, и количество насилия с намерением причинить вред с годами увеличивалось. 23 В исследовании фильмов с самым высоким рейтингом PG-13 1999–2000 годов 90% содержали насилие, а половина из них — смертельные. 24 По оценкам, 12% из 22 миллионов детей в возрасте от 10 до 14 лет смотрели 40 самых жестоких фильмов в 2003 году. 25 Более 80% насилия, изображаемого в современных музыкальных клипах, совершается привлекательными героями против непропорционально большого числа женщин и чернокожих. 26 Точно так же музыка подростков стала более агрессивной, особенно рэп. 3,27,28 И поскольку подростки все чаще пользуются Интернетом, они также подвергаются там насилию; Опрос более 1500 детей в возрасте от 10 до 15 лет показал, что 38% сталкивались с сценами насилия в Интернете. 29 Видеоигры также полны насилия. Недавний анализ рейтингов видеоигр, проведенный Советом по рейтингам развлекательного программного обеспечения (ESRB), показал, что более половины всех игр оценены как содержащие насилие, в том числе более 90% игр оценены как подходящие для детей от 10 лет и старше (E10 + и T рейтинги). 30

Продолжительное знакомство с такими изображениями в СМИ приводит к растущему восприятию насилия как подходящего средства решения проблем и достижения целей. 2,3,9 Американские СМИ, в частности, склонны изображать героев, использующих насилие как оправданное средство разрешения конфликта и преобладания над другими. 24,31 Телевидение, фильмы и музыкальные видеоклипы нормализуют ношение и использование оружия и делают его источником личной силы. 22,32 Дети с 4 по 8 классы предпочтительно выбирают видеоигры, в которых начисляются баллы за насилие в отношении других, а 7 из 10 детей в 4-12 классах сообщают, что играют в игры с рейтингом M (для взрослых), при этом 78% мальчиков сообщили, что владеют ими. Игры с рейтингом M. 33,34 Из 33 популярных игр 21% посвящены насилию в отношении женщин. 35 Поскольку дети подвержены высокому воздействию, СМИ имеют больший доступ и больше времени для формирования взглядов и действий молодых людей, чем родители или учителя, заменяя их в качестве учителей, образцов для подражания и основных источников информации о мире и о том, как он ведет себя в нем. 36

После трагических перестрелок в средней школе Колумбайн в 1999 году Федеральная торговая комиссия (FTC) провела расследование о том, рекламируются ли и продаются ли материалы насилия среди детей и подростков в индустрии кино, музыки и видеоигр.Работая с документами, предоставленными отраслью, FTC определила, что, несмотря на то, что их собственные рейтинговые системы сочли материал подходящим только для взрослых, эти отрасли практиковали «повсеместный и агрессивный маркетинг жестоких фильмов, музыки и электронных игр для детей», например как продвижение фильмов с рейтингом R девушкам у костра. 37

Исследования показали, что дети и подростки могут и легко получают доступ к средствам массовой информации о насилии, которые различные рейтинговые системы и родители считают неподходящими для них. 13,38,39 В исследовании фильмов с рейтингом PG-, PG-13- и R рейтинг даже не предсказал частоту насилия в различных фильмах. 39 Многим родителям сложно использовать систему рейтингов СМИ в индустрии развлечений. 40 Рейтинги фильмов используют примерно три четверти родителей, но только около половины родителей говорят, что они когда-либо использовали рейтинги видеоигр, телевизионные рейтинги или музыкальные советы, чтобы руководствоваться своим выбором. 41 Многие родители находят оценки ненадежно низкими, а объективная родительская оценка показывает, что до 50% телешоу оценивают TV-14 как неподходящие для их подростков. 42 В то же время большинство родителей даже не знают, что их телевизор оснащен V-образным чипом («V» для управления «зрителем»), и только 20% родителей действительно им пользуются. 40 Видеоигры с более высоким рейтингом могут действительно привлечь больше маленьких детей (гипотеза «запретного плода»). 43 Различные рейтинги СМИ устанавливаются рейтинговыми агентствами, спонсируемыми отраслью, или самими артистами и продюсерами. Они основаны на возрасте, что предполагает, что все родители согласны с оценщиками в отношении того, какой контент подходит для детей определенного возраста.Кроме того, разные системы рейтингов для каждого средства массовой информации (телевидение, фильмы, музыка и видеоигры) сбивают с толку рейтинги, поскольку они мало похожи друг на друга или не связаны друг с другом. AAP предлагает информационную брошюру, которую педиатры могут предложить родителям и детям, чтобы помочь им использовать различные рейтинговые системы для лучшего выбора средств массовой информации. 44

ВОЗДЕЙСТВИЕ

Исследования связали воздействие насилия в СМИ с различными проблемами физического и психического здоровья детей и подростков, включая агрессивное и агрессивное поведение, издевательства, снижение чувствительности к насилию, страху, депрессии, кошмарам и нарушениям сна .В американских и межкультурных исследованиях была обнаружена последовательная и значимая связь между освещением в СМИ и ростом агрессии и насилия; в полевых экспериментах, лабораторных экспериментах, поперечных и продольных исследованиях; а также с детьми, подростками и молодыми людьми. 9,45–47 Новый Центр СМИ и здоровья детей в Гарварде насчитывает более 2000 отчетов об исследованиях. 48 Сила связи между насилием в СМИ и агрессивным поведением, обнаруженная в метаанализах 9,49 , больше, чем связь между потреблением кальция и костной массой, приемом свинца и более низким IQ, а также неиспользованием презервативов и ВИЧ-инфекцией, переданной половым путем. , и почти так же сильна, как связь между курением сигарет и раком легких 50 — ассоциации, которые принимают клиницисты и на которых, без сомнения, основана профилактическая медицина.

На детей влияют средства массовой информации — они учатся, наблюдая, подражая и перенимая поведение. 51 Несколько различных психологических и физиологических процессов лежат в основе воздействия насилия со стороны СМИ на агрессивное отношение, убеждения, поведение и эмоции, и эти процессы хорошо изучены. 2,3,9 Кроме того, поскольку дети младше 8 лет не могут различать фантазии и реальность, они могут быть особенно уязвимы для некоторых из этих процессов обучения и, таким образом, могут быть более подвержены влиянию насилия со стороны СМИ. 52,53 Однако даже старшие подростки и молодые люди страдают от насилия со стороны СМИ, демонстрируя, что способность различать фантазию и реальность не избавляет от последствий насилия со стороны СМИ. 54,55

Некоторые исследования показали, что контекст, в котором изображается и используется насилие в средствах массовой информации, может иметь значение между изучением насилия и обучением насильственным действиям. 3 В таких пьесах, как « Macbeth » и в таких фильмах, как « Спасти рядового Райана », насилие рассматривается как то, чем оно является — человеческое поведение, которое причиняет страдания, потери и грусть жертвам и преступникам.В этом контексте, имея полезные советы взрослых о реальных издержках и последствиях насилия, взрослые зрители-подростки могут узнать об опасности и вреде насилия, косвенно переживая его последствия. К сожалению, в большинстве случаев насилие в развлекательных целях используется для немедленных внутренних ощущений, не изображая каких-либо человеческих потерь, и используется подростками или детьми без руководства или обсуждения со стороны взрослых. Более того, даже если реалистичные изображения вредных последствий насилия уменьшают типичный немедленный краткосрочный эффект усиления агрессии, все же существует потенциальный долгосрочный вред эмоциональной десенсибилизации к изображениям насилия. 9,47,54 Другие исследования показали, что чем реалистичнее изображается насилие, тем больше вероятность того, что к нему будут относиться терпимо и чему научатся. 3,56 Возбуждающее насилие в сексуальном контексте и комическое насилие особенно опасны, потому что они связывают положительные чувства с причинением вреда другим. 57,58 Например, одно исследование почти 32000 подростков в 8 разных странах показало, что частые телепередачи связаны с издевательствами. 59

Помимо моделирования агрессивного поведения, развлекательные средства массовой информации раздувают масштабы насилия в мире, культивируя у зрителей синдром «среднего мира», восприятие мира как опасного места. 60–62 Страх стать жертвой насилия является сильной мотивацией для некоторых молодых людей носить оружие, быть более агрессивными и «достать его, прежде чем они схватят меня». 61 У некоторых детей насилие в СМИ может привести к тревоге, депрессии, посттравматическому стрессовому расстройству, 56,63 нарушениям сна и кошмарам, 56,64 и / или социальной изоляции. 65 Некоторые защищали насилие в СМИ как средство опосредованного высвобождения враждебности в безопасности виртуальной реальности.Однако исследование, которое проверило эту «гипотезу катарсиса», показало, что после столкновения с насилием в СМИ дети и молодые люди ведут себя более агрессивно, а не менее. 66–68 Многочисленные исследования показали, что коварным и мощным эффектом насилия в СМИ является снижение чувствительности всех нас к насилию в реальной жизни. 69–72

Интерактивные средства массовой информации, такие как видеоигры и Интернет, являются относительно новыми формами средств массовой информации с еще большим потенциалом положительного и отрицательного воздействия на физическое и психическое здоровье детей.Открытие сцен насилия в Интернете было связано с повышенным агрессивным поведением. 29 Исследования этих быстрорастущих и все более сложных типов СМИ показали, что эффекты инициированного детьми виртуального насилия могут быть даже более глубокими, чем эффекты пассивных медиа, таких как телевидение. Во многих играх ребенок или подросток «встроен» в игру и использует «джойстик» (портативный контроллер), который усиливает как опыт, так и агрессивные чувства. В трех недавних исследованиях напрямую сравнивалось влияние интерактивного (видеоигры) и пассивного (телевидение и кино) насилия в СМИ на агрессию и насилие; во всех трех случаях эффект нового интерактивного медиа-насилия был сильнее. 54 Корреляционные и экспериментальные исследования показали, что жестокие видеоигры приводят к увеличению агрессивного поведения и агрессивного мышления и снижению просоциального поведения. 62,73–76 Недавние лонгитюдные исследования, направленные на выявление долгосрочных эффектов насилия в видеоиграх на американских и японских детей школьного возраста и подростков, показали, что всего за 3 месяца высокая подверженность жестоким видеоиграм увеличила физическую агрессию. . 54,77 Другие недавние лонгитюдные исследования в Германии и Финляндии выявили аналогичные эффекты через 2 года. 78,79 С другой стороны, есть убедительные доказательства того, что просоциальные видеоигры могут улучшить просоциальные отношения и поведение. 80

Дети учатся лучше всего, наблюдая за поведением, а затем пробуя его. Последствия их поведенческих попыток влияют на то, повторяют ли они такое поведение. Все насильственные средства массовой информации могут обучать конкретному насильственному поведению, обстоятельствам, когда такое поведение кажется уместным и полезным, а также взглядам и убеждениям относительно такого поведения. Таким образом, поведенческие сценарии изучаются и сохраняются в памяти. 47 Видеоигры представляют собой идеальную среду для изучения насилия и использования многих наиболее эффективных стратегий обучения. 81 Они помещают игрока в роль агрессора и награждают его или ее за успешное агрессивное поведение. Вместо того, чтобы просто наблюдать только часть насильственного взаимодействия (например, происходящего на телевидении), видеоигры позволяют игроку отрепетировать весь сценарий поведения, от провокации до выбора насильственной реакции и до разрешения конфликта. 54,62,82 Дети и подростки хотят играть в них неоднократно и в течение длительных периодов времени, чтобы улучшить свои результаты и перейти на более высокий уровень. Повторение увеличивает их эффект. Кроме того, у некоторых молодых людей наблюдаются патологические паттерны видеоигр, похожие на зависимости, при которых игра нарушает здоровое функционирование. 81,83 Достижения в измерении функции мозга были применены для изучения насилия в СМИ. Несколько исследований связали воздействие насилия со стороны СМИ со снижением активности префронтальной коры, связанной с контролем исполнительной власти над импульсивным поведением. 84

ДЕЙСТВИЕ AAP

Межличностное насилие для жертв и преступников в настоящее время является более серьезным риском для здоровья, чем инфекционные заболевания, рак или врожденные расстройства для детей, подростков и молодых людей. Убийства, самоубийства и травмы являются основными причинами смертности среди детей. В 2004 году в результате непреднамеренных травм погиб 17741 человек, в результате убийств 5195 человек погибло, а самоубийство унесло жизни 4506 человек в возрасте от 5 до 24 лет. 85 Из всех смертей в результате убийства или самоубийства половина была связана с применением огнестрельного оружия, что сделало насилие с применением огнестрельного оружия ведущим убийцей детей и подростков. 86 Для молодых чернокожих мужчин убийство — основная причина смерти, на которую приходится почти 45% всех смертей. Уровень убийств чернокожих мужчин в 2,7–15,8 раз выше, чем среди других расовых / этнических групп в том же возрасте. 87 Хотя уровень насильственных преступлений снизился более чем на 50% в период с 1994 по 2004 год среди молодых людей в возрасте от 12 до 24 лет, они остаются выше в этом возрасте, чем в любом другом возрасте. 87 Кроме того, доля молодежи, признавшейся в совершении различных насильственных действий в течение предыдущих 12 месяцев, оставалась стабильной или даже несколько увеличивалась в последние годы. 88 По данным Национального исследования рискованного поведения молодежи 2007 года, 18% учащихся 9–12 классов сообщили, что в месяц, предшествующий опросу, приносили в школу оружие, а более одной трети учащихся в прошлом году участвовали в драках. опрос. 85 По оценкам, 30% учеников с 6 по 10 класс сообщают о том, что они запугивают других учеников или являются целью хулиганов. 89 Недавнее крупное исследование студентов Нью-Йорка показало, что почти 10% девочек и более 5% мальчиков сообщили, что в течение всей жизни подвергались сексуальному насилию, а 10% как мальчиков, так и девочек сообщили, что подвергались насилию при свиданиях в прошлом году. год. 90 Хотя подверженность насилию со стороны СМИ — не единственный фактор, способствующий агрессии, антиобщественному отношению и насилию среди детей и подростков, это важный фактор риска для здоровья, на который мы, как педиатры и члены сострадательного общества, можем вмешаться. Некоторые исследования показали, что вмешательства описанных ниже типов могут снизить потребление насилия в СМИ и его влияние на детей и подростков. 2,3,54,91,92

РЕКОМЕНДАЦИИ

  1. Педиатры должны осознавать всепроникающее влияние, которое большое и расширяющееся разнообразие развлекательных средств массовой информации оказывает на физическое и психическое здоровье детей и подростков. 4,93 Обучающие конференции в ординатуре, грандиозные туры и курсы непрерывного медицинского образования — все это важные места, которые следует использовать для обучения педиатров влиянию средств массовой информации на детей и подростков.

  2. Педиатры должны задавать по крайней мере 2 вопроса, связанных со СМИ, при каждом посещении здорового ребенка: (1) Сколько развлекательных средств в день смотрит ребенок или подросток? (2) Есть ли в спальне ребенка или подростка телевизор или подключение к Интернету? 4,93 Всем детям следует предлагать здоровые альтернативы, такие как спорт, интерактивные игры и чтение. 94 Когда выявляется интенсивное использование ребенком средств массовой информации, педиатры должны оценить ребенка на предмет агрессивного поведения, страхов или нарушений сна и принять соответствующие меры. 95,96

  3. Педиатры должны побуждать родителей придерживаться рекомендаций AAP для СМИ. 11,95 :

    • Уберите телевизоры, подключения к Интернету и видеоигры из детских спален.

    • Делайте продуманный выбор средств массовой информации и обсуждайте их с детьми.Coviewing должен включать обсуждение неуместности насильственных решений, предлагаемых в конкретном телешоу, фильме или видеоигре, и помощь ребенку в создании ненасильственных альтернатив. Родители склонны ограничивать содержание сексуального характера больше, чем содержание насилия, 38 , однако исследования показали, что последнее потенциально более вредно для здоровья. 2,3

    • Ограничьте экранное время (включая телевидение, видео, компьютерные и видеоигры) до 1-2 часов в день, используя V-чип и избегая жестоких видеоигр (определяемых как игры, которые включают умышленное нанесение вреда другим игровым персонажам, включая карикатурное или нереалистичное насилие, а также реалистичное или кровавое насилие).Консультации по поводу ограничения экранного времени показали свою эффективность в офисных условиях. 97 Например, всего пара минут консультаций в офисе по поводу насилия в СМИ и огнестрельного оружия может привести к снижению подверженности насилию более чем 800000 детей в год. 97 Родителям также нужно напоминать, что они являются важными образцами для подражания с точки зрения использования ими собственных средств массовой информации.

    • Избегайте использования экранных носителей для младенцев и детей младше 2 лет. 98 Не проводилось исследований, показывающих, что экранное время положительно влияет на развитие ребенка, 99,100 , и в настоящее время существует 7 исследований, в которых задокументированы возможные задержки речи у детей младше 2 лет, которые смотрят телевизор или смотрят видео. 100–108

  4. Педиатры и другие специалисты по охране здоровья детей должны обеспечить, чтобы пациентам в амбулаторных залах ожидания и стационарах предоставлялся только ненасильственный выбор средств массовой информации.

  5. На местном уровне педиатры должны поощрять родителей, школы и сообщества к обучению детей медиаграмотности в качестве средства защиты их от пагубных последствий воздействия средств массовой информации на здоровье. 93,109,110 Исследования показали, что медиаобразование и продуманное использование медиа могут уменьшить агрессивное поведение детей. 9,92,111

  6. На уровне штата и страны педиатры должны работать с AAP и их отделениями и районами AAP, чтобы сотрудничать с другими организациями здравоохранения, преподавателями, правительством и источниками финансирования исследований, чтобы не допустить насилия в СМИ. повестка дня общественного здравоохранения. В общественном достоянии насилие в средствах массовой информации часто характеризуется как проблема ценностей, а не как проблема на самом деле: проблема общественного здравоохранения и проблема окружающей среды. Недавнее исследование показало, что две трети родителей на самом деле выступают за усиление государственного контроля над СМИ, когда речь идет о детях и подростках. 40

  7. Педиатры должны пропагандировать более позитивные для детей СМИ. Педиатры должны поддерживать и сотрудничать с продюсерами СМИ, применяя наш опыт в области здоровья и развития детей для создания доброжелательных к ребенку и правдивых СМИ. AAP дает следующие рекомендации индустрии развлечений:

    • Избегайте приукрашивания ношения оружия и нормализации насилия как приемлемого средства разрешения конфликта.

    • Исключите использование насилия в комическом или сексуальном контексте или в любой другой ситуации, в которой насилие является забавным, возбуждающим или банальным.

    • Исключите необоснованное изображение межличностного насилия и ненавистнических, расистских, женоненавистнических или гомофобных выражений или ситуаций, если явно не изображаете, насколько разрушительными могут быть такие слова и действия. Даже в этом случае насилие не относится к средствам массовой информации, разработанным для очень маленьких детей.

    • Если используется насилие, его следует продумать как серьезную драму, всегда показывая боль и потери, понесенные жертвами и преступниками.

    • Тексты песен должны быть легко доступны для родителей, чтобы их можно было прочитать перед принятием решения о покупке записи.

    • В видеоиграх не должны использоваться люди или другие живые мишени или начисляемые очки за убийство, потому что это учит детей связывать удовольствие и успех с их способностью причинять боль и страдания другим.

    • Игра в жестокие видеоигры должна быть ограничена возрастными ограничениями игровых автоматов; распространение видео и видеоигр, а также показ фильмов должны быть ограничены соответствующими возрастными группами.

  8. Педиатры должны выступать за упрощенную, универсальную, основанную на содержании систему рейтингов СМИ, чтобы помочь родителям направлять своих детей к выбору здоровых средств массовой информации. Контент следует оценивать на основе исследования того, какие типы изображений в СМИ могут быть вредными для детей, а не просто на основе того, что взрослые считают оскорбительным. Так же, как важно, чтобы родители знали ингредиенты пищи, которую они могут кормить своим детям, они должны быть полностью информированы о содержании средств массовой информации, которые могут использовать их дети. 4,30,112,113

ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ ПО КОММУНИКАЦИЯМ И СМИ, 2009–2010

Гилберт Л. Фулд, доктор медицины, председатель

Дебора Энн Маллиган, доктор медицины, избранный председатель

Таня Ari Brown, MD

Dimitri A. Christakis, MD

Kathleen Clarke-Pearson, MD

Benard P. Dreyer, MD

Holly Lee Falik, MD

Kathleen G. Nelson, MD

Gwenn S.O ‘ Keeffe, MD

* Виктор К.Страсбургер, Мэриленд

БЫВШИЕ ЧЛЕНЫ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОМИТЕТА

Регина М. Милтир, Мэриленд

Дональд Л. Шифрин, Мэриленд

СВЯЗИ

Майкл Броди, Мэриленд

Американская академия детской и подростковой психиатрии

000

Американская психологическая ассоциация

УЧАСТНИКИ

Крейг А. Андерсон

Дуглас А. Джентиле

Регина М. Милтир, доктор медицины

Дональд Л. Шифрин, доктор медицины

СОТРУДНИК

Лейу Штайнер

000 Джина Лей Штайнер 9000 Сноски
  • ↵ * Ведущий автор

  • Этот документ защищен авторским правом и является собственностью Американской академии педиатрии и ее Совета директоров.Все авторы подали заявления о конфликте интересов в Американскую академию педиатрии. Любые конфликты разрешаются в соответствии с процедурой, утвержденной Советом директоров. Американская академия педиатрии не запрашивала и не принимала какое-либо коммерческое участие в разработке содержания этой публикации.

AAP — Американская педиатрическая академия

СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

  1. Смит А. Влияние телевизионных программ о преступлениях на здоровье детей.J Am Med Assoc. 1952; 150 (1): 37

  2. Hogan MJ. Подростки и насилие в СМИ: шесть важных вопросов для практикующих. Adolesc Med Clin. 2005; 16. (2): 249– 268, vii

  3. Strasburger VC, Wilson BJ, Jordan AB. Дети, подростки и СМИ. 2-е изд. Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж; 2009

  4. Научно-консультативный комитет главного хирурга США по телевидению и социальному поведению. Телевидение и взросление: влияние насилия по телевидению — доклад главному хирургу.Роквилл, Мэриленд: Национальный институт психического здоровья, Служба общественного здравоохранения США; 1972. Публикация № HSM 72–9090

  5. Pearl D, Bouthilet L, Lazar J. Телевидение и поведение: десять лет научного прогресса и последствия для восьмидесятых. Роквилл, Мэриленд: Национальный институт психического здоровья; 1982

  6. O’Toole ME. Школьный стрелок: перспектива оценки угроз. Куантико, штат Вирджиния: Федеральное бюро расследований Министерства юстиции США; 2000

  7. Anderson CA, Berkowitz L, Donnerstein E, et al.Влияние насилия в СМИ на молодежь. Psychol Sci Public Interest, 2003; 4 (3): 81– 110

  8. Gentile DA, Obert C, Sherwood NE, Story M, Walsh DA, Hogan M. Экзамены для детей в эпоху видео: педиатры и рекомендации Американской академии педиатрии по использованию детских СМИ . Педиатрия.2004; 114 (5): 1235– 1241

  9. Мюррей JP. Насилие в СМИ: последствия реальны и сильны. Am Behav Sci, 2008; 51. (8): 1212– 1230

  10. Roberts DF, Foehr UG, Rideout V.Поколение М: СМИ в жизни 8–18-летних. Менло-Парк, Калифорния: Фонд семьи Генри Дж. Кайзера; 2005

  11. Rideout VJ, Vandewater EA, Wartella EA. От нуля до шести: электронные средства массовой информации в жизни младенцев, детей ясельного и дошкольного возраста. Менло-Парк, Калифорния: Фонд семьи Генри Дж. Кайзера; 2003

  12. Rideout V, Hamel E. Семья СМИ: электронные СМИ в жизни младенцев, детей ясельного возраста, дошкольников и их родителей.Менло-Парк, Калифорния: Фонд семьи Генри Дж. Кайзера; 2006

  13. Dennison BA, Erb TA, Jenkins PL. Просмотр телепередач и просмотр телепередач в спальне связаны с риском избыточного веса у детей дошкольного возраста с низким доходом. Педиатрия.2002; 109 (6): 1028– 1035

  14. Джексон К., Браун Дж. Д., L’Engle KL. Фильмы с рейтингом R, телевизоры в спальнях и начало курения среди белых и черных подростков. Arch Pediatr Adolesc Med.2007; 161. (3): 260– 268

  15. Джентиле DA, Уолш DA.Нормативное исследование семейных медиа-привычек. J Appl Dev Psychol, 2002; 23. (2): 157– 178

  16. Borzekowski DL, Robinson TN. Пульт дистанционного управления, мышь и карандаш № 2: домашняя медиа-среда и академическая успеваемость учеников третьего класса. Arch Pediatr Adolesc Med. 2005; 159. (7): 607– 613

  17. Huston AC, Donnerstein E, Fairchild H, et al. Большой мир, маленький экран: роль телевидения в американском обществе. Линкольн, NE: Университет Небраски Press; 1992

  18. Federman J, ed.Национальное телевизионное исследование насилия. Том 3 . Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж; 1998

  19. Yokota F, Thompson KM. Насилие в анимационных фильмах с рейтингом G. JAMA.2000; 283 (20): 2716– 2720 ​​

  20. Worth KA, Chambers JG, Naussau DH, Rakhra BK, Sargent JD. Знакомство американских подростков с фильмами с крайне жестокими сценами. Педиатрия.2008; 122 (2): 306– 312

  21. Rich M, Woods ER, Goodman E, Emans SJ, DuRant RH. Агрессоры или жертвы: пол и раса в клипах насилия.Педиатрия.1998; 101 (4 пт 1): 669– 674

  22. Стадо DA. Изменения в распространенности текстов агрессивных рэп-песен в 1979–1997 гг. Представлено на: ежегодном собрании Американской ассоциации общественного здравоохранения; 28 октября 2008 г .; Сан-Диего, Калифорния

  23. Эспехо Р. Следует ли подвергать музыкальные тексты цензуре за насилие и эксплуатацию? Детройт, Мичиган: Greenhaven Press; 2008

  24. Ybarra ML, Dierner-West M, Markow D, Leaf PJ, Hamburger M, Boxer P. Связи между насилием в Интернете и другими средствами массовой информации с серьезным агрессивным поведением молодежи.Педиатрия.2008; 122 (5): 929– 937

  25. Неевреи DA. Рейтинговые системы для медиа-продуктов. В: Calvert S, Wilson B, eds. Справочник по детям и СМИ. Бостон, Массачусетс: Блэквелл; 2007: 527– 551

  26. Comstock G, Strasburger VC. Насилие в СМИ: вопросы и ответы. Adolesc Med.1993; 4 (3): 495– 510

  27. DuRant RH, Rich M, Emans SJ, Rome ES, Allred E, Woods ER. Насилие и ношение оружия в музыкальных клипах: контент-анализ.Arch Pediatr Adolesc Med.1997; 151. (5): 443– 448

  28. Funk JB, Buchman DD. Игра в жестокие видео и компьютерные игры и самооценка подростков. J Commun.1996; 46 (2): 19– 32

  29. Dietz TL. Исследование насилия и гендерных ролевых изображений в видеоиграх: последствия для гендерной социализации и агрессивного поведения. Секс-роли, 1998; 38 (5–6): 425– 442

  30. Strasburger VC. Рискованный бизнес: что практикующим врачам первичной медико-санитарной помощи необходимо знать о влиянии средств массовой информации на подростков.Prim Care.2006; 33 (2): 317– 348

  31. Федеральная торговая комиссия США. Маркетинг насильственных развлечений для детей: обзор саморегулирования и отраслевых практик в индустрии кино, звукозаписи и электронных игр. Вашингтон, округ Колумбия: Федеральная торговая комиссия США; 2000

  32. Cheng TL, Brenner RA, Wright JL, Sachs HC, Moyer P, Rao MR. Детский просмотр телевидения с насилием: наблюдают ли родители? Педиатрия.2004; 114 (1): 94– 99

  33. Rideout V.Родители, дети и СМИ. Менло-Парк, Калифорния: Фонд семьи Генри Дж. Кайзера; 2007

  34. Rideout V. Родители, СМИ и общественная политика: исследование Фонда семьи Кайзера. Менло-Парк, Калифорния: Фонд семьи Генри Дж. Кайзера; 2004

  35. Уолш Д.А., Джентиле Д.А. Проверка достоверности рейтингов фильмов, телепрограмм и видеоигр. Педиатрия.2001; 107 (6): 1302– 1308

  36. Bijvank MN, Konijn EA, Bushman BJ, Roelofsma PHMP.Этикетки, посвященные возрасту и насилию, делают видеоигры запретными для молодежи. Педиатрия.2009; 123 (3): 870– 876

  37. Американская академия педиатрии. Рейтинговая игра. Выбор развлечений для вашего ребенка. Деревня Элк-Гроув, Иллинойс: Американская академия педиатрии; 2000

  38. Huesmann LR, Moise-Titus J, Podolski CL, Eron LD. Продольные отношения между воздействием на детей телевизионного насилия и их агрессивным и агрессивным поведением в молодом возрасте: 1977–1992 гг.Дев Психол, 2003; 39 (2): 201– 221

  39. Slater MD, Henry KL, Swaim RC, Anderson LL. Насилие в СМИ и агрессивность у подростков: модель нисходящей спирали. Коммуна 2003; 30 (6): 713– 736

  40. Bushman BJ, Huesmann LR. Краткосрочное и долгосрочное влияние агрессивных СМИ на агрессию у детей и взрослых. Arch Pediatr Adolesc Med.2006; 160. (4): 348– 352

  41. Пайк Х., Комсток Г.Влияние телевизионного насилия на антиобщественное поведение: метаанализ. Commun Res.1994; 21 (4): 516– 546

  42. Bushman BJ, Huesmann LR. Влияние телевизионного насилия на агрессию. В: Singer D, Singer JL, ред. Справочник детей и СМИ. Таузенд-Оукс, Калифорния: Публикации Сейджа; 2001: 223– 254

  43. Бандура А. Социально-когнитивная теория массовой коммуникации. В: Bryant J, Zillmann D, eds. Медиа-эффекты: достижения в теории и исследованиях.Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум; 1994: 61– 90

  44. Flavell JH. Развитие у детей знаний о различии внешнего вида и реальности. Am Psychol.1986; 41. (4): 418– 425

  45. Райт Дж. К., Хьюстон А. С., Райтц А. Л., Пиеймат С. Восприятие телевизионной реальности детьми младшего возраста: детерминанты и различия в развитии. Dev Psychol.1994; 30. (2): 229– 239

  46. Anderson CA, Gentile DA, Buckley KE.Насильственные эффекты видеоигр на детей и подростков: теория, исследования и государственная политика. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2007

  47. Джонсон Дж. Г., Коэн П., Смайлс Э. М., Касен С., Брук Дж. С.. Просмотр телевидения и агрессивное поведение в подростковом и взрослом возрасте. Наука, 2002; 295. (5564): 2468– 2471

  48. Кантор Дж. Мамочка, мне страшно: как телевидение и фильмы пугают детей и что мы можем сделать, чтобы их защитить. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харкорт Брейс; 1998

  49. Linz DG, Donnerstein E, Penrod S.Последствия длительного воздействия жестоких и унизительных изображений женщин. J Pers Soc Psychol.1988; 55. (5): 758– 768

  50. Гроссман Д., Дегаэтано Г. Прекратите учить наших детей убивать: призыв к действию против насилия на телевидении, в кино и видеоиграх. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Корона; 1999

  51. Кунтше Э., Пикетт В., Оверпек М., Крейг В., Бойс В., Гаспар де Матос М. Просмотр телевидения и формы запугивания среди подростков из восьми стран.Журнал «Здоровье подростков», 2006; 39. (6): 908– 915

  52. Гербнер Г., Гросс Л., Морган М., Синьориелли Н. «Мейнстриминг» Америки: профиль насилия № 11. J Commun.1980; 30 (3): 10– 29

  53. Брайант Дж., Карвет Р.А., Браун Д. Телевидение и тревога: экспериментальное обследование. J Commun.1981; 31 (1): 106– 119

  54. Anderson CA, Dill KE. Видеоигры и агрессивные мысли, чувства и поведение в лаборатории и в жизни.J Personal Soc Psychol, 2000; 78. (4): 772– 790

  55. Сингер М.И., Словак К., Фриерсон Т., Йорк П. Предпочтения при просмотре, симптомы психологической травмы и агрессивное поведение среди детей, которые смотрят телевизор. J Am Acad, детская подростковая психиатрия, 1998; 37. (10): 1041– 1048

  56. Zimmerman FJ. Использование детских СМИ и проблемы со сном: проблемы и вопросы без ответов. Менло-Парк, Калифорния: Фонд семьи Кайзер; 2008

  57. Бикхэм Д.С., Рич М.Связан ли просмотр телевидения с социальной изоляцией? Роли времени воздействия, контекста просмотра и содержания насилия. Arch Pediatr Adolesc Med.2006; 160. (4): 387– 392

  58. Берковиц Л., Ролингс Э. Влияние насилия в фильмах на запрет последующей агрессии. J Abnorm Soc Psychol, 1963; 66. (3): 405– 412

  59. Geen RG, Quanty MB. Катарсис агрессии: оценка гипотезы. В: Berkowitz L, ed. Успехи экспериментальной социальной психологии.Нью-Йорк: Academic Press; 1977: 1– 37 Том 10 . Нью-Йорк

  60. Bushman BJ, Baumeister RF, Stack AD. Катарсис, агрессия и убедительное влияние: самореализующиеся или обреченные на провал пророчества? J Pers Soc Psychol, 1999; 76. (3): 367– 376

  61. Drabman RS, Thomas MH. Повышает ли насилие в СМИ способность детей терпеть агрессию в реальной жизни? Dev Psychol.1974; 10 (3): 418– 421

  62. Thomas MH, Horton RW, Lippincott EC, Drabman RS.Десенсибилизация к изображению агрессии в реальной жизни как результат воздействия насилия на телевидении. J Pers Soc Psychol.1977; 35. (6): 450– 458

  63. Карнаджи Н.Л., Андерсон, Калифорния, Бушман Б.Дж. Влияние насилия в видеоиграх на физиологическую десенсибилизацию к насилию в реальной жизни. J Exp Soc Psychol, 2007; 43. (3): 489– 496

  64. Bushman BJ, Anderson CA. Комфортно оцепенел: снижает чувствительность агрессивных СМИ к помощи другим. Psychol Sci.2009; 20 (3): 273– 277

  65. Irwin AR, Gross AM. Когнитивный темп, жестокие видеоигры и агрессивное поведение у мальчиков. J Fam Violence.1995; 10 (3): 337– 350

  66. Сильверман С.Б., Уильямсон, Пенсильвания. Влияние видеоигр на агрессию, фантазию и просоциальное поведение маленьких детей. Дж. Appl Dev Psychol.1987; 8 (4): 453– 462

  67. Крае Б., Мёллер И. Игра в жестокие электронные игры, враждебный стиль атрибуции и нормы, связанные с агрессией, у немецких подростков.J Adolesc. 2004; 27. (1): 53– 69

  68. Anderson CA, Carnagey NL, Flanagan M, Benjamin AJ, Eubanks J, Valentine JC. Жестокие видеоигры: специфические эффекты жестокого содержания на агрессивные мысли и поведение. Adv Exp Soc Psychol, 2004; 36. : 199– 249

  69. Hopf WH, Huber GL, Weib RH. Насилие в СМИ и насилие среди молодежи. Журнал Медиа Психол, 2008; 20. (3): 79– 96

  70. Валлениус М., Пунамаки Р.Л.Цифровое игровое насилие и прямая агрессия в подростковом возрасте: продольное исследование ролей пола, возраста и общения родителей и детей. J Appl Dev Psychol, 2008; 29. (4): 286– 294

  71. Джентиле Д.А., Андерсон Калифорния, Юкава С. и др. Влияние просоциальных видеоигр на просоциальное поведение: международные данные корреляционных, лонгитюдных и экспериментальных исследований. Pers Soc Psychol Bull, 2009; 35. (6): 752– 763

  72. Джентиле D.Патологическое использование видеоигр среди молодежи в возрасте от 8 до 18 лет: национальное исследование. Психология, 2009; 20 (5): 594– 602

  73. Гриффитс, доктор медицины, Хант Н. Зависимость подростков от компьютерных игр. Psychol Rep.1998; 82 (2): 475– 480

  74. Carnagey NL, Anderson CA, Bartholow BD. Насилие в СМИ и социальная нейробиология: новые вопросы и новые возможности. Curr Dir Psychol Sci.2007; 16 (4): 178– 182

  75. Итон Д.К., Канн Л., Кинчен С. и др .; Центры по контролю и профилактике заболеваний.Надзор за рискованным поведением молодежи: США, 2007 г. MMWR Surveill Summ.2008; 57 (4): 1– 131

  76. Miniño AM, Heron MP, Smith BL. Смертность: предварительные данные за 2004 год. Natl Vital Stat Rep 2006; 54 (19): 1– 49

  77. Нансель Т.Р., Оверпек М., Пилла Р.С., Руан В.Дж., Саймонс-Мортон Б., Шейдт П. Запугивание среди молодежи США: распространенность и связь с психологической адаптацией. JAMA.2001; 285 (16): 2094– 2100

  78. Olshen E, McVeigh KH, Wunsch-Hitzig RA, Rickert VI.Свидания с насилием, сексуальным посягательством и попытками суицида среди городских подростков. Arch Pediatr Adolesc Med.2007; 161. (6): 539– 545

  79. Хьюсманн Л. Р., Эрон Л. Д., Кляйн Р., Брайс П., Фишер П. Снижение имитации агрессивного поведения путем изменения отношения детей к насилию в СМИ. J Pers Soc Psychol.1983; 44. (5): 899– 910

  80. Робинсон Т.Н., Уайлд М.Л., Навракруз Л.С., Хайдель К.Ф., Варади А. Влияние сокращения использования детьми телевидения и видеоигр на агрессивное поведение: рандомизированное контролируемое испытание.Arch Pediatr Adolesc Med. 2001; 155. (1): 17– 23

  81. Strasburger VC. «Бестолковые»: почему педиатры недооценивают влияние СМИ на детей и подростков? Педиатрия.2006; 117 (4): 1427– 1431

  82. Гинзбург КР; Американская академия педиатрии, Комитет по коммуникациям и Комитет по психосоциальным аспектам здоровья детей и семьи. Важность игры в содействии здоровому развитию ребенка и поддержанию прочных связей между родителями и детьми.Педиатрия.2007; 119 (1): 182– 191

  83. Американская академия педиатрии, Комитет по государственному образованию. Медиаобразование. Педиатрия.1999; 104 (2 п. 1): 341– 343

  84. Кристакис Д.А., Циммерман Ф.Дж. Дети и телевидение: учебник для педиатров. Contemp Pediatr.2007; 24. (3): 31– 45

  85. Strasburger VC. Во-первых, не навреди: почему родители и педиатры не заметили детей и СМИ? J Pediatr.2007; 151 (4): 334– 336

  86. Christakis DA. Последствия использования детских медиа: что мы знаем и чему должны учиться? Acta Paediatr.2009; 98. (1): 8– 16

  87. Zimmerman FJ, Christakis DA, Meltzoff AN. Связь между просмотром медиа и языковым развитием у детей в возрасте до 2 лет. Журнал Педиатр.2007; 151. (4): 364– 368

  88. Linebarger DL, Walker D. Просмотр телепрограмм младенцами и детьми ясельного возраста и языковые результаты.Am Behav Sci.2005; 48. (5): 624– 625

  89. Нельсон К. Структура и стратегия обучения речи. Monogr Soc Res Child Dev.1973; 38 (1–2): 1– 135. Серийный номер 149

  90. Танимура М., Окума К., Киосима К. Просмотр телевидения, снижение речи родителей и задержка речевого развития у младенцев и детей младшего возраста. Arch Pediatr Adolesc Med.2007; 161. (6): 618– 619

  91. Чончайя В., Прусксананонда К. Телевидение ассоциируется с задержкой языкового развития.Acta Paediatr.2008; 97. (7): 977– 982

  92. Fisch SM, Truglio RT. «G» означает рост: тридцать лет исследований детей и «Улицы Сезам». Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум; 2001

  93. Окума К., Танимура М. Предварительное исследование взаимосвязи между характеристиками телевизионного контента и задержкой речевого развития у детей младшего возраста. Младенческое поведение Dev.2009; 32 (3): 312– 321

  94. Кристакис Д.А., Гилкерсон Дж., Ричардс Дж. А. и др.Звуковое телевидение и уменьшение слов взрослых, младенческой вокализации и разговорных оборотов. Arch Pediatr Adolesc Med.2009; 163. (6): 554– 558

  95. Huston AC, Wright JC. Воспитание детей с помощью телевидения: формы среды. В: Zillmann D, Bryant J, Huston AC, eds. СМИ, дети и семья: социальные научные, психодинамические и клинические перспективы. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум; 1994: 73– 84

  96. Макканнон Б.Медиаграмотность / медиаобразование: решение проблемы больших медиа? В: Strasburger VC, Wilson BJ, Jordan A, eds. Дети, подростки и СМИ. 2-е изд. Таузенд-Оукс, Калифорния: Публикации Сейджа; 2009: 519– 569

  97. Rosenkoetter LI, Rosenkoetter SE, Acock AC. Телевизионное насилие: вмешательство, направленное на уменьшение его воздействия на детей. J Appl Dev Psychol, 2009; 30. (4): 381– 397

  98. Кристакис Д.А., Циммерман Ф.Дж. Слон в гостиной: заставьте детей работать на телевидении.Нью-Йорк, Нью-Йорк: Родэйл Пресс; 2006

  99. Strasburger VC. СМИ и дети: что делать сейчас? JAMA.2009; 301 (21): 2265– 2266

  • Авторское право © 2009 Американской академии педиатрии

Активность моноаминоксидазы тромбоцитов и психометрические параметры коррелирует с заключенными в тюрьму правонарушителями-мужчинами за убийство или другие насильственные действия

  • 1.

    Belfrage H, Lidberg L, Oreland L (1992) Моноаминоксидаза тромбоцитов активность у психически больных преступников, совершивших насильственные преступления.Acta Psychiatr Scand 85: 218–221

    CAS PubMed Google ученый

  • 2.

    Bench CJ, Price GW, Lammertsma AA, Cremer JC, Luthra SK, Turton D, Dolan RJ, Kettler R, Dingemanse J, Da Prada M, Biziere К., Макклелланд Г.Р., Джеймисон В.Л., Вуд Н.Д., Фраковяк С.Дж. (1991) Измерение церебральной моноаминоксидазы типа B человека (MAOB) активность с позитронно-эмиссионной томографией (PET): a Исследование диапазона доз с обратимым ингибитором Ro 19-6327.Европа J Clin Pharmacol 40: 169–173

    CAS Google ученый

  • 3.

    Бланко С., Оренсанц-Муньос Л., Бланко-Херес К., Саис-Руис Дж. (1996). Патологическая азартная игра и активность МАО тромбоцитов: психобиологический изучать. Am J Psychiatry 153: 119–121

    CAS PubMed Google ученый

  • 4.

    Buchsbaum MS, Coursey RD, Murphy DL (1976) Биохимический парадигма высокого риска: поведенческие и семейные корреляты низкого активность моноаминоксидазы тромбоцитов.Наука 194: 339–341

    CAS PubMed Google ученый

  • 5.

    Derogatis LR, Lipman RS, Covi L (1973) SCL-90: амбулаторно. шкала психиатрической оценки — предварительное заключение. Психофармакол Бык 9: 13–28

    CAS PubMed Google ученый

  • 6.

    Eckert B, Gottfries CG, von Knorring L, Oreland L, Wiberg A, Winblad B (1980) Моноаминоксидаза мозга и тромбоцитов в психические расстройства.I. Шизофреники и циклоидные психотики. Прог Neuro-Psychopharmacol Biol Psychiatry 4: 57–68

    CAS Google ученый

  • 7.

    Fowler JS, Volkow ND, Wang G-J, Logan J, Pappas N, Shea C, Mac-Gregor R (1997) Возрастное увеличение моноаминоксидазы в головном мозге B в жизни здоровых людей. Neurobiol Aging 18: 431–435

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • 8.

    Garpenstrand H, Longato-Stadler E, af Klinteberg B, Григоренко E, Damberg M, Oreland L, Hallman J (2002) Низкие тромбоциты активность моноаминоксидазы у шведских заключенных уголовных преступников. Eur Neuropsychopharmacol 12: 135–140

    Google ученый

  • 9.

    Гаттаз В.Ф., Каспер С., Проппинг П., Фридл В., Бекманн Х. (1981) Низкая активность МАО тромбоцитов и шизофрения: половые различия. Acta Psychiatr Scand 64: 167–174

    CAS PubMed Google ученый

  • 10.

    Glassman AH (1993) Курение сигарет: последствия для психиатрии болезнь. Amer J Psychiatry 150: 546–553

    CAS Google ученый

  • 11.

    Хьюз Дж. Р., Кацуками Д. К., Митчелл Дж. Э., Дальгрен Л. А. (1986) Распространенность курения среди амбулаторных психиатрических больных. Амер Дж. Психиатрия 143: 993–997

    CAS Google ученый

  • 12.

    Lidberg L, Modin I, Oreland L, Tuck JR, Gillner A (1985) Platelet активность моноаминоксидазы и психопатия.Psychiatry Res 16: 339–343

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • 13.

    Lidberg L, Belfrage H, Bertilsson L, Evenden MM, Asberg M (2000) Попытки суицида и расстройство контроля над импульсами связаны к низкому уровню 5-HIAA в спинномозговой жидкости при психических расстройствах правонарушители. Acta Psychiatr Scand 101: 395–402

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • 14.

    Linnoila M, Virkunnen M, Scheinin M, Nuutila A, Rimon R, Goodwin FK (1983) Низкий уровень спинномозговой жидкости 5-гидроксииндолуксусный концентрация кислоты отличает импульсивное от неимпульсивного агрессивное поведение. Life Sci 33: 2609–2614

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • 15.

    Норман Т.Р., Чемберлен К.Г., Французский Массачусетс, Берроуз Г.Д. (1982) Активность моноаминоксидазы тромбоцитов и курение сигарет. J Affect Disord 4: 73–77

    CAS PubMed Google ученый

  • 16.

    Oreland L, Hallman J (1995) Корреляция между тромбоцитами Активность и личность МАО — краткий обзор результатов и обсуждение возможных механизмов. Prog Brain Res 106: 77–84

    CAS PubMed Google ученый

  • 17.

    Орланд Л., Дамберг М., Холлман Дж., Гарпенстранд Н. (2002) Курение объясняет только часть ассоциаций между тромбоцитами активность моноаминоксидазы и личность. J нейронная передача 109: 963–975

    Google ученый

  • 18.

    Plutchik R, van Praag H (1989) Измерение суицидальности, агрессивность и импульсивность. Прогр нейро-психофармакол Biol Psychiatry 13 (Suppl): S23 – S34

    Google ученый

  • 19.

    Plutchik R, van Praag HM, Conte HR, Picard S (1989) Корреляты риска самоубийства и насилия. Часть I. Мера суицидального риска. Compr Psychiatry 30: 1–7

    Google ученый

  • 20.

    Плутчик Р., ван Прааг Х.М. (1990) Мера самооценки насилия риск.II. Compr Psychiatry 31: 450–456

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • 21.

    Schalling D, Asberg M, Edman G, Oreland L (1987) Маркеры для уязвимость к психопатологии: связанные черты темперамента с активностью МАО тромбоцитов. Acta Psychiatr Scand 76: 172–182

    CAS PubMed Google ученый

  • 22.

    Snell LD, Glanz J, Tabakoff B (2002) Взаимосвязь между эффектами курения, пола и алкогольной зависимости от тромбоцитов активность моноаминоксидазы-B, аффинное мечение и белок измерения.Alcohol Clin Exp Res 26: 1105–1113

    Артикул CAS PubMed Google ученый

  • 23.

    Stallenheim EG, von Knorring L, Oreland L (1997) Platelet активность моноаминоксидазы как биологический маркер в шведском судебно-психиатрическая популяция. Psychiatry Res 69: 79–87

    Статья PubMed Google ученый

  • 24.

    Upadyaya HP, Deas D, Brady KT, Kruesi M (2002) Сигарета курение и сопутствующие психические заболевания у детей и подростков.J Am Acad Детская подростковая психиатрия 41: 1294–1305

    Google ученый

  • 25.

    Виркуннен М., Де Йонг Дж., Бартро Дж., Гудвин Ф., Линнойла М. (1989) Связь психобиологических переменных с рецидивом насильственных правонарушители и импульсивные поджигатели. Arch Gen Psychiatry 46: 600–603

    PubMed Google ученый

  • 26.

    фон Кнорринг Л., Ореланд Л., Винблад Б. (1984) Личные качества связаны с активностью моноаминоксидазы в тромбоцитах.Психиатрия Res 12: 11–26

    CAS PubMed Google ученый

  • 27.

    фон Кнорринг Л., Ореланд Л. (1985) Личностные черты и тромбоциты моноаминоксидаза у курильщиков табака. Psychol Med 15: 327–334

    Google ученый

  • 28.

    Wahlund B, Saaf J, Wetterberg L (1995) Клинические симптомы и моноаминоксидаза тромбоцитов в подгруппах и различных состояниях аффективные расстройства.J Affect Disord 35: 75–87

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • 29.

    Westlund KN, Denney RM, Kochersperger LM, Rose RM, Abell CW (1985) Отдельные популяции моноаминоксидазы A и B в мозг приматов. Наука 230: 181–183

    Google ученый

  • 30.

    Yu P, Davis B, Bowen R, Wormith S, Addington D, Boulton A (1984) Активность моноаминоксидазы тромбоцитов и следы в плазме уровни кислоты у пациентов с агорафобией и у преступников, совершивших насильственные преступления.В: Типтон К.Ф., Достерт П., Стролин-Бенедетти М (ред.), Моноаминоксидаза и болезнь. Academic Press, London, pp. 643–644

  • Связана ли депрессия с насилием?

    Обзор литературы 2013 года показал, что стигматизация психических заболеваний широко распространена в Соединенных Штатах. Обзор показал, что негативное восприятие сохраняется как у детей, так и у взрослых; наиболее распространенным из них является то, что люди с психическими заболеваниями более склонны к насилию и даже опасностям.

    Опросы, проведенные по всему миру, показали аналогичные результаты, показывающие, что восприятие людей с психическими заболеваниями как склонных к насилию является глобальным.Общественность может видеть четкую связь между психическим заболеванием и насилием, но исследования показывают гораздо более сложную взаимосвязь.

    Эффект освещения в СМИ

    Одна из причин разрыва между исследованиями и общественным восприятием взаимосвязи между психическим заболеванием и насилием — это освещение в СМИ. Например, когда происходит жестокая трагедия, такая как массовая стрельба, исходная информация, доступная общественности, которая формирует представления, часто бывает неполной и может быть неточной.

    Средства массовой информации (и широкая общественность посредством социальных сетей) быстро размышляют о том, страдает ли лицо, ответственное за преступление, психическим заболеванием. Такая практика не только бесполезна, но и способствует закреплению пагубной стигмы. Исследования также показали, что использование этих представлений для мотивации действий или оправдания политики не обязательно улучшит общественную безопасность.

    Правоохранительные органы и специалисты в области психического здоровья часто хотят определить, имел ли человек, совершивший насильственное преступление, в прошлом насилие.Психическое здоровье человека можно регулярно оценивать в ходе расследования.

    Однако эти действия не подразумевают насилия, и психическое заболевание имеет полностью причинно-следственную связь. Преступления могут быть совершены кем-то, кто страдает психическим заболеванием, но преступления также совершаются людьми, которые не страдают психическим заболеванием.

    Насильственные мысли и поведение могут быть признаком основного психического заболевания, но они характерны не только для людей с психическим расстройством. Люди, не страдающие психическим заболеванием, могут мыслить агрессивно, проявлять агрессивное поведение и участвовать в преступной деятельности.

    Исследования неоднократно демонстрировали, что подавляющее большинство людей с психическими заболеваниями не проявляют агрессивного поведения и не совершают насильственных преступлений.

    Что говорят исследования

    Исследования потенциальных связей между насилием и психическими заболеваниями продолжаются, но результаты неоднозначны. Одна из причин этого заключается в том, что может быть сложно разработать исследования, которые точно оценивают и измеряют насильственное поведение, поскольку многие полагаются на самооценку.

    Большинство исследований рассматривают множество факторов, которые могут повлиять на агрессивное поведение любого человека, включая людей с психическими заболеваниями.Исследователи изучили влияние всего, от продажи оружия до видеоигр, на агрессивное поведение.

    Несмотря на то, что на основе результатов этих исследований были созданы и продолжают создаваться руководящие принципы, потенциальная связь между психическим заболеванием и насилием не так ясна или понятна по сравнению с другими факторами риска.

    Депрессия и насилие

    Примером, который обычно широко освещается в СМИ, являются насильственные преступления, которые происходят, когда человек совершает убийство, а затем совершает самоубийство.Хотя депрессия была определена как фактор, способствующий возникновению некоторых случаев убийства-самоубийства, эта связь не означает, что люди, страдающие депрессией, опасны.

    Подавляющее большинство людей, страдающих депрессией, не совершают насильственных преступлений. Фактически, эксперты обычно не связывают депрессию с насилием, если у человека нет симптомов психоза, повышающих риск агрессивного поведения.

    Исследование населения Швеции, проведенное в 2015 году, показало, что люди с диагнозом депрессия примерно в три раза чаще, чем население в целом, совершают насильственные преступления, включая грабеж, сексуальные преступления и нападения.Взаимодействие с другими людьми

    Авторы исследования подчеркнули, что подавляющее большинство людей, страдающих депрессией, не склонны к насилию или преступникам, и их нельзя подвергать стигматизации.

    Сина Фазель, руководившая исследованием, указала, что уровень насильственных преступлений среди людей с диагнозом депрессии был «ниже, чем у людей с шизофренией и биполярным расстройством, и значительно ниже, чем у злоупотреблений алкоголем или наркотиками».

    Сопутствующие заболевания и другие факторы риска

    Характеристики некоторых психических заболеваний могут повышать вероятность агрессивного поведения человека.Исследования показали, что люди, страдающие паранойей, галлюцинациями или бредом, более склонны к насилию, чем люди с психическими заболеваниями, у которых нет этих симптомов.

    Когда люди, страдающие депрессией, совершают преступление, психическое заболевание, как правило, не единственный способствующий этому фактор. Чаще всего сочетание определенных факторов риска, таких как употребление психоактивных веществ, социально-экономический стресс, подверженность насилию в детстве и / или насилие в семье, заставляет уязвимого человека чувствовать необходимость насилия.

    Одно из крупных исследований, подтверждающих это утверждение, исследование MacArthur Violence Risk Assessment против 18% соответственно).

    Другие исследования подтвердили выводы. Например, исследование людей с диагнозом биполярное расстройство, проведенное в 2010 году, показало, что 8,5% были осуждены хотя бы за одно насильственное преступление, что ненамного выше, чем в контрольной группе.Однако процент людей с биполярным расстройством и , страдающих от злоупотребления психоактивными веществами, осужденных за тяжкие преступления, был значительно выше: 21,3%.

    Также следует отметить, что они обнаружили, что здоровые братья и сестры людей с биполярным расстройством подвергались повышенному риску совершения насильственных преступлений. Это предполагает вклад генетических или ранних факторов окружающей среды, способствующих насильственным преступлениям в семьях с биполярным расстройством.

    Общественное мнение и стигма

    Существует много различных видов насильственных преступлений, но некоторые из них чаще попадают в заголовки газет.Например, убийства-самоубийства с большей вероятностью будут освещаться в новостях, что заставляет их казаться более частыми, чем они есть на самом деле.

    Опросы показали, что такие представления распространены даже среди людей, которые регулярно работают с людьми, страдающими психическими заболеваниями, такими как врачи, и даже среди самих людей с психическими заболеваниями.

    Проблемы с общественностью

    Опрос более 3000 человек, опубликованный в 2018 году, показал, что, когда его спросили о наиболее распространенных причинах смерти от огнестрельного оружия в их штате, только 20% опрошенных медицинских работников правильно определили, что самоубийство более распространено, чем убийство.Из взрослых респондентов, которые сообщили о психических заболеваниях в анамнезе, только 12,4% дали правильный ответ.

    Непропорционально большое освещение в СМИ может создать впечатление, что убийства-самоубийства — обычное дело и часто совершаются узким кругом людей (особенно указывая на людей с историей психических заболеваний).

    Однако статистика показывает, что убийства-самоубийства встречаются довольно редко. Обзор литературы 2009 года показал, что заболеваемость находится в диапазоне 0,2–0,3 человека на 100 000 человек.

    Другие формы насильственных преступлений, такие как насилие в семье, гораздо более распространены и совершаются более широким кругом лиц (включая многих людей, не страдающих психическими заболеваниями), но они, как правило, не привлекают к себе столько внимания средств массовой информации.

    Стигма как фактор риска насилия

    Исследования показали, что стигма, связанная с психическим заболеванием, сама по себе может быть фактором риска преступности и насилия. Исследование 2018 года показало, что стигма может быть препятствием для лечения людей с психическими заболеваниями.Взаимодействие с другими людьми

    Согласно имеющимся исследованиям, это нелеченных психических заболевания и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, которые увеличивают риск насилия.

    Стигма также может заставить человека с психическим заболеванием отказываться от лечения. Человек может даже не чувствовать, что он может открыто обсуждать психическое заболевание, поскольку социальная стигма может усилить чувство стыда или вины. Отношение общества к психическим заболеваниям также может заставить людей бояться мести или предубеждений в школе или на работе, что снижает вероятность того, что они будут искать поддержки в своем сообществе.

    Психическое заболевание и насилие с применением огнестрельного оружия

    Из актов насилия, наиболее широко освещаемых в СМИ и наиболее часто обсуждаемых в связи с психическим заболеванием, является возможная связь между насилием с применением огнестрельного оружия и психическим заболеванием.

    В исследовании 2019 года исследователи рассмотрели случаи, когда люди с диагностированным психическим заболеванием применяли насилие с применением огнестрельного оружия. В частности, исследователи хотели знать, может ли определенное поведение, связанное с психическим заболеванием, предсказать насилие с применением огнестрельного оружия.Исследование на самом деле показало, что доступ к огнестрельному оружию, а не поведение, связанное с психическими заболеваниями, был самым сильным предиктором насилия с применением огнестрельного оружия среди участников исследования.

    В исследовании 2011 года, в котором рассматривались конкретные расстройства, считающиеся «серьезными» или «тяжелыми» психическими заболеваниями, было обнаружено небольшое, но заметное повышение риска насилия у людей, у которых было одно из этих расстройств, по сравнению с людьми, у которых не было психических заболеваний. Риск был самым высоким, когда кто-то имел как психическое заболевание, так и проблемы с употреблением психоактивных веществ.Взаимодействие с другими людьми

    Как и в предыдущем исследовании, авторы исследования заявили, что другие факторы, такие как жестокое обращение и пренебрежение в детстве или текущие социальные стрессоры, также имеют значение при определении риска для человека агрессивного поведения.

    По оценкам исследований частоты всех видов насилия на национальном уровне, только от 3% до 5% насильственных действий напрямую связаны с серьезными психическими заболеваниями. Кроме того, в большинстве этих действий оружие не применялось.

    Самоубийство и причинение себе вреда

    Исследования показали, что люди, находящиеся в депрессивном состоянии, особенно уязвимы перед жертвами насильственных преступлений.Они также с большей вероятностью нанесут себе вред, чем причинят вред другим. Это включает в себя более высокую вероятность совершения самоубийства, чем убийства.

    По данным Национального института психического здоровья, в 2017 году в США было в два раза больше самоубийств, чем убийств (47 173 самоубийства против 19510 убийств).

    Люди с психическими заболеваниями могут подвергаться более высокому риску подвергнуться множественным формам насилия. Во время исследования MacArthur исследователи спрашивали пациентов с психическим здоровьем, принимавших участие в исследовании, об их жизненном опыте с тремя различными формами насилия: самонаправленным насилием, причинением вреда другим и причинением вреда другим.Более половины пациентов (58%) сообщили, что испытали хотя бы одну форму насилия, 28% испытали как минимум две формы, а 7% испытали все три формы насилия.

    Слово Verywell

    Люди с психическими заболеваниями сталкиваются со стигмой, которая может повлиять на все аспекты их жизни и благополучия. Одна из самых стойких и разрушительных стигм заключается в том, что люди, страдающие психическим заболеванием, более склонны к насилию. Исследования не подтвердили утверждения о том, что люди с психическими расстройствами склонны к насилию.Однако исследования показали, что люди с психическими заболеваниями уязвимы перед насилием со стороны других. Более того, когда люди с психическими заболеваниями становятся агрессивными, они подвергаются значительно большему риску членовредительства, что направляет насилие на них самих, а не на других.

    Как справиться с собственным агрессивным поведением | Жестокое обращение и насилие

    Насильственное поведение — это когда вы причиняете физический вред другим или заставляете их бояться причинения вреда от вас.Насильственное поведение проявляется во многих формах. Наркотики и алкоголь обычно усугубляют агрессивное поведение. Если вы проявляете насилие, вы можете кое-что сделать, чтобы понять и остановить свое деструктивное поведение.

    Что считается насилием?

    Насилие — это, по сути, любое поведение, которое причиняет физический вред другим людям или заставляет их бояться причинения вреда. Физическое насилие иногда связано с другим негативным поведением, таким как эмоциональное насилие, издевательства и предрассудки.Физическое насилие также включает сексуальное насилие.

    Откуда взялось насилие?

    Есть много факторов, которые могут заставить человека вести себя агрессивно. Вы можете проявлять агрессию, потому что:

    • ты расстроен, зол или зол
    • вы хотите контролировать кого-то другого
    • вы повторяете поведение, которому научились у других.

    Прекращение собственного агрессивного поведения

    Важно понимать, что насилие — это нехорошо, и в большинстве случаев это фактически незаконно.Если вы склонны к насилию, есть способы справиться со своим гневом и научиться контролировать свое агрессивное поведение:

    • Подумайте о людях и ситуациях, которые вас злят. Составьте список всех триггеров, о которых вы можете подумать. Если вы будете знать, что они собой представляют, их будет легче избежать.
    • Постарайтесь подготовиться заранее и придумайте план на случай, если вы окажетесь в ситуации, которая вызовет у вас гнев. Лучше всего вырваться из этой ситуации, прежде чем совершить какое-либо насилие, пока не успокоишься.
    • Честно взгляните на себя и свое поведение. Вредит ли ваше поведение другим людям и вашим отношениям? Если да, то стоит обратиться за помощью.
    • Поговори с кем-нибудь. Самостоятельно справиться с гневом и насилием сложно. Вам может быть стыдно или неловко говорить с кем-то о своем агрессивном поведении, но есть люди, которые могут вам помочь и не осудят вас. Консультант, психиатр, медсестра, врач или психолог могут помочь вам понять, что происходит, и подсказать, как изменить вашу реакцию на происходящее.

    Получение помощи при проблемах с наркотиками и алкоголем

    Употребление наркотиков или алкоголя может значительно усугубить агрессивное поведение, так как под действием наркотического опьянения или алкоголя снижается ваша сдержанность и ваша способность контролировать свои эмоции. Получение помощи при употреблении наркотиков или алкоголя может значительно снизить ваши шансы на агрессивное поведение. Врач, медсестра, консультант или психолог могут помочь вам получить правильную поддержку в отношении ваших проблем, связанных с наркотиками и алкоголем.

    Нет доказательств того, что жестокие видеоигры вызывают массовые убийства

    Участники играют в Activision Blizzard Inc.Видеоигра Call Of Duty: Black Ops 4 на стенде компании во время выставки E3 Electronic Entertainment Expo в Лос-Анджелесе, Калифорния, США, во вторник, 12 июня 2018 г.

    Трой Харви | Bloomberg | Getty Images

    После убийств, убитых в прошлые выходные 31 человек и десятки раненых, некоторые политики снова обращаются к знакомому козлу отпущения: видеоиграм.

    Это повторяющаяся мантра, которая восходит к поколениям: «Жестокие видеоигры делают людей более жестокими». Только, по словам экспертов, нет никаких доказательств, подтверждающих это утверждение.

    «Это исследование не предполагает наличия связи между жестокими видеоиграми и этими ужасающими актами насилия», — сказал Патрик Марки, директор Лаборатории межличностных исследований и профессор психологии Университета Вилланова. «Когда мы смотрим на то, как люди играют в видеоигры, мы на самом деле видим спад в насильственных преступлениях … и не видим всплеска в дальнейшем».

    Хотя некоторые исследования показали, что жестокие видеоигры могут вызывать небольшой рост агрессии после игры, Рассел Шиллинг, главный научный сотрудник Американской психологической ассоциации, сказал, что такие случаи наблюдаются у небольшой группы населения.Он сразу заметил, что агрессия не означает насилие, и что большая часть этих исследований была искажена в СМИ.

    Марки отметил, что, хотя более 70% старшеклассников играют в жестокие видеоигры, только 20% школьных стрелков сообщили, что играли в эти игры.

    «Школьные стрелки меньше интересуются жестокими видеоиграми», — сказал он. Он добавил, что такие игры — нормальное занятие для подростков, и школьные стрелки, как правило, не делают того, что делают их сверстники.

    Он также сказал, что молодые белые мужчины, совершающие массовые расстрелы, в восемь раз чаще обвиняют СМИ в своих действиях в видеоиграх, чем другие расы или полы, даже если нет реальной корреляции.

    «Винить видеоигры — отвлекающий маневр», — сказал Марки.

    После двух смертельных обстрелов в магазинах Walmart на прошлой неделе, в том числе одного в Миссисипи 30 июля, в результате которого погибли два человека, компания убирает из магазинов демонстрации жестоких видеоигр.

    «Решение Walmart на этой неделе просто глупо», — сказал Крис Фергюсон, профессор психологии из Университета Стетсона.«На данный момент у нас есть довольно четкие доказательства того, что игры, ориентированные на действия, не являются фактором риска для любого типа насильственных преступлений, от издевательств до массовых расстрелов. Решение Walmart мало что дает, кроме усиления моральной паники, связанной с тем, что игры и насильственные преступления так или иначе связаны. »

    Марки сказал, что Walmart, вероятно, убрал рекламу, чтобы не напоминать покупателям о насильственных действиях, которые имели место в их магазинах.

    «Я думаю, если бы они прекратили продавать видеоигры и продолжали продавать оружие, это было бы скорее красным флагом», — сказал он.

    США даже не являются крупнейшим потребителем жестоких видеоигр, но имеют один из самых высоких показателей насильственной смертности от огнестрельного оружия.

    «Страны, в которых видеоигры являются наиболее популярными, как правило, относятся к числу наиболее безопасных стран в мире», — сказал Марки, указав в качестве примеров Южную Корею и Японию.

    Соединенные Штаты — исключение.

    «Как нация, мы уникальны в плане массовых преступлений», — сказал Джеймс Айвори, профессор и директор по исследованиям Технологического института Вирджинии, где в 2007 году были застрелены 32 человека.