Разное

Гостевой режим для детей сирот: Гостевой режим для детей сирот отзывы

Содержание

“Я не могу жить, если не помогаю этим детям”: история приёмного родительства Виктории Земляной

Сейчас у Виктории 7 детей: 3 кровных, 2 приёмных и 2 ребёнка на гостевом режиме, которые, возможно, в скором времени станут частью их семьи.

 – Для меня было непонятно, почему люди рожают собственных детей, почему они мучаются (мне тогда казалось, что это мучение), если есть вот такие дети ещё и без родителей. И у меня возникло чёткое понимание, что я буду забирать детей из детского дома, что они не должны жить без родителей.  Это было в моём подростковом возрасте. Потом по жизни я двигалась к этой цели. Муж смотрел на меня и не понимал, зачем это всё. Для меня было непонятно, почему люди не берут детей из детского дома, а для него было непонятно, зачем их брать. Поэтому мы родили своего ребёнка, и я постепенно водила и показывала мужу всё, мы ходили в школу приёмных родителей. Муж понял, что для меня это один из самых важных смыслов в жизни, и с тех пор меня поддерживает.

Сначала Виктория ездила волонтёро

м в детские дома, после они с мужем взяли взрослых девочек на гостевой режим. Тогда же они готовились взять на постоянную основу приёмного ребёнка в семью.

– В тот момент нашей дочке было 4. Мы искали по базе приёмного ребёнка, хотелось тоже девочку лет четырёх. Таких маленьких не было, мы смотрели всё старше и старше, плавно перешли к детям 2007 года рождения. Так мы взяли Вику, сейчас ей уже 13 лет, тогда было 9. Мы взяли и столкнулись с огромной печалью. Этот сильно отличался от домашних ребят, а у меня было, с чем сравнить – я вела свой частный детский сад. Ко мне приходило много детей, и я была не просто создателем этого проекта, но и конкретным участником, который знал всех детей и их проблемы. И вот этот резкий контраст – её непринятие, её травмы были для нас так непонятны, что первое время девочку хотелось вернуть. Мы не понимали, что это такое и как с этим жить. Вроде бы ты разговариваешь как с нормальным человеком, но тебя не слышат и не воспринимают.

Мы не принимали девочку. Она настолько сильно не соответствовала нашей картине мира: каких-то моральных и нравственных ценностей, сопереживания в этом ребенке не было. Нас это всё коробило. Мы не понимали, почему она ворует, врёт, обижает близких – нас. Учиться она тоже не могла, и мы забрали её на семейное образование. Она не могла выстраивать отношения с людьми, до сих пор есть такая проблема. Сложности возникали каждую секунду. Но со следующими детьми мы уже понимали, что они могут себя так вести. Уже как опытный родитель понимаешь, что это нормально.

Виктория с мужем обратились к психологу, проходили личную терапию, ходили на групповые занятия. Прошёл год, и они поняли, что справляются и не хотят возвращать Вику, а готовы идти ещё за одним. Так Виктория с мужем взяли второго приёмного ребёнка — Ваню, ему было 9. У Вани лёгкая степень ОВЗ. Сейчас ему уже 12.

– Мы справились и в этот раз, поняли, что хотим брать следующих. Но как брать, если мы живём в съёмной квартире? Нужно покупать дом! Я продала бизнес: частный детский сад и школу. Мы купили дом, переехали и взяли троих на гостевой режим. Пока мы ждём их согласия, хотят ли они жить в нашей семье, потому что они ещё с нами знакомятся. После этого будем оформлять.

Сейчас у Виктории восемь детей: три кровных ребёнка (Яна, 8 лет, Денис, 3 года и годовалый Максим), двое приёмных (Вика, ей 13 лет и Ваня 12-ти лет), два ребёнка на гостевом режиме. Семья в процессе решения некоторых сложностей с еще одним ребенком. Но на этом семья не хочет останавливаться: в планах у Виктории и её мужа открыть семейный детский дом. Тогда у них сможет проживать до 12 детей.

– Я узнала, что нужно сделать, чтобы можно было брать деток дальше. Можно открыть семейный детский дом, тогда в семье может быть до 12 детей. Так что мы собираем документы. Наши близкие товарищи пытались делать подобное, но им отказывали. Но мы люди очень целеустремлённые, мы верим, что у нас всё получится!

У меня многие спрашивают, зачем мне это нужно. Для того, чтобы у детей, у которых нет родителей, было к кому обратиться. Мне становится плохо, когда я представляю, как эти дети находятся в детских домах. То, что происходит в детском доме, и то, что происходит в жизни, — это небо и земля. Я знаю, что я буду по максимуму забирать детей и улучшать их жизнь, пока мои ресурсы позволяют мне это делать. Я не могу этого не делать. Я не могу жить, если я не помогаю этим детям.

Уже продолжительное время Виктория ведёт группу «Равный равному» в Центре поддержки замещающих семей «Дорога домой» в Екатеринбурге (в этом году Центр получил поддержку Фонда президентских грантов). «Равный равному» это такой формат встреч, где участвуют только приемные родители –  делятся советами, переживаниями, проблемами.

– Я познакомилась со Светланой Блиновой, она предложила посетить группу с приёмными родителями. Потом мне позвонили, сказали, что нужен ведущий на группу «Равный равному». Я согласилась! Это друзья, это тусовка. Это долгожданная встреча каждый раз. Сообщество приёмных родителей – это нереальный кладезь информации, это поддержка!

У нас есть пособие — книга психолога, который поделился своим 30-летним опытом. У него всё разбито по темам, к каждой теме есть определённая теоретическая база. Мы читаем и делимся друг с другом своим опытом. Если возникает какой-то вопрос, мы полностью в него погружаемся, раскрываем тему со всех сторон. На одну проблему мы можем посмотреть 15-ю парами глаз, это так ценно!

 

Текст: Елизавета Ткачук

Фото: предоставлено героиней материала, а также из архива проекта «Дорога домой»

Гостевая семья для детей-сирот — Сирота.бай

 В законодательстве Республики Беларусь под Гостевой семьей понимается принятие на воспитание детей, находящихся в детских домах, детских деревнях (городках), в период каникул, выходных дней, государственных праздников и праздничных дней, установленных и объявленных Президентом Республики Беларусь нерабочими, а также в период болезни.

Как правило, такими семьями становятся семьи из местного сообщества, окружающего интернатное учреждение, которые берут домой детей из учреждения на выходные и каникулярные дни. Однако для того чтобы дать ребенку все жизненно важные знания и навыки, выполнить свою адаптационную функцию, такая семья должна пройти соответствующий курс подготовки. В Беларуси гостевая адаптационная семья часто приравнивается к патронатной, но в то же время ее нельзя считать таковой, так как гостевая семья не связана никакими договорными и материальными обязательствами с интернатным учреждением, формируется исключительно на добровольных началах.

Принять в гости воспитанника можно только из детского дома (согласно Положению о детском доме). В детдоме воспитываются дети от 3 до 18 лет.

Для того, чтобы принять ребенка в «гостевую семью» необходимо обратиться к руководителю детского дома, детской деревни (городка), где находится ребенок, с заявлением о выдаче разрешения на пребывание ребенка в семье. После чего руководитель учреждения, являясь государственным опекуном ребенка, делает в орган опеки и попечительства по месту Вашего жительства запрос о возможности передачи ребенка в Вашу семью. В случае получения положительного заключения органа опеки и попечительства между руководителем детского дома и гражданином заключается договор об условиях воспитания и содержания детей, в котором устанавливаются сроки пребывания каждого ребенка в семье. Договор об условиях воспитания и содержания детей является основой для выплаты денежной компенсации за питание.

Перечень документов, необходимых для оформления гостевой семьи:

1. Акт обследования жилищно-бытовых условий жизни гостевой семьи.

2. Заключение органа опеки и попечительства (или уполномоченной службы) о возможности быть гостевой семьей.

3. Заявление.

4. Документ, удостоверяющий личность.

5. Другие документы исходя из обоснованных требований администрации интернатного учреждения.

6. Договор о передаче ребенка на адаптацию в семью (составляется непосредственно в интернатом учреждении — по требованию администрации).

Сроки пребывания воспитанников интернатного учреждения в гостевой семье согласуются с персоналом исходя из желаний ребенка и принимающей семьи, не нарушая прав и в соответствии с потребностями ребенка.

 

Гостевой режим для детей-сирот: интересный и полезный эксперимент

Алексей Газарян, социальный педагог, психолог, приемный родитель

Написано специально для сообщества gostevoi.livejournal.com

Среди специалистов, приемных родителей и просто сочувствующих продолжается дискуссия о необходимости и целесообразности внедрения гостевого режима как части реабилитационной работы с воспитанниками детских домов и школ-интернатов. Для одних это вопрос решенный – «надо», другие сомневаются в эффективности подобной практики. Однако на поверку обнаруживается недостаток в исследованиях этого феномена. Аргументация чаще строится на субъективных ощущениях, не опирающихся на систему показателей, которые были бы способны сделать оценку более объективной.

Данная статья не претендует на всеобъемлющий анализ результатов и последствий посещения воспитанниками детских домов гостевых семей. Скорее – это некоторая попытка раскрыть возможные направления изучения и мониторинга результатов гостевого режима, как и вообще реабилитационного процесса в детском доме.

  
Экспериментальный проект  


Волонтерами Пензенской общественной организации «Благовест» с февраля 2011 года при методической поддержке автора на базе Детского дома №3 города Пензы был запущен проект «Гостевой режим как часть социально-воспитательной работы детского дома». В рамках проекта с администрацией детского дома была достигнута договоренность о включении в план воспитательной работы учреждения посещений воспитанниками гостевых семей на выходные дни, праздники или каникулы.


Важным условием проекта стало то, что группа детей идёт в гостевые семьи одновременно. График посещения согласуется заранее. В течение пребывания в гостевой семье ребенок участвует в её жизни, включается во все дела, помогает по дому, в уходе за другими детьми, хозяйством, семья придумывает и реализовывает разнообразный досуг. Закрепление ребенка за конкретной семьей не являлось жестким условием.

В качестве профилактики завышенных ожиданий от посещения гостевой семьи в проекте предусмотрены обязательные установочные беседы и обсуждения с детьми целей и итогов пребывания в гостях. С участниками проекта проговариваются условия, обозначаются границы возможных притязаний. Гостевые семьи по мере реализации проекта делятся между собой приобретенным опытом, осмысляя результаты. Перед «входом» в проект семьи проходят стартовую подготовку, в которой узнают об особенностях поведения детей-сирот, их психологии, о задачах по развитию у них готовности к самостоятельной постинтернатной жизни.

За период с февраля 2011 года по май 2012 было проведено 13 посещений гостевых семей, воспитанниками в возрасте 10-16 лет. Из них в течение всего срока проекта участвовали – 7 воспитанников, семь-шесть посещений – 2 воспитанника, одно-два посещения – 2 воспитанника.

Всего в проекте задействовано 9 гостевых семей волонтеров.

Показатели

В качестве измеряемых индикаторов для исследования выбраны показатели сформированности готовности к самостоятельной жизни, разработанной автором в рамках концепции осознанного сиротства.

• Представление о различиях с «домашними» детьми;
• Адекватность представлений об устройстве внеинтернатного мира;
• Эффективный инклюзивный опыт;
• Лояльность к семейному устройству, к переходу в приемную семью, к наличию опекуна или патронатного воспитателя;
• Сохранение отношений вне учреждения, умение управлять привязанностью;
• Желание продолжать работу по программе, участвовать в других проектах по развитию социальной компетентности4
• Структура мировоззрения и системы ценностей.

Измерение данных показателей строилось на данных интервьюирования волонтеров, бравших детей в гости, их дневниковых записей, а также с помощью опроса детей по методике предельных смыслов Д.А.Леонтьева.

Краткая характеристика динамики показателей

Представление о различиях с «домашними» детьми, эффективный инклюзивный опыт, адекватность представлений об устройстве внеинтернатного мира.

Истории пребывания воспитанников в гостевых семьях наполнены различными фактами их изучения внедетдомовской реальности, обнаружения новых для их опыта свойств устройства жизни. Во многих семьях отмечают интерес детей к организации хозяйства, к освоению различных приборов и инструментов. Часть форм досуга для многих ребят также становились новыми: семейный пикник, празднование юбилея дедушки, отмечание религиозного или светского праздника, семейная прогулка на велосипедах в лес и др. Вечерний разговор, применяемым некоторыми семьями, позволял обсудить те представления о мире, которые сложились у детей, уточнить или скорректировать их в случае несоответствия. Уточнялись и прояснялись на практике знания детей о правилах поведения в общественных местах: магазинах, на транспорте, в городе, в театре и др.

Сохранение отношений вне учреждения, управление привязанностью.

Дети, посещающие гостевые семьи продолжают активно общаться с волонтерами с помощью социальных сетей и мобильных телефонов. Все гостевые семьи отмечают развитие психологического контакта между ними и воспитанниками, развитие доверия, постепенного открытия своего внутреннего мира и проблем, многие волонтеры переживают ощущение возрастающей привязанности и развитие способности к расставанию и ожиданию встречи, как со своей стороны, так и со стороны детей.

Желание продолжать работу по программе.

Дети, участвующие в проекте, постоянно ждут и интересуются о дате следующего посещения семей. Более того, с ростом количества принимающих семей, появилась возможность включения в проект и новых воспитанников. Положительным стоит считать высокую лояльность и поддержку проекта со стороны администрации детского дома. При этом посещение гостей иногда рассматривалось воспитателями как награда и становилось частью комплекса требований к поведению и дисциплине ребенка. Аргумент о невозможности в случае нарушения дисциплины посетить гости – приводил к реакции по исправлению поведения. (UPD2: от автора и по просьбе коллег — описанный факт является весомым риском подобных проектов, посещение гостевого режима — желательно как безусловная возможность для ребенка)

Лояльность к семейному устройству, к переходу в приемную семью, к наличию опекуна или патронатного воспитателя.

Среди детей-сирот, посещающих семьи, через год реализации проекта появилась новая, до этого не встречаемая форма их активности, не свойственная для воспитанников подросткового возраста — самостоятельного поиска себе приемной семьи. Трое детей из тех, кто участвует в проекте, передали волонтерам организации письма, которые просили распространить для поиска им новых родителей. Вот отрывок из содержания такого письма одного воспитанника, 15 лет: «Я очень хороший, добрый, воспитанный, дружелюбный, отзывчивый, позитивный, спокойный… Я хочу в семью, потому что в детском доме мне неуютно. Здесь повсюду негатив, особенно со стороны окружающих. Еще я люблю домашний уют и тепло. Я буду хорошим помощником и никогда не буду расстраивать свою семью. Возьмите меня, мне никак нельзя в детском доме…» Более высокая лояльность к семейному устройству позволяет ребенку изменять стиль и содержание своей самопрезентации в процессе поиска приемных родителей.

«Семейные» смыслы

Как указывалось выше, с 21 воспитанником детского дома №3 автором по итогам проекта была проведена диагностика по методике предельных смыслов Д.А.Леонтьева. Эта методика дает картинку мировоззрения. Например такую:

Было решено проанализировать содержательный аспект полученных категорий, а точнее наличие в структуре мировоззрения детей-сирот категорий из ряда: «создание семьи», «рождение детей» и сравнить полученные данные с опытом участия ребенка в гостевом режиме.

Так, в результате анализа составленных структур мировоззрения было выделено три группы испытуемых, которым был присвоен соответствующий ранг:
1. В структуре мировоззрения нет категории, связанных с семьей и рождением детей.
2. Есть категории, связанные с «детьми», «близкими».
3. Есть категории, в которых присутствует «семья».
Параллельно испытуемые были проранжированы относительно опыта участия в гостевом режиме:
1. Нет опыта, несколько посещений.
2. Полгода участия в проекте, 6-7 посещений.
3. Год и более участия в проекте, 11 и более посещений.

Далее было проведено сравнение признаков на наличие корелляции с помощью коэффициента ранговой корреляции Спирмена (r = 0,547). Статистическая достоверность  значимость (UPD1: «значимость» для уха звучит корректнее) корелляции подтверждена.

(UPD3: график лишь демонстрация роста вероятности, изображенная стрелка не является функцией и показывает лишь направления роста вероятности)

Чем опыт посещения гостевых семей больше, тем вероятность наличия в структуре мировоззрения «семейных» смыслов выше.

Этот факт дает нам некоторую возможность предполагать то, что опыт пребывания детей-сирот в гостях способствует формированию в структуре их мировоззрения смысловых категорий, связанных с созданием семьи, обустройством дома, рождением детей. Это можно считать позитивным эффектом с точки зрения социальных установок, представлений о будущем. Однако стоит также заметить, что достаточно тревожным сигналом является наличие смысла «рождение и воспитание детей», без его связи с созданием семьи. Такая установка может скорее свидетельствовать о воспроизводстве ситуации в детском доме, где есть взрослый и ребенок, которого взрослый воспитывает, о реализации некоторой функции «воспроизводства». В связи с этим аргументируется и положение о том, что опыт гостевого режима стоит, как обязательное условие, делать систематическим и достаточно пролонгированным, для полноценного восстановления, формирования и закрепления представлений о семье и её ценности, о включении смысла создания семьи в структуру мировоззрения.

Итак

Результаты исследования (UPD4: описываемого опыт работы конкретной организации, с детьми из конкретного детского дома) демонстрируют положительное влияние опыта гостевого пребывания на формирование готовности к самостоятельной постинтернатной жизни. Именно оценка её уровня может быть выбрана как основной комплексный показатель эффективности гостевого режима. Вокруг этого понятия может быть развернута работа по подготовке гостевых семей и рефлексии эффективности. В этом смысле и при таком подходе гостевые семьи целесообразно считать адаптирующими.

Проект продолжается и переходит в стадию пилотного. Модель, выработанная в рамках его реализации, может быть взята за основу для работы других учреждений для детей-сирот и волонтерских организаций. (UPD5: с учетом целого комплекса рисков и деталей, которые могут возникнуть и которые требуется учитывать)

В результате проекта, что не может не радовать, три воспитанника остались в своих гостевых семьях в качестве подопечных. 

Пишите, всегда открыт для сотрудничества, вопросов, обмена опытом — [email protected]

СК РФ Статья 155.2. Деятельность организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей / КонсультантПлюс

СК РФ Статья 155.2. Деятельность организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

(в ред. Федерального закона от 02.07.2013 N 167-ФЗ)

1. Права и обязанности организаций, указанных в пункте 1 статьи 155.1 настоящего Кодекса, в отношении детей, оставшихся без попечения родителей, возникают с момента принятия органами опеки и попечительства актов об устройстве детей в указанные организации.

2. Детям, помещенным под надзор в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, опекуны или попечители не назначаются. Исполнение обязанностей по содержанию, воспитанию и образованию детей, а также защите их прав и законных интересов возлагается на эти организации.

К организациям для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в которые дети помещены под надзор, применяются нормы законодательства об опеке и попечительстве, относящиеся к правам, обязанностям и ответственности опекунов и попечителей.

3. Организации, которые указаны в пункте 1 статьи 155.1 настоящего Кодекса и в которые дети помещены под надзор, вправе осуществлять временную передачу детей в семьи граждан, постоянно проживающих на территории Российской Федерации.

Временная передача ребенка в семью граждан, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, не является формой устройства ребенка в семью и осуществляется на основании распоряжения администрации такой организации в интересах ребенка в целях обеспечения его воспитания и гармоничного развития (на период каникул, выходных или нерабочих праздничных дней и другое). Данная передача не допускается, если пребывание ребенка в семье может создать угрозу причинения вреда физическому и (или) психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию либо иную угрозу его законным интересам.

4. Временная передача ребенка в семью граждан, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, осуществляется на срок не более чем три месяца. При наличии исключительных обстоятельств срок временной передачи ребенка в семью граждан может быть продлен с согласия органа опеки и попечительства. При этом непрерывный срок временного пребывания ребенка в семье не может превышать шесть месяцев.

(в ред. Федерального закона от 02.07.2013 N 167-ФЗ)

5. Граждане, в семью которых временно передан ребенок в порядке, установленном пунктом 3 настоящей статьи, не вправе осуществлять вывоз ребенка из Российской Федерации.

6. В целях осуществления временной передачи ребенка в семью граждан, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, организация, которая указана в пункте 1 статьи 155.1 настоящего Кодекса и в которую помещен под надзор ребенок, вправе обращаться в орган опеки и попечительства с просьбой о предоставлении информации о гражданах, которые выразили желание стать опекунами или попечителями и учет которых ведется в соответствии с пунктом 10 части 1 статьи 8 Федерального закона «Об опеке и попечительстве».

Порядок и условия временной передачи ребенка в семью граждан, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, а также требования к таким гражданам устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Открыть полный текст документа

​Что такое временная передача детей в семьи?

Отдел по делам семьи и охране прав детства Администрации Первомайского района города Ижевска рекомендует к просмотру информацию о временной передаче детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в семьи граждан во время нерабочих и праздничных дней, выходных или каникул.

Временная передача детей в семьи- это пребывание детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в семьях граждан, в так называемом «гостевом режиме», во время нерабочих и праздничных дней, выходных или каникул.

С юридической точки зрения, временная передача детей в семьи граждан не является формой устройства ребенка в семью, это не опека и не усыновление. Для принимающей семьи такой шаг является формой дружеского общения с ребенком. Для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, каникулы или выходные, проведенные в полноценной семье, являются уроком социальной адаптации в реальном мире.

Кроме того, передача ребенка в «гостевую» семью может служить и первым шагом к усыновлению или оформлению опеки над ребёнком, возможностью для взрослых и ребенка лучше узнать друг друга, понять, смогут ли они жить в одной семье.

Учреждение, передающее детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, сохраняет права и обязанности по их содержанию и воспитанию. Представители данной организации имеют право на надзор за «гостевой семьей» и контроль пребывания в ней ребенка.

Взять ребенка из детского дома в семью в «гостевом режиме» имеет право любой гражданин Российской Федерации, достигший совершеннолетия, за исключением лиц, предоставляющих опасность для жизни, здоровья и психики ребенка (например, в случае признания недееспособности, алкоголизма или наркомании, лишения родительских прав или отстранения от обязанностей опекуна).

По мнению детских психологов, пребывание в семьях в «гостевом режиме» приемлемо для детей от 7 лет и старше. Детям младшего возраста трудно объяснить, что их приглашают именно в гости, и они будут травмированы, когда придет время возвращаться обратно в учреждение. Максимальную пользу передача в семью в «гостевом режиме» приносит подросткам, так как их устройство в приемные семьи уже практически невозможно. Временное же пребывание в семьях позволяет таким детям получить хотя бы самые необходимые навыки социальной адаптации, дарит им уникальный опыт семейных отношений.

Требования для временной передачи ребенка в семью практически те же, что и при оформлении усыновления или опеки. Ребенок должен иметь свое спальное место. Также представители «гостевой семьи» должны позаботиться об индивидуальном пространстве для ребенка, где он сможет отдыхать, хранить свои книги, игрушки и личные вещи. Продуктами питания ребенка в «гостевой семье» обеспечивает организация для детей-сирот.

Родные братья и сестры передаются в семью в «гостевом режиме» вместе, кроме тех случаев, если это невозможно по медицинским показаниям или противоречит желаниям самих детей.

Пригласить ребенка в семью для временного пребывания – непростое решение. «Гостевая семья», пусть и временно, полностью берет на себя ответственность за жизнь и здоровье ребенка, за его эмоциональный комфорт. Однако людям, которые по ряду причин не могут усыновить ребенка или оформить опеку, но при этом готовы поделиться своим семейным теплом с детьми, оставшимися без попечения родителей, стоит всерьез подумать о такой возможности.

_____________________________

По вопросу оформления временной передачи ребенка в семью Вы можете обратиться в органы опеки и попечительства по месту жительства.

Семья напрокат: зачем воспитанники детских домов ходят в гости к чужим маме и папе

Семья напрокат: зачем брать ребенка из детдома к себе на выходные. Фото: Александр Ратников, ИА PrimaMedia

В системе краткосрочного патроната – так по-научному называется возможность пригласить ненадолго в свою семью ребенка из детдома – наблюдается определенная сезонность. Летом детей забирают те, кто уже регулярно их посещал и наладил общение. Под Новый год же детей берут в семьи наиболее активно. Это подходящий период для «пробы пера», если так можно выразиться. Тем, кто впервые берет к себе ребенка, будет легче устроить с ним совместный быт: тут и масса новогодних развлечений, и общая атмосфера семейного праздника. Да и ребенку проще возвращаться в детский дом, где также царит праздничная атмосфера.

Но что движет людьми, которые берут к себе ребенка ненадолго, как сказывается на детях последующее возвращение в детдом и каких ошибок нужно избегать тем, кто собирается пригласить воспитанника соцучреждения к себе в гости? О практике «гостевого режима» в детских домах Приморья корр. ИА PrimaMedia рассказали эксперты в этой области — воспитатели, педагоги-психологи, руководители учреждений и сами их воспитанники.

Когда не готов стать опекуном

Пригласить ребенка в гости можно как на несколько часов, так и на выходные, каникулы и даже на лето. Гостевой режим помогает ребятам познакомиться с моделью поведения семьи: приготовить ужин, помыть вместе посуду, посмотреть вечером телевизор, делиться веселыми историями на прогулке – для воспитанников детских домов это особенные моменты жизни, в которых они могут почувствовать себя частью чего-то большого, частью семьи, оказаться в мире, в котором есть мама и папа.

Оказывается, подарить эти одновременно обычные и бесценные минуты простого человеческого счастья одиноким детям, может практически каждый из нас. Даже тот, кто не готов к решительным действиям, опеке или усыновлению. Взять к себе ребенка из соцучереждения «погостить» могут как дальние родственники, так и незнакомые взрослые, готовые подарить ему тепло семейной атмосферы и общения. Гостевой режим предполагает, например, что воспитанник из детдома может навещать семьи своих друзей за пределами учреждения.

— Чаще всего мы отдаем в гости уже школьников. Малыши могут не разобраться, почему их взяли в семью, а потом вернули. Поэтому у нас существует возрастной порог. Но все зависит от психологического и эмоционального состояния ребенка, здесь важен разумный психологический подход и предварительная подготовка, – говорит директор ЦССУ №1 Владивостока – Центра содействия семейному устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, Василий Жанков.

По его словам, отрицательного опыта с временным патронатом в ЦССУ №1 не было ни разу. А вот положительных примеров хватает. Например, человек сначала хотел взять одного ребенка, а взял сразу четверых – детей из одной семьи. Вместе они здорово отметили Новый год. Конечно, бывают и случаи, когда, взяв ребенка на короткий срок, люди решали забрать его к себе насовсем.

В 2017 году, например, в центре раздали почти всех детей, а в 2018 к новому году поступили почти все новые и, соответственно, в минувшие праздники в семьи дети не пошли, поскольку дополнительное перемещение обернулось бы для ребят дополнительным стрессом.

Как отмечает директор центра, в прежние времена дети засиживались у них надолго, и формировалась целая группа ребят, кто регулярно практиковал «гостевой режим». Теперь же уровень обновления в год достиг 70%, и некоторые дети обретают новый дом раньше, чем их позовут в гости.

— Я раньше уже жил в семье, в детдоме — недавно. Так что в гостях мне было легко, – рассказал 15-летний воспитанник одного из Центров содействия семейному устройству в Приморье — Максим (имя изменено — прим. ред.). – Проблемы? Да нет, не помню такого. В самый первый день мы пошли гулять по городу, а потом пришли домой, рассказывали всякие истории из жизни. Было классно. Сначала я попал в эту семью на каникулах летом в прошлом году. Мне сразу очень понравилось. Интересно было общаться со взрослыми, набраться опыта, научиться себя вести. Да и просто проводить вместе время, гулять, ездить куда-то вместе. Конечно, когда все закончилось и я вернулся в детдом, было грустно. Но когда мне сказали, что я смогу ходить к ним по выходным — было очень приятно. Теперь я бываю у них почти каждую неделю: мы и развлекаемся вместе, и по хозяйству помогаю, если надо. В семье есть 18-летний сын, мы с ним тоже хорошо ладим. В общем, мои походы в гости дают больше хорошего, чем грустного.

– Мы делаем акцент на том, что ребенок идет в гости.

Всегда исходим из особенностей и потребностей конкретного ребенка и человека, который хочет взять его к себе, проводим информационную работу с каждым. Мы не всегда готовы отдать ребенка, ведь некоторые люди не представляют себе возможных последствий. В ходе общения взрослых и детей могут возникнуть недопонимания, расстройства, конфликты. С целью избежать этого, мы всегда находимся на связи и готовы выслушать, помочь советом, если это потребуется, – говорит Жанков.

ТОП-5 ошибок «гостевой семьи»

Список ошибок составлен на основе мнений и опыта специалистов сферы социального обслуживания:

1. Некоторые взрослые, забирая ребенка к себе на выходные, считают, что они его от чего-то спасают. Пытаются устроить ему настоящий праздник, фейерверк положительных эмоций. Но важно скорее создать правильное настроение, а не задарить игрушками. Иначе взрослый станет для ребенка не источником общения, как должно быть, а источником благ. Ожидания ребенка будут состоять лишь из того, что ему кто-то что-то должен. Желательно, чтобы визит принес ребенку новые впечатления и ощущение домашнего уюта. Чтобы он понимал, к чему он хочет вернуться. Ребенку нужен, прежде всего, человеческий контакт.

2. Большинство людей приходят в детдом и говорят, что они готовы взять любого ребенка, считая, что справятся с каждым. Но это не так. Специалисты, напротив, очень тщательно подбирают ребенка, глядя на семью, учитывают их ожидания. Ведут с людьми работу, говорят об особенностях характера ребенка. С одним стоит вести себя строже, с другим, напротив, помягче. Воспитатели центра содействия всегда на связи и готовы поддержать взрослых, если во время гостевого визита у них возникли какие-то трудности.

3. С теми семьями, которые поддались импульсу и приняли решение спонтанно, ребенку не всегда безопасно. С одной стороны люди находятся в иллюзиях об исполнении гражданского долга и словно «спасают детей», а с другой – совершают много ошибок. Эмоции в этом вопросе все портят. Хорошо, когда ребенка забирают через несколько месяцев — полгода, чтобы было время подумать, собрать все документы. Взвешенный выбор конкретного воспитанника, понимание его положительных и отрицательных черт характера станут залогом к успешным взаимоотношениям в гостевом режиме.

4. У многих желание взять к себе ребенка в гости возникает под самый новый год (наиболее популярное время для гостевого режима — прим. ред.), когда уже слишком поздно. Важно предварительно найти контакт с ребенком и подготовить документы. Их, конечно, нужно куда меньше, чем для опеки или усыновления, но определенный объем предварительной работы все равно проделать необходимо. Желательно, месяца за два начать присматриваться, общаться. Так выше вероятность, что у взрослого и ребенка завяжутся более тесные отношения со взрослым.

5. Не стоит ожидать от ребенка благодарности. Дети не всегда будут давать взрослым обратную связь в силу своего положения, особенностей психики, условий жизни. Многие из них ввиду непростых жизненных историй не склонны открываться людям.

Важно не давать ребенку ложных обещаний и надежд во время гостевого визита, уверена старший воспитатель Центра содействия семейному устройству Спасска-Дальнего Ольга Французова.

— В гостевом режиме ребят берут в семью не так уж часто, как хотелось бы. Условия всегда разные. Иногда это родственники, иногда те, кто планирует в дальнейшем оформлять опеку, а иногда те, кто на постоянное проживание взять ребенка в семью не может, только на выходные и на праздники.

Я знаю, что многих непосвященных эта практика шокирует. Мол, взяли ребенка, а затем вернули. На самом же деле это самая безболезненная практика. В условиях наших учреждений, где, несмотря на все наши старания, присутствует атмосфера казенщины, детям гостевой режим всегда идет на пользу. Они воспринимают визит в семью как поход в гости. Все там крутится вокруг дружбы, наставничества. Именно эти направления мы и другие учреждения в крае стараемся развивать. Для многих ребят это такой свет в окошке и альтернативная форма семейного воспитания.

Практики одноразового визита в семью у нас нет, люди, как правило, приглашают ребенка к себе регулярно: на выходные и праздничные дни. Это подбадривает ребенка, который знает, что в конце недели он пойдет в гости к друзьям.

У нас был один мальчик, который упорно настаивал, мол, в семью не пойду. Но на этих новогодних каникулах мне все же удалось его уговорить хотя бы на два дня. «Просто посмотришь и вернешься» — обещала я, но ему теперь так понравилось, что теперь он каждые выходные торопится поскорее в семью, — говорит Ольга Французова.

Зачем вам это надо

Семье, решившей попробовать «гостевой режим», специалисты могут заранее дать ценный совет, как провести время с ребенком в гостях максимально позитивно и продуктивно. Руководитель службы сопровождения замещающих семей КГКУ «ЦССУ №1 г. Владивостока» Наталья Медведева имеет богатый опыт работы в этой сфере.

— Воспитанники ЦССУ – дети, столкнувшиеся с непростыми жизненными обстоятельствами и имеющие травматический опыт. Для того чтобы не навредить им, взрослым нужно как минимум, понимать, для чего они затевают историю с гостевым режимом и чего ожидают от нее.

Хорошо бы еще пройти какой-то хотя бы минимальный ликбез у тематических специалистов, работающих в сфере семейного устройства. Дело в том, что поведение ребенка с травмой может существенно отличаться от поведения обычного ребенка. И даже если человек имеет успешный опыт воспитания собственных детей или племянников и тому подобное, это совсем не гарантирует, что он поймет, например, последствия травмы привязанности и депривации.

Из самых лучших побуждений можно усугубить уже имеющиеся у ребенка трудности неосторожным словом или обычным действием, на которое он может как-то неожиданно среагировать. Лучше бы, конечно, быть готовым заранее и понимать, что может произойти и почему, и брать на себя ответственность за свое решение помочь детям — в том числе и тем, что идти в это дело осознанно и не пускать все на самотек.

Важно понимать, что, приглашая ребенка в гости, вы не сможете до конца узнать и понять его так, как если бы взяли его под опеку. В гостях мы никогда до конца не расслабляемся и не показываем себя настоящего. И ребенок из учреждения, находящийся в гостях, и тот же ребенок, которого забрали в семью насовсем — это могут быть очень разные два ребенка, — предупреждает Наталья Медведева.

Бывает и так, что детей берут в гости, не имея пакета документов на опеку или усыновление, строят отношения и принимают решение забрать насовсем. А когда начинают собирать документы, в это же время в учреждение приходит, например, другой кандидат — с готовой документацией, и забирает ребенка. Такое развитие событий может привести к травме не только ребенка, но и взрослого — это боль для всех, и этот риск тоже необходимо предусмотреть заранее взрослому, собирающемуся оформлять гостевой режим.

— Перед тем, как отправить ребенка в гостевую семью, мы его предварительно готовим. Конечно, каждый ребенок, да и мы тоже, надеемся, что визит перерастет в нечто большее, но вслух этого не говорим. «Пока это просто гости» — договариваемся с ребятами. О том, что их готовы забрать в семью насовсем, говорят обычно уже сами опекуны, — говорит Татьяна Тумакова директор КГКУ «Центр содействия семейному устройству» Находки.

По словам Татьяны, «гостевой режим» в Находке отличается тем, что однократных визитов там практически не бывает, на памяти директора центра был всего один такой случай. Чаще всего в гостевом режиме детей к себе берут родственники или те взрослые, кто в дальнейшем планирует оформить опеку. Для них это предварительный этап.

Бывают такие ребята, кого взять под опеку не получится, временная передача в семью для них — единственный вариант. В находкинском центре есть мальчик, который уже в течение пяти лет посещает одну и ту же семью на выходные и праздники.

— Самый главный совет – принимать решение взвешенно, а также быть готовым произнести вслух свои проблемы и иметь в себе силы обратиться к службам сопровождения, которые есть при каждом центре, с просьбой о помощи, – говорит Татьяна Тумакова.

С недавних пор в России началось перепрофилирование детских домов в учреждения нового типа – Центры содействия семейному устройству. Разница между ними заложена в самом названии и она, по словам специалистов, – колоссальная. В отличие от детского дома, основная задача которого дать ребенку, оставшемуся без попечения родителей, крышу над головой, ЦССУ занимается те только содержанием таких детей, но и в первую очередь — устройством их в новую семью или же возвращением в родную. Для того чтобы это стало возможным, специалисты центров консультируют будущих приемных родителей и обеспечивают постинтернатное сопровождение воспитанников, чего в детских домах не было.

В настоящий момент в крае функционирует 41 организация для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения, из них 25 Центров содействия семейному устройству детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (ЦССУ).

Число воспитанников ЦССУ в крае с каждым годом сокращается. В 2016 году — 1156 детей, в 2017 году — 964 ребенка, в 2018 году – 898 детей. Школ приемных родителей, где взрослых подготовят и к опеке, и к гостевому режиму в крае сегодня 20, их них две функционирует во Владивостоке.

Если вы задумываетесь о том, чтобы пригласить в гости воспитанника детского дома, за консультацией специалистов в Приморье можно обратиться по следующим адресам и телефонам:

Центр содействия семейному устройству №1 Владивостока: район «Тихая», ул. Космонавтов, 19а; тел. (423) 225-96-48, 8 (423) 229-80-70.

Центр содействия семейному устройству Находки: ул.Верхне-Морская, д.120; тел. 8 (423) 662-19-60.

Центра содействия семейному устройству Спасска-Дальнего: Ленинская ул., 116; тел. 8 (42352) 2-47-32.

Контактные данные других центров семейного устройства в Приморском крае можно найти на сайте администрации региона.

Jшибки приемных родителей, воспитание детей-сирот

Когда аист возвращается назад

С чего начать, когда говоришь об усыновлении? В первый ряд просятся разные животрепещущие темы. Например, выбор возраста ребёнка или тайна усыновления. Но когда я искала материалы об усыновлении, первая тема выплыла сама собой. Я решила начать с конца. С нехорошего конца. Который называется «вторичный отказ». Ситуация, когда приёмные родители возвращают ребёнка обратно в детдом.

 

25-летняя Елена, домохозяйка, и 27-летний директор коммерческой фирмы Максим усыновили двухлетнего Сашеньку в 2007 году. (Мать-наркоманка бросила сына в роддоме.) Елена и Максим с самого начала искали ребёнка того же возраста, что и родной сын, чтобы оформить его как близнеца.

Нашли малыша по картотеке  в Интернете. Изучили личное дело, всё понравилось — очень похож на их первенца. Есть проблемы со здоровьем, но не критичные, мальчуган казался славным. Одной из причин, по которым они решились на усыновление, была невозможность иметь второго ребенка. По просьбе родителей приёмному мальчику изменили фамилию, отчество и дату рождения — чтобы совпадала с днем рождения родного сына.

Саша прожил в семье три года, сейчас ему пять лет. И вдруг мир вокруг Саши начал рушиться. Мама с папой решили сдать его обратно в детдом. И пришли в суд с заявлением об отмене усыновления.

В это же время, как выяснилось, в семье готовились к радостному событию. Елена, которой врачи поставили диагноз «бесплодие», снова забеременела. Это значило, что приёмышу в семье больше места нет.

Родители приходили на судебные заседания несколько раз. В это время Саша ждал их перед дверями зала. Елена с Максимом объясняли: не с кем оставить.

— Сердце обрывалось, когда мы видели этого мальчугана, тихо-тихо сидящего на лавочке перед залом судебных заседаний, — вздыхает представитель от прокуратуры Татьяна Лукке. — А родители в это время рассказывали, что не смогли его полюбить, что с Сашей тяжело, он становится неуправляемым, у него проблемы со здоровьем — видимо, сказываются гены неблагополучной мамы-наркоманки… Отец пожаловался: «Бывает, хочется его очень сильно ударить…»

26 октября у Лены и Максима родился мальчик — свой, родной. А на следующий день, 27 октября, суд удовлетворил исковые требования об отмене усыновления Саши.

Сейчас пятилетний ребёнок, от которого за его недолгую жизнь уже дважды отказались самые родные люди, находится в одном из детских реабилитационных центров Красноярска. Врачи пока не могут объяснить малышу, почему родители не забирают его домой. По словам медиков, решение приёмных мамы и папы вызвало у мальчика сильнейший стресс. К разлуке с родителями прибавилось расставание с братом, которого он считал блинзецом…

 

Что тут комментировать? Когда читаешь такие истории, сжимается сердце, а у кого-то и кулаки. Полная безответственность со стороны приёмных родителей, настоящее предательство. Детей такого возраста недаром не дают шефам «в гости», «на выходные». Для малыша взрослые дядя и тётя, проявившие к нему немного внимания, с первых минут становятся мамой и папой. А тут 3 года вместе… Для постороннего взгляда цинизма ситуации добавляет то, что в 2 года изменили имя и дату рождения, а потом вернули, как бракованный товар…

И всё же не хочу никого осуждать, не зная ситуации изнутри.  Хотя бы потому, что судить – не наше дело. И мы не знаем, как страдают или будут страдать от собственного предательства сами несостоявшиеся родители. И ещё потому, что встретила на форуме сайта «Семья. Ру» такую грозную фразу: «Мало кто признается, какой это иногда адский труд – вытягивать травмированного ребёнка»… Речь, конечно, не о физических травмах. Форумчанка продолжает: «У большинства усыновивших всё же простые и преодолимые проблемы, или вобще нет проблем. Но даже ребенок с небольшими проблемками из детдома, чтобы выжить, уже выработал хорошую тактику, как привлечь к себе внимание персонала…»

Вот другая история, где решение родителей, казалось бы, гораздо более обоснованно:

 

«В детском доме нам предложили Колю. На тот момент ему было десять, внешне очень похож на мужа. Среди остальных его очень даже рекламировали как многосторонне развитого мальчика. Но думаю, что часть правды от нас все же скрыли за термином «гиперактивный». На тот момент у него уже был опыт помещения в семьи, где он не смог прижиться. Только тогда нас это не смутило. Оформили гостевой режим на месяц. Уже на третий день Коля стал обращаться к нам как к родным родителям и просить оформить все документы, чтобы остаться в нашей семье навсегда. Предлагали ему все самое лучшее, то, что нравится и нашему сыну – походы с шашлыками, катание на моторной лодке. За лето подтянулись в школьной программе, с репетитором учили английский язык. Мальчишка оказался очень умным, память феноменальная, прекрасно развита логика. Но, к сожалению, спокойно нам пришлось пожить всего один месяц».

Все остальные одиннадцать месяцев пребывания Коли стали для семьи большим испытанием. Как только освоился, стал проявлять хитрость и изворотливость, мог легко оболгать и учителя и маму. Беспричинные вспышки гнева и агрессии – разбитый об стену сотовый телефон, постоянные конфликты в школе. Старший брат, который был готов научить Колю игре на гитаре или работе с компьютером, для мальчика авторитетом тоже не стал. Не сложились отношения и с такой же девочкой из детского дома, которую супруги чуть позже взяли на воспитание. Мальчик стал проявлять к ней нездоровый интерес, как к противоположному полу. В школе дошло до того, что после серии агрессивных поступков по отношению к одноклассникам и учителям, родительский комитет поставил перед родителями вопрос об отчислении Коли. С ситуацией, которой никому не пожелаешь, приемная семья изо всех сил пыталась справиться. Но все усилия оказались тщетны.

«Я очень старалась, долго терпела и всячески сопротивлялась обстоятельствам, но так и не смогла понять этого мальчика, — рассказывает Мария. — По нашей просьбе с ним работали и социальные педагоги, и прекрасный психолог, практикующий помощь трудным детям. Консультации и даже медикаментозное лечение у психиатра. Все мое время уходило с утра до вечера только на решение проблем, связанных с Колей. Я старалась любить его, но от него не ждала какой-то особой благодарности. Просто надеялась, что с нашей помощью он исправится, хотя никакие убеждения не действовали». Наитруднейшее решение вернуть мальчика в детский дом супруги приняли уже тогда, когда речь зашла о сохранении собственной семьи. Почувствовав разлад, мальчик сам высказал желание вернуться на прежнее место жительства.

 

Агрессия, изворотливость, враньё, а тем более, лжесвидетельство – терпеть это от члена своей семьи безумно сложно. Не раз и не два я читала рассказы работников детдомов о том, как воспитанники писали на них лживые заявления в милицию о том, что «воспитательница дала мне пощёчину», а «учитель хотел изнасиловать». И заводилось дело, и на невиновного человека ложилась судимость. А дети потом по этому поводу очень огорчались и просили прощения: «Я же пошутил!» Легко ли взрослому, даже со всей его взрослой выдержкой пережить такое предательство со стороны дитяти, в которого вложил душу? Без сомнений, страшно тяжело. И не каждому под силу. Думаю, в такой ситуации один только путь может быть верным (и, возможно, вовсе не спасительным): относиться к приёмному так, как относились бы к родному ребёнку. Потому что причиной такому поведению, что бы там ни говорили, вовсе не гены. Потому что и от родных детей можно дождаться того же.

«Видимо, процесс перевоспитания в таких случаях просто невозможен, как ты ни старайся. В свои 11 лет Коля – полностью сформировавшаяся личность, вряд ли кому-то под силу его переделать», — рассказывает всё та же приёмная мама. Хочется спросить только: а если бы родной сын так себя вёл, как бы поступили? Сдали бы в детдом? Вряд ли. И снова – никого не будем осуждать. Мелькнула фраза: «Речь шла о сохранении своей собственной семьи». Что же, обречённо смотреть, как мальчик, которого всё равно не спасти, разрушает твою семью? Непросто всё, ох как непросто… Но для справки:  в некоторых странах, в Германии, например, усыновление – необратимый процесс. И отменить его практически невозможно.

Что остаётся? Не семь, но 777 раз подумать прежде, чем взять ребёнка в семью. Прочитать максимум чужих историй: и счастливых, и страшных. Продумать свои действия при любом раскладе событий.

На форуме приёмных родителей одна из мам пишет: «Например, я сразу была настроена так, что возврат для нас просто не существует; что принесу домой — с тем МНЕ и жить остаток жизни, причем с опцией «а муж не принял и мы развелись». Другая: «Удивительно, я понимала, что в случае чего, неродной ребёнок будет мне дороже родного мужа, с которым 15 лет прожили». Жестоко? А с детьми, не только приёмными, вообще порой так всё складывается, жестоко и несправедливо по отношению к другим. Почему выбор в сторону ребёнка? Потому что муж взрослый и сам о себе позаботится, в жизни не пропадёт, а сломать судьбу ребёнка и лишить его будущего легче лёгкого. Нет-нет, ни в коем случае не хочу сказать, что часто из-за приёмных детей распадаются браки. Если решение обоюдно и обдуманно – очень-очень редко. Я просто сейчас раскладываю все карты…

 

…Мне было уже 4 года, и совсем скоро я должна была отправиться в детдом. Даже в том возрасте я прекрасно понимала, что нас выбирают, и всеми силами пыталась понравиться, но мама не приходила… И лишь спустя почти год появилась ОНА. Господи, моя мамочка, мама… Это я потом узнаю, что ей в принципе пришлось взять меня, так как она оформляла опекунство на моих младших брата и сестру. Но какая мне была разница, я была в доме с любящими родителями. Я была самой счастливой! Я помню, как рушила всё в этом доме, я делала всё, что хотела, а мама вздыхала, но никогда не ругала меня. Только счастье не может длиться вечно…Я навсегда запомнила тот весенний день, помню каждую минуту, как я теряла второй раз свою маму… Она умывалась слезами и одевала мне ботинки, а я спрашивала: куда мы? Мама, почему ты плачешь? Меня куда-то привели и посадили на скамейку, подошла мама и сказала: прощай, котёнок… А я ревела и билась ногами: мама, что я сделала?! За что?! Мама не оставляй меня!!! Как оказалось, объявился мой неведомо откуда взявшийся отец… Всё лето я жила у своей тётки, но никак не могла понять, почему я не могу жить с мамой… Осенью я вновь попала в дедтом… И вновь ждала… И опять счастье улыбнулось мне! Замечательная татарская семья забрала меня накануне выпускного из детдома. Как я хотела быть хорошим ребёнком… Я делала всё, что ни попросит новая мама… а ещё часами просто сидела на стуле… я так боялась лишних эмоций, потому не плакала, не смеялась… я так боялась сделать что-нибудь не так… И когда через год мама привела меня в детский дом, я была настолько уставшая, что мне было всё равно. Я до сих пор помню, как орала воспиталка на меня, что я поставила крест на своей жизни… Так закончилось моё золотое детство, в котором ещё царила надежда…

 

Последствия возврата для ребёнка чуть ли не страшнее безвыездного житья в детском доме. Татьяна Дорофеева, врач-психотерапевт общественной организации «Родительский мост», рассказывает о них так: «После такого шага со стороны приемных родителей ребёнок перестает верить вообще всем людям. Он не понимает причин подобного отношения к себе и потому абсолютно всех взрослых рассматривает как жестоких эгоистов. Исходя из этой новой позиции, он меняет свое поведение: в лучшем случае сам становится эгоистом и начинает использовать окружающих, в худшем — теряет всякую веру в будущее. Чувство утраты родных он переживает очень долго — от года до 5 лет: в этот период у него пропадает желание учиться, общаться и даже жить — многие, повторно брошенные дети пытаются покончить жизнь самоубийством. Устроить их снова в семью крайне трудно — скорее всего, вторая попытка тоже закончится возвратом».

 

Когда Светлане было 10 лет, её удочерила семейная пара. «Мне понравился муж, он коллекционировал значки из разных городов, рассказывал». Они сразу попросили называть их мамой и папой. «Лет им было, наверное, под 40 — мне они казались пожилыми». Но называть их мамой и папой Светлана не могла — стала называть по имени-отчеству и на «вы». Новые родители показали Светлане новую школу и стали водить гулять в Крылатское, где она когда-то гуляла со своей мамой. «Я всё прекрасно помнила и говорила всё время: «А вот тут мы с мамой…». Им это не нравилось». Всю весну и лето она провела с новой семьей в Москве. «Они покупали мне платья, игрушки, снимали на камеру, по вечерам мы вместе смотрели, что они отсняли». А в конце лета родители сказали Светлане, что ей нужно перед школой поехать в летний лагерь с детским домом. Когда смена закончилась, за Светланой никто не приехал. «Я не верила, говорила, что за мной приедут. В школу не ходила — говорила, у меня другая школа, мне ее мама с папой показывали уже»…

Очень долго Светлана думала, что всё так вышло потому, что она не называла их мамой и папой. «Я очень корила себя, люди-то они были хорошие, почему я не могла их называть, как они хотели? Потом думала: может, я их племянницу чем-то обидела, она иногда в гости приходила? Я думала — есть какая-то причина, и я должна ее понять». Никакой причины Светлана так и не нашла, а та женщина снится ей до сих пор.

Через 2 года к ней стала приходить пожилая пара, усыновлять они ее не стали, но всю жизнь помогали, а умерли только год назад. «Я им не верила, никому не верила. Считала, что все люди — предатели. В моей жизни ведь так и было».

 

Татьяна Дорофеева говорит, что у детдомовских детей есть масса особенностей, совершено нормальных для их психики, но совершенно безумных и пугающих для приёмных родителей. Довольно часто эти особенности – не черты «уже сложившейся личности», а отыгрывание чего-то из детдомовской жизни. Что может ждать членов семьи в период адаптации приёмного ребёнка? Очень многое, от самых безобидных вещей, вроде раскачивания в кровати и требования, чтобы кормили с ложечки, до истерик, агрессии, вранья, воровства, сексуализированного поведения. Обо всём этом кандидатам в приёмные родители расскажут на курсах приёмных родителей. Которыми ну никак нельзя пренебречь тем, кто не хочет через несколько недель или месяцев отослать аиста с грузом обратно…

Там же помогут определиться с мотивацией – зачем родители берут ребёнка в семью. Принято делить причины на конструктивные (желание помочь ребёнку, посвятить ему жизнь) и деструктивные (желание завести своему сыну или дочери друга, спасти разрушающийся брак, «стакан воды», который будет кому подать в старости, корысть любого вида: денежное пособие или жильё). В жизни почти никогда не встречается один какой-то мотив в чистом виде – обычно мотивация пограничная, соединяется множество причин…

Со «стаканом воды» связана одна из первейших ошибок приёмных родителей – ожидание благодарности от ребёнка за то, что его вытащили из детдома, вылечили, накормили, обогрели. Прошла когда-то громкая передача Андрея Малахова «Пусть говорят» о приёмной дочери, в которой в 14 лет вдруг «расцвели пышным цветом» гены и она пустилась во все тяжкие. «Страшный сон усыновителя наяву» — так назвали эту ситуацию на интернет-конференции сами приёмные родители. Ведущий с пафосом заявил, что «передача, собственно, о том, как никто у нас не умеет быть благодарным». В общем, с таким же успехом можно было снимать историю о кровной дочери, потому что благодарными, к сожалению, не умеют быть ни биологические, ни приёмные дети. Ну, не просили они, чтобы их рожали, как не просили, чтоб усыновили. Родители от детей берут ровно столько же, сколько дают – радость материнства и отцовства, любовь и привязанность малыша. Все квиты.

Миф о наследственности – вторая ошибка приёмных родителей. Не гены в 14 лет руководят подростком, а гормоны, попытки самоидентификации, поиски смысла жизни.

И много ещё ошибочных мнений и неверных ожиданий есть у приёмных родителей, о которых говорят психологи на курсах для кандидатов. И, наверное, идеально «правильной» мотивации нет ни у кого. Очень уж все мы меркантильны и эгоистичны. Но, как считает семейный психолог Людмила Петрановская, практически все добрые дела совершаются, если глубже копнуть, для «успокоения своих тараканов».

Ставит всё на места – правильно, любовь. И вот с ней оказывается, всё тоже не так-то просто.

Просиживая ночами на форумах и в конференциях приёмных родителей, я была поражена, как часто мамы пишут о преодолении нелюбви к ребёнку. Мне казалось: раз уж решила взять дитя в семью – значит, такой переизбыток материнской любви, что препятствовать добрым отношениям может только поведение ребёнка. Не тут-то было.

 

«Почему полюбить ребенка так сложно? Я даже представить себе не могла, КАК сложно!

Вот, он, ребенок, живёт у тебя, с тобой смотрит телевизор, что-то тебе рассказывает, а ты воспринимаешь его, как навязчивого соседа, визит которого не всегда желателен, и хочется отправить его домой. Она прикладывается с тобой рядом на диване, а хочется скинуть, ну или просто найти повод и уйти самой. Помоги нам, Господи.

Может, зная прошлую жизнь ребенка, проще было бы его принять? Ведь нет «чистого листа», есть туманное прошлое. Юля возвращенка из приёмной семьи в детдом уже через неделю. Почему? Что не так с этим ребенком? Там тоже были другие приемные дети, но тех не «сдали» назад. «7 вид», а вроде умненькая, опека предполагает, что по поведению в социуме. Ну, да, поведение не подарок. Ты ей слово, она тебе десять в ответ. Главное, чтоб ЕЁ слово было последним. Ты ругаешь ее за очередной косяк, а она тебя с ухмылочкой холодным взглядом сверлит. Старшая сестра поспособствовала попаданию её в детдом. Мать пила, сестра со своей семьей жила отдельно, в доме бабушки по отцу. С 6,5 лет Юля сама себе варила макароны, купленные сестрой. Мать в пьяном угаре лупила её, всем подряд, что под руку попадется. Это не ушло бесследно. До сих пор шарахается и закрывается рукой от предполагаемой опасности. Безопасней было «сдать» государству, конечно…»

***

«Мальчик жил в семье уже полтора года. Но привыкнуть к нему так, чтобы чувствовать себя совершенно свободно – не получалось. Мальчик казался противным, очень раздражали всякие неприятные привычки. В какой-то момент мне стало казаться, что ничего не получится, что мы так и промучаемся рядом, пока не получится друг от друга избавиться. От того, чтобы отдать обратно, удерживало только то, что на курсах предупреждали об ответственности. Сама ответственность как-то не вырастала. Я решила все-таки сходить к психологу. К тому, вернее, той – с курсов. О чем говорили – я сейчас уже и не помню. Но вышла с твердым решением: постараться увидеть, как ему тревожно и неуютно из-за того, что нет никого, кто любил бы его со всеми недостатками. Я честно старалась думать об этом, замечать его выражение лица, смотреть в глаза, когда желала «спокойной ночи».

Помню чувство бессилия, когда легла сама: «Да это невозможно! Родного можно только родить!» А ночью приснился сон: мы на озере, недалеко от дома. Со мной дети, рядом чужие бегают, все смеются, и мальчик мой веселый такой! Я смотрю на него – и впервые он мне нравится, но совсем немножко. А рядом с нами — какой-то  старый остов троллейбуса (да! Именно троллейбуса!) И дети вокруг него играют в прятки. Мой мальчик забегает в троллейбус – и вдруг эта махина сползает мгновенно в озеро! Я бегу за всем этим – и не приближаюсь. Вокруг крики ужаса, кто-то пытается нырнуть, выныривает и кричит — «Бесполезно! Засосало в трясину!»

Проснулась я от больного кома в горле и собственного какого-то воя, еще секунды испытывала состояние страшной, невосполнимой потери. Успела словить мысль: «Счастье мое погибло с тобой!» – и поняла, что это сон. Как влетела к нему в комнату, схватила в охапку (это девятилетнего!) – и счастье просто хлынуло! Откуда слова взялись! Причитаю: «Прости, сыночка! Никому не отдам!» Испугала ребенка, потом сама же успокоила, уложила – и люблю до сих пор. Столько счастья у нас с ним было! Он и школу уже закончил – а я все еще греюсь об это чувство».

 

И у первой мамы тоже всё кончилось хорошо. После визита к психологу она шла домой, придавленная высказанной наконец мыслью, что не приняла, не смогла полюбить дочь. Вернулась домой, глянула на своё большое семейство, и всё как-то стало на места, и с тех пор становилось всё легче и легче. Помните, как говорила ворона из мультика: «Счастье – это когда все дома».

Не всегда бывает такой хэппи энд. Читала я и сообщения мамы, которая уже несколько лет не может почувствовать дочку родной, и дочь, похоже, испытывает взаимные чувства. Насколько же наша любовь в нашей власти? Трудно сказать, но примеры выше показывают, что таки если очень захотеть… – и формулу любви найти можно. И здесь нельзя не напомнить о том, что любовь порой приходится изыскивать в своём сердце не только приёмным родителям. Сколько молодых мам, недосыпающих ночами из-за воплей младенца, проклинали свою судьбу! Сколько женщин ужасались, поняв, что они больше себе не принадлежат! И случается, это не просто послеродовая депрессия.

 

Одна моя знакомая, назовём её Анной, детей не хотела. Родить ребёнка уговорил муж, выпивавший, не работавший, когда во время очередного скандала Аня стала собирать вещи. Падал на колени, клялся, что начнёт жизнь с чистого листа, что настоящая семья, с малышом, сделает его человеком. Обещал ночами баюкать и  пелёнки стирать. Аня решила дать мужу шанс. Малыш родился, горе-папа умилялся, сюсюкал, но ночами не вставал, пелёнки не стирал и пить не бросил.

У Ани материнский инстинкт не проснулся. Качала младенца через зубовный скрежет. Хотелось сбежать от него куда-нибудь подальше. Только через год ей однажды подумалось, что если бы с сыном кто-то что-то сделал… разорвала бы обидчика на части. На том материнские чувства и заканчивались.

Характер у мальчика проявился не ангельский, страшно упрямый. В садике не проходило дня, чтобы на мальчика не жаловались воспитатели, то стульчиком ударил девочку, то просто подрался… Ведёт его мама, к примеру, с детской площадки домой, а ему не хочется уходить, он орёт, истерит, вырывается, садится на асфальт. Мама пробует уйти одна, ждёт, что сын испугается и побежит за ней, наблюдает из-за угла. Но страха ни в одном глазу, мальчик готов пойти за первым встречным прохожим… Шлёпнет Аня его в сердцах, а он ей сдачи изо всех своих силёнок даёт… Только когда мальчику было 4 года, мама однажды поняла, что страшно скучает за ним, гостившим у бабушки…

Так медленно-медленно, как в колбе графа Калиостро, зарождалась любовь.

Через 6 лет после рождения ребёнка родители, наконец, разошлись. Сын сказал, что папу очень любит, но останется с мамой. И утешал её, как мог, видя, что папа её обижает. Сейчас Аня с сыном счастливы вместе, он её опора и поддержка, настоящий маленький мужчина в доме.

 

Не всегда любовь даётся родителям свыше. Бывает и к биологическим детям такая любовь-преодоление. А приёмных такое испытание, конечно, поджидает ещё чаще. Причём вовсе не каждого ребёнка одному и тому же человеку полюбить трудно. К одному тянет сразу, такая себе «влюблённость с первого взгляда», а путь к другому длится годами… Вот что советует Людмила Петрановская: «Прежде чем принимать решение о том, что вы станете родителями ребёнку, прислушайтесь к своему природному началу. Не важно, как он выглядит, какой он национальности, и даже не важно, как он сам на вас отреагирует. Просто возьмите на руки, посадите на колени, обнимите, вдохните запах. Вам нормально? Не надо, чтобы что-то «ёкало», просто — нормально? Сопротивления, отторжения нет? Значит, ваш. В ходе повседневной заботы придёт и любовь, и чувство «родности». Если же тело протестует, если прижать ребёнка к себе вы можете только после волевого усилия — подумайте сто раз. Возможно, вам придётся долго и мучительно перебарывать себя, а ведь для кого-то другого этот ребёнок может оказаться самым родным и желанным».

Что ещё остаётся добавить? Вот эту длинную и всё же счастливую историю возврата, который не стал возвратом. И пожелать никому не гонять аистов обратно.

 

Иметь второго ребёнка, и именно сына (дочери уже 21 год), мы хотели всегда.

И вот перед самым Новым годом мы махнули за 800 км по заснеженным дорогам на первую встречу. Боялись ужасно, просто трясло обоих. […] Даня был в санатории, поехали за ним с медсестрой, вывели нам маленького человечка в потрепанном комбинезоне, с рюкзачком, на вид – лет 3-х с половиной (а по документам ему все 5), замкнутого, настороженного; половину из того, что говорит, не поймешь.

Потом в детдоме пообщались в присутствии воспитательницы, мальчик немного оттаял, с удовольствием принял подарок, на предложение погулять с нами после тихого часа согласился. Вышли, сели в машину в каком-то ступоре, а потом хором сказали: наш, всё равно заберем. […]

Опека нам сразу предложила взять Даню в гости, хоть на зимние каникулы, но у нас получалось только в конце января. Месяц жили в ожидании. […]

Приехали, он сразу же пошел к мужу на руки, сказал, что ждал его. Тут же стал называть его папой. Чуть позже и меня – мамой, но это не удивительно (они всех воспитательниц звали мамами). И вот вечером в гостинице, после того, как Даня уснул, наигравшись новыми игрушками, одетый во все новое, домашнее, накатил такой ужас: Боже, что мы делаем, ведь все меняем в своей такой устоявшейся жизни; так, как раньше, уже не будет никогда, ведь мы привыкли к свободе, путешествиям, встречам с друзьями и т.д. А что делать? Утром отвести в детдом и уехать? Не сможем уже… Потом все, вроде, успокоилось, получили документы в опеке и детдоме, поехали Домой. Думали, аист летит за нами…

И вот дома через пару дней началось: истерики, ругань, бросания всего, что попадется, на пол, пытался и драться, и кусаться и т. д., по полной программе. Мы были в шоке. Это при том, что в семье его приняли хорошо, ему все нравилось, он с удовольствием играл, осваивал компьютер, гулял, но – малейший запрет и любое замечание вызывали истерику и приступы агрессии.

Тут еще и врачи (а в детдоме нам никакого медобследования перед отъездом ребенка не делали, дали только с собой медкарту) стали подливать масла в огонь своими диагнозами и комментариями. Радость постепенно сменялась отчаяньем, нервы пошаливали, что и как делать в такой ситуации, мы не понимали.

Для меня самым главным, наверное, в этот период был даже не страх этих истерик, а страх, что я его, такого, не смогу принять и полюбить, и жить с этой нелюбовью будет мука для всех.

Я написала на конференцию: «Вернуть после независимого обследования». Удивительно, но мне показалось, что в меня полетело столько «тапок» и укоров, сколько не летит даже в тех, кто пишет о возвратах после нескольких лет дома или «не люблю, раздражает». Было так хреново, что я даже удалила регистрацию на конференции, муж вообще пытался запретить мне туда заходить.

В общем, в полном смятении, в слезах стали принимать решение. Большинство членов семьи были за возврат в детдом, пока еще мало времени прошло (2 недели). Я сказала, что соглашусь с решением большинства, но поехать обратно не смогу. Хотя Даня ко мне относился (да и сейчас, пожалуй, относится) как к воспитательнице, даже любой тактильный контакт со мной (погладить, поцеловать, обнять) давался ему с трудом (первые попытки проявления нежности ко мне появились месяцев через 5), а вот с папой любовь–морковь, обнималки–целовалки.

С мужем для поддержки поехала бабушка. Дане сказали, что он едет в путешествие на поезде, собрали все вещи, игрушки и т. д. Что было после его отъезда? Со мной – натуральная истерика, как будто что-то оторвали, чувствовала себя предателем… Что чувствовал муж, особенно когда Даня узнал детдом и не хотел выходить из машины, не описать словами. Позже узнала, что дочь, которая, вроде, поддержала идею возврата (так как боялась за нас), в своей комнате плакала по ночам по Дане. Все, аист улетел…

Вернулся муж один, лица нет, сели поговорить, как жить дальше. Понимаем, что вычеркнуть эти 2 недели из жизни невозможно, что, сколько бы времени не прошло, мы будем думать о нем: как он там, что с ним? Решили, несмотря на его отъезд, продолжить очистку его документов, пусть не для себя, для него, для других. Муж спрашивает: а если все выясним, статус очистим, что делать? Отвечаю: как ты решишь, так и поступим, ты только мне ответь, что считаешь важнее – свободу, как мы сейчас сидим с тобой, в тишине и покое, без проблем, хоть завтра сорвись в горы, или когда Даня на диване к тебе прижался и шепчет: «Папа»? Он не смог ответить… Потому что заплакал… Надо знать характер моего мужа, чтобы оценить эти слезы. И стало как-то легче. И с документами стало проясняться.

Позвонили в ДД, говорят: сидит на сумке своей, никого не подпускает, игрушки не достаёт, ждет папу. Попросили позвать к телефону, психолог сначала была против (вы ведь не вернетесь и т. д.), — нет, говорим, через неделю приедем. Поговорили с Даней, успокоили… Он кричит: «Папа, я тебя жду! Приезжай скорее!»

И поехал папа снова в дальний путь… Чтобы забрать Даню навсегда. Это было 4 марта. В этот день Аист все-таки нашел дорогу в наш дом. Иногда они возвращаются, аисты…

Почти полгода дома. Домашний ребенок с другими глазами. […] Прошли врачей по-новой (других, к счастью, не пустозвонов), исключили кучу диагнозов, которые были в карте.

Прогресс в развитии не описать. Очень любит всем помогать, труженик. Аккуратный, чистюля. Ничего не возьмет без спроса, даже конфетки, которые всегда в открытом доступе лежат.

Уже месяц ходит в садик. Адаптировался в саду быстро, спасибо воспитательнице, которая действовала с нами сообща, постоянно ему говорила, что в садике не остаются на ночь, а идут домой к родителям и т. д.

А теперь про те ошибки, которые мы совершили

Будучи людьми взрослыми, с образованием и опытом работы с людьми (мы с мужем юристы, адвокаты), решили, что мы такие умные, всё знаем, в том числе и как детей воспитывать. Одну уже воспитали (умницу, отличницу, талантливую и неординарную, с характером), да еще племянницу фактически вырастили, тоже в люди вывели, бабушки – педагоги со стажем. Что нам еще надо? Всё знаем, всё умеем, со всем справимся. Почитали книжечки умные, в Интернете истории про усыновление, этим и ограничились. А оказалось — многого не знаем, даже не представляем, как вести себя с таким ребенком, как правильно бороться с ней – той самой страшной АДАПТАЦИЕЙ! В том числе и со своей собственной. Ошибка 1 – излишняя самонадеянность.

В нашей опеке никто не говорил нам про школу приёмных родителей, про необходимость занятий там, про посещение психолога. Да мы сами уже такие психологи – думали мы – при нашей-то работе. Но мы работаем со взрослыми, а тут – ребенок, с тяжелым прошлым… Мы оказались к этому не готовы, отсюда – шок, растерянность. Ошибка 2 – НЕОБХОДИМО или посещать школу приёмных родителей, или консультироваться у опытного психолога. Или хотя бы больше прочитать про адаптацию.

И тут нам очень помогла конференция, которую я продолжала читать и мужу пересказывала, книжки купили, которые там советовали, очень помогло. Справиться с истериками очень помогали уверения в том, что мы его любим, что он наш, мы одна семья, мы друзья и т. д.

Что еще помогло справиться с трудностями? Как ни странно, поддержка со стороны практически всех друзей, родственников и соседей, одобривших наше решение, принявших Даню и полюбивших его. Удивительное внешнее сходство с нами, позволившее сразу почувствовать нашу общность. И то, что минут и часов счастья, радости, смеха, которые мы получаем от общения с нашим сыном, во много раз больше, чем минут недовольства от его каприза.

 

Ольга Левченко

воспитание детей-сирот

Как защитить Android от детей и сделать его удобным для детей

Что нужно знать

  • Чтобы настроить родительский контроль, перейдите в Настройки Google Play > Семья > Родительский контроль > Вкл , затем установите нужные ограничения.
  • Вы также можете заблокировать устройство с помощью PIN-кода и создать нового пользователя.
  • Установите сторонние приложения, чтобы установить дополнительные ограничения, такие как ограничение времени использования экрана и блокировка доступа к определенным веб-сайтам.

В этой статье объясняется, как настроить родительский контроль для смартфонов и планшетов под управлением ОС Android.

Заблокируйте свой смартфон или планшет

Заблокируйте свое устройство Android с помощью PIN-кода или пароля. После активации экрана блокировки вам будет предложено ввести PIN-код каждый раз, когда вы активируете устройство или пытаетесь внести серьезные изменения, например изменить важные настройки Android.

Создайте нового пользователя на своем устройстве

Настройте гостевую учетную запись Android, чтобы разрешить или запретить доступ к определенным приложениям на устройстве.По умолчанию Android блокирует доступ практически ко всему, включая браузер Chrome, поэтому вам придется вручную выбирать игры и приложения, которые могут использовать ваши дети.

В приложении Google Play Movies & TV вы можете ограничить доступ к контенту на основе родительского рейтинга. Если у вас есть дети разного возраста, вы можете настроить отдельные профили для каждого из них, соответствующие возрасту.

Настройка родительского контроля в Google Play

Вы можете ограничить загрузку из Google Play Store, чтобы дети не могли приобретать контент без вашего разрешения.Ограничения в магазине Google Play распространяются на фильмы, музыку, книги и приложения. Чтобы настроить родительский контроль в Google Play:

  1. Коснитесь значка профиля в правом верхнем углу.

  2. Выберите Настройки .

  3. Выберите Семья , затем выберите Родительский контроль .

  4. Установите переключатель Родительский контроль в положение Вкл. .

    Вам будет предложено ввести PIN-код или пароль вашего устройства, чтобы внести изменения в родительский контроль.

  5. Прокрутите вниз, чтобы переключить ограничения для каждого раздела. Для книг и музыки единственный вариант — ограничить контент для взрослых. Для приложений, игр, фильмов и ТВ действуют стандартные возрастные ограничения.

    Эти ограничения применяются только к приложениям, доступным в магазине Google Play. Эти настройки не будут ограничивать доступ к предустановленным и загруженным приложениям.

Лучшие приложения для защиты вашего устройства Android от детей

Некоторые приложения позволяют вам устанавливать дополнительные ограничения, такие как ограничение времени использования экрана и ограничение доступа к определенным веб-сайтам.Например:

Спасибо, что сообщили нам!

Расскажите нам, почему!

Другой Недостаточно подробностей Сложно понять

Pixel 3 Parental Controls Guide

И Google Pixel 3, и Google Pixel 3 XL — отличные смартфоны для детей. Они быстрые, простые в использовании и имеют большие экраны, чтобы дети могли лучше просматривать видео и учебные материалы.

Смартфоны могут стать отличными друзьями для развлечения детей, но есть и опасности, связанные с их использованием.Дети могут непреднамеренно просматривать контент для взрослых, а некоторые дети могут попытаться загрузить приложения и видео для взрослых. К счастью, система разработки Android имеет некоторые встроенные ограничения. Конечно, эти ограничения не распространяются на родительский контроль, поэтому некоторые родители предпочитают загружать сторонние приложения, чтобы помочь им настроить устройство, более подходящее для детей.


Как настроить Google Family Link

Google Family Link – это приложение, которое позволяет родителям просматривать действия своего ребенка на смартфоне, управлять приложениями, которые они могут использовать и загружать, устанавливать ограничения времени экрана, блокировать свое устройство и даже отслеживать место нахождения.

Family Link не блокирует неприемлемый контент, но некоторые приложения имеют собственные параметры фильтрации. Приложения Google, такие как Поиск и Chrome, имеют параметры фильтрации, которые вы можете найти в Family Link. Для родителей подростков 13 лет и старше ограниченный режим на YouTube — это необязательный параметр, который можно использовать для фильтрации контента для взрослых. Однако Google отмечает, что эти фильтры не идеальны, поэтому откровенный, графический или другой контент, который вы, возможно, не хотите, чтобы ваш ребенок видел, иногда проходит через него.

Дети и подростки, использующие устройства Android версии 7.0 или выше, могут использовать Family Link. На некоторых устройствах под управлением Android версий 5.0 и 6.0 может работать Family Link. Родители могут использовать Family Link на любых устройствах Android с версией 4.4 и выше, а также на iPhone с iOS9 и выше.

Family Link также работает на Chromebook. С помощью приложения Family Link вы можете выбирать, к каким веб-сайтам ваш ребенок может получить доступ с помощью Chrome, контролировать использование приложения вашим ребенком и многое другое. Family Link можно использовать с устройствами Chromebook под управлением Chrome OS версии 71 или выше.

Нажмите здесь, чтобы узнать, как настроить Google Family Link.

Установка пароля на устройстве

Первым шагом к защите вашего ребенка является установка пароля на его устройстве. Это гарантирует, что их информация не будет украдена в случае кражи телефона.

  1. Перейти к Приложения .
  2. Коснитесь Настройки .
  3. Нажмите Безопасность и местоположение .
  4. В разделе «Устройство» нажмите Блокировка экрана .
  5. Нажмите либо A) Шаблон , B) Пин , либо C) Пароль .

В чем разница между шаблоном, пин-кодом и паролем?

  • Шаблон  замок использует шаблон, соединяющий точки.
  • PIN-код  использует от 4 до 16 цифр
  • Пароль  использует комбинацию цифр и l

После ввода пароля, пин-кода или шаблона нажмите ПОДТВЕРДИТЬ .

Ограничить использование данных

Отключить мобильные данные и Wi-Fi

Запрет вашему ребенку на использование мобильных данных или Wi-Fi лишит его доступа к Интернету в любое время и в любом месте.

  1. На главном экране коснитесь и проведите вверх, чтобы отобразить все приложения.
  2. Перейти к Настройки .
  3. Нажмите Сеть и Интернет .
  4. Переключить WiFi Выкл. .
  5. Вернуться к Настройки .
  6. Нажмите Сети и Интернет .
  7. Коснитесь Использование данных .
  8. Переключить мобильные данные Выкл. .
  9. Коснитесь OK .

Использовать только Wi-Fi

Отключая мобильные данные, вы гарантируете, что ваш ребенок сможет использовать свой Pixel 3/Pixel 3 XL только в зоне с открытым сигналом Wi-Fi (дома, в школе и т. д.).)

  1. На главном экране коснитесь и проведите вверх, чтобы отобразить все приложения.
  2. Перейти к Настройки .
  3. Нажмите Сети и Интернет .
  4. Коснитесь Использование данных .
  5. Переключить мобильные данные Выкл. .
  6. Коснитесь OK .

Ограничение мобильных данных

Если вы пользуетесь тарифным планом, не предусматривающим безлимитных данных, может быть хорошей идеей ограничить объем данных, которые ваш ребенок потребляет на своем устройстве.Это может спасти вас от обвинений, связанных с излишками.

  • На главном экране коснитесь и проведите вверх, чтобы отобразить все приложения.
  • Перейти к Настройки .
  • Нажмите Сеть и Интернет .
  • Нажмите Использование данных.
  • Нажмите Использование данных приложения.
  • Коснитесь значка шестеренки .
  • Коснитесь Установите лимит данных , чтобы включить переключатель.
  • Коснитесь OK при отображении экрана «Ограничение использования данных».
  • Коснитесь Ограничение данных .
  • Введите предпочтительный лимит использования данных .
  • Нажмите SET.

Родительский контроль в магазине Google Play

Хотя в операционной системе Android нет родительского контроля для устройств, в него встроен родительский контроль в магазине Google Play. Вот как их настроить, чтобы ваш ребенок не мог просматривать и загружать контент для взрослых в Play Store.

  1. Откройте приложение Play Store  .
  2. Нажмите кнопку Меню  .
  3. Коснитесь Настройки .
  4. Нажмите Родительский контроль .
  5. Включить родительский контроль Вкл. .
  6. Создайте PIN-код .
Теперь вы можете нажать Приложения и игры , Фильмы , ТВ , Журналы или Музыка . Каждый из этих вариантов позволит вам ограничить доступ к каждому типу контента по степени зрелости.

Предотвращение доступа в гостевом режиме

Дети могут попытаться обойти родительский контроль в своем личном профиле, войдя в систему как гость, что может подвергнуть их потенциальной опасности и неприемлемому контенту.К счастью, вы можете отключить гостевой режим, чтобы вашему ребенку всегда приходилось входить в систему со своим профилем.

Как удалить гостевой режим

  1. На главном экране устройства вашего ребенка, экране блокировки и экранах многих приложений проведите сверху вниз двумя пальцами, чтобы открыть Быстрые настройки .

  2. Нажмите Сменить пользователя  .

  3. Нажмите Добавить гостя . Это создаст и переключит вас на гостевой профиль на устройстве.

  4. После входа в гостевой режим снова проведите двумя пальцами вниз.

  5. Коснитесь Удалить гостя , чтобы вернуться к основной учетной записи пользователя.

  6. Снова проведите двумя пальцами вниз, коснитесь «Пользователь» и убедитесь, что Добавить пользователей с экрана блокировки отключен.

World Orphans — Колорадо — Поиск миссии

Наша история

World Orphans была основана в 1993 году, когда группа друзей основала фонд, чтобы ответить на Божий призыв заботиться о сиротах и ​​уязвимых детях, помогая церкви за пределами столицы Никарагуа Манагуа заботиться о сиротах, живущих на улицах.За последние 20 с лишним лет мы многому научились — модели ухода росли и развивались, — но наша приверженность поместной церкви остается сильной.

Наша миссия

НАШЕ ВИДЕНИЕ: Дать церкви возможность заботиться о сиротах, пока у них у всех не будет дома!

НАША МИССИЯ: Мы вооружаем, вдохновляем и мобилизуем церковь для заботы о сиротах и ​​уязвимых детях. Задействованы церкви. Дети восстановлены. Общины, преобразованные Евангелием Христа.

Наши ценности

Мы зависим от Бога, увлечены тем, что делаем, и стремимся к партнерству.

Мы ценим отношения, смирение, милосердие, семью, всестороннюю заботу о детях и наших сотрудниках и стремимся нести служение превосходно.

Мировые сироты — что мы делаем

В рамках нашей инициативы по уходу на дому команды служителей поместных церквей наставляют и учатся в семьях, приютивших сирот.Церкви Соединенных Штатов объединяются вместе с международными церквями, чтобы сформировать партнерские отношения между церквями, ориентированные на отношения. Именно благодаря этим партнерствам дети и семьи получают комплексную помощь (физическую, умственную, эмоциональную, социальную и духовную).

Хотя партнерство между церквями является основой нашего служения, мы также стремимся вовлекать в него отдельных людей и группы. Есть возможности для всех возрастов и этапов, групп и отдельных лиц, тех, кто хочет путешествовать и тех, кто любит оставаться дома.

Расширенные семьи и предполагаемая поддержка опекунами детей, осиротевших вследствие СПИДа, в районе Ракаи в Уганде

Резюме

Цель

Чтобы понять роль расширенных семей в реагировании на проблемы детей и подростков, осиротевших из-за СПИДа, в Уганде, в исследовании рассматривается, кто является основных опекунов детей и подростков, осиротевших в результате СПИДа, какие виды ухода предоставляются сиротам и зависит ли качество ухода в зависимости от пола и типа основного опекуна.

Методы

В исследовании используется двумерный анализ и модели смешанных эффектов с использованием исходных данных кластерного рандомизированного экспериментального дизайна, включающего 283 осиротевших подростка в Уганде.

Результаты

Анализ выявил доминирующую роль женщин-опекунов как для одиноких, так и для двойных сирот. В отсутствие биологических родителей, как в случае двойных сирот, преобладает роль бабушек и дедушек как опекунов. В среднем участники исследования указали на высокий уровень воспринимаемой поддержки со стороны лиц, осуществляющих уход: средний балл 3.56 из 4 (95% ДИ = 3,5, 3,65). Результаты моделей со смешанными эффектами (с поправкой на школьные эффекты) выявили значительные различия в восприятии поддержки опекуном в зависимости от пола опекуна. По сравнению с коллегами-мужчинами, женщины-участники, с которыми проживает ребенок/подросток (B=0,22, 95% ДИ=0,11, 0,34), и женщины, которые в настоящее время заботятся о ребенке/подростке (B=0,15, 95% ДИ=0,05). , 0,26) обеспечивают большую поддержку со стороны опекунов, как это воспринимается и сообщается ребенком/подростком. Точно так же финансисты-женщины — по сравнению с источником финансовой поддержки мужчин — обеспечивают большую поддержку со стороны опекунов, как это воспринимается и сообщается ребенком / подростком (B = 0.16, 95% ДИ = 0,04, 0,3).

Выводы

Наши результаты показывают, что расширенные семьи по-прежнему остаются важным источником ухода и поддержки для детей и подростков, осиротевших в результате СПИДа, в Уганде. Полученные данные подтверждают аргумент о важности материнской и дедушкиной заботы о сиротах, ставших жертвами СПИДа.

Ключевые слова: расширенная семья, осиротевшие подростки, расширение экономических возможностей, Уганда, страны Африки к югу от Сахары, проект Suubi

1.Введение

По оценкам ЮНИСЕФ, двенадцать миллионов детей и подростков в странах Африки к югу от Сахары являются сиротами, потерявшими одного или обоих родителей в результате СПИДа (ЮНИСЕФ, 2011). В частности, в Уганде в 2009 году 6,5 процента взрослого населения жили с ВИЧ, а 1,2 миллиона детей и подростков остались сиротами из-за СПИДа (ЮНЭЙДС, 2010). Сиротство затрагивает не только ребенка или подростка, который растет без родителей, но и оказывает дополнительное экономическое давление на систему расширенной семьи.В Уганде, стране, где нет системы социального обеспечения, финансируемой государством, дети-сироты и подростки зависят либо от поддержки гражданского общества, включая церкви и неправительственные организации, либо от членов расширенной семьи. Расширенная семья может состоять из родственников, включая бабушек и дедушек, дядей, теток, старших братьев и сестер (братьев и сестер) и родственников (Guest, 2001).

Несмотря на то, что система расширенной семьи относительно велика в контексте Уганды, исследования показывают, что из-за бедности и болезней (включая ВИЧ/СПИД) система расширенной семьи перегружена и ее члены все более неохотно принимают дополнительных осиротевших детей и подростков. даже если они родственники (Nyambedha, Wandibba, & Aagaard-Hansen, 2003; Ssewamala & Ismayilova, 2009).Кроме того, в ответ на социальные изменения, такие как урбанизация, традиционная отцовская забота о сиротах была заменена материнской заботой и заботой бабушек и дедушек (Oleke, Blystad, & Rekdal, 2005).

Учитывая этот контекст, в нашей статье исследуется, кто является основным опекуном детей и подростков, осиротевших в результате СПИДа, в Уганде, и какие виды ухода предоставляются сиротам. В документе также рассматривается вопрос о том, зависит ли поддержка опекуна, как она воспринимается и сообщается сиротами, в зависимости от пола основного опекуна и его отношения к сироте.Изучение этих вопросов важно, поскольку необходимо выяснить, куда следует вкладывать государственные и негосударственные ресурсы для поддержки этой уязвимой группы детей и подростков. Кроме того, результаты могут способствовать нашему пониманию важности расширенной семьи по сравнению с другими формами ухода — в государственных/негосударственных учреждениях — в решении проблем детей и подростков, осиротевших в результате СПИДа, и в укреплении семейных возможностей по уходу. для этих детей и подростков.

2. Фон

2.1. Меняющийся профиль основного опекуна

Система расширенной семьи — традиционная форма ухода за сиротами в большинстве стран Африки к югу от Сахары — продолжает оставаться наиболее часто используемой сетью социальной защиты (Lund & Agyei-Mensah, 2008). Несмотря на то, что постоянная бедность привела к насыщению возможностей традиционных систем социальной защиты (Guest, 2001), более 90 процентов детей-сирот и подростков в большинстве стран Африки к югу от Сахары по-прежнему находятся на попечении расширенных семей (Oleke et al. ., 2005).

Абебе и Аасе (Abebe & Aase, 2007) проводят различие между структурой расширенной семьи, основанной на кровных родственных связях, включая дядей, теток, бабушек и дедушек и двоюродных братьев, и структурой «фиктивного родства», которая охватывает людей, не имеющих кровного родства. (например, друзья, учителя и соседи). Действительно, в некоторых случаях члены сообщества добровольно заботятся о детях-сиротах и ​​подростках (Drew, Makufa, & Foster, 1998).

В нескольких исследованиях утверждается, что структура расширенных семей, относящаяся к патрилинейной системе поддержки, сопротивлялась крупным социальным изменениям (Therborn, 2004).Другие, однако, подчеркивают пагубное влияние урбанизации (Cheng & Siankam, 2009; Foster & Williamson, 2000) и утверждают, что патрилинейная система родства больше не преобладает, а традиционная патрилинейная забота о сиротах была заменена материнской заботой и заботой бабушек и дедушек (Oleke et al. др., 2005). В частности, практика, когда дяди и тети являются основными опекунами осиротевших детей и подростков в странах Африки к югу от Сахары, постепенно меняется либо из-за миграции, либо из-за ВИЧ/СПИДа, который уносит относительно молодое поколение.Вместо этого бабушки и дедушки все чаще становятся источником социальной защиты для осиротевших детей и подростков (Foster, 2000; Lewis, 2005). Как справедливо отмечают Cheng and Siankam (2009), многие домохозяйства в странах Африки к югу от Сахары все больше упускают из виду так называемое среднее поколение, в результате чего бабушки и дедушки являются основными опекунами своих внуков.

Существует в основном два варианта ухода и поддержки детей-сирот в Уганде и большей части стран Африки к югу от Сахары: 1) помещение в специальные учреждения (или использование детских домов) и 2) семейный уход с выжившими родителями или родственниками (Ssewamala & Ismayilova, 2009). ).Эта статья о детях на попечении семьи. В целом дети-сироты, находящиеся на попечении семьи, с большей вероятностью будут жить со своими опекунами (Ansell & Young, 2004; Cheng & Siankam, 2009). В большинстве стран Африки к югу от Сахары домохозяйства, возглавляемые женщинами, заботятся о большем количестве сирот, чем домохозяйства, возглавляемые мужчинами, и бабушки все чаще становятся основными опекунами сирот, осиротевших от СПИДа (Thupayagale-Tshweneagae, Wright, & Hoffmann, 2010). Хотя бабушки все чаще становятся главными лицами, обеспечивающими уход за осиротевшими детьми и подростками, особенно в странах Африки к югу от Сахары, их влияние на благополучие сирот недостаточно задокументировано.

2.2. Качество ухода зависит от типа опекуна

В целом считается, что дети и подростки, проживающие в домохозяйствах, возглавляемых их биологическими родителями или бабушками и дедушками, имеют лучшие результаты в школе по сравнению с детьми и подростками, проживающими в домохозяйствах, возглавляемых другими родственниками или неродственниками (Эйнсворт и Филмер, 2006; Паркер и Шорт, 2009). Различия в результатах обучения рассматриваются – среди прочих факторов – как функция качества ухода за сиротой (Case, Paxson, & Ableidinger, 2004; Operario, Cluver, Rees, MacPhail, & Pettifor, 2008).Проблемы с образованием также могут быть вызваны психологическими трудностями из-за трудностей адаптации в новом доме, разлуки с братьями и сестрами и других изменений.

Экономические ограничения и возраст опекунов могут объяснить различия в качестве ухода за сиротами их опекунами. Некоторые опекуны могут быть слишком молоды или слишком стары, чтобы обеспечить должный уход за сиротами (Sengendo & Nambi, 1997).

Как упоминалось ранее, все больше детей-сирот находятся на попечении своих бабушек и дедушек, особенно бабушек.Влияние бабушки и дедушки на благополучие ребенка и подростка может варьироваться в зависимости от ряда факторов, включая убеждения бабушки, ее знания, доступ к ресурсам, эмоциональные и физические ограничения (Parker & Short, 2009). В целом бабушки и дедушки менее способны обеспечить дисциплину и адекватную социализацию (Sengendo & Nambi, 1997). Особое внимание уделено особой роли бабушек. С одной стороны, бабушки, которые, по сравнению с другими родственниками, проявляют большую привязанность к детям и подросткам, могут иметь очень положительное влияние на эмоциональное и психологическое благополучие сирот, поскольку они с меньшей вероятностью будут дискриминировать этих детей и подростков, поскольку они не иметь собственных маленьких детей (Parker & Short, 2009).Однако, с другой стороны, бабушки могут быть слишком бедны или слабы, чтобы эффективно заботиться о ребенке и подростке (Nyambedha et al., 2003; Thupayagale-Tshweneagae et al., 2010)

Исследования характера и качества ухода, доступные для Сироты СПИДа в странах Африки к югу от Сахары относительно немногочисленны (Cluver, 2007). Точно так же существуют противоречивые данные об изменении профиля основного опекуна детей-сирот и подростков. Наша статья призвана дополнить знания об уходе за осиротевшими детьми и подростками в странах Африки к югу от Сахары путем изучения следующих вопросов:

  1. Кто является основным опекуном детей и подростков, осиротевших в результате СПИДа, в сообществах с низким уровнем ресурсов; и какие виды ухода — определяемые как виды поддержки, включая финансовую и эмоциональную (Barrera, 1986; Swanson et al., 1997) — предоставляются детям-сиротам? (например, с кем живет ребенок/подросток, кто финансово поддерживает ребенка/подростка, кто ухаживает за ребенком/подростком, к кому ребенок/подросток пойдет за советом)

  2. Зависит ли тип ухода за ребенком /возраст, пол и статус сиротства подростка?

  3. Зависит ли поддержка опекуна, как он воспринимается и сообщается сиротой, в зависимости от пола опекуна и отношения опекуна с сиротой?

3.Методология

3.1. Источник данных

В этом документе используются исходные данные вмешательства, финансируемого Национальным институтом психического здоровья, проведенного в Уганде (2005–2008 гг.). В исследование были включены 283 ребенка-сироты и подростка (161 девочка и 122 мальчика) в возрасте от 11 до 17 лет, набранных из пятнадцати начальных школ, расположенных в Ракаи, одном из районов Уганды, наиболее пострадавших от ВИЧ/СПИДа.

Общая цель вмешательства состояла в том, чтобы проверить влияние вмешательства по расширению экономических прав и возможностей семьи, включающего создание совмещенных детских сберегательных счетов (CSA) для образования, на улучшение показателей здоровья и образования подростков, осиротевших в результате СПИДа.В исследовании применялся кластерно-рандомизированный экспериментальный план с рандомизацией на уровне школы.

Все выбранные школы были полугородскими государственными школами со схожими социально-экономическими характеристиками. Каждая из пятнадцати школ была случайным образом отнесена к экспериментальным или контрольным условиям на школьном уровне. Все участники в пределах одной школы получили одинаковое задание условия.

Чтобы принять участие в исследовании, воспитатели детей и подростков в выбранных школах должны были выразить свою заинтересованность в участии.Дальнейшее зачисление осуществлялось на основе трех критериев: (1) осиротевший ребенок/подросток, определяемый как ребенок/подросток, потерявший одного или обоих родителей из-за ВИЧ/СПИДа; (2) зачислен в начальную школу; и (3) в последние два года начальной школы.

3.2. Меры

В этом документе анализируются исходные данные, собранные в ходе индивидуальных интервью с подростками (продолжительностью 90 минут). Вопросы поддержки семьи были адаптированы из шкалы «Шкала семейного окружения/оценки семьи» (FES/FAM) (Tolan, 2002).

Основной опекун и тип ухода

Чтобы определить, кто является основным опекуном и каковы типы ухода, мы рассматриваем три вопроса: «С кем живет ребенок/подросток», «Кто ухаживает за ребенком/ подростком сейчас (например, оплата услуг ребенка/подростка, покупка книг для ребенка/подростка и т. д.)», и «Кто является источником финансовой поддержки». Кроме того, сирот попросили указать трех самых важных взрослых в их жизни (важный взрослый 1, важный взрослый 2 и важный взрослый 3).

Восприятие ребенком/подростком поддержки со стороны опекуна

Чтобы изучить восприятие ребенком/подростком поддержки со стороны его/его опекуна, мы создали шкалу с использованием факторного анализа. Двадцать пунктов из инструментария обследования были подвергнуты факторному анализу с использованием STATA 11. Пригодность данных для факторного анализа оценивалась с использованием значения адекватности выборки Кайзера-Мейера-Оклина. Наш набор данных продемонстрировал значение Кайзера-Мейера Оклина, равное 0,7, что превышает рекомендуемое значение 0.6 (Кайзер, 1974; Паллант, 2007). Вращение варимакс, выполненное в этом факторном анализе, показало, что переменные в значительной степени нагружены тремя различными факторами, что предполагает наличие определенной структуры (Lackey & Sullivan 2003). Трехфакторное решение объяснило 33,4% дисперсии.

Одиннадцать из двадцати заданий имели сильную факторную нагрузку (>0,3) на один фактор с собственным значением, равным 3,14. Все остальные переменные, хотя и нагружаются двумя разными факторами (с собственными значениями 1.84 и 1.7), показал очень низкую альфу Кронбаха. Поэтому мы не рассматривали их для нашего анализа.

Одиннадцать пунктов (« Могу рассчитывать на помощь родителей/опекунов»; «Родители/опекуны подталкивают меня к тому, чтобы я старался изо всех сил»; «Родители/опекуны говорят, что я не уступаю в спорах»; «Родители/опекуны проявляют интерес к моей школьной работе» ; «Родители/опекуны объясняют, почему они хотят, чтобы я что-то сделал»; «Родители/опекуны поощряют меня, когда я получаю плохие оценки»; «Родители/опекуны знают, кто мои друзья»; «Родители/опекуны проводят время, разговаривая со мной»; «Семья вместе развлекается»; «Как часто ваши родители/опекуны находят время, чтобы выслушать вас»; «Если у вас есть проблема, как часто ваши родители/опекуны предлагают помощь») , каждый оценивается по 4-балльная шкала Лайкерта с ответами от «1 — категорически не согласен» до «4 — полностью согласен» представляет собой шкалу, измеряющую воспринимаемую поддержку со стороны лиц, осуществляющих уход.Мы создали средний балл по одиннадцати пунктам, где более высокое значение указывает на более высокий уровень поддержки лиц, осуществляющих уход. Шкала имеет высокую внутреннюю согласованность (α=0,71).

Ковариаты

Для измерения общего благосостояния домохозяйства мы создали сводную оценку по семнадцати пунктам (например, Есть ли у семьи дом? Есть ли у семьи земля? Есть ли у семьи мотоцикл? Есть ли у семьи велосипед? собственный банановый сад? У семьи есть животные? У семьи есть небольшой бизнес?) .Более высокое значение указывает на более высокий уровень общего благосостояния домохозяйства. Шкала имеет умеренную внутреннюю согласованность (α=0,62). Статус сиротства ребенка/подростка представляет собой категориальную переменную с тремя категориями ответов: сирота-одиночка по материнской линии, сирота-одиночка по отцовской линии и сирота-двойня.

3.3. Анализ данных

Чтобы ответить на вопрос исследования № 1 — кто является основным опекуном детей и подростков, осиротевших в результате СПИДа, в сообществах с низким уровнем ресурсов, и какой вид ухода предоставляется сиротам — мы проводим однофакторный анализ с использованием Stata 11.Из-за кластерного характера наших данных мы использовали процедуры опроса в Stata и представили оценки параметров популяции (средние значения, пропорции) вместе со статистикой доверительных интервалов, чтобы учесть различия не только между отдельными людьми, но и между кластерами (в нашем случае, школами). ).

Чтобы изучить вопрос исследования № 2, мы проводим двумерный анализ вариаций профиля основного опекуна в зависимости от возраста ребенка/подростка, пола и статуса сиротства. Из-за кластерного характера наших данных мы сообщаем скорректированную F-статистику Вальда, чтобы рассматривать вариации на индивидуальном уровне с учетом потенциальной корреляции между наблюдениями из одних и тех же кластеров.

Чтобы ответить на вопрос исследования № 3, мы проводим регрессию со смешанными эффектами, чтобы изучить различия в воспринимаемой поддержке лица, осуществляющего уход, в зависимости от (i) пола основного лица, осуществляющего уход; и (ii) отношение основного опекуна к сироте (биологические родители, дедушки и бабушки или другие родственники). Были запущены три модели, чтобы выяснить, зависит ли поддержка опекуна, как она воспринимается и сообщается сиротой, в зависимости от пола опекуна. Модель 1 запускает регрессию с использованием опекуна, с которым живет сирота. Модель 2 запускает регрессию с использованием опекуна, который в настоящее время заботится о сироте (т.грамм. оплата обучения в школе, покупка книг). Модель 3 запускает регрессию, используя лицо, осуществляющее уход, указанное как источник финансовой поддержки семьи сироты. В качестве основных ковариат используются возраст ребенка/подростка, его пол и статус сиротства, а также количество детей в домохозяйстве и общее благосостояние домохозяйства.

Как упоминалось ранее, во всех анализах учитывалось группирование людей в школах с поправкой на возможное влияние факторов школьного уровня на индивидуальное поведение (Andrew & Jennifer, 2007).

4. Результаты

4.1. Социально-демографические характеристики выборки

Результаты свидетельствуют о том, что участники жили в относительно многодетных семьях. Среднее количество людей в домохозяйстве () составляет шесть человек (M = 6,6, 95% ДИ = 6,06, 7,2). Это на одного члена больше, чем в среднем по стране (5) на домохозяйство в Уганде, и на два члена больше, чем в среднем (4) на домохозяйство в районе Ракаи в Уганде (Статистическое бюро Уганды, 2010). Относительно высокие цифры могут быть связаны с тем, что наше исследование было сосредоточено на семьях с осиротевшими детьми и подростками.Поэтому вполне вероятно, что в силу того факта, что наше исследование было сосредоточено на семьях, заботящихся о сиротах, многие из них, возможно, взяли дополнительных детей и подростков, поэтому сообщают о несколько большем количестве членов домохозяйства, чем в типичной семье Уганды.

Таблица 1

Социально-демографическая характеристика выборки (N=283)

, 47.63], 47.63]
Ключевая характеристика Процент, % [95% доверительный интервал]
Итого (N=283) Двойная сирота (n=113) Одинарная сирота (n=170) Проектная F

Девочки/подростки 56.89 [47.28,66.01] 53 [41,4, 64,5] 59,4 [46.8, 70.9] 0,76 0,76
9057 Детский / подростковый возраст в годы, среднее значение 13.71 [13.37, 14.05] 13.8 [13.5, 14.22] 13.6 [13.2, 14] 1.7 1.7
Число людей в домохозяйстве, средний 6.6 [6.06, 7.2] 6.58 [6.08, 7,09] 6.7 [6.01 , 7.4] 0,29
Количество детей в домохозяйстве, среднее 3.4 [3.02, 3.9] 3.33 [2.78, 3.88] 3.55 [3.05, 4.05] 0.05] 0,73
Статус сирота
Один отцовский сирорт (отчет Отец не жил) 41.94 [3645, 47.63]
Одиночные материнские сироты (отчет Мать не живут) 19 [14.52, 24.45]
Двухместный сирорт (доклады) 39.07 [33.41, 45.04]

Средний возраст детей и подростков, включенных в исследование, составлял 13,7 лет. Тридцать девять процентов этих детей и подростков были двойными сиротами (сообщившие, что оба родителя не выжили), 41,95% были сиротами по отцовской линии (сообщившие, что отец не выжил), и 19% были сиротами по материнской линии (сообщившие, что мать не выжила). (См.)

4.2. Профиль основного опекуна

При ответе на вопрос исследования № 1 о том, кто является основным опекуном детей-сирот и подростков в районе Ракаи в Уганде, мы обнаружили, что 41.32% детей-сирот сообщили, что живут с бабушками и дедушками (в основном с бабушками). Роль бабушек и дедушек как опекунов была более явно выражена в жизни двойных сирот по сравнению с одиночными сиротами. В частности, больше двойных сирот жили с бабушками и дедушками по сравнению с одинокими сиротами (F = 18,3, p <0,001), и больше двойных сирот получали заботу и финансовую поддержку со стороны бабушек и дедушек по сравнению с одинокими сиротами (соответственно, F = 17,68, p <0,001 и F=13,5, р<0,001). Более того, бабушки чаще, чем другие родственницы женского пола, были женщинами, которые большую часть своей жизни воспитывали сироту (см. ).Эти результаты отражают тот факт, что у одиноких сирот все еще есть выжившие биологические родители, которые заботятся о них. С другой стороны, двойные сироты по определению — это дети и подростки, у которых нет выживших родителей. Значит, о них должен кто-то заботиться. В этом случае вмешались бабушка и дедушка и позаботились о них.

Таблица 2

Кто такие опекуны и какие виды ухода они обеспечивают за детьми-сиротами и подростками в выборке (N=283)

2 995] 1,4 2 [10.916 26,55 [17.31,38.42] [16.28, 27], 61.11]2, 27.55] [12.45, 19.25],, 44.04]5596, 69.51]2 9069932 [20.7, 32.4] [19.26 352] 1 1
  • 07
  • [8.3, 14.3]22 [18.12 32,73]
    Ключевая характеристика Процент, % [95% доверительный интервал]
    Total (N = 283) Двойной сироты (N = 113) Одноразовая сирорта (N = 170)
    Кто ребенок живет / остается с 18.3 ***
    Биологическая мама 23.32 [18.87, 28.45] 0 0 38.82 [31.3, 46.92]
    Биологический отца 7.42 [4.3, 12.6] 0 12.35 [7.53, 19.61]
    Бабушка
    33,9 [27.2, 41,35] 44.25 [37.75, 50,94] 27.06 [19.4, 36.35]
    Granfather 7.42 [4.04, 13.25] 11.5 [6.35, 19.96] 4.7 [2.01, 10.62]
    TOTT 15.55 [11.2, 21.2] 23.89 [16.29, 33,6] 10 [6.2, 15.7]
    Дядя
    7.07 [4.06, 12.02] 12.39 [8.096, 18.5] 3.53 [1.1, 10.5]
    Другие родственники 5.3 [3.11, 8.9] 7.965 [4.2, 14.46 ] 3,53 [1,5, 7,8]
    Женщина, осуществляющая уход: с кем проживает ребенок 75 [69.88, 79.5] 72.22 [64.9, 78.5] 76.8 [70.3, 82.3] 1,4
    , которые заботятся о ребенке сейчас (например, оплата платежей, покупательские книги и т. Д.) 17.68 17.68 ***
    Биологическая мать 25.4 [21.45 25.4 [21.45, 29,9] 0 41.76 [34.73 4915]
    Биологический отц 8.48 [4,9, 14.22] 0 14.12 [8.54,22.44]
    Бабушка 26.15 [19.2, 34,5] 36.28 [25,98,48,02] 19,41 [13.75 26536 19,41 [13.7526.69]
    Granfather 9.2 [5.1, 15,98] 14.16 [760324.85] 5.882 [2. 5.882 [2,915,115]
    TOTT 15.55 [10.9, 21.7] 8.235 [4.79313.79]
     Дядя 8.13 [5.2, 12.5] 13.27 [8.14536 13,27 [8.145,20,9] 4.706 [2.176 9.88]
    Другие родственники 7.07 [4.4, 11.1] 8.85 [5.31414.38] 5.882 [2,398,13,72
    Женский опекун: кто заботится о ребенке сейчас 70.97 [63.94, 77.12] 68.18 [59.55, 75.75] 72.78 [64.2, 79.97] 1.12
    Источник финансовой поддержки семьи ребенка 13.5 * ***
    Биологическая мама 24 [19.13, 29.69] 0 39.29 [30.68, 48.62]
    Биологический отца 6.09 [3.3, 10.88] 0 10.12 [5.786, 17.11]
    Бабушка 21.15 [16.28, 27] 27.93 [19.41 38,41] 16.67 [11.87, 22.9]
    Granfather 8.6 [4.67, 15.32] 12.61 [6.288 23.61 [6.288 23.69] 5.95 [2.8, 12.18]
    TOTT 15.42 [11.54, 20.29] 20.72 [13.41,30.6] 11,9 [7.3, 18.7]
    Дядя 15 [11.4, 19.6] 25.23 [17.48,34.95] 8.3 [5.3, 12.82]
    Другие родственники 9.68 [6.75, 13.7] 12.61 [7.84,19.67 ] 7.74 [4.13, 14.03]
    Женский источник финансовой поддержки 64.52 [57.53, 70.93] 53.15 [45.03, 61.11] 72.02 [63,9536 72.02 [63.95, 78.89] 70535 ** 9069 **
    Женщина, которая подняла ребенка больше всего из ее / его жизни 10.04 *** *
    Биологическая мама 39.58 [33.88, 45.57] 17.7 [10.67, 27.91] 54.12 [45.81, 62.2]
    Grandmother 36 .04 [28.71, 44.09] 50.44 [41.26, 59.59] 26.47 [19.86, 34.33]
    Другие женские родственники (тетя, сестра, Степ-мать) 20.49 [15.67, 26.35] 29.2 [19, 42.05] 14.71 [9.2, 22.75]
    Нет женского поручения 3.89 [1.81, 8.17] 2.65 [0,7, 10,03] 4,7 [1.8, 11.73]
    Мужчина, который воспитывал ребенка большую часть своей жизни 5.11 ** 9067 **
    Биологический отец 28.62 [22.87, 35.16] 16.8 [9.5, 27.9] 36,5 [28.01, 45.85]
    Дедушка 13.78 [9.83, 18.99] 18.58 [12.05, 27.55] 10.59 [6.5, 16.78]
    Другие мужские отношения (дядя, брат, Степ-отец) 15.55 [12.45, 19.25] 22.12 [16.07, 29,65] 11.18 [7.55, 16.24]
     Нет опекуна-мужчины 42.05 [35.6, 48.79] 42.48 [32,96, 52.59]] 41.76 [33.22, 50.84]
    Статус занятости Источника финансовой поддержки 251
    Занятость 37 [30.49, 44.04] 57.14 [44.18 57.14 [44.18, 69.2] 66.86 [59.6373.38]
    42.86 [30.8, 55.82] 33.14 [26.62, 40.37]
    Отношения до важных взрослых 1 12.88 ***
    Биологическая мама 22.6 [18.33, 27.56] 0 36.47 [29.5, 44.06]
    Биологический отец 6 [2.86, 12.2] 0 10 [4.947, 19.17]
    Бабушка 22.97 [16.99, 30.28] 27.43 [20.7, 35.38] 20 [13.96, 27,81]
    Granfather 6.36 [3.75, 10.59] 9.735 [4606, 19.41] 4.118 [1.605, 10.16]
    TOTT 16.25 [10.77, 23,79] 29.2 [19.32,4136 29.2 [19.32 4136] 7.647 [3.81814.73]
    Дядя 8.8 [5.83, 13.2] 14.16 [8.752 22.1] 5.294 [3.094,8.915]
     Другие родственники 14.13 [10.66, 18.5] 14.16 [9.396,20.78] 14.12 [9.88919.76]
    Non-of Rebratents 2.8 [1.12, 6,93] 3.54 [1.00311.74] 2.353 .8652,6.238]
    Женский важный взрослый 1 69,6 [62.15, 76.17] 66.37 [57.1474.5] 71.76 [62.68 70006] 1.42
    Количество сообщений в неделю с важным взрослым 1, в среднем 5.1 [4.5, 5,7] 5.36 [4.35, 6.4] 4.9 [4.23, 5.6] 0.59
    Отношения до важных взрослых 2 4.17 ** **
    Биологическая мама 495 [2.4, 9.8] 0 8.235 [4.182156]
    Биологический отца 4,6 [2.9, 7.13] 0 7.647 [4.72912.14 ]
     Бабушка 17.67 [12.9, 23,67] 15.93 [10.79,22,89] 18.82 [12.2527,8]
    Granfather 4,6 [2.4, 8.7] 5.31 [2.411, 11.29] 4.118 [1.679, 9.745]
    TOTT 26.15 [20.7, 32.4] 36.28 [27.26 46.38] 19.41 [13.3592.36]
    дядя 12.7 [9.7, 16.5] 15.04 9.858,22.28] 11.18 [7.781,15.8]
     Другие родственники 23.67 [17.47, 31.26] 19,47 [12.432916] 26.47 [19.26 356 26.47 [19.26 35.2]
    4 5.65 [2.8, 11.08] 7.965 [2.605 21.87] 4.118 [ 1.627,10.03]
    Женский важный взрослый 2 59.8 [52.2, 66.94] 64.29 [53.32, 73.94] 56.8 [44.55, 68.3] 0.84
    общения в неделю с важным взрослым 2, в среднем 3.9 [3.5, 4.3] 4.16 [3.4, 4.9] 3.7 [3.1, 4.2] Отношения для важных взрослых 3 0.8586
    Биологическая мама 3.5 [1.5, 7,96] 1.77 [0.3684, 8.071] 4.706 [1.952, 10.91]
    Биологический отца 1.77 [0,87, 3.6] 1.77 [4795,6.312 ] 1.765 [.5776 5.263]
    бабушка 10.95 [8.3, 14.3] 14.16 [9.557,20] 8.824 [4.69315.98]
    Granfather 3.89 [1.66, 8.86 ] 2.655 [0.7162,9.347] 4,706 [1.67912.49]
    TOTT 9053 [17.6, 30.3] 21.24 [12.03 34.72] 24.71 [18.12 32.73]
     Дядя 24,4 [19.7, 29,8] 9, 29.8] 24.78 [18.04 33.02] 24.12 [18.42 30536 24.12 [18.42 30.91]
    Другие родственники 23,7 [18.02, 30.44] 27.43 [18.98 37.9] 21.18 [15.5 28.23
    Non-ReCornativent 8.5 [6.9, 10.43] 6.195 [2.56914 6.195 [2.56914.19] 10 [6.781,14.51]
    Самбат важный взрослый 3 52.69 [44.87, 60,4] 54,05 [44,12,63,68] 51.79 [43.1660.31] 0,26 0,26
    Количество коммуникаций в неделю со важным для взрослых 3, средний 3.9 [3.55, 4.2] 3.74 [3.15, 4.32] 3.94 [3.5, 4.4] 0.3
    Воспроизвести поддержку опекуна, средний 3.56 [3.5, 3.6] 3.5 [3.4, 3.6] 3.56 [3.5, 3.7] 0,49

    Анализ выявил в целом доминирующую роль женщин-воспитателей – биологических матерей, бабушек и теток – как для одиноких, так и для двойных сирот.Даже когда биологических матерей, которых считали наиболее естественными опекунами (Beegle, Filmer, Stokes, & Tiererova, 2009), уже не было в живых, особенно в случае двойных сирот, женщины-опекуны (бабушки и тети) упоминались чаще, чем мужчины. опекуны (дедушки и дяди). В частности, 68,14 % двойных сирот в нашем исследовании проживают с бабушками (44,25 %) и тётями (23,89 %). Более того, на вопрос «, кто заботится о вас сейчас (например, оплачивает ваши взносы, покупает ваши книги и т. д.)» 62.83% детей и подростков сообщили о бабушках (36,28%) и тетях (26,55%).

    В целом женщины-опекуны играют важную роль в финансовой поддержке осиротевших детей и подростков в исследовании. Например, 64,52% детей и подростков, участвовавших в исследовании, сообщили, что их семьи получали финансовую поддержку от биологической матери, бабушки или тети. Роль мужчины-опекуна в качестве финансовой поддержки сирот в исследовании была относительно небольшой. Это может быть связано с в целом меньшим числом детей и подростков, проживающих с отцами и дедушками.Результат значительно варьировался в зависимости от статуса сиротства ребенка/подростка: больше одиноких сирот, чем двойных сирот, сообщили, что женщины-опекуны были основным источником финансовой поддержки (F = 7,57, p <0,01). Однако, даже когда обоих биологических родителей не было в живых, женщины-опекуны, особенно бабушки и тети, чаще, чем мужчины-опекуны, упоминались в качестве основного источника финансовой поддержки (см. ).

    Среди мужчин, ухаживающих за двойными сиротами, дяди играли более важную роль в качестве источников финансовой поддержки по сравнению с дедушками и другими родственниками мужского пола (см. ) % были официально трудоустроены.

    Кроме того, детей и подростков попросили указать трех самых важных взрослых в их жизни (см. ). Во всех трех случаях (важный взрослый 1, важный взрослый 2 и важный взрослый 3) наиболее важными взрослыми в жизни ребенка/подростка были женщины. Кроме того, больше двойных сирот по сравнению с одиночными сиротами упомянули бабушек и дедушек как важных взрослых 1 и важных взрослых 2 (соответственно, F = 12,88, p <0,001 и F = 4,16, p <0,001). Эти результаты согласуются с существующими литературными данными, которые указывают на то, что двойных сирот (без живых биологических родителей), как правило, забирают их бабушки и дедушки.

    Кроме того, более 62 процентов участников считали «других родственников», а не своих «биологических родителей», одними из двух самых важных взрослых в их жизни из трех. Этот вывод важен, потому что он указывает на тот факт, что система расширенной семьи по-прежнему играет важную роль в уходе и поддержке детей-сирот в Уганде. Более того, участники исследования сообщили, что общались с каждым из двух своих важных взрослых не менее 4 раз в неделю. Опять же, эти результаты являются проявлением важности системы расширенной семьи в уходе и поддержке этой группы уязвимых детей.

    4.3. Различия в воспринимаемой поддержке со стороны опекуна

    В среднем участники исследования указали на получение высокого уровня воспринимаемой поддержки со стороны опекуна (): средний балл 3,56 из 4 (95% ДИ = 3,5, 3,65). Эти результаты указывают на заботливые семьи, которые активно участвуют и поддерживают осиротевших детей и подростков.

    Результаты моделей смешанных эффектов (с поправкой на школьные эффекты) описаны в . Три модели, представленные в этой таблице, направлены на то, чтобы понять, зависит ли поддержка опекуна, как она воспринимается и сообщается сиротой, в зависимости от пола опекуна.Модель 1 рассматривает этот вариант для опекуна, с которым живет сирота. Модель 2 исследует эти различия для опекуна, который в настоящее время заботится о сироте (например, оплата обучения в школе, покупка книг). Модель 3 анализирует эту вариацию для опекуна, указанного в качестве источника финансовой поддержки семьи сироты.

    Таблица 3

    Регрессионные модели со смешанными эффектами для воспринимаемой поддержки лиц, осуществляющих уход, на исходном уровне (N=283)


    Независимые переменные Коэффициент (95% доверительный интервал)
    Модель 1 (ощущение поддержки со стороны лица, осуществляющего уход, с которым живет ребенок/подросток) Модель 2 (ощущение поддержки со стороны лица, осуществляющего уход, которое в настоящее время заботится о ребенке/подростке) Модель 3 (ощущение поддержки со стороны лица, осуществляющего уход воспитателями, которые являются источником финансовой поддержки семьи ребенка/подростка)

    Константа 3.5 [2.98, 4.04] *0* 3.6 [3.1, 4.3] *** 3.6 [3.05, 4.1] ***
    Женский опекун 0,22 [0.11 , 0.34] *** 0,15 [0,05, 0,255] ** 0,156 [0,04, 0,3] **
    Количество лет с попечителем 0,026 [-0,01 , 0.064] N / A N / A
    N / A
    Ссылка Ссылка Ссылка Ссылка
    Одиночная материнская сирота -0 .04 [-0.2, -.09] -0.06 [-0.2, 0,07] -0535 -0,04 [-0,17, 0,09]
    Один отцовский сирорт 0,005 [-0,1, 0,11] 0,02 [- 0.08, 0.13] 0.3 [-0.07, 0.14]
    0,19 [0,099, 0,29] *** 0,174 [0,08, 0,3] *** *** 0,18 [0,09, 0,28] ***
    Детский/подростковый возраст −0.04 [-0.08, -0.04] * -0535 -0.03 [-0,07, 0,001] -0.36 [-0,07, -0.0001] *
    Количество детей в домохозяйстве — 0.003 [-0.02, 0,017] -0.006 [-0,03, 0,01] -0.007 [-0,03, 0,01]
    Общее богатство домохозяйства 0,045 [0,02, 0,07] *** 0,04 [0,02, 0,07] *** 0,05 [0,02, 0,07] ***

    Все три модели воспитателей выявили значительные различия в воспринимаемой поддержке опекунов по полу.По сравнению с их коллегами-мужчинами, женщинами-воспитателями, с которыми живет ребенок/подросток (B=0,22, 95% ДИ=0,11, 0,34), и женщинами, которые в настоящее время ухаживают за ребенком/подростком (B=0,15, 95% ДИ=0,05). , 0,26) обеспечивают большую поддержку со стороны опекунов, как это воспринимается и сообщается ребенком/подростком. Точно так же финансисты-женщины — по сравнению с источником финансовой поддержки мужчин — оказывают большую поддержку по уходу, как это воспринимается и сообщается ребенком / подростком (B = 0,16, 95% ДИ = 0,04, 0,3).

    Уровень предполагаемой поддержки со стороны лиц, обеспечивающих уход, во всех трех моделях был в значительной степени связан с общим благосостоянием домохозяйства, измеряющим доступ домохозяйств к активам и ресурсам, приносящим доход: чем выше общее благосостояние домохозяйства, тем выше ощущаемая поддержка со стороны лиц, осуществляющих уход сиротой.Точно так же дети женского пола и подростки в нашем исследовании сообщили о более высоком уровне воспринимаемой поддержки со стороны опекунов по сравнению с детьми и подростками мужского пола. В двух моделях — Модель 1 и Модель 3 — чем ниже возраст ребенка/подростка, тем выше воспринимаемая поддержка со стороны родителей/опекунов, о которой сообщает ребенок/подросток (см. ).

    Регрессионные модели со смешанными эффектами, изучающие различия в воспринимаемой поддержке опекуном в зависимости от его отношений с сиротой (биологические родители, бабушка и дедушка, другие родственники, неродственники), не дали значимых результатов и, следовательно, не сообщаются.Другими словами, мы не обнаружили никакой связи между поддержкой опекуна, как его воспринимают и сообщают сироты, и отношениями опекуна с сиротой.

    5. Обсуждение

    Наши результаты подтверждают аргумент о важности материнской и дедушкиной заботы о сиротах СПИДа (Oleke et al., 2005). В нашем исследовании женщины-опекуны (например, биологические матери, бабушки и тети) доминировали в качестве основных опекунов с точки зрения финансовой поддержки, ухода (например, оплаты детских сборов, покупки детских книг и т. д.) и проживания с сиротами.Хотя вполне естественно, что о сиротах-одиночках по отцовской линии, скорее всего, позаботятся их биологические матери (Beegle et al., 2009), женщины-опекуны, особенно бабушки, по-прежнему преобладали в качестве основных опекунов двойных сирот. Кроме того, опекуны-женщины оказывали более высокий уровень поддержки опекунам по восприятию осиротевших детей и подростков.

    Бабушки и дедушки (особенно бабушки) в нашем исследовании оказались важным источником заботы о детях и подростках.Более 41% детей и подростков, участвовавших в нашем исследовании, сообщили, что живут со своими бабушками и дедушками (в основном с бабушками), что соответствует данным, полученным в ходе опроса 40 стран к югу от Сахары, где 48% детей-сирот сообщили, что живут со своими бабушками и дедушками (Monasch & Boerma). , 2004). Наши результаты согласуются с аргументом о том, что из-за миграции или ВИЧ/СПИДа, затрагивающих молодое поколение, бабушки и дедушки (в частности, бабушки) заменяют дядей и теток в уходе за сиротами в странах Африки к югу от Сахары (Cheng & Siankam, 2009; Foster, 2000; Lewis, 2005)

    Хотя утверждается, что опекуны менее склонны инвестировать в сирот, имеющих более дальнее родство (Case et al., 2004), мы не обнаружили существенных различий в восприятии поддержки опекуном в зависимости от отношений основного опекуна с сиротой (биологические родители, бабушка и дедушка, другие родственники, неродственники). Между тем, воспринимаемая поддержка опекуна была в значительной степени связана с полом опекуна: женщины, осуществляющие уход, оказывают большую поддержку опекунам, как это воспринимается и сообщается сиротами. Кроме того, предполагаемая поддержка лиц, обеспечивающих уход, в значительной степени связана с общим благосостоянием домохозяйства, измеряющим доступ домохозяйства к активам и ресурсам, приносящим доход.Это подтверждает ранее сделанные выводы о том, что влияние ухода со стороны расширенной семьи на благополучие ребенка зависит от социальных и экономических ресурсов семьи (Abebe & Aase, 2007; Verhoef, 2005).

    Значительная часть осиротевших детей и подростков в нашем исследовании назвала родственников, кроме биологических родителей, бабушек и дедушек, «важными взрослыми». Другие родственники, определенные как «самые важные взрослые» в жизни осиротевших детей и подростков в нашем исследовании, могут указывать на роль расширенной семьи в поддержке этих детей и подростков.Несмотря на доводы о том, что расширенные семьи перегружены и поэтому неохотно принимают сирот, наши результаты указывают на настойчивую роль расширенных семей в заботе о сиротах, живущих с ВИЧ/СПИДом, в странах Африки к югу от Сахары.

    Результаты указывают на необходимость того, чтобы программы и стратегии для осиротевших и уязвимых детей и подростков не ограничивались их выжившими биологическими родителями, а включали других родственников, которые играют важную роль в уходе и поддержке этих детей и подростков.

    5.1. Ограничения

    Исследование имеет несколько ограничений. Он не предоставляет информации о поддержке со стороны лиц, осуществляющих уход, в восприятии осиротевших детей и подростков в домохозяйствах, возглавляемых детьми. По замыслу в исследование не были включены домохозяйства, возглавляемые детьми. Кроме того, исследование, ограниченное только сиротами, не позволяет сравнивать сирот и не сирот с точки зрения типов ухода и предполагаемого уровня поддержки родителей / опекунов. В выборку включены дети и подростки только из сельской местности.Поэтому мы воздерживаемся от выводов о роли расширенной семьи в жизни детей-сирот СПИДа в городской среде.

    5.2. Последствия

    Большинство вариантов политики в странах Африки к югу от Сахары с большим числом детей, осиротевших в результате СПИДа, связаны с тремя основными инициативами: усиление ответных мер на уровне семьи и сообщества, расширение доступа к основным услугам и укрепление национального потенциала для защиты наиболее уязвимых детей и подростков (Кэмпбелл, Морони и Уэбб, 2008 г.).Хотя разработка ответных мер сообщества может принести некоторую пользу (Foster, 2002), ответственность за заботу в конечном итоге лежит на домохозяйствах расширенной семьи (Abebe & Aase, 2007).

    Результаты нашего исследования указывают на важность расширенной семьи по сравнению с другими формами ухода в решении проблем детей, осиротевших от СПИДа, в странах Африки к югу от Сахары. Система расширенной семьи в Уганде, хотя и ослабленная болезнями и войнами за последние 20 лет (Ssewamala & Ismayilova, 2009), все еще держится.Поэтому укрепление семей по уходу за детьми-сиротами и подростками должно выходить за рамки их «биологических родителей» и включать других родственников, обеспечивающих уход и поддержку детей-сирот. Наши результаты показывают, что расширенные семьи обеспечивают различные виды ухода: они берут осиротевших детей и подростков, чтобы жить в домашнем хозяйстве, они обеспечивают эмоциональную поддержку и базовый уход, а также оказывают сироте финансовую поддержку. Разные опекуны могут играть разные роли: некоторые из них обеспечивают базовый уход, а другие оплачивают обучение сироты в школе и оказывают финансовую поддержку.

    Несмотря на их готовность принять сирот, расширенные семьи, особенно в странах Африки к югу от Сахары, находятся в тяжелом экономическом положении. Сироты чаще живут в домохозяйствах, где больше людей зависят от меньшего количества кормильцев (Allison, 2012), и число сирот увеличивается, особенно в Восточной и Южной Африке (Bicego, Rutstein, & Johnson, 2003). Увеличение числа сирот, принятых на воспитание в расширенные семьи, сопровождающееся ухудшением общего благосостояния домохозяйств из-за потери биологических родителей, которые были основным источником семейного дохода, ввергают эти семьи в нищету (Ssewamala & Ismayilova, 2009).

    Как упоминалось ранее, экономические ограничения определяют качество ухода за сиротами (Sengendo & Nambi, 1997). Точно так же наши результаты показывают значительную связь между предполагаемой поддержкой лиц, обеспечивающих уход, и общим благосостоянием домохозяйства. Более того, экономические трудности могут привести к распаду семьи, в результате чего сироты будут бросать школу и искать работу, чтобы прокормить себя и свои семьи. Однако дети и подростки не имеют трудоспособных навыков, а потому чаще оказываются на улице, занимаясь довольно криминальной, наркотической и токсикоманией и проституцией.(Керли, Ссевамала и Хан, 2010 г.). Таким образом, укрепление потенциала расширенных семей по уходу и поддержке детей-сирот и подростков может стать важным элементом улучшения ухода за сиротами. Более конкретно, мы имеем в виду укрепление экономики.

    Уже были предприняты определенные инициативы для улучшения финансовых возможностей опекунов в предоставлении детям-сиротам и подросткам основных услуг, включая образование. Эти инициативы включают условные денежные переводы, детские пособия и детские сберегательные счета (Allison, 2012).Сравнительный анализ этих инициатив выходит за рамки данной статьи. Однако мы подчеркиваем, что доминирующая роль женщин-опекунов — даже если биологическая мать не жива — может потребовать уделения особого внимания гендерной динамике при разработке инициатив по расширению экономических прав и возможностей семьи.

    Информация для участников

    Лейла Керимли, Школа социальной работы Колумбийского университета.

    Фред М. Ссевамала, Колумбийский университет.

    Лейла Исмаилова, Школа социальной работы Колумбийского университета.

    Святая София Социальный дом | Православная благотворительная организация «Милосердие»

    Православный социальный дом Святой Софии — первая в России общественная организация для детей-инвалидов и взрослых с тяжелыми множественными нарушениями развития.

    2 марта 2015 года в Доме, как ласково называют его друзья, приняли 22 ребенка-инвалида из государственного детского дома для умственно отсталых детей. Homie — это место, где социализация его обитателей и интеграция в жизнь нашего общества является основной целью тех, кто им управляет.Дети регулярно посещают занятия по лечебной педагогике, учатся плавать в бассейне, познают окружающий мир. С 1 сентября 2015 года все выпускники Homie успешно приняты в московские образовательные организации, где обучаются по специально адаптированным к их уровню развития учебным планам. Раньше они не ходили в школу.

    Еще одной отличительной чертой Homie является то, что он ориентирован на семью для каждого ребенка.В большинстве случаев практически невозможно найти новый дом для ребенка с множественными нарушениями развития. И даже если им не удастся найти такую ​​семью, работники Homie готовы хорошо позаботиться о каждом подопечном ребенке даже после его совершеннолетия.

    Шанс не исключать совершеннолетних (т.е. не переводить их в государственный Дом-интернат для взрослых) появился в сентябре 2016 года. Именно тогда был изменен Устав и название организации.Вместо обычного православного Свято-Софийского приюта для детей-инвалидов появился православный Свято-Софийский социальный дом. Но несмотря на изменение названия, суть проекта осталась прежней. На данный момент это единственная общественная организация в России, где и дети, и взрослые с множественными нарушениями развития живут вместе почти как в настоящей семье.

    В Хоми проживает около 20 детей-инвалидов с тяжелыми множественными нарушениями развития и один взрослый (старше 18 лет) с инвалидностью 1 группы.Работающие в Homie медсестры, дефектологи, социальные работники, специалисты по развитию движений, по развитию коммуникативных навыков делают все возможное, чтобы создать такие условия, при которых каждый участник мог бы максимально развить свои навыки. Жизнь в Homie протекает так же, как и в семье. Здесь у каждого подопечного есть значимый взрослый, который много времени проводит с инвалидом и со временем сближается с ним и становится его настоящим другом. Наличие в их жизни такого взрослого частично компенсирует отсутствие родительской поддержки и заботы и дает необходимое чувство безопасности и любви, что, в свою очередь, является наиболее стимулирующим триггером развития.

    Homie старается привлекать волонтеров, готовых стать настоящими друзьями для каждого ребенка и сопровождать его на протяжении длительного периода времени. Такие друзья расширяют детский кругозор и помогают сиротам получить новый социальный опыт. Кроме того, это дает ребенку хороший шанс обрести семью: на данный момент четверо волонтеров приняли решение оформить гостевой режим со своими детьми, а один оформил опеку и принял в свою семью сироту из Homie.

    Пожертвовать

    В раздираемой войной Либерии уже было слишком много сирот. Потом пришла Эбола.

    МОНРОВИЯ, Либерия. Берлинда Кларк прибыла на машине скорой помощи в больницу Redemption, адский центр содержания больных и мертвых. Также в кузове автомобиля находился труп ее матери, которая умерла на глазах у ребенка во время поездки.

    Как назло, Кэти Мейлер в тот сентябрьский день тоже была за пределами Искупления. Мейлер, уроженка Нью-Джерси, руководящая некоммерческой организацией в трущобах, привезла 4-летнюю девочку в чистый, недавно отремонтированный гостевой дом, которым владеет ее организация. где вирус Эбола вышел из-под контроля.

    Но затем Мейлер забрала еще одного ребенка, Миатту Урей, ​​из соседнего дома, полного людей, больных лихорадкой Эбола, и также принесла ее в гостевой дом. Вскоре у Миатты начали проявляться симптомы инфекции, и он серьезно заболел, что создало еще одну угрозу контакта с Берлиндой.

    Действия Мейлер, возможно, были неосторожными, но они также демонстрируют, как мало вариантов доступно тем, кто пытается заботиться о детях, пострадавших от эпидемии лихорадки Эбола.

    В стране, которая все еще восстанавливается после 14 лет гражданской войны, лихорадка Эбола представляет собой новую угрозу для детей, с проблемами, которых раньше здесь не было.Некоторые дети были вынуждены покинуть дома, где заражены родственники, разделив семьи на больных и здоровых. Другие сталкиваются со стигматизацией, если родители или братья и сестры заражаются этой болезнью, или их избегают, если они сами заболевают и им посчастливилось выжить. И в Либерии появилась новая волна сирот, как та, что была вызвана войной.

    Правительство Либерии и западные агентства по оказанию помощи изо всех сил пытаются отреагировать импровизированными мероприятиями, пытаясь разыскать родственников, которые могут принять брошенных детей.Но, по словам ЮНИСЕФ, «многие [дети] отвергаются выжившими родственниками из-за страха заражения».

    «Для нас это неизведанная территория», — сказала Сара Кроу, пресс-секретарь ЮНИСЕФ. «Мы никогда не делали ничего подобного. «

    ЮНИСЕФ объявил на прошлой неделе, что 3700 детей в трех наиболее пострадавших от Эболы странах — Либерии, Гвинее и Сьерра-Леоне — потеряли одного или обоих родителей. Среди способов, которыми организация отреагировала, — размещение 13 детей в центре Хава Массакуа, бывшем приюте, построенном во время гражданской войны 1989-2003 годов, до тех пор, пока не будут найдены родители или родственники.

    Некоторые дети понимают, что потеряли одного или обоих родителей. Другие цепляются за надежду, что мать или отец выйдут из центра лечения Эболы и заберут их домой.

    «Моя мама заболела», — сказал там один мальчик. «Мой дедушка умер. И тогда мой отец сказал, что моя мать не должна приближаться к нему, потому что она может передать ему вирус. А потом приехала скорая и увезла ее в больницу, а через несколько дней мы узнали, что она умерла в больнице».

    Мейлер сказала, что когда она увидела ситуацию с Берлиндой, она приняла быстрое решение принять ее, вместо того, чтобы оставить ее в кошмарных условиях в больнице Искупления.Недавно в гостевом доме группы помощи Мейлера «Больше, чем я» Берлинда слонялась по свежевыкрашенным комнатам, заглядывая туда-сюда, как любой 4-летний ребенок. Она считает, что ее мать умерла из-за того, что вышла под дождь. Ее смотрительница, Бенду Файя, 22-летняя женщина, которую девочка вскоре начала называть «Мама», сказала, что ребенок говорит ей: «Мама, не ходи к воде. Не ходи под дождь».

    Отец Берлинды не в состоянии заботиться о ней. Поскольку школы здесь были закрыты в попытке замедлить передачу вируса, More Than Me платила Файе, одной из учителей в маленькой школе, которой она управляет, за то, чтобы она жила в гостевом доме с ребенком.Не зная, заражена ли Берлинда лихорадкой Эбола, Файя сначала носила защитную одежду и хирургические перчатки. Но после того, как ее собственная мать сказала ей, что будет молиться за здоровье ребенка, Файя отказалась от них, повысив риск для себя, если ребенок окажется заразным.

    Изучается более дюжины препаратов для лечения лихорадки Эбола и других филовирусов.

    «Я чувствовала, что это призвание Бога — заботиться об этом ребенке», — сказала она.

    Риск, однако, вскоре стал очевиден. Как сообщил Мейлер в электронном письме, в прошлый четверг Берлинду дважды вырвало.Рвота может быть признаком заражения лихорадкой Эбола, но она также является симптомом других заболеваний, распространенных в Западной Африке, таких как малярия.

    Берлинда дал отрицательный результат на вирус Эбола и теперь находится на попечении семьи добровольцев, сказал Мейлер в последующем электронном письме. Однако Миатта серьезно болен вирусом Эбола. Мейлер работает с правительством Либерии над перепланировкой гостевого дома для временного размещения до 40 перемещенных детей.

    «Это единственный путь вперед»

    Дети региона видели это раньше.Судьба сирот войны в Либерии и Сьерра-Леоне дает мрачный взгляд на то, что ждет в будущем тех, кто остался без семей из-за лихорадки Эбола.

    После гражданской войны в Либерии детские дома подозревались в причастности к торговле детьми. В отчете миссии Организации Объединенных Наций в Либерии за 2007 год «хронически плачевные условия» в детских домах Либерии были признаны «причиной для серьезного беспокойства». Дети часто недоедали, спали на полу и не имели доступа к туалетам.В одном приюте для детей, которые мочились в постель, была заперта комната без матрасов, говорится в сообщении.

    И Сьерра-Леоне, и Либерия приостановили международное усыновление в 2009 году, сославшись на опасения по поводу незаконной деятельности. В Либерии этот шаг был предпринят после сообщений о нарушениях в том, как нелицензированные агентства доставляют детей в Соединенные Штаты для усыновления.

    Работники по оказанию помощи говорят, что в некоторых местах неформальные механизмы ухода развиваются сами по себе. Они включают усилия выживших после лихорадки Эбола, которые несут антитела к вирусу, по уходу за детьми, которые могли быть инфицированы.Такие дети должны быть изолированы и находиться под наблюдением в течение 21 дня.

    Спасите детей, хорошо зарекомендовавшая себя группа помощи, пытается найти выживших детей, которые в них нуждаются. А ЮНИСЕФ планирует обучить выживших после лихорадки Эбола тому, как ухаживать за детьми в течение 21-дневного периода ожидания.

    «Как вы можете заботиться о детях, не беря их на руки, не любя и не заботясь о них?» — сказал Кроу. «Речь идет об инновационных решениях. Это единственный путь вперед».

    Некоторые традиционные методы помощи детям справиться с травмой во времена лихорадки Эбола невозможны.В других местах организация Save the Children организовала футбольные матчи для молодежи, пострадавшей от стихийных бедствий или войны.

    Такие собрания «не могут происходить из-за инфекционного контроля, который должен быть проведен», — сказала Сима Манохар, один из представителей группы в Монровии.

    Были небольшие победы по мере распространения вируса по Либерии. Социальные работники нашли родителей маленькой девочки, проживающей в центре Хава Массакуа, которая изначально считалась сиротой.Когда у нее начали проявляться симптомы лихорадки Эбола, ее доставили в лечебный центр, и, похоже, она выздоравливает.

    Еще одна девочка, Эстер Токпа, потеряла обоих родителей, но сама пережила болезнь в ELWA 2, лечебном центре, которым руководит либерийский врач Джерри Браун. Пока 14 других выживших молились и пели на церемонии, посвященной их освобождению в конце сентября, 11-летняя Эстер горько плакала, слезы текли по ее лицу, когда сильный дождь барабанил по гофрированной металлической крыше убежища над головой группы.

    Мейлер, который был там, чтобы доставить груз витаминов, забрал Эстер в гостевой дом, а позже девочка переехала в государственный дом для сирот.

    «Она раскрашивает, она танцевала сегодня и вчера», — сказала Мейлер в электронном письме на прошлой неделе. «Она становится более живой».

    Салливан сообщил из Вашингтона.

    Как сделать ваш Android-телефон удобным для детей с помощью детского режима

    Перед тем, как передать свой телефон Android своим детям, сначала загрузите и включите Детский режим!

    Kid Mode — отличное приложение от Zoodles, которое не только добавляет отличный родительский контроль практически на любой новый Android-смартфон, но и позволяет рисовать, учиться и заниматься творчеством — разумеется, под пристальным наблюдением.Все это может произойти без того, чтобы они могли получить доступ или возиться с какими-либо вашими личными вещами. Когда они закончат, просто отключите детский режим и вернитесь к использованию телефона, как обычно. Вот как:

    Первое, что вам нужно сделать, это загрузить Kid Mode на совместимый телефон Android. (Если у вас есть устройство HTC, оно, вероятно, уже там; HTC купила Zoodles некоторое время назад.) Если вы видите кнопку установки, все должно быть в порядке.

    Как настроить детский режим на телефоне Android

    1. Запустите приложение Kid Mode на своем телефоне Android и нажмите «Начать!». кнопка .
    2. Подтвердите год вашего рождения, так как это один из способов отключить детский режим на вашем телефоне Android.
    3. Пройдите процесс настройки дочерних элементов и добавьте всех дочерних элементов, которые будут иметь доступ к вашему телефону Android, а затем нажмите Готово , когда вы добавите их всех.
    4. На следующем шаге добавьте приложения, к которым вы хотите, чтобы ваш ребенок имел доступ помимо того, что предлагает само приложение «Детский режим».
    5. Измените любые другие настройки, которые вы хотите для своего ребенка, например, удалите определенные сайты, предустановленные в Детском режиме, или установите время и ограничения.

    Как включить и отключить Детский режим

    1. Запустите приложение Детский режим после его настройки и добавления детей.
    2. Нажмите на фотографию ребенка и передайте свое устройство. Детский режим включен.
    3. Когда вы будете готовы отключить детский режим, просто вернитесь на главный экран и коснитесь X в правом верхнем углу.
    4. Введите код доступа при появлении запроса и продолжайте пользоваться телефоном, как обычно.

    Детский режим предлагает довольно много бесплатных функций, но вы можете перейти на платный тарифный план для еще большего контроля, если хотите. Попробуйте и дайте мне знать, что вы думаете об этом в комментариях. Если вы используете что-то еще, чтобы обезопасить своих детей при использовании Android, сообщите мне об этом!

    .