Разное

Форумы усыновителей: О диагнозах, детдомах и очереди на усыновление: рассказ мамы двух детей | Громадское телевидение

Содержание

О диагнозах, детдомах и очереди на усыновление: рассказ мамы двух детей | Громадское телевидение

30 сентября в Украине отмечают День усыновления. По статистике, в учреждениях интернатного типа в Украине проживают около 100 000 детей, но только 10% из них могут быть усыновлены. Большую часть можно взять под опеку или в детские дома семейного типа. Сегодня в Украине около 30 000 усыновленных детей, не достигших совершеннолетия. За последний год более 1300 детей были усыновлены.

Мы встретились с Юлей Пандик в ее доме на Софиевской Борщаговке в Киеве. Юля вместе с мужем Романом усыновили двоих детей.

Их история нетипична. Роман, профессиональный повар, большую часть своей жизни прожил в Израиле, но несколько лет назад вернулся в Украину и получил украинское гражданство. Вместе с Юлей у них собственный небольшой бизнес: бургерную и крафтовой магазин. В доме на окраине Киева — целая ферма: здесь и козы, и свиньи, и куры.

Юля и Роман вместе уже шестой год.

Из них три года занял процесс усыновления детей. Официально поженились уже после того, как дети оказались в их семье. А свадьбу, о которой мечтали, сыграли совсем недавно, накануне нашего разговора.

О том, каким был путь Романа и Юлии к отцовству, с какими вызовами сталкиваются люди, которые решили усыновить ребенка, и как адаптируются к нормальной жизни дети из детдомов — далее в разговоре.

Текст написан в рамках проекта «Жизнь других» с Татьяной Огарковой, в котором мы рассказываем о людях с различными жизненными траекториями, ценностями и выборами.

***

Когда мы заходим в частный дом на Софиевской Борщаговке, нас встречают две собаки. На кухне — два кота. В комнате, в большой железной клетке — два попугая.

И две пары детских глаз. Темные — Евы, светлые — Юли.

Еве три года, Юле — четыре. Внешне девочки не очень похожи, хотя они родные сестры. Сестры-погодки, которые вскоре после рождения оказались в детском доме.

Там они прожили первые годы своей жизни.

Юля и ее муж усыновили девочек почти два года назад. Тогда, в феврале 2018-го, Ева в свои полтора года весила восемь килограммов, а Юля в два с половиной года — 9 килограммов. Ева не умела ходить и говорить, а Юля почти не реагировала на происходящее вокруг. А еще — панически боялась снега.

Дочери Юлии Пандик Ева и Юля дома на Софиевской Борщаговке в Киеве

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Сейчас дети быстро передвигаются по комнате, хватают на руки собак и кошек, иногда прерывают наш разговор, выпрашивая вкусности у мамы. Они открыто улыбаются нам, незнакомым людям. Мы садимся на кухне с Юлей и начинаем разговор.

Расскажите, когда и как решили усыновить детей?

Я не могу родить своих детей. Прошла искусственное оплодотворение, разнообразные лечения. В какой-то момент я просто устала заниматься этим. Не могу сказать, что сдалась, но у меня был план — если я до 35 лет не рожаю, то начинаю процедуру усыновления.

Первый мой муж был категорически против усыновления. Мы пытались договориться, но жизнь шла и мы просто разошлись. Не на этой почве, просто разошлись.

Сначала я усыновляла, как мать-одиночка. Но мы понимали, что захотим поехать куда-то за границу, и чтобы не делать паспорта на мою фамилию, а потом менять на фамилию Романа, мы поженились официально. Просто заскочили в сельсовет и расписались. Затем снова собрали все документы, как повторное усыновление. И снова суды, суды, суды … Дети получили фамилию мужа.

Весь процесс, грубо говоря, занял три года. Год — это сбор документов, подготовка, проверка. Потом — поиск детей …

Юля с мужем Романом

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

***

Когда Роман и Юля решили начать процесс усыновления, они уже были вместе, но еще не были в официальном браке. Они мечтали о красивой традиционной свадьбе, а времени и возможностей на это не было. Поэтому процесс усыновления Юля начала как мать-одиночка.

В феврале 2018 дети уже были дома, а через три месяца они официально оформили брак и начали второй процесс усыновления: теперь Роман должен был стать официальным отцом девочкам.

Юля со смехом рассказывает, что на суде, который должен был признать отцовство Романа, присяжные не знали, что дети не родные, а усыновленные. Поэтому во время перерыва некоторые присяжные отводили мужа в сторону и открыто предостерегали от опрометчивого шага — мол, зачем ему усыновлять чужих, да еще и «абсолютно больных» детей, на которых, в случае развода, он вынужден будет платить алименты.

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

***

Расскажите подробнее. Вы, например, хотите усыновить ребенка. К кому вы сначала обращаетесь?

В центр опеки в вашем районе и идете знакомиться с ними. Мы с Романом довольно прямолинейные — говорили, как есть. Мы никогда ничего не скрываем. Потому Роман против взяток, поэтому этого вообще не было. Возможно, мы этих намеков не понимали, обходили это все стороной и к нам насчет этого никто не подходил. Возможно, поэтому было дольше, не знаю.

Но сейчас все это время забылось. Это как при обычном рождении — ты забываешь момент родов, так у женщины мозг запрограммирован.

У нас ощущение, будто дети всегда были с нами, наши полноценно.

В центре опеки подбирают детей? Или они учитывают ваши условия жизни, какие вообще условия государства по усыновлению?

Да, конечно, собираешь полный комплект документов. Все справки от врачей, что здоровы, справки с работы, условия жизни, много документов. Они приезжают, смотрят, план себе составляют. Я все показывала, как есть … Тогда у нас еще второй комнаты не было.

Так я стала кандидатом на усыновление. Мне говорят — теперь ищи детей. Ищи самостоятельно. Для этого есть сайты. Когда ты решаешь усыновить ребенка, чаще всего ты смотришь самого маленького. Чтобы воспитать, вложить в него все. Но есть нюансы. Например, у детей до 5 лет не видно всех их болезней. Болезни имеют значение, потому что ты, как усыновитель, не знаешь, с чем столкнешься.

Это не секрет, например, аутизм вылезет после 5 лет. Здесь важно, чтобы приемные родители это понимали. Были бесплатные государственные курсы, но они не при усыновлении, а при опеке. Я на них не попала, и немного жалею. И на них сейчас не могу попасть.

Я в органах опеки спросила, куда могу пойти, просто поговорить. Надо иногда поговорить, потому что существует нагрузки. Ты знаешь, откуда дети, хочешь сделать все как можно лучше, вывернуться наизнанку, чтобы все произошло, как надо.

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Итак, на этом сайте есть профили детей…

Да, но ребенок туда попадает не сразу. Есть очередь, в нашем районе мы были 45-е в очереди. А в Киеве мы были 445-е. То есть более 400 было пар, которые хотели усыновить. При этом у нас полные детские дома! Почему так?

У детей нет статуса (таких, которых можно усыновить — ред.). Статус — это когда родителей лишили родительских прав, если они есть. Или никто не изъявил желания усыновить их из родственников, или, например, мама бросила, может, отец придет. И это тянется годами.

Для детей, возможно, на законодательном уровне, это правильно. Потому что есть статистика возвращенных детей. Это когда ребенка оставили один раз, а потом уже усыновители вернули, потому что он «не такой». Это ужас!

Надо, чтобы такие семьи государство не просто контролировала, как в нашем случае. С такими семьями нужно вести разговоры. Спросить, как дела? Ведь у них (соцработников — ред.) опыт больше, они видят разные ситуации.

Ребенок попадает на сайт не сразу. Есть фотографии детей, которых вообще никто не берет. Сначала они попадают в регионе в свой район. Если их не усыновляют, то попадают дальше на область. И потом область их фильтрует.

То есть, при усыновлении имеют преимущества люди, проживающие в этом районе?

Да. Хотя на самом деле, это не очень правильно. У наших детей есть родители. Дети, конечно, изменились очень сильно, но … Когда меня совесть мучила, я считала, что, возможно, какими бы ни были родители, детям есть

смысл оставаться с ними. Но потом ты узнаешь, какое было издевательство, и тогда это все отпадает.

Итак, для начала вы смотрите по этим сайтам. Насчет болезней — в документах написано, чем ребенок болел. Чаще всего пишут что-то страшное: аутизм, отсталость, дебилизм, идиотизм, различные стадии этого процесса.

Я не знала, что эти болезни пишут цифрами. Начинаешь звонить, и тебе с презрением говорят «555666», и ты себе быстренько записал эти цифры, потом Google, что же это такое. Где-то так это выглядело.

А еще говорили, мол, посмотришь фото — почувствуешь. Ничего я не чувствовала вообще, я не понимала, что здесь можно чувствовать. Я просто понимала, что детям нужна мама.

Я не представляю, как можно посмотреть где-то в книге и выбрать себе ребенка. Как некий каталог детей. Тогда я нашей опеке сказала: «Вы знаете нас. Что у вас будет — то и покажете нам. Что будет для нас — то будет для нас».

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Знаете ли вы историю детей? Есть ли у вас доступ к истории, почему дети оказались в детском доме?

Мы не должны эту историю знать. Но я ее знаю. Знаю, потому что законодательство несовершенно и много моментов … Какие-то документы не передали, я за ними бегала, чтобы это произошло быстрее. Поэтому я что-то читала, подглядывала. Может, у меня нет законного права, но … Мне немного стало спокойнее от того, что я знаю. И меня не так мучает совесть, что я у кого-то отобрала ребенка.

Какая у них история? Родители сами отказались? При рождении отказались?

Мы не будем поднимать эту тему. Не хочу вообще.

Вот, например, я забираю детей. У обоих диагноз — отсталость. У одной — гидроцефалия. Она не ходит, не говорит и не будет. С таким диагнозом я забираю детей.

Зубов не было. Два сверху и два снизу, у обоих. В полтора года и в два с половиной соответственно. Психолог мне сказал тогда, что у них не было необходимости иметь зубы. Ну, много жидкой пищи, поэтому и не было необходимости.

Кроме того, наши дети визуально меньше, для своего возраста. Это меня немножко смущает, это моя боль. Все говорят — о, они такие маленькие. А сколько им лет?

Но на практике дети очень сильно меняются за время, которое провели у нас. Уже дома буквально за два месяца у обеих был полный рот зубов. Ева пошла почти сразу, сначала у стены, у диванов, с ходунками. Ей было чуть больше полутора лет. Обувь очень сложно было найти, это 17-й размер, я в секонде нашла, они почти новые. Такая обувь мало носится.

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Какой была первая встреча с девочками?

Нам показали фотографии детей в июне 2017 года. Эве не было и года. Тогда у детей еще не было статуса для усыновления. Но уже был назначен суд: родителей должны были лишать родительских прав.

Состоялся суд, проходит еще месяц, чтобы решение суда вступило в силу. Давали время на апелляцию. Дальше — тишина. В октябре я позвонила в органы опеки, поссорилась, покричала. Говорю — сколько же можно, почему так долго?!

И буквально за неделю нас набрали и сказали, что готовы документы, выезжайте. Они нам дали справку, что мы, как кандидаты, можем поехать посмотреть на детей. Я быстро забрала эту справку, поехала к мужу, купила игрушку, овечку какую-то.

Немножко в голове все сумбурно было. Мы с Романом придумали, что сядем на пол, чтобы быть их роста. Но Ева не ходила, ее на руках вынесли. А Юлю привели. Вот она стала себе и стоит. Две пары таких больших глаз.

Юля была очень замкнута. Она с нами не говорила месяц вообще.

Юлю и выносить было очень сложно из детского дома. Она хваталась за все двери, ей было страшно выйти на улицу. Я так понимаю, что они не ходили на улицу. Думаю, что там просто включают карантин, в государственных учреждениях. И детки сидят в помещении. Я ходила по пять минут, показывала, что такое снег. Это февраль был.

Мышц у детей не было. Не было мышц живота. Они не ходили, так как не было в этом необходимости. Затем эти вытертые затылки — они много лежали. Визуально можно было понять, что и как там могло происходить.

С момента нашей встречи до момента путешествия домой прошло четыре месяца. Мы попадали на новогодние праздники.

Нам назначили суд, потому что я ходила просила. Мне говорили — падай в ноги, проси. Это так противно было: ты вроде как доброе дело делаешь, а у тебя нет ни одного приоритета.

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

***

Четыре месяца ожидания Юля и Роман ежедневно посещали детей и старались максимально войти в роль родителей. Они имели право посещать детей, но не имели права их кормить.

Юля жалеет, что не могла тогда давать детям кальций. Они показали детей врачам — невропатолог подтвердила диагноз «отсталость» для старшей Юли. Во время ожидания Еву прооперировали: у нее был открытый артериальный проток. Юля уговорила персонал дома, чтобы ей разрешили лечь в больницу с ребенком на операцию вместо нянечки, как это должно происходить.

В то же время Роману не позволили посещать старшую сестру Евы — его выгнали из детского дома, ведь «не положено» мужчине быть с девочкой. Это при том, что персонал детдома знал, что он будет папой. Юля очень изменилась после этого, говорит ее мама.

Что оказалось не так, как вы себе представляли, когда дети оказались дома?

Сначала я ожидала худшего. Мне говорили, что будет процесс адаптации. Юля очень боялась животных. Коты, собаки — истерика! Рома придумал — приводил Юлю к попугаев и она насыпала им есть. Вообще начала всех кормить. Так мы приучили ее к животным. Сейчас это ребенок, который не боится никого, она таскает всех коз, кур. И Ева, и Юля ничего не боятся.

Что было самое сложное за эти почти два года?

В нашем случае ничего такого не было. Я просто не знаю, что такое один ребенок. Я знаю, что такое сразу две.

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

В детсаду, который сейчас посещают дети, знают, что они усыновлены?

У детей была паника со снегом, поэтому я предупредила. Я боялась, что их назовут истеричными. Я знала, что общество очень быстро вешает ярлыки и шаблоны. И я этого боялась.

Поэтому я предупредила воспитателя, чтобы она спокойно к этому отнеслась. Там ставили диагноз уже родители других детей. А ты на это смотришь и понимаешь, что это глупости …

В начале, мы не знали, вести в садик или нет. Но я понимала, что нам нужна социализация. Мы знаем, что у нас есть папа, у нас есть мама, у нас есть бабушка, два брата. Но мы выходим на люди, встречаем других детей, мы хватаем за ноги, говорим — «моя мама, мой папа!». То есть, ребенок боится. И я не знаю, насколько это для нее травматично. Она просто плачет, хватается и держится.

Она боится, что другие дети заберут ее маму?

Возможно. Я думаю, что они не знали, что есть другие мамы и папы. Когда мы шли в садик, я объясняла, что вы здесь гуляете, играете, там много детей. А потом вас мама заберет. Сейчас мы садик любим, очень хорошо там играем, у нас прекрасный воспитатель и мы любим нашу няню. И с детьми они уже там играют. Были разные периоды. И кусались, когда защищали что-то.

Я понимала, что нам нужна социализация. В социуме они будут больше говорить. С мамой дети не говорят. Показывают жестами все, а я их понимаю.

Кроме того, я начала искать кружки. В этом году Юля пошла в бассейн, 250 гривен ($10) в месяц. Два раза в неделю она ходит. Кроме того, мы любим путешествовать. Сделали детям биометрические паспорта. Уже были в Израиле. На следующей неделе мы летим в Вену.

На кофе?

Да, на кофе и в зоопарк. Едем на панду смотреть. Дети очень хорошо переносят полеты.

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

Насколько была важна поддержка мужа все это время?

Очень важна. И муж у меня настоящее золото в этом плане. Он замечательный отец. И оденет, и подгузник поменяет. И у меня, и у него были срывы. Не без этого — были истерики, моменты, когда не знаешь, что делать. Что-то не получалось — как дать лекарство детям, например. Ну ничего, как-то это все проходило. Сейчас уже немного набиты руки, понимаешь, как вести себя в той или иной ситуации.

Муж их воспринимает, как своих детей. Иначе вообще никак. Не дай бог мы когда-нибудь разойдемся, то это его дети. Это наши дети, наши общие дети. И по-другому это никак никогда не рассматривалось!

Рома заставил Юлю впервые улыбнуться и заговорить. Потому что мы не знали, будет ли она говорить. Первый месяц ее как поставили, так она и стояла. Она не шла даже на руки! Ничего не хотела.

А Рома просто начал разбрасывать мозаику — и ее это рассмешило. Я когда играю, у меня все должно быть линия к линии, палочка к палочке. У Ромы по-другому, он дурачится с ними. И конечно, в этом плане он очень легко находит с ними общий язык, договаривается.

Иногда можно услышать, что у людей, которые берут приемных детей, обостряются отношения в семье. Некоторые даже расходятся. Это не про вас?

Мы взрослые люди. И у меня, и у мужа есть опыт разводов в первом браке, есть опыт в отношениях. Мы научились уступать друг другу, слушать друг друга, уважать свою семью — это все с опытом приходит. Бывают ссоры. Но это такие мелочи. На самом деле, некогда. Некогда ссориться!

Дети называют вас мамой и папой? Вы расскажете им об усыновлении?

Мы не скрываем это. Я считаю, если люди будут видеть, что это, и что это возможно, тогда не будет так страшно. Что даже с такими замкнутыми детьми, какими были наши, и с теми диагнозами, которые у нас были. Мы могли получить что угодно. Но мы рискнули, попробовали.

Сейчас это активные нормальные дети. Они бегают, прыгают, плачут, требуют своего. Это обычные дети. Папа с мамой делают чудеса!

Фото:

Анастасия Власова/hromadske

В России может появиться чёрный список усыновителей

Уже со следующего года в России может появиться база данных граждан, которым будет запрещено опекунство или усыновление детей. Законопроект, разработанный Министерством просвещения, не только предполагает создание единого реестра лиц, лишённых родительских прав или ограниченных в них, но и устанавливает порядок и сроки внесения информации, перечень персональных данных граждан, которые не могут быть усыновителями или опекунами (попечителями), а также основания прекращения учёта сведений о гражданах, восстановленных в родительских правах. Проще говоря, люди, лишённые родительских прав в одном регионе, не смогут переехать в другой и снова взять там под опеку или на усыновление малыша. Документ Госдума планирует рассмотреть во втором чтении в среду, 17 июля.

Закон защитит интересы детей-сирот

Сегодня Семейный кодекс устанавливает запрет на приём ребёнка в семью гражданами, которые лишены родительских прав. Между тем выписка из решения суда о лишении или ограничении, а также восстановлении в родительских правах и отмене усыновления направляется судом только в ЗАГС. «Поэтому между компетентными органами нет механизма обмена сведениями о лицах, которые не могут быть усыновителями, опекунами и попечителями», — пояснила в пресс-центре «Парламентской газеты» Елена Куликова, представитель Минпросвещения России, начальник отдела сопровождения федерального банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, Департамента госполитики в сфере защиты детей.

В случае принятия закона на суд будут возложены обязанности направлять выписки из решения о лишении (ограничении), восстановлении (отмене ограничения), а также отмене усыновления по вине граждан в органы опеки и попечительства. Это позволит вести учёт вышеперечисленных лиц посредством внесения указанной информации в государственный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей. В чёрный список усыновителей попадут те, кто лишён родительских прав или ограничен в них; опекуны, отстранённые органами опеки и попечительства за ненадлежащее исполнение возложенных на них законом обязанностей.

«Инициатива прежде всего направлена на защиту прав и интересов детей, — отметила Елена Куликова, — чтобы исключить случаи передачи ребёнка на воспитание в семьи лиц, которые не могут быть усыновителями, опекунами, попечителями, утратив это право».

Принятия закона ждут давно, продолжил член думского Комитета по информполитике, информационным технологиям и связи Максим Кудрявцев. Сегодня 400 тысяч детей находятся в приёмных семьях и ежегодно около 40 тысяч граждан РФ лишаются родительских прав, права быть опекунами и усыновителями — цифры немалые.

«Пока нет реестра недобросовестных родителей, возникают ситуации, когда гражданина лишают родительских прав и он спокойно переезжает в другой субъект, где вновь берёт под опеку ребёнка. Такими людьми движет не желание окутать ребёнка любовью и заботой, а меркантильные интересы, желание получить пособие», — уверен депутат.

Пока нет реестра недобросовестных родителей, возникают ситуации, когда гражданина лишают родительских прав и он спокойно переезжает в другой субъект, где вновь берёт под опеку ребёнка.

Он добавил, что информация о нерадивых опекунах будет попадать в реестр в течение трёх дней — все данные останутся конфиденциальными. «Специалисты, которые будут обрабатывать их, должны нести персональную ответственность за такую информацию», — полагает Кудрявцев. Технических сложностей при реализации закона не возникнет — программа интегрируется в систему межведомственного электронного взаимодействия, добавил он.

Правительство установит новые подходы к передаче сирот на воспитание

Это особенно важно — за последние 50 лет функции по опеке и попечительству в большинстве регионов неоднократно передавались различным органам власти, потому разнится правовое регулирование порядка учёта и хранения документов, отмечается в пояснительной записке к законопроекту. Большинство органов опеки и попечительства не могут подтвердить наличие сведений обо всех вынесенных решениях. Кроме того, документы на бумажных носителях со временем просто не поддаются идентификации. Проект закона также предполагает расширить список обязательной к сбору и обработке информации о детях, оставшихся без попечения родителей.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Минюст предлагает новый вид алиментов»

«Это в том числе данные об имущественных правах детей-сирот, их трудоустройстве, льготах, субсидиях. Сейчас бывает непросто собрать сведения о них для суда, а наличие информационного ресурса позволит снять многие вопросы», — сказал Кудрявцев. Пока же в государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, в анкету ребёнка можно вносить информацию об образовании, трудоустройстве ребёнка в свободной форме, однако эти поля заполняются только при наличии у органа опеки и попечительства такой информации.

По словам депутата, высока вероятность, что закон может быть принят уже в эту сессию, однако «предвосхищать события не стоит» — документом устанавливается особый порядок вступления в силу с 1 января 2020 года.

Другая проблема, с которой зачастую сталкиваются дети-сироты, попав в приёмную семью, — агрессия со стороны домочадцев опекуна, обратила внимание член Комиссии Общественной палаты РФ по общественному контролю и взаимодействию с общественными советами Людмила Виноградова. «Дело в том, что нормы Семейного кодекса, которые регламентируют передачу детей под опеку и на усыновление, не предъявляют никаких требований к членам семьи опекуна или усыновителя», — пояснила она.

40 тысяч граждан РФ лишаются родительских прав, права быть опекунами и усыновителями.

Исправить эту ситуацию призвана ещё одна инициатива Минпросвещения, разработанная в прошлом году членами Межведомственной рабочей группы при ведомстве, подчеркнула заместитель начальника отдела нормативного регулирования в сфере опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан Департамента госполитики в сфере защиты детей Министерства просвещения РФ Милана Храбрых.

«Среди нововведений — обязательное социально-психологическое обследование не только потенциальных усыновителей и опекунов, а также их супругов. Кроме того, инициатива предлагает установить, что усыновителями не могут быть лица, которые состоят в браке с гражданами, имеющими судимость», — указала она. Речь идёт о преступлениях против жизни и здоровья граждан и половой неприкосновенности. По словам эксперта, документ может быть внесён на рассмотрение Госдумы в ближайшее время.

Точка (не)возврата: почему приемные родители отказываются от детей и как это предотвратить

«Это теперь твоя мама, поздоровайся»

Почти два года назад в семье Натальи Тупяковой появился ребенок. Четвертый. Тогда она и не думала, что Глеб станет ее сыном, просто узнала от знакомых, что одна приемная семья не справилась с мальчиком и возвращает его в детдом. И что это уже второй возврат за последние два года — до этого Глеба уже брали в семью, но тоже вернули. 

На электронную почту пришло фото: восьмилетний мальчуган, пронзительный взгляд, забавно торчащие уши, светлые стриженые волосы.

Она думала — возьмет на время, ведь у нее уже есть трое: кровный сын-подросток и приемные дочки с проблемным здоровьем. И нет мужа. И нет своей квартиры в Москве — только съемная.

Но эти доводы не смогли перевесить одну-единственную мысль, которая крутилась в голове: нужно срочно искать ребенку другую семью, возвращать в детдом нельзя.

Наталья Тупякова с детьми (слева направо): Глебом, кровным сыном Рудольфом, дочками Надей и Арианой

© Личный архив Натальи Тупяковой

«Я сказала, что готова взять мальчика к себе, пока ему будут искать новых родителей. Что попробую оформить предварительную опеку, хотя шансов на одобрение моей кандидатуры было мало».

Тогда Наталье казалось, что разрешение опеки — главная трудность. Ведь если ребенка после возврата тут же не «перехватывает» другая семья, его на несколько недель помещают в больницу. Такие правила: даже если ребенок ничем не болеет, он должен пройти медобследование. За это время опека будет заниматься документами и искать место в детдоме.  В больнице он будет один — без сопровождающего, няни, без близкого взрослого, который придет в часы посещений с теплым обедом в термосе.

Почти всегда на «выбракованного» ребенка не находится желающих: информация о том, что с ним уже не справились другие, отпугивает большинство потенциальных родителей. И из больницы ребенок вновь едет в казенное учреждение. Вот поэтому Наталья и перезвонила. И согласилась. 

«Спустя пару дней с утра я приехала с необходимыми документами в опеку, туда же привезли Глеба, — вспоминает Наталья. — Я очень удивилась, но мне разрешили его забрать. Сотрудница опеки подвела ко мне Глеба и сказала: «Вот это теперь твоя мама, поздоровайся».

Мальчик подошел и послушно взял Наталью за руку.

«Выкини меня на помойку»

О том, что было дальше, Наталья Тупякова и сейчас, спустя почти два года, говорит с волнением. Простой и понятный план действий — Глеб живет у нее несколько недель, а опека за это время находит ему новую приемную семью — стал рушиться буквально на следующий день после знакомства.

«Мы стояли с ним вдвоем на остановке и ждали автобуса, — рассказывает Наталья. — Глеб стал ломать ветки, подметать асфальт, вырывать на газоне траву с комьями земли и бросать ими в прохожих, плеваться, материться. Люди смотрели на меня, возмущенно делали замечания, а я не знала, как себя вести». 

Тогда, на остановке, и начался многомесячный кошмар в их семье: Глеб обижал детей и домашних питомцев — кошку и собачку, вызывающе грубо и неприлично себя вел, угрожал Наталье самоубийством.

«Подходил и кричал: «Дай мне веревочку, я повешусь! Выкинусь из окна!» Потом хватал нож, махал им в воздухе, грозился зарезать нас всех, кричал: «Ненавижу вас, тетки, вы меня все равно вернете! Выкини меня на помойку!» В тот момент я поняла, что не отдам его никому».

Я спрашиваю Наталью про жалость к Глебу. Про то, что она тогда к нему чувствовала. По какой еще причине можно добровольно решиться на воспитание ребенка, который ни на миллиметр не подпускает к себе, демонстрирует ненависть и жестокость к окружающим?

Наталья говорит без тени пафоса: просто поняла, что кроме нее никто его не заберет.

«Глеб растет очень внимательным: всегда сделает комплимент, если ему нравится, как я оделась или причесалась, поможет донести сумку, вызовет лифт, помоет посуду без напоминания»

© Личный архив Натальи Тупяковой

«Я осознала четко, что даже если его сейчас возьмут в семью, то снова вернут и после этого поведение Глеба станет только хуже, потому что раны, которые ему нанесли, сделаются глубже».

Она старается не вдаваться в подробности: мать и отца Глеба лишили родительских прав, когда ему было пять лет.

Именно раннее детство, а не детдом и скитание по приемным семьям мальчик до сих пор считает самым ужасным из всего, что с ним случилось. Привязан только к старшей сестре, которая частично заменила ему мать. Ее опека забрала из семьи вместе с Глебом.

Кровных родителей ненавидит и в первые недели в доме Натальи постоянно грозился с ними расправиться. Теперь — просто пресекает все разговоры о них, не хочет вспоминать.

Из кровной семьи — его жестокость, озлобленность, ощущение предательства. А после двух возвратов — еще и безграничное неверие, что он такой кому-то может быть нужен.

«Что было бы дальше, очевидно, — рассуждает Наталья. — Не справившись с таким тяжелым ребенком в детдоме, руководство, скорее всего, отправило бы его на лечение в психиатрическую больницу. Потом еще и еще раз. Его поведение бы ухудшалось. Потом бы его лишили дееспособности и на всю жизнь отправили в психоневрологический интернат. Он никогда бы оттуда не вышел. Это обычная практика с травмированными трудными детьми в детдомах».

Осознание того, что именно психологические травмы заставляют Глеба вести себя так, а не иначе, помогло Наталье не сдаться. Потому что после «показательных выступлений» Глеб тут же, услышав звонок сотрудников опеки, которые пришли к ним с проверкой, или кого-то из знакомых Натальи, прятался под кроватью и просил: «Мама, не отдавай меня!» Знал, что у нее он временно, и боялся, что его снова куда-то увезут. 

А она день за днем внушала, что не отдаст никогда. Просто брала на руки, когда Глеб в очередной раз кричал, что ненавидит ее и «их всех», крепко обнимала и говорила, что теперь придется жить по-новому.

Сила сопротивления

Начало их общей жизни — это постоянные занятия с психологом. Месяцы на лекарствах, которые Глебу выписал детский психиатр. 

«Я помню, как пришла в аптеку и фармацевт, прочитав рецепт, спросила, правда ли это для восьмилетнего ребенка, а получив подтверждение, посмотрела на меня с ужасом», — вспоминает Наталья. 

Ребенок мучился от ночных кошмаров, во сне сдирал и рвал на себе одежду — Наталья даже стала надевать на Глеба на ночь тонкий хлопковый комбинезон, который хоккеисты носят под защитой, чтобы он не мог выпутаться из него.

Сегодня Глеб не принимает никаких лекарств, психиатр их отменил, хотя продолжает наблюдать мальчика. После поездки на юг прошлым летом Глеб рассказал маме, что ему «снилось море».

Это не сказка с хорошим концом — у ребенка по-прежнему большие проблемы с самоконтролем, Наталья перевела Глеба на домашнее обучение, чтобы подтянуть предметы, потому что весь прошлый учебный год школа для Глеба была местом для вымещения агрессии. Успехи не грандиозные, по словам мамы, маленькими шажочками, но она надеется, что 1 сентября 2019-го сын сможет вернуться в класс.

Приемные дети Натальи Тупяковой Глеб и Ариана в театре. Первые годы жизни Ариана провела в детдоме и отсутствие маминой заботы привело к сильнейшей депривации. Когда Наталья забирала ее, сотрудники детдома уверяли, что девочка никогда не сможет произносить даже простейшие слова. Сейчас Ариана заочно учится по программе обычной общеобразовательной школы

© Личный архив Натальи Тупяковой

Я спрашиваю: были ли у нее мысли о возврате Глеба? Этот вопрос, наверное, самый трудный для Натальи. Она не скрывает, что долгое время испытывала только чувство ответственности за него, а привязанности и теплоты к Глебу не было. 

«Иногда возникало раздражение, иногда казалось, что больше нет сил. Да, желание вернуть было. Но я точно знала, что так не поступлю, раз уже однажды взяла, дала ему надежду. Даже когда старший ребенок очень просил сделать это, даже когда я видела, что он страдает от присутствия Глеба, не может дышать с ним одним воздухом — такой сильной была у него неприязнь, — я знала, что не верну Глеба».

Наталья говорит, что ребенок приносит и много радости: он общительный, подвижный, обожает спорт, по собственному желанию много помогает маме и очень старается начать жить правильно. 

Ангел с повадками зэка

«Проще всего в этой ситуации сказать, что родители, которые вернули ребенка, безответственные, плохие, — говорит приемная мама и психолог фонда «Измени одну жизнь» Елена Мачинская. (Именно она в разгар июля 2017-го и написала письмо Наталье Тупяковой с предложением временно забрать к себе Глеба.) — Мы все разные, и у каждого разная ресурсность, то, что мы можем ребенку дать. Наташа Тупякова обладает удивительным педагогическим талантом, она понимает, почему ребенок ведет себя так, а не иначе, понимает, когда надо попросить помощи у психолога. И как восполнять свои душевные силы». 

Понять «почему?» могут далеко не все, и это одна из главных причин возвратов, объясняет психолог. Дело не в безответственности — часто люди совершенно искренне хотят стать приемными родителями, чтобы «спасти бедную сироту». Им кажется, что, попав в домашние условия, ребенок оценит разницу с казенным заведением и будет благодарен новой семье. И когда вчерашний детдомовец вместо того, чтобы радоваться, начинает крушить все вокруг, вызывающе себя вести и демонстрировать неуважение, новоиспеченные родители приходят в ужас.

Часто они списывают поведение ребенка на плохие гены или на то, что «улицу из него уже не выбьешь». Что на самом деле творится в душе ребенка в первые месяцы, а то и годы в семье, взрослые не понимают. 

«Если ты не прошел это сам или не работаешь с такими детьми, если не знаешь ничего про реактивное расстройство привязанности, про депривацию в раннем детстве у детдомовских детей, никакие диссертации по психологии не помогут, — объясняет Елена. — Мне самой когда-то понадобилась помощь психолога после того, как я взяла в семью двух своих девочек, хотя я понимала, что происходит, работала до этого с такими детьми».

Первой в ее семье появилась Аня — белокурая голубоглазая худышка, зефирное нежное существо. До десяти лет она прожила с бабушкой, пьющей мамой и ее братьями, отсидевшими внушительные сроки. Первое впечатление, которое производила внешность девочки, без следа развеивалось, как только она начинала говорить.

Елена Мачинская с приемной дочерью Аней. Девочка долго винила себя, что не спасла кровную маму от алкоголизма и попала в детдом

© Личный архив Елены Мачинской

«Это был такой ангел с повадками уголовника, — вспоминает Елена Мачинская. — Представьте девочку 12 лет, которая сидит, по-мужски расставив ноги, и пересыпая чуть ли не каждое слово отборным матом, развязно произносит: «Я хочу выйти замуж за зэка, потому что зэки живут по понятиям. Не за ученого же идти! На кой мне школа? Мне с наркоманами нравится дружить, вот с ними весело, а обычные дети скучные, тупые». 

При этом Аня была очень привязана к маме и, пока жила с ней, делала все, чтобы не оказаться в детдоме: писала письма в полицию и опеку, требуя оставить ее дома и перестать приходить с проверками.

Девочка старалась присматривать за мамой, отнимать бутылку, не пускать пьяной на улицу, чтобы ее не увидели соседи и не нажаловались в опеку. Винила себя, что не всегда это получалось.

«Со стороны людям казалось — как такое возможно, это же жизнь в бомжатнике, среди алкоголиков, а для нее это была ее любимая мама, которая, когда была трезвая, ходила с ней на горку, играла, укладывала спать», — рассказывает Елена Мачинская.

До нее Аню пробовали усыновить дважды и оба раза очень быстро возвращали — просто не выдерживали жизни под одной крышей. Девочка материлась, дралась в школе, была дикой и педагогически запущенной.

Но у Елены получилось подобрать к ней ключик: спасли терпение, чувство ответственности за ребенка, а еще занятия с квалифицированным психологом, который убеждал девочку в том, что она не виновата в болезни мамы. Очень медленно Аня оттаивала и постепенно перестала бунтовать. 

«Мама бросила, потому что я плохая»

Аня — классический пример ребенка, которого боятся получить приемные родители. Именно поэтому в анкетах детей из детдомов сотрудники опеки стараются отметить их бесконфликтность, усидчивость, дружелюбие, потребность в ласке и доме, вежливость, бережное отношение к малышам.

На самом деле, говорит Елена, с тихим спокойным ребенком может возникнуть не меньше проблем, чем с бунтарем-хулиганом.

Нюра перестала ждать маму, только когда написала ей в соцсетях и поняла, что та ее не ищет. Адаптироваться к новой жизни помогло и знакомство с родной бабушкой. Сейчас девочка считает своей настоящей мамой Елену Мачинскую

© Личный архив Елены Мачинской

«Моя вторая дочь, Нюра, совсем не хулиганила, но ее адаптация в семье проходила даже труднее, чем у старшей».

До Елены Нюру уже пытались взять в семью и вернули — не из-за плохих манер или криминальных наклонностей, а из-за слишком сильной любви к родной маме.

«Мама привела Нюру в детдом, когда ей было пять лет. У девушки была трудная финансовая ситуация, не было жилья. И она пообещала забрать дочку, как только устроится на работу и снимет квартиру. Но за два года ни разу даже не навестила, не написала, не позвонила. Нюра все это время ждала, просиживая часами у окна. Она отказывалась от еды, от игр, от общения и только повторяла, что мама скоро придет за ней».

Когда Нюру взяла приемная семья и забрала в другой город, девочка не шла на контакт, твердила, что ее специально увезли, чтобы мама ее не нашла. Опекуна это раздражало, и она вернула Нюру.

После этого Нюра попала к Елене. Девочка требовала отвезти ее обратно в детдом, тревожилась, что с мамой что-то случилось, поэтому она никак не приходит. Тогда Елена сама взялась за поиски.

«Найти эту женщину оказалось совсем несложно — «Одноклассники» тут же выдали ее анкету. На фото она была с новым мужем и двумя маленькими детьми. На фоне неплохой машины. Написала ей, та ответила, что рада весточке, что искала Нюру и теперь ее заберет. Я рассказала, какие надо собрать документы, чтобы восстановиться в родительских правах, думала, она и правда будет что-то делать, но шло время, мама отвечала редко и уклончиво, находила какие-то детские отговорки. Потом я позвонила в опеку по месту ее жительства и узнала, что никуда она не приходила. А позже выяснилось, что она и младших детей бросила и уехала в неизвестном направлении».

Даже когда Нюра убедилась, что с мамой все в порядке и она ее не ищет, смогла принять это не сразу, фантазировала, что мама ей пишет, но вирус в компьютере уничтожает письма.

Потом спрашивала, почему мама так поступила, плакала, винила себя: «Я плохая, поэтому мама не приезжает и меня не любит».

А потом Елена нашла бабушку Нюры — мамину маму — и вместе с дочкой отправилась к ней в деревню.

Нюра несколько лет не могла поверить в то, что мама ее бросила. Девочка придумывала ей оправдания, переживала, что с мамой что-то случилось и поэтому она не может ее забрать

© Личный архив Елены Мачинской

«Бабушка оказалась хорошим человеком. Она пыталась искать Нюру. Сокрушалась о своей горе-дочери. А Нюру приняла очень тепло. И вот тогда дочку отпустило. Она осознала, что у нее есть родные, которые ее любят и думают о ней».

Сейчас Елена и Нюра знают, где живет родная мать девочки, — она снова замужем и родила четвертого ребенка. Но встречаться с ней Нюра больше не хочет, а своей настоящей мамой считает Елену.

«Ты меня обманула. Значит, бросишь» 

Каждая история ребенка, оставшегося без попечения родителей, уникальна, поэтому точно предугадать, какое поведение он выдаст, оказавшись в приемной семье, трудно.

Но психолог Елена Мачинская говорит, что чаще всего «психический вынос» связан с ощущением предательства. Ребенок становится недоверчивым, подозрительным, он будет очень долго проверять приемных родителей, пытаться подловить их на минимальной лжи, в мелочах.

«В первый год нашей жизни доходило до абсурда: к примеру, я утром сказала, что зайду купить яблок, а потом закрутившись, забывала. Или говорила, что вернусь с работы в восемь, а приходила на 20 минут позже. И начинался допрос и истерика: «Все, тебе нельзя верить, ты меня обманула, значит, ты меня вернешь, ты меня бросишь!» 

Елена Мачинская с семьей: крайняя слева — кровная дочка Надежда, стоят — приемные Нюта, Нюра, справа сидит — Аня

© Личный архив Елены Мачинской

Такое поведение вполне логично, считает Елена Мачинская. И для того, чтобы понять, почему ребенок так реагирует, можно просто попытаться переложить ситуацию на себя. 

«Представьте, что вы влюбились, вышли замуж, родили ребенка, обросли друзьями, бытом, и вдруг муж собирает вам вещи и выселяет. Вы больше не можете видеться ни с детьми, ни с друзьями, вам надо переехать в другой район, а то и в другой город. Вы переживаете. Потом, оправившись, вы пробуете еще раз наладить жизнь, снова выходите замуж, рожаете детей, привязываетесь, а потом все повторяется, вас депортируют в неизвестное вам место. Очевидно, что в третий раз вы будете бояться повторения сценария». 

Ребенок так боится еще раз пережить боль расставания, что ему проще самому убежать от родителей. «Ну, брось меня уже, нет сил ждать каждую минуту, что ты меня сдашь обратно, поэтому я буду так себя вести, что ты сделаешь это как можно скорее» — именно такой посыл кроется в агрессивном детском поведении. Ведь в детдоме ему хотя бы все понятно и нет страха, что от него откажутся, — он уже там.  

Ожидание предательства и страх боли рождает тревожность: родителю постоянно придется доказывать, что все в порядке. 

«Нюра устраивала истерики, просила ее вернуть, но при этом я не могла спокойно сходить в туалет, потому что она — заметьте, девятилетний ребенок — стояла под дверью и спрашивала без конца: «Мама, все в порядке? Тебе не плохо? Почему ты так долго? Когда ты выйдешь? Выходи!» Это было очень тяжело».

«Можно просто сходить в магазин?»

Директор фонда «Измени одну жизнь» Яна Леонова говорит, что начинающим приемным родителям чаще всего не хватает самых простых вещей: возможности погулять вокруг дома, полежать в ванной, отдохнуть на диване с чашкой чая и посмотреть телевизор, почитать.

С подобными проблемами сталкиваются мамы младенцев, и часто именно эта несвобода становится причиной послеродовой депрессии. Чтобы помочь приемным родителям избежать эмоционального выгорания, фонд создал программу «Передышка», которая предоставляет услуги няни на 16 часов в месяц: график составляет сам родитель, можно, к примеру, разбить ее посещения на два раза в неделю по два часа, а можно сразу взять два дня по восемь часов.  

«Изначально мы думали сделать для родителей такие разгрузочные дни: давать билеты в театр, в кино, на выставки, в спа или на маникюр, — рассказывает Яна Леонова. — Но оказалось, что им это все не особо нужно, они хотели просто глоток свободного времени, просили: «Можно мы просто сходим в магазин? Или в поликлинику?» И когда «Передышка» заработала, мы были поражены, какой на нее спрос».

Пока программа «Передышка» работает только в Москве и ближайшем Подмосковье, но фонд «Измени одну жизнь» планирует открыть ее и в регионах — по словам директора фонда Яны Леоновой, приемные родители по всей России очень ее ждут. 

Уже сегодня для всех россиян фонд «Измени одну жизнь» запустил бесплатную онлайн-программу ProFamily: она предлагает несколько онлайн-курсов, которые затрагивают самые болезненные проблемы приемных родителей. Почему ребенок себя так ведет? Как сделать, чтобы он слушался, как достучаться до него? Как сохранить с детьми доверительные отношения? Как правильно поощрять? Как правильно говорить с ребенком о его прошлом? Эти и многие другие темы обсуждают опытные профессиональные психологи. После того как пользователь выбрал интересующий курс, программа переводит его в мессенджер социальной сети Facebook и задает различные вопросы, предлагая в ответ на каждый короткие информативные видео с советами специалистов. 

Психологи фонда также оказывают бесплатные скайп-консультации для родителей со всей России. Яна Леонова призывает обращаться за помощью не когда уже совсем нет сил, а как только мама или папа чувствуют, что что-то в отношениях с ребенком не так: 

«Не так — это когда ребенок вас раздражает, вы испытываете к нему неприязнь, вам кажется, что вы совершили ошибку, вам некомфортно, плохо. Не надо себя винить за это, важно вовремя отловить триггеры, которые вызывают такие эмоции. И тогда почти всегда можно помочь. Родители, вовремя обратившиеся за помощью, потом переживают этот кризис и говорят: «Неужели у нас вообще были такие мысли и мы хотели отказаться от нашего ребенка? Тогда казалось, что все летит в тартарары». 

Для родителей со всей страны создана бесплатная горячая линия благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»: 8-800-700-88-05. Специалисты фонда готовы проконсультировать и приемных родителей, и тех, кто только собирается взять ребенка в семью. 

Работает также круглосуточная горячая линия Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, учредителем которого является Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации: психологи консультируют детей и их родителей. 

Для поддержки замещающих семей государством созданы бесплатные службы по сопровождению, с которыми родители могут заключить договор после того, как возьмут ребенка под опеку. Службы сопровождения созданы на базе государственных учреждений различной ведомственной принадлежности: образовательных, социальных, по делам семьи и молодежи. Узнать о том, какие организации уполномочены сопровождать семью, россияне могут в отделе опеки и попечительства по месту жительства.

«Часто семью сопровождают специалисты, работающие на базе этого же детского дома, откуда взят ребенок, — рассказала ТАСС заместитель директора Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Министерства образования России Ирина Романова. — Эти психологи и педагоги хорошо знакомы с ним и знают особенности его характера. Это помогает ребенку быстрее адаптироваться в замещающей семье. Всего же у нас свыше 3,8 тысяч организаций в стране предоставляют медицинскую, психологическую, педагогическую, юридическую, и социальную помощь. Мы видим эффект, число детей принятых в семью последние годы опережает число выявленных детей сирот, и мы стремимся развивать эту тенденцию».

Кадры решают все 

Однако, если попробовать отметить все учреждения, отделения благотворительных фондов, ресурсные центры, которые оказывают помощь приемным семьям, на карте России, их концентрация будет заметнее всего в Москве и Петербурге, в некоторых крупных городах.

Например, по данным пресс-службы Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы, в столице работа по сопровождению семей ведется 48 уполномоченными организациями, действуют 55 школ приемных родителей. С 2010 года количество приемных семей выросло почти в 7,6 раз: сегодня в Москве 2650 приемных семей, тогда как в 2010 году их было всего 348.

Но важнее не количество специалистов, которые должны помогать замещающим семьям, а их компетентность, считает глава фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. 

«В России есть огромные отрезки, где нет ни центров, ни служб сопровождения, ведь служба сопровождения — это не федеральная история, поэтому она есть не везде. Бывает, что кроме отделения соцзащиты, где сидит психолог, ничего не понимающий в особенностях подхода к детям из детдома, в таких местах ничего нет. Среди наших подопечных есть семьи, которые рассказывали, как обращались к психологу, рассказывали о своих проблемах с приемным ребенком, а он делал круглые глаза, отправлял к психиатру и говорил: «Он у вас псих, зачем вам это? Возвращайте!» или «Ну а что вы хотели, возвращайте, за ним там присмотрят, там коллектив, хорошие воспитатели, не мучайте себя». Сегодня нет четко прописанной программы сопровождения семьи, в каждом регионе, городе, поселке ее понимают так, как хотят, иногда программой сопровождения называют занятия в кружке лепки из глины или мастер-классы и детские праздники, которые семьи должны посещать».  

Елена Альшанская убеждена, что работать с семьями должны только специалисты, хорошо знающие проблемы приемных детей, а обычный детский психолог, не знакомый с последствиями депривации, госпитализма, скорее всего, не поможет, а лишь ухудшит ситуацию. Это же правило должно касаться и всех преподавателей школ приемных родителей.

Поливать семечку

Наличие качественной помощи в городе не всегда может предотвратить возвраты детей. Одна из причин — родители слишком поздно за ней обращаются, когда сделать что-то уже нельзя — настолько они приходят выгоревшими. 

«Есть два типа таких родителей: первый, который приходит и говорит — не могу, не справляюсь, у меня не хватает ресурсов, я не рассчитал силы, что мне делать? — рассказывает директор благотворительного фонда «Измени одну жизнь» Яна Леонова. — Второй тип находится в глухой обороне. Они уже внутренне все для себя решили. В том, что у них не получается наладить жизнь, они обвиняют не себя, а ребенка несмотря на то, что они взрослые, а ребенок маленький, что взрослые должны справляться со своими состояниями, а ребенок еще не должен, ему и так досталось в жизни. Такие родители настолько сфокусированы на своих страданиях, что теряют всякое сострадание к ребенку, всякую эмпатию. Приходят и говорят: «Забирайте!»

Спецпроект на тему

Претензии к ребенку часто возникают из-за завышенных ожиданий родителей, считает Яна Леонова. В период неофитства, когда человек только загорается идеей взять на воспитание ребенка, он представляет, как новый член семьи станет его единомышленником, заинтересуется увлечениями родителя, будет успешен.  

«Повышенные ожидания опасны, — говорит Яна Леонова. — Родительство многими воспринимается в розовом цвете. Когда же человек берет ребенка и не испытывает ожидаемой радости, то разочаровывается, начинает думать: «Зачем я это сделал? Это же теперь на всю жизнь! И он совсем не такой ребенок, как я хотел и думал. Я никогда не полюблю его как своего. Я, может быть, вообще никогда не смогу полюбить его».

Отсутствие чувств к ребенку в первые его месяцы в семье вполне естественны и объяснимы: приемный родитель не вынашивал малыша девять месяцев, не мучился от токсикоза, не бегал в магазин за вкусностями для беременной жены, не рожал, зачастую не видел первых шагов своего ребенка, не слышал его первых слов. Ему досталась уже во многом сформированная личность, у которой есть свой, преимущественно неблагополучный жизненный опыт. Ему требуется больше терпения, чем с родным ребенком, а положительных эмоций от общения, которые бы компенсировали негативные моменты, он еще не получает. Однако со временем «скелет» отношений обрастает «плотью» и привязанность, скорее всего, постепенно начнет формироваться.

Яна Леонова объясняет, что еще на стадии подготовки к приему ребенка в семью родители должны понять: их будущие сын или дочь могут вовсе не гореть желанием быть усыновленными. В России именно родители выбирают, кого взять под опеку или усыновить, и согласия ребенка до десяти лет для этого не требуется. 

«В идеале должна быть база потенциальных родителей — обследованных, подготовленных, психологически готовых к усыновлению, чтобы из них можно было выбирать под каждого конкретного ребенка того, кто даст ему именно то, в чем он нуждается. Должен сложиться пазл. Но такой системы пока нет.  Для приемных родителей главной ценностью должна быть верность, нежелание совершить предательство. Если ты взял ребенка, то несешь ответственность за этот поступок, ты стремишься сделать все, чтобы не причинить ребенку новую боль, не отступать, бороться». 

Возраст кандидата, его социальное положение не влияют на его психологическую зрелость, способность отвечать за свои действия, считает Яна. Важно понимать, что приемное родительство — это очень долгосрочное вложение ресурсов.

«Мы можем не видеть быстрых результатов, и важно помнить, что в воспитании детей мы никуда не гонимся, мы вкладываем просто потому, что чувствуем: нужно вложить! Любовь, доброту, заботу, нежность, ощущение защищенности. Просто поливайте семечку. Прорастет».

Карина Салтыкова 

Автор выражает признательность благотворительным фондам «Измени одну жизнь», «Волонтеры в помощь детям-сиротам», и лично Яне Леоновой, Елене Мачинской, Екатерине Овчинниковой, Елене Альшанской, а также Наталье Тупяковой за помощь, оказанную при подготовке материала

как правильно искать ребенка с помощью интернета

С чего начать поиск тем, кто хочет стать усыновителями?

1. Определиться, где искать

Обычно, когда от детей официально отказываются кровные родители или родителей лишают прав, ребенок получает статус «подлежит устройству в семью». С этого момента начинается поиск новой семьи. Заводится личное дело, его «прикрепляют» к районной опеке детского дома или дома ребенка (в зависимости от возраста). Если в течение месяца ребенок так и не был устроен в семью, данные о нем передаются в областной каталог.

Так, из опеки района любого подмосковного города данные анкеты попадают в банк Московской области. В Москве и Санкт-Петербурге есть свои базы данных. И практически каждый субъект Федерации имеет свои сайты с каталогами детских анкет. В пределах домашнего региона найти ребенка можно быстрее, чем на федеральном уровне — помимо размещения на сайтах, объявления о малышах, нуждающихся в семейном устройстве, регулярно печатаются в местных изданиях, на региональных телеканалах показывают специальные социальные ролики, проводятся всевозможные мероприятия и акции, привлекающие внимание к детям-сиротам.

Объединяет же всех малышей и подростков, ищущих приемных родителей или усыновителей, федеральный банк данных «Усыновите.ру». Здесь собрано 51 072 анкеты детей-сирот, нуждающихся в семье. В анкетах, помимо фото (видео) ребенка, обычно указывают имя без отчества и фамилии, месяц и год рождения (не прописывают полностью дату). Также дают краткую характеристику: интересы, увлечения, темперамент, особенности здоровья. В анкете даются контакты органов опеки и попечительства, в ведении которых находится ребенок, и указываются возможные виды семейного устройства — усыновление, опека. Поясняются и причины отсутствия родительского попечения матери и отца. Более подробную информацию можно получить лишь при личной встрече с ребенком и сотрудниками органов опеки.

Региональный или федеральный банк данных выдает направление для посещения ребенка, но прежде согласовывает встречу с районным органом опеки: возможно, что ребенка уже кто-то начал навещать, обратившись в район напрямую, или появились родственники, которые решили его забрать в семью.

Фото: Владимир Песня/РИА Новости

NB: во многих случаях усыновителям очень трудно выбрать ребенка по фото, так как в большинстве каталогов представлены некачественные фотографии, многие снимки сделаны самими сотрудниками органов опеки. Для полноценной анкеты федеральной базы такие фотографии явно не подходят, считают эксперты.

«Изучаю сайт «Усыновите.ру». Хорошо, что такой ресурс есть, и он помогает найти детей-сирот, которых можно взять в семью. Но как детей снимают на фото — нет слов. Как перед расстрелом или после отсидки в зоне, — выразил свое возмущение на странице в Facebook Александр Гезалов, публицист, общественный деятель, эксперт Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, член Совета Министерства образования и науки РФ по вопросам защиты прав и законных интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. — В ряде регионов фотографии сделаны будто специально — «не берите этих детей». Когда же фонды и НКО начнут помогать снимать детей-сирот так, чтобы выявить реальные и плюсы и минусы?»

К сожалению, в России не так много НКО, занимающихся проблемами детей, оставшихся без попечения родителей, которые могут создавать качественные видео и делать презентабельные фотографии.

Одно из приятных исключений — благотворительный фонд «Измени одну жизнь». На сайте фонда собрана самая большая база видеоанкет детей, мечтающих обрести любящую семью. Сейчас в списке ожидания находятся 19 724 ребенка. Каждый ролик — мини-история о ребенке, его увлечениях, мечтах и желаниях. Именно такие видеорассказы дают шанс ребенку быстрее найти родителей. Сотрудники фонда также помогают семье подготовиться к приему ребенка в семью: консультируют по вопросам семейного устройства, регулярно проводят вебинары, предоставляют бесплатные билеты для родителей, которые едут за ребенком в другой регион.

Есть примеры и в регионах. Например, благотворительный фонд «Счастливые дети» из Красноярска также делает качественные фото и видео, специально собирая на это пожертвования. Приглашаются профессиональные фотографы и видеооператоры, создается красочное портфолио ребенка, которое в дальнейшем публикуется в Сети.

2. Научиться читать объявления. В том числе между строк

На что нужно обратить внимание в объявлениях и анкетах?

1) Здоровье ребенка. Про особенности здоровья в анкетах подробно писать не принято. Поэтому важно при общении с представителями региональной опеки узнать подробную историю жизни и развития ребенка. Часто соцработники знают директоров детских домов лично, поэтому при посещении органов опеки можно попросить их позвонить в тот детский дом, откуда собираетесь забрать малыша. Важно спросить, как растет ребенок: постоянно ли изолируется от сверстников или, наоборот, старается быть в центре внимания и т.п. Но нужно иметь в виду, что подопечным детских домов иногда беспричинно ставят диагноз «задержка в развитии», — это отмечают многие семьи, усыновившие детей. Все потому, что в большинстве случаев внимания персонала не хватает на всех малышей, а развитие ребенка без постоянной помощи взрослого может задержаться.

Фото: Владимир Песня/РИА Новости

2) Наличие братьев и сестер. По мнению Александра Гезалова, необходимо не просто указывать, есть ли они у ребенка, но и давать ссылку на их анкеты. Ведь согласно статье 124 Семейного кодекса РФ, усыновление братьев и сестер разными лицами не допускается, за исключением случаев, когда усыновление отвечает интересам детей.

Вполне возможно, что органы опеки не разрешат разлучить детей, и тогда усыновители должны решить, смогут ли они взять в семью сразу нескольких, да еще и разных возрастов. Благотворительный фонд из Санкт-Петербурга «Дети ждут» в анкете каждого подопечного указывает ссылки на портфолио братьев и сестер, что дает возможность будущим родителям обдумать дальнейшие действия.

3) Актуальность информации. Данные о детях поступают в федеральные базы с задержками и обновляются достаточно редко. Например, информация о детях, не достигших годовалого возраста, обновляется раз в год, а в отношении малышей старше одного года обновление производится раз в три года. Поэтому нужно перепроверить, не появилась ли семья у этого ребенка. Сделать это быстрее всего можно на региональном уровне.

Обновление от 01.02.2018 г. Уточнение: согласно п. 23 Порядка формирования, ведения и использования государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, направляет федеральному оператору актуализированную информацию об установлении, изменении, уточнении или снятии диагноза у детей, оставшихся без попечения родителей, в течение 3 рабочих дней с даты ее поступления, но не реже 1 раза в год; фотографии детей, оставшихся без попечения родителей, до достижения ребенком 3 лет — каждые 4 месяца; в отношении детей в возрасте от 3 до 7 лет — каждые 6 месяцев; в отношении детей в возрасте старше 7 лет — каждые 2 года.

3. Помнить о крайних сроках

Если будущие родители уже определились, с каким ребенком хотят познакомиться лично, то им выдадут (в местных или региональных органах опеки) направление на знакомство с ним. Действительно оно в течение месяца, после чего нужно принять решение и сообщить об этом в органы опеки. Стоит помнить, что, пока одна семья думает, другим потенциальным усыновителям встречаться с этим ребенком не разрешено.

Обновление от 01.02.2018 г. Исправление ошибки: направление на посещение ребенка, оставшегося без попечения родителей, действует не месяц, а 10 рабочих дней. Приносим извинения читателям.

Ольга Головнева: Пусть родных людей станет больше!

В этом году в Беларуси уже в пятый раз пройдет Фестиваль психологической помощи семьям, усыновившим детей-сирот. Его организует Центр поддержки усыновителей «Родные люди». О том, что значит для многих белорусских семей это мероприятие, в чем его суть и задачи мы беседуем с руководителем фестиваля, психологом Ольгой Головневой.

– Ольга, вопрос, наверное, тривиальный, но для чего необходим такой фестиваль?

– Возможно, вы удивитесь, но убеждена, что Фестиваль усыновителей необходим всему нашему обществу. Потому что, когда такие мероприятия проводятся и поддерживаются социальной средой – это маркер определенной зрелости общества в целом. Например, как наличие пандусов для людей с инвалидностью. Это знак того, что люди понимают трудности определенных групп, признают отличия, готовы вникать и решать возникающие проблемы, а не замалчивать и игнорировать их.

– Вы хотите сказать, что в семьях усыновителей возникают какие-то серьезные проблемы, которых нет в обычных семьях?

– Статистика тут неумолима: людей, готовых усыновить ребенка, на порядок меньше, чем детей, нуждающихся в усыновлении. О чем это говорит? О том, что люди бессердечны и безразличны к судьбам сирот? Неправда, многочисленные волонтерские программы и акции говорят о том, что люди хотят видеть всех детей счастливыми и радостными. И многие готовы для этого что-то делать конкретное. Однако понимают, что принять ребенка в семью – это значит ступить на путь непредсказуемых изменений всей семейной системы. Вот я, работая с усыновителями и усыновленными детьми уже более 10 лет, понимаю, что этот шаг может коренным образом поменять жизнь в семье,потребовать ресурсов, которых немного или совсем нет. И предусмотреть, подготовиться ко всем возможным вариантам – не реально. Поэтому многие усыновители нуждаются в эмоциональной поддержке, в новых знаниях, в профессиональной помощи. Иначе судьба семьи и ребенка может оказаться на волоске, на грани распада.

– Как часто люди в Беларуси усыновляют детей-сирот? И часто ли происходят «возвраты», отмены усыновления?

– По статистике, ежегодно белорусы усыновляют порядка 500 детей. Отменяют же усыновление в 2-5% случаев. Казалось бы, цифры небольшие. Но за каждой цифрой – судьба ребенка. И мы с вами можем повлиять на динамику этих цифр.

Не правда ли, это потрясающе – повлиять на динамику судьбы ребенка? Либо он останется жертвой сиротства, со всеми вытекающими комплексами: травмами привязанности, неспособностью выстраивать здоровые отношения, недоверием и даже ненавистью к людям и к себе, с асоциальным поведением… Либо – принимающая семья, опираясь на свои ресурсы и получая поддержку извне, научит его дарить и принимать любовь, быть надежным другом, партнером, хорошим родителем.

Это наша общая задача. Если мы допустили, что ребенок остался без семьи – то задача общества помочь новой семье справиться со всеми последствиями «отказов», «изъятий», «социально опасных положений» в истории маленького человека.

– О каких последствиях речь? Можете рассказать подробнее? Ведь обыденное представление у нас таково, что ребенка из детского дома просто надо обнять, накормить, обогреть… И если что-то не так – значит, «вы его просто не полюбили, как родного».

Опыт ребенка до встречи с новой семьей невозможно вычеркнуть. У него могли сформироваться определенные поведенческие стереотипы, которые помогали ему раньше справляться с непереносимым отвержением, насилием, отсутствием заботы. Выученное правило сиротства: не доверять.

Но для обычной жизни эти стереотипы не подходят. Окружающие могут расценивать поведение ребенка как недопустимое, неадекватное, разрушительное. Разлуки и потери, пережитые ребенком, делают его недоверчивым, депрессивным или даже враждебно настроенным из-за перенесенной боли. А родителям приходится справляться с этим, со своими чувствами, не пытаться отвергнуть.

Некоторые дети выглядят такими послушными, беспроблемными, что этому просто невозможно поверить. Они кажутся очаровательными и беззаботными. Но нередко это просто другой путь, который они выбрали, чтобы справиться с болью. Она все равно выйдет на поверхность, но несколько позже, когда ребенок ощутит себя в безопасности.

Как бы нам ни хотелось, чтобы травмы детства бесследно исчезали, все же приемный ребенок – всегда человек с болезненной раной в душе. Она не заживет от того, что ребенка взяли в семью. Наоборот – только тут-то она и раскрывается целиком, чтобы иметь наконец возможность получить лечение. И важно не испугаться, не отворачиваться, не игнорировать эту рану. Учиться с нею обращаться. Учиться принимать ребенка с нею.

– Получается, что усыновители становятся для ребенка своего рода психотерапевтами?

– Да, можно сказать и так. Только, в отличие от обычного терапевта, от них требуется готовность 24 часа в сутки круглую неделю. Западные психологи называют приемных родителей «специалистами по детской травме». Им нужно не просто дать ребенку семью, а научить проявлять свои эмоции, справляться со скопившейся болью, видеть позитивную перспективу жизни. Одной любви тут недостаточно. Нужно быть готовым к тому, что у ребенка может всплыть слово из другого мира, запах на улице напомнит запах предыдущей мамы, сказанное вами слово звучало в детском доме как обидное, шарф так же повязывал дедушка, а потом ударил, – все это отзывается таким количеством боли, и она выплескивается, ошеломляя и родителей, и самого ребенка. И это может происходить в любой момент. Без пауз и предупреждения. С лету. В любой ситуации и в любом вашем физическом или психологическом состоянии.

Тут вспоминается образ пеликана, который бесконечно должен кормить детей собой. Своей энергией, чувствами. Это про родительское выгорание, физическую усталость, про нарушение сна, отсутствие личного пространства…

Поэтому так важна специальная подготовка семей и дальнейшая дружеская помощь со стороны специалистов, сообщества усыновителей, общества в целом.

– Чем же можно помочь семье, усыновившей ребенка из детского дома? Какую помощь и где могут получить родители и дети?

– Самая первая помощь – это, как я уже сказала, подготовка кандидатов на этапе до усыновления. Это серьезная работа с психологом, в ходе которой у людей исчезают иллюзорные картинки о несчастных детках в бантиках, выводящих на окошке пальчиком слово «мама». Такую подготовку обеспечивает государство, специалисты социально-педагогических центров.

А дальше усыновители могут выбирать, какие ресурсы помощи им больше подходят, поскольку сегодня помимо государственных существует ряд общественных организаций, оказывающих поддержку усыновителям.

– Чем занимается ваш центр?

– Наш центр «Родные люди» объединяет порядка 200 семей усыновителей. Помощь им оказывают тематические психологи, имеющие специальную подготовку и опыт работы с детьми с опытом сиротства и принимающими их семьями. Да и сами усыновители, опытные мамы и папы, – бесценный ресурс помощи друг для друга.

У нас работает постоянная группа поддержки, где люди, не боясь осуждения, могут просто рассказать о том, с чем им приходится сталкиваться. Мы проводим ежемесячные образовательные семинары, лекции, обучающие тренинги по тем проблемам, которые актуальны для наших людей. Стараемся обеспечить семьям возможности для разнообразного совместного творчества, общения детей и родителей, развивающего досуга. У нас уже несколько лет работает летняя подростковая программа «Лето родных детей», помогающая ребятам в социализации.

Но самым ярким событием, концентрирующим различные форматы поддержки, является наш ежегодный Фестиваль психологической помощи семьям с усыновленными детьми «Родные люди».

– Ольга, расскажите, пожалуйста, о фестивале подробнее, думаю, многим будет интересно узнать о нем.

– Фестивали усыновителей мы проводим с 2015 года. Начинали вместе с Национальным центром усыновления, Минским облисполкомом, затем нам помогали и Белорусский государственный педагогический университет, Управление образования города Новогрудка, Свято-Елисеевский Лавришевский мужской монастырь, SOS-Детская деревня (центр «Счастливый малыш»). А уж сколько волонтеров, энтузиастов, специалистов приняли в нем участие за эти несколько лет, так сейчас и не сосчитать!

Все вместе мы создали традиционное мероприятие, которого ждут и взрослые и дети, потому что оно невероятно ресурсно! Где еще вы сможете встретить почти 200 человек, объединенных темой усыновления и готовых учиться, делиться опытом, развивать культуру усыновления в стране?

В этом году фестиваль будет проходить в пятый раз, 29–31 мая. Нас уже в третий раз принимает база отдыха «Вилия» (Детский реабилитационно-оздоровительный центр «Надежда»). Сбор средств мы организовали на краудфандинговой площадке «Улей».

Уже собрано более половины суммы, необходимой для самых острых организационных нужд. Большая часть средств перечислена самими усыновителями – они рублем подтверждают важность фестиваля для их семей. Мы приглашаем каждого, кому небезразличны судьбы детей, приобщиться к самому эффективному способу помощи сиротам – поддержке принимающих семей. Нужно просто перейти по ссылке, выбрать понравившийся вам лот (подарок) и сделать свое пожертвование в фонд фестиваля.

Регистрация участников мероприятия уже открыта на нашем сайте www.rodnye.by – и мы приглашаем усыновителей, приемных родителей, опекунов присоединяться к нашему сообществу.

В итоге вокруг нас будет больше людей социализированных, здоровых, полноценно живущих, работающих, воспитывающих детей. Выигрывают все!

– Спасибо, Ольга, за интересную и очень познавательную беседу!

— Спасибо и вам, и до встречи на фестивале!

Александр КАРАБЛИКОВ, БЕЛТА

Информационная поддержка Фестиваля семей усыновителей – Белорусское телеграфное агентство.

Бесплатные лекции для приемных родителей и специалистов по усыновлению состоятся в Москве 2-4 октября

Приемных родителей и специалистов по усыновлению ждут три дня лекций, докладов и панельных дискуссий в Москве. Вход на эти и другие мероприятия нашего VI Международного форума «Каждый ребенок достоин семьи» — бесплатный и свободный для всех желающих.

Приглашаем на секцию:
— приемных родителей,
— специалистов школ приемных родителей,
— сотрудников центров поддержки семьи
— социальных работников, социальных педагогов, неврологов, психиатров, работающих в сфере усыновления.

Основным спикером докладов для приемных семей будет эксперт по усыновлению из Университета Миннесоты Дана Джонсон. Гостями секции станут футболист Сергей Семак с женой Анной. Пара воспитывает семерых детей, включая приемную дочь с особенностями развития.

2 и 3 октября модерировать панельную дискуссию после доклада будет президент благотворительного Фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», эксперт Общественной палаты РФ, специалист по усыновлению и социальному сиротству в России Елена Альшанская.

К тому же, 4 октября приемные родители смогут задать вопросы экспертам Университета Миннесоты доктору Амелии Бургес Милбан и детскому клиническому нейропсихологу Джеффри Возняку, а также руководителю центра «Про-мама» и директору Ресурсного центра семейного устройства ДТиСЗН Марии Терновской.

Эксперты обсудят эффективные программы помощи детям в приемных и замещающих семьях, а также поддержку детей с фетальным алкогольным синдромом.

ПРОГРАММА СЕКЦИЙ:

2 октября (15:00-18:00): “Доказано эффективные программы помощи детям с Фетальным алкогольным синдромом”.
1. “Сложности проведения оценки и оказания помощи. Масштабы проблемы для системы здравоохранения, социальной защиты и образования”, профессор Дана Джонсон
2. “Помощь людям с нарушениями фетального алкогольного спектра на протяжении жизни”, доктор Амелия Бургес Милбан, университет Миннесоты, США
3. “Научно обоснованные программы для детей с Расстройствами фетального алкогольного спектра в приемных и замещающих семьях”, доктор Джеффри Возняк, профессор кафедры психиатрии, университет Миннесоты, США
По окончании панельная дискуссия.
Модератор: Елена Альшанская, Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», Москва

3 октября (13:30-17:30): “Доказано эффективные программы поддержки детей в приемной семье”.
1. “Эволюция системы воспитания в приемных/замещающих семьях”, доктор Дана Джонсон
2. “Когнитивное и эмоциональное развитие у детей из групп высокого риска.
Принципы организации программ помощи для детей из групп высокого риска в приемных семьях”, доктор Джеффри Возняк, профессор кафедры психиатрии, университет Миннесоты, США
По окончании панельная дискуссия.
Модератор: Елена Альшанская, Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», Москва
Анна Семак — супруга футболиста и тренера Сергея Семака, мама семерых детей.

4 октября (13:30-17:30): “Мультидисциплинарные программы помощи детям, в приемных семьях”.
1. “Комплексная оценка детей в приемных семьях. Первичное выявление и скрининг”, доктор Дана Джонсон
2. “Междисциплинарные программы  помощи детям в семьях высокого риска и замещающих семьях”, доктор Амелия Бургес Милбан
По окончании панельная дискуссия. Модератор: Мария Терновская

КАК ПОПАСТЬ?
Приходите на второй этаж отеля «Ренессанс Москва Монарх Центр» по адресу: Ленинградский проспект, д. 31А, стр.1. Там на столе регистрации Форума, мы выдадим вам бейдж «слушатель». С ним вас пустят на выступления. Регистрация работает все дни Форума, со 2 по 5 октября, с 10:00.

Полную программу VI Международного форума «Каждый ребенок достоин семьи» можно посмотреть здесь.

КТО ТАКОЙ ДАНА ДЖОНСОН?
Доктор Дана Джонсон, M.D., Ph.D. — профессор педиатрии и неонатологии университета штата Миннесота и соучредитель университетской клиники международной усыновления. Научные программы этой клиники по пониманию медицинских потребностей усыновленных детей стали одними из первых в мире.

Доктор Джонсон изучает физиологические и психологические связи между стрессом в раннем детстве и развитием ребенка в раннем возрасте, пубертатном периоде и взрослой жизни. Эта работа подтверждает важность постоянной, воспитывающей семьи для развития ребенка.

Доктор Джонсон — научный руководитель Национального центра по усыновлению и стабильному жизнеустройству. Входит в Совет директоров Национального совета по вопросам усыновления, фондов OneSky и SPOON, в редакционный совет по вопросам приемных семей и консультационных советов организаций Rudd Adoption Research Program и Both Ends Burning.

ГДЕ ПОСМОТРЕТЬ ЕГО ПРОШЛЫЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ?

Читайте интервью с Даной Джонсоном «Ни один детдом не может быть лучше хорошей семьи» для проекта «Жизнь без приград» РИА Новости.

Три откровенные истории усыновления

В Беларуси шесть с половиной тысяч семей, которые усыновили детей. Многие из них до сих пор живут «двойной» жизнью, полагая, что скрывать тайну ото всех, в том числе и от самого ребенка, — это правильно. Однако в западных странах культура иная: детей все чаще принимают в семьи открыто. Неудивительно, что усыновители в Беларуси вынуждены быть осторожными: отношение общества к ним полно крайностей. Либо «о ужас, корыстные создания, взяли малышей ради льготного кредита», либо «о, эти святые герои с нимбом над головой, усыновили несчастных сироток». На самом же деле они ни то, ни другое. Onliner.by встретился с тремя семьями, чтобы прикоснуться к реальной жизни усыновителей и детей, которые стали друг другу родными.

«Когда нам впервые принесли Егора, няня сказала: „Смотри, это твои родители“»

Первый раз Олеся стала мамой почти десять лет назад. Данила был долгожданным мальчиком. А в 2014 году в семье появился еще один сын — Егор (имя изменено по просьбе героини). Годовалого малыша Олеся с мужем, Олегом, взяли из Дома ребенка. Почему они сделали это? Односложным ответом не обойтись.

— У меня было огромное желание еще раз стать мамой. Оно захватило меня полностью, все остальное ушло на второй план. Ты работаешь на кого-то, зарабатываешь деньги и тратишь их, день за днем одно и то же. А для чего все это? Для кого ты живешь? Вот какие вопросы задавала я себе, — искренне признается Олеся. — В какой-то момент пришло осознание, что есть дети, которые больше всего на свете нуждаются в родителях. Я безумно хочу стать мамой, а они с такой же силой хотят попасть в семью. Так что же мне мешает?

Мы с мужем обсудили мое желание усыновить ребенка и на некоторое время закрыли тему. Несколько месяцев каждый варился в своих мыслях. Я не хотела, чтобы он делал это ради меня или под давлением. Это должно быть обоюдное желание, потому что заставлять кого-либо в таких вопросах неправильно. Желание должно идти от сердца, иначе успеха не будет.

Я потихоньку почитывала форумы приемных родителей, усыновителей. Становилось понятно, куда нужно идти, какие документы собирать. Очень помогли видеоуроки для усыновителей, которые записывает ведущий программы «Пока все дома» Тимур Кизяков. Он приглашал специалистов, и они отвечали на самые тревожные вопросы: что понимать под диагнозами, которые вы читаете в медкарте ребенка; как реагировать, если приемный ребенок ворует, и так далее. Мои страхи развеивались. В конце концов, и родные дети порой воруют, болеют и все такое.

— А чего вы боялись больше всего?

— На самом деле меня тяжело напугать (смеется. — Прим. Onliner.by). Но если честно, я боялась, что не справлюсь. Мы же в ответе за тех, кого приручили. Когда ты решаешь рожать своего ребенка, то осознанно идешь на зачатие. С Данилой я все планировала, готовилась к беременности, правильно питалась, соблюдала режим. Здесь же тебе дается ребенок с особенностями. Кусок жизни у него уже пройден — и пройден не самым счастливым образом. Как обойтись с этим? Я ведь хочу, чтобы он рос здоровым, развитым, счастливым мальчиком. Меня страшили последствия: что ждет нас годы спустя? Но это, в конце концов, пугает всех родителей. У любой мамы бывает такой день, когда она думает: «Боже мой, все плохо! Ничего не получилось! Я его растила-растила, а он на меня накричал и дверь захлопнул!» С приемными детьми так же.

Честно признавшись в своих страхах и выяснив, что бояться — это нормально, Олеся и Олег стали собирать документы. Желание родителей взять в семью ребенка — это прекрасно, но подходят ли они для этой роли? За один месяц государство должно проверить материальную и моральную готовность потенциальных кандидатов. Есть ли у них жилье? Зарплата нормальная? Здоровье крепкое? И наконец, пожарный извещатель имеется? Затем обязательные психологические курсы — их проводит как Национальный центр усыновления, так и социально-педагогические центры по всей стране.

— Хотя и нужна большая стопка документов, на самом деле все эти критерии легко выполнимы, если речь идет о нормальной, благополучной семье. А психологические курсы в Национальном центре усыновления — вообще отличная вещь, они по-настоящему помогают. Нам очень повезло со специалистом, который их проводил. Сначала я не понимала, зачем нам рассказывают такие жесткие вещи о жизни детей в детдомах. К чему эти фильмы и книги, которые описывают психологический портрет сирот без прикрас? Нам не говорили: «Все будет хорошо, вы справитесь», — а показывали сложные ситуации. Во время обучения я читала книгу о девочке, которая подвергалась насилию, а потом ее удочерили. Волосы на голове начинали шевелиться… Со временем мне стало понятно: справимся, мы ведь взрослые. В конце концов, кто, если не мы? Сейчас я считаю, что курсы проводились правильно. Нам говорили честные вещи, а не формальное «Все будет хорошо», — объясняет Олеся. — С другой стороны, я не хотела бы демонизировать детей из детдомов. Рогов и хвоста у них нет — люди как люди. Допустим, в нашей семье один ребенок биологический, а второй — усыновленный. Давайте возьмем наш школьный класс. Есть дети, которые живут с отчимом или мачехой. Кого-то воспитывают бабушки. Есть ребята из неполных семей. Некоторые имеют родственников с особенностями. Я не думаю, что у них жизнь намного легче, чем у нашей семьи. И если снять корону, сойти с пьедестала, то становится понятно: у каждого свои проблемы, идеальных семей нет. Не нужно тыкать в людей палочкой. Попробуйте быть добрее друг к другу.

Да, в нашей стране сиротство по большей части социальное. Редко встретишь в детдоме ребенка, который оказался там потому, что родители умерли. Скорее всего, они попали в беду. Многие люди считают, что с ними такого не произойдет. Но ведь каждый может оказаться на этом месте. До него буквально пару шагов.

Вопрос, который часто задают приемным родителям, — «Как вы выбрали ребенка?». Почему-то все ждут ответа про любовь с первого взгляда, а ведь даже мужа и жену мы за одну встречу не выбираем, что уж говорить о детях. Кандидатам на усыновление, то есть тем, кто собрал все документы и прошел отбор, дается возможность встретиться с несколькими детьми. Вот и прими решение всей жизни, когда нельзя надеяться ни на «звонок другу», ни на «помощь зала». А тут еще диагнозы разной степени тяжести — они есть практически у всех детдомовских ребят… Точного ответа, как выбирать ребенка, нет. Каждая семья делает это по-своему.

— Когда нам впервые принесли Егора, ему был год. Няня, которая держала его на руках, открыла дверь и сказала: «Егор, смотри, это твои родители». У меня холодок пробежал по спине. Мы же тогда еще были просто тетя с дядей, могли развернуться и уехать, а тут ребенку сразу говорят: твои родители. Дальше начались душевные муки: это он или нет? Может, где-то еще ждет наш малыш?.. В итоге оказалось, что прозорливая няня была права. Через месяц мы забрали Егора домой.

Наше привыкание друг к другу происходило плавно и медленно, не по щелчку пальцев. Егору, наверное, пришлось сложнее: у него же вообще не было опыта жизни в семье, представления о том, что рядом постоянно могут находиться двое небезразличных взрослых. Потихонечку мы отогревали ребенка. Я знала, что ему нужно пройти все стадии нормального развития, как если бы мы только что забрали малыша из роддома. Мы показывали, что на любое его проявление есть реакция, учили сына выражать эмоции и просить о помощи. Я осознанно качала годовалого Егора на руках все время, чтобы восполнить дефицит телесного контакта. И потихонечку он прожил «младенческий период». Отказался от укачивания перед сном, начал выражать привязанность. У него появился новый опыт: «Если мне будет плохо, родители придут».

Олеся и ее муж — одни из немногих родителей, которые считают правильным открытое усыновление: никаких тайн и сказок. Полгода проходить с подушкой под майкой, изображая беременность, — это не их история.

— Наше окружение реагировало на внезапное появление ребенка по-разному. Соседи могли спросить: «А кто это?» Я отвечала прямо: «Мы усыновили мальчика». Конечно, это не самый приятный разговор. Бывает, люди начинают дико стесняться, опускают глаза в пол, извиняются, когда слышат об усыновлении. Хотя чего тут стесняться? Это факт нашей жизни. Мы счастливы, у нас все хорошо — зачем вы извиняетесь? От друзей я не скрываю: да, наш мальчик усыновленный, это не тайна. С родителями нам повезло: они приняли Егора и очень его любят. Хотя я знаю другие истории усыновителей, когда бабушки-дедушки принимали детей в штыки.

Часто спрашивают: «А как же гены, ты не боишься?» Слушайте, давайте каждый возьмет и проанализирует историю своей семьи. Что, у всех бабушки-дедушки-тети-дяди голубых кровей? И не пил прямо никто?

Моя позиция такова: нужно честно говорить об усыновлении и ребенку, и окружающим. Зачем врать? Ложь означает, что ты стыдишься, что-то скрываешь. А чего тут стыдиться? К тому же ребенок и так знает все, что он пережил. Даже если не осознает, не помнит деталей, в душе он чувствует, что с ним произошло. Да, это нечто сокровенное, а многим не хватает учтивости. Воспитатели в детских садиках и учителя в школах вешают на усыновленных детей ярлыки. К сожалению, в нашей стране подобное существует.

Но все эти сложности — такой маленький процент по сравнению с радостью, которую ты получаешь! Чувствовать, что ты мама, наблюдать, как ребенок растет, слушать его шуточки, смотреть, как два сына ругаются и мирятся между собой, — это и есть счастье.

В 2015 году Олеся с мужем оказались в числе активных участников первого в Беларуси фестиваля семей усыновителей. В этом году они собираются повторить этот важный опыт.

— Фестиваль нужен, чтобы развивать в нашем обществе культуру усыновления. И чтобы участники могли поделиться опытом, конечно же. Ведь люди не афишируют усыновление, а потому найти единомышленников трудно. Поговорить по душам с людьми, которые сталкиваются с теми же проблемами, — уже одно это помогает. Смотришь на живых людей — и становится легче. Плюс есть возможность встретиться со специалистами, которые подходят к усыновлению со знанием дела. Во время фестиваля проходят лекции, разбираются конкретные ситуации. Например, когда мы забрали Егора домой, он не понимал, что можно просить о помощи. Годовалый малыш падал, сильно ударялся и не издавал ни звука — поднимался и шел дальше. Он просто не понимал, что, когда больно, можно рассчитывать на понимание и помощь другого человека. Изо дня в день мы жалели его после таких случаев, показывали, что очень любим его и готовы разделить его боль. Через несколько месяцев все изменилось. Егор начал выражать эмоции, как обычный ребенок.

«Никакой это не подвиг, а простая человеческая потребность — давать свою любовь»

Наталья и Дмитрий придерживаются более традиционных взглядов. 50-летние супруги уважают «тайну усыновления», стараясь не афишировать перед посторонними, что появившаяся в семье девочка — это не их биологический ребенок. Корреспонденты Onliner.by с пониманием отнеслись к просьбе героев не снимать лица на камеру.

— Мы не храним тайну, это невозможно. Нашей Анечке было почти 6 лет, когда ее удочерили, поэтому знают не только родственники и близкие друзья, но и соседи, коллеги, знакомые. Такое не утаишь. Мы просто не афишируем это. Если посчитаем нужным рассказать кому-то из новых знакомых, мы это сделаем.

Спустя полгода мы отвели Анютку в танцевальную студию. Недавно педагог мне сказала: «Ваш ребенок хуже всех». Что же мне, говорить: «Ой, это удочеренный ребенок, он не наша кровиночка»? И тогда нас пожалеют и посочувствуют? Я сказала педагогу: «Спасибо. Мы будем работать и стараться». Хотя одна из знакомых усыновительниц говорила по этому поводу так: «Пусть знают. Если что не так — мы ж ни при чем, не виноваты. Это гены». Удочерив девочку, мы осознанно взяли на себя ответственность и за нее, и за ее гены тоже, — говорит Наталья.

— В браке мы уже 26 лет. С детьми у нас не сложилось. А я всегда очень хотел ребенка, почему-то именно девочку. Это была моя мечта. Столько лет не получалось, и вот наконец «Снегурочку состругали», — смеется Дмитрий. — Я очень доволен. Даже чувствую иногда, что излишне балую дочку, но ничего не могу с собой поделать.

— В течение долгого времени у нас не возникало мыслей об усыновлении, более того, своей маме, которая просила, чтобы мы взяли ребенка из детского дома, я говорила, что этого не будет никогда. Впервые мы с мужем заговорили об усыновлении после того, как в Гродно удочерили ребенка наши знакомые, причем люди нашего возраста. Это стало толчком. В итоге мы пришли к непоколебимому решению: да, мы хотим усыновить ребенка. И надо сказать, что биологические родители нашей девочки тоже возрастные, — добавляет Наталья.

— Первый раз мы встретились с Анечкой в детском доме. Она выбежала на улицу и сразу пошла за нами. А на прощание спросила у меня: «Ты еще придешь?» Я стояла и не знала, что ответить… Мы уезжали на неделю, а как только вернулись в Минск, сразу поехали в детский дом оформлять патронаж. Анечка увидела нас, побежала навстречу, расставив руки. В первый же день мы отправились покупать ей новые платьица, и она, стоя в очереди, спросила меня: «Мамочка, а где наш папа?» Вот так, мы были не «тетей» и «дядей», а сразу стали «мамой» и «папой». Наверное, она поняла, что нет у нас лишнего времени, мы готовы быть родителями уже давно. В тот день дочка не могла заснуть до глубокой ночи, малышку мучил тот же вопрос, который вы сейчас задаете мне: почему мы выбрали именно ее? Я объяснила Анечке: «Мы хотим быть твоими новыми родителями, заботиться о тебе, чтобы ты жила в семье и у тебя были мама и папа. Мы очень долго искали свою доченьку и рады, что ты нашлась». Документы в суд на удочерение мы отнесли через неделю, — вспоминает Наталья.

Аня удивительным образом похожа на Дмитрия, словно родная дочь. У них даже группа крови одинаковая. «Никому не говорите, что не ваша. На фото — одно лицо!» — заметила судья, когда решался вопрос об удочерении. Немудрено, что девочка выбрала папу своим любимцем. Он — «главный по игрушкам», носит дочку на руках, а мама отвечает за вещи более «скучные», но полезные: чтение, постановку звуков, чистописание. Ни один вечер не обходится без совместной сказки на ночь.

— Перед Анечкой открылся огромный мир за пределами детского дома. Она не понимала, что это за свободный город, где бегают собаки и ездят автомобили. Малышка боялась и шума пылесоса, и кофемашины, и бегущей из крана воды… Пятилетняя Анечка спотыкалась, с открытым ртом смотрела по сторонам, а я крепко держала ее за руку, даже думала о том, что у дочери нарушена координация движений, — описывает первые месяцы Наталья.

— Для Анюты естественно говорить о том, что раньше у нее была другая мама, вспоминать детский дом. А мы, честно говоря, сразу не знали, как на это реагировать. Но сейчас уже свободно обсуждаем с дочерью тему усыновления. Мы с женой договорились, что никогда не будем говорить плохо о биологической семье Анюты. Но я против того, чтобы в школе знали ее историю: не хочу, чтобы дочку дразнили, — говорит Дмитрий.

— И я не хочу, чтобы кто-либо случайно в разговоре бестактно ранил душу ребенка. Полагаю, будет правильно дождаться того момента, когда Анечка сама решит, что и кому говорить. Это ее право — рассказывать о том, что она приемная, или молчать. Мы не будем решать за дочь. Подчеркиваю: выбор за ней. А мы будем стараться защищать Анютку от ненужного внимания к тому, каким образом она появилась в нашей семье, — объясняет Наталья. — В то же время для меня важна открытость — в том смысле, в котором я ее понимаю. Например, я выступаю за то, чтобы на фестиваль усыновителей могли приехать семьи, которые только задумываются об усыновлении. Например, моя знакомая, которая сделала уже восемь ЭКО и отчаялась забеременеть, обсуждала с мужем возможность удочерения. Если на фестиваль приедет такая семья — это и есть открытость. Но пропаганда и агитация в таком вопросе лишние. Как я могу уговаривать людей? «Ну усыновите ребенка! Пожалейте сиротку!» Нет. Здесь должна возникнуть внутренняя, душевная потребность. У нас 25 лет такой потребности не было.

Я считаю, что каждый должен прийти к усыновлению сам. Это действительно очень ответственный и серьезный шаг — не игрушку купить. Почему-то многие люди думают, что усыновленные дети должны быть благодарны и ходить по струнке. Это не так. Дети ничего не должны. Спустя недели три наша доча стала «прощупывать» нас и определять границы дозволенного. Были и крики, и плач, и топанье ножками, и сжатые кулачки. Здесь нам очень пригодился жизненный опыт.

— Иногда на приеме в поликлинике врач, например, говорит: «Боже, как приятно, что есть еще у нас в стране такие самоотверженные семьи!» Мне странно слышать это, потому что усыновление нужно в первую очередь нам самим. Никакой это не подвиг, а простая человеческая потребность — заботиться о ком-то, дарить свою любовь. Мы не брали в семью ребенка с целью помочь государству или снять с правительства социальную нагрузку. Нет! Это исключительно личная потребность. Наш дом наполнился детским смехом, Анютка за восемь месяцев очень изменилась, мы можем говорить о ней часами. Это и есть радость, — подводит итог Наталья.

«Я злился и завидовал семьям, у которых есть дети»

Ольга и Александр стали родителями 3 года назад. Просто в какой-то момент решили, что устали быть вдвоем: 11 лет вместе — хотелось с кем-то разделить свою жизнь. Так в семье появился полуторагодовалый Никита. Решение об усыновлении было непростым, но, судя по всему, честным по отношению к себе и к мальчику.

— Почему мы усыновили ребенка? Да все просто. Банальная физика. У нас не было возможности самим стать родителями, поэтому приняли такое решение. Три с лишним года назад знакомая записала нас на подготовительные курсы в Национальный центр усыновления. Услышав и увидев все собственными глазами, мы окончательно решили, что Новый год — 2014 хотим встретить втроем, — вспоминает Александр.

— Детей мы хотели всегда. Это казалось совершенно естественным — ощутить опыт родительства, — подключается к разговору Ольга.

— Для меня это было так же важно, как и для жены. Признаюсь, я даже злился и завидовал тем парам, у которых есть дети. У меня ведь ребенка не было… Никиту мы привезли домой 4 января. Хотели успеть оформить усыновление и вместе отпраздновать Новый год, ведь мы привязались к мальчику за время встреч в Доме ребенка, видели, как ему там плохо. Но с нашими чиновниками вышло как всегда. Мне и ругаться приходилось, и проблемы решать. Например, инспектор в отделе образования несколько раз теряла наши документы, а ведь там внушительный список бумаг. В Дом ребенка мне тоже приходилось приезжать не раз, чтобы наконец-то решить ситуацию с «отдающей стороной», это была серьезная нервотрепка. В суде понадобилось долго объяснять, зачем нам вообще нужно усыновление. Мол, живете же хорошо — к чему вам «неблагополучный» ребенок? Почему так быстро решили усыновить, не ходили к Никите несколько месяцев? Приходилось буквально «образовывать» судью по части того, как устроена психика ребенка без взрослого и почему каждая встреча для малыша — очередная травма привязанности и потеря доверия к людям.

Только Национальный центр усыновления — приятное исключение в этом вопросе. Там мы получили поддержку и помощь в виде совета. А в целом такое чувство, что никто в нашей стране в усыновлении не заинтересован.

Скоро будет фестиваль семей усыновителей «Родные люди». И мы очень за него радеем, потому что основная цель фестиваля — повысить имидж усыновления. Наглядный пример — те же Штаты, где взять ребенка из детдома — это хороший тон. А у нас — непонятно что. Поступок «как бы хороший», но смотрят на тебя искоса. Пренебрежение к сиротству и усыновлению существует, — констатирует Александр.

Несмотря на формальные трудности, Ольге и Александру удалось достичь своей цели. В декабре 2013-го суд официально признал их родителями Никиты.

— И понеслась! Первые полтора месяца я вообще почти не появлялся на работе. Поскольку руковожу маленьким бизнесом, мог себе такое позволить. Это были месяцы на адреналине. Сейчас, постфактум, я все хорошо понимаю. Мы с женой не видели проблем. Нам было море по колено. Например, только сейчас, разглядывая фото, мы видим, какой Никита был дистрофично худой после Дома ребенка. Тогда мы этого не замечали. И множество подобных моментов, проблемы со здоровьем казались нам чем-то несущественным, — вспоминает Александр.

— Откуда-то брались на все силы! — смеется Ольга. — Это было время контрастов: невероятно тяжело днем, а ночью, когда малыш засыпал, — ощущение огромного счастья. Очень повезло, что наш сын сразу принял нас и доверился. Никита — открытый мальчик. Я догадываюсь, что во многом это заслуга нянечки в Доме ребенка, которая часто брала его на руки. Никита был ее любимчиком и благодаря этому не потерял доверие к людям. Меня с мужем он принял очень хорошо, буквально сразу, хотя в Доме ребенка это назвали явным нарушением привязанности. Но мы буквально влюбились в малыша, и все минусы, о которых говорили сотрудники учреждения, нам казались плюсами. Решение об усыновлении было стойким.

В первые месяцы Никита совсем не отпускал меня, висел на руках. Обычно в полтора года мальчики уже ходят, исследуют окружающий мир, а нашему малышу хотелось все время быть на руках у меня или у Саши. Новая обстановка вызывала у него страх и тревогу. Укладывание спать каждый раз было для нас настоящим подвигом: малыш не мог и лежать рядом с нами, и находиться в своей кроватке один. Мы думаем, его охватывал страх, что «я усну, а мама в это время исчезнет». Укачивали по два часа на руках, пока не уснет, перекладывали в кроватку и выбегали из комнаты. Ни коляска не помогала, ни что-либо другое. Нахождение вне наших рук вызывало страх и панику. Мы даже задавались вопросом: а бывает ли такое явление — чрезмерная привязанность?

— Пусть Никита маленький, но он человек. Он все понимает, чувствует, помнит. Как ни удивительно, в свои 5 лет он уже четко знает, что его усыновили. Хотя и не все может себе объяснить. Конечно, внутри у него столько боли и обиды на мир, что малыш начинает злиться, проявлять агрессию. Ведь он не знает, откуда эта боль, почему ему так плохо на душе. Это обычная история с приемными детьми. Поэтому да, Никита «сложный» ребенок. «Неудобный». Чувствительный. Требовательный. Он все очень хорошо помнит. Сам задает непростые вопросы, на которые нужно отвечать. И в этом случае нет ничего лучше правды. Мы решили не выдумывать никаких историй, а честно говорить Никите об усыновлении, — объясняет свою открытую позицию Александр.

Человеческая психика устроена таким образом, что, к сожалению, травма брошенности останется с ребенком из детского дома на всю жизнь. Даже сейчас одна из самых любимых игр Никиты — это забота об игрушечных младенцах. Он может принести малыша и сказать: «Мама, посмотри, он лежит один. Пожалей его, пожалуйста!» Это способ снова и снова переживать свое горе, пытаясь изменить сценарий.

— Я объясняла Никите все, что произошло с ним, через сказку. Рассказывала, как жил на свете один малыш, рос в домике с другими детками, его воспитывали тетеньки, а потом пришли мы с мужем и забрали его к себе. И больше мы малыша никогда не бросим. «Ты можешь бить, кричать, злиться, но мы тебя не оставим», — вот что говорила я сыну. Потом Никита полюбил слушать сказку про потерянного мишку, которую я тоже придумала специально для него. Так он и рос с осознанием того, что появился в нашей семье не с самого рождения. Сейчас, в свои 5 лет, он только начинает понимать, что младенцы рождаются из маминого животика. В его версии мира до недавнего времени дети появлялись из детского домика, — объясняет Ольга.

Проблем с реакцией окружения на усыновление практически не было. Александр и Ольга честно рассказывали близким о своих радостях и сложностях — куда же без них. В итоге одна пара друзей тоже решилась на такой шаг — взять ребенка из детского дома.

— Посмотрите, какой Никита чудесный! Абсолютно наш, родной! Я сейчас не представляю другого ребенка. Это стоит всех трудностей — видеть, быть причастной к тому, как расцветает маленький человек, — убеждена Ольга.

— В то же время нельзя недооценивать историю нашего сына и его внутренние переживания, которые отражаются на всей семье. Не хочу вам говорить, мол, усыновление — это сплошное блаженство. Нет. Например, когда я вижу подавленное настроение Никиты, начинаю думать. Как вести себя? Как правильно воспитывать? Что будет дальше? Это сложно, — признается Александр. — Нам повезло: мы окружены компетентными людьми — начиная от директора Национального центра усыновления Натальи Поспеловой (первое время мы каждый день звонили ей с вопросами, уложив Никиту спать), семейного психолога Ольги Головневой и заканчивая главным детским неврологом Минздрава Леонидом Шалькевичем.

Однако в целом наше общество не понимает усыновления. Если ты пришел в семью не так, как остальные дети, то в школе навесят ярлык «детдомовец», с которым придется жить до конца. Но я за своего Никиту не боюсь: он отпор даст. А если надо будет, я сам приду и за сына вступлюсь! Но все равно это негатив, с которым приходится сталкиваться. Я знаю несколько историй, когда усыновители, выступавшие за гласность, изменили свою позицию из-за жестокости школы.

— Усыновление — это естественный путь. Почему суррогатное материнство считается чем-то нормальным, а ребенок из детдома — нет? Участвуя в фестивале, мы хотим показать людям, что усыновление — это не страшно. Сложно — да, но решаемо. Мы и наши дети — нормальные, — говорит Ольга.


Поддержать проект «Родные люди» вы можете с помощью краудфандинговой платформы MaeSens.by.

Детские коляски в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. [email protected]

Принятие — Форум Netmums:

Консультации по усыновлению Reanne J 0 16 03. 02.2021 в 13 ч. 19 м.
Парень, мои дети и дисциплина! Кэрри (39) 8 12 847
Дженни Н (178)
Консультации по усыновлению Blair D 5 1,092
Саманта В (1279)
Умение хорошо воспитывать детей Sheila T (64) 0 8 21.01.2021 в 5.09 вечера
Я терпеть не могу дочь своего парня! 5 Ker23dor 61 46 081
Lyn F (23)
Я не могу принять детей своих парней 2 Emi05ryf 17 11 625
Lyn F (23)
Консультации по усыновлению Francesann e T 0 41 13-01-2021 в 7.56 AM
Консультации для подростков, находящихся под особой опекой Lesley P (223) 1 48
Ханна Б (1001)
Забота о моем правнуке Мириам Д (5) 0 79 08-10-2020 в 10.21 вечера
13 лет и SGO Кэти Р. (40) 0 52 24.09.2020 в 17.00
Новое внедрение и изоляция Oob23ky 8 1,421
Мария Б (609)
Предыдущее принятие.Беспокойство Chantelle H (124) 0 109 10.09.2020 в 20:21
Усыновление приемных родителей Линн Б (704) 2 63
Линн Б (704)
Повторное предоставление социальных услуг Ellie C (111) 0 120 08.07.2020 в 12.42 AM
Консультации по усыновлению после рождения одного ребенка биологически? Кейт В (134) 3090 26 5 1,759
Кейт В (134) 3090 26
2-летний бесплатный присмотр за детьми? Приемные дети? Николь С (290) 3 129
Линда П (124)
Когда самое время сказать дочери, что ее отец — не ее настоящий отец? 4 kim23krt 48 84 243
Хайди Б (271)
Помогите пожалуйста Хелен Э (495) 6 196
Helen E (495)
Его сын начинает разрушать наши отношения … pinkie01 11 17 201
Анна М (22) 99704 7
Усыновление Медицинское беспокойство Ли Х (2) 445829 0 89 29-04-2020 в 12. 33 PM
Шансы на усыновление ??? Lau R 0 247 20-04-2020 в 12.45
Принятие / не имеет привязанностей Софи Б (992) 1 242
Кирсти G (416)
Медицинское освежение при усыновлении Винсент Л (5) 2 121
Винсент Л (5)
Мой партнер усыновляет моих детей Сара В (170) 1 63
Мелани Р (325)
Приемные родители ребенок шона3 0 91 06-03-2020 в 7. 15 утра
Этап 2: рекомендация по усыновлению. Николь С (290) 1 205
Smart P (2)
Вы бы всегда присматривали за приемными детьми, если партнера нет рядом? Чувство awkwa 3 Кейт С (944) 31 3,901
Люк М (42)
Налоговые льготы и опеки на детей Аноним 6 959
Дженни Х (849)
Защита детей для G / родителей Chris P (201) 1 86
Линда П (124)
Является ли ваш партнер ex / ex «семьей»? 2 rac13puo 29 2,952
Ruth L (307)

Поддержка при усыновлении — BabyCenter

Добро пожаловать в группу Adoptive Families! Эта группа была создана как гостеприимная и поддерживающая среда для всех членов триады усыновления.Мы ожидаем, что все участники будут поддерживать и уважать друг друга, и будем удалять комментарии, которые уводят эту группу от благоприятной среды, которую мы надеемся создать здесь.

Кроме того, если вы обнаружите, что история или человек сомнительны, практикуйте DER … Не увлекайтесь, сообщайте! Сообщите о профиле и сообщениях сообществу, чтобы они могли это проверить :). Мы не хотим, чтобы у кого-то из наших участников были проблемы. Назвать постера «троллем» считается личной атакой, поэтому, пожалуйста, просто сообщите.

Чтобы создать сообщество поддержки, мы добавляем дополнительное правило.Любое сообщение, которое негативно обобщает потенциальных приемных родителей, приемных родителей, приемных родителей, будущих родителей или биологических родителей, будет считаться нарушением нашего сообщества и удалено.

Например:

Нарушение: Все биологические родители слишком властны!
Ничего подобного: Мои биологические родители слишком властны.

Нарушение: Потенциальные приемные родители в таком отчаянии!
Не виноват: Я связался с приемной семьей, и они казались такими отчаявшимися!

Нарушение: Приемные родители лгут!
Не преступник: Я заключил договор об усыновлении с приемными родителями, и они передумали.Почему они солгали?

Этот список НЕ исчерпывающий, поэтому, если у вас есть какие-либо вопросы, дайте нам знать!

А теперь самое интересное. Правила детского центра! Пожалуйста, не забудьте прочитать их, чтобы вы точно понимали, что такое фиаско, а что нет.

Правила
Чтобы сохранить здесь место, где приветствуются различия в философии, убеждениях, мнениях
и стилях воспитания, пожалуйста, помогите нам, следуя этим простым правилам.
1. Личные нападения недопустимы.
Персональные атаки — это публикации, фотографии, журналы, комментарии или другой контент, который оскорбляет, унижает, ставит в неловкое положение или унижает другого члена нашего сообщества или группу членов нашего сообщества на основании его или их характера, решений, личного выбора или убеждений.
Персональное нападение: Я думаю, что вы расист.
Не личная атака: я считаю ваши комментарии и действия расистскими.

Персональная атака: Члены группы «Продвинутые малыши» — самообманщики.
Не личная атака: я читала группу «Продвинутый малыш» и не понимаю желания сосредоточиться на вехах ребенка.

2. Разжигание ненависти недопустимо.
Разжигание ненависти — это слова или действия, которые высмеивают, унижают, беспокоят, оскорбляют или запугивают человека или группу людей на основе их расы, пола, этнической принадлежности, национальности, возраста, религии, сексуальной ориентации, гендерной идентичности, инвалидности, класса или умственного развития. емкость.

Разжигание ненависти: все черные люди ленивы и глупы.
Не язык вражды. Мой брат верит в стереотип, что все черные люди ленивы и глупы, но я думаю, что он ошибается.

Разжигание ненависти: Толстые люди отвратительны, я даже не могу смотреть, как они едят.
Не разжигайте ненависть: я беспокоюсь о здоровье и благополучии людей с болезненным ожирением, когда вижу их выбор питания в ресторанах.

3. Не нарушайте сознательно сообщество.
Ряд различных видов деятельности может быть расценен как преднамеренное разрушение сообщества. Обратите внимание, что приведенные ниже примеры не являются обязательными или исчерпывающими, а предназначены для использования в качестве руководства. Участвуя в нашем сообществе, вы соглашаетесь соблюдать дух и букву наших рекомендаций и подчиняться их толкованию и соблюдению нашими сотрудниками.
1. Использование альтернативного имени экрана для обхода правил сообщества
. Пользователи, которые используют альтернативные или второстепенные псевдонимы ‘
для нарушения наших правил, могут быть немедленно заблокированы
без права обращения за помощью.
2. Использование журналов для обхода правил группы. Если владелец группы
посчитал тему обсуждения неуместной для группы
, не используйте свой общедоступный журнал для продолжения выпуска.
3. Использование нецензурной или непристойной лексики или их вариаций в
заголовках дискуссий в публичных группах или заголовках публичных журналов
.Мы не хотим отображать плохие слова на главной странице
или в других каналах. Если вы используете ненормативную лексику в этих областях, ваши заголовки (
) могут быть отредактированы или ваш пост может быть удален.
****** 4. Воспитание приемных детей или приемная семья
. Усыновление ребенка — прекрасный способ пополнить семью.
Однако запрос на усыновление не разрешен в BabyCenter в
, в любом государственном или частном секторе. Есть много
безопасных и уважаемых мест, где можно принять меры для усыновления; однако
BabyCenter не предназначен для использования в качестве ресурса такого рода. ******
5. Мы не позволяем использовать наше сообщество
в маркетинговых целях, для проведения маркетинговых исследований или для запроса информации или интервью
для публикации без разрешения.
6. Повторяющиеся сообщения, размещенные на сайте
, которые считаются нерелевантными для группы или сообщества, могут быть
расценены как нарушение.

4. Запугивание и домогательства недопустимы.

5. Незаконная деятельность на сайте запрещена.

Авторские права на BabyCenter
В наших Условиях использования указано: Вы несете ответственность за весь Контент, который вы отправляете, публикуете или иным образом делаете доступным на веб-сайте или через него.Поступая таким образом, вы заявляете и гарантируете BabyCenter, что такой контент не является конфиденциальным и что у вас есть все необходимые разрешения для отправки, публикации и иного предоставления такого контента.
Однако есть некоторые виды использования материалов, защищенных авторским правом, которые подпадают под «добросовестное использование», например критика, комментарии, репортажи, обучение, стипендии и исследования. У Управления по авторским правам США есть страница, посвященная добросовестному использованию, которую вы, возможно, захотите просмотреть перед публикацией материалов, защищенных авторским правом, и на ней говорится:
«Различие между добросовестным использованием и нарушением может быть нечетким, и его нелегко определить.Не существует определенного количества слов, строк или заметок, которые можно было бы безопасно делать без разрешения.
Признание источника материала, защищенного авторским правом, не заменяет получение разрешения «.
Фотографии и изображения, даже сделанные или созданные непрофессионалами, также подлежат защите авторских прав. Кроме того, люди на фотографиях могут иметь дополнительные права, запрещающие показ фотографии без разрешения. Поэтому нельзя публиковать фотографии или изображения, если у вас нет на это разрешения.
BabyCenter рассматривает вопросы нарушения авторских прав в соответствии со своими Условиями использования и соответствующими процедурами.

6. Нет XXX.

7. Не запрашивайте и не раскрывайте личную информацию или частный контент

Интервью и исследования
Мы не позволяем использовать наше сообщество для запроса информации или интервью для публикации без разрешения.

Безопасность в сети
Вот несколько основных советов, как оставаться в безопасности, когда вы в сети или общаетесь в офлайне с
тем, кого вы встретили в сети.
1. Не сообщайте личную информацию, такую ​​как ваше полное имя
и фамилия, номер телефона, адрес, на наших досках или в
сообщениях любого рода. После того, как вы разместите такую ​​информацию, она появится там и станет доступной для всех.
Интернет — отличное место для знакомства с людьми и завязывания новых друзей. Но некоторые
человек, которых вы встречаете в Интернете, могут притворяться кем-то
, отличным от того, кем они являются на самом деле, или хотят дружить с вами
по неправильным причинам.
2.Не раскрывайте личную информацию о своих друзьях или
других людях.
3. Находить новых друзей в BabyCenter — это здорово, но
не встречайтесь лично с кем-либо, кого вы действительно не знаете, если
не примет одну из следующих мер предосторожности:
a. привести с собой другого человека
b. организация встречи в общественном месте
c. уведомление другого взрослого о ваших планах
****** 4. Не отвечайте никому и ни на что, из-за чего
вызывает у вас дискомфорт. Если вы видите или получаете оскорбляющее,
угрожающее, враждебное или неприемлемое сообщение, немедленно сообщите нам об этом
, используя ссылку «Сообщить об этом», которая появляется во всех профилях участников
, во всех заметках профилей групп и в каждом сообщении.*****

8. Запрещается навязывание, реклама или маркетинг, кроме как в специально отведенных местах.

Дополнительную информацию см. Здесь:
http://www.babycenter.com/community-help-guidelines

Обратите внимание: все PAN, отправленные в GO по поводу работы с советами, будут доступны в группе GO. Это позволит нам держать доску непрерывно и все быть на одной странице. Спасибо!

Подключение приемных семей | Сообщество усыновления

Давайте вместе поговорим об усыновлении

Принять ребенка в свою семью через усыновление — это обогащающий и значимый опыт.Все семьи, независимо от того, как они образованы, сталкиваются с уникальными проблемами и радостями. Служба еврейской семьи и детей Большой Филадельфии представляет собой открытую и сострадательную сеть приемных семей, которые собираются вместе, чтобы поделиться своим опытом, узнать о проблемах усыновления и создать прочные отношения.

Поскольку создание семьи и воспитание ребенка посредством усыновления — это постоянно меняющийся и развивающийся процесс для всех, кто вовлечен в процесс, мы предоставляем семьям, заинтересованным членам сообщества и профессионалам форум, на котором можно учиться, делиться и участвовать.

Ежемесячные события

Образовательные семинары по множеству тем по усыновлению. Чтобы увидеть наш календарь мероприятий со всеми нашими мероприятиями по усыновлению и группами поддержки, щелкните здесь.

Группы поддержки

Coffee Talk: (спонсируется Open Arms): Coffee Talk — это форум, на котором приемные родители и будущие приемные родители собираются вместе как сообщество. Присоединяйтесь к другим в непринужденной обстановке, чтобы обсудить интересные темы, влияющие на всех при открытом усыновлении.

Families Like Ours (спонсируется Open Arms) : Families Like Ours (FLO) — это форум для семей, усыновивших афроамериканских детей транснационально, для обмена опытом и знаниями и оказания взаимной поддержки.«Семья, подобная нашей» считает, что уважение к афроамериканскому наследию детей необходимо для того, чтобы помочь им развить уверенную и позитивную самоидентификацию. FLO стремится укреплять многорасовые и многокультурные семьи, предоставляя образовательную сеть, ресурсы, социализацию и поддержку трансрасово усыновленным детям, их братьям, сестрам и родителям.

Современные тренинги по усыновлению детей для здравоохранения и социальной сферы
Специалисты по обслуживанию: (спонсируется Open Arms) Программа обучения на месте, адаптированная к конкретным потребностям вашего учреждения.Социальные работники и медсестры могут зарабатывать бесплатные CEU или контактные часы, посещая занятия. Для получения дополнительной информации напишите на [email protected] или позвоните по телефону 1-888-OPENARMS.

Реестр поиска усыновлений и воссоединения «Найди мою семью»

Ресурсы — Реестр поиска усыновлений и воссоединения «Найди мою семью»

Быстрый прыжок:


Основные сайты, связанные с усыновлением

К началу

Сайты других ресурсов

  • ABCgenealogy: Adoption
  • О кодах городов и телефонных номерах
    Поиск кодов городов и определение местоположения номеров сотовых, стационарных или частных телефонов. Каждый код города содержит информацию о кодах города, штата, оператора связи и других областях, чтобы помочь вам узнать, кто вам звонил, если это пропущенный вызов или неизвестный номер.
  • Форум Adoptee Connect
  • Adoptees.com — Поддержка приемных. Принятие, Принято, Форумы, Вопросы, Статья, Форум
  • Поисковые ссылки по генеалогии усыновленных
  • Adopting.org
  • Исследование усыновления и сирот
    Из руководства RootsWeb по отслеживанию родословных.
  • Adoption.com
  • Загадка усыновления
    Инструменты поиска, реестры, законы, реформы, списки рассылки и многое другое для приемных детей, биологических и приемных родителей.
  • Коалиция по регистрации усыновления
    Официальные спонсоры Международного дня регистрации.
  • Реестр усыновлений — записи, записи, реестры воссоединения, усыновленные, поиск повторного объединения
    Предоставляет множество ресурсов для пользователей, таких как поисковые запросы, статьи и онлайн-поддержку.
  • Ресурсы по усыновлению для вашего семейного древа
    Из раздела генеалогии About.com.
  • Реестры воссоединения усыновлений
    Предоставляет множество ресурсов для усыновленных, таких как онлайн-реестр воссоединений, поиск, статьи, онлайн-поддержка и многое другое.
  • Подключение реестра усыновлений
  • Поисковые ссылки по усыновлению от jlight
  • Проповедь триады усыновления
    Интернет-форум для приемных детей, приемных родителей и биологических родителей.Предлагает бесплатный реестр встреч, чат, форумы, ссылки и многое другое.
  • Ancestry.com — Доски объявлений — Усыновления
  • Обеспокоенные объединенные родители и родители
    Национальная некоммерческая группа поддержки, приветствующая всех членов кружка по усыновлению.
  • Всемирный реестр Дэвида Грея
  • Реестр с широко открытыми глазами
  • Реестр усыновления Гэри
  • Genealogy.com — Форум об усыновлении
  • Генеалогия. com — Все об исследовании усыновления
    Статья Морин Тейлор.
  • Реестры усыновления и ресурсы для воссоединения GeneSearch
  • LookWhoCalled — Обратный поиск по телефону
    Поиск кодов городов и определение местоположения номеров сотовых, стационарных или частных телефонов. Каждый код города содержит информацию о кодах города, штата, оператора связи и других областях, чтобы помочь вам узнать, кто вам звонил, если это пропущенный вызов или неизвестный номер.
  • Реестр Metro Reunion
    Бесплатная регистрация воссоединения для всех членов триады усыновления.
  • Реестр семьи пропавших без вести — генеалогические путешествия во времени
  • Газетные некрологи
    Получите доступ к газетным некрологам и узнайте свою генеалогию в Интернете. Узнайте, как использовать жизненно важные записи, ресурсы некрологов, архивы старых газетных некрологов, генеалогические формы и схемы генеалогического древа для печати.
  • Индексы, записи и некрологи смерти с возможностью поиска в Интернете
  • Руководство RootsWeb по отслеживанию семейных деревьев — Урок 31: Исследование усыновления и сирот
  • Воссоединение. com
  • Информационная страница сети поиска волонтеров (VSN)
  • Веб-библиотека сайтов, связанных с усыновленными
  • Yahoo! … Принятие
  • Yourfamily.com — Доска объявлений давно потерянной семьи
К началу

Генеалогические ресурсы

  • Ancestry.com
    Откройте для себя своих предков на крупнейшем в мире веб-сайте семейной истории. Создайте генеалогическое древо, просмотрите записи переписи и многое другое.
  • Поиск по генеалогии в Rootsweb
    Сообщество Ancestry.com
  • Индекс смерти по социальному страхованию
    Эта база данных представляет собой указатель основной информации о лицах с номерами социального страхования, о смерти которых было сообщено в Управление социального обеспечения.
  • Obituary Times
    Ежедневный индекс опубликованных некрологов.
  • StateGenSites
    База данных генеалогических веб-сайтов по штатам.
К началу

Базы данных локатора людей

К началу

Социальные сети

К началу


Лица, усыновленные — Национальный совет по усыновлению

Ресурсы для усыновленных лиц

I Am Adoptee создается усыновленными для усыновленных. Стремится к созданию онлайн-сообщества ресурсов, которые помогают ориентироваться в жизненном опыте усыновленного из другой страны человека.

Iamadoptee.org

Adoptees Connect — это группа, ориентированная на усыновителей и ориентированная на сверстников, для взрослых усыновленных, с отделениями в США и за ее пределами.

acceptteesconnect.com

Семьи с детьми из Китая, штат Нью-Йорк (FCCNY) Ежемесячный разговор с усыновленными взрослыми

fccny.орг / события

Также известен как предлагает ежемесячные виртуальные форумы для приемных детей в возрасте 18+

alsoknownas.org/adoptee-forums

Проект SidexSide: из южнокорейского детского дома в мир

Sidebysideproject.com

The Adoptee Lounge и The Adopted Life Blog, Анджела Такер

angelatucker.com/adopteelounge

theadoptedlife.com

Ронда Рорда , международный спикер и автор трансрасового усыновления

rhondamroorda. com

Тренер по расширению возможностей приемных сотрудников, Мишель Мадрид, отделение

lifecoachmmb.com

Мишель Мадрид-Бранч (Michelle Madrid-Branch) — автор, спикер, усыновленный из других стран и глобальный защитник прав женщин и детей; специализируется в области усыновления и патронатного воспитания. Она является автором детской книги «Коко и Оливия: Цвет любви», посвященной разнообразию семей.

Терапевт, информированный об усыновлении, Кэм Ли Смолл

терапияredeemed.wordpress.com

Кэм, автор книги «Вот почему меня усыновили», является всемирно признанным идейным лидером по вопросам усыновления и психического здоровья. Будучи транс-расовым приемником из Кореи и основателем Therapy Redeemed, он имеет степень магистра консультативной психологии Университета Висконсин-Мэдисон и является лицензированным профессиональным клиническим консультантом. Он прошел обучение по вопросам усыновления в Центре поддержки усыновления и образования и является сертифицированным клиницистом MN ADOPT. Он также является участником программы стипендий для меньшинств АПА и много писал о своем личном опыте международного поиска и воссоединения.

Лучшие блоги по усыновлению 2020 года

Усыновление может быть эмоциональным и, казалось бы, бесконечным путем. Но для родителей, которые его преследуют, достижение этой конечной цели — буквально их самое большое желание. Конечно, оказавшись там, им все равно придется столкнуться со всеми проблемами воспитания детей через усыновление.

Вот почему Healthline составляет список лучших блогов по усыновлению каждый год, выделяя блоггеров, желающих поделиться тем, что они узнали, обучая и вдохновляя других, которые, возможно, рассматривают возможность усыновления или уже идут по этому пути.

Rage Against the Minivan

Как семейный терапевт, Кристен — мама, стоящая за Rage Against the Minivan — может кое-что сказать о воспитании детей и динамике семейного усыновления. Она мама четверых детей, рожденных и усыновленных, и она не уклоняется от освещения тем, связанных с трансрасовым усыновлением и приемными семьями. Ее блог предназначен для семей, которые хотят узнать о потенциальных проблемах (и вознаграждениях) усыновления, а также о тех, кто уже находится прямо в гуще воспитания через усыновление.

Признания приемного родителя

Майк и Кристен Берри служили приемными родителями в течение 9 лет, за это время ухаживали за 23 детьми и в итоге усыновили 8 из них. Теперь их блог бабушек и дедушек предназначен для всех, кто ищет информацию, советы или вдохновение в отношении опеки и усыновления. Каждый из них является автором книг по этой теме, каждый из них ведет подкаст об усыновлении, а их сообщения в блогах полны честности и юмора.

Лаванда Луз

Лори Холден, автор книги «Открытый путь к открытому усыновлению», является голосом Лаванды Луз.Она использует это пространство, чтобы осветить тонкости усыновления, сосредотачиваясь на историях, рассказанных всеми членами триады усыновления. Ее сайт отлично подходит для всех, кто хочет узнать об опыте приемных детей и биологических матерей, а также для тех, кто ищет информацию о том, как лучше всего ориентироваться в открытом усыновлении.

Black Sheep Sweet Dreams

Если вы усыновленный и хотите найти своих биологических родителей, этот блог для вас. Вы найдете информацию, советы и истории о путешествии, которое вы собираетесь начать.Black Sheep пишет на собственном опыте. Она была чернокожим ребенком, усыновленным белой семьей среднего класса в 1960-х годах. Сорок лет спустя, имея собственного биологического ребенка и желая узнать об их общем наследии, она отправилась на поиски своей биологической матери. Вы прочитаете обо всех перипетиях ее пути, как психологических, так и физических. Вы найдете вдохновение, юмор и полезную информацию для самостоятельного поиска.

Рваные джинсы и бифокальные очки

Джил Роббинс — мама, рожденная и усыновленная за границей. Она использует свой блог, чтобы показать, какой может быть жизнь после такого скачка.Это пространство для людей, которые хотят честности в отношении процесса усыновления и всех связанных с ним сложных деталей. Но он также наполнен забавным образом жизни и сообщениями о путешествиях для мам, которым нужно больше, чем просто связь с усыновлением, чтобы влюбиться в блог.

Приемная чернокожая мама

В этом блоге рассказывается о путешествии одинокой черной профессиональной мамы, живущей в Вашингтоне, округ Колумбия, которая в 40 лет усыновила дочь-подростка. Она пишет о радостях и проблемах усыновления, а также о жизни с дочерью Хоуп.Она начала вести блог после того, как нашла несколько голосов цветных людей в онлайн-сообществах, которые приняли решение рассказать свою собственную историю на благо других. Ее дочь также ведет колонку, отвечая на вопросы о том, каково это быть бывшим приемным юношей, а теперь приемным и взрослым.

Adoption & Beyond

Как некоммерческое агентство по трудоустройству, люди, стоящие за Adoption & Beyond, были свидетелями всех сторон усыновления. Их блог предназначен для людей, которые ищут информацию и ресурсы.В нем представлены взгляды приемных родителей, а также посты для приемных пап, бабушек и дедушек. Обслуживая Канзас и Миссури в их усилиях по трудоустройству, они также дают представление о местных семейных мероприятиях для вас и детей.

The Adopted Life Blog

The Adopted Life — это блог Анджелы Такер о трансрасовом усыновлении, рассказанный с точки зрения усыновленного. Вы найдете советы, идеи и истории об открытых семьях. Анжелу усыновили чернокожим ребенком в белую семью в городе, где только 1 процент населения был черным.Но Анджела, страстно желая найти свое черное наследие, начала поиски своих биологических родителей в 21 год. Она задокументировала свое путешествие в фильме 2013 года «Закрытие». Она нашла свою биологическую маму и пишет в своем блоге о трудностях и радостях этих отношений. Вы также найдете рассказы Анджелы о ее опыте трансрасового приемного ребенка.

Пожизненное усыновление

Пожизненное усыновление — это агентство по трудоустройству, которое стремится общаться как с биологическими матерями, так и с потенциальными приемными родителями через свой блог.Это пространство для всех, у кого есть вопросы о том, как для них может выглядеть усыновление. Биологические родители могут просмотреть личные истории, ресурсы и семейные профили.

Белый сахар Коричневый сахар

Рэйчел и ее муж решили продолжить усыновление после того, как ее диагноз диабета 1 типа поставил под угрозу любые надежды на будущую беременность. Сегодня они родители четверых детей, усыновленных в домашних, межрасовых и открытых условиях. Как христианка, Рэйчел стремится подходить к вопросу об усыновлении через призму своей веры, что делает этот блог отличным блогом для всех, кто надеется сделать то же самое.

Лигия Кушман

Как специалист по усыновлению афро-латиноамериканцев в межрасовом браке с усыновленным многонациональным ребенком, Лигия является опытным представителем приемных детей и многорасовых семей. Имея 16-летний опыт работы в качестве социального работника, Лигия сейчас курирует усыновление в Тампе, Флорида. В своем блоге и в выступлениях по всей стране она делится своим жизненным опытом о проблемах, с которыми сталкивается межрасовая семья в современном мире. В своем блоге она обращается к новым темам, которые только сейчас начинают обсуждаться в кругах усыновителей, например, как культурные и расовые факторы влияют на усыновление.

Если у вас есть любимый блог, который вы хотели бы номинировать, напишите нам по телефону [email protected] .

Как создать систему поддержки усыновления

Усыновление — увлекательное путешествие, но оно также может быть наполнено множеством эмоциональных взлетов и падений для будущих родителей, ожидающих, чтобы привести ребенка домой в свою семью. Никто не должен проходить усыновление в одиночку — и с FCCA вам не придется этого делать.

Любой, кто готовится пройти процесс усыновления, должен тщательно изучить процесс, затраты и требования своего пути , но также важно, чтобы потенциальные родители создали систему поддержки, на которую можно опираться во всем. Вы слышали, что для того, чтобы вырастить ребенка, нужна деревня. Можно с уверенностью сказать, что для того, чтобы его усыновить, тоже может понадобиться деревня.

Готовясь к усыновлению в в Калифорнии, подумайте о том, чтобы связаться с этими людьми, чтобы проинформировать их о своих обязательствах и попросить их поддержки, когда вы вступите в это судьбоносное путешествие.

Ваш супруг

Ваш (а) супруг (а), если он у вас есть, должен быть первым, к кому вы обращаетесь на протяжении всего процесса усыновления — в конце концов, вы проходите его вместе, как команда. Возможно, вы пережили горе и потерю от бесплодия вместе. Совместное участие в процессе усыновления требует честного общения.

Это общение должно продолжаться на протяжении всего процесса усыновления. Усыновление может быть трудным, но важно, чтобы вы и ваш партнер оставались такими — партнерами.Когда наступают трудные времена, не перекладывайте это на своего супруга. Вместо этого сделайте передышку от процесса, который, вероятно, поглотил ваши отношения годами. Дайте себе возможность восстановить здоровую связь и всегда выражайте друг другу признательность и любовь. Вы, , будете вместе с пройти через процесс усыновления и сильнее, чем когда-либо; просто потребуется время, терпение и понимание.

Если вы изо всех сил пытаетесь прийти к соглашению с решением обоюдного усыновления, или если вы испытываете эмоциональные трудности в процессе усыновления, поговорите со своим специалистом по усыновлению или другим профессиональным консультантом.

Ваша семья и друзья

Хотя поддержка вашего супруга важна, также важна поддержка со стороны кого-то, кто находится за пределами вашего пути усыновления. Ваша семья и друзья могут быть чрезвычайно полезны и поддержаны, будь то еще одно плечо, на которое можно опереться, или способ подумать о чем-то другом, кроме вашего усыновления. Семья и друзья также могут помочь вам, , собрать деньги на расходы на усыновление .

Но их поддержка не всегда должна быть только в процессе усыновления — семья и друзья также могут быть рядом с вами после процесса усыновления.Они могут помочь вам подготовиться к тому, чтобы привести ребенка домой, и предоставят услуги няни для вашего ребенка после его возвращения. Как и любая пара, родившая ребенка в результате биологического зачатия, вы, вероятно, будете потрясены в период после размещения, и компетентная помощь семьи и друзей, которым вы доверяете, может быть неоценимой, когда вы приспособитесь к своей жизни с новым ребенком.

Привлекая своих друзей и семью к своей системе поддержки, вы должны громко заявить о том, что вам от них нужно. Некоторые из них могут не понимать процесс усыновления или даже поначалу его поддерживать; убедитесь, что люди, которых вы привлекаете, готовы помочь вам и так же взволнованы, как и вы.Они должны быть готовы узнать больше об усыновлении самостоятельно, чтобы помочь вам в вашем путешествии, и быть готовыми предложить значимую помощь в соответствии с тем, что вы просили.

Ваш специалист по усыновлению

Еще один отличный источник поддержки на пути к усыновлению — это ваш профессионал по усыновлению. Когда вы работаете с FCCA над и завершите свое усыновление , вы будете получать рекомендации на каждом этапе пути, а также квалифицированного социального работника в качестве вашего ведущего. До, во время и после завершения процесса усыновления вы получите консультации и поддержку от наших специалистов, которые помогут сделать ваш путь максимально гладким.

Помните, ваш специалист по усыновлению всегда готов ответить на любые вопросы, которые могут у вас возникнуть. Поэтому понимание того, какую поддержку предлагает профессионал, является важной частью при поиске подходящего специалиста по усыновлению для вашей семьи. Вам нужен кто-то, кто будет рядом, когда он вам понадобится, будь то по практическим, юридическим или эмоциональным вопросам.

Если у вас когда-либо возникнут вопросы в процессе усыновления, вам должно быть комфортно обратиться к своему специалисту по усыновлению за ответами или ссылками на местные ресурсы для немедленной помощи.

Группы поддержки приемных родителей

Хотя перечисленные выше люди являются хорошими источниками поддержки в процессе вашего усыновления, вы можете найти поддержку у кого-то, кто был на вашем месте и точно знает, что вы чувствуете. К счастью, многие группы поддержки приемных родителей доступны для вас как лично, так и через Интернет. В рамках нашей программы усыновления FCCA также направляет вас в «семью друзей» — семью, которая завершила усыновление того же типа, что и вы.Они будут вашими наставниками на протяжении всего процесса. Семейные товарищи часто становятся друзьями на всю жизнь.

Возможно, самым популярным местом для общения с другими приемными родителями является Facebook. Вы можете присоединиться к онлайн-группам, чтобы задавать вопросы и получать советы от тех, кто был в вашей ситуации. Поскольку в сети так много групп, поговорите со своим специалистом по усыновлению и другими приемными родителями, чтобы узнать, какие группы поддержки они рекомендуют. Вы также можете присоединиться к форуму приемных родителей .Если вы ищете местные группы поддержки приемных родителей, вы можете ознакомиться со списком Американского конгресса по усыновлению здесь .

Ваше сообщество

Наконец, пока вы проходите процесс усыновления, подумайте, как ваше сообщество может помочь вам и вашему ребенку приспособиться к вашей новой жизни вместе, особенно если вы решите пройти усыновление в приемной семье. Вам следует искать в местных приемных семьях, подобных вам, чтобы ваш ребенок рос вместе с другими приемными сверстниками.Точно так же, если вы завершаете трансрасовое усыновление , вы должны найти способы внести разнообразие в жизнь вашего ребенка.

Мы призываем всех приемных родителей узнать, какие местные возможности по уходу за детьми, образовательные ресурсы и другие виды поддержки для родителей доступны в их районе. Назначенный вами социальный работник из FCCA также может помочь вам найти местные ресурсы на протяжении всего процесса усыновления.

Потенциальные приемные родители имеют в своем распоряжении множество ресурсов, когда дело касается поддержки усыновления.Специалисты FCCA с радостью предоставят рекомендации и помогут приемным родителям до, во время и после процесса усыновления. Чтобы узнать больше о том, как специалисты FCCA могут быть частью вашей группы поддержки в процессе принятия, , пожалуйста, свяжитесь с нашим офисом сегодня .