Разное

Диагноз пэп у грудничка что это: Что такое диагноз невролога пэп?

Содержание

ПЭП (ППЦНС, ГИПЦНС, перинатальная энцефалопатия и пр.)

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Под термином «перинатальная энцефалопатия» (ПЭП) в российской детской неврологии подразумевается собирательный диагноз, характеризующий различные нарушения структуры и функции головного мозга, возникающее в перинатальном периоде жизни ребенка.

Перинатальный период начинается на 28 неделе внутриутробной жизни ребенка, и заканчивается к 7 суткам после рождения (у доношенных детей) или к 28 суткам (у недоношеных).

Исходя из формулировки можно видеть, что этот термин не подразумевает какой-либо конкретной патологии, т.е. диагнозом как таковым считаться не может. Подразумевается, что у ребенка «что-то с мозгом» вследствие какого-то повреждения.

 

На современном уровне диагностики такой подход не может считаться приемлемым, поэтому в мире используются более точные характеристики поражений мозга в перинатальном периоде.

Термин «ПЭП» был введен в российскую неврологическую практику 30 лет назад. Нельзя не согласиться, что медицинская наука не стоит на месте, и за десятки лет произошли существенные изменения как в диагностических возможностях, так и во взглядах на причины и механизмы развития заболеваний.

В настоящее время в России принята классификация мирового уровня, детально описывающая поражения мозга (гипоксические, травматические, токсико-метаболические, инфекционые) и при правильном применении передающая в формулировке диагноза информацию о состоянии ребенка и его причинах (NB! Формальная замена термина ПЭП на «гипоксически-ишемическое поражение центральной нервной системы» при отсутствии конкретных данных ничего не меняет и все нижеследующее действительно и для таких «современных» формулировок).

ДИАГНОСТИКА И ГИПЕРДИАГНОСТИКА

В современной международной классификации болезней нет диагноза ПЭП, однако на постсоветском пространстве врачи упорно продолжают «цепляться» за этот устаревший и невразумительный термин. Причины и последствия этой практики суммированы известными российскими учеными: 

1. Многие доктора патологией считают те признаки, которые являются нормой для данного возрастного периода(например, вздрагивания, повышение мышечного тонуса у новорожденных, «скрещивание» ножек при опоре у детей до 3 месяцев, симптом Грефе и т. д.).

2. нарушение принципов неврологического осмотра: (наиболее частые из них: диагностика повышенной возбудимости или мышечного гипертонуса у дрожащего и скованного ребенка в холодном помещении, а также при возбужденном состоянии или чрезмерных манипуляциях врача ; диагностика угнетения центральной нервной системы у вялого ребенка при перегревании или в дремотном состоянии).

3. Психологические причины. Они заключается в том, что в связи со сложившейся в отечественном здравоохранении ситуацией «гипердиагностика» не имеет никаких административных, юридических, этических последствий для врача. Постановка диагноза ведет к назначению лечения и в случае правильности или неправильности диагноза исход (чаще выздоровление или минимальные расстройства вследствие наиболее характерного для гипоксических поражений мозга регредиентного течения) благоприятен. Таким образом, можно утверждать, что благоприятный исход есть следствие «правильного» диагноза и «правильного» лечения (см. ниже).

4. Финансовые причины. Избыточная диагностика приводит к избыточной загрузке врачей, диагностических кабинетов и вспомогательных служб, что в случае бюджетного медицинского учреждения поддерживает завышенное штатное расписание и препятствует сокращению штатов или переквалификации персонала, а в условиях коммерческого медицинского учреждения прямо повышает доход медицинских работников.

«Гипердиагностика» не является безобидным явлением, как иногда считают некоторые врачи. Ее негативные последствия заключаются в следующем.

  • Длительная работа в рамках доктрины «гипердиагностики» приводит к «размыванию» границ в представлениях врачей между нормальными и патологическими состояниями.
  •  Диагностировать «заболевание» оказывается «беспроигрышным» вариантом. Диагностический процесс перестает быть творческим процессом познания, взаимодействием врача и маленькою пациента, превращаясь в манипуляцию образами, в ритуал.
  •  Диагностирование «ПЭП» превратилось в безотчетный, имманентный ритуал детского невролога, что закономерно ведет к малообъяснимой, с позиций здравой логики, статистике диагностирования «ПЭП»

Негативные последствия для родителей и близких ребенка. Избыточная диагностика не является безобидной для семьи ребенка.

1. Во-первых, тотальное диагностирование «ПЭП» приводит к тому, что родители считают ребенка больным даже тогда, когда он здоров, что ведет, в свою очередь, к внутрисемейным психологическим проблемам.

2. Во-вторых, «гипердиагностика» приводит к извращенным представлениям родителей о «норме» и «патологии». За время проведения исследовательской работы мы столкнулись с двумя случаями, когда родители на наше заключение, что ребенок неврологически здоров, задали вопрос: «Мой ребенок ненормальный? Почему у всех детей есть «энцефалопатия», а у него нет?»

3. В-третьих, избыточная диагностика ведет к неоправданному лечению, что наносит ущерб бюджету семьи ребенка.

Негативные последствия для ребенка.«Гипердиагностика» имеет следующие негативные эффекты на самого ребенка, которого она якобы должна защитить от инвалидизирующего или дезадантирующего состояния нервной системы.

1. Во-первых, доктрина избыточной диагностики приводит к чрезмерному назначению диагностических процедур, которые чаще всего неинвазивны, но повышают пребывание ребенка в условиях медицинских учреждений и способствуют контактам ребенка с больными инфекционными заболеваниями. При выполнении нашего исследования мы встретили 5 случаев, когда дети с диагнозом «ПЭП», имевшие на самом деле транзиторную неврологическую дисфункцию, находились в стационарах и перенесли тяжелые инфекционные внутрибольничные заболевания, не нуждаясь на самом деле в нахождении в стационаре.

2. Во-вторых, «гинердиагностика» ведет к избыточному лечению, зачастую средствами и манипуляциями, которые не прошли адекватный контроль, что иногда приводит к иатрогении (чаще изменениям со стороны внутренних органов и мышечно-связочного аппарата) и превращает ребенка с пограничным состоянием нервной системы в соматически больного ребенка.

3. В-третьих, «гипердиагностика» перинатальных поражений нервной системы, в целом, ведет к тому, что большинство неврологических и не только неврологических расстройств, которые впоследствии возникают у ребенка, врачи связывают с перинатальным поражением нервной системы, что, в свою очередь, приводит к недостаточной или поздней диагностике ряда других заболеваний. Источник: Гипоксически-ишемическая энцефалопатия новорожденных: руководство для врачей. СПб: «Питер», 2000 Н.П.Шабалов,А.Б.Пальчик

Малопригодны для практики формулировки, «уточняющие» понятие ПЭП:

«синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости»,

«синдром мышечной дистонии»,

«синдром вегетативно-висцеральных нарушений» и т.п.

Эти термины крайне расплывчаты и в какой-то мере могут быть использованы в описании здоровых детей.

Многие врачи склонны переоценивать значение инструментальных диагностических методов в отрыве от клинической картины.

Зачастую методы используются устаревшие и неинформативные (реоэнцефалография — РЭГ, эхоэнцефалоскопия — ЭХО-ЭС), либо метод используется не по назначению, что ведет к ошибочным выводам (например, по данным ЭЭГ выносится заключение о внутричерепном давлении или «нарушении сосудистого тонуса»). Кроме того, почти все инструментальные методы субъективны, т.е. достаточно сильно зависят от того человека, который их выполняет.

Поэтому интерпретировать результаты должен только лечащий врач, с учетом клинической симптоматики.

Лечить только результаты нейросонографии (НСГ) или ЭЭГ недопустимо, это аксиома.

Исследования предназначены лишь для ответа на какой-либо вопрос врача, возникший при осмотре пациента. К тому же нужно помнить о том, что многие формально «ненормальные» показатели в заключениях не имеют никакого значения.

ЛЕЧЕНИЕ И ГИПЕРЛЕЧЕНИЕ

Только реальные, объективно выявленные и четко обозначенные последствия перинатальных поражений нервной системы могут требовать применения лекарств, однако это всегда симптоматическое лечение, т.е. направленное на конкретные проблемы: при спастике — препараты для расслабления мышц, при судорогах — противосудорожные и т.п.

Тем не менее, большинству детей с формальной «ПЭП» назначаются разнообразные препараты и их комбинации с недоказанной эффективностью.

Приводим список наиболее частых нерациональных назначений в детской практике.

1. Так называемые сосудистые препараты. К ним относят препараты различных групп (циннаризин, кавинтон, сермион и т.д.)

2. Препараты, содержащие гидролизаты аминокислот, нейропептидов и т.д. — церебролизин, актовегин, солкосерил, кортексин и т.п.

3. Так называемые «ноотропные» препараты, «улучшающие питание мозга»: пирацетам, аминалон, фенибут, пантогам, пикамилон и т.д.

4. Гомеопатические средства.

5. Разнообразные растительные препараты, включая хорошо знакомые населению валериану, пустырник, а также брусничный лист, медвежьи ушки и т.д.

Внимание! Утверждения об «улучшении питания мозга» представляют собой старый медицинский миф или рекламный ход. Указанные выше препараты рутинно назначаются большинству пациентов с диагнозом ПЭП, однако они НЕ ДОЛЖНЫ использоваться в лечении детей! Они не прошли надлежащих испытаний у новорожденных и детей раннего возраста, соответственно невозможно судить об их эффективности и/или безопасности. Использование лекарств с недоказанной эффективностью в лучшем случае может оказаться бесполезным, и тогда это трата времени, которое при многих болезнях, например, при эпилепсии, работает против пациента. В худшем случае такая практика чревата непредсказуемыми расстройствами, в том числе опасными для жизни (аллергические реакции вплоть до анафилактического шока, нарушения работы сердца, печени, почек, головного мозга, периферических нервов и т.д.).

Напомним также, что вследствие неправильной диагностики многие нормальные для ребенка состояния (например, дрожание подбородка, «симптом Грефе») принимаются за проявления болезни и «успешно лечатся» временем в сочетании с бесполезным лекарством.

Многие распространенные в СНГ препараты должны применяться крайне ограниченно, по строгим показаниям. Так, например, применение диакарба может быть оправдано при гидроцефалии (не при «гидроцефальном сидроме» — его не существует!), причем ребенок с таким диагнозом должен находиться под наблюдением нейрохирурга.

Недопустимо назначение фенобарбитала у детей с «гипервозбудимостью», «нарушениями сна». Применение этого препарата возможно только при судорогах (хотя существуют более современные и обычно более эффективные препараты), поскольку он доказано вызывает задержку развития познавательных функций у ребенка.

НАБЛЮДЕНИЕ И СРОКИ НАЧАЛА ЛЕЧЕНИЯ

Патология нервной системы в раннем возрасте иногда может быть выявлена только при повторном осмотре либо в ходе длительного наблюдения за развитием ребенка. Для этого предусмотрены осмотры неврологом в 1, 3, 6 и 12 месяцев. В эти сроки дебютируют или становятся очевидными многие серьезные заболевания. И если у ребенка стоит конкретный неврологический диагноз – эпилепсия, ДЦП и т.д. – медлить с лечением недопустимо! Особенно это касается эпилептических приступов – своевременно назначенное лечение способно предотвратить развитие серьезной патологии в будущем .

ИНТЕРНЕТ-КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ

При публикации вопросов на тему ПЭП на форуме следует помнить:

  • Интернет-консультирование на основании только факта наличия диагноза (или диагнозов) не имеет большого смысла. 
  • Потребуется описание появления жалоб в хронологическом порядке, история протекания беременности, родов, оценка по Апгар, описание неврологического статуса, темпов развития (рост, вес, окружность головы помесячно, время появления у ребенка основных навыков) результаты исследований дословно (часто требуются отсканированные документы – снимки, ЭЭГ). 
 © С.О.Ковалева (OrFun), В.Ю.Ноговицын (Dr. W.N.)

Материалы Русского медицинского сервера.

Перинатальная энцефалопатия: причины, симптомы и лечение

Перинатальная энцефалопатия — целый ряд заболеваний (отклонений в работе) центральной нервной системы у новорожденных. Заболевание может проявляться по-разному, а потому его весьма непросто диагностировать, особенно у младенцев. С этим и связан тот факт, что симптомы энцефалопатии зачастую расцениваются педиатрами как признаки совсем других заболеваний. В итоге лечению заболевания не уделяется необходимого внимания в раннем возрасте, когда наиболее велика вероятность полного выздоровления. Прогрессирующее заболевание при взрослении ребенка зачастую также диагностируется симптоматически, и лечение назначается соответствующее.

Избавление от ПЭП без остеопатического воздействия на первопричины возникновения заболевания, если не полностью невозможно (все-таки организм является саморегулирующей системой, которая вполне способна справиться с рядом серьезных заболеваний), то существенно затруднено. Конечно, не следует пренебрегать и другими методами лечения — как показывает практика, наиболее эффективны как раз комплексные процедуры.

Симптомы и последствия перинатальной энцефалопатии

Симптомы заболевания проявляются по-разному в различные периоды жизни ребенка. Для простоты классификации и улучшения диагностики принято выделять три основных периода ПЭП: острый (в течение первого месяца жизни), восстановительный (до 1 года, реже до 2 лет — в основном у недоношенных детей) и исход заболевания. Существует вероятность, что организм ребенка — как саморегулирующая система, с точки зрения остеопатии, — может полностью восстановиться и нейтрализовать симптомы болезни, адаптировавшись к ним. Это не означает полного выздоровления, так как последствия ПЭП могут проявиться в более позднем возрасте. Поэтому при возникновении подозрений на заболевание необходимо сразу же показать ребенка врачу-остеопату, который сможет поставить правильный диагноз и назначить грамотное адекватное лечение, направленное на избавление организма не от последствий, а от причин болезни.

Основные симптомы перинатальной энцефалопатии

В острый период развития заболевания наблюдаются:

  • синдром угнетения ЦНС. Характеризуется общей вялостью новорожденных, сниженной реакцией на внешние раздражители, наличием спонтанных двигательных рефлексов;
  • коматозный синдром. Обычно развивается быстро и внезапно, вызывая бессознательное состояние у ребенка. Может проявляться в остром нарушении жизненно важных функций организма;
  • повышенная нервно-рефлекторная возбудимость. Проявляется в виде тремора конечностей и ненормально-возбужденной реакцией на внешние раздражители;
  • повышенное черепное давление с последующим гипертензионно-гидроцефальным синдромом и непропорциональным увеличением размера черепа;
  • судороги.

В восстановительный период к этим симптомам могут добавляться:

  • двигательные нарушения. Проявляются по-разному, но общим является то, что ребенок полностью или частично не контролирует свои движения;
  • задержка психомоторного развития (ЗПР). Проявляется в замедленном развитии, проблемах с речью, нарушении памяти, проблемах с вниманием и т.д.;
  • эпилептические припадки.

Признаки заболевания могут проявляться как комбинированно, так и поодиночке. Причем в разном возрасте. При обнаружении хотя бы одного симптома рекомендуется обратиться к специалисту-остеопату для проведения более детального обследования.

Исходом заболевания могут быть:

  • выздоровление;
  • минимальная мозговая дисфункция;
  • умственное недоразвитие;
  • ДЦП;
  • невротические заболевания;
  • эпилепсия;
  • гидроцефалия.

Как показывает практика, при легких формах перинатальной энцефалопатии вероятность полного выздоровления достаточно велика. Особенно при правильном остеопатическом лечении, которое может сочетаться с другими методами воздействия на детский организм.

При более тяжелой форме понадобится более длительное лечение, которое в силу различных факторов может не иметь стопроцентной результативности. Некоторые проблемы с памятью, вниманием, координацией движений у ребенка могут сохраняться как в течение длительного периода, так и на протяжении всей жизни. Но остеопатия способствует если и не полному излечению, то существенной минимизации симптомов перинатальной энцефалопатии.

Факторы риска

К факторам риска, повышающим опасность возникновения заболевания, относятся:

  • хронические болезни матери. Зачастую они не передаются ребенку напрямую, так как не являются наследственными, но на генетическом уровне обуславливают проявления различных патологий и отклонений в развитии плода и уже родившегося ребенка;
  • инфекционные заболевания, перенесенные во время беременности. Очень опасны недолеченные патологии, которые могут проявиться на фоне общего ослабления иммунитета организма из-за беременности;
  • неправильное питание. В период вынашивания плода организм матери должен получать весь необходимый набор белков, витаминов и минеральных веществ. Питание должно быть сбалансированным и согласовываться с врачом — во избежание возникновения пищевой аллергии и расстройств органов пищеварения;
  • слишком молодой возраст матери. Организм девушки может быть просто неготовым к вынашиванию полноценного и здорового ребенка. В случае слишком юного возраста или недостаточного физического развития будущей матери она должна находиться под постоянным контролем специалиста в течение всего периода беременности и после родов;
  • нарушение обмена веществ в организме матери. Так как ее организм тесно взаимосвязан с организмом будущего ребенка, любые нарушения отражаются на питании и здоровье плода. Поэтому столь важно правильное питание, о котором говорилось ранее, а также безотказная работа органов, отвечающих за обмен веществ в организме;
  • патологии во время беременности. Очень опасны ранние и поздние токсикозы, стрессы, физические нагрузки и другие факторы, которые могут привести к прерыванию и ненормальному течению беременности;
  • неблагоприятная экологическая обстановка. К сожалению, сегодня этот фактор опаснее многих других, ведь избежать воздействия вредных внешних проявления зачастую невозможно. Рекомендуется обратиться к специалистам (в том числе и остеопату), которые помогут в значительной мере нейтрализовать неблагоприятное воздействие окружающей среды;
  • недоношенность или переношенность плода.
  • Таким образом, большинство факторов риска связаны

именно со здоровьем матери. Поэтому в период беременности она должна тщательно следить за своим самочувствием, прислушиваясь к совету хорошего врача. Параллельно с другими специалистами рекомендуется регулярно посещать остеопата, который также будет следить за ходом протекания беременности и сможет скорректировать вероятные отклонения остеопатическими методами, без применения лекарств, способных навредить будущему ребенку.

Опасность перинатальной энцефалопатии

Как и многие другие младенческие заболевания, не будучи вылеченной на ранних стадиях, перинатальная энцефалопатия прогрессирует с возрастом и может проявляться в виде самых различных нарушений, которые на первый взгляд покажутся не связанными:

  • синдром частой заболеваемости. Это могут быть как частые простуды, так и периодические недомогания, связанные с плохим самочувствием, повышенной утомляемостью, головными болями и т.д.;
  • хронические заболевания дыхательной системы. Могут проявляться на фоне частых ОРЗ, постепенно переходя в хроническую форму. При отсутствии грамотного остеопатического лечения с возрастом могут перерасти в астму и другие не менее опасные заболевания;
  • отставание в развитии. Могут проявляться в не очень явной форме, как затруднения в учебе, особенно в точных науках и творческих дисциплинах;
  • нарушения осанки. Незаметные родовые травмы и нарушения в работе ЦНС, возникшие еще на этапе беременности, в дальнейшем нередко приводят к искривлению позвоночника и появлению таких серьезных заболеваний, как сколиоз, со всеми вытекающими из него последствиями, влекущими опускание внутренних органов и их частичную или полную дисфункцию;
  • нарушения в работе внутренних органов, системы обмена веществ и системы кровообращения. Обычно эти нарушения неизменно влекут за собой другие заболевания, так как из-за нарушенного кровотока различные участки организма начинают недополучать кислород, что приводит к гибели клеток и дисфункции.

Как расценивают перинатальную энцефалопатию специалисты-остеопаты

С точки зрения остеопатии весь комплекс заболеваний ЦНС, объединяемых под этим термином, является последствием механических нарушений в теле плода новорожденного ребенка. Причем возникнуть они могут еще на этапе беременности или позже — при сложных родах и/или кесаревом сечении. Причинами, приводящими к появлению заболевания, являются:

  • дисфункция позвоночного столба или отдельных его участков;
  • нарушения в работе внутренних органов;
  • продолжительное кислородное голодание;
  • нарушение кровообращения.

Но даже в том случае, если во время беременности плод развивался нормально, существует большая вероятность получения повреждения во время родов, так как, проходя между костями таза, плод поворачивается на 360 градусов, что может вызвать нарушения в структуре скелета, мышечных тканях. Наиболее часто наблюдается нарушения в положении шейных позвонков. В большинстве случаев в первые недели роста ребенка последствия повреждений полностью нейтрализуются организмом самостоятельно. Но так бывает далеко не всегда, любые изменения или отклонения в развитии могут привести к осложнениям, которые впоследствии спровоцируют нарушения кровоснабжения мозга и проявление перинатального расстройства.

Как диагностируется перинатальная энцефалопатия у новорожденных и младенцев

Существует ряд безопасных методов исследования головного мозга, которым могут подвергаться новорожденные. Они позволяют составить полную клиническую картину, определить наличие заболевания, его степень, характер течения. Наиболее информативной и эффективной является нейросонография, которая точно выявляет наличие поврежденных участков в мозгу младенца. Дополнительно к ней можно провести доплерографию — для оценки кровотока в сосудах головного мозга.

В случае выявления отклонений в развитии рекомендуется пройти электроэнцефалографическое обследование, направленное на определение степени задержки в развитии. Эта процедура также позволяет выявить очаги эпилептического поражения и оценить степень их активности и опасности для организма.

В некоторых случаях также рекомендуется осмотр окулиста, который поможет выяснить степень поражения путем оценки состояния зрительных нервов и анализа глазного дна.

Лечение энцефалопатии остеопатическими методами

Хороший врач-остеопат способен диагностировать ранние симптомы заболевания и составить полную картину его течения. Это дает возможность назначить грамотное лечение, способствующее адаптации организма к новым условиям, запуску и стимуляции его функций саморегулирования.

Воздействия остеопата — в зависимости от течения и сложности заболевания — направляются, в первую очередь, на пораженные участки тела, чтобы снять болевые ощущения и спазмы, образующиеся в результате неправильного развития и нарушений в системе кровообращения. Параллельно с этим специалист осуществляет комплекс процедур с целью нормализации работы мозга. Обычно для этого применяются различные техники мышечно-энергетического воздействия, которые позволяют мануальным путем восстановить равновесие натяжения внутричерепных оболочек. Это способствует восстановлению микропульсаций костей черепа и самого мозга, нормализации кровообращения.

После нормализации мозговой деятельности организм получает мощный стимул к саморегуляции и избавлению от энцефалопатии. Дальнейшие действия остеопата заключаются в том, чтобы помочь телу малыша справиться с болезнью. Для этого применяется мануальная терапия, массаж, лечебная физкультура и другие методики, которые, по мнению специалиста, смогут помочь скорейшему выздоровлению.

Как показывает практика, перинатальная энцефалопатия у новорожденных излечивается полностью в 30% случаев — при раннем обнаружении и грамотном лечении. Еще примерно в 20–30% — обычно при тяжелых и среднетяжелых случаях течения — новорожденные излечиваются не полностью. Какие-то симптомы при этом остаются, но зачастую часть из них удается скорректировать комплексной терапией, включающей как ЛФК, остеопатию, массажные техники, так и особое воспитание, обучение и т.д.

К сожалению, во многих случаях, когда перинатальная энцефалопатия проявляется в форме серьезного поражения клеток коры головного мозга, избавиться от заболевания невозможно. Причина в гибели клеток мозга и нарушении нейронных связей, которые не могут быть восстановлены из-за недостатка или отсутствия физических носителей в мозге ребенка. Даже в этих случаях остеопатия может помочь снять некоторые неврологические симптомы, но полное восстановление мозговой деятельности оказывается невозможным.

Важно, чтобы возможная энцефалопатия новорожденных диагностировалась на самых ранних стадиях развития — в первые месяцы жизни ребенка. Чтобы поспособствовать этому, рекомендуется посетить остеопата на 3 месяце жизни, для проведения полного обследования. Специалист назначит необходимые анализы и проведет самостоятельные осмотр, что в комплексе позволит обнаружить симптомы и выявить возможное наличие заболевания.

Нередко при обнаружении ПЭП врачи-педиатры советуют начинать медикаментозное лечение. Причем делать это необходимо с раннего младенческого возраста. Каждый родитель должен осознавать, что такой подход далеко не всегда действенен и способен скорее навредить ребенку. Дело в том, что организм новорожденного достаточно слаб, но при этом сбалансирован и способен к адаптации и саморегуляции. Воздействие на него сильнодействующих лекарств приводит к необратимым изменениям, которые даже остеопат не сможет нейтрализовать. Поэтому, если у ребенка диагностирована перинатальная энцефалопатия или имеются серьезные подозрения на ее наличие, рекомендуется пройти обследование также и у остеопата. Остеопатические техники более тонкие и деликатные, а потому — эффективные. Они точечно воздействуют на участки тела и мозга, нервную систему ребенка, приводя ее в нормальное состояние.

Профилактика заболевания

Наиболее действенным методом профилактики является соблюдение матерью режима в период беременности. В большинстве случаев новорожденные отличаются хорошим здоровьем, если мама заботится о своем организме (а значит, и о малыше). Также рекомендуется регулярное посещение врача-остеопата, который поможет следить за здоровьем в предродовой период.

Очень важно и внимание к здоровью и состоянию ребенка в первые недели и месяцы его жизни. Любые отклонения в развитии, аномалии и патологии должны выявляться и фиксироваться специалистом для точной диагностики и лечения.

Энцефалопатия новорожденного — хотя и очень серьезный диагноз, но еще не приговор. Это заболевание вполне эффективно лечится.

процедуры связанные с заболеванием

Психологический центр

В «Академии здоровья» ведет прием Наталья Малова, детский психоневролог, кандидат медицинских наук, врач высшей категории, специалист с 25- летним стажем, ведущий сотрудник неврологического отделения областной детской больницы.

Психоневролог: что это за врач, и какие проблемы он решает?

Мы смотрим умственное и двигательное развитие ребенка, мышечный тонус на соответствие возрастным нормам. Это и задержки речевого развития, заикание, невнятная речь, энурез (ночное недержание мочи), различные судорожные и бессудоржные состояния, нарушения психологического развития. В возрасте до года – перинатальная энцефалопатия. Если такой диагноз поставлен, такие дети впоследствии, как правило, имеют проблемы. Поэтому вместе с родителями мы наблюдаем, смотрим, как развивается малыш и помогаем.

Когда мама должна затревожиться? и понять, что ее чаду необходима помощь психоневролога?

— Настораживающих симптомов много, начиная с самого рождения: беспокойное поведение, частое срыгивание, плохой сон. Самое главное – то, что мама замечает отставание в развитии ребенка по срокам от сверстников: позже начинает держать голову, переворачиваться, сидеть, стоять и говорить. Если у вашего ребенка есть такие симптомы, то необходима наша помощь. В более старшем возрасте – это задержка речи.   Когда ребенок позже начинает говорить или плохо говорит, когда не понимает упрощенную речь.Это и нарушение сна, и возникновение непроизвольных движений – тиков: а именно-учащенное моргание, подергивание мышц плечевого пояса.Все эти признаки свидетельствуют о патологии нервной системы.

Но речь – это традиционно логопед?

Речь – одна из сторон психической деятельности человека. Если наблюдается ее задержка, значит, есть патология с этой стороны. Поэтому мы и называемся психоневрологи. Как правило, задержка речи никогда не бывает изолированной, у ребенка страдают и другие функции.

Что такое перинатальная энцефалопатия?

— Данный диагноз выставляется   в том случае, если были факторы, которые неблагоприятно воздействовали на нервную систему. Это два последних месяца внутриутробного развития и первый   месяц после рождения. Сюда входят как травматические повреждения, например, родовые травмы, так и патологические состояния, которые были у матери во время беременности, оказавшие роль на формирование плода и на дальнейшее его развитие. Неблагоприятные факторы – это токсикозы беременных, анемия, хроническая внутриутробная гипоксия плода. Все это в свою очередь вызывает поражения в той или мере нервной системы и вызывает множество синдромов: гидроцефальный (водянка головного мозга), гипертензионный, синдром мышечной дистонии.

Чем это обусловлено?

— Гипоксией, в ответ на которую реакция организма однотипна. Желудочки головного мозга начинают продуцировать излишнее количество жидкости, что в свою очередь, повышает внутричерепное давление. Появляется синдром повышенного внутричерепного давления (гипертензионный) и гидроцефальный синдром – излишнее накопление жидкости в полостях головного мозга. Вследствие гипоксического повреждения коры головного мозга у детей проявляется пирамидная недостаточность: повышение мышечного тонуса, сухожильных рефлексов и задержка двигательного развития. Такие дети внешне скованы, они позднее начинают сидеть, стоять, ходить. Ходят они неловко, неуклюже, часто с опорой на передний свод стопы (на носочках). Вовремя начатое лечение обычно компенсирует эти проблемы.

Какое лечение?

— Как правило, самое простое, но его необходимо вовремя назначить: массаж, гимнастика, иногда медикаментозная терапия. И тогда к году, как и положено, ребенок пойдет, потом заговорит и т.д. А если не лечить, такие дети попадают в группу риска. По мере их роста и взросления могут возникать всевозможные проблемы. Это гипервозбудимость, гиперактивность. Таким детям выставляется диагноз — минимальная мозговая дисфункция. Потом они доставляют массу хлопот и в детских учреждениях, и окружающим за счет своих поведенческих нарушений. Они не могут нормально учиться в школе из-за своей неусидчивости, невнимательности. Интеллект у таких детей, как правило, сохранен. Из-за своей неусидчивости они не могут впитывать информацию, а отсюда и проблемы с учебой.

Перинатальные патологии ведут к задержке речи. Ребенку 3-4 года, а он говорит несколько слов и у него отсутствует фразовая речь. Это серьезная задержка, свидетельствующая о нарушении умственного развития. Поэтому мы дифференцируем простые задержки от серьезных нарушений, то есть от умственной отсталости. Врачи-психоневрологи находятся на стыке: куда дальше определить ребенка? То ли он выйдет в норму, или ему потребуется коррекция.

Многие продвинутые мамочки сами назначают лечение свои детям, основываясь на отзывах других мамаш, или обращаются к самому доступному и известному доктору – интернет. Так можно делать?

— Категорически против самолечения. Приведу простой пример. С года до двух у ребенка формируются нормальные фазы сна. И все дети в этом возрасте плохо спят – это физиологическая абсолютная норма. Мамочки начинают пичкать таблетками, которые сами же прописывают. А ведь все препараты имеют свои побочные действия и противопоказания. В итоге потом приходят к нам, и мы лечим последствия. Лекарства назначаем в случае крайней необходимости, когда нет возможности обойтись ЛФК, массажем, закаливающими процедурами, соблюдением режимных моментов.

Массаж всем показан?

— Любому ребенку с месячного возраста рекомендуется массаж. Здоровому ребенку – общеукрепляющий. Но родители не могут сами ставить диагнозы. Если у ребенка пирамидная недостаточность – это один вид лечебного массажа, если у малыша миотонический синдром – это совсем другая история,   сначала надо разбираться в причинах. И это определяет детский психоневролог, которого нужно посещать в первый год жизни каждые три месяца. Поле деятельности у нас огромное! В помощь нам и современные методы диагностики, и обследования. И все это есть в «Академии здоровья».

Особенности состояния здоровья детей в домах ребёнка

 

В Доме ребенка находятся дети от 0 до 4–5-летнего возраста, но обычно дети поступают не из родильных домов, а из больниц в возрасте 2–3-х месяцев жизни.

По частоте случаев заболевания распределяются следующим образом:

  1. Патология центральной нервной системы – 95-100 %, из них ПЭП – 75-80 %;
  2. Болезни органов чувств – 25-30 %;
  3. Кардиопатология – 65-70 %, из них ВПС –12 %;
  4. Заболевания кожи, костно-мышечной системы – 45-50 %
  5. Болезни мочевыводящих путей – 20-25 %;
  6. Болезни органов дыхания – 1 %;
  7. Болезни желудочно-кишечного тракта – 0,5 %;

Наиболее часто встречающимся диагнозом в Домах ребенка является диагноз – перинатальная энцефалопатия (ПЭП).

ПЭП – это сосудистые повреждения головного мозга возникающие с 28–й недели беременности и до 8-го дня жизни ребенка. В это время отмечается повышенная ранимость головного мозга и любое неблагоприятное воздействие ведет к его повреждению. Основной причиной возникновения ПЭП является кислородная недостаточность (гипоксия) плода. Она возникает вследствие острых вирусных заболеваний матери во время беременности, вредных привычек, профессиональных вредностей, токсикоза беременности, тяжелых родов, недоношенности, переношенности и в ряде других причин.

ПЭП требует расшифровки по степени тяжести, симптомам, периодам, т. е. диагноз может звучать так: Перинатальное поражение ЦНС гипоксического генеза, восстановительный период, синдром задержки психомоторного развития, синдром повышенной нервно-рефлекторной возбудимости.

ПЭП действует до 1 года жизни доношенного ребенка и до 2-х лет у недоношенного ребенка, Затем диагноз ПЭП снимается по выздоровлению или трансформируется в другие диагнозы. Это может быть минимальная мозговая дисфункция, задержка психоречевого развития, в более тяжелых случаях — олигофрения, декомпенсированная гидроцефалия и другие.

Из болезней органов чувств наиболее часто встречается патология глазная. Это ретинопатия недоношенных, косоглазие, нистагм, птоз, частичная атрофия дисков зрительных нервов. Но большинство этих диагнозов сопровождают тяжелые повреждения головного мозга.

Кардиопатология встречается довольно часто. Это могут быть как функциональные изменения сердечно-сосудистой системы (их большинство), так и врожденные пороки сердца (ВПС). Врожденные пороки сердца могут быть без нарушения кровообращения (это благоприятный вариант) и с нарушениями кровообращения.

Благоприятным считается открытое овальное окно (ООО) — вариант N.

Многие дети имеют проявления атопического дерматита. Единицы из них в более старшем возрасте страдают детской экземой. Особенно неблагоприятно сочетание дерматита с частыми обструктивными бронхитами, это должно настораживать; у такого ребенка в дальнейшем может развиться бронхиальная астма.

При диспансеризации выявляются у некоторых детей дисплазия тазобедренных суставов, кривошеи, врожденные вывихи тазобедренных суставов. При раннем выявлении и рано начатом лечении здоровье детей восстанавливается без заметных последствий.

Довольно часто встречаются у наших детей грыжи – пупочные, паховые, пахово–мошоночные. Такие дети наблюдаются хирургом, большинство диагнозов снимается после первого года жизни, некоторые дети оперируются.

Часто звучит диагноз – инфекция мочевых путей. Это предварительный диагноз, он требует уточнения в специализированном отделении стационара. Особенно важно знать, нет ли там врожденных аномалий развития мочевыводящих путей.

Болезни органов дыхания представлены острой пневмонией, различными респираторными вирусными заболеваниями, аномалии развития встречаются очень редко.

То же можно сказать и о болезнях желудочно–кишечного тракта. В основном это функциональные изменения, которые проявляются такими симптомами как срыгивания и рвоты, а также неустойчивый стул при дисбактериозах.

Необходимо также остановиться на так называемых фоновых состояниях, которые в домах ребенка встречаются очень часто. Это: недоношенность, морфофункциональная незрелость, анемии, гипотрофии и рахит. Все эти состояния усугубляют течение вирусных и бактериальных инфекций, тормозят развитие детей.

Большинство из вышеназванных заболеваний являются корректируемыми. Так, многие дети с ПЭП восстанавливаются в результате проводимого лечения к 6–12-ти месяцам жизни. Всё зависит от тяжести заболевания множественности и сочетания поражений.

Все дети, изъятые из неблагополучных семей, имеют те или иные отклонения в состоянии здоровья и физическом развитии. Как правило, это недоношенные или незрелые дети, они плохо растут, имеют расстройства питания, развиваются с задержкой, часто болеют. У более старших детей отмечаются расторможенность, плохая память, задержка психоречевого развития.

В Дом ребёнка поступают дети не только от родителей-алкоголиков, но и от матерей, перенесших сифилис, гепатиты, страдающих наркоманией. При обследованиях таких детей выявляется носительство антител к гепатиту “С” или “В”, положительная реакция Вассермана. Такие дети в зависимости от выявленных результатов лечатся по схеме раннего врожденного сифилиса, наблюдаются в КВД.

Если выявлено носительство антител к гепатиту, то ребенок обследуется в специализированном отделении и, чаще всего, диагноз снимается после 6-ти месяцев (такие дети являются носителями материнских антител, проникших через плаценту), реже ребёнок заболевает гепатитом.

Не корректируются генетические заболевания. Наиболее частым из них в домах ребенка является синдром Дауна.

Прогностически неблагоприятными являются инфекции мочевых путей на фоне врожденной патологии.

Длительного лечения потребуют такие заболевания как бронхиальная астма, большинство врожденных пороков сердца.

Эпилептический синдром также является неблагоприятным.

Источник: Территория без сирот

Особенности детей с диагнозом резидуальная энцефалопатия головного мозга.Рекомендации учителям.

Особенности детей с диагнозом резидуальная энцефалопатия головного мозга.

Резидуальная энцефалопатия (далее РЭП) головного мозга – это патология развивающаяся из-за отмирания клеток в центральной нервной системе человека, по причине воздействия различных повреждающих факторов.

При РЭП дети страдают хронической энергетической недостаточностью. Рабочие циклы их мозга сокращаются до 5-15 минут, а релаксационные паузы увеличиваются до 3-5 минут и более. В периоды релаксации “внешняя” деятельность ребенка не прерывается, но совершается автоматически и не осознается. В это время ребенок не воспринимает то, что ему говорят, хотя кажется внимательно слушающим. Если в состоянии “релаксации” ребенок продолжает писать (как это обычно и происходит на уроках русского языка), то результат его работы квалифицируется как дисграфия, т. к. прочесть написанное оказывается невозможно.

Во время релаксационных пауз дети могут продолжать общаться и разговаривать, но оказываются не в состоянии вспомнить свои высказывания. Они могут сказать грубость и пребывать в полной уверенности, что ничего подобного не говорили. Ребенок может взять ручку со стола у соседа, положить к себе в карман и не знать, что она там лежит. Он может толкнуть или ударить кого-то и не помнить этого. Слушая обвинения в свой адрес, дети с РЭП вполне искренне клянутся, что не говорили, не брали, не толкали и это вызывает еще большее возмущение окружающих. Так как свидетелей их проступков много, их часто начинают считать наглыми врунами, хулиганами и воришками. Дети, напротив, приходят к убеждению, что окружающие несправедливы к ним, им начинает казаться, что весь мир ополчился против.

Проблемы самоуправления возникают у ребенка с РЭП не только в периоды релаксации мозга, но и при выполнении любой деятельности в рабочей фазе. Ребенок действует сразу, импульсивно и необдуманно. Поэтому и результаты его действий бывают совершенно неожиданными для него. Учащийся сначала действует и только потом понимает то, что он сделал. Он пытается исправиться, но не может сдержать своих обещаний.

В то время, когда мозг “отключается” и “отдыхает”, ребенок перестает понимать, осмысливать и осознанно перерабатывать по ступающую информацию. Она нигде не фиксируется и не задерживается, поэтому ребенок не помнит, что он в это время делал, не замечает, не осознает, что были какие-то перерывы в его работе.

В течение 40-минутного урока он может “отключиться” несколько раз и многое выпустить из рассказа учителя, не заметив этого. В итоге, он либо перестает понимать, о чем идет речь на уроке, либо у него в голове все эти отрывочные сведения случайно и своеобразно комбинируются, сплюсовываются, что он и выносит с урока. Часто учителя и родители бывают озадачены абсолютно непонятными, “дикими” ошибками детей и оказываются не в состоянии найти им какое-либо разумное объяснение.

Рекомендации для учителей обучающих детей с диагнозом РЭП головного мозга:

    1. В процессе обучения необходимо освободить детей от всякой второстепенной, вспомогательной, несущественной, оформительской работы. Взрослые могут сами провести поля в тетради ребенка, отметить точкой место, откуда надо начинать писать. Бывает, ребенок старательно отсчитывает клеточки, которые надо отступить сверху и слева, и в этих поисках, многократно ошибаясь, так устает от напряжения, что найдя, наконец, то место, откуда н писать, работать уже вообще не может.

    2. Исключительно эффективными оказываются как общие прин­ципы, так и конкретные методы, предлагаемые Гленом Доманом. Его подход строится на четком структурировании информации, которую ребенку предстоит усвоить, разбиении ее на конкретные образные единицы, с последующей организацией их в целостные системы по законам, которые действуют в соответствующей обла­сти знаний. Единицей информации обязательно должен быть целостный самостоятельный “образ-факт”, который понятен ребенку, может быть им осмыслен и легко включен в систему его личного опыта.

    3. Системность подачи информации создает системно организованную память, облегчает поиск необходимой информации, раз­вивает мышление. Это значит, что существенно снижаются нагрузки на внимание и систематизацию материала при запоминании. Форма подачи информации также должна быть алгоритмичной, четкой. Должна соблюдаться лаконичность формулировок, офор­мления, иллюстраций, которые не должны содержать ничего лиш­него, незначащего, отвлекающего.

    4. Избегайте ситуаций вызывающих отрицательные эмоции. Отрицательные эмоции, возникающие когда ребенок не в состоянии вспомнить то, что требуется, заставляют его избегать “учебных” ситуаций. Он уже не хочет ни слушать, ни смотреть, чтобы потом не пришлось мучаться при ответе на вопросы. Требуя в обязательном порядке точного воспроизведения всей информации, мы заранее ставим ребенка в ситуацию неуспеха и тем самым разрушаем учебную мотивацию. Естественно, что сильные отрицательные эмоции снижают способность к обучению у любого человека, тем более, у ребенка с РЭП головного мозга. Поэтому наивно ожидать, что он будет лучше что-либо воспринимать или понимать после того, как его хорошенько отругали.

    5. Обстановка на уроках должна быть свободной и непринужденной. Нельзя требовать от детей невозможного: самоконтроль и соблюдение дисциплины исключительно сложны для ребенка с РЭП. Искренние попытки ребенка соблюдать дисциплину (правиль­но сидеть, не вертеться, не разговаривать и т. д.) и переживания по поводу того, что это никак не получается, еще быстрее приводят к переутомлению и потере работоспособности. Когда на дисциплине не заостряется внимание, а уроки проводятся в игровой форме, дети ведут себя спокойнее и более продуктивно работают (Опыт игрового обучения со специальной разработкой уроков так имеется в школе № 558 Санкт-Петербурга.)

Когда нет запретов, не происходит и накапливания неотреагированной энергии с последующими взрывами. Допуская мелкие дисциплинарные нарушения, можно поддерживать общую хорошую работоспособность.

6. Если учитель видит, что ребенок “выключился”, сидит с отсутвующим взглядом, то в этот момент его не надо трогать: ребенок все равно будет не в состоянии разумно отреагировать.

7. При проведении игровых уроков нужно помнить, что сильные и яркие эмоциональные впечатления могут дезорганизовать деятельность учащегося с диагнозом РЭП головного мозга. Яркие эмоции создают нечто вроде очагов возбуждения и могут нарушить как последующую деятельность, так и результаты предыдущей.

8. Для детей с РЭП головного мозга также не подходят традиционно используемые методы эмоционального включения в урок. Обычно для того, чтобы дети настроились, в самом начале урока предлагается сказать им нечто интересное, хотя и мало относящееся к его сути.

Одним из препятствий в обучении и интеллектуальном развитии детей с РЭП головного мозга является своеобразная защитная форма деятельности, довольно быстро у них формирующаяся. Она выражается в том, что дети стараются делать хоть что-нибудь (все равно что), даже если не понимают, что и как надо делать. Именно в результате подобной защитной деятельности в памяти учащегося застревают какие-то абсурдные сведения, операции, т. е. “информационный шум”, который еще больше дезорганизует их мышление и осложняет обучение.

Психолого — педагогическое сопровождение детей с РЭП показывает, что даже без лечения по мере взросления всегда происходит некоторая нормализация работы мозга. Даже если не улучшается внимательность, сглаживается явная “цикличность” интеллектуальной деятельности, реже происходят “отключения”. К 5-6 классу ребята уже чувствуют тот момент, когда “мысли начинают разбегаться”, и становится трудно сосредоточиться. Они отвлекаются, отдыхают и продолжают работу, когда это состояние проходит. Общее время, в течение которого они могут продуктивно обучаться, значительно увеличивается.

Вопрос задает – Жанна, — вопрос-ответ от специалистов клиники «Мать и дитя»

23.10.2014

Добрый день! Была бы очень благодарна за насколько это возможно быстрый ответ на следующие волнующие меня вопросы. В 12 недель беременности мне была сделана трепанация черепа, удаление правосторонней гематомы (напал преступник в подъезде дома, где я проживала). Поскольку я была в реанимации и без сознания, у ребенка, возможно, была гипоксия. Аборт нейрохирурги, которые меня оперировали, решили не делать: большой срок. Затем роды методом кесарева сечения, родился мальчик с оценкой по шкале Апгара 7-8 баллов. Сейчас ему уже 1 месяц и 14 дней. Поведение характеризуется следующим. 1. Бывают дни, когда он очень мало спит: с утра после пробуждения часа 2-2, 5, затем днем часа 2-2, 5, ночной сон – с 10-11 часов вечера до 5-6 часов утра. Ночью пробуждается раза два-три. Спит и днем, и ночью часто (не всегда) беспокойно: вздрагивает и вытягивает вверх ручки; потягивается и начинает плакать. Очень хорошо спит на улице: ввиду гипотонуса сосудов, о котором идет речь ниже, мы решили, что это потому, что ему нужен свежий воздух 2. Иногда после купания у него дрожат ручки (дрожания подбородка не наблюдала), но не от холода. 3. Часто во время бодрствования он «играется» со своими ручками (махает ими, как будто борец некой восточной борьбы), строит удивленные мордочки, а затем возбуждается настолько сильно, что начинает плакать, нервно водить ротиком вокруг предлагаемой соски, кусать кулачки. 4. Вообще даже бодрствование у него неспокойное: если оставить его в таком состоянии, начинает через некоторое время плакать. 5. Иногда потягивается и начинает плакать. 6. Однако «синдрома заходящего солнца» я у него не наблюдала. Лицо не выглядит постоянно удивленным. Как и должно быть, он строит разные мордочки: улыбка, смех, удивление, обида. Тем более я не вижу у него гидроцефалии: ребенок очень симпатичный, с вполне пропорциональным лицом и черепом. За месяц прибавка в весе составила 1 кг 200 гр, т.е. тут все в норме (искусственное вскармливание). Поначитавшись в интернете статей, я подозревала у него ПЭП, но легкой степени. Как и положено, явились к невропатологу по направлению участкового, та отправила на УЗИ головного и спинного мозга, УЗИ Допплера. При осмотре сказала, что «слегка повышен тонус». Результаты УЗИ: гипотонус сосудов головного мозга, расширение боковой цистерны, неравномерность расположения шеепозвоночных дисков С1-С4. Что – то еще, но увы, почерк нашего доктора трудно читаем, а объяснить это «что-то еще» она не удосужилась. Диагноз, который поставила невролог: ПЭП средней степени тяжести травматического генеза, синдром двигательных нарушений, гипертензионный синдром. По поводу внутричерепного давления (гипертензионного синдрома) она сказала, что давление есть, но оно небольшое. Про гипотонус сосудов она сказала, что мозгу ребенка не хватает кислорода, поэтому если не лечить, то может быть отставание в развитии. Назначено было следующее лечение: 1. диакарб ¼ таблетки*1 раз (3 дня пьем, 2 дня пропускаем) – 20 дней 2. аспаркам ¼ таблетки * 3 раза — 20 дней 3. микстура Сцентралью 1 ч.л.* 3 раза в день – 1 месяц 4. циннаризин ¼ таблетки *2 раза в день – 1 месяц 5. глицин ¼ таблетки * 2 раза в день – 1 месяц 6. актовегин 1 мл внутримышечно – 10 дней, затем ¼ таблетки *2 раза в день – 20 дней 7. общий массаж с концентрацией на шеепозвоночном отделе. До визита к невропатологу, уставши от невнимания участкового педиатра к моим жалобам и вопросам, я пригласила знакомого неонатолога, которая также поставила нам внутричерепное давление и назначила: 1. диакарб по той же схеме, что и выше 2. аспаркам по той же схеме, что и выше 3. кавинтон 1/5 таблетки *2 раза в день Но в результате применения диакарба ребенок очень сильно плакал и беспокоился. Неонатолог сказала, что это потому, что диакарб может вызывать онемение вокруг рта или ручек, а, значит, нам нужно отменить диакарб с аспаркамом и применять более мягкое лечение микстурой Сцентралью. Невропатологу в поликлинике я сказала о том, что ребенок плакал от диакарба, но она не отреагировала. Я позвонила неонатологу, перечислив ей все лекарства, которые нам назначили в поликлинике. Она посоветовала: 1. не применять диакарб с аспаркамом, т.к. микстуры Сцентралью должно хватить для снятия внутричерепного 2. не применять циннаризин, т.к. на западе он давно отменен в силу того, что вызывает «трясучку» 3. вместо циннаризина она порекомендовала кавентон (1/5 таблетки 2 раза в день) 4. актовегин в уколах заменить на актовегин таблетками, т.к. в уколах он менее эффективен, а к тому же ребенок будет беспокоиться из-за уколов 5. все остальное оставить так, как сказала невролог из поликлиники. Вопросы: 1. Правильно ли выглядит схема лечения, предложенная неврологом из клиники и откорректированная неонатологом: микстура Сцентралью вместо диакарба, кавинтон вместо циннаризина, актовегин в таблетках вместо уколов, глицин? 2. Действительно ли микстура Сцентралью может заменить диакарб? Будет ли эффект? 3. Правильно ли поставлен диагноз «ПЭП средней степени тяжести», учитывая, что нет гидроцефалии (внешне), а также нет «синдрома заходящего солнца»? 4. Что такое синдром двигательных нарушений и насколько это опасно? 5. Как скоро должен наступить эффект от лечения? 6. Ребенок в последнее врем часто высовывает язычок. Как бы слизывает что-то. Что это может быть? Заранее благодарю.

Клиника «Мать и дитя» Кунцево:

26.01.2021

 Уважаемая Жанна! Оценить состояние ребенка, не видя его, только по описанию, даже подробному, как Вы понимаете, очень трудно и некорректно.1. По поводу гипоксии, которую возможно перенес Ваш малыш, следует отметить, что если она и была во внутриутробном периоде, то сейчас, если у ребенка нет  сердечной недостаточности вследствии врожденного порока сердца

Перинатальная энцефалопатия — Статьи — Доктор Комаровский

Сложное словосочетание перинатальная энцефалопатия встречается в лексиконе детских врачей, а следовательно, и родителей удивительно часто. По крайней мере, у половины читателей, заглянувших в амбулаторную карточку своего ребенка, есть реальные шансы обнаружить там знаменитую аббревиатуру ПЭП — что, собственно, и расшифровывается как перинатальная энцефалопатия.
Перевод на русский язык этого медицинского термина не очень прост. Но мы попробуем.
«Пери-» — (греч. peri-) приставка, означающая «расположение вокруг, снаружи, при чем-либо». «Натальный» — от лат. natus — рождение. Несложно сделать вывод, что суть понятия «перинатальный» — связанный с родами, имеющий место до, во время, после родов, есть даже такое словосочетание — «перинатальный период» и наука «перинатология». Имеет, по-видимому, смысл сразу же уточнить, что перинатология называет перинатальным периодом интервал, начиная с 28-й недели внутриутробной жизни плода и заканчивая седьмым днем после рождения1.
Слово «патия-», происходящее от греческого pathos-, переводится как «болезнь», «страдание». Также греческое enkefalos — головной мозг. Ну а вместе получается «энцефалопатия» — болезнь мозга.
Болезнь мозга — понятие неконкретное, неудивительно, что и энцефалопатия — не конкретная болезнь, а термин, объединяющий целый ряд самых разнообразных болезней головного мозга. Становится очевидным, что диагностировать, лечить и вылечить энцефалопатию нельзя в принципе, ибо как можно лечить неконкретное понятие.
Отсюда следует, что если уж термин «энцефалопатия» произнесен, то надобно добавлять и другие пояснительные слова. Так обычно и поступают — для уточнения имени болезни к слову «энцефалопатия» добавляется соответствующее прилагательное, указывающее на причинный фактор, вызвавший болезнь (повреждение) мозга.
Например, билирубиновая энцефалопатия (поражение мозга, связанное с высоким уровнем билирубина), гипоксическая энцефалопатия (поражение мозга, связанное с дефицитом кислорода), ишемическая энцефалопатия (поражение мозга, связанное с нарушением мозгового кровообращения). Вполне понятны и не нуждаются в подробных объяснениях такие словосочетания, как диабетическая энцефалопатия, травматическая энцефалопатия, алкогольная энцефалопатия.
Несомненно, что без уточняющего прилагательного слово «энцефалопатия» не имеет никакого смысла и означает примерно следующее: «с мозгами что-то не так». И в этом аспекте слово «перинатальный» выглядит, по меньшей мере, странно, ибо никоим образом не уточняет природу повреждения головного мозга. Этот термин всего лишь указывает на временной интервал, когда эти изменения произошли.
Вот и получается, что словосочетание «перинатальная энцефалопатия» вразумительно перевести на русский язык просто невозможно — ну, ориентировочно, «с мозгами что-то не так из-за повреждения перед родами, во время или непосредственно после родов». Что не так? Да кто его знает…
С учетом приведенной информации, читатели, пожалуй, и не удивятся тому факту, что диагноз «перинатальная энцефалопатия» отсутствует в международной классификации болезней и не используется нигде в мире, за исключением, разумеется, стран СНГ.
Назвать болезнь конкретным именем или пусть и завуалировано, но сказать «с мозгами что-то не так» — принципиально разные вещи.
Нервная система ребенка вообще и головной мозг в частности развиваются очень быстро. В процессе развития эпизодически возникают всякие непонятности, появляются, исчезают и угасают рефлексы, стремительно меняются реакции на окружающую среду, совершенствуются органы чувств, значительные изменения претерпевает объем движений и т. д. и т. п. Медицинская наука изрядно потрудилась и постаралась все эти изменения систематизировать. Отсюда многочисленные труды с информацией о нормах, о том, что положено, а что нет, о том, что может быть, что допустимо, чего не может быть никогда. А поскольку анализируемых и подвергнутых учету факторов сотни, что-нибудь обязательно выйдет за рамки отведенных сроков и норм.
И тогда на повестку дня встанет вопрос о диагнозе…
А поставить диагноз, руководствуясь международной классификацией болезней, не удастся. Но ведь есть конкретные жалобы и проблемы: у нас подбородочек дрожит, мы плакали 30 минут без остановки, а вчера срыгнули целых четыре раза, а на прошлой неделе очень сильно дрыгали ногами и т. д.
Алгоритм взаимоотношений детского врача и родителей в рамках отечественной ментальности совершенно не предусматривает фразы типа «все нормально, оставьте дитя в покое» или «успокойтесь, перерастет». Стандартная процедура любого врачебно-родительского контакта начинается с вопроса «на что жалуетесь?» и заканчивается конкретным диагнозом. Ситуация, при которой родители всем довольны, — удивительная редкость. Врачебный осмотр, в ходе которого не будут обнаружены никакие отклонения от норм, сроков и стандартов, — явление уникальное. Сочетание редкого и уникального — это уже вне комментариев.
В то же время и жалобы, и выявленные в ходе осмотра ненормальности сплошь и рядом на диагноз, собственно говоря, не тянут. Ну не все замечательно, ну не так кое-что, ну не совсем так кое-где, но это ж не повод лечиться-спасаться-обследоваться… Но произнести, а тем более написать фразу «что-то не так» или «с мозгами что-то не так» — это ж окончательно и бесповоротно подорвать доверие к медицинской науке вообще и к конкретному врачу в частности.
И тут приходит на помощь замечательный диагноз — «перинатальная энцефалопатия». Диагноз чрезвычайно удобный в силу своей внешней учености и неопределенности.
Здесь есть еще один очень интересный нюанс. Конкретный неврологический диагноз — реальный повод для серьезного лечения, очень часто в условиях стационара. Отсюда отчетливая тенденция к тому, что чем ближе к больнице — тем больше ясности и определенности. Неудивительно в этой связи, что в роддомах, отделениях патологии новорожденных и детских неврологических стационарах диагноз «перинатальная энцефалопатия» не встречается практически никогда. Там, где есть повод серьезно лечить, нельзя без серьезного и осмысленного диагноза.
Проиллюстрируем это следующими примерами.
Наиболее распространенный вариант энцефалопатии у детей раннего возраста — т. н. гипоксически-ишемическая энцефалопатияповреждение мозга из-за нехватки кислорода и нарушений мозгового кровообращения в перинатальном периоде. А теперь цифры: по данным авторитетных зарубежных медиков и отечественного учебника «Основы перинатологии», гипоксически-ишемическая энцефалопатия (ГИЭ) встречается у доношенных новорожденных с частотой 1,8—8 случаев на 1000 детей, т. е. 0,18—0,8%.
По тем же данным, на долю ГИЭ приходится примерно половина всех перинатальных повреждений нервной системы.
Здесь имеется в виду следующее. Среди выявляемых в перинатальном периоде болезней нервной системы выделяют: уже упомянутую нами гипоксически-ишемическую энцефалопатию; родовые травмы, инфекции, врожденные аномалии и нарушения обмена веществ. Так вот, примерно половина — это ГИЭ, вторая половина — все остальное.
Несложно посчитать, что если на долю ГИЭ приходится 0,8%, то все вместе — 1,6%, максимум 2%. Приведенные цифры относятся к доношенным детям. У недоношенных, а их около 10%, поражения нервной системы встречаются намного чаще, так что итоговую цифру можем смело увеличить еще в 2 раза.
Подведем итог всей этой арифметики. Конкретный диагноз перинатального поражения нервной системы может быть установлен у 4% детей, в то же время перинатальная энцефалопатия выявляется в детских поликлиниках нашей страны у 50% детей, а в некоторых лечебных учреждениях эта цифра достигает 70%!!!
Еще раз прошу вдуматься в эти фантастические цифры: конкретные, требующие лечения болезни нервной системы имеют место максимум у 4% детей, но каждая вторая мама отправляется в аптеку за лекарствами «для мозгов».
Именно эти походы в аптеку представляют собой важнейшее звено в рассматриваемой теме. Ведь что получается: половина детей имеют диагноз «у вас с мозгами что-то не так», что в переводе с русского языка на медицинский звучит как «перинатальная энцефалопатия». Казалось бы, ну и что тут такого страшного? Ну поговорили, написали, разошлись по домам в конце концов! Но ведь так не получается, ибо как из жалобы вытекает диагноз, так из диагноза вытекает лечение. Ибо, коль уж сказано «А» (перинатальная энцефалопатия), так приходится говорить «Б» (— попейте эти таблеточки). А если вышеупомянутое «Б» не сказать, так это значит быть равнодушным и невнимательным. Как же можно ничего не делать, если такой страшный диагноз!!!
Лечение перинатальных поражений нервной системы лекарствами — это вообще отдельная тема. Дело в том, что после воздействия на мозг ребенка повреждающего фактора (травма, кислородное голодание и т. д.) начинается острый период энцефалопатии, который длится 3—4 недели. Именно в остром периоде необходима активная лекарственная терапия, которая способна серьезным образом повлиять на исход болезни. Далее следует т. н. восстановительный период, когда эффективность фармакологических средств очень невелика и акцент делается на принципиально другие методы помощи — массаж, физиопроцедуры и т. п.
Несложно заключить, что визиты в детскую поликлинику никогда не происходят в остром периоде болезни, так что даже при серьезных неврологических проблемах лечение лекарствами в большинстве случаев не нужно и бесперспективно. Что уж говорить про болезни несерьезные или про неболезни в принципе…
И в этом аспекте неопределенное, умно-ученое, но ничего не требующее и ни к чему не обязывающее понятие «перинатальная энцефалопатия» представляет собой конкретное зло. Именно зло, поскольку сплошь и рядом инициирует действия и явления совершенно ненужные, иногда опасные — эксперименты с лекарствами, ограничения нормального образа жизни, хождения по медицинским учреждениям, материальные потери, эмоциональные стрессы.
Искоренить это зло практически невозможно. Можно лишь изменить к нему отношение. Изменить отношение и понять самое-самое главное: перинатальная энцефалопатия — это не повод спасаться и грустить. Ведь если у вашего малыша обнаружили перинатальную энцефалопатию, так это значит, что нет у него серьезных, конкретных и опасных болезней. Это временно, это мелочи, это само пройдет, образуется, перерастется.
И это повод улыбнуться и потерпеть.

Вы можете обсудить статью на форуме.


1 Именно таким интервалом характеризует перинатальный период Энциклопедический словарь медицинских терминов (1983 г). В то же время учебник «Основы перинатологии» (2002 г) отсчитывает перинатальный период с 22-х недель.

автор Комаровский Е.О.
опубликовано 24/09/2007 17:40
обновлено 27/09/2016
— Болезни и лечение

Определение, побочные эффекты и лекарства

Что такое постконтактная профилактика?

Постконтактная профилактика (ПКП) — это лекарство, которое вы принимаете после контакта с ВИЧ, вирусом, вызывающим СПИД, для снижения вероятности заражения.

Вы должны начать ПКП в течение 72 часов (3 дней) после контакта с ВИЧ. Чем раньше вы его начнете, тем лучше. Если вы начнете его через 3 или более дней после воздействия, эффект от него будет практически нулевым.

ПКП может снизить риск заражения ВИЧ на 80%, если вы принимаете его в соответствии с предписаниями врача.

Кому может понадобиться PEP?

ПКП может помочь:

  • Люди, которые думают, что могли заразиться ВИЧ во время полового акта
  • Люди, подвергшиеся сексуальному насилию
  • Потребители наркотиков, которые недавно пользовались общими иглами или другими связанными предметами
  • Медицинские работники, которые думают, что они Вы подвергались риску заражения ВИЧ на работе

Если вы считаете, что подверглись риску заражения ВИЧ, обратитесь в больницу или обратитесь к врачу как можно скорее. Они могут помочь вам выяснить, нужна ли вам ПКП.

Как работает ПКП?

Те же препараты, которые лечат ВИЧ, могут бороться с вирусом, когда он пытается заразить вас. Эти препараты называются антиретровирусными.

ПКП представляет собой комбинацию трех препаратов. Вы принимаете их один или два раза в день в течение 28 дней:

  • Для взрослых CDC рекомендует тенофовир, эмтрицитабин (эти два препарата входят в одну таблетку) и третий препарат, либо ралтегравир, либо долутегравир.
  • Женщины на ранних сроках беременности, ведущие половую жизнь и могущие забеременеть во время ПКП, или подвергшиеся сексуальному насилию без противозачаточных средств, должны принимать ралтегравир, а не долутегравир из-за риска врожденных дефектов.
  • Дети в возрасте 2 лет и старше, нуждающиеся в ПКП, обычно получают одни и те же препараты в разных дозах.

Ваш врач возьмет у вас образец крови, когда вы начнете ПКП, и, возможно, захочет проверить его на наличие других заболеваний, передающихся половым путем. После прохождения ПКП вам потребуются тесты на ВИЧ, чтобы убедиться, что вы не заразились вирусом.

Если вы находитесь на ПКП, используйте презервативы во время полового акта, чтобы снизить вероятность повторного контакта с ВИЧ или, если у вас есть вирус, его распространения.

Если ПКП не работает и вы заражаетесь ВИЧ, это может быть связано с тем, что вирус устойчив к некоторым лекарствам.

Побочные эффекты ПКП

Побочные эффекты ПКП включают:

В редких случаях препараты могут вызывать серьезные проблемы со здоровьем, включая проблемы с печенью.

Могу ли я принимать ПКП при каждом незащищенном половом акте?

PEP предназначен только для экстренных случаев. Не используйте его вместо безопасного секса или новых стерильных игл.

Если вы часто подвергаетесь риску заражения ВИЧ, например, из-за нескольких половых партнеров или употребления инъекционных наркотиков, поговорите со своим врачом о доконтактной профилактике (ДКП).Это лекарство, которое вы принимаете каждый день, чтобы ВИЧ не закрепился в вашем теле.

Как я могу оплатить PEP?

Если ваш врач назначил вам ПКП после того, как вы подверглись сексуальному насилию, федеральное управление по делам жертв преступлений может частично или полностью покрыть ваши расходы на медицинское обслуживание.

Если вы работаете в сфере здравоохранения и имели контакт с ВИЧ на работе, ваша медицинская страховка или компенсация работникам, вероятно, покроют расходы на ПКП.

Если ваш врач назначает вам ПКП по другой причине, а у вас нет страховки или вы не можете получить страховое покрытие, возможно, вы сможете получить лекарства бесплатно у компаний, которые их производят.От вашего имени может подать заявление врачебный кабинет или больница.

Постконтактная профилактика | HIV.gov

Что такое ПКП?

ПКП, или постконтактная профилактика, представляет собой краткий курс лечения ВИЧ-инфекцией, принимаемый вскоре после возможного контакта с ВИЧ, чтобы предотвратить распространение вируса в организме.

Вы должны начать его в течение 72 часов (3 дней) после возможного контакта с ВИЧ, иначе он не сработает. Каждый час на счету!

ПКП следует использовать только в чрезвычайных ситуациях. Он не предназначен для регулярного использования людьми, которые могут часто подвергаться риску заражения ВИЧ.

Как узнать, нужна ли вам ПКП?

ПКП может подойти вам, если вы не инфицированы ВИЧ или не знаете свой ВИЧ-статус, и считаете, что могли подвергаться риску заражения ВИЧ в течение последних 72 часов:

  • Во время секса (например, у вас был разрыв презерватива с партнером с неизвестным ВИЧ-статусом или с партнером с ВИЧ, у которого вирус не подавлен)
  • Через общие иглы, шприцы или другое оборудование, используемое для инъекций наркотиков, или
  • Через сексуальное насилие

Обратитесь в свое медицинское учреждение немедленно обратиться к врачу или немедленно обратиться в отделение неотложной помощи или клинику неотложной помощи.

Ваш лечащий врач или врач отделения неотложной помощи осмотрит вас, поможет решить, подходит ли вам ПКП, и поработает с вами, чтобы определить, какие лекарства принимать для ПКП.

Кроме того, если вы медицинский работник, вам могут назначить ПКП после возможного контакта с ВИЧ на работе, например, в результате укола иглой.

Как долго вам нужно принимать ПКП?

Если вам назначена ПКП, вам нужно будет принимать лекарства от ВИЧ каждый день в течение 28 дней.

Вам также нужно будет вернуться к своему поставщику медицинских услуг в определенное время во время прохождения ПКП и после того, как вы закончите сдавать его для тестирования на ВИЧ и других тестов.

Насколько хорошо работает ПКП?

ПКП эффективен для предотвращения заражения ВИЧ при правильном приеме, но не на 100%. Чем раньше вы начнете ПКП после возможного контакта с ВИЧ, тем лучше.

Во время ПКП важно использовать другие методы профилактики ВИЧ, такие как правильное использование презервативов при каждом половом акте и использование только новых стерильных игл и приспособлений при инъекциях наркотиков

Вызывает ли ПКП побочные эффекты?

ПКП безопасна, но лекарства от ВИЧ, используемые для ПКП, могут вызывать у некоторых людей побочные эффекты, такие как тошнота.Почти во всех случаях эти побочные эффекты можно лечить, и они не опасны для жизни.

Если вы принимаете ПКП, сообщите своему поставщику медицинских услуг, если у вас есть какой-либо побочный эффект, который вас беспокоит или который не проходит.

Лекарства для ПКП могут также взаимодействовать с другими лекарствами, которые принимает человек (так называемое лекарственное взаимодействие). По этой причине важно сообщить своему лечащему врачу о любых других лекарствах, которые вы принимаете.

Можно ли принимать ПКП каждый раз при потенциальном контакте с ВИЧ?

№ПКП следует использовать только в экстренных ситуациях. Он не предназначен для замены регулярного использования других методов профилактики ВИЧ. Если вы чувствуете, что можете часто подвергаться риску заражения ВИЧ, поговорите со своим лечащим врачом о PrEP (доконтактной профилактике).

Можете ли вы получить помощь в оплате PEP?

  • Если вам назначена ПКП после сексуального насилия — Вы можете претендовать на частичное или полное возмещение расходов на лекарства и медицинское обслуживание через Управление по делам жертв преступлений, финансируемое США.S. Министерство юстиции (см. контактную информацию для каждого штата).
  • Если вам назначена ПКП по другой причине, и вы не можете получить страховое покрытие (Medicaid, Medicare, частное или по страховке от работодателя) производители. Во многих случаях эти запросы могут быть обработаны в срочном порядке, чтобы избежать задержки с получением лекарств.
  • Если вы являетесь работником здравоохранения, который подвергся риску заражения ВИЧ на работе —Ваша медицинская страховка на рабочем месте или компенсация работникам обычно покрывают расходы на ПКП.

ВИЧ: ДКП и ПКП

Что такое ДКП и ПКП?

ДКП и ПКП – это препараты для профилактики ВИЧ. Каждый тип используется в разных ситуациях:

  • PrEP означает доконтактную профилактику. Он предназначен для людей, у которых еще нет ВИЧ, но которые подвержены очень высокому риску его заражения. PrEP — это ежедневное лекарство, которое может снизить этот риск. С помощью PrEP, если вы подвергаетесь риску заражения ВИЧ, лекарство может предотвратить закрепление и распространение ВИЧ по всему телу.
  • PEP означает постконтактную профилактику. ПКП предназначена для людей, которые, возможно, подвергались риску заражения ВИЧ. Это только для экстренных ситуаций. ПКП необходимо начинать в течение 72 часов после возможного контакта с ВИЧ.

ДКП (доконтактная профилактика)

Кому следует рассмотреть возможность приема PrEP?

PrEP предназначен для людей без ВИЧ, которые подвержены очень высокому риску заражения. В том числе:

Мужчины-геи/бисексуалы, которые :

  • Имеют ВИЧ-позитивного партнера
  • Иметь несколько партнеров, партнер с несколькими партнерами или партнер, чей ВИЧ-статус неизвестен и

Гетеросексуальные мужчины и женщины, которые :

  • имеют ВИЧ-позитивного партнера
  • Иметь несколько партнеров, партнер с несколькими партнерами или партнер, чей ВИЧ-статус неизвестен и
    • Не всегда пользуйтесь презервативом при сексе с людьми, употребляющими инъекционные наркотики ИЛИ
    • Не всегда используйте презерватив при сексе с бисексуальными мужчинами

Потребители инъекционных наркотиков и :

  • Совместное использование игл или другого инструментария для инъекционных наркотиков ИЛИ
  • Подвержены риску заражения ВИЧ половым путем

Если у вас есть ВИЧ-положительный партнер, который планирует забеременеть, поговорите со своим лечащим врачом о ДКП.Его прием может помочь защитить вас и вашего ребенка от заражения ВИЧ, когда вы пытаетесь забеременеть, во время беременности или кормления грудью.

Насколько хорошо работает ДКП?

PrEP очень эффективен, если принимать его каждый день. Он снижает риск заражения ВИЧ половым путем более чем на 90%. У людей, употребляющих инъекционные наркотики, он снижает риск заражения ВИЧ более чем на 70%. PrEP гораздо менее эффективен, если вы не принимаете его постоянно.

PrEP не защищает от других ЗППП, поэтому вам все равно следует использовать латексные презервативы каждый раз, когда вы занимаетесь сексом.Если у вас или вашего партнера аллергия на латекс, вы можете использовать полиуретановые презервативы.

Вы должны проходить тест на ВИЧ каждые 3 месяца во время приема PrEP, поэтому вы будете регулярно посещать врача для последующего наблюдения. Если у вас возникают проблемы с ежедневным приемом PrEP или если вы хотите прекратить прием PrEP, поговорите со своим лечащим врачом.

Вызывает ли ДКП побочные эффекты?

У некоторых людей, принимающих PrEP, могут быть побочные эффекты, такие как тошнота. Побочные эффекты обычно несерьезны и часто проходят со временем.Если вы принимаете PrEP, сообщите своему лечащему врачу, если у вас есть побочный эффект, который вас беспокоит или который не проходит.

ПКП (постконтактная профилактика)

Кому следует рассмотреть возможность применения ПКП?

Если вы не инфицированы ВИЧ и считаете, что могли недавно заразиться ВИЧ, немедленно свяжитесь со своим лечащим врачом или обратитесь в отделение неотложной помощи.

Вам может быть назначена ПКП, если вы ВИЧ-отрицательны или не знаете свой ВИЧ-статус, и в течение последних 72 часов вы:

  • Думаете, что могли заразиться ВИЧ во время секса,
  • Общие иглы или оборудование для приготовления наркотиков, ИЛИ
  • подверглись сексуальному насилию

Ваш лечащий врач или врач отделения неотложной помощи поможет решить, подходит ли вам ПКП.

ПКП также может быть назначен медицинскому работнику после возможного контакта с ВИЧ на работе, например, в результате укола иглой.

Когда мне следует начинать ПКП и как долго мне нужно его принимать?

ПКП необходимо начать в течение 72 часов (3 дней) после возможного контакта с ВИЧ. Чем раньше вы начнете, тем лучше; каждый час на счету.

Вам необходимо принимать препараты ПКП каждый день в течение 28 дней. Вам нужно будет посещать своего лечащего врача в определенное время во время и после прохождения PEP, чтобы вы могли пройти скрининговый тест на ВИЧ и другие тесты.

Вызывает ли ПКП побочные эффекты?

У некоторых людей, принимающих ПКП, могут быть побочные эффекты, такие как тошнота. Побочные эффекты обычно несерьезны и часто проходят со временем. Если вы принимаете ПКП, сообщите своему врачу, если у вас есть побочный эффект, который вас беспокоит или который не проходит.

Лекарства

PEP могут также взаимодействовать с другими лекарствами, которые принимает человек (так называемое лекарственное взаимодействие). Поэтому важно сообщить своему лечащему врачу о любых других лекарствах, которые вы принимаете.

Могу ли я принимать ПКП при каждом незащищенном половом акте?

PEP предназначен только для чрезвычайных ситуаций. Это не правильный выбор для людей, которые могут часто подвергаться риску заражения ВИЧ, например, если вы часто занимаетесь сексом без презерватива с ВИЧ-позитивным партнером. В этом случае вам следует поговорить со своим лечащим врачом о том, подходит ли вам ДКП (доконтактная профилактика).

Внедрение постконтактной профилактики ВИЧ для детей, подвергшихся сексуальному насилию, в Малави

Постконтактная профилактика ВИЧ (ПКП) — это форма вторичной профилактики ВИЧ, которая используется для снижения риска передачи ВИЧ.Он хорошо зарекомендовал себя в качестве лечения профессионального заражения ВИЧ-инфекцией, когда медицинские работники подвергаются воздействию ВИЧ в результате своей работы. 1, 2 Было показано, что в таких условиях риск передачи снижается на 81%. 3

ПКП ВИЧ все чаще назначают в непрофессиональных условиях. 4 К ним относятся сексуальное насилие, незащищенный секс по обоюдному согласию, употребление инъекционных наркотиков и травмы от укола иглой или острым предметом у лиц, не являющихся медицинскими работниками.Рекомендации по ПКП, не связанным с профессиональной деятельностью, доступны как в Европе, так и в США. 1, 5– 7

Уровень передачи ВИЧ-инфекции после однократного полового акта между двумя взрослыми людьми по обоюдному согласию низок и оценивается в 0,01–0,2%. 8 Однако при сексуальном насилии над детьми из-за увеличения числа случаев насилия и травм, незрелого тонкого вагинального эпителия и эктопии шейки матки риск передачи, вероятно, намного выше. 9

В странах Африки, где распространенность ВИЧ-инфекции среди населения высока, риск передачи ВИЧ-инфекции в результате сексуального насилия над детьми, вероятно, будет еще больше возрастать. Хотя данные о фактическом риске получить сложно, несколько исследований предлагают информацию. В Того у одного ребенка из 33 лет, обследованного на инфекции, передающиеся половым путем (ИППП) после сексуального насилия, был обнаружен ВИЧ. 10 Согласно исследованию, проведенному в Нигерии, 4,3% детей со СПИДом заразились ВИЧ в результате сексуального насилия. 11 В Камеруне вызывающие тревогу 24 из 71 жертвы сексуального насилия над детьми (37,5%) заразились ВИЧ вторично в результате насилия. 12

В связи с увеличением числа детей, подвергшихся сексуальному насилию, поступивших в наше отделение за последние три года, и обеспокоенностью по поводу риска передачи ВИЧ-инфекции в условиях высокой распространенности, мы почувствовали реальную и неотложную необходимость улучшить уход за этими детьми. введением ПКП ВИЧ.

Здесь мы анализируем наш опыт и результаты педиатрического отделения неотложной помощи в Малави после 12-месячного периода регулярного предложения ПКП ВИЧ всем подходящим детям после сексуального насилия над детьми, чтобы потенциально предотвратить заражение ВИЧ-инфекцией с использованием местного протокола.

МЕТОДЫ

Настройка

Малави — страна в центрально-южной части Африки с населением 12 миллионов человек. Распространенность ВИЧ-инфекции среди взрослых (15–49 лет) составляет 14,4%. 13 В Национальном руководстве Малави по антиретровирусной терапии упоминается использование ПКП при сексуальных домогательствах, но не задокументирован конкретный протокол лечения, и он не применялся. 14

Блантайр — крупный городской центр на юге страны с населением 650 000 человек, из которых 44% — дети младше 14 лет.Центральная больница королевы Елизаветы (QECH) в Блантайре — специализированная больница третичного уровня в южном регионе Малави. Детское отделение неотложной помощи принимает 75 000 детей в год.

В QECH уход за жертвами сексуального насилия над детьми осуществляется под руководством консультантов. Во время каждой оценки собираются демографические данные вместе с деталями и временем нападения. Собирается полный анамнез и проводится полное обследование. С января 2002 года результаты документируются в стандартной форме клинической оценки (Приложение 1; см. веб-сайт ADC : www.archdischild.com/дополнение).

До 2004 года единственными возможными вариантами для детей, ставших жертвами CSA, с учетом имеющихся ресурсов, было лечение антибиотиками для профилактики бактериальных ИППП и предложение записаться на прием для тестирования на ВИЧ через три месяца после нападения. Немногие из этих детей вернулись для тестирования, и никаких официальных данных не было собрано.

Методы

С 1 января 2004 года каждый ребенок, у которого в анамнезе были предполагаемые случаи сексуального насилия, оценивался на соответствие требованиям для ПКП в соответствии с письменным протоколом (Приложение 2; см. веб-сайт ADC : www.archdischild.com/дополнение). Ребенок считался подходящим, если его или ее видели менее чем через 72 часа после жестокого обращения, он не подвергался насилию ранее в течение предшествующих шести месяцев и имелись физические доказательства сексуального проникновения. Кроме того, мы спросили, известен ли ВИЧ-статус нападавшего или можно ли его установить.

Если ребенок имел право на ПКП, опекун (и ребенок, если он или она обладал достаточным пониманием и зрелостью) консультировался и выполнялся тест на ВИЧ (с использованием экспресс-теста Define HIV-1/2, Abbot Laboratories, США).Если ребенок не был ВИЧ-инфицирован, предлагалась и немедленно начиналась ПКП.

Если у ребенка обнаруживали ВИЧ-инфекцию, опекун консультировался с ним и ребенка направляли в соответствующую педиатрическую клинику.

Антиретровирусная терапия (АРТ), используемая для ПКП, представляла собой зидовудин и ламивудин, назначаемые в течение 28 дней (дозы в Приложении 2; см. ADC , веб-сайт: www.archdischild.com/supplemental).

Ребенок, начавший ПКП ВИЧ, был осмотрен в возрасте одного месяца для оценки приверженности лечению, любых побочных эффектов АРТ и выявления любых других физических, социальных или эмоциональных проблем.Ребенка снова осмотрели через три и шесть месяцев после нападения для повторного тестирования на ВИЧ.

Если ребенок не подходил для ПКП на ВИЧ, назначался прием на три месяца для повторного теста на ВИЧ и осмотра ребенка.

В соответствии с действующими правилами одобрение местного комитета по этике не считалось необходимым, поскольку это лечение признано стандартной практикой в ​​условиях, богатых ресурсами, после известного или высокого риска заражения ВИЧ.

РЕЗУЛЬТАТЫ

В 2004 г. число детей, поступивших в наше отделение после предполагаемого CSA, составило 64 человека.Преступником был член семьи в шести случаях (9,4%), известное лицо (сосед, домработница, учитель) в 40 случаях (62,5%) и неизвестное лицо в 17 (28,1%). Одна жертва была мужчиной и 63 женщины. Средний возраст составил 83 месяца (от 22 до 180 месяцев).

Из 64 осмотренных детей у 44 (68,8%) были физические признаки сексуального насилия с проникновением. Одиннадцать детей (17,2%) обратились за медицинской помощью более чем через 72 часа после жестокого обращения. Пятнадцать детей (23,4%) ранее подвергались насилию в течение предшествующих шести месяцев.Ни в одном случае не был известен ВИЧ-статус нападавшего и не было возможности найти человека. Таким образом, 18 детей (28,2%) считались подходящими для ПКП. Ни одна из семей не отказалась от тестирования на ВИЧ. При первичном тестировании у одного ребенка был обнаружен ВИЧ-инфицированный. Остальным 17 (26,6%) была предложена ПКП ВИЧ, и все они согласились на лечение. Дети, начавшие ПКП, проявляли себя в среднем через 25 часов (от 8 до 68 часов) после нападения.

Из 17 детей, начавших ПКП ВИЧ, 11 (64.7%) вернулись на рассмотрение после одного месяца лечения. Ни у одного из детей не было побочных эффектов от АРВТ. Ни у кого не было признаков ИППП. Семь из 17 (41,2%) и двое из 15 (13,3%) вернулись на трех- и шестимесячные контракты соответственно. Ни у кого не было сероконверсии.

Детям, не имеющим права на ПКП на ВИЧ, было предложено записаться на прием через три месяца для осмотра ребенка и повторного тестирования на ВИЧ. Из 46 детей только трое были представлены для рассмотрения, и ни у одного из них не было сероконверсии.

ОБСУЖДЕНИЕ

Количество детей, поступивших в наше отделение, скорее всего, составляет небольшую долю от общего числа жертв сексуального насилия. В дополнение к проблемам с выявлением случаев, с которыми сталкиваются в других местах, в Малави семьи редко обращаются за медицинской помощью в первую очередь, если нет признаков серьезной травмы. Большинство сначала обращаются в полицию, а оттуда направляются в больницу для медицинского заключения. Следовательно, если семья не сообщит в полицию, вряд ли они обратятся за медицинской помощью.

Мы выявили значительное количество детей, которые неоднократно подвергались жестокому обращению в течение определенного периода времени. Эти дети не подходили для ПКП из-за возможности того, что ребенок уже заразился ВИЧ и находился в «периоде окна» до сероконверсии.

В идеале ПКП следует начинать как можно раньше после контакта с ВИЧ и обязательно в течение 72 часов. К сожалению, большое количество детей было исключено из ПКП из-за задержки в поступлении.Причин задержки несколько. Ребенок может не сразу сообщить о нападении, семья может не поверить ребенку или решить не обращаться за медицинской помощью в срочном порядке, транспортировка может быть проблематичной, а юридическое уведомление обычно имеет приоритет над медицинским обследованием.

Мы признаем, что, исключая детей без физических признаков жестокого обращения, мы исключаем детей, подвергшихся жестокому обращению, поскольку считается, что половое проникновение может происходить без признаков физического осмотра.Однако если травма не получена, риск заражения ВИЧ в результате одного эпизода сексуального насилия значительно снижается. Поэтому в этой конкретной ситуации мы чувствовали, что риски лечения перевешивают преимущества.

В британском «Национальном руководстве по ведению инфекций, передающихся половым путем, у детей и молодежи» говорится, что «неадекватная информация о рисках и преимуществах ПКП для ВИЧ после жестокого обращения или нападения на молодых людей делает рутинные рекомендации невозможными». 15 Детская ассоциация ВИЧ Великобритании и Ирландии (CHIVA) классифицирует сексуальное насилие над детьми как «умеренный риск» заражения ВИЧ и поэтому заявляет, что риск ПКП, вероятно, перевешивает преимущества. 16

Однако в условиях высокой распространенности ВИЧ, таких как Малави, мы считаем, что следует сделать предположение, что нападавший инфицирован ВИЧ, если только это не известно. Мы считаем, что все дети, подвергшиеся сексуальному насилию, должны быть проверены на предмет пригодности для ПКП ВИЧ, и, если нет противопоказаний, это должно быть предложено в обычном порядке.Эта практика рекомендуется в Южной Африке, стране с меньшими ресурсами, чем Малави, но с высоким уровнем сексуального насилия и ВИЧ-инфекции. 17

Мы обнаружили, что, обсудив возможность контакта с ВИЧ во время поступления, возможность провести немедленный тест на ВИЧ и инициировать ПКП на ВИЧ для подходящих детей на начальной консультации оказалась очень эффективной. Этот скоординированный подход означал, что не было необходимости обращаться к другим отделам или сотрудникам, и было меньше шансов, что ребенок упустит возможность доступа к ПКП.

Хотя частота повторных обращений в течение одного месяца была приемлемой, последующая частота повторных обращений была низкой. Это было обнаружено в других исследованиях. 18, 19 Причины многочисленны и сложны и могут быть связаны с опекунами или детьми. Проблемы лиц, осуществляющих уход, могут включать непонимание необходимости последующего наблюдения или бедность и проблемы с доступом к медицинской помощи. Причины невозвращения, связанные с ребенком, могут включать побочные реакции на лекарства или травматические ассоциации после нападения.

Что уже известно по этой теме
  • В дополнение к признанным последствиям КАС, в районах с высокой распространенностью ВИЧ существует риск передачи ВИЧ-инфекции ребенку

  • ПКП ВИЧ может предотвратить передачу ВИЧ-инфекции, но данные о его применении у детей, подвергшихся сексуальному насилию, в условиях ограниченных ресурсов и высокой распространенности ВИЧ ограничены

Тесты для мониторинга побочных эффектов АРВТ обычно не доступны в нашей больнице.Однако ни один из детей, получавших АРТ, не сообщил о каких-либо симптомах побочных эффектов. В других исследованиях сообщается о высокой частоте прекращения приема лекарств из-за побочных эффектов. 19– 21 Мы следовали национальным рекомендациям Малави 14 , используя схему лечения двумя препаратами без ингибитора протеазы, и поэтому ожидали меньше побочных эффектов.

Для детей, не подходящих для ПКП ВИЧ, уровень возврата был очень низким, как и для детей, подвергшихся сексуальному насилию до введения лечения ПКП.Причины неясны, но могут включать страх сероконверсии. Из-за низкого уровня возврата невозможно прокомментировать риск сероконверсии без ПКП ВИЧ.

Мы стремимся, чтобы наши услуги для детей, подвергшихся жестокому обращению, возглавлялись консультантом. Мы признаем, что это специализированная область педиатрии, которая требует чуткости и опыта. Мы инициировали ПКП ВИЧ в качестве прагматичного подхода к устранению одного трагического осложнения CSA, но это лишь один аспект ведения детей, подвергшихся сексуальному насилию.В идеале эти дети должны получать медицинскую, социальную и психологическую помощь. Однако в Малави нет официальной процедуры защиты детей. Не предусмотрена экстренная контрацепция или психологическая поддержка. Полиция и большая часть медицинского персонала первой линии не обучены работе с жертвами CSA.

После завершения этой политики оценки жертв CSA на соответствие требованиям для ПКП ВИЧ мы сделали наш протокол известным на национальном уровне в Малави. Мы считаем, что это лечение должно быть доступно для всех малавийских детей, подвергшихся сексуальному насилию.Тем не менее, сдерживающим фактором для более широкого предложения ПКП при ВИЧ будет выявление клиницистов, имеющих опыт работы с CSA, способных надлежащим образом обращаться с этими детьми и распознавать часто едва различимые физические признаки жестокого обращения.

Выводы и рекомендации

Сексуальное насилие над детьми затрагивает каждое общество, и число пострадавших детей растет. ПКП при ВИЧ-инфекции является важной частью ухода за детьми, подвергшимися сексуальному насилию, в условиях высокой распространенности, и было доказано, что она безопасна, приемлема и осуществима.Мы рекомендуем регулярно предлагать его всем подходящим детям в качестве возможности предотвращения передачи ВИЧ-инфекции. ПКП при ВИЧ-инфекции после сексуального насилия следует включить в национальные рекомендации в таких странах, как Малави, с высокой распространенностью ВИЧ-инфекции.

Что добавляет это исследование
  • ПКП ВИЧ после сексуального насилия над детьми является приемлемым, безопасным и выполнимым в наших условиях

  • Рекомендуется включение ПКП ВИЧ в национальные руководства в районах с высокой распространенностью ВИЧ

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить доктора Джоан Робсон (педиатр-консультант, Детская больница Олдер Хей, Ливерпуль), которая разработала форму клинической оценки для детей с предполагаемым CSA.Мы также хотели бы поблагодарить MSF-Thyolo за предоставление АРТ до тех пор, пока не появились запасы в больничной аптеке.

ССЫЛКИ

  1. CDC . Обновленные рекомендации Службы общественного здравоохранения США по управлению профессиональными контактами с ВГВ, ВГС и ВИЧ, а также рекомендации по постконтактной профилактике. MMWR2001; 50 (RR-11): 1–42.

  2. Cardo DM , Culver DH, Ciesielski CA, et al. Исследование случай-контроль сероконверсии ВИЧ у медицинских работников после чрескожного воздействия. Группа по надзору за иглами Центра контроля и профилактики заболеваний. N Engl J Med1997;337:1485–90.

  3. Giele CM , Maw R, Carne CA, и др. Британская кооперативная клиническая группа Медицинского общества по изучению венерических болезней. Постконтактная профилактика непрофессионального контакта с ВИЧ: текущая клиническая практика и мнения в Великобритании, Sex Transm Inf2002;78:130–2.

  4. Havens PL , Комитет по СПИДу у детей. Постэкспозиционная профилактика у детей и подростков при непрофессиональном контакте с вирусом иммунодефицита человека. Педиатрия 2003;111:1475–89.

  5. Алмеда Дж. , Касабона Дж., Саймон Б., и др. Предлагаемые рекомендации по ведению постконтактной профилактики ВИЧ после полового контакта, употребления инъекционных наркотиков или других контактов в Европе.Евронадзор, 2004; 9:35–40.

  6. Серый RH , Wawer MJ, Brookmeyer R, и др. Вероятность передачи ВИЧ-1 при половом акте в моногамных, гетеросексуальных, дискордантных по ВИЧ-1 парах в Ракаи, Уганда. Ланцет 2001; 357: 1149–53.

  7. Gutman LT , Herman-Giddens ME, McKinney RE Jr. Синдром приобретенного иммунодефицита у детей.Препятствия к признанию роли сексуального насилия над детьми. Am J Dis Child1993;147:775–80.

  8. Pitche P , Kombate K, Gbadoe AD, и др. Заболевания, передающиеся половым путем, у детей раннего возраста в Ломе (Того). Роль сексуального насилия. Arch Pediatr2001;8:25–31.

  9. Ангио И.А. , Окпех Э.С., Она Дж. Детский отдел СПИДа в Джосе, Нигерия. Западная Африка J Med1998;17:268–72.

  10. Menick DM , Ngoh F. Серораспространенность ВИЧ-инфекции среди детей, подвергшихся сексуальному насилию, в Камеруне. Мед Троп2003;63:155–8.

  11. Национальная комиссия по СПИДу . Национальная оценка ВИЧ/СПИДа в Малави в 2003 г. Лилонгве, Малави, 2003 г.

  12. Министерство здравоохранения, Малави . Лечение СПИДа: Руководство по применению антиретровирусной терапии в Малави, 1-е изд.Октябрь 2003 г.

  13. Томас А. , Форстер Г., Робинсон А., и др. Национальное руководство по лечению инфекций, передающихся половым путем, у детей и молодежи. Arch Dis Child2003; 88: 303–11.

  14. Кистнер У . Изнасилование и постконтактная профилактика в Южной Африке: обзор, 2003 г. Центр развития, исследований и оценки СПИДа (CADRE), Южная Африка.

  15. Wiebe ER , Comay SE, McGregor M, и др. Профилактика ВИЧ для лиц, подвергшихся сексуальному насилию: 16 месяцев опыта работы в службе по борьбе с сексуальным насилием. CMAJ2000;162:641–5.

  16. Бабл FE , Cooper ER, Damon B, и др. Постконтактная профилактика ВИЧ у детей и подростков. Am J Emerg Med2000;18:282–7.

  17. Кан Дж.О. , Мартин Дж.Н., Роланд М.Е., и др. Осуществимость постконтактной профилактики (ПКП) инфекции, вызванной вирусом иммунодефицита человека, после воздействия половых или инъекционных наркотиков: исследование ПКП в Сан-Франциско. J Infect Dis2001;183:707–14.

  18. Конечность S , Каусар М., Форстер Г.Э. Постконтактная профилактика ВИЧ после сексуального насилия: опыт службы по борьбе с сексуальным насилием в Лондоне. Int J STD AIDS2002;13:602–5.

Профилактика передачи ВИЧ от матери ребенку (ППМР)

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

  • Программы профилактики передачи ВИЧ от матери ребенку (ППМР) предлагают ряд услуг для женщин репродуктивного возраста, живущих с ВИЧ или подверженных риску заражения, для поддержания их здоровья и предотвращения заражения ВИЧ их младенцев.
  • Услуги по ППМР следует предлагать до зачатия и во время беременности, родов и грудного вскармливания.
  • Услуги ППМР должны включать раннюю диагностику младенцев в возрасте от четырех до шести недель после рождения, тестирование в возрасте 18 месяцев и/или по окончании грудного вскармливания, а также как можно более раннее начало АРТ для младенцев, контактировавших с ВИЧ, для предотвращения заражения ВИЧ.
  • Удержание женщин и младенцев в программах ППМР после родов является сложной задачей. В некоторых странах в настоящее время больше случаев инфицирования младенцев происходит в послеродовой период из-за грудного вскармливания, а не из-за беременности или родов из-за большого числа женщин, покидающих опеку.
  • Благодаря программам ППМР в период с 2010 по 2018 год было предотвращено около 1,4 миллиона случаев заражения ВИЧ среди детей.

Изучите эту страницу, чтобы узнать больше о руководящих принципах ВОЗ по ППМР, глобальных целях ППМР, прогрессе в профилактике передачи инфекции от матери ребенку, препятствиях на пути внедрения программ ППМР и будущем программ ППМР.

ВИЧ может передаваться от ВИЧ-позитивной женщины ее ребенку во время беременности, родов и грудного вскармливания.Передача от матери ребенку (ПМР), также известная как «вертикальная передача», является причиной подавляющего большинства инфекций у детей (0–14 лет).

Без лечения, если беременная женщина живет с ВИЧ, вероятность передачи вируса от матери к ребенку составляет от 15% до 45%. Однако антиретровирусное лечение (АРТ) и другие вмешательства могут снизить этот риск до уровня ниже 5%.

Программы ППМР предоставляют ряд услуг женщинам и младенцам. К ним относятся профилактика ВИЧ-инфекции среди женщин репродуктивного возраста (15–49 лет), предотвращение нежелательной беременности среди женщин, живущих с ВИЧ, и обеспечение женщин, живущих с ВИЧ, пожизненной АРТ для поддержания их здоровья и предотвращения передачи во время беременности, родов и грудного вскармливания.

Программы ППМР также поддерживают безопасные роды и надлежащее кормление младенцев, а также проводят вирусологическое тестирование младенцев, контактировавших с ВИЧ, после рождения и в период грудного вскармливания, АРТ для профилактики и эффективного лечения.

В период с 2010 по 2018 год благодаря внедрению услуг ППМР было предотвращено около 1,4 миллиона случаев заражения ВИЧ среди детей.

В 2017 г. 80% беременных женщин, живущих с ВИЧ, получали АРТ, что значительно больше, чем в 2010 г., когда только 51% имели доступ.

Несмотря на этот значительный прогресс, в 2016 году 740 000 женщин репродуктивного возраста стали ВИЧ-положительными. Около 73% этих женщин проживают всего в 23 странах, подавляющее большинство из которых находится в странах Африки к югу от Сахары и классифицируются как страны с высоким приоритетом ППМР. ЮНЭЙДС.

В 2017 году чуть более половины (52%) из 1,8 миллиона детей, живущих с ВИЧ, получали АРТ. Среди тех, кто не имел доступа к эффективному лечению, 110 000 человек умерли от болезней, связанных со СПИДом.

В 2017 году примерно половина из 180 000 детей, недавно инфицированных ВИЧ, заразились во время грудного вскармливания.Особые трудности возникают при поддержании ухода за женщинами, живущими с ВИЧ, и обеспечении эффективной АРТ на протяжении всего периода грудного вскармливания, а также при снижении, выявлении и лечении новых инфекций, возникающих среди женщин во время беременности или кормления грудью. В результате в некоторых странах в настоящее время больше случаев инфицирования младенцев происходит в послеродовой период, чем во время беременности или родов.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) продвигает комплексный подход к программам ППМР, который включает:

  • профилактика новых случаев ВИЧ-инфекции среди женщин репродуктивного возраста
  • предотвращение нежелательной беременности среди женщин, живущих с ВИЧ
  • предотвращение передачи ВИЧ от ВИЧ-инфицированной женщины ее ребенку
  • для предоставления надлежащего лечения, ухода и поддержки матерям, живущим с ВИЧ, их детям и семьям.

Рекомендации для беременных женщин, живущих с ВИЧ

В сентябре 2015 г. ВОЗ выпустила руководство, в котором рекомендуется, чтобы все беременные женщины, живущие с ВИЧ, немедленно получали пожизненное лечение, независимо от количества CD4 (показывающего уровень ВИЧ в организме). Этот подход называется Вариант Б+. К 2015 году реализация Варианта B+ привела к тому, что 91% из 1,1 миллиона женщин, получающих антиретровирусные (АРВ) препараты в рамках услуг по ППМР, получали пожизненную АРТ.

Год спустя ВОЗ выпустила руководство, рекомендующее подход «лечить всех», означающий, что всем людям с диагнозом ВИЧ должно быть предложено немедленное лечение. Это привело к увеличению числа женщин репродуктивного возраста, получающих АРТ, независимо от того, беременны они или нет. Все, кроме двух из 23 стран, которые ЮНЭЙДС считает приоритетными для ППМР, приступили к реализации этих руководящих принципов.

Рекомендации по вскармливанию младенцев для матерей, живущих с ВИЧ

ВОЗ основывает свои рекомендации по вскармливанию младенцев для матерей, живущих с ВИЧ, на сравнительном риске заражения младенцев ВИЧ при грудном вскармливании с повышенным риском смерти младенцев от таких болезней, как недоедание, диарея и пневмония, который увеличивается, если они не находятся на грудном вскармливании.

В 2016 г. ВОЗ выпустила руководящие принципы, в которых рекомендуется, чтобы матери, живущие с ВИЧ, которые проходят лечение и получают полную поддержку в его соблюдении, должны кормить своих детей исключительно грудью в течение первых шести месяцев жизни, а затем вводить соответствующий прикорм, продолжая кормить грудью в течение от 12 месяцев до 24 месяцев или дольше (аналогично общей популяции).

Когда АРВ-препараты не доступны немедленно, руководства ВОЗ по-прежнему рекомендуют матерям исключительно грудное вскармливание в течение первых шести месяцев жизни младенца и продолжать его, если экологические и социальные обстоятельства не являются безопасными и благоприятными для заместительного вскармливания.Это решение должно основываться на международных рекомендациях и учитывать:

  • социально-экономический и культурный контекст групп населения, обслуживаемых службами охраны здоровья матери и ребенка
  • доступность и качество медицинских услуг
  • локальная эпидемиология (какие болезни распространены и кого они поражают), в том числе распространенность ВИЧ среди беременных
  • основные причины недоедания среди матерей и детей, а также младенческой и детской смертности.

Когда маловероятно, что АРВ-препараты будут доступны, например, в экстренных случаях, матерям, живущим с ВИЧ, по-прежнему рекомендуется кормить своих детей грудью, чтобы повысить их шансы на выживание.

Предотвращает ли неопределяемая вирусная нагрузка передачу ВИЧ при грудном вскармливании?

Люди, получающие антиретровирусное лечение и поддерживающие неопределяемую вирусную нагрузку (то есть, когда ВИЧ в организме подавлен до такого низкого уровня, что анализы крови не могут его обнаружить), не подвергаются риску передачи ВИЧ половым партнерам.Это привело к вопросу о том, могут ли женщины, живущие с неопределяемым ВИЧ, кормить грудью, не опасаясь передачи ВИЧ своему ребенку.

Исследования кормящих женщин, живущих с ВИЧ, которые включают данные о вирусной нагрузке, ограничены. Имеющиеся фактические данные указывают на то, что неопределяемая вирусная нагрузка обеспечивает значительную защиту от передачи ВИЧ. Однако были случаи передачи ВИЧ среди кормящих женщин с неопределяемой вирусной нагрузкой.

В настоящее время большинство стран с высоким уровнем дохода рекомендуют женщинам, живущим с ВИЧ, не кормить грудью независимо от того, подавлена ​​ли у них вирусная нагрузка или нет.Это связано с тем, что детские смеси и чистая кипяченая вода широко доступны. Таким образом, любые риски, связанные с грязной водой или недоеданием, были устранены. В странах с низким и средним уровнем дохода этот риск гораздо выше, поэтому рекомендации ВОЗ по вскармливанию младенцев различаются.

Руководство для младенцев, контактировавших с ВИЧ

Если ребенку, подвергшемуся риску заражения ВИЧ, в течение первых 12 недель жизни назначают АРТ, вероятность его смерти от заболевания, связанного со СПИДом, снижается на 75%.

Это одна из причин, по которой ВОЗ рекомендует проводить тестирование младенцев, рожденных от матерей, живущих с ВИЧ, в возрасте от четырех до шести недель.Это часто называют «ранней детской диагностикой».

ВОЗ также рекомендует провести еще один тест на ВИЧ в возрасте 18 месяцев и/или по окончании грудного вскармливания, чтобы поставить окончательный диагноз младенцу. Поскольку в настоящее время пропорционально больше случаев инфицирования младенцев происходит во время грудного вскармливания, эти тесты приобретают все большее значение.

Согласно рекомендациям ВОЗ, всем младенцам с положительным результатом теста на ВИЧ следует немедленно начать лечение. Лечение должно быть связано с курсом АРВ-препаратов матери и будет варьироваться в зависимости от метода вскармливания младенца следующим образом:

  • грудное вскармливание: младенец должен получать невирапин один раз в день с рождения в течение шести недель
  • искусственное вскармливание: младенец должен получать невирапин один раз в день (или зидовудин два раза в день) с рождения в течение четырех-шести недель.

В 2017 году ЮНЭЙДС запустила программу «Начни бесплатно, оставайся свободной, свободна от СПИДа» , также известную как «Суперускоренная программа » и «План действий ». Это основано на успехах, достигнутых в рамках Глобального плана по ликвидации новых случаев ВИЧ-инфекции среди детей к 2015 году и Сохранение жизни их матерей (Глобальный план), который был выпущен в 2011 году, при этом особое внимание уделяется потребностям в профилактике и лечении ВИЧ. детей и подростков.

Начните бесплатно Оставайтесь свободными AIDS Free поддерживает цели, принятые государствами-членами ООН в Политической декларации 2016 года об искоренении СПИДа.Он обязуется исключить передачу от матери ребенку как ВИЧ, так и врожденного сифилиса (сифилис может привести к выкидышу, мертворождению, неонатальным инфекциям и смерти). Поскольку ППМР не на 100% эффективна, элиминация ВИЧ определяется как снижение к 2020 году окончательного коэффициента передачи ВИЧ до 5% или менее среди кормящих женщин и до 2% или менее среди некормящих женщин.

Рамочная программа на 2017 год предназначена для ускорения действий в 23 приоритетных странах: Анголе, Ботсване, Бурунди, Камеруне, Чаде, Кот-д’Ивуаре, Демократической Республике Конго, Эфиопии, Гане, Индии, Индонезии, Кении, Лесото, Малави, Мозамбик, Намибия, Нигерия, Южная Африка, Эсватини, Уганда, Объединенная Республика Танзания, Замбия и Зимбабве.

В 2016 г. в этих странах проживало 87% всех детей и подростков, живущих с ВИЧ в мире. На них также приходится 87% новых случаев ВИЧ-инфекции среди детей и 81% новых случаев ВИЧ-инфекции среди девочек-подростков и молодых женщин (10–24 лет).

Задачи включают сокращение числа новых случаев ВИЧ-инфекции среди детей до уровня менее 40 000 к 2018 г. и менее 20 000 к 2020 г., сокращение числа новых случаев ВИЧ-инфекции среди подростков и молодых женщин (в возрасте 10–24 лет) до менее 100 000 к 2020 г., и предоставление 1.4 миллиона детей и 1 миллион подростков в возрасте 15–19 лет, получающих лечение от ВИЧ к 2020 году. Также существует обязательство обеспечить, чтобы к 2018 году 95% беременных женщин, живущих с ВИЧ, получали пожизненное лечение от ВИЧ, что вряд ли будет достигнуто. встретились.

В настоящее время ряд стран достигли порога элиминации передачи ВИЧ и сифилиса от матери ребенку. Это Беларусь, Куба, Таиланд и Малайзия, Ангилья, Антигуа и Барбуда, Бермуды, Каймановы острова, Монтсеррат и Сент-Китс и Невис.В Армении ликвидирована вертикальная передача ВИЧ, а в Республике Молдова ликвидирована вертикальная передача сифилиса. Как показано ниже, за пределами этих стран прогресс в ключевых областях является неоднозначным.

Профилактика новых случаев заражения ВИЧ среди женщин репродуктивного возраста

В глобальном масштабе число новых случаев инфицирования среди женщин репродуктивного возраста снизилось всего на 2% в период с 2010 по 2015 год и на 6% среди подростков и молодых женщин (от 15 до 24 лет), возрастной группы с особенно высоким риском заражения ВИЧ.За это время 5,2 млн женщин репродуктивного возраста были инфицированы ВИЧ, в том числе 1,1 млн женщин только в ЮАР.

В 2016 году ВИЧ-позитивными стали еще 740 000 женщин репродуктивного возраста, 540 000 из которых проживали в 23 приоритетных странах по ППМР.

Фактические данные выявили цикл ВИЧ-инфекции среди пожилых и молодых людей, который может иметь место во многих условиях с высокой распространенностью: молодые женщины заражаются ВИЧ от взрослых мужчин, затем, когда эти молодые женщины становятся старше, они передают ВИЧ взрослым мужчинам в их группа сверстников, и цикл повторяется.Гендерное неравенство и пагубные гендерные нормы лежат в основе этого цикла. Более низкий доступ к образованию, более низкий уровень экономической независимости и насилие со стороны интимного партнера подрывают способность женщин договариваться о безопасном сексе и сохранять контроль над своим телом.

Многочисленные программы профилактики ВИЧ пытаются остановить этот цикл инфекции. Например, программа SheConquers в Южной Африке началась в 2016 году с целью сокращения числа новых случаев заражения ВИЧ, подростковой беременности и гендерного насилия среди молодых женщин и девочек-подростков, увеличения количества и удержания молодых женщин и девочек-подростков в школе, а также расширения экономических возможностей. для молодых людей, особенно молодых женщин.

Просвещение о ВИЧ и контрацепции также имеет решающее значение. Исследования показывают, что комплексные программы полового просвещения с явным акцентом на гендерные права и динамику гендерной власти в пять раз эффективнее, чем те, которые этого не делают, в снижении уровня ВИЧ и других инфекций, передающихся половым путем (ИППП).

Профилактика нежелательной беременности среди женщин, живущих с ВИЧ

Планирование семьи является одной из наиболее важных мер ППМР. Когда женщинам, живущим с ВИЧ, оказывается поддержка в планировании рождения и нерождения детей, число детей, рождающихся с ВИЧ, снижается.ВИЧ-положительные женщины также подвергаются большему риску смерти от осложнений, связанных с беременностью, чем женщины, не живущие с ВИЧ. По оценкам ВОЗ, в 2015 г. во всем мире 4700 материнских смертей были косвенно вызваны заболеваниями, связанными со СПИДом.

В странах Африки к югу от Сахары самая высокая распространенность ВИЧ в мире и самая высокая неудовлетворенная потребность в противозачаточных средствах: каждая пятая женщина не может планировать или ограничивать беременность.

Исследования показали, что у женщин, живущих с ВИЧ, неудовлетворенные потребности в планировании семьи и услугах по охране репродуктивного здоровья выше, чем у населения в целом, отчасти из-за отсутствия инвестиций в комплексные услуги по планированию семьи и ВИЧ.В 2014 году крупнейшее на сегодняшний день глобальное исследование по вопросам сексуального и репродуктивного здоровья и прав (СРЗП) женщин, живущих с ВИЧ, проводившееся среди женщин, живущих с ВИЧ, показало, что 60% респондентов имели как минимум одну незапланированную беременность и что менее половины из них когда-либо пользовались услугами по планированию семьи.

Интеграция услуг по планированию семьи в услуги по ВИЧ была одним из подходов к тому, чтобы сделать их более доступными для женщин и пар, живущих с ВИЧ, и за последнее десятилетие был достигнут значительный прогресс.В 2017 году систематический обзор фактических данных показал общую интеграцию планирования семьи в программы ухода и лечения ВИЧ с использованием современных методов, включая использование противозачаточных средств и знаний среди женщин, живущих с ВИЧ. Однако было обнаружено, что разница в удовлетворении неудовлетворенных потребностей в планировании семьи была более ограниченной, при этом уровень потребности был чрезвычайно высоким даже на интегрированных объектах.

Профилактика передачи ВИЧ от женщины, живущей с ВИЧ, ее ребенку

С 2010 г. 1.Было предотвращено 4 миллиона случаев инфицирования детей, а число новых детских инфекций снизилось на 48% среди 23 приоритетных стран ЮНЭЙДС.

Однако в 2017 г. 180 000 детей стали ВИЧ-позитивными, подавляющее большинство из них произошло в результате вертикальной передачи.

В том же году АРТ получали 80% беременных женщин, живущих с ВИЧ. По меньшей мере девять из 23 приоритетных стран ЮНЭЙДС достигли или почти достигли целевого показателя охвата 95% беременных женщин, живущих с ВИЧ, пожизненной АРТ, и еще шесть стран, по-видимому, находятся на пути к этому.

Недавние успехи были особенно впечатляющими в восточной и южной частях Африки, где в 2017 г. примерно 93% женщин, живущих с ВИЧ, начали или уже получали АРТ во время беременности. В результате процент детей в регионе, заразившихся ВИЧ от матери, снизился примерно с 18% в 2010 г. до 10% в 2017 г.

Охват АРТ беременных женщин, живущих с ВИЧ, значительно ниже в Западной и Центральной Африке и составляет 48%. В 2017 году каждый пятый ребенок, рожденный от матерей, живущих с ВИЧ в регионе, стал ВИЧ-позитивным во время родов или грудного вскармливания.

Поскольку Нигерия является густонаселенной страной с высокой распространенностью ВИЧ, отсутствие прогресса в этой области вызывает особую озабоченность в Западной и Центральной Африке. Нигерия является одной из четырех стран в мире, где ежегодные случаи заражения среди детей превышают 10 000, остальные — это Мозамбик, Южная Африка и Танзания.

В 2017 году 35% беременных женщин в Нигерии прошли тест на ВИЧ, что меньше, чем в 2015 году, когда это сделали 42%. Из тех женщин, у которых в 2017 году был диагностирован ВИЧ, только 30% получали АРТ.В том же году 36 000 детей стали ВИЧ-инфицированными, и это число растет с 2014 года. Ранняя диагностика младенцев также крайне низка — всего 12%. Для сравнения, в Кот-д’Ивуаре 92% беременных женщин прошли тест на ВИЧ в 2017 г., 70% беременных женщин с диагнозом ВИЧ получали АРТ, а 40% младенцев прошли раннюю диагностику у младенцев.

Только 22% беременных женщин, живущих с ВИЧ, получали АРТ на Ближнем Востоке и в Северной Африке в 2017 г. В 2015 г. почти треть беременных женщин, живущих с ВИЧ, передали вирус своему ребенку, что делает этот регион самым наименьшее количество прогресса.

В 2017 г. примерно три четверти беременных женщин, живущих с ВИЧ, в Латинской Америке и Карибском бассейне получали АРТ, а в Азиатско-Тихоокеанском регионе охват составлял 56%. Однако Индонезия значительно отстает от среднего показателя по региону с охватом всего 13%.

Врожденные дефекты и долутегравир

В мае 2018 года предварительный анализ исследования более 10 000 беременных женщин, живущих с ВИЧ, в Ботсване показал, что долутегравир (DTG), широко используемый АРВ-препарат, может быть связан с серьезными врожденными дефектами.

Результаты были получены в результате четырехлетнего наблюдения Tsepamo за всеми детьми, рожденными женщинами в восьми клиниках Ботсваны, с целью оценки частоты дефектов нервной трубки у младенцев, которые могут вызвать большие отверстия в позвоночнике младенца или предотвратить появление верхней части позвоночника. череп от формирования.

Исходные данные выявили увеличение дефектов нервной трубки у женщин, принимавших DTG во время зачатия, на 0,94%, что в девять раз выше, чем у других АРВ-препаратов. Это побудило ВОЗ выпустить «предупреждение» о потенциальной опасности.

В июле 2018 года исследователи сообщили о дополнительных данных этого исследования, которые предполагают, что риск может быть ниже, чем предполагалось. Затем ВОЗ выпустила руководство, описывающее данные Ботсваны как сигнал о потенциальном риске для безопасности, но рекомендующее, чтобы DTG по-прежнему считался предпочтительным препаратом первого или второго ряда для «всех, живущих с ВИЧ старше шести лет и весом более 15 кг, включая подростки и молодые женщины детородного возраста, пользующиеся постоянными и надежными средствами контрацепции.

В настоящее время исследование Tsepamo было расширено до 18 клиник, которые должны охватить почти 75% всех родов в стране. К марту 2019 года будут доступны данные о 1200 детях, рожденных от матерей, которые начали прием DTG до зачатия, что предоставит больше доказательств по этому вопросу.

Удержание женщин в программах ППМР после родов

Необходимость поддержки большего числа женщин в соблюдении АРТ в период грудного вскармливания становится все более приоритетной задачей программ ППМР.Это связано с тем, что женщины обычно постепенно прекращают прием АРВ-препаратов после родов, что не только ставит под угрозу их здоровье, но и подвергает их ребенка повышенному риску заражения ВИЧ во время грудного вскармливания.

В 2017 г. примерно половина новых случаев инфицирования детей произошла во время грудного вскармливания, а в некоторых странах в настоящее время больше случаев инфицирования младенцев происходит в послеродовой период, чем во время беременности или родов, из-за высокой доли женщин, выходящих из-под опеки. Обзор крупных исследований, проведенных в Кении, Южной Африке, США и Замбии, показал, что 76% беременных женщин придерживались АРВТ во время беременности, но только 53% — после родов.

Исследование, проведенное в Малави, свидетельствует о том, что у женщин, начавших лечение в контексте услуг по ППМР, в пять раз больше шансов выпасть из-под наблюдения по сравнению с теми, кто начал лечение по собственному здоровью.

Интеграция услуг по АРТ для матерей со службами охраны здоровья матери и ребенка является простым и очень эффективным способом удержания матерей под опекой после родов. Например, исследование, проведенное в Южной Африке, показало, что интеграция услуг по послеродовому лечению ВИЧ в службы охраны здоровья матерей, новорожденных и детей заметно улучшила результаты лечения.Около 77% матерей, которым была предложена АРТ в рамках служб охраны здоровья матерей, новорожденных и детей, добились подавления вируса, по сравнению с 56% матерей, которые были направлены в отдельные лечебные службы.

Кроме того, «матери-наставницы» играют важную роль, помогая удерживать матерей под опекой и поддерживая строгое соблюдение режима лечения, особенно после родов. Оценка, проведенная в девяти округах восточной и центральной Уганды, показала, что учреждения, использующие модель наставничества, имеют более высокий уровень удержания в программах помощи при ВИЧ и более высокий уровень использования ранней диагностики младенцев по сравнению с другими службами.Психосоциальное самочувствие матерей, получавших наставническую поддержку, также было лучше.

Предоставление поддержки младенцам, подвергшимся риску заражения ВИЧ

Появляются данные о негативном воздействии на здоровье и развитие младенцев, подвергшихся воздействию ВИЧ, даже если они не становятся ВИЧ-позитивными.

Некоторые исследования выявили более высокие уровни заболеваемости, смертности и задержки роста среди младенцев, подвергшихся воздействию ВИЧ, по сравнению с теми, кто родился от ВИЧ-негативных матерей.Причины этого еще полностью не изучены и могут быть связаны с сосуществующими факторами, такими как недоедание, однако количество исследований растет.

Ранняя диагностика младенцев

ВИЧ-инфицированные младенцы и дети, которые поздно начинают лечение, с большей вероятностью столкнутся с неэффективностью лечения, что подчеркивает необходимость диагностировать ВИЧ как можно раньше.

В 2017 году только 50% младенцев, подвергшихся риску заражения ВИЧ, прошли тестирование к восьминедельному возрасту. Тем не менее, существуют большие различия между странами.

Южная Африка и Эсватини, соответственно, охватили 80% и 78% младенцев ранним диагностическим тестом, но во многих странах остаются значительные пробелы: только девять из 23 приоритетных стран достигли уровня охвата 50% или выше в 2016 г.

Активизируются усилия по выявлению детей, живущих с ВИЧ. Время обработки и фактическое возвращение результатов анализов поставщикам услуг и родителям являются критическими препятствиями для раннего начала лечения. Тестирование в месте оказания медицинской помощи может помочь преодолеть проблемы, связанные с временным промежутком между тестированием и получением результата.Технология Point-of-care позволяет тестировать младенцев на месте и получать результаты в течение нескольких часов. Это означает, что ВИЧ-положительные младенцы могут начать АРТ немедленно, что снижает риск выбывания из-под наблюдения.

Педиатрический фонд по борьбе со СПИДом Элизабет Глейзер (EGPAF), Unitaid и партнеры реализуют четырехлетний проект стоимостью 63 миллиона долларов США по расширению технологий раннего развития в пунктах ухода за детьми в Камеруне, Кот-д’Ивуаре, Кении, Лесото, Мозамбике, Руанде, Эсватини, Замбия и Зимбабве. В период с 2015 по 2019 год EGPAF планирует провести тестирование 250 000 младенцев и выявить 14 600 младенцев, живущих с ВИЧ.Он также предоставит и поделится ценными данными о возможности, полезности и стоимости использования этой технологии.

Тестирование в местах оказания медицинской помощи в Мозамбике

Крупное рандомизированное исследование, проведенное в Мозамбике, показало, что тесты на ВИЧ у младенцев в местах оказания медицинской помощи значительно улучшают удержание в системе оказания медицинской помощи и начало АРТ. Исследование показало, что, несмотря на то, что все результаты, полученные в результате тестирования по месту оказания медицинской помощи, были доступны в медицинском учреждении, 19% результатов тестов, полученных в результате стандартного лабораторного тестирования, не были возвращены в учреждение.

Аналогично, 99,5% результатов по месту оказания медицинской помощи были предоставлены лицам, осуществляющим уход за младенцем, по сравнению с 65% результатов стандартных тестов. Кроме того, только 7,2% результатов стандартных тестов на оказание помощи дошли до лица, осуществляющего уход, в течение двух месяцев после тестирования и только 47,2% в течение шести месяцев после тестирования.

Исследование показало, что у младенцев, получавших тесты по месту оказания медицинской помощи, в семь раз больше шансов начать АРТ в течение двух месяцев, чем у детей, получавших стандартные тесты. В то время как 89,7% младенцев с положительным результатом теста по месту оказания медицинской помощи начали лечение в течение двух месяцев после постановки диагноза, только 12.Начали лечение 8% обследованных по стандартной методике. Через шесть месяцев после тестирования у младенцев в группе наблюдения за больными все еще было примерно в два с половиной раза больше шансов получить лечение, чем у тех, кто тестировался с использованием стандартных методов тестирования.

В отсутствие тестирования по месту оказания медицинской помощи другие подходы оказались эффективными. К ним относятся проведение тестирования на ВИЧ для детей с недоеданием или туберкулезом, скрининг на ВИЧ во время визитов для иммунизации и поощрение взрослых, живущих с ВИЧ, к тестированию своих детей.

Обеспечение лечения и ухода за ВИЧ-позитивными младенцами и детьми

Необходимо срочно ускорить лечение детей, живущих с ВИЧ, в приоритетных странах. В 2017 году во всем мире лечение получали чуть более половины (52%) из 1,8 миллиона детей, живущих с ВИЧ. Это намного ниже целевого показателя в 1,6 миллиона детей, получающих лечение к концу 2018 года, как это было принято в Политической декларации 2016 года об искоренении СПИДа.

Из 23 приоритетных стран в 2016 г. четыре сообщили об охвате лечением детей на уровне 60% и выше (Ботсвана, Кения, Намибия и Эсватини).Охват АРТ среди детей в Западной и Центральной Африке по-прежнему остается низким: шесть из восьми приоритетных стран сообщили об охвате лечением в 2016 г., который был равен или меньше 25%.

Из-за отсутствия лечения в 2017 году от болезней, связанных со СПИДом, умерло 110 000 детей.

Младенцы и дети младшего возраста, инфицированные ВИЧ, подвергаются высокому риску заболевания и смерти. Среди тех, кто заразился во время беременности и/или родов, этот риск исключительно высок, с пиком в возрасте от трех до четырех месяцев.Половина младенцев с ВИЧ-инфекцией умрут в возрасте до двух лет, если не получат лечения.

ПОМОГИТЕ НАМ ПОМОГИТЕ ДРУГИМ

Avert.org помогает предотвратить распространение ВИЧ и улучшить сексуальное здоровье, предоставляя людям достоверную и актуальную информацию.

Мы предоставляем все это БЕСПЛАТНО, но для поддержания работы Avert.org требуются время и деньги.

Можете ли вы поддержать нас и защитить наше будущее?

Каждый вклад помогает, каким бы маленьким он ни был.

Помимо расширения программ ППМР, необходимо преодолеть ряд барьеров, чтобы расширить доступ к этим услугам.

Знание о ВИЧ, ПМР и ППМР

Ряд исследований выявил связь между знаниями о ВИЧ, ПМР и ППМР и обращением за услугами по ППМР. Например, исследование из Того показало, что 92% участников проходят тестирование на ВИЧ, где:

  • 77% беременных женщин согласились с тем, что незащищенный секс увеличивает риск передачи ВИЧ их ребенку
  • 61% признали, что риск передачи ВИЧ их ребенку был выше при смешанном грудном вскармливании, чем при исключительно грудном вскармливании.

Исследование, в котором приняли участие более 10 000 женщин в Танзании, показало, что только 46% респондентов имеют адекватные знания о ПМР и ППМР. Факторами, связанными с наличием адекватных знаний, были хотя бы одна беременность, более высокий уровень образования, более высокий уровень благосостояния домохозяйства, проживание в городской местности, знакомство с информацией о ВИЧ, прохождение теста на ВИЧ или знание того, где можно пройти тестирование на ВИЧ. Женщины, живущие с ВИЧ, имели больше достаточных знаний о ПМР, чем ВИЧ-отрицательные женщины (56% по сравнению с 46%).

И наоборот, другие исследования связывают высокий уровень знаний о ВИЧ, ПМР и ППМР с более низкой приемлемостью ППМР. Одно исследование, проведенное на юго-западе Нигерии, показало, что, хотя 99,8% беременных женщин были осведомлены о ВИЧ и очень хорошо осведомлены о ПМР (92%) и ППМР (91%), 71% негативно относились к ППМР. Это было связано с такими факторами, как стигматизация и дискриминация.

Знание ВИЧ-статуса

Знание ВИЧ-статуса жизненно необходимо для того, чтобы беременные женщины имели доступ к соответствующему лечению и уходу за собой и своими детьми.

Процент беременных женщин, проходящих тестирование на ВИЧ, сильно варьируется в зависимости от страны, при этом многие из 23 приоритетных стран в настоящее время достигают охвата 70% и выше. Однако у других показатели тестирования намного отстают от этого. Например, в Демократической Республике Конго 37% беременных женщин прошли тест на ВИЧ в 2017 году, и аналогичный показатель был отмечен в Нигерии — 35%. В Индонезии менее трети беременных женщин (28%) прошли тест на ВИЧ.

Беременные девочки-подростки и молодые женщины реже, чем беременные женщины более старшего возраста, узнают о своем ВИЧ-статусе до начала дородового наблюдения.

Традиционной моделью тестирования на ВИЧ является добровольное консультирование и тестирование (ДКТ), также известное как метод «opt-in», при котором люди проявляют инициативу, запрашивая тест на ВИЧ. Принимая во внимание, что службы ППМР все чаще применяют стратегию «отказа», также известную как тестирование и консультирование по инициативе врача или поставщика медицинских услуг (PITC), что означает, что женщины должны активно отказываться от тестирования на ВИЧ или отказываться от него после получения информации и консультирования по Это.

Исследование было проведено для определения восприятия отказа от тестирования на ВИЧ среди 500 беременных женщин, посещающих дородовую консультацию родильного дома Адеойо, Ибада, Нигерия.Почти все (97%) респонденты прошли тест на ВИЧ и получили результаты благодаря подходу «opt-out».

Чуть менее половины (48%) назвали больницу первым источником информации о ВИЧ. Однако знания о ВИЧ и ППМР были высокими среди подавляющего большинства женщин (95%), что исследование отчасти объясняет информационным и консультационным сеансом, который все респонденты посетили перед тестированием.

Некоторые женщины, участвовавшие в исследовании, сообщали о тестировании, потому что опасались, что их заподозрят в положительном статусе ВИЧ, если они откажутся.Другие думали, что им может быть отказано в дородовом наблюдении (ДНП), если они откажутся от тестирования. Это ставит под сомнение добровольность стратегии «отказа», поскольку около пятой части участников исследования считают, что их заставили пройти тест на ВИЧ.

Незнание своего ВИЧ-статуса препятствует доступу к услугам ППМР. Момент, когда женщины проходят тестирование на ВИЧ, также может повлиять на их путь через ППМР в случае положительного результата теста. Например, исследование беременных женщин, живущих с ВИЧ, из Камеруна, Кот-д’Ивуара, Южной Африки и Замбии показало, что женщины, у которых до беременности был диагностирован ВИЧ, с большей вероятностью будут соблюдать режим ППМР, чем женщины с положительным результатом теста во время беременности.

Кроме того, данные из ряда африканских стран показывают, что женщины в три раза чаще заражаются ВИЧ во время беременности и кормления грудью, чем в другое время. Несмотря на повышенный риск, многие женщины не проходят повторное тестирование на ВИЧ в это время и могут не знать о необходимости принятия дополнительных мер предосторожности. Это является серьезной проблемой в условиях высокой распространенности ВИЧ.

Путаница по поводу исключительно грудного вскармливания

Существует определенная путаница в отношении наилучшего подхода к грудному вскармливанию для женщин, живущих с ВИЧ.Это может быть связано с тем, что рекомендуемый подход к кормлению зависит от национальных или региональных рекомендаций.

Исследование из Танзании сравнило две больницы, которые предлагали разные варианты вскармливания младенцев. Больница А пропагандировала исключительно грудное вскармливание как единственный вариант вскармливания младенцев, в то время как больница В следовала танзанийским рекомендациям по кормлению младенцев по ППМР, которые поощряют выбор пациента. Женщины в больнице А доверяли данным советам и были уверены в своей способности кормить исключительно грудью, в то время как женщины в больнице Б выражали замешательство и неуверенность в том, как лучше всего кормить своих детей.

Нам дали препараты для защиты ребенка от ВИЧ-инфекции, но также может случиться так, что ребенок уже родился с ВИЧ, а вы кормите его грудью. Опять же, если у него не обнаружат ВИЧ, он может заразиться им в будущем. Поэтому я начинаю думать, что мне следует просто прекратить грудное вскармливание и начать кормить смесью.

– Мать, живущая с ВИЧ, из Лусаки, Замбия

Стигма, дискриминация и ППМР в связи с ВИЧ

В ряде исследований показано, как стигматизация и дискриминация в связи с ВИЧ могут повлиять на решение беременной женщины участвовать в программах ППМР и нарушить приверженность лечению и удержание в системе ухода.

По оценкам, более 50% случаев вертикальной передачи ВИЧ во всем мире можно отнести на счет кумулятивного эффекта стигмы.

Систематический обзор исследований по ППМР в Камеруне, Кот-д’Ивуаре, Эфиопии, Кении, Лесото, Малави, Руанде, Южной Африке, Танзании, Уганде, Замбии, Зимбабве показал, что связанная с ВИЧ стигматизация препятствует доступу к АРВ-препаратам для матерей, живущих с ВИЧ .

Аналогичным образом исследование, проведенное в Йоханнесбурге, Южная Африка, показало, что, хотя влияние стигмы на удержание женщин на любой данной стадии каскада может быть относительно небольшим, кумулятивный эффект может быть значительным.

На индивидуальном уровне психологические трудности после постановки диагноза ВИЧ были обычным явлением среди матерей и препятствовали приему АРВ-препаратов. К ним относятся шок, отрицание болезни, депрессия или страх перед побочными эффектами и пожизненная приверженность лечению. Барьеры на уровне семьи и сообщества, которые чаще всего выявлялись в обзоре, включали стигматизацию, связанную с ВИЧ, и боязнь рассказать об этом партнерам и членам семьи. Эти факторы удерживали женщин от посещения клиник по ВИЧ/ППМР для получения АРВ-препаратов для себя и своих детей, а также от начала или продолжения лечения.Отсутствие поддержки партнеров также было серьезной помехой, и женщины ожидали или испытали на себе негативную реакцию со стороны партнеров, включая насилие и разлуку, после того, как поделились результатами своего теста на ВИЧ.

В исследовании, проведенном с участием 60 аутрич-работников по ППМР в Махараштре, Индия, стигма описывается как постоянная проблема, с которой сталкиваются ВИЧ-положительные беременные и кормящие женщины. Многие боялись рассказать своим мужьям и другим членам семьи, что заставляло их прекращать лечение, потому что они чувствовали себя не в состоянии объяснить, почему они принимают лекарства или могут испытывать побочные эффекты.Стигматизация также означала, что многие беспокоились о том, что их увидят, когда они дают ребенку лекарства, в случае, если это приведет к тому, что их ВИЧ-статус станет известен членам семьи.

В исследовании, проведенном в Англии, участвовали шесть «матерей-наставниц» с шестью матерями, все из которых были инфицированы ВИЧ. Некоторые говорили, что над ними насмехались и называли «грязными», что они оказались в центре сплетен или что их состояние было «заметено под ковер», из-за чего они боялись даже взглянуть на информацию о ВИЧ. Они стремились скрыть свой ВИЧ-статус, чтобы избежать стигматизации, которую они ощущали в общинах африканской диаспоры.

Мои ближайшие родственники… Я не хочу, чтобы [они] говорили: «О, у нее эта штука, она умрет».

— Участник проекта Мать-Наставница, 2016.

Обученная поддержка сверстников со стороны других матерей оказалась эффективным способом решения многих их проблем, включая страхи и чувство изоляции, пробелы в уходе за беременными и эмоциональное благополучие.

Стигма в медицинских учреждениях

Я знаю женщину, живущую с ВИЧ, которая обратилась в [в] дородовую [клинику, и] в момент родов [врач] просмотрел файлы и, увидев ее файл, сказал: «Вот этот, [я] не трогаю ее.Она уже лежала на носилках и [была] в родах. Он сказал: «Это положительный случай… Я не выходил из дома, чтобы прийти и сделать положительный случай сегодня. Я не готова». Женщину оставили на носилках.

— Женщина, живущая с ВИЧ, из Нигерии

Женщины, живущие с ВИЧ, часто сталкиваются со стигмой, дискриминацией и жестоким обращением, когда обращаются за медицинской помощью. Это может принимать различные формы, включая физическое насилие, несогласованное клиническое лечение, неконфиденциальный уход, недостойный уход, оставление или отказ в уходе, а также содержание в учреждениях.

Международное сообщество женщин, живущих с ВИЧ, сообщает, что беременные женщины, живущие с ВИЧ, столкнулись с тем, что поставщики услуг использовали дополнительные перчатки или отбеливатель при работе с ними и просили женщин не приближаться к ним, не касаться вещей и не прикрывать рот во время разговора. Эта дискриминация и страх означают, что многие женщины избегают посещения больниц и доступа к услугам ППМР.

Многие медицинские работники не обладают необходимыми навыками или оборудованием, чтобы уверенно вести роды у ВИЧ-позитивных женщин, а учитывая риск случайного заражения, большинство медсестер уклоняются от работы с такими пациентками.

Отчет из региона Ближнего Востока и Северной Африки иллюстрирует многочисленные нарушения прав человека, с которыми сталкиваются женщины, живущие с ВИЧ, когда они пытаются получить доступ к медицинскому обслуживанию, при этом ряд женщин сообщают, что им отказывают в лечении из-за их статуса.

Как только я сказал [врачу, что у меня ВИЧ], она ушла, как и вся медицинская бригада. В течение получаса меня перевели в другую больницу с документами, доказывающими, что я ВИЧ-инфицированный, и это означало, что в каждой больнице мне ответили: «Коек нет».Я испытывал физическую боль из-за переломов плеча и бедра, а также психологическую травму из-за отторжения, стигматизации и дискриминации, с которыми я сталкивался. Мне пришлось солгать медицинской бригаде, чтобы получить необходимое лечение и уход.

 – Сабера, женщина, живущая с ВИЧ в Судане .

В разных странах женщины, живущие с ВИЧ, сообщают о плохом обращении со стороны врачей и медсестер и о том, что им запрещают иметь детей. Некоторые женщины сообщают, что их стерилизовали во время родов с помощью кесарева сечения, и медицинские работники называли это ППМР в качестве причины.Они регулярно сообщают, что их просят подписать бумаги или дать устное согласие на стерилизацию во время родов, или медицинские работники получают согласие на процедуру от своих мужей или отцов на этом этапе. Многие женщины сообщают, что не знали, что их стерилизовали, пока не попытаются завести еще одного ребенка.

Во время кесарева сечения и под действием наркоза ее принудили к стерилизации, чтобы она больше не могла иметь детей. Согласие она не подписывала. Когда она выходила из наркоза, то увидела, что ее палец испачкан чернилами.

— Женщина, живущая с ВИЧ, из Мексики, описывает опыт другой женщины.

Труднодоступные группы населения

Ограничительная политическая среда, стигматизация и дискриминация в медицинских учреждениях, гендерное неравенство и экономическая маргинализация подрывают доступ к услугам ППМР для женщин из групп населения, наиболее затронутых ВИЧ, таких как работники секс-бизнеса и женщины, употребляющие наркотики.

Исследование, проведенное в Украине, показало, что у беременных женщин, употребляющих инъекционные наркотики, чаще, чем у других беременных женщин, диагностируют ВИЧ во время родов и у них более поздние стадии ВИЧ.Они также реже получали АРТ. Как следствие, показатели вертикальной передачи в этой популяции были выше, чем в общей популяции.

Молодые женщины также сталкиваются с серьезными проблемами при доступе к услугам ППМР. Поставщикам медицинских услуг часто не хватает подготовки и навыков для предоставления услуг, ориентированных на молодежь, и они не полностью понимают законы, касающиеся возраста согласия. Законы о возрастных ограничениях, например те, которые запрещают контрацепцию до определенного возраста, также препятствуют доступу к сексуальному и репродуктивному здоровью и правам (СРЗП) и услугам в связи с ВИЧ.

Исследование, проведенное в Южной Африке, показало, что у матерей-подростков (в возрасте 15–19 лет) уровень профилактики передачи инфекции от матери ребенку в три раза ниже, а у матерей в возрасте 20 лет и старше — в три раза выше. Было обнаружено, что у подростков, участвовавших в исследовании, было больше незапланированных беременностей, и они с большей вероятностью обращались за первым визитом в ДРП на более поздних сроках беременности.

Необходимо больше дезагрегированных по возрасту данных о беременных женщинах, живущих с ВИЧ, чтобы лучше понять конкретные препятствия, с которыми сталкиваются молодые беременные женщины.

Ресурсы страны и клиники

В условиях ограниченных ресурсов нехватка персонала для ППМР, перебои в лечении и поставках медицинского оборудования, а также нехватка консультационных услуг – все это препятствует услугам ППМР.

Эти факторы часто означают долгое ожидание послетестового консультирования, и многие уходят, не получив результатов теста на ВИЧ.

Плохой мониторинг услуг ППМР медицинскими работниками также приводит к неудовлетворительному удержанию в системе ухода.Исследование, проведенное в Эфиопии, показало низкие показатели последующего наблюдения в рамках программы ППМР, поскольку в медицинских учреждениях не было зарегистрированной информации о ВИЧ-позитивных матерях.

Исследование предоставления услуг по охране репродуктивного здоровья, включая услуги по ППМР, в учреждениях первичной медико-санитарной помощи в Тшване, Южная Африка, показало, что переполненность пациентов и длительное время ожидания затрудняют доступ людей к услугам. Факторами, приводящими к длительному времени ожидания, были нехватка персонала и увеличение количества клиентов по мере того, как люди переезжали в этот район.

Важность вирусологического тестирования, особенно ранней диагностики младенцев, сдерживается нехваткой ресурсов для тестирования по месту оказания медицинской помощи, а также отсутствием знаний у медицинских работников и матерей или лиц, осуществляющих уход. Тот факт, что во многих местах лечение матерей и младенцев от ВИЧ проводится отдельно, а не в паре, представляет собой еще одно препятствие для успешной ранней диагностики младенцев.

Культурные убеждения и гендерная динамика

Во многих случаях традиционные гендерные роли и культурные убеждения означают, что мужчины часто принимают решения, определяющие участие женщин в тестировании на ВИЧ и в более широких службах СРЗ.

В 2017 г. 29 стран требовали от женщин получения согласия супруга или партнера для доступа к услугам СРЗ. Отсутствие доступа к комплексным услугам в связи с ВИЧ и СРЗ означает, что женщины в меньшей степени способны заботиться о своем сексуальном и репродуктивном здоровье и правах (СРЗП) и снижают риск заражения ВИЧ.

Там, где существуют службы СРЗП и ВИЧ, они в первую очередь предназначены для замужних женщин и не отвечают особым потребностям незамужних женщин любого возраста, особенно молодых женщин и девочек-подростков.Гендерная динамика также способствует дискриминации со стороны поставщиков услуг, проистекающей из взглядов на женскую сексуальность.

Во многих общинах Африки к югу от Сахары беременность рассматривается как «женское дело», а роль мужчины в первую очередь заключается в обеспечении финансовой поддержки.

Исследование, проведенное в Уганде, показало, что, даже если мужчины считают сопровождение своей партнерши в женские консультации или службы ППМР хорошей практикой, многие по-прежнему считают, что их основная роль заключается в финансировании оплаты регистрации и родовспоможения.

Исследование, проведенное в 2018 году среди женщин и мужчин в Кибере, Кения, показало, что поликлиники обычно рассматривались как места для женщин и детей, особенно для дородового и послеродового ухода.

Некоторые мужчины, участвовавшие в исследовании, рассматривали участие их партнерш в службах ППМР как угрозу контролю, который они хотели осуществлять над ее здоровьем и действиями. Партнеры-мужчины, которые знали или подозревали, что они также ВИЧ-позитивны, или предприняли шаги для прохождения тестирования после того, как партнерша-женщина сообщила о своем ВИЧ-статусе, с большей вероятностью позволили ей зарегистрироваться и в полной мере участвовать в местной программе ППМР, а также оказывать поддержку. соблюдения стратегий ППМР, таких как медикаментозное лечение или постоянное кормление в домашних условиях.

Участие мужчин

Более широкое вовлечение партнеров-мужчин также может увеличить удержание в службах ППМР и приверженность лечению.

Тестирование партнеров может определить, являются ли партнеры-мужчины ВИЧ-позитивными и могут ли они подвергать женщин риску, а использование презервативов можно более активно пропагандировать. Также было обнаружено, что добровольное медицинское мужское обрезание (VMMC) снижает передачу ВИЧ половым путем от женщины мужчине на 60%.

Четырнадцать стран были выбраны в качестве приоритетных для расширения масштабов ДММО, и все они являются приоритетными странами для инициативы «Начни бесплатно, оставайся свободным от СПИДа».Предоставление VMMC дополнительно 25 миллионам мужчин к 2020 году с упором на молодых мужчин (в возрасте 10–29 лет) также ставится конкретная цель в рамках этой структуры.

В целом исследования выявили благотворное влияние участия мужчин в программах по предотвращению передачи ВИЧ от матери ребенку для борьбы с новыми инфекциями среди младенцев.

Исследование пар, проведенное в 2015 году в зимбабвийской провинции Мидлендс, показало, что мужчины из пар, которые ранее проходили тестирование на ВИЧ и консультировались, с большей вероятностью были вовлечены в ППМР.Это означает, что продвижение во всех других точках доступа к ВИЧ может способствовать вовлечению мужчин в ППМР. Наличие времени посетить клинику со своим партнером также означало, что мужчина с большей вероятностью будет вовлечен в ППМР.

Дружелюбие медицинских работников по отношению к партнерам-мужчинам было в значительной степени связано с участием мужчин в ППМР. Исследование показало, что те мужчины, которые чувствовали себя нужными и важной частью беременности со стороны медицинских работников, когда они сопровождали своих жен на ДРП, с большей вероятностью участвовали в ППМР.

Боязнь узнать свой ВИЧ-статус была связана с тем, что партнеры-мужчины с меньшей вероятностью участвовали в ППМР. Около 45% партнеров-мужчин, опрошенных в ходе исследования, сообщили, что у них были внебрачные связи. Большинство этих мужчин отказались сопровождать своих жен на ППМР из-за боязни узнать свой ВИЧ-статус, что может привести к стигматизации, дискриминации, домашнему насилию или отказу от жены в случае положительного результата. Три четверти респондентов также отметили, что страх перед результатами теста на ВИЧ был основным препятствием для участия в ППМР.Поэтому мужчины, которые считали себя подверженными риску заражения ВИЧ, с большей вероятностью отказывались пройти парное тестирование на ВИЧ и консультирование. Это подразумевает потребность в большем количестве образовательных программ по ВИЧ и коммуникационных программ по изменению поведения для партнеров-мужчин, чтобы решать вопросы, связанные с преимуществами знания своего ВИЧ-статуса.

Приглашение мужчин к использованию добровольных услуг ТКВ, предложение услуг ППМР в местах, отличных от ДРП (например, в барах, церквях и на рабочих местах), а также предварительная информация о ВИЧ и центрах тестирования на ВИЧ были определены как способы расширения участия мужчин.

Несмотря на то, что в области ППМР были достигнуты огромные успехи, по-прежнему существует ряд пробелов.

Необходимо более эффективное консультирование и подготовка женщин с положительным результатом на ВИЧ во время беременности, прежде чем они начнут АРТ, чтобы повысить уровень приверженности лечению после родов. Поддержка на уровне сообщества и поддержка сверстников особенно необходимы, чтобы помочь женщинам справиться со стигмой, связанной с ВИЧ, и придерживаться режима лечения. Некоторые из этих улучшений могут быть достигнуты за счет дальнейшей интеграции услуг в связи с ВИЧ и услуг по охране здоровья матери и ребенка.

Поскольку некоторые матери, живущие с ВИЧ, выпадают из-под наблюдения при смене поставщика медицинских услуг, необходимы также более совершенные системы данных, чтобы женщины могли получать соответствующие услуги после перевода.

Ключевым направлением должно стать быстрое расширение ранней диагностики новорожденных в местах оказания медицинской помощи, особенно после того, как осуществляемые в настоящее время программы расширения обеспечивают доказательную базу, необходимую для эффективного внедрения. Также необходимы активные усилия по выявлению младенцев и детей, живущих с ВИЧ, путем интеграции тестирования в другие службы здравоохранения, такие как иммунизация и питание.

Молодые беременные женщины, живущие с ВИЧ, и женщины из ключевых групп населения также нуждаются в расширенной поддержке через программы, направленные на устранение их специфической уязвимости и трудностей, с которыми они сталкиваются.

Прежде всего необходимо изменить представление о репродуктивном здоровье как о прерогативе женщин, и следует уделять больше внимания поощрению и содействию тестированию пар и участию мужчин в программах ППМР в целом.

Фото предоставлено: Photo by World Bank Photo Collection / CC BY.Фотографии используются в иллюстративных целях. Они не указывают на состояние здоровья или поведение людей на фото .

Постконтактная профилактика (ПКП) – ПАОЗ/ВОЗ

ПКП в настоящее время является единственным способом снижения риска заражения ВИЧ у человека, подвергшегося воздействию ВИЧ.


Таким образом, он широко считается неотъемлемой частью общей стратегии профилактики. Если начать ПКП вскоре после заражения, риск заражения ВИЧ может снизиться более чем на 80%.

Постконтактная профилактика (ПКП) представляет собой краткосрочное применение антиретровирусных препаратов (АРВ) для снижения вероятности заражения ВИЧ после потенциального контакта на рабочем месте (в результате несчастного случая на производстве) или непрофессионального (например, во время незащищенного секс, изнасилование или использование зараженных инъекционных принадлежностей).

ПКП должна быть предложена и начата как можно раньше для всех лиц, подвергшихся риску передачи ВИЧ, и в идеале в течение 72 часов.Приверженность полному 28-дневному курсу АРВ-препаратов имеет решающее значение для эффективности вмешательства.

Руководство ВОЗ

PEP было обновлено в 2014 году, и впервые рекомендации PEP охватывают все типы воздействия и для всех групп населения, включая взрослых, подростков и детей.


Рекомендуемые схемы ПКП:
  • Для взрослых: Тенофовир в сочетании с ламивудином (3TC) или эмтрицитабином (FTC) в качестве предпочтительных основных препаратов, и они также являются предпочтительными препаратами для лечения ВИЧ.Третьим рекомендуемым препаратом является усиленный ритонавиром лопинавир (LPV/r), который также рекомендован ВОЗ в качестве предпочтительного препарата для лечения ВИЧ
  • Для детей: Зидовидун (AZT) и ламивудин (3TC) — базовые препараты для детей в возрасте 10 лет и младше, причем лопинавир, усиленный ритонавиром (LPV/r), рекомендуется в качестве третьего препарата выбора. Это также согласуется с предпочтительными препаратами для лечения ВИЧ у детей
  • .


Рекомендации по упрощению подходов к назначению и поддержке соблюдения режима лечения включают:
  • Предписание: Для улучшения использования ПКП и завершения ПКП ВОЗ рекомендует проводить полный 28-дневный курс при первом посещении, а не требовать от пациентов многократного повторного обращения за рецептами
  • Поддержка приверженности: Для повышения показателей приверженности и завершения лечения ВОЗ предлагает программы, предлагающие расширенное консультирование по вопросам приверженности

 

Постконтактная профилактика (ПКП) | CATIE

Сводка

Постконтактная профилактика, или ПКП, — это способ предотвратить передачу ВИЧ ВИЧ-отрицательному человеку, который, возможно, недавно подвергся воздействию вируса.Это включает в себя прием лекарств от ВИЧ как можно скорее после потенциального контакта с ВИЧ. Любой, кто считает, что он мог подвергнуться риску заражения ВИЧ, должен немедленно обратиться к своему врачу, в отделение неотложной помощи больницы или в клинику сексуального здоровья, чтобы узнать, предлагают ли они ПКП.

ПКП очень эффективна, но не предотвратит 100% случаев передачи ВИЧ. Это должно быть начато в течение 72 часов после контакта с ВИЧ. Чтобы ПКП была эффективной, человек должен строго соблюдать полный курс препаратов ПКП и не должен подвергаться дальнейшему воздействию ВИЧ во время приема ПКП.

Что такое ПКП?

PEP состоит из комбинации трех препаратов от ВИЧ, которые ВИЧ-отрицательный человек принимает в течение четырех недель, чтобы снизить риск заражения ВИЧ после потенциального контакта с ВИЧ. Это отличается от доконтактной профилактики (ДКП), которая включает в себя постоянный прием двух препаратов от ВИЧ, начиная до и продолжая после контакта с ВИЧ. ПКП следует начинать как можно раньше, но обязательно в течение 72 часов после контакта с ВИЧ.Лекарства, отпускаемые по рецепту, используемые для ПКП, необходимо принимать каждый день в течение четырех полных недель (28 дней).

Как ПКП помогает предотвратить ВИЧ?

ПКП препятствует путям, по которым ВИЧ вызывает постоянную инфекцию в организме. Чтобы ВИЧ вызвал инфекцию, вирус должен проникнуть в организм, заразить определенные иммунные клетки, создать свои копии (размножиться) в этих иммунных клетках, а затем распространиться по всему телу.

При ПКП препараты против ВИЧ попадают в кровоток, в ткани половых органов и прямой кишки.Если в организме есть ВИЧ, лекарства могут предотвратить репликацию ВИЧ в иммунных клетках организма и помочь предотвратить развитие постоянной инфекции.

Препараты ПКП должны начать действовать против ВИЧ как можно скорее после проникновения вируса в организм, а это означает, что ПКП следует начинать как можно скорее после потенциального контакта и не позднее, чем через 72 часа после него. Уровень лекарств также должен оставаться высоким в течение месяца лечения, чтобы предотвратить инфекцию. Если таблетки не принимаются последовательно, как предписано, в организме может быть недостаточно лекарства для предотвращения заражения ВИЧ.

Когда используется PEP?

ПКП можно использовать после контакта с ВИЧ на работе (профессиональный ПКП) или после контакта с ВИЧ, не связанного с работой, например, при половом контакте или употреблении инъекционных наркотиков (непрофессиональный ПКП или nPEP).

ПКП на рабочем месте — это когда ПКП используется людьми, которые контактировали с кровью и/или биологическими жидкостями, которые могут содержать ВИЧ, на своем рабочем месте, например, медицинский работник, который случайно получил травму от укола иглой.

ПКП, не связанная с профессиональной деятельностью, — это когда ПКП используется после потенциального контакта с высоким риском заражения ВИЧ, не связанного с работой, например незащищенный секс, разрыв презерватива во время секса, сексуальное насилие или совместное использование игл для инъекций наркотиков.

Насколько хорошо работает ПКП?

ПКП не предотвращает 100% ВИЧ-инфекций, но очень эффективен для профилактики ВИЧ, если используется последовательно и правильно.

Наблюдательные исследования показывают, что ПКП может снизить риск заражения ВИЧ более чем на 80%, а это означает, что некоторые люди, участвовавшие в исследованиях, заразились ВИЧ, несмотря на прием ПКП. Хотя некоторые из этих людей сообщили о высокой приверженности ПКП и отсутствии дальнейшего контакта с ВИЧ, многие случаи передачи ВИЧ среди людей, принимающих ПКП, происходили из-за низкой приверженности (неприем ПКП каждый день в течение 28 дней) и/или продолжающегося контакта с ВИЧ.Эффективность, вероятно, намного выше, чем 80%, если ПКП используется последовательно и правильно, как предписано. В том числе:

  • Получение PEP от поставщика медицинских услуг.
  • Прием лекарств каждый день в течение 28 дней. Высокая приверженность полному месячному курсу ПКП важна для достижения максимальной эффективности.
  • Начало ПКП как можно скорее после потенциального контакта с ВИЧ, но не позднее, чем через 72 часа после этого. Чем раньше после контакта с ВИЧ будет начата ПКП, тем больше вероятность того, что она сработает, потому что лекарства должны начать прерывать репликацию ВИЧ как можно скорее.
  • Принятие дополнительных мер предосторожности (например, использование презервативов) для снижения риска повторного заражения ВИЧ при приеме ПКП. Использование ПКП предназначено для снижения риска однократного контакта с ВИЧ и должно применяться только в экстренных случаях.

Кому следует принимать ПКП?

ВИЧ-отрицательный человек, который считает, что он мог заразиться ВИЧ в течение последних 72 часов, должен рассмотреть возможность прохождения ПКП. Когда человек обращается за ПКП в клинику или отделение неотложной помощи, оценка риска определит, следует ли начинать ПКП, исходя из риска заражения ВИЧ.Оценка риска заражения ВИЧ основывается на типе контакта и вероятности того, что контактное лицо было ВИЧ-положительным.

ПКП может быть не рекомендована, если вероятность заражения человека ВИЧ низка либо потому, что контакт с ним не сопряжен с риском или очень низким риском передачи (например, при оральном сексе), либо потому, что маловероятно, что контактное лицо является ВИЧ-положительным.

PEP не предназначен для людей с постоянным контактом с ВИЧ. Людям, которые регулярно ведут себя рискованно или часто используют ПКП, следует вместо этого рассмотреть возможность использования ДКП для профилактики ВИЧ.

Что включает в себя прием ПКП?

Сначала врач или медсестра оценят, является ли риск передачи ВИЧ высоким или низким, используя описанную выше оценку риска. Если риск достаточно высок, будет назначена ПКП.

ПКП следует использовать только ВИЧ-отрицательным людям. Когда человек начинает ПКП, необходимо пройти тест на ВИЧ, чтобы определить его ВИЧ-статус. Если человек ВИЧ-положительный (но не знает об этом), его следует направить на лечение и уход в связи с ВИЧ.

Если экспресс-тестирование на ВИЧ (дающее результаты в течение нескольких минут) недоступно, результат теста может быть готов через одну-две недели; однако PEP будет запущен немедленно. ПКП следует прекратить, если у пользователя ПКП положительный результат теста на ВИЧ или если у контактного лица подтвержден отрицательный ВИЧ-статус.

Лекарства

PEP необходимо принимать последовательно и правильно — каждый день в течение четырех недель — иначе риск заражения ВИЧ возрастет. Консультант, врач, медсестра, фармацевт или сотрудник СПИД-сервисной организации могут предложить стратегии, помогающие человеку придерживаться графика приема таблеток и/или управлять любыми побочными эффектами лекарств.

Человек, принимающий ПКП, нуждается в наблюдении за побочными эффектами и другими осложнениями, такими как лекарственная токсичность, хотя это случается редко. Могут потребоваться анализы крови, чтобы убедиться, что лекарства не причиняют вреда организму. Если побочные эффекты и токсичность являются проблемой, врач может принять решение об изменении одного или нескольких препаратов, используемых для ПКП.

Человек, принимающий ПКП, должен принимать дополнительные меры предосторожности, чтобы избежать контакта с ВИЧ при приеме ПКП. Использование ПКП предназначено только для снижения риска заражения, связанного с однократным контактом.Если человек продолжает совершать действия, которые могут привести к передаче ВИЧ, например, пользоваться общими иглами или заниматься незащищенным сексом во время ПКП, риск заражения ВИЧ возрастает.

Является ли ПКП альтернативой другим методам профилактики?

ПКП не должна заменять высокоэффективные методы профилактики, такие как презервативы, доконтактная профилактика (ДКП) или использование новой иглы для каждой инъекции. ПКП предназначена для использования только в экстренных случаях и не должна использоваться в качестве постоянной стратегии профилактики ВИЧ.

Какие проблемы безопасности связаны с приемом ПКП?

Лекарственная устойчивость

У человека с низкой приверженностью ПКП, заразившегося ВИЧ во время ПКП, может развиться устойчивость к препаратам ПКП. Если ВИЧ человека становится устойчивым к препаратам для ПКП, те же самые препараты от ВИЧ могут не работать для лечения его ВИЧ.

Побочные эффекты

Лекарства от ВИЧ

могут вызывать побочные эффекты, такие как тошнота, утомляемость и диарея. Характер и тяжесть побочных эффектов зависят от типа прописанных препаратов и человека, который их принимает.Препараты против ВИЧ, рекомендованные для ПКП в Канаде, как правило, хорошо переносятся и вызывают минимальные побочные эффекты.

Как люди могут получить доступ к PEP?

В канадских руководствах по ПКП рекомендуется, чтобы ПКП был легко доступен в тех местах, где он может понадобиться в срочном порядке. К ним относятся отделения неотложной помощи, клиники сексуального здоровья и другие клиники, обслуживающие группы населения с повышенным риском заражения ВИЧ.

Решение о предоставлении ПКП принимается поставщиком медицинских услуг и принимается в каждом конкретном случае.Многие поставщики медицинских услуг не знают о непрофессиональной ПКП или могут не хотеть ее назначать. В канадских руководствах изложены практические советы для врачей, проводящих ПКП, в том числе, как оценить риск у людей, обращающихся за ПКП, как обеспечить мониторинг и последующее наблюдение, а также рекомендуемые схемы приема лекарств.

Людям, начинающим ПКП, может быть предложена «стартовая упаковка» таблеток, чтобы можно было сразу начать ПКП, вместе с рецептом, который необходимо получить, чтобы получить полный 28-дневный курс лекарств.В большинстве (но не во всех) отделениях неотложной помощи будут доступны «стартовые пакеты» PEP.

Препараты против ВИЧ стоят дорого: месячный курс ПКП может стоить 900 долларов и более, в зависимости от используемых препаратов. Хотя профессиональные политически значимые лица обычно покрываются страховкой на рабочем месте, покрытие непрофессиональных политически значимых лиц варьируется в зависимости от Канады. Лекарства для ПКП, не связанные с профессиональной деятельностью, покрываются некоторыми планами частного и государственного медицинского страхования; охват варьируется в зависимости от провинции или территории и типа воздействия.

Подтверждение

Мы благодарим доктора Исаака Богоча, Исследовательский институт больницы общего профиля Торонто, за экспертную оценку.

Ресурсы

Эффективность постконтактной профилактики (ПКП) ВИЧ – Сеть по лечению ВИЧ Онтарио

Канадское руководство по доконтактной и непрофессиональной постконтактной профилактике ВИЧ

Рекомендации по постконтактной профилактике ВИЧ (ПКП) — Центр передового опыта Британской Колумбии в области ВИЧ/СПИДа

Руководящие принципы Альберты по постконтактному лечению и профилактике: ВИЧ, гепатит В, гепатит С и инфекции, передающиеся половым путем – Служба здравоохранения Альберты

Справочник по профилактике и последующему уходу с изложением au VIH, au VHB и au VHC – Министерство здравоохранения и социальных служб Квебека

Каталожные номера

  1. Tan DHS, Hull MW, Yoong D и др.Канадское руководство по доконтактной и непрофессиональной постконтактной профилактике ВИЧ. CMAJ . 2017; 27 ноября; 189:E1448–E1458. Доступно по адресу: http://www.cmaj.ca/content/189/47/E1448
  2. .
  3. Центры по контролю и профилактике заболеваний, Министерство здравоохранения и социальных служб США. Обновленные рекомендации по антиретровирусной постконтактной профилактике после полового контакта, употребления инъекционных наркотиков или другого непрофессионального контакта с ВИЧ – США, 2016 г. . Доступно по адресу: https://stacks.cdc.gov/view/cdc/38856
  4. Брайант Дж., Бакстер Л., Хирд С. Непрофессиональная постконтактная профилактика ВИЧ: систематический обзор. Оценка медицинских технологий . 2009 февраль; 13 (14): 1–60.
  5. Cardo DM, Culver DH, Ciesielski CA, et al. Исследование случай-контроль сероконверсии ВИЧ у медицинских работников после чрескожного воздействия. Медицинский журнал Новой Англии . 1997;337(21):1485–1490.
  6. Beymer MR, Kofron RM, Tseng CH, et al. Результаты демонстрационного проекта пилотной программы постконтактной профилактики (P-QUAD) в округе Лос-Анджелес. Международный журнал ЗППП и СПИДа . 2018 май; 29(6):557-562.
  7. О’Бирн П., Макферсон П., Орсер Л. Программа ПКП ВИЧ под руководством медсестер, используемая мужчинами с высоким риском сероконверсии ВИЧ. Журнал Ассоциации медицинских сестер по уходу за больными СПИДом . 2018;29(4):550-559.
  8. Макдугал С.Х., Александр Дж., Дханиредди С. и др. Непрофессиональная постконтактная профилактика ВИЧ: 10-летний ретроспективный анализ в Сиэтле, штат Вашингтон. ПЛОС ОДИН . 2014;9(8):e105030.
  9. Беймер М.Р., Болан Р.К., Флинн Р.П. и др.Использование и повторное использование постконтактной профилактики в общественной клинике в Лос-Анджелесе, Калифорния. Исследование СПИДа и ретровирусов человека. 2014;30(9):848-55.
  10. Уитлок Г., Маккормак С., Фернли Дж. и др. Высокая заболеваемость среди мужчин, имеющих половые контакты с мужчинами, посещающих постконтактную профилактику: оценка службы. Инфекции, передающиеся половым путем .