Разное

Дети эльфы или синдром вильямса: в Подмосковье уже три года проводят лагеря для детей с редким синдромом

Содержание

в Подмосковье уже три года проводят лагеря для детей с редким синдромом

У Вероники Григорьевой трое детей. Средняя дочь Маруся – особенная. Она носитель редкого генетического недуга – синдрома Вильямса. Еще пять лет назад на русском языке практически не было информации об этой орфанной (редкой. – Прим. ред.) болезни. На сегодняшний день благодаря Веронике и Марусе в Подмосковье уже третий год проходят специальные лагеря для детей с «лицами эльфов». Красивое название болезнь получила из-за внешних признаков, напоминающих облик сказочных героев.

ДИАГНОЗ

Синдром Вильямса – редчайшая генетическая патология – один случай на 15–20 тыс. новорожденных. При заболевании в организме ребенка теряется от 25 до 29 генов. Это приводит, например, к порокам сердца, хриплому голосу, ортопедическим проблемам, изменениям черт лица.

Диагноз может подтвердить лишь врач-генетик, к которому обычно направляют из поликлиники, если замечают странности.

– В нашем случае что-то неладное заподозрил кардиолог, – рассказывает Вероника. – Когда Маше был год, у нее диагностировали порок сердца. При этом специалисты обратили внимание на внешность и направили к генетику. Так я впервые узнала о существовании болезни.

Впервые синдром Вильямса был описан в 1961 году кардиологом из Новой Зеландии Джоном Вильямсом. Он заметил, что у некоторых детей с сердечными проблемами имеются схожие внешние признаки. Вильямс также доказал генетическую природу этого недуга.

БРАТЬЯ И СЕСТРЫ

Мальчики и девочки становятся носителями синдрома Вильямса одинаково часто. Клиническая картина очень разнообразна. Симптомы можно разделить на необычный внешний вид, задержку в умственном развитии и различные физические особенности. Но больше всего Веронику удивил тот факт, что все заболевшие становятся похожими, как братья и сестры.

– Со временем у детей становится практически одинаковое строение лица. Это плоская переносица с округлым носом, увеличенный рот с приподнятыми вверх уголками, пухлые губы, полные щеки, небольшой заостренный подбородок, низко посаженные уши, выступающий затылок. Поэтому еще одно название недуга – синдром «лица эльфа», – поясняет Григорьева.

Все дело в том, что у детей с синдромом похожий паттерн лицевого строения, который заложен генетически. Кроме того, «вильямсята» значительно отстают от сверстников как в физическом, так и в интеллектуальном развитии. Сложности возникают с концентрацией внимания, организацией и планированием деятельности. У некоторых гиперактивность сочетается с импульсивностью и излишней коммуникабельностью.

При этом в младенческом возрасте дети отстают не критично. Они просто чуть позже начинают ходить или говорить, но навыки самообслуживания присутствуют: сами едят, одеваются, ходят в туалет.

– Некоторые даже могут освоить начальную школу, а вот в средней когнитивные способности уже, как правило, не позволяют учиться, – поясняет Григорьева.

Как ни странно, есть у синдрома и положительные стороны. Например, хорошая память на лица, большой словарный запас, способность к музыке.

– Такие дети преуспевают в задачах, связанных с разговорной речью, музыкой и механическим запоминанием. Есть люди с абсолютным слухом и чувством ритма. Плюс «вильямсята» чрезвычайно общительны, однако могут не понимать нюансы социального общения, – добавляет Григорьева. – Например, моя Маруся очень социально включенная. Разница между ней и сверстниками чувствуется, только если посадить их за одну парту и попросить читать или писать. Нельзя сказать, что она такая же, как все, но отличия минимальны.

«ТЫ МОЯ ДУШЕЧКА»

У Ирины из Павловского Посада похожая с Вероникой ситуация. Детей трое, особенный один – сын Дэниэль.

– Когда впервые услышала диагноз, было больно и обидно. Мы с мужем сделали все, чтобы дети родились здоровыми. Перед каждой беременностью сдавали анализы и пролечивались, – вспоминает Ирина.

Как говорит Ирина, на первом этапе она столкнулась с такой же проблемой, как и Вероника, – полное отсутствие информации.

– В местной поликлинике сразу сказали, что они в этом не помощники. Пришлось все искать самой, узнавать, советоваться, – говорит Ирина. – Но самое ужасное, что и общество не готово к таким детям. Поэтому процесс адаптации происходит с большими препятствиями. Например, в детском саду нам отказали, даже не видя ребенка. Сказали: «Ничего от нас не ждите, лучше водите сына не в садик, а по различным кружкам».

По словам мамы, Дэниэль рос очень общительным и ласковым мальчиком, но с небольшой задержкой развития.

– Поэтому нам пришлось идти в спецшколу. Но оказалось, что в классе в большинстве были обычные дети. И получилось так, что не школьная программа подстраивалась под сына, а он под нее, – вспоминает женщина. – Поэтому я четыре года начальной школы отсидела с ним за одной партой.

При этом у ребенка начал проявляться неординарный талант к музыке.

– У него абсолютный слух, и он учится в музыкальной школе. Два года подряд участвовал в творческом фестивале для детей «Таланты без границ», – говорит мама. – А самое главное, он, в отличие от многих здоровых детей, не стесняется выражать свои чувства. Меня называет «Ты моя душечка».

На сегодняшний день современные генетические исследования позволяют диагностировать синдром Вильямса еще до рождения ребенка. Главные симптомы: сниженная масса тела, врожденный подвывих бедра, порок сердца.

НАЧАЛО ЛАГЕРЯ

Чтобы помочь таким мамам, как Ирина, несколько лет назад Вероника решила проводить в Подмосковье летние лагеря для детей с синдромом Вильямса и их родителей.

– Когда я сама только изучала все вопросы по синдрому, переводила иностранные статьи, поняла, что самое развитое сообщество есть в Америке. Восемь лет назад я отправилась туда на конференцию. Там были семьи со всех штатов. От младенцев с родителями до пожилых людей. Захотелось организовать похожее в России, – поясняет Григорьева.

Вероника подключила знакомых и специалистов и несколько лет назад впервые в России на территории одной из подмосковных баз отдыха провела съезд для семей с редкими генетическими заболеваниями. Одной из главных помощниц в организации стала Яна Родионова из Москвы, тоже мама ребенка с синдромом Вильямса.

– Дети посещали арт-терапию и музыкальные занятия, а родители ходили на лекции о лечении и сопровождении, – вспоминает Яна. – В целом все было как в обычном лагере. Готовили отчетный концерт, ходили в поход в лес. В первый раз к нам даже приезжал педиатр из Германии, который всю карьеру посвятил детям с синдромом Вильямса. Это особенно полезно семьям из отдаленных регионов России. Была диагностика нейропсихолога и психологические группы отдельно для пап и мам.

На сегодняшний день таких съездов в Подмосковье состоялось уже три. Их посетили десятки семей со всей страны. Сейчас фонд занимается поиском средств на очередное мероприятие.

– Педагоги и специалисты готовы участвовать на добровольных началах, но проживание, питание и проезд для участников стоит денег, – добавляет Вероника.

ПОМОЩЬ ДЕТЯМ ИЛИ РОДИТЕЛЯМ?

По словам Родионовой, специфической терапии синдрома Вильямса не существует. Регулярное наблюдение за работой сердечно-сосудистой системы позволяет избежать тяжелых осложнений и повысить продолжительность жизни. А вот коррекционно-воспитательная работа и социальная адаптация очень важны.

– Как правило, это педагогическая реабилитация. Занятия с логопедом, психологом, с разными музыкальными терапевтами, ЛФК, массажи и тренажеры. Универсальных средств нет – помогают разные направления, – добавляет Яна. – Другой вопрос – адаптация. В России слабо развита инклюзия, практически нет сопровождаемого трудоустройства. Таким детям приходится идти в коррекционную школу, а потом в коррекционный колледж. Там им предлагают профессии на выбор: озеленитель, упаковщик, специалист по печатному делу. Еще можно мастерить керамические поделки и продавать их на ярмарках.

За столько лет работы с синдромом Вильямса Вероника пришла к выводу, что помощь, особенно психологическая, в первую очередь в таких семьях нужна именно родителям.

– Это похоже на то, что говорят в самолетах: «Сначала надеть кислородную маску на себя, а потом помочь ребенку», – поясняет Родионова. – Важно, чтобы у родителей быстро проходили первый шок и принятие диагноза и они понимали, что с таким диагнозом можно и нужно жить полноценно.

КУДА ОБРАЩАТЬСЯ В ПОДМОСКОВЬЕ ПРИ ПОДОЗРЕНИИ НА ГЕНЕТИЧЕСКИЕ ОТКЛОНЕНИЯ?

Пройти обследование и попасть на прием к специалисту жители Подмосковья могут в Центре орфанных заболеваний. Учреждение в регионе появилось два года назад. Оно вошло в состав Московского областного консультативно-диагностического центра для детей в Мытищах. С тех пор маленькие пациенты с редкими наследственными заболеваниями получают здесь максимально точную диагностику, полноценное лечение и реабилитацию.
Болезни Ниманна – Пика, Вильсона – Коновалова и Гоше, мукополисахаридоз, юношеский артрит с системным началом, несовершенный остеогенез, наследственный ангиоотек, гликогеноз – лишь малая часть редчайших генетических недугов, с которыми пациенты уже обращались в Центр.
Учреждение занимается не только лечением пациентов, но и обучением новых специалистов и научно-практической работой.

Адрес: Мытищи, ул. Коминтерна, д. 24 а, стр. 1.
Телефон: 7 (498) 698-60-72.

К слову

Одной из самых редких болезней, которая встречается среди детского населения Московской области, является болезнь Гоше. В данный момент в регионе зафиксирован всего один несовершеннолетний с таким недугом. Болезнь Гоше – наследственное заболевание, при котором поражаются кроветворные органы, костная система. Оно серьезно сказывается на физическом развитии.

Синдром Вильямса. ДНК-диагностика Синдрома Вильямса

Синдром Вильямса (синдром Вильямса-Бойрена) – аутосомно-доминантное заболевание, вызванное делецией размером 1,5 — 1,8 миллионов нуклеотидных пар на длинном плече хромосомы 7q11.23, захватывающей около 28 генов. Частота заболевания 1:20000 новорожденных.

Клиническая картина характеризуется специфическим внешним видом больного, благодаря которому данный синдром известен также, как синдром «лица эльфа»: полные отвислые щеки, плоское переносье, закругленная форма носа, большой рот с полными губами, особенно нижней, маленький слегка заостренный подбородок, сходящееся косоглазие, эпикант, низко посаженные уши, выступающий затылок. Очень характерна отечность верхних и нижних век. Глаза, как правило, голубые с характерной искрящейся «звездчатой» радужкой, склеры синеватого цвета. Отмечается также мышечная гипотония и связанные с ней изменения скелета: опущенные плечи, впалая грудь, круглая спина, Х-образные ноги, плоскостопие, косолапость. Часто встречаются паховая и пупочная грыжи, иногда врожденный вывих бедра. Для детей старшего возраста характерны длинные, редкие зубы, часто пораженные кариесом. Диагностируются врожденные пороки сердца, наиболее часто надклапанный стеноз аорты, стеноз легочной артерии (связанные с делецией гена эластина ELN, мутации в котором также приводят к изолированному надклапанному стенозу аорты). Голос у больных низкий и хрипловатый. Дети рождаются со сниженной массой тела и в дальнейшем всегда отстают в развитии, однако взрослея, начинают набирать лишний вес. Описанные пороки не всегда присутствуют в полном объеме.

Степень интеллектуального дефекта обычно довольно значительна, однако бывают случаи более легкой интеллектуальной недостаточности, средний IQ=56 с колебаниями от 40 до 80. У больных с синдромом Вильямса возникают проблемы с математикой, письмом, чтением, однако, не смотря на это, у них достаточно хорошо развита устная речь. Больные имеют относительно большой словарный запас, очень словоохотливы, склонны к подражанию. Дети с синдромом Вильямса добродушны, приветливы, послушны. Практически всегда имеется хороший музыкальный слух даже при выраженном интеллектуальном дефекте. Однако у них всегда страдают пространственные представления, организация и планирование деятельности. Нередко выявляются неврозоподобные нарушения — энурез, повышенная тревожность, навязчивые действия.

Вильямса синдром

Елена Север и фонд «Федерация» помогут детям с синдромом Вильямса

Телеканал RU.TV и фонд «Федерация», возглавляемый телеведущей и популярной певицей Еленой Север, запускает масштабную благотворительную акцию «Дети-эльфы».

С 18 июня в авторской программе «Север. Непридуманные истории» начнут выходить сюжеты, посвящённые малышам, страдающим от редкого врождённого генетического заболевания. Синдрому Вильямса подвержен, в среднем, один ребёнок из 20-ти тысяч малышей, однако сложность диагностирования болезни заключается в том, что выявить заболевание у будущей мамы на данный момент современная медицина не в состоянии. Болезнь проявляется лишь по мере взросления малыша и становится заметной по специфическим внешним чертам, делающим детей внешне похожими на фольклорных эльфов. Именно поэтому таких особенных ребят врачи ласково называют «детьми-эльфами».

Синдром Вильямса поражает нервную, пищеварительную, мышечную и сердечно-сосудистую системы, влияет на интеллектуальное развитие малышей, и справляться с этим крайне мало изученным недугом приходится родителям особенных детей. Оплачивать лечение, проходить медицинские процедуры и консультации врачей родителям малышей приходится самостоятельно, и подчас эта ноша становится просто непосильной, особенно для семей, живущих в регионах нашей страны.

Не оставаясь в стороне от проблем семей, столкнувшихся с этим страшным заболеванием, в каждом новом выпуске программы «Север. Непридуманные истории» Елена Север будет рассказывать о малышах, больных синдромом Вильямса. Истории, показывающие болезнь такой, какая она есть, демонстрируют порой очень сложную реальность людей, живущих рядом с нами — тех, кому повезло меньше, и кто очень нуждается в нашей помощи. В каждом сюжете программы — огромная надежда и совершенно осуществимый, почти осязаемый шанс на полное выздоровление, от которого этих малышей отделяет всего несколько смс-сообщений.

Оказать помощь «детям-эльфам» может каждый зритель, отправивший смс на короткий номер 3434 с текстом ЭЛЬФ, пробел, СУММА ПОЖЕРТВОВАНИЯ. Пусть добрая сказка для этих малышей станет реальностью, а здоровье — счастливым настоящим!

Genetics-info — Синдром Вильямса

Синдром Вильямса («синдром лица эльфа») – редкое генетическое заболевание, которое характеризуется особенностями внешнего развития и сопровождается задержкой умственного развития, причиной которого является делеция в 7-й хромосоме в области ее длинного плеча (локализация 7q1). В отсутствующем участке хромосомы расположено приблизительно 28 генов.  3 из отсутствующих генов необходимы для развития и функционирования головного мозга. Один из генов необходим для продукции белка эластина, поэтому в патологический процесс вовлечены многие ткани и органы, в частности сосуды. Вследствие чего у пациентов с синдромом Вильямса формируется поражения стенок сосудов и клапанов, возникает артериальная гипертензия.