Разное

Боюсь взрослеть: «Что нужно делать, если я боюсь взрослеть?» — Яндекс.Кью

Содержание

Я не хочу взрослеть

Обаятельный Питер Пэн, герой одноименной книги Джеймса Барри, тоже взрослеть отказывался, отметая саму возможность когда-нибудь стать мужчиной. Такое поведение мужчин и женщин американский психолог Дэн Кайли назвал «синдромом Питера Пэна». Его главные симптомы: безответственность, нежелание признавать свои ошибки, требование любви, но неспособность самому дарить ее, и чрезмерно сильные эмоции. Недовольство проявляется в виде гнева, радость — в виде истерики, а разочарование выглядит как глубочайшая печаль.

«Питер Пэн» во многом зависим от матери: его отношение к ней состоит из раздражения, смешанного с чувством вины. Он также зависим и от отца, которого идеализирует, но заслужить его любовь не надеется. Возможно, он вырос в семье, где мать проявляла чрезмерную заботу, а отец, наоборот, мало уделял внимания ребенку.

Страх ответственности

«Стать взрослым — значит не только перестать физически расти, — говорит психолог Сергей Степанов, — но и утратить долю спонтанности, признать, что жизнь не всегда похожа на увлекательную сказку, она порой скучна и требует усилий. Но некоторые из нас превыше всего ценят беззаботность».

«Эмоционально, а часто и финансово они зависят от других членов семьи, — соглашается семейный терапевт Люси Микаэлян, — что нередко скрывает глубинный страх ответственности за себя и других людей. Он может быть настолько сильным, что человек, подобно Питеру Пэну, будет изо всех сил пытаться отсрочить свое взросление, предпочтет остаться в мире грез, чем жить в реальном мире».

Таких людей еще называют взрослыми детьми, или кидалтами (kidult — от англ. kid — ребенок и adult — взрослый). Взрослые дети ведут себя как безответственные подростки, пытаясь продлить состояние отрочества до бесконечности. 35-летний Александр сравнивает себя с героем фильма «Ирония судьбы…» Женей Лукашиным: «Как и он, я все еще живу с родителями, привожу в их дом своих друзей. Мне так удобно, ведь все бытовые проблемы решает мама. И я не планирую в ближайшем будущем переезжать».

Современные Питеры Пэны, как правило, оттягивают время вступления в брак; под разными предлогами они могут долго не устраиваться на работу, и все потому, что не готовы брать на себя ответственность. Такое искаженно-инфантильное отношение к жизни невольно перенимают их дети: трудно стать самодостаточным, уверенным в себе человеком, если рядом с тобой соблазнительный пример того, что этого можно и не делать.

Боюсь взрослеть | Glamour

Ответ психолога:

Здравствуйте. Прежде чем переключаться на позитив, давайте разберемся с негативом.

Вы говорите о страхах. Чего именно вы боитесь? Страшно, что в нужную минуту не сможете быстро сообразить, что надо делать? Что попадется еще один неадекватный начальник? Что окажется, что вы чего-то не умеете? Все это абсолютно реально, но и абсолютно нормально. Нормально чего-то не уметь. Тем более, если вы только что окончили институт. Нормально не сразу находить нужное решение, а брать паузу. Нормально теряться и отступать перед неприятным и агрессивным человеком. Не существует таких супергероев, которые были бы идеальны во всех этих и других ситуациях. Похоже, что ваши страхи происходят из вашего же стремления быть таким супергероем.

Вот, например, ситуация с руководительницей. Вы утверждаете, что виноваты именно вы и только вы? И в том, что не смогли найти подход, и что не оправдали ожиданий или чего-то не поняли. Не много ли вы на себя взвалили? Может быть, вы еще обвините себя в том, что не изменили характер руководительницы в считанные минуты или дни? Вы все взваливаете на себя – а это непосильный и несправедливый груз. Как бы странно это вам ни показалось, другие люди тоже что-то вносят в отношения с вами и тоже несут свою долю ответственности. Вы внесли свой вклад, она – свой. Не получилось. Нашла коса на камень. Бывает. Только ведь не вы лично это так устроили: не вы назначили эту женщину себе руководителем практики, не вы сформировали ее характер. Значит, и отвечать за происходящее не вам. Вернее, вы несете только свою часть ответственности. К тому же, вас вообще-то никто ни в чем не обвиняет – только вы сами. И вот за выбор этой обвиняющей позиции вы можете взять ответственность на себя. Ведь вполне можно отнестись к себе и иначе, без уничтожающих обвинений, а с вниманием и пониманием. Тогда и придет что-нибудь в голову, кроме бесконечного потока самоуничижения: я должна была, я не сумела и т.д. Тогда и в ответ вы сможете услышать от друзей (с кем вы могли бы этот опыт обсудить) не только приятные слова утешения («ну что ты, ты не виновата»), но и дельные идеи, которые сможете использовать в будущем. Кстати, о друзьях. Даже если будет повторение сложной ситуации в работе, разве это значит, что некому будет прийти на помощь?

На фоне описания того неприятного опыта как-то совсем теряется в скобках тот факт, что у вас, оказывается, был и успешный опыт работы. Выходит, вы позволили одному эпизоду перечеркнуть все предыдущие успехи? Тоже как-то несправедливо получается. Если спортсмен заработал несколько наград, а потом подвернул ногу, значит ли это, что он плохой спортсмен и теперь ему никто не доверит выступать на соревнованиях? Нет, ему просто нужно время, чтобы полечить ногу, восстановить силы – и вперед, к новым свершениям.

К каким именно свершениям – тоже интересный вопрос. Вы пишете, что это был первый опыт работы по специальности, — видимо, той, по которой вы идете на красный диплом. А в другой профессии (менеджером по рекламе) вы работали спокойно и успешно. Может быть, в работу по специальности вы вкладываете слишком много усилий, слишком велики ваши (или не только ваши?) ожидания — и отсюда слишком много напряжения и тревоги? Непременно заработать красный диплом, всегда и все быстро схватывать налету, находить общий язык даже с самыми неадекватными руководителями – не слишком ли идеальная и несбыточная картина? Кто принуждает вас непременно ей соответствовать и грозит каким-то наказанием за малейшее отклонение? Не все в жизни должно быть идеально, и вы тоже вовсе не обязаны быть абсолютно и исключительно безупречны. Ошибаться, тормозить, ссориться – на это вы тоже имеете право. Взрослый человек – это не тот, кто не ошибается, а тот, кто делает выводы из своих ошибок и не боится идти дальше, даже если никто не обещает ему исключительно позитивного будущего.

Письма Юлиане Пучковой присылайте по адресу [email protected] с пометкой «психоблог» или через веб-форму.

Фото: iStock (1)

Как я начала читать Тинькофф Журнал, оформила ипотеку и узнала, с чего начать ремонт

Этот текст написан в Сообществе, в нем сохранены авторский стиль и орфография. Профиль автора

Моё знакомство с Т—Ж началось в далёком уже марте 2020, когда моя зарплата поднялась с уровня «вчерашней студентке на проезд хватит» до «теперь тебе надо как-то этими деньгами распоряжаться и отвечать за них перед самой собой».

В порыве повышения финансовой грамотности наткнулась на курсы «А как инвестировать». Прошла, порадовалась, что они есть, закинула тысячу на брокерский счёт, купила по предложению Тинькоффа 10 штук акций «Аэрофлота» и сидела довольная, прикольно же. В марте 2020. Акции. «Аэрофлота». До сих пор не отыграли обратно.

Но сами статьи я тогда ещё не читала, полистала пару раз заглавную страницу да закрыла. Вернуться меня, скорее всего, заставило решение приобрести жильё. Т—Ж — первый ресурс, о котором я вспомнила, когда мне понадобилось найти что-то вроде «первая квартира в ипотеку для чайников». Если уж про инвестирование хорошо рассказали, то и про ипотеку понятно расскажут! И ведь рассказали же.

Точно помню, что мой процесс покупки квартиры шёл параллельно с выходом курса Т—Ж об ипотеке. Потом курс чуть отстал, и я начала искать статьи, да так тут и осталась. Понравилась атмосфера журнала: отсутствие предрассудков, любовь к доказательной базе, люди в статьях и комментариях пишут понятным языком о том, в чём разбираются. Здесь комфортно. Да, я не всегда и не со всеми согласна, не все и всегда согласны со мной, но это самое безопасное пространство в рунете на сегодняшний день.

А ещё здесь полезно. С какой бы проблемой взрослой жизни я ни столкнулась, я знаю, что здесь всегда смогу получить или найти ответ. Я не только спокойно оформила ипотеку, теперь я финансово грамотнее, знаю, с чего начать ремонт, и как будет выглядеть моя жизнь, когда в ней появятся собака и автомобиль. Я не боюсь взрослеть. И «ВКонтактике» часами сидеть перестала, тут теперь сижу.

Страшно взрослеть

Возраст ребёнка: 17

Страшно взрослеть

Здравствуйте мне 17,у меня большие проблемы……я не понимаю сама себя,не понимаю,что со мной происходит.Я стала очень раздражительной и агрессивной,меня пугает мо состояние,как будто я в глубокой депрессии. Я боюсь взрослеть,боюсь,потому что это большая ответственность. Боюсь неуспешно сдать экзамены. Наверное это потому что я не чуствую поддержки.Моя мама меня не поддержиает,у меня нет друзей.Что мне делать? Может быть я псих?

Ирина

Ирина, здравствуй!

Ты, наверное, слышала про особенности подросткового периода. Это переходный период, сложный для самих подростков и для близких людей, которые их окружают. Ты сейчас чувствуешь большую растерянность перед тем неизвестным, что тебя ждет, ведь перед тобой открывается целый новый мир, неизвестный и пугающий. В этом мире, как ты правильно сказала, придется брать ответственность за себя и свои поступки, придется принимать серьезные решения, которые будут определять твою жизнь: куда пойти учиться, где брать деньги на обучение, где работать и с кем дружить. Все эти вопросы сложные и непредсказуемые, нельзя получить гарантий, что все получится именно так, как ты захочешь. И многие взрослые часто впадают в такое состояние, в котором ты сейчас находишься. Ты злишься и раздражаешься из-за того, что, кажется, весь мир против тебя.

Но, как ни удивительно, у взрослой жизни есть свои плюсы. Когда ты сможешь разобраться в себе, узнать, чем тебе больше всего нравится заниматься, чтобы получать от этого истинное удовольствие, когда ты найдешь занятие, которое будет вдохновлять тебя на то, чтобы каждый день проживать с улыбкой, когда ты найдешь тех людей, которые оценят по достоинству твои личные качества, с которыми тебе будет приятно проводить время и весело отдыхать после рабочей недели, ты поймешь, что жизнь не так уж плоха.

Сейчас у тебя важный период узнавания себя и даже знакомства с собой. Не всем удается сразу найти верных друзей в школе, но университет – это совсем другая история, где ты сможешь начать все с нового листа с людьми, которые еще пока тебя не знают. А пока попробуй установить контакт с мамой. Какой бы она ни была, она наверняка тебя очень сильно любит и хотела бы, чтобы ты была счастлива. И ты знаешь, как на самом деле родители переживают из-за того, что их дети не делятся с ними своими мыслями, чувствами или хотя бы рассказами о событиях, которые с ними происходят. Попробуй аккуратно понемногу делиться с мамой своими мыслями, спрашивай ее мнения: пусть по самым незначительным вопросам (хотя бы какого цвета кофточка тебе больше подходит) – и ты увидишь, как станет легче от того, что ты сбрасываешь свой тяжелый груз с души, и что близкий человек принимает участие в твоей жизни.

Анна Зубкова, специалист

Я боюсь взрослеть | propsyteen.ru

КАБИНЕТ ON-LINE КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ ДЛЯ ПОДРОСТКОВ И МОЛОДЁЖИ

Диана, 14 лет , Шилкп

ЗдраствуйтеМне 14 и я боюсь взрослеть покажется, глупо но все-таки. Я боюсь что не всегда буду маленькой и скоро умру. Боюсь что потеряю всех близких и буду одна. Иногда Я плачу от этих мыслей и нечего не могу поделать. Подскажите пожалуйста как можно избавиться от этих мыслей

психолог Маргарита

Здравствуй, Диана.

Похоже на то, как будто ты внезапно осознала, что все мы смертны, что все мы хрупки в этой огромной Вселенной и каждому из нас суждено пережить какую-то потерю. Ты пишешь, что боишься, если будешь одна. Но мне кажется, ты и сейчас в какой-то степени столкнулась с тем, что ты — отдельный человек. В каком-то смысле ты уже сейчас одна. И вот это состояние — одиночество, уязвимость, незащищенность — оно, как правило, рождает желание вернуться в детство, стать маленькой, опекаемой кем-то. Иногда становится грустно, даже хочется плакать.

Страх — это не то, что мы испытываем ВСЕГДА. Этот страх предупреждает об опасности, о том, что мы можем оказаться к чему-то не готовы. Например, к какому-то тяжелому чувству. Возможно, ты в каком-то смысле разочарована, что мир не такой приветливый, каким мог казаться раньше. И возможно, ты не уверена, сможешь ли жить, опираясь только на себя. Но ты еще слишком юна, чтобы знать все свои сильные и слабые стороны. Обычно чем лучше мы знаем себя и свои особенности, тем
увереннее мы себя чувствуем.

А от мыслей вряд ли стоит избавляться. Скорее, ими важнее с кем-то поделиться. С кем-то, кто тебя поймет. Взрослеть трудно. Только не каждый об этом решается написать.

Часть 1, Я боюсь взрослеть… — ориджинал

Набросок из нескольких строк, еще не ставший полноценным произведением
Например, «тут будет первая часть» или «я пока не написала, я с телефона».

Мнения о событиях или описания своей жизни, похожие на записи в личном дневнике
Не путать с «Мэри Сью» — они мало кому нравятся, но не нарушают правил.

Конкурс, мероприятие, флешмоб, объявление, обращение к читателям
Все это автору следовало бы оставить для других мест.

Подборка цитат, изречений, анекдотов, постов, логов, переводы песен
Текст состоит из скопированных кусков и не является фанфиком или статьей.
Если текст содержит исследование, основанное на цитатах, то он не нарушает правил.

Текст не на русском языке
Вставки на иностранном языке допустимы.

Нарушение в сносках работы
Cодержание сноски нарушает правила ресурса.

Список признаков или причин, плюсы и минусы, анкета персонажей
Перечисление чего-либо не является полноценным фанфиком, ориджиналом или статьей.

Часть работы со ссылкой на продолжение на другом сайте
Пример: Вот первая глава, остальное читайте по ссылке…

Работа затрагивает недавние мировые трагедии или политические конфликты
Неважно, с какой именно целью написана работа — не стоит использовать недавние события-трагедии для создания своих работ

Муж 34-летней Марии Машковой заявил, что актриса выглядит на 50 лет

08:54, 17.01.2020

Актриса пожаловалась, что ее супруг слишком честный.

34-летняя Мария Машкова вот уже более десяти лет счастлива в браке с сыном именитого пианиста и заслуженного артиста РСФСР Александра Слободяника — Александром. Актеры сочетались браком в 2009 году. Спустя год на свет появилась их общая дочь Стефания, а через несколько лет, в 2012-м, у супругов родилась младшая наследница — Александра.

В своем микроблоге в Instagram Мария нередко рассказывает забавные истории из семейной жизни. Вот и вчера актриса рассказала о забавном диалоге с супругом, который произошел, когда Александр увидел, какой образ его жена выбрала для праздничной вечеринки в честь новогодних праздников. Темой вечеринки, на которую собирались супруги были 1920-е, и, чтобы соответствовать дресс-коду, Мария надела платье с перьями, экстравагантную шляпку, а также сделала яркий макияж. Однако муж Машковой отметил, что в таком образе его возлюбленная стала выглядеть гораздо старше.

Муж Марии Машковой отметил, что актриса выглядит на 50 лет

«Ого! Тебе тут с такими глазами-губами лет 50… с небольшим… ну… в смысле, не… ну красиво… че… просто после пластики… нет… ну качественной….» — передала Мария слова Александра в своем микроблоге в Instagram (орфография и пунктуация автора здесь и далее даны без изменений. – Прим. ред.). Однако Машкова не обиделась на мужа, и отметила, что она не боится становиться старше. «Дорогой 2020! Очень в тебя верю, предвкушаю и неожиданным образом не боюсь взрослеть… мне нравится… все больше… и больше! Созрела!» — написала актриса.

Тем не менее, Мария с юмором отметила, что, несмотря на то, что ее не страшит перспектива старения, мужу не всегда обязательно честно комментировать ее внешность.» (Деду Морозу). Дорогой дедушка, я помню, что в детстве тебя просила красивого, умного, талантливого и очень честного мужа Сашку… Но… Ты не мог бы последнее качество вычеркнуть?» — пошутила Машкова.

Александр Слободяник и Мария Машкова

К слову, желания дочерей актрисы Дед Мороз уже исполнил. Дело в том, что 9-летняя Стефания и 7-летняя Александра в письмах волшебнику написали о том, что хотят сменить цвет волос. Звездная мама не смогла пойти наперекор желаниям дочерей и отвела их к стилисту. «Ооой. Фанечка, доченька моя синенькая будет сейчас. Ну вот, а Алечка будет розовенькая», — с легкой грустью отметила актриса в видео, которым поделилась с подписчиками. Кроме того, дочь Владимира Машкова поделилась снимком, на котором виден финальный результат окрашивания в своем микроблоге в Instagram.

Добавим, что муж Марии также принимает активное участие в воспитании девочек. При этом сама актриса призналась, что Александр справляется с ролью отца лучше, чем она с материнством. Недавно звезда даже отметила, что боится оставаться с детьми одна, пока супруг в отъезде. «Саш! @sachaslobodyanik я тебя одну с нашими двумя не оставляла! Я их побаиваюсь!» — с юмором обратилась к супругу актриса в своем микроблоге в Instagram, когда тот уехал на съемки.

Мария Машкова с дочерьми

Читайте также:

Дочери Марии Машковой покрасили волосы в синий и розовый цвета

Мария Машкова призналась, что боится оставаться со своими детьми во время отъезда мужа

Мария Машкова «обнулилась» в США, где никто не знает ее родственников

Почему люди боятся вырасти и стать взрослыми

В предыдущем сообщении в блоге «6 аспектов взрослой жизни» я кратко описал причины, по которым так много людей эмоционально ведут себя как дети и отказываются взрослеть. функционировать во взрослом режиме из-за «неразрешенных детских травм и форм защиты, которые они формируют для облегчения эмоциональной боли и экзистенциального страха». В этой записи блога я исследую психодинамику, лежащую в основе тенденции придерживаться точки зрения ребенка, несмотря на эмоциональные потрясения, дезадаптацию и несчастье, которые она создает.

Основными препятствиями на пути к взрослой жизни являются страхи, связанные с взрослением. Есть пять основных аспектов страха взросления:

  1. Символическое отделение от родителей и других людей, дающих чувство безопасности. Это происходит по мере того, как мы взрослеем, формируем новую и иную идентичность, выбираем свой собственный жизненный путь и устанавливаем новые отношения. Подобные переживания разлуки могут вызвать чувство потери и страха. Когда мы встревожены или напуганы, мы склонны снова подключаться к узам зависимости.
  2. Предпочтение фантазии как защитного механизма соображениям реальности. Болезненные события в детстве часто приводят к подавлению, диссоциации и разной степени ухода в фантазийные процессы. Эти шаблоны привычек становятся захватывающими и продолжительными.
  3. Угроза ощущения одиночества. Осознание себя независимыми, подлинными взрослыми заставляет нас остро осознавать болезненные экзистенциальные проблемы. Кроме того, есть страх быть другим или выделяться из толпы.Это связано с примитивной эволюционно обусловленной угрозой быть отделенным или изгнанным из племени, что эмоционально эквивалентно тому, что его оставят умирать.
  4. У взрослых больше ответственности за себя и других. В целом, взрослые несут более тяжелую нагрузку зависимости, поскольку от них ожидают направления, поддержки и фактического воспитания. Это заставляет их лучше осознавать тот факт, что их собственные нерешенные потребности в зависимости с детства останутся неудовлетворенными.
  5. Тревога смерти.Страх смерти вызывается как негативными, так и позитивными событиями. Когда люди чувствуют течение времени, сталкиваются с болезнями, жизненными разочарованиями и напоминаниями о смерти, они боятся своей смертности. Парадоксально, но по мере того, как мужчины и женщины придают особое значение своей жизни, добиваются необычайных успехов и находят новые и уникальные удовольствия, они, как правило, больше страдают от страха смерти. Чем больше мы ценим жизнь, тем больше нам приходится терять в смерти.

Вообще говоря, большинство людей отказываются от того, чтобы быть полностью живыми взрослыми, чтобы избежать повторного пробуждения бессознательного, а также сознательного чувства ужаса, связанного со смертью.Действительно, систематические исследования показывают, что люди реагируют на страх личной смерти на подсознательном уровне, но соответствующим образом изменяют свою жизнь, часто даже не осознавая своей тревоги смерти.

Где-то в возрасте от 3 до 7 лет дети впервые осознают, что рано или поздно они умрут. Они справляются с этим кризисом, подавляя одиночество, безнадежность, ярость и ужас, окружающие развивающееся осознание их конечного существования. Они устанавливают многочисленные защиты, чтобы подавить и отрицать реальность смерти, и формируют фантазии о слиянии, чтобы гарантировать, что бессознательная боль и страх не всплывут на поверхность.Как только ребенок подавляет страх смерти, определенные события в жизни вызывают или усиливают его, в то время как другие обстоятельства и защиты ослабляют его. Защиты, которые ослабляют или успокаивают тревогу смерти, действуют как серьезное препятствие на пути к становлению подлинным взрослым.

Средства защиты, которые снижают страх смерти, но действуют как барьер на пути личностного роста и зрелости.

Фантазийная связь: основная защита — это фантазийная связь, изначально воображаемая связь с родителями, которая обеспечивает хоть какую-то безопасность.В раннем возрасте дети формируют эту иллюзию, чтобы компенсировать личную травму — уменьшить чувство эмоционального голода и разочарования, вызванное лишениями, отвержением, разлукой и потерей. Позднее эти же фантазийные связи переносятся на новые отношения, группы и причины. Из-за этой склонности цепляться за необоснованные узы зависимости люди, как правило, остаются зацикленными на уровне функционирования ребенка. Они проецируют негативные аспекты привязанности к своим родителям на текущие ситуации, часто воссоздавая их раннюю травму в настоящем.Степень, в которой люди начинают полагаться на фантазии о слиянии при переживании прошлого, пропорциональна степени психологической боли, которую они испытали в детстве. Люди, чрезмерно вовлеченные в фантазийные связи, как правило, чрезмерно зависят от других, постепенно становятся неадекватными и не могут успешно функционировать во взрослом возрасте.

В условиях стресса, когда родители в значительной степени неправильно настроены или наказывают, дети перестают идентифицировать себя как беспомощного ребенка, идентифицируют себя с могущественным, наказывающим родителем и принимают эти негативные черты как свои собственные.Другими словами, они принимают своих родителей в их худших проявлениях, а не такими, какими они обычно являются, и находят безопасность, думая, действуя и чувствуя, как их родители. Чтобы сохранить эту воображаемую связь, нужно сохранять чувство тождества и избегать дифференциации. Люди боятся как отойти от слитой идентичности со своими родителями, так и порвать с любой негативной идентичностью, которую они приобрели в своих семьях.

Во время этого процесса инкорпорации, когда дети чувствуют себя переполненными страхом, они распадаются на родителя и ребенка.Становясь старше, они продолжают относиться к себе так же, как относились к ним, питая и наказывая себя так же, как это делали их родители. В результате люди склонны колебаться между родительским и детским состоянием, оба из которых незрелы. Следовательно, они проводят лишь небольшую часть своего времени во взрослом режиме.

Буквальное и символическое отрицание смерти: Страх смерти заставляет людей формировать системы верований и мировоззрений, которые отрицают экзистенциальные реальности, предлагая буквальное или символическое бессмертие.В книге Beyond Death Anxiety: Achieving Life-Affirming Death Awareness, я описал буквальное бессмертие, проявляющееся «в вере в загробную жизнь или реинкарнацию, которые оказывают успокаивающее действие на бессознательную тревогу смерти». Люди, которые подходят к жизни с точки зрения ребенка, часто распространяют воображаемую связь со своими всемогущими родителями на различные религиозные системы верований и делятся с единоверцами волшебным выводом о том, что на небесах есть Бог, действующий как родительская фигура, который вознаграждает и наказывает их. .Они действительно дети Божьи.

Символическое бессмертие проявляется в воображении, что можно жить за счет своих трудов, за счет накопления власти и богатства или за счет своих детей. Однако дети способны облегчить страх смерти своих родителей только в том случае, если они делают одинаковый выбор, придерживаются тех же политических и религиозных убеждений и проявляют схожие черты характера. Многие родители пытаются защитить себя, формируя ребенка по своему образу и подобию, настаивая на одинаковости и препятствуя уникальным интересам и целям своего ребенка.

Тщеславие: Люди, которые существуют в режиме ребенка, часто обладают преувеличенно положительным представлением о себе в определенных областях. Это ощущение своей особенности предлагает своего рода магическое мышление, которое отрицает их уязвимость перед смертью. На бессознательном уровне они верят, что смерть случается с кем-то другим, а не с ними. Они сохраняют образ непобедимости и всемогущества, который служил механизмом выживания в раннем детстве, и используют его всякий раз, когда начинают беспокоиться о своей смертности.Беда в том, что тщеславие и нарциссизм настраивают людей на болезненные переживания разочарования и отторжения. Попытка поддерживать превосходный имидж вызывает у них много ненужного стресса и беспокойства.

Озабоченность тривиальными вопросами и проблемами: Уверенность в смерти может привести к базовой паранойе, которую многие люди проецируют на другие аспекты жизни, не требующие интенсивной реакции беспомощности и бессилия. Люди отвлекают себя повседневными проблемами и пустяковыми событиями, на которые остро реагируют гневом, страхом и паникой.Занятые таким образом, они способны отгородиться от переживаний о жизни и смерти, но ценой чувства ребячливости и беспомощности.

Микросуицид: Микросуицид относится к множеству защит, которые мешают достижению эмоциональной зрелости, приспосабливаясь к страху смерти посредством нападения или ограничения себя. Пытаясь контролировать свою судьбу, люди сужают свой опыт и удовлетворение, тем самым отказываясь от важных аспектов жизни, включая значимые отношения, зрелую сексуальность и важные приоритеты и цели.Сохраняя установки прогрессирующего самоотречения и ненависти к себе наряду с сохранением пагубных привычек, опасного рискованного поведения и других пагубных привычек, люди блокируют боль и создают ложное чувство всемогущества по отношению к реальности смерти. Уменьшая свою жизнь, они меньше теряют, умирая. Однако в своем затворничестве они, как правило, испытывают болезненные чувства экзистенциальной вины за предательство себя и сожаление о непрожитой жизни.

В заключение

Страх, особенно страх смерти, представляет собой окончательное сопротивление полноценной и успешной жизни.Жизнь зрелых взрослых с минимумом защит, описанных в этом блоге, заставляет людей остро осознавать свое одиночество, неопределенность и двусмысленность жизни. В то же время он предлагает практически неограниченные возможности для личного удовлетворения и самовыражения, и за него стоит бороться.

Люди могут стремиться к развитию зрелого подхода к жизни и двигаться к более удовлетворительному и более свободному существованию. Эта тема будет затронута в моем следующем блоге.

Узнайте о Dr.Книга Роберта Файрстоуна «Я в осаде: терапевтическая модель дифференциации».

Мне 12 лет, и я боюсь взросления | Семья

Мне 12 лет и у меня замечательная семья и жизнь. Я надеюсь стать аниматором/художником, поэтому большую часть дня я рисую и занимаюсь забавными, хитрыми вещами. Мои родители в последнее время говорили о счетах, работе и вещах для взрослых, и это повлияло на меня, особенно с тех пор, как недавно у меня начались месячные, и это напугало меня, потому что я не хочу взрослеть.

Это меня очень пугает, и я плачу об этом. Моя старшая сестра (которая также является моей лучшей подругой) утешает меня, но она не знает, что делать, и я боюсь, что мои родители подумают, что я действительно глупая.

Моя мама сказала мне, что я должна быть более ответственной, и она злится на меня за то, что я всегда рисую или смотрю художественные видео на своем iPad.

Одна только мысль об ответственности, независимости и зрелости заставляет меня плакать .Когда моя мама сказала мне, что месячные готовят тебя к рождению ребенка, я просто испугалась. Меня пугает все, что связано с взрослением .

То, что вы чувствуете, совершенно естественно. На самом деле, я чувствовал то же самое, когда мне было 12 лет, и тоже провел целую вечность в мечтах. Одна из вещей, которой я больше всего рад сейчас, это то, сколько времени я потратил на то, чтобы питать свой мозг таким образом; в этом нет ничего слабого.

Но у эмоций есть и обратная сторона, которую иногда нужно сдерживать.Быть чувствительным означает, что вы настроены на более широкий мир и чувства других людей, но это также может вызвать у вас слишком много беспокойства. Просто потому, что ваше тело биологически готово к чему-то, это не значит, что вы готовы эмоционально. Ум и тело развиваются по-разному, часто с разницей в годы. Так что, конечно, мысль о ребенке сейчас ужасна. Половое созревание может быть тревожным временем: ваше тело (и разум) меняются. Но постарайтесь увидеть в этом признак того, что ваше тело здорово, а не то, что оно убегает без вас.

Взрослые могут рассказывать детям об «ответственных» вещах. Они пытаются помочь вам понять жизнь, но при этом они могут напугать вас и часто забывают уравновесить это прекрасными вещами, которые приходят с взрослением, а их много. Таким образом, вы думаете, что взрослая жизнь — это сплошная ответственность и никакого удовольствия. Это неудача в общении, а не заявление о том, как устроена жизнь.

Можете ли вы пригласить свою маму в свой мир и показать ей, что вы делаете? Спросите, что ей нравилось в детстве.Если можешь, расскажи родителям о своих чувствах. Нет ничего глупого в том, чтобы уметь выражать свои эмоции (и писать в газету о помощи довольно ответственно). Если вы не хотите или не можете с ними поговорить, попробуйте найти кого-нибудь, кому вы доверяете, кто мог бы вам помочь: старшего друга или члена семьи, учителя? Вы не одиноки в этих чувствах.

Вы не сказали мне, где живете, но в Великобритании ChildLine действительно может помочь. Сайт доступен из любого места и полезен.

Когда я чувствую, что мир слишком велик, я пытаюсь разобраться в том, что меня действительно беспокоит. Итак, говоря о «взрослении», спросите себя, что именно вас пугает? Оставляя дом? Иметь детей (вам не обязательно их иметь)? Поиск работы? Если вы увеличите масштаб, вы часто можете разобрать его и понять, что это не так уж плохо, или вам пока не о чем беспокоиться. Возможно, вы даже обнаружите, что с этим можно справиться.

Второй момент касается перспективы. Думайте об этом чувстве как о плитке мозаики, из которой состоит ваша жизнь.Это одна из множества плиток, составляющих большую картину: вас. Все остальные плитки — это многочисленные части вас: то, в чем вы хороши, что вам нравится, прошлые воспоминания, ваши мечты и надежды. Но вы концентрируетесь на этой плитке, которая говорит «беспокойство о будущем»: попытайтесь сделать шаг назад и понять, что есть другие плитки, которые уравновешивают ситуацию.

Наконец-то научитесь доверять себе; это приходит с опытом. Точно так же, как ваше тело развивается физически, развивается и ваш разум. Вы учитесь справляться со сложными жизненными моментами, впитываете их в себя (ваша мозаичная картина), чтобы в следующий раз, когда что-то случится, у вас было больше инструментов, которые помогут вам справиться.

Однажды ты вложишь всю эту чуткость и мысли в какое-нибудь чудесное искусство, которое, поскольку в нем так много, будет говорить с другими. И даже когда вы уходите из дома – когда бы это ни было – ваша семья всегда будет рядом. Вы не теряете все о себе, когда вырастаете: это растет прямо с вами.

Отправьте свою проблему по адресу [email protected] Аннализа сожалеет, что не может вести личную переписку.

Комментарии к этой статье проходят предварительную модерацию, чтобы обсуждение продолжалось по темам, поднятым в статье.

Кажется, я боюсь взрослеть

Однажды утром на прошлой неделе я гулял возле парка Вашингтон-сквер около 8:30 и думал про себя, пока студенты в пижамах и рюкзаках шли к соседним зданиям, что я так скучал по колледжу. Эта мысль застала меня врасплох, как это происходит каждый год, потому что, когда я учился в школе, мне это не нравилось. Осень всегда напоминает мне мой первый семестр на первом курсе, когда, как настоящий мудак, мой парень расстался с во время ознакомительной недели после того, как меня заперли в классе по истории туберкулеза.Но теперь мы женаты, и у меня четверка, так что мне действительно нужно смириться с этим.

Тем не менее, я не помню, чтобы я чувствовал себя особенно счастливым — или, может быть, удовлетворенным — в годы моего становления в колледже. По крайней мере, не так удовлетворен, как я чувствую себя сейчас. Но, как по часам, каждый год на рубеже этого сезона, когда воздух становится свежим и люди начинают носить куртки, эта странная боль поражает меня прямо в яремную вену, что заставляет меня чувствовать, что я ухожу все дальше и дальше от своего истинного «я». .

Меня эта мысль тоже мучает: я только что сказал тебе, что никогда не чувствовал себя более самодовольным, так как же это могло случиться, что я не являюсь собой подлинным? Разве я не заслуживаю удовлетворения? Я работаю с потрясающими женщинами (и двумя мужчинами!) в офисе в Сохо, и мне не нужно выпрашивать у родителей дополнительные деньги, и я могу позволить себе покупать завтрак каждый день, если захочу (пришлось стратегически съесть 4 доллара овсянки после моего первого занятия около 11:40 в колледже, чтобы задержать меня на завтрак и обед, прежде чем я пойду домой около 4).Кроме того, несмотря на то, что у меня все еще в основном есть домашняя работа (крайний срок написания — это, по сути, последний день летних каникул с непрочитанной книгой плюс отчет, который нужно сдавать каждый божий день), это, по большей части, домашняя работа, которую я очень хочу сделать.

Так что же дает ностальгия — тоска, которой я не хочу владеть, но чувствую, что должна?

Знаешь, сколько бы я ни ныл о том, как срочно я хотел бы иметь ребенка (а я хотел бы!), я также до усрачки боюсь мысли, что когда я буду нянчиться, знаешь, настоящего ребенка, никто не будет нянчиться со мной.Это заставляет меня чувствовать себя островом, когда я всегда предпочитал большие, связанные города, потому что я знаю себя и знаю, что эмоционально я слабак. Что мне, вероятно, нужна более нежная любовь, чем обычному человеку, и что то, что я так остро осознаю, что я чувствую каждую секунду каждого дня, вероятно, работает мне во вред, потому что я не могу чувствовать ничего хорошего.

И хотя было много дней, когда я не чувствовал себя «хорошо», когда я учился в колледже, я знал, что в целом мне было хорошо.Что каждую ночь я возвращался в квартиру своих родителей, за которую я не платил арендную плату, и ел еду, которую мне не нужно было готовить или платить за нее, потому что кто-то другой (моя мама x ее счет Fairway) приготовил и оплатил . Моя мама стирала мою одежду и никогда не теряла мои носки. Она даже заправляла мне постель, если я этого не делала, чем я так много раз пользовалась. И в течение дня, между занятиями — или даже во время занятий, которые мне просто хотелось сократить, — я знал, что на самом деле не рискую своим будущим. Я знал, что колледж важен, но решение о том, кем я хочу быть, полностью зависело от меня, независимо от моей успеваемости в классе туберкулеза.Я не закончил с отличием. Диплом еще не забрал.* Йоло.

Взрослеть — значит смириться с ответственностью — моим наименее любимым существительным, хотя во многих смыслах я готов взять на себя эту ответственность — за свои действия, за свои слова, за компанию, которую мы развиваем. Но когда я думаю о других вещах, о вещах, которые указывают на то, что я стала «взрослой женщиной», я замираю.

Я всегда забываю записаться на прием к стоматологу и почти не чувствую себя из-за этого.Я оставлю свой халат нестираным неделями. В моем холодильнике есть недоеденный авокадо , который лежит там дольше, чем мне удобно делиться и, кстати, сколько раз в неделю, как вы думаете, мне придется стирать, когда будут дети? Могу ли я просто застилать одну из x многих кроватей каждое утро? Я до сих пор не знаю разницы между запеканием и жарением в духовке, и знаете что? мне как-то все равно. Должен ли я проводить больше времени на почте? (Я чувствую, что моя мама была всегда на почте.) Буду ли я помнить визиты к врачу? У меня отличная избирательная память, которая превосходит требования моего календаря Google.

Все эти недостатки так эффектно противоречат картине, которую я нарисовал для своего будущего: много детей и выбеленные полы в нью-йоркской квартире, местонахождение которой еще не определено. Мне до сих пор так комфортно жить внутри картины, которую нарисовала моя мама, для которой я должен сыграть лучшего актера второго плана. Я не могу представить себе реальность, в которой я не двигаюсь по жизни на костылях взрослых, потому что в моей голове и в моем сердце, независимо от того, как я выгляжу, я чувствую, что мне всегда будет 22 года.

Иллюстрация Эмили Зиримис.

Тяжелая фобия взросления, состояние, описанное у 14-летнего мальчика

Психиатрия. 2014; 2014: 706439.

Laurencia Perales-Blum

Universidad Autónoma de Nuevo León, Francisco I. Madero Avenue W и Gonzalitos Avenue, 64460 Monterrey, NL, Mexico

Myrthala Juárez-Treviño

Universidad Autónoma de Nuevo León, Francisco I Madero Avenue W и Gonzalitos Avenue, 64460 Monterrey, NL, Mexico

Daniela Escobedo-Belloc

Universidad Autónoma de Nuevo León, Francisco I.Madero Avenue W and Gonzalitos Avenue, 64460 Monterrey, NL, Mexico

Universidad Autónoma de Nuevo León, Francisco I. Madero Avenue W and Gonzalitos Avenue, 64460 Monterrey, NL, Mexico

Академический редактор: Samuele Cortese

Поступила в редакцию 8 сентября 2014 г. ; Пересмотрено 19 ноября 2014 г.; Принято 26 ноября 2014 г.

Copyright © 2014 Laurencia Perales-Blum et al.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

Abstract

Мы представляем клинический случай 14-летнего мальчика с гераскофобией или чрезмерным страхом старения, который ощущал развитие своего тела как угрозу до такой степени, что принимал крайние меры, чтобы остановить или иным образом скрыть рост . У него была история разлуки, сексуального насилия и издевательств. У него были тревожные и депрессивные симптомы и ограничения в еде, он критиковал свой образ тела, отрицательно относился к процессу взросления, страдал при мысли о том, что его отвергнут, и был озабочен определенными физическими характеристиками.Мы провели анализ биологических, психологических и средовых факторов и их возможных взаимодействий и назначили лечение психотерапией и флуоксетином. Из-за благоприятных результатов этот подход можно считать хорошим вариантом в таких случаях.

1. Введение

Гераскофобия — боязнь роста или старения [1]. Страх – это неприятная эмоция, возникающая в ответ на источник опасности, реальную или воображаемую, и имеющая когнитивный, поведенческий и физиологический компоненты [2].Он также может развиваться из-за смещения эмоции, возникающей из-за другого стрессора окружающей среды (например, сексуального насилия) [3].

Происхождение фобий многофакторно. Это вызвано взаимодействием между биологическими, психологическими и социальными/экологическими факторами. Что касается биологии, то дети с заторможенным темпераментом, проявляющие тревожные, нерешительные или дистресс-реакции на новые стимулы, имеют больший риск развития клинических проблем тревожности [4, 5]. Психологически люди с тревогой обращают больше внимания на стимулы, связанные с угрозой, и имеют когнитивные искажения, соответствующие тревоге [6].Что касается экологических/социальных факторов, было обнаружено, что чрезмерно опекающие или очень критически настроенные родители способствуют развитию тревоги [7]. Дети также могут научиться реагировать страхом через прямой негативный опыт [8].

2. Описание случая

Пациентка, 14-летний подросток, у которой два с половиной года назад начались проблемы из-за чрезмерного страха перед ростом. Он мало ест, потому что, согласно его собственным исследованиям, пища содержит питательные вещества, необходимые для физического развития; кроме того, он принял сутулую позу, чтобы скрыть свой рост, и начал искажать свой голос, используя меньшую громкость и более высокий тон, чем обычно, и он также искал в Интернете, чтобы узнать, как не эякулировать.Его очень беспокоит развитие вторичных половых признаков. Каждый раз, когда он замечает физическое изменение, указывающее на то, что он растет, он чувствует страх и беспокойство до такой степени, что подумывает о том, чтобы пройти несколько операций, чтобы скрыть это. Если люди говорят ему, что он выше или старше, он очень расстраивается и плачет. Из-за ограничения в еде он потерял в весе более 12 кг. В настоящее время он находится в 25-м процентиле по ИМТ для своего возраста; однако он не замечает никаких изменений в образе тела.Сосуществуют и другие несоответствия в отношении его внешности; у него латиноамериканские черты, но идеал красоты у него белый, «как голливудские звезды», по его собственному определению. Он восхищается всем, что связано с Соединенными Штатами. Он никогда не был там, но имеет много информации, собранной через средства массовой информации. Хотя он считает этот страх чрезвычайно чрезмерным, он утверждает, что ожидания, с которыми сталкиваются взрослые, чрезмерны: иметь партнера, быть независимым, иметь большую ответственность и финансовую состоятельность.Он также считает, что, достигнув этого возраста, он с большей вероятностью заболеет и умрет, и все это очень тяжело.

Из-за этой проблемы два года назад он консультировался с психологом, который лечил эту интенсивную тревогу с помощью когнитивно-поведенческой терапии, постепенно подвергая его пугающим раздражителям и используя методы релаксации; однако десенсибилизация/привыкание при столкновении со своими страхами была невозможна. Через год 2-3 сеанса в неделю его терапевт вместе с родителями решили направить его в наше учреждение для продолжения терапии, так как там есть специализированное направление для лечения подростков и детей.

Что касается истории болезни, то в возрасте 5 лет ему поставили диагноз «расстройство тревоги разлуки», по поводу которого он проходил психотерапию раз в неделю в течение нескольких месяцев. Результаты были хорошими, и он достиг полной ремиссии. В 6 лет он подвергся сексуальному насилию. Сосед, 16 лет, заставил его посмотреть и потрогать свои гениталии, сосед также потрогал пациента. Родители заметили эмоциональные изменения в своем ребенке: он стал больше плакать, а позже он стал избегать игр с братом соседа, который был его ровесником, но только два года назад он начал лечение у психолога. смог рассказать о сексуальном насилии, которое он получил в детстве.Он не помнит, как долго это продолжалось, но понял, что инцидент повторялся. В шестом классе часто подвергался травле (2-3 раза в неделю). Что касается его семьи, то его мать — тревожный человек с зависимыми характеристиками, в то время как отец ригидный и часто делает замечания в тоне, который ребенок воспринимает как осуждение.

В остальном его развитие было нормальным. У его матери была нормальная беременность, запланированная и желанная, при надлежащем дородовом уходе. Пери- и постнатальных осложнений не было.Ребенок родился в срок через естественные родовые пути с массой тела при рождении 3950 г. На следующий день его выписали вместе с матерью, он находился на грудном вскармливании в течение 1 года и был отлучен от груди в 6 месяцев. В первые месяцы жизни его описывают как спокойного. Он всегда был на попечении матери, которая все свое время посвящала дому. Психомоторное развитие соответствовало ожидаемому: сел в 6 месяцев, начал ходить и произнес свои первые слова в 1 год. Мать отрицает проблемы с координацией движений. Его приучили к туалету в возрасте 2 лет, а через год он также стал контролировать ночной образ жизни.Он спал со своими родителями до 4 лет и в одной комнате до 6 лет.

По прибытии была применена шкала депрессии Бирлесона [9], и у ребенка была оценка ниже порогового значения; скрининг по Шкале наблюдения за анорексическим поведением (ABOS) [10] был положительным; по опроснику формы тела (BSQ) [11, 12] выявлена ​​легкая неудовлетворенность образом тела; очень высокий страх взросления и межличностное недоверие (оба в 95-м процентиле) были выявлены в опроснике расстройств пищевого поведения (EDI) [13, 14].Соответственно, у него был значительно более высокий балл по тревоге (4,6) и избеганию (3,5) по шкале привязанности. В тесте Роршаха были обнаружены повышенные индексы содержания травм Армстронга и Левенштейна [15] и критического содержания Перри и Вильоне [16].

Что касается отношения родителей к проблеме, то мать проявляла чрезмерную заботу, реагируя на изменения в поведении пациента отношением, соответствующим поведению ребенка гораздо младшего возраста: она пела колыбельные, чтобы он мог спать, выбирала одежду, которая он носил каждый день, расчесывал волосы и отвечал на вопросы, которые ему задавали, не давая ему возможности ответить.Во время консультаций она плакала, когда говорила о проблемах, с которыми они столкнулись как семья, и открыто выражала свое отчаяние и чувство, что это невозможно исправить.

Отец был зол на этот сценарий. Он считал, что его сын делает это, чтобы досадить или отомстить ему за то, что он так долго отсутствовал из-за своей работы. Он попытался решить проблему, надев на себя пояса для коррекции осанки и сильно сжав руками область искривления. Конфликты между родителями и детьми были постоянными, пока оба не решили сохранять большую дистанцию, что еще больше уменьшило общение.Они даже дошли до того, что избегали находиться в одной комнате.

Что касается лечения, то с момента поступления в учреждение и до настоящего времени проводится психотерапия. В течение полутора месяцев использовалась модель кризисного вмешательства с частотой посещения 2-3 раза в неделю. Ретроспективно использовался подход, основанный на ментализации [17], который продолжается и по сей день с 50-минутными сеансами один раз в неделю.

С самого начала приоритет отдавался терапевтическому альянсу, потому что он находится в безопасном контексте отношений, где люди могут думать, чувствовать и говорить о травмирующих событиях и, таким образом, уменьшать диссоциативные стратегии; были смоделированы стратегии когнитивной регуляции аффектов, идентифицирующие и называющие эмоции, способные переносить те, которые являются дисфорическими, и отдавать предпочтение приятным; привязанности пациента были подтверждены, сопереживание ему; ситуации проясняются, развиваются мысли/чувства; чувства связаны с обстоятельствами и эмоциями/реакцией других; упражнения, где он мог практиковать процесс «чтения мыслей», что означает восприятие и интерпретацию человеческого поведения, рассмотрение психических состояний (Ментализация).Таким образом, было построено автобиографическое повествование, в котором значение психических состояний может отражать и исследовать проблемы прошлого и настоящего. Теперь молодой человек имеет большую способность понимать, что его реакции основаны на чем-то, что является результатом того, что происходит с нами по отношению к другим.

Его научили понимать, что то, что люди думают/чувствуют, неочевидно, и другие люди могут не знать, что он чувствует.

Начат прием флуоксетина по 20 мг/день, увеличив дозу до 40 мг/день через 6 недель, что привело к улучшению симптомов.В настоящее время он находится в вертикальном положении и с естественным тоном голоса, при этом не обнаружено никаких проблем в его питании. Он поправился на 6 кг веса; шкала ABOS ниже точки отсечки для расстройств пищевого поведения. Умеренная неудовлетворенность телом сохраняется в BSQ, а в EDI наблюдается значительное улучшение почти во всех областях (одержимость худобой, неудовлетворенность телом, перфекционизм, межличностное недоверие и интероцептивное осознание), за исключением страха перед зрелостью. Наиболее очевидная разница заключается в межличностном недоверии, которое в настоящее время находится на уровне 50-го процентиля.Он учится в школе и имеет хорошую успеваемость. У него есть друзья и он участвует во внеклассных мероприятиях (уроки английского языка). Он не проявляет беспокойства из-за наличия волос на теле или когда носит одежду, соответствующую его возрасту. Он способен представить будущее, живя самостоятельно и работая актером, и эта идея ему нравится; однако он продолжает выражать страх обязательств и ответственности, которые, как он чувствует, потребуются от него во взрослой жизни.

Поскольку родители были перегружены и не могли сдержать пациента, им было предложено пройти семейный курс [18], созданный доктором К.Джойс Бурланд, основатель Национального союза душевнобольных, и они приняли эту рекомендацию. Этот курс проводится и преподается обученными членами семей людей, живущих с психическими заболеваниями, и рассматривает биологические/физические, психологические/эмоциональные и социальные/профессиональные аспекты. Родители и сестра посетили 12 занятий, которые проводятся один раз в неделю и имеют продолжительность 2,5 часа каждое.

Здесь рассматриваются такие вопросы, как психосоциальные нарушения и функции мозга; приобретаются навыки решения проблем и преодоления кризисов и рецидивов; также рассматриваются реабилитация, выражение эмоций дома, эмпатия и методы улучшения общения, а также рекомендации ВОЗ по лечению психических заболеваний.В конце концов, его хорошее выступление/понимание было ясно видно; поэтому им предложили быть инструкторами этого движения.

Также параллельно проводилась системная семейная терапия продолжительностью 60 минут 1 раз в неделю, всего 12 сеансов. Терапия была направлена ​​на улучшение функционирования семьи, повышение понимания и поддержки среди ее членов, расфокусировку симптоматического пациента и повышение навыков решения проблем и методов преодоления. Акцент был сделан на сильных сторонах семьи и взаимодействиях, происходящих между ее членами.Мать стремилась инфантилизировать больного, а отец старался уйти от него.

3. Обсуждение

Сообщалось о нескольких случаях гераскофобии. Мы провели различные электронные поиски и нашли только одну статью, где сообщается о двух похожих случаях страха старения (у взрослых). Они были концептуализированы как «синдром Дориана Грея», характеризующийся симптомами дисморфии тела, социальной фобией и отрицанием процесса формирования структуры личности по направлению к зрелости, обусловленным редукционистским взглядом, в котором слишком много внимания уделяется внешнему виду.У двух упомянутых пациентов лечение проводилось путем создания атмосферы доверия в отношениях между врачом и пациентом, а также применялась психодинамическая медиация. Авторы рекомендуют интенсивную психотерапию и при необходимости применение антидепрессантов и/или нейролептиков [19]. Эти случаи имеют общие с нашим случаем наличие тревоги, депрессии, самокритики образа тела, отказа от процесса взросления, горя при мысли о том, что вас отвергнут (связанный с тревогой привязанности), и заботы о своих волосах; однако при «синдроме Дориана Грея» беспокоит отсутствие волос, а в данном случае — их внешний вид.

Этот пациент демонстрировал атипичное пищевое поведение, хотя он не соответствовал критериям расстройства пищевого поведения, обнаружение, которое происходит у подростков с трудностями в адаптации к физическим изменениям, которые они испытывают, что приводит к развитию поведения, которое создает риск для здоровья . История сексуального насилия также распространена среди молодых людей с проблемами пищевого поведения. Это может быть механизм преодоления, используемый для борьбы со сложным посттравматическим стрессовым расстройством или атипичной депрессией [20]. В исследовании 208 пациентов-подростков, поступивших в психиатрическую больницу, был обнаружен субдиагноз, связанный со значительным беспокойством по поводу их веса и образа тела, хотя они не соответствовали критериям телесного дисморфического расстройства.Из подростков с этими проблемами 22% имели высокие показатели посттравматического стресса, диссоциации и беспокойства или стресса по поводу сексуальности. Эта группа также разделяла высокий уровень тревоги, депрессии и суицидальных наклонностей с группой, страдающей дисморфическим расстройством и расстройством пищевого поведения [21].

Специфические фобии, такие как гераскофобия, распространены в 4–6%. Было заявлено, что несколько лимбических структур способствуют возникновению этого состояния: миндалевидное тело, перегородка-гиппокамп и гипоталамус-ствол головного мозга.Они составляют часть системы, организующей реакции на опасность. Фобии и посттравматическое стрессовое расстройство — это аспекты страха, которые можно считать обусловленными. Они включают обработку дискретных стимулов, которые можно считать опасными, что приводит к преувеличенной реакции. Однако необычно найти прямую связь между катастрофическим событием и фобическим объектом [22]. Это контрастирует с описанным здесь случаем, когда страх физического развития можно отнести к сигналу, связанному с опасностью сексуального насилия.

Травма может быть определена как событие, препятствующее организации и хранению опыта на эксплицитном, рефлексивном и символическом уровне. Вместо этого он организован в виде интенсивных эмоциональных состояний и чувств, не имеющих языковых компонентов. Эта диссоциация является фундаментальной частью травматического опыта [23]. В тесте Роршаха были обнаружены повышенные уровни, связанные с посттравматическим стрессом и диссоциативными симптомами. У нашего пациента они отражают его озабоченность и неудовлетворенность образом тела и угрозу, которую он испытывает для своей физической целостности.

Сексуальное насилие способствует развитию тревожных расстройств (таких как фобии), потому что у жертвы развивается убеждение, что мир — это опасное место, где он/она мало контролирует происходящее. На самом деле, наблюдается большая распространенность тревожных расстройств у людей с жестоким обращением в анамнезе [24, 25]. Это объясняет, почему у этого мальчика был такой высокий балл по подшкале межличностного недоверия EDI. Следует также учитывать тот факт, что сексуальное насилие повышает чувствительность жертвы к последствиям последующих травмирующих воздействий, что иллюстрирует, почему у пациента развился страх расти после издевательств в школе.Такое осознание может быть оправдано нервными изменениями, которые стрессовые жизненные события в детстве вызывают в системе гипоталамус-гипофиз-надпочечники, что приводит к стойкому повышению рилизинг-фактора кортикотропина. Происхождение биологических изменений, которые предрасполагают к посттравматическому стрессу, неясно, но есть доказательства того, что лица, осуществляющие уход, помогают регулировать уровень кортизола, что подтверждает гипотезу о том, что отсутствие эмоциональной доступности вызывает у ребенка стрессовую реакцию, которая, в свою очередь, может вызвать нарушение регуляции. это приводит к большему риску развития посттравматического стрессового расстройства.Было даже постулировано, что ранний опыт привязанности может быть детерминантой экспрессии генов [23].

В подростковом возрасте ненадежность привязанности, особенно тревожность, является фактором, определяющим взаимосвязь между различными травматическими переживаниями детства, появлением симптомов пищевого поведения и влиянием СМИ на развитие неудовлетворенности телом [26–28] . Эффект ненадежности привязанности зависит, по крайней мере частично, от соответствующих стратегий аффективно-когнитивной регуляции [29].Кроме того, сексуальное насилие способствует чувству стыда и неадекватности, некомпетентности и негативной самооценке [30].

Некоторые предполагают, что тревожный темперамент является фактором риска, который предрасполагает к проблемам с питанием, вероятно, из-за функциональных нарушений вовлеченных лимбических структур. Дети с заторможенным темпераментом, скорее всего, будут иметь очень реактивную миндалевидное тело, что создает риск развития тревожного расстройства разлуки и социальной фобии. Они также более реагируют на выражение сигналов, указывающих на внутренние состояния [23], что объясняет, почему у пациента с большой вероятностью развивались психопатологические симптомы, когда он чувствовал себя отвергнутым сверстниками.Проблемы с питанием также отражают определенные черты личности: когнитивную сдержанность, сопротивление изменениям, ригидность и склонность к навязчивым идеям [31]. Описанный здесь подросток испытывает сильное сопротивление и страх перед телесными и социальными изменениями, которые сопровождают рост.

Образ тела состоит из когнитивно-аффективного компонента, одного поведенческого компонента и одного перцептивного компонента. В рамках поведенческого компонента стратегиями являются контроль и избегание. Когда имеет место сексуальное насилие, тело может ассоциироваться с определенными аспектами травмы и, следовательно, развивать избегание некоторых аспектов тела [32], поэтому этот мальчик бессознательно стремится предотвратить половое созревание.Кроме того, у уязвимых людей необходимость покинуть семью, чтобы найти свою нишу и столкнуться с эмоциональной и сексуальной близостью, увеличивает чувство отсутствия контроля, что является фактором, способствующим тому, что этот мальчик отказывается расти [33]. Он чувствует, что требования взрослой жизни непосильны; они слишком сложны.

Сексуальное насилие не только увеличивает риск посттравматического стрессового расстройства, но и вдвое увеличивает риск развития расстройства пищевого поведения без изменения компонента восприятия (как при анорексии).Наш пациент видит себя худым человеком, но у него есть неудовлетворенность телом, что характерно для пациентов, ставших жертвами жестокого обращения [32]. Считается, что неудовлетворенность телом может быть фактором, связывающим сексуальное насилие и проблемы с кормлением. Сексуальное насилие оказывает значительное и длительное влияние на личность, образ тела, саморегуляцию и межличностные функции [28].

Было решено использовать терапию, основанную на ментализации, потому что у жертв травматических событий подавляется способность осмысливать собственный опыт и переживания других [33] [34].Ментализация относится к репрезентативному процессу, в котором эмоции/импульсы преобразуются в символические элементы. Эта проработка внутреннего мира и, следовательно, способности к рефлексии является определяющим фактором для терпимости к негативным эмоциям и, таким образом, предотвращает разрядку через импульсивное, чрезмерное или неадекватное поведение. Плохую способность к ментализации можно считать при наличии у больного состояния конкретности (в данном случае попытки остановить физический рост), без большей рефлексивной способности [35].Известно, что когда происходит травматическое событие, человек утрачивает чувство базовой безопасности и его/ее отношения с другими людьми; возникает недоверие к навыкам смотреть в будущее, и происходит потеря способности воспринимать ментальные состояния, особенно когда переживаются интенсивные эмоциональные состояния, вплоть до понимания того, что все, что существует, — это физический мир. Это создает отсутствие гибкости, известное как психическая эквивалентность, когда мысли воспринимаются как реальность. Это препятствует восприятию других точек зрения.Способность взаимодействовать с другими на ментальном уровне заменяется попытками изменить мысли/чувства действием [36]. Фобии могут быть связаны с внутренними переживаниями, такими как мысли/чувства/фантазии/ощущения. Они основаны не только на страхе, но и являются результатом обусловленных негативных предсказаний. Травмированные люди начинают избегать аспектов своей нормальной жизни, избегая здорового риска, изменений или близости. Для них характерна высокая распространенность опасений из-за дефицита навыков регуляции аффектов и ментализации.Это можно рассматривать как защитный диссоциативный механизм, направленный на невыносимые чувства и переживания травмы, препятствующий пониманию ее смысла. Таким образом, ранее нейтральные стимулы начинают сенсомоторно вызывать травматическое событие с большой эмоциональной нагрузкой. Вербальный или сознательный доступ к этой памяти невозможен; он вызывается только тогда, когда есть триггер. По мере усиления ментализации/символизации травматические воспоминания преобразуются в нарративные, обеспечивая их понимание и интеграцию в автобиографическую память [37].

Наконец, важно обеспечить адекватное лечение родителей, которые в ответ на травму могут вызвать у подростка трудности с постановкой целей, идей и ценностей, необходимых для создания чувства преемственности и сплоченности [38].

4. Заключение

В данном случае были выявлены биологические (проблемы тревожности в раннем возрасте), психологические (межличностное недоверие) и средовые (подверженность травмам) факторы риска, которые слились воедино и привели к чрезмерному страху взросления.Большинство психических проблем редко имеют одну причину, а представляют собой цепь событий, включающую генетические, экологические, социальные и биологические факторы риска [28]. Поскольку в описанном выше процессе психотерапия, основанная на ментализации, теоретической основе привязанности и флуоксетине, работала благоприятно, ее можно было бы считать подходящей стратегией для подобных симптомов.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в отношении публикации данной статьи.

Каталожные номера

2.Оллендик Т. Страхи и фобии у детей: феноменология, эпидемиология и этиология. Психическое здоровье детей и подростков . 2002;7(3):98–106. doi: 10.1111/1475-3588.00019. [Перекрестная ссылка] [Академия Google]3. Кашани Дж. Х., Орвашель Х. Общественное исследование тревоги у детей и подростков. Американский журнал психиатрии . 1990;147(3):313–318. [PubMed] [Google Scholar]4. Фокс Н.А., Хендерсон Х.А., Маршалл П.Дж., Николс К.Е., Гера М.М. Поведенческое торможение: связывание биологии и поведения в рамках развития. Ежегодный обзор психологии . 2005; 56: 235–262. doi: 10.1146/annurev.psych.55.090902.141532. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]5. Перес-Эдгар К., Фокс Н.А. Темперамент и тревожные расстройства. Детские и подростковые психиатрические клиники Северной Америки . 2005;14(4):681–706. doi: 10.1016/j.chc.2005.05.008. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]6. Бар-Хаим Ю., Лами Д., Пергамин Л., Бакерманс-Краненбург М.Дж., ван Ийзендорн М.Х. Предвзятость внимания, связанная с угрозой, у тревожных и нетревожных людей: метааналитическое исследование. Психологический бюллетень . 2007;133(1):1–24. doi: 10.1037/0033-2909.133.1.1. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]7. Даддс М. Р. Кратковременное вмешательство, ориентированное на родителей, уменьшает тревожные расстройства у социально заторможенных детей. Психическое здоровье, основанное на доказательствах . 2011;14(2, статья 49) doi: 10.1136/ebmh.14.2.49. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]8. Куо Дж. Р., Голдин П. Р., Вернер К., Хеймберг Р. Г., Гросс Дж. Дж. Детская травма и текущее психологическое функционирование у взрослых с социальным тревожным расстройством. Журнал тревожных расстройств . 2011;25(4):467–473. doi: 10.1016/j.janxdis.2010.11.011. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]9. Де ла Пенья Ф., Лара М., Кортес Дж. и др. Traducción аль español y validez de la escala Birleson (DSRS) пункт el trastorno depresivo mayor en la adolescencia. Салуд Ментал . 1996; 3:17–23. [Google Академия] 10. Вандерейкен В. Валидность и надежность шкалы наблюдения за анорексическим поведением родителей. Acta Psychiatrica Scandinavica .1992;85(2):163–166. doi: 10.1111/j.1600-0447.1992.tb01462.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 11. Райх Р., Мора М., Солер А., Авила К., Клос И., Запатер Л. Адаптация инструмента оценки неудовлетворенности телесных данных. Клиника и Салуд . 1996; 7: 51–66. [Google Академия] 12. Купер П.Дж., Тайор М.Дж., Купер З., Фэйрберн К.Г. Разработка и проверка анкеты формы тела. Международный журнал расстройств пищевого поведения . 1987;6(4):485–494. дои: 10.1002/1098-108X(198707)6:4<485::AID-EAT2260060405>3.0.CO;2-O. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 13. Quimera E., Torrubia R. Adaptación española инвентаризации расстройств пищевого поведения (EDI) en una muestra de pacientes anoréxicas. Аналес де Псикиатрия . 1987; 3: 189–190. [Google Академия] 14. Кастро Дж., Торо Дж., Салмеро М., Гимера Э. Тест отношения к еде: проверка испанской версии. Психологическая оценка . 1991; 7: 175–190. [Google Академия] 15. Армстронг Дж. Г., Левенштейн Р.J. Характеристики пациентов с множественной личностью и диссоциативными расстройствами при психологическом тестировании. Журнал нервных и психических заболеваний . 1990;178(7):448–454. doi: 10.1097/00005053-1900-00006. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Вильоне Д. Дж., Перри В., Мейер Г. Уточнения в индексе нарушения эго Роршаха, включающем репрезентативную переменную человека. Журнал оценки личности . 2003;81(2):149–156. doi: 10.1207/S15327752JPA8102_06.[PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 18. Аллен Дж., Фонаги П., Бейтман А. Ментализация в клинической практике . Вашингтон, округ Колумбия, США: Американское психиатрическое издательство; 2008. [Google Академия]19. Брозиг Б., Купфер Дж., Нимейер В., Гилер У. «Синдром Дориана Грея»: психодинамическая потребность в средствах для восстановления роста волос и других «источниках молодости» Международный журнал клинической фармакологии и терапии . 2001;39(7):279–283. doi: 10.5414/CPP39279. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20.Домине Ф., Берхтольд А., Акре К., Мишо П.-А., Сурис Ж.-К. Нарушение пищевого поведения: как насчет мальчиков? Журнал здоровья подростков . 2009;44(2):111–117. doi: 10.1016/j.jadohealth.2008.07.019. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Дил Дж., Киттлер Дж., Филлипс К.А., Хант Дж.И. Дисморфическое расстройство тела и другие клинически значимые проблемы с образом тела у подростков, находящихся в психиатрических стационарах: распространенность и клинические характеристики. Детская психиатрия и развитие человека .2006;36(4):369–382. doi: 10.1007/s10578-006-0008-7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]22. Пайн Д. С., Грун Дж. Детская тревожность: интеграция психопатологии развития и аффективной нейронауки. Журнал детской и подростковой психофармакологии . 1999;9(1):1–12. doi: 10.1089/cap.1999.9.1. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Блейберг Э. Травма, уязвимость и развитие тяжелых расстройств личности . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: The Guilford Press; 2004.[Google Академия] 24. Спатаро Дж., Маллен П.Э., Берджесс П.М., Уэллс Д.Л., Мосс С.А. Влияние сексуального насилия над детьми на психическое здоровье: проспективное исследование мужчин и женщин. Британский журнал психиатрии . 2004; 184:416–421. doi: 10.1192/bjp.184.5.416. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Кэй У.Х., Булик С.М., Торнтон Л., Барбарич Н., Мастерс К. Коморбидность тревожных расстройств с нервной анорексией и булимией. Американский журнал психиатрии . 2004;161(12):2215–2221.doi: 10.1176/appi.ajp.161.12.2215. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Хардит С. К., Привязанность Х. Дж. Привязанность, трехсторонняя модель влияния и развитие неудовлетворенности телом. Изображение тела . 2012;9(4):469–475. doi: 10.1016/j.bodyim.2012.06.003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 27. Таска Г.А., Ричи К., Захариадес Ф., Пру Г., Триннер А., Бальфур Л., Демиденко Н., Хайден Г., Вонг А., Биссада Х. Ненадежность привязанности опосредует связь между детской травмой и психопатологией расстройства пищевого поведения. в клиническом образце: модель структурного уравнения. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность . 2013;37(11):926–933. doi: 10.1016/j.chiabu.2013.03.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28. Прети А., Инкани Э., Камбони М.В., Петретто Д.Р., Масала С. Симптомы сексуального насилия и расстройства пищевого поведения: медиаторная роль телесной неудовлетворенности. Комплексная психиатрия . 2006;47(6):475–481. doi: 10.1016/j.comppsych.2006.03.004. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 29. Zachrisson H.D., Skårderud F. Чувство незащищенности: обзор привязанности и расстройств пищевого поведения. Европейский обзор расстройств пищевого поведения . 2010;18(2):97–106. doi: 10.1002/erv.999. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Cougle J.R., Timpano K.R., Sachs-Ericsson N., Keough M.E., Riccardi C.J. Изучение уникальных взаимосвязей между тревожными расстройствами и физическим и сексуальным насилием в детстве в репликации национального опроса сопутствующих заболеваний. Психиатрические исследования . 2010;177(1-2):150–155. doi: 10.1016/j.psychres.2009.03.008. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Якобович-Гавань М., Голан М., Валевски А., Крейтлер С., Бачар Э., Либлих А., Митрани Э., Вейцман А., Штейн Д. Интегративная количественная модель факторов, влияющих на течение нервной анорексии во времени. Международный журнал расстройств пищевого поведения . 2009;42(4):306–317. doi: 10.1002/eat.20624. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 32. Дайер А., Боргманн Э., Клейндинст Н., Фельдманн Р. Э., младший, Вокс С., Бохус М. Образ тела у пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством после сексуального насилия в детстве и сопутствующего расстройства пищевого поведения. Психопатология . 2013;46(3):186–191. doi: 10.1159/000341590. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Валлин Д. Привязанность в психотерапии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: The Guilford Press; 2007. [Google Scholar]34. Фонаги П., Бейтман А. В. Ментальное и пограничное расстройство личности. Журнал психического здоровья . 2007;16(1):83–101. doi: 10.1080/09638230601182045. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 35. Дофин Дж., Лекомт К., Бушар М.-А., Сир Дж., Дэвид П. Ментализация и автобиографическая память как клинические компоненты личности и идентичности. Психология . 2013;46(2):143–160. doi: 10.2298/PSI1302143D. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 36. Фонаги П. Привязанность, травма и психоанализ: где психоанализ встречается с неврологией. В: Canestri J., Leuzinger-Bohleber M., Target M., редакторы. Раннее развитие и его нарушения: клинические, концептуальные и эмпирические исследования СДВГ и других психопатологий и его эпистемологические размышления . Лондон, Великобритания: Karnac Books; 2010. [Google Scholar]37. Стил К., Ван дер Харт О., Nijenhuis E.R.S. Фазоориентированное лечение структурной диссоциации при комплексной травматизации: преодоление фобий, связанных с травмой. Журнал травм и диссоциации . 2005;6(3):11–53. doi: 10.1300/J229v06n03_02. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Мишне Дж. М. Психологическая травма у подростков: разочарование в семье и утрата личностной идентичности. Американский журнал психоанализа . 2001;61(1):63–83. doi: 10.1023/A:1002757409710. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Мне 21 год, и я боюсь «взросления»… «реального мира». :offmychest

Когда ты ребенок, тебе говорят, что ты можешь делать все что угодно . Вам задают вопрос: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» каждый год. Доктор? Юрист? Сотрудник противопожарной службы? Может быть, ты не знаешь, но ничего страшного, у тебя есть все время в мире, чтобы повзрослеть и во всем разобраться. Весь мир — твоя устрица.

Не знаю, как вы, а я был тем ребенком, который всегда стремился стать старше. Я хотел вписаться в «больших детей».» Я хотел заниматься большими детскими вещами, смотреть детские фильмы и играть в большие детские забавы. Я хотел повзрослеть, я хотел, чтобы со мной перестали обращаться как с ребенком. Я просто хочу повернуть время вспять. Я хочу пережить те годы, зная то, что я уже знаю. Я бы хотела снова попробовать свои силы в искусстве, я бы умоляла родителей не отменять мои уроки рисования (они думали, что это » бесполезно.») Я бы провел больше счастливых лет, развивая свои увлечения, потому что, черт возьми, если у меня когда-либо будет время для этого сейчас.Теперь я вижу художников, которым 16 лет, которые могли бы надрать мне задницу в искусстве. Жаль, что я не потратил свои подростковые годы на изучение бессмысленных тестов, чтобы попасть в школу, в которой я несчастен. Хотел бы я попробовать все, что хочу сделать сейчас, потому что мне пора «повзрослеть», отказаться от всего этого и подготовиться к реальному миру. Черт, как бы мне хотелось больше играть в видеоигры вместо того, чтобы бросать те, что были в старшей школе, чтобы готовиться к SAT, готовиться к экзаменам AP, поступать в колледж.

Сейчас мне 21 год, я учусь по специальности, о которой перестал заботиться несколько месяцев назад, ради карьеры, с которой не знаю, справлюсь ли я, в «престижном» университете, который высосал из меня все счастье.Я в ужасе, что мне придется отказаться от своих увлечений в обмен на «настоящую жизнь», на карьеру. Чего мне ждать? Всего лишь годы дополнительных экзаменов и учебы, разрушения собственного здоровья ради здоровья других? А потом монотонная жизнь работы? 5 рабочих дней, 2 выходных? Навсегда? Пока я не состарюсь и мое здоровье не кончится?

Иногда я закрываю глаза и надеюсь на побег, надеясь, что моя реальность — это сон. Иногда я беспокоюсь, что мои мысли на грани самоубийства. Я, наконец, деактивировал свою учетную запись Facebook, потому что мне надоело видеть чужое счастье и легкость, как все остальные, кроме меня, держат свое дерьмо вместе и идут куда угодно со своей жизнью.Когда жизнь стала казаться такой бессмысленной? Когда я потерял цель? Что мотивирует других людей вставать каждый день и жить своей жизнью, когда в конце концов все равно?

…И когда я стал слишком стар, чтобы мечтать?

Страх взросления поглощает молодых людей – Северный ветер

Наше общество пронизано молодыми людьми, которые делают все, чтобы не повзрослеть. Может ли быть так, что миллионы людей разделяют одну и ту же психотическую фобию, получившую название гераскофобия: боязнь взросления?

Когда я был ребенком, я просто хотел быть старше, быть как моя старшая сестра, стать взрослым и иметь обязанности.Но теперь у меня невероятное количество обязанностей, с которыми нужно справляться каждый день.

Куда делось мое рвение? Почему я все откладываю во избежание? Потому что быть взрослым не гламурно.

Все говорили мне: «Помедленнее, малыш» или «Веди себя по возрасту. Твое время придет.» Это были не угрозы, это были мудрые слова совета, но я просто не слушала.

Ностальгия начинается в преддверии праздников. Все воспоминания и традиции постепенно начали угасать с годами, особенно когда речь шла о самом младшем ребенке.Как только младший становится «слишком старым» для того, чтобы наряжаться на Хэллоуин или получать подарки от Санты, это перестает быть традицией в доме.

В последний раз, когда я оделся и вышел в район своего детства, я понятия не имел, что это будет последний раз. Вы никогда не знаете, когда традиция, на которую вы рассчитывали годами, просто остановится. Мы слишком заняты, слишком стары или слишком зрелы, чтобы заботиться о веселых и захватывающих вещах в жизни.

В настоящее время на Хэллоуин мне приходится покупать конфеты, если я хочу насладиться угощением, а не получать их ведрами бесплатно, как в детстве.

После просмотра фильмов ужасов я должен сам проверить под кроватью монстров, а не заставлять родителей делать это за меня. Мои соседи по комнате тоже больше не будут этого делать… странно.

Обсуждая будущее и взросление с однокурсниками, я начал с вопроса: «Вы боитесь взрослеть?» и я, кажется, получил общий ответ. Обычно это пожимание плечами или нервный смешок со словами: «Разве мы не все?»

Кажется, что на студентов колледжа нависло постоянное давление, чтобы они закончили обучение вовремя и получили лучшую стажировку, чтобы подготовиться к работе в нужной области карьеры.Если вы действительно беспокоитесь о будущем, иногда вас может беспокоить мысль о том, чтобы найти успешную работу, чтобы содержать гипотетическую семью.

Это 10-я неделя в школе, и в такие напряженные времена, как это, инстинкт вернуться в ностальгическую пустошь тяжел; однако важно понимать, что есть ресурсы, которые помогут нам бороться с этими мыслями.

Во-первых, будущее иногда может быть пугающим и непривлекательным, но оно несет с собой рост и новые возможности.Если мы не растем как личность, то какой в ​​этом смысл? Мы должны посвятить время тому, чем мы увлечены. Люди, которые счастливы на своей работе, занимаются тем, что им нравится, и заставляют это работать.

Вас беспокоит будущее трудоустройство? Поговорите со своим научным руководителем или посетите офис Career Services. Или найдите кого-нибудь в сообществе, занимающегося интересующей вас профессией, и поговорите с ним о том, как они добились того, что имеют сегодня.

Довольно легко просто сидеть и все время беспокоиться о вещах, которые вы можете и не можете изменить.Но, исходя из личного опыта, вы не почувствуете себя лучше, пока не возьмете решение в свои руки.

Беспокойство по поводу взросления: как помочь ребенку преодолеть его

Вероятно, этот пост содержит партнерские ссылки. Вы можете прочитать мою полную политику раскрытия информации здесь.

 

Дети нередко испытывают беспокойство по поводу взросления. В конце концов, мы, родители, являемся для них образцом для подражания. Они видят, как мы принимаем трудные решения и справляемся со стрессами жизни, хотим мы этого или нет.

Мы можем ограждать их от этого как можем, но действительно ли им выгодно скрывать факты жизни?

Как и в детстве, во взрослой жизни есть свои преимущества и недостатки. Обеспечение хорошего баланса между хорошими и не очень хорошими вещами во взрослой жизни поможет уменьшить страх вашего ребенка перед взрослением.

Вот краткий обзор моего недавнего опыта с одним из моих детей, который борется с беспокойством по поводу взросления.

 

«Мама, я боюсь взрослеть.

Недавно мы с моей (почти 13-летней) дочерью собирались вернуть фильм, взятый напрокат. У нас довольно открытые отношения, и она знает, что может поговорить со мной о чем угодно. (Я настоятельно рекомендую это.)

Итак, она начинает мне рассказывать о ситуации в школе с мальчиком, с которым она дружит. Она ему нравится, но она противоречива в своих чувствах. Должен ли он ей нравиться? Это нормально, что он ей нравится?

Мы немного поговорим об этом. Я объясняю правильность и неправильность и неясные серые области как можно лучше.Но я могу сказать, что она все еще находится в противоречии.

Все стихло. Затем я услышал всхлипы. Она плакала.

Я не мог понять, почему она плачет. В конце концов, это был всего лишь мальчик. Сначала я подумал «перепады настроения в период полового созревания».

Сквозь слезы она наконец призналась: «Я боюсь взрослеть. Я не хочу оставлять тебя, папу, Калеба и Картера.

Так вот, раньше у нее была тревога полового созревания (беспокойство по поводу телесных изменений). Но впервые я услышал страх в ее голосе. Она действительно боролась с беспокойством о взрослении.

Я не видел этого AT. ВСЕ. Я бы очень хотел, чтобы я был готов и вооружен всей необходимой информацией о детях, которые беспокоятся о взрослении.

Ну, теперь я. И поскольку я провел все исследования и получил опыт, я хочу помочь и вам лучше понять это.

Продолжайте читать, чтобы узнать о некоторых основных страхах, которые дети испытывают перед взрослением, и о том, что вы можете сделать, чтобы помочь своему ребенку справиться с тревогой.

Страхи, связанные с взрослением

Нетрудно представить, почему ребенок так беспокоится о взрослении. Подумайте об этом… Подумайте обо всем, что вам не нравится во взрослой жизни. Помните все трудные решения, которые вам приходилось принимать, и обязанности, которые вы презираете?

А теперь представьте себе 10-, 11- или 12-летнего ребенка, пытающегося делать эти вещи, принимать эти решения. Вы видите это сейчас?

Если взрослые беспокоятся о взрослой жизни, вполне естественно, что и ребенок.Когда дети становятся старше, они должны признать, что однажды им придется делать эти вещи и действительно заботиться о себе. Это когда страх стать взрослым может установить его. Некоторые из этих страхов включают:

Страх старости. Это один из самых распространенных страхов даже среди взрослых. Есть так много негативных мыслей, которые нужно обработать, думая о старении. Пожилые люди имеют определенное клеймо, связанное с ними. Вы можете подумать о смерти или о том, какие пожилые люди сварливы и раздражительны.И вы можете подумать о том, чтобы потерять свою семью или близких, когда станете старше. Когда кто-то боится стареть, это потому, что он сосредотачивается на конце жизни, а не на той части, где ему предстоит жить и создавать прекрасное будущее.

Кем я стану? Детей часто спрашивают, кем они хотят стать, когда вырастут. Когда ты в детском саду, весело думать обо всем, кем ты мог бы стать, когда вырастешь. Но когда вы становитесь подростком и приближаетесь к взрослой жизни, большинство людей действительно понятия не имеют, кем они хотят быть до конца своей жизни.Это может стать непреодолимой мыслью, которая задерживается до тех пор, пока не вызовет беспокойство о взрослении. Дети могут даже задаться вопросом: «Буду ли я достаточно хорош?» (Я до сих пор иногда сам удивляюсь этому.)

Страх ответственности. Будучи детьми, они должны думать только о том, что происходит здесь и сейчас. Им не нужно планировать питание, беспокоиться о стоимости вещей или следить за тем, чтобы у всех была чистая одежда на неделю. Большинство детей знают, что родители о них позаботятся. Им не нужно беспокоиться о том, где взять их следующую еду.В конце концов, дети понимают, что однажды эти вещи станут их обязанностями. Они начинают думать обо всем, чем им придется пожертвовать.

Разлука с родителями. Это одна из вещей, о которых моя дочь упомянула в нашем разговоре о взрослении. Ей не хотелось покидать домашний уют. Это потому, что дети чувствуют себя в безопасности, защищены и заботятся о своих родителях. Мысль о потере этого комфорта пугает.

Страх одиночества. Это может идти рука об руку с беспокойством по поводу разлуки с родителями.В раннем возрасте в школе дети начинают беспокоиться о том, вписываются ли они в нее. Дома им комфортно быть собой, и у них нет этого беспокойства. Мысли о взрослении и самостоятельных переездах вызывают беспокойство: «Понравлюсь ли я кому-нибудь или буду ли я одинок?»

Преодолеть тревогу по поводу взросления

Как родители, мы хотим, чтобы наши дети были счастливыми и здоровыми и выросли успешными и самостоятельными взрослыми. Мы не хотим, чтобы страх взрослой жизни стоял на пути их личностного роста и зрелости.И мы точно не хотим, чтобы это повлияло на их психическое здоровье. Эти пять вещей помогут вам облегчить взросление вашего ребенка и облегчить беспокойство, связанное с взрослением.

5 вещей, которые вы можете сделать, чтобы помочь своему ребенку преодолеть страх стать взрослым

Будьте обнадеживающими.  Иногда всем нам хочется услышать: «Все будет хорошо». Обязательно говорите об этом своему ребенку, когда он выражает свои страхи. Приведите примеры из вашего опыта, когда вы преодолевали препятствия и все получалось.

Будьте честны. Не скрывайте сложное, но ОБЯЗАТЕЛЬНО уделите время объяснениям. Если мы будем приукрашивать все, мы дадим нашим детям ложные ожидания. Мы не хотим, чтобы они сильно разочаровались, когда достигнут совершеннолетия.

Будьте позитивны. Расскажите ребенку о преимуществах взрослой жизни. Да, обязанностей много. Но есть столько же преимуществ взросления. Расскажите ей о захватывающих и веселых временах, которые вы пережили во взрослой жизни.

Следите за своими реакциями. Мы являемся примером для подражания для наших детей. Если мы хотим, чтобы они думали об изменениях в позитивном ключе, мы должны показать им, как ориентироваться в изменениях и извлекать максимальную пользу из неудобных ситуаций.

Помедленнее. Найдите время, чтобы выслушать своего ребенка и пройти с ним через каждый этап. Я не имею в виду буквально держать ее за руку. Я имею в виду слушать и обращать внимание на ее вопросы. Она даст вам знать, когда будет готова говорить (даже если это будет язык ее тела).

По теме: Как наслаждаться маленькими моментами жизни вместе с детьми
8 позитивных книг, которые помогут вашей девочке покорить подростковый возраст

 

Положительная концовка

Чтобы рассказать вам, чем закончилась наша история… В тот день я попыталась задать как можно больше вопросов, чтобы лучше понять ее страхи и откуда они берутся. Я слушал без осуждения. И я сделал все возможное, чтобы убедить ее, что взросление — это не то, во что вас просто бросили. У тебя впереди годы, сказал я ей.И каждый год будет приносить новый опыт, который будет опираться друг на друга, чтобы создать основу для того, чтобы вы стали взрослыми.

Я объяснил, что страхи и тревога, которые она испытывает, нормальны, и все совершают ошибки. Это просто часть жизни. Вы учитесь у них и используете этот опыт, чтобы в следующий раз сделать более осознанный выбор.

Наша история на самом деле не закончилась. Я знаю, что по мере взросления у нее будут появляться новые страхи, заботы и тревоги. Но я буду рядом, чтобы помочь ей преодолеть эти страхи взросления так долго, как только смогу.

 

Были ли у вас подобные ситуации с вашим ребенком? Давайте обменяемся историями в комментариях ниже.

 

.