Разное

Болезнь жильбера википедия: HTTP 429 — too many requests, слишком много запросов

Содержание

Синдром Жильбера: симптомы, лечение, диагностика

⁠Наследственная доброкачественная дисфункция печени, которая приводит к увеличению в крови уровня свободного билирубина, называется синдромом Жильбера. Многие авторы научных работ не считают эту патологию заболеванием, характеризуя ее как передаваемую наследственным путем конституциональную особенность. В той или иной степени она встречается, как минимум, у 3% населения, а среди жителей Африки ее распространенность достигает 10%. У мужчин синдром Жильбера встречается в несколько раз чаще, чем у женщин, – по разным оценкам, от трех до семи раз.

Общие сведения

Основным внешним признаком синдрома Жильбера служит характерное пожелтение кожных покровов, глазной склеры и слизистых оболочек полости рта. Патология не вызывает структурных изменений в тканях печени и носит периодический характер. Как правило, дефекты обмена до достижения подросткового возраста никак не проявляются и обнаруживаются случайно, при обследовании, проводимом по другой причине.

Врожденная наследуемая патология представляет собой уменьшение выработки в тканях печени фермента глюкуронилтрансферазы, из-за чего в крови остается некоторое количество несвязанного билирубина – продукта распада гемоглобина. Обострение, как правило, происходит из-за:

  • вирусной или бактериальной инфекции, протекающей с повышением температуры;
  • травмы или хирургической операции;
  • у женщин – наступления месячных;
  • нарушения рекомендованной диеты, употребления в пищу продуктов, создающих добавочную нагрузку на печень;
  • недостаточного питания или голодания;
  • чрезмерной инсоляции;
  • недостатка сна;
  • сильной потери жидкости;
  • высоких физических или психологических нагрузок, стрессов;
  • приема определенных лекарств, в число которых входят некоторые антибиотики, гормональные препараты, кофеин и др.;
  • алкогольной интоксикации.

Различают врожденную форму синдрома Жильбера, причиной которой является дефект гена второй хромосомы, и приобретенную, которая развивается после острого гепатита вирусной этиологии.

В целом, заболевание протекает без серьезных осложнений и с благоприятным прогнозом, хотя и сопровождается понижением детоксикационной функции печени.

Проявления патологии

Латентное течение характерно примерно для трети всех случаев заболевания. Чаще всего патологию обнаруживают в периоде между 13 и 30 годами при обследовании, проводимом по другому поводу – например, во время медицинского освидетельствования молодых мужчин призывного возраста. При обострениях синдрома Жильбера симптомы зависят от формы патологии:

  • при диспептической – с тошнотой, изжогой, метеоризмом, металлическим привкусом во рту и болями в правой подреберной области;
  • при астеновегетативной – со слабостью, головными болями, повышенным потоотделением, сердцебиениями, нарушениями сна, тревожностью, мышечными болями;
  • при желтушной – с ярким желтушным окрашиванием кожных покровов и склер без изменения цвета выделений;
  • при латентной – с отсутствием внешних проявлений.

У части пациентов наблюдаются расстройства эмоциональной сферы – депрессивные состояния, раздражительность, беспричинные страхи и приступы паники, а в некоторых случаях повышается склонность к поступкам асоциального характера. Медики объясняют эти расстройства самовнушением, связанным с напряжением психики из-за необходимости посещать врачей, сдавать анализы и проходить обследование.

У вас появились симптомы синдрома Жильбера?

Точно диагностировать заболевание может только врач. Не откладывайте консультацию — позвоните по телефону +7 (495) 775-73-60

Как определяют заболевание

Наиболее важными методами диагностики синдрома Жильбера являются лабораторные исследования, в числе которых:

  • общие анализы крови и мочи – в крови увеличено количество незрелых эритроцитов и слегка пониженный гемоглобин, в моче может присутствовать билирубин;
  • биохимический анализ крови – может быть слегка снижен уровень сахара, содержание белков в пределах нормы, АЛТ и АСТ в пределах нормы, отрицательный результат тимоловой пробы;
  • анализ крови на билирубин – общее содержание повышено за счет роста непрямого билирубина;
  • анализ крови на свертываемость – без отклонений;
  • анализ на маркеры вирусных гепатитов – отрицательный.
  • возможны анализы на содержание железа в сыворотке и другие пробы, связанные с железом крови.

Кроме того, пациенту в обязательном порядке проводят УЗИ печени, чтобы исключить возможность других печеночных патологий. Размеры печени могут немного увеличиваться в периоды обострений. Молекулярно-генетический анализ венозной крови выполняют редко из-за его высокой стоимости, однако он позволяет определить дефектную ДНК, которая является причиной синдрома Жильбера.

Чтобы подтвердить диагноз, проводят нагрузочные пробы:

  • с голоданием – при полном голодании либо при ограничении калорийности уровень свободного билирубина повышается в 2-3 раза;
  • с фенобарбиталом – после пятидневного приема уровень свободного билирубина понижается;
  • с никотиновой кислотой – внутривенная инъекция препарата повышает уровень свободного билирубина в 2-3 раза;
  • с рифампицином – введение препарата приводит к увеличению количества билирубина.

Чтобы исключить хронический гепатит или цирроз, может быть назначена пункция печени.

Как снизить билирубин?

Поскольку патология не приводит к резкому ухудшению состояния пациента, то лечение синдрома Жильбера обычно сводится к формированию образа жизни, при котором риск обострения и повышения уровня билирубина будет сведен к минимуму. Для этого пациент должен избегать:

  • чрезмерных физических нагрузок – занятий спортом, тяжелого физического труда;
  • голодания и недостатка жидкости;
  • длительного пребывания на солнце;
  • употребления алкоголя;
  • приема препаратов с побочным токсическим воздействием на печень.

Важнейшее значение приобретает специальная диета при синдроме Жильбера, которой необходимо придерживаться в течение всей жизни, но наиболее тщательно в периоды обострений. В питании должны преобладать каши, преимущественно гречневая и овсянка, овощные блюда, обезжиренные или маложирные молочные продукты, нежирные сорта мяса, птицы и рыбы. Желательно исключить из меню сладости, выпечку, шоколад, жирные и острые блюда. Порции должны быть небольшими, интервалы между приемами пищи – уменьшенными.

Во время обострений могут назначаться курсы витамина В6 и пищеварительных ферментов, а также короткие курсы фенобарбитала – вещества, связывающего свободный билирубин.

Часто возникающие вопросы

Чем опасен синдром Жильбера?

Сам по себе синдром Жильбера не создает опасности для здоровья и самочувствия. Однако при повышении уровня свободного билирубина постепенно может понижаться выделение желчи, развиваться желчнокаменная болезнь, холецистит или дуоденит.

Почему при синдроме Жильбера нельзя загорать?

Из-за негативного влияния солнечного ультрафиолета на функцию печени загорать при синдроме Жильбера нежелательно ни на открытом солнце, ни в солярии. Прямого запрета нет, но длительная инсоляция может активизировать увеличение несвязанного билирубина. Поэтому желательно выходить на пляж на короткое время (не более получаса) и делать это только в утренние или вечерние часы.

Как передается синдром Жильбера?

Это генетическая патология с аутосомно-доминантным типом наследования, т.е. при наличии у одного из родителей ребенок получает заболевание в 50% случаев.

Не нашли ответа на свой вопрос?

Наши специалисты готовы проконсультировать вас по телефону:

Откуда берётся желтуха и как её лечить

Что такое желтуха

Желтухой называют состояние, при котором кожа, белки глаз и слизистые оболочки приобретают отчётливый желтоватый оттенок.

Фото: BLACKDAY/Shutterstock

Посмотреть, как выглядит желтуха

Закрыть

Этот симптом сообщает, что в организме накопилось слишком много билирубина — желчного пигмента, имеющего характерный жёлто‑оранжевый цвет. Если вы не новорождённый (желтуха в первые пару недель жизни считается вариантом нормы), накопление билирубина всегда свидетельствует о проблемах со здоровьем.

Откуда берётся билирубин и почему он накапливается

Билирубин образуется при расщеплении красных кровяных телец (эритроцитов), которые переносят кислород. В среднем эритроциты живут примерно 120 дней. Затем им на смену приходят новые, а старые прямо в крови разрушаются до простейших химических веществ, чтобы быть выведенными из организма. Пигмент — одно из таких веществ-«отходов».

Печень фильтрует кровоток и изымает из него билирубин. Клетки печени преобразуют пигмент в водорастворимую форму и отправляют в крошечные трубки — желчные протоки. Таким образом, билирубин входит в состав желчи.

Далее через общий желчный проток желчь отправляется в кишечник, где играет свою роль в пищеварении. Билирубин покидает организм вместе со стулом — кстати, именно этот пигмент придаёт калу характерный жёлто‑коричневый цвет.

Сбой на любом из этапов фильтрации и выведения билирубина из организма приводит к тому, что пигмент остаётся в крови и даёт о себе знать пожелтением кожи.

Что приводит к желтухе

Причин много, их можно разделить на четыре категории.

1. Проблемы с клетками крови

При некоторых состояниях эритроциты разрушаются быстрее, чем обычно. Объём их «отходов» в крови стремительно возрастает, и печень не успевает отфильтровать и вывести билирубин.

К нарушению жизненного цикла эритроцитов приводят:

  • Некоторые наследственные заболевания крови. Например, серповидноклеточная анемия, талассемия, сфероцитоз.
  • Гемолитико‑уремический синдром.
  • Малярия.

2. Заболевания печени

Чаще всего желтухой проявляют себя:

  • Гепатиты. Любой — и вирусный, и аутоиммунный (когда организм начинает атаковать собственные клетки печени), и токсический (вызванный отравлениями).
  • Цирроз печени. Это состояние, при котором орган покрывается рубцами — то есть его нормальные клетки заменяются соединительной тканью. Шрамы не могут фильтровать кровь. К сожалению, на начальных стадиях цирроз сложно заметить. Желтуха возникает, когда печень становится неработоспособной практически полностью.
  • Наследственные дефекты ферментов, которые преобразуют билирубин в печени. Не все из этих дефектов опасны. Например, синдром Жильбера, которым страдает каждый двадцатый человек, хоть и проявляет себя желтухой, считается безвредным и не требует лечения.

3. Состояния, ухудшающие проходимость желчных протоков внутри печени

Сузить или заблокировать желчные протоки, по которым отфильтрованный печенью из крови билирубин проходит «на выход», могут:

  • Цирроз печени.
  • Холангит (воспаление желчных протоков).
  • Приём некоторых лекарств</[ref>«]Adult Jaundice[/ref]. Например, оральных контрацептивов, препаратов‑стероидов или антибиотиков на основе пенициллина.

4. Состояния, при которых перекрывается общий желчный проток

Когда общий желчный проток сужается или закупоривается, желчь, содержащая билирубин, иногда просачивается в кровоток и вызывает желтуху. Её называют механической. К ней могут привести:

  • Камни в желчном пузыре. Точнее, выход одного из камней в желчный проток.
  • Панкреатит. Так называют воспаление поджелудочной железы. При этом нарушении железа отекает, увеличивается в размерах и может передавить желчный проток, заставив его сузиться.
  • Воспаление общего желчного протока.
  • Рак поджелудочной железы или желчного пузыря. Опухоль, разрастаясь, нередко перекрывает общий желчный проток.

Что делать при желтухе

Как можно быстрее обратитесь к терапевту. Это важно. Желтуха не самостоятельное заболевание, а симптом. И вам нужно выяснить, о каком нарушении он сигнализирует.

Врач проведёт осмотр и попросит вас пройти исследования. В частности, сделать анализы крови. С их помощью можно:

  • Определить вид билирубина. Таким образом терапевт поймёт, прошёл ли пигмент преобразование в печени или нет.
  • Обнаружить инфекцию, которая могла вызвать повреждения печени, поджелудочной железы и желчных протоков.
  • Выяснить, насколько корректно работает печень. Об этом расскажут так называемые печёночные пробы.

Кроме того, понадобится сдать анализ мочи, а также сделать УЗИ печени, общего желчного протока, поджелудочной. Возможно, врач назначит и другие, более подробные исследования (магнитно‑резонансную томографию, биопсию печени и так далее), чтобы уточнить диагноз.

Лечение желтухи зависит от того, что её вызвало. Когда вы справитесь с причиной нарушения (будь то болезнь или побочный эффект от лекарств), кожа и белки глаз вернут свой нормальный цвет.

Читайте также 💊🚑💉

Синдром Крузона — причины, симптомы, диагностика и лечение

Синдром Крузона – редкое генетическое заболевание, сопровождающееся прогрессирующими деформациями лицевой и мозговой части черепа и краниосиностозом с развитием сопутствующих нарушений. Симптомами этого состояния являются изменение формы головы (брахицефалия, скафоцефалия, тригоноцефалия), крючковидный нос, гипоплазия средней трети лица, нарушения зрения и слуха. Диагностика синдрома Крузона осуществляется на основании внешних проявлений заболевания, рентгенологических данных, а также молекулярно-генетических анализов. Специфического лечения этой патологии не существует, используются паллиативные и симптоматические мероприятия, в том числе хирургического характера.

Общие сведения

Синдром Крузона (краниофасциальный дизостоз 1 типа) – генетическое заболевание, характеризующееся нарушением процессов окостенения и развития элементов скелета лицевого и мозгового черепа. Впервые это состояние было описано в 1912 году французским педиатром О. Крузоном, с тех пор синдром носит его имя. Механизм наследования синдрома Крузона – аутосомно-доминантный, однако заболевание часто обусловлено спонтанными мутациями. Патология встречается достаточно редко – примерно 1,6 случаев на 100 000 новорожденных, при этом данным синдромом обусловлено почти 5% от всех пороков развития, сопровождающихся черепным дизостозом. Долгое время считалось, что это состояние имеет две разновидности – обычную и сопровождающуюся кожными нарушениями (гиперкератозом, акантозом), но с учетом современных данных специалисты в области генетики установили, что синдром Крузона с черным акантозом (CAN) является отдельным наследственным заболеванием. В то же время, патогенез его развития аналогичен классической форме заболевания, именно этим объясняется значительная схожесть симптомов. Состояние с одинаковой вероятностью поражает как мальчиков, так и девочек.

Синдром Крузона

Причины синдрома Крузона

Классический вариант синдрома Крузона обусловлен мутациями гена FGFR2, расположенного на 10 хромосоме – он кодирует аминокислотную последовательность рецептора к фактору роста фибробластов 2. Данный ген обладает значительным размером и большим количеством экзонов, что снижает его стабильность – в нем часто развиваются дефекты, приводящие к многочисленным генетическим заболеваниям, в основном поражающим элементы скелета. Так, помимо синдрома Крузона, мутации FGFR2 могут быть причиной синдромов Апера, Сетре-Чотзена, Бира-Стивенсона, синдрома Пфайффера и многих других патологий. Генетические исследования показали, что краниофасциальный дизостоз 1-го типа способны вызывать более 35 мутаций вышеуказанного гена, в основном они локализованы в области 7 и 9 экзонов.

Практически все дефекты гена FGFR2 относятся к миссенс-мутациям, то есть провоцируют изменение структуры кодируемого белка. Изменение конформации рецептора к фактору роста фибробластов 2 нарушает межклеточные взаимодействия в соединительных тканях черепа, главным образом костной и хрящевой. Это приводит сначала к накоплению фибробластов в области межкостных швов, а потом к активизации процессов окостенения, что и является причиной ведущего проявления синдрома Крузона – черепного синостоза. Некоторые исследователи полагают, что данные генетические дефекты влияют также на эмбриональное развитие структур первой жаберной дуги – к ним относят челюсти и отчасти элементы средней трети лица. Именно этим объясняется гипоплазия челюстей, особенно нижней, при синдроме Крузона.

Причины синдрома Крузона с черным акантозом несколько иные – он вызывается мутациями гена FGFR3, локализованного на 4 хромосоме. Продуктом его экспрессии также является рецептор к фактору роста фибробластов, только 3 типа (в отличие от 2 типа, являющего продуктом гена FGFR2). Выяснено, что только одна мутация этого гена выступает причиной синдрома Крузона с характерными кожными проявлениями – Ala391Glu. Это тоже миссенс-мутация, изменяющая структуру белка-рецептора. Патогенез заболевания практически не отличается от классического варианта. Изменения лица и черепа при синдроме Крузона с черным акантозом аналогичны предыдущему типу, однако к ним присоединяются гиперкератоз различных участков кожи и акантоз, нередко наблюдаются многочисленные родинки.

Симптомы синдрома Крузона

Проявления синдрома Крузона можно заметить уже при рождении ребенка, однако наиболее выраженными они становятся на протяжении первых 3-4 лет жизни. Самым характерным симптомом заболевания является краниосиностоз, который может развиваться на венечном или стреловидном (намного реже) шве, прочно соединяя кости и останавливая нормальный рост головы. Сразу после рождения первые признаки синостоза могут быть стертыми, но всегда наблюдается гипертелоризм, прогнатия нижней челюсти, изменение формы носа по типу «клюва попугая», незначительный экзофтальм из-за уменьшенного размера глазниц, низкое расположение наружного слухового прохода. Иногда при синдроме Крузона выявляется синдактилия пальцев, в этом случае необходимо производить дифференциальную диагностику с синдромом Апера. У некоторых больных обнаруживается атрезия хоан, затрудняющая дыхание, а также гидроцефалия, еще больше осложняющая течение заболевания за счет резкого возрастания внутричерепного давления.

Особенностью синдрома Крузона является неминуемое прогрессирование заболевания, особенно в отношении формы черепа. Из-за образования прочного синостоза и продолжающегося роста размеров головного мозга форма головы изменяется, возникает брахицефалия или «башенный череп» – в зависимости от того, по какому шву произошло срастание. При синдроме Крузона в области сросшихся костей черепа также могут образовываться экзостозы. Такая деформация приводит и к поражению органов зрения – сначала возникает расходящееся косоглазие, затем экзофтальм сильно прогрессирует вплоть до выпадения глазных яблок из орбиты. Нередко синдром Крузона сопровождается расстройствами слуха из-за нарушения структуры пирамиды височной кости – ее полости уменьшены в размерах, некоторые из них могут отсутствовать, нередко это приводит к полной глухоте. Наблюдаются изменения и со стороны нервной системы, обнаруживаются нарастающие признаки умственной отсталости (при отсутствии паллиативных мероприятий), симптомы повышения внутричерепного давления (головные боли, рвота), судорожные припадки.

Синдром Крузона с черным акантозом характеризуется аналогичными изменениями со стороны лица и черепа. При этом некоторые исследователи отмечают, что данная форма заболевания протекает в целом тяжелее и характеризуется повышенной частотой осложнений. Так, атрезия хоан, довольно редко развивающаяся при классической разновидности краниофасциального дизостоза 1 типа, в случае синдрома Крузона с черным акантозом регистрируется почти у половины больных. Кроме того, у пациентов наблюдаются сильно выраженные кожные нарушения – гиперкератоз (разрастание бородавок, гипертрофия кожи), усиленная пигментация. Основная локализация кожных проявлений при синдроме Крузона с черным акантозом – области коленных и локтевых сгибов, шея, живот, носогубные складки, зона вокруг глаз. Также для этого заболевании характерно наличие большого количества невусов (родинок), часто развиваются гипертрофические слабо пигментированные рубцы и шрамы.

Диагностика синдрома Крузона

Выявление синдрома Крузона возможно на этапе пренатального развития, сразу после рождения или в первые годы жизни больного. Для этого применяются рентгенологические методики, общий осмотр, молекулярно-генетические анализы. Вспомогательную роль в диагностике синдрома Крузона играют такие методы, как офтальмологический осмотр, исследование слуха, оценка интеллектуального и психического развития. При осмотре маленьких детей определяются низко посаженные уши, гипоплазия средней трети лица, экзофтальм. У больных синдромом Крузона старшего возраста к этим проявлениям присоединяются расходящееся косоглазие, ослабление слуха вплоть до полной глухоты, изменение формы черепа. На рентгенографии черепа регистрируется синостоз в области венечного, стреловидного или лямбдовидного швов, возможно обнаружение экзостозов и уплощенной формы глазниц.

Томография пирамиды височной кости при синдроме Крузона выявляет нарушение формирования наружного слухового прохода (атрезия или стеноз) и других полостей, иногда наблюдается отсутствие барабанной полости. Турецкое седло несколько расширено, могут образовываться добавочные мелкие околоносовые синусы. Молекулярно-генетическая диагностика синдрома Крузона производится врачом-генетиком и при классической форме заболевания сводится к автоматическому секвенированию 7 и 9 экзонов гена FGFR2 с целью выявления мутаций. При наличии кожных проявлений (гиперкератоза, бородавках, множественных родинках) имеет смысл производить поиск мутации Ala391Glu в гене FGFR3. Для обеих форм синдрома Крузона возможна пренатальная генетическая диагностика, ультразвуковые методики при этом, как правило, малоэффективны.

Лечение синдрома Крузона

Какого-либо специфического лечения синдрома Крузона на сегодняшний момент не существует, применяют только паллиативные мероприятия. К ним относят хирургические вмешательства по ремоделированию формы черепа и устранению синостозов – такие процедуры необходимо начинать как можно раньше и в дальнейшем производить еще несколько раз по мере роста головы. Это снижает уровень внутричерепного давления, что положительно сказывается на умственном развитии больных синдромом Крузона и уменьшает вероятность появления неврологических нарушений. Также с помощью хирургических методик создают искусственный блефарофимоз для снижения степени экзофтальма и предотвращения вывиха глазного яблока. При атрезии хоан производится их расширение оперативным путем для облегчения дыхания. Описаны техники радикальных комплексных операций, направленных на устранение большинства лицевых нарушений при синдроме Крузона. В случае развития кожных изменений для снижения их выраженности рекомендуется наружное применение средств на основе ретиноидов, иногда назначают кортикостероиды.

Прогноз и профилактика синдрома Крузона

Прогноз синдрома Крузона, как правило, неопределенный, многие специалисты оценивают его как неблагоприятный. Это связано с тем, что даже при проведении всех симптоматических и паллиативных мероприятий у больных все равно нарастает расходящееся косоглазие, практически всегда со временем развивается глухота, гипоплазия средней трети лица становится более выраженной с возрастом. Тем не менее, многие больные при соответствующем лечении и уходе могут доживать до преклонного возраста. По причине сильного нарушения зрения и слуха практически всегда происходит инвалидизация пациентов, причиной инвалидности также может стать умственная отсталость. Профилактика синдрома Крузона не разработана, возможно лишь пренатальное определение патологии молекулярно-генетическими методами.

Амфетамины при синдроме дефицита внимания и гиперактивности у взрослых

Актуальность

Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) – это психиатрическое расстройство, которое начинается в детстве и может сохраняться у 50% пациентов во взрослом возрасте. С клинической точки зрения, СДВГ характеризуется гиперактивностью, нестабильностью настроения, раздражительностью, трудностью в поддержании внимания, отсутствием организации и импульсивным поведением. Широко распространено одновременное присутствие и других расстройств, особенно расстройств настроения и злоупотребления психоактивными веществами. Считается, что амфетамины (тип стимулятора) снижают выраженность симптомов СДВГ, однако, существуют опасения относительно их безопасности при регулярном применении пациентами с СДВГ.

Вопрос обзора

Мы исследовали, приводит ли лечение амфетаминами к уменьшению симптомов СДВГ у взрослых.

Характеристика исследований

Авторы обзора нашли 19 исследований, в которых принял участие 2521 пациент. Большинство пациентов были мужчины (57,2%) среднего возраста (средний возраст 35,3 лет) европеоидной расы (84,5%). В этих исследованиях проводили сравнение амфетаминов с плацебо (вещество, которое выглядит как амфетамин, но не содержит активный ингредиент), и в трех из них амфетамины также сравнивали с другими лекарствами, такими как гуанфацин, модафинил и пароксетин. В этом обзоре мы изучили влияние трех различных видов амфетаминов: дексамфетамин (от 10,2 до 21,8 мг/д), лиздексамфетамин (от 30 до 70 мг/д) и смешанные соли амфетамина (ССА) (от 12,5 до 80 мг/д). Продолжительность лечения составила от одной до 20 недель. Восемнадцать исследований были проведены в США, и по одному исследованию — в Канаде и США. Десять исследований были проведены в нескольких исследовательских центрах. Источники финансирования были указаны во всех исследованиях, кроме двух. Шестнадцать исследований финансировались производителем, а одно — государственными учреждениями.

По оценке пациентов все амфетамины уменьшили тяжесть симптомов СДВГ. По оценкам врачей-клиницистов лиздексамфетамин и ССА также уменьшили тяжесть симптомов СДВГ, но при применении дексамфетамина этот эффект не наблюдался. В целом, амфетамины не повышали вероятность продолжения лечения и были связаны с более высоким риском раннего прекращения лечения из-за неблагоприятных событий. Мы не нашли доказательств, позволяющих предположить, что более высокие дозы работали лучше, чем более низкие дозы. Мы не нашли каких-либо различий в эффективности между амфетаминами, которые действуют в течение более длительных периодов времени, по сравнению с теми, которые действуют в течение более коротких периодов времени. Таким образом, по всей видимости, краткосрочное лечение амфетаминами уменьшает симптомы СДВГ, но необходимо проведение дальнейших исследований, в которых бы изучили эффективость амфетаминов при более длительном применении. Мы не обнаружили различий в эффективности между амфетаминами и гуанфацином, модафинилом или пароксетином.

Качество доказательств

Качество доказательств было низким или очень низким для всех исходов по нескольким причинам: пациенты могли знать, какое лечение они получали; число исследований и включенных пациентов было низким, что привело к получению неточных результатов по многим исходам; в исследованиях были проблемы с дизайном; результаты по некоторым исходам варьировали в исследованиях.

Синдром Жильбера: история открытия, симптомы и лечение — Библиотека

Авторы: Паевский А.

«Я вернулся домой… Ядовитая злость мало-помалу заполняла мою душу… Я не спал всю ночь. К утру я был желт, как померанец». Узнаете цитату? Ну как же? Знаменитый автор строк «…без дураков было бы на свете очень скучно!», «…мирный круг честных контрабандистов…» и прочих шедевров. Конечно, мы говорим о Григории Печорине, которого создал литературный гений Михаила Лермонтова. Не просто так мы здесь приводим его слова, так как Печорин — один из самых известных литературных персонажей, наделенных предметом этой главы — странной и в общем-то доброкачественной наследственной болезнью, без которой он, возможно, не был бы «тем самым» Печориным, со своей импульсивностью, эмоциональной лабильностью, склонностью к депрессии и самоедству. Да-да, корень этого кроется в приходящей желтизне, название которой появилось лишь в 1901 году.

На самом деле ни господин Печорин, ни Наполеон I, которого на заре 20 века описали в качестве первого исторического примера простой семейной холемии (если прямо переводить с греческого — «желчь в крови»), о своих «особенностях» даже не подозревали. Если считать годами «бурной жизни» Григория 1838-1840-е, так как именно в этот отрезок времени был написан «Герой нашего времени», и учесть факт, что великий французский полководец умер в 1821 году, то становится понятно, почему.

Кстати, часто можно встретить мнение о том, что желтуха была у самого Михаила Юрьевича, иначе как он так красочно смог описать все симптомы, присущие Печорину?.. Тем не менее источниками это мнение подтвердить не удалось, и домыслы остались простыми домыслами.

Первые попытки объяснить странную интермиттирующую (перемежающуюся) желтуху, зуд, озноб и небольшие диспепсические явления (расстройства пищеварения), которые не были связаны со значительным увеличением и уплотнением печени (что наводило бы на мысли о поражении печеночной структуры и даже, возможно, циррозе), имелись и задолго до 1900-х годов. Но тут есть одна загвоздка: все это имелось с детства и в большинстве случаев носило семейный характер.

Впервые классификацию врожденного синдрома гипербилирубинемии (сложное слово, в котором читается греческое αἷμα — кровь. Гипербилирубинемия — это повышенное («гипер») содержание пигмента билирубина в крови), состоящую из трех разных нозологий, привел коллектив французских авторов под руководством Николя Августина Жильбера. Но еще до этого он вместе со своими коллегами, Пьером Леребулле и Жозефом Кастаньи, опубликовал небольшую заметку о билиарном диатезе в бюллетене Общества врачей больниц Парижа, после чего Жильбер и Леребулле уже более подробно рассказали о простой семейной холемии в журнале «Медицинская неделя» (Semaine médicale). Именно этот труд дал начало существованию синдрома Жильбера в медицинской науке.

О билирубине

Чтобы наши читатели чуть глубже понимали, о чем идет речь, для начала немного расскажем о том, что такое билирубин, откуда он берется и почему его вдруг становится много.

Дело в том, что красные клетки крови, которые переносят кислород — эритроциты, не живут долго. Их «трудоспособный возраст» ограничен лишь 3–4 месяцами (около 120 суток), после чего они отправляются на свое «кладбище», которое больше напоминает биоорганический перерабатывающий завод, — в селезенку. Там высвобождается переносчик кислорода гемоглобин, который распадается и превращается в желчный пигмент билирубин. На самом деле в организме есть и несколько второстепенных источников билирубина, но для нас важен именно этот.

Теперь этот продукт переработки нужно вывести, так как он достаточно токсичный, а сделать это может только печень. С током крови пигмент, присоединившийся к транспортному белку альбумину (так как сам по себе он нерастворим в воде), попадает в печеночные клетки. Там к нему добавляются два «рога» из глюкуроновой кислоты, и если до этого он носил статус «свободного» и опасного, особенно для нервной системы, то теперь официально стал «связанным», или конъюгированным, и относительно безобидным.

Теперь дело за малым — отправить конъюгированный билирубин в резервацию желчного пузыря, а потом в «свадебное путешествие» по кишечнику, за время которого его часть под натиском бактерий превратится в иные метаболиты типа уробилиногена. Частично он выведется и почками.

Структура альбумина.

Чем процесс многоэтапнее, тем большее число звеньев теоретически может сломаться. Отсюда берется и все многообразие желтух (когда билирубина слишком много, он проникает в кровь и окрашивает кожные покровы вместе со склерами глаз), и целый спектр патологий, при которых нужно проводить их дифференциальную диагностику. В случае синдрома Жильбера речь идет о генетической «поломке», из-за которой возникает нехватка фермента, связывающего билирубин с глюкороновой кислотой.

Но об этом мы поговорим позже, а пока прикоснемся к личности французского врача-гастроэнтеролога, которому богатый опыт и смекалка позволили объединить разрозненные признаки в единую концепцию и увековечить себя в истории.

Первооткрыватель синдрома

Николя Августин Жильбер родился в небольшом городке Бюзанси региона Арденны на северо-востоке Франции в 1858 году. Его семья из поколения в поколение занималась фермерским хозяйством. Николя рос счастливым ребенком и оказался на редкость смышленым молодым человеком. Он блестяще отучился в начальной и средней школе, получив за период учебы множество призов и наград за успеваемость. Понятное дело, что ни о каком фермерстве с такими задатками речи даже не шло. Поступив на медицинский факультет Парижского университета, он окончил его в 1880 году, находясь в общем рейтинге студентов его года на втором месте.

Сразу после этого он стал интерном в старейшем госпитале Парижа — Hôtel-Dieu de Paris, который отсчитывает свою историю с 651 года, когда его основал парижский епископ Святой Ландри (Landericus). Юному Жильберу посчастливилось побывать в учениках Шарля Жозефа Бушара — врача-патолога, ученика Жана Шарко, в честь которого названы костные образования межфаланговых суставов рук при остеоартрите — узелки Бушара.

Его учителями были и судебный медик Поль Бруардель, который какое-то время проработал с бактериологом Эмилем Ру, о котором лучше говорить в связи с дифтерией, и гематолог Жорж Гайем, впервые посчитавший тромбоциты и давший свою фамилию болезни Гайема-Видаля (по-другому — приобретенная аутоиммунная гемолитическая анемия), и гепатолог Виктор Гано, в честь которого назван гипертрофический цирроз (цирроз Гано), а также частично — синдром Труазье-Гано-Шоффара, или пигментный цирроз, развивающийся при диабете.

При такой яркой плеяде наставников самому быть специалистом среднего уровня просто стыдно и зазорно. Однако Жильбер доверие учителей более чем оправдывал, впитывал знания и шел по дороге медицины уверенным шагом, попробовав себя в разных областях и везде достигнув определенного успеха.

Статус врача-консультанта общей практики он приобрел через 8 лет после старта в качестве интерна, а уже через год стал адъюнкт-профессором, что сейчас сравнимо с доцентом. Жильбер интенсивно занимался исследованиями в области болезней крови и печени, стараясь проникнуть в суть патологии и найти тот сбой в химизме метаболических реакций, который приводит к катастрофе.

Гепатологией он заинтересовался, работая под руководством Виктора Гано, но его внимание обратили на себя именно семейные случаи желтухи. В итоге его научные поиски позволили ему сформулировать триаду характерных симптомов:

  • «печеночная маска» или желтуха, причем выраженная неярко;
  • ксантелазмы (от греческих слов ξανθός — «желтый» и έλασμα — «покрывать», «лист»), небольшие жировые бляшки на веках;
  • периодичность симптомов, появляющихся, как правило, после сильных физических нагрузок и эмоционального перевозбуждения.

К главным симптомам, помимо наследуемости, он также причислял умеренную гепатоспленомегалию (увеличение размеров печени и селезенки).

Помимо этого картину дополнили характерные реакции крови, обнаруживающие повышенное содержание билирубина. Жильбер определил, что это была фракция именно неконъюгированного, или свободного пигмента.

Интересно также то, что в описаниях случаев он привел Наполеона I в качестве показательного примера такой семейной холемии и того, каким может быть «желчным» темперамент, предполагая, что особенности характера французского императора и полководца связаны именно с этим заболеванием.

Однако неврастения и истерия вместе с расстройствами пищеварения, склонностью к геморрагиям (кровоизлияниям) и подъемами температуры отошли у него в группу вторичных признаков.

Во всяком случае то, что Наполеон страдал от хронического гепатита, в который у него в итоге перешла нелеченная и постоянно усугубляемая внешними факторами наследственная патология, документально подтверждено данными вскрытия. Речь там идет о сильно увеличенных размерах печени, расширенных и переполненных кровью сосудах и перестройке ткани, характерной для запущенного воспаления.

Звание профессора терапии Жильбер получил на следующий год после выхода знаковой статьи «La cholémie simple familiale», а профессором клинической медицины он стал в 1905 году, после чего его избрали членом Академии наук. Он опубликовал несколько учебников, был прекрасным и харизматичным лектором, которого обожали студенты. Помимо своей медицинской деятельности он коллекционировал предметы искусства.

К сожалению, после такого ослепительного старта Жильбера подкосила война, вернее ее печальные следствия: в 1914 году было разрушено его родовое поместье в Бюзанси и убиты родители, братья и сестры с семьями. Это сильно подорвало его душевное и физическое здоровье, хотя он и прожил до 69 лет.

***

Иногда в некоторых справочниках рядом с фамилией Жильбера в названии синдрома можно увидеть еще одну фамилию, которая принадлежит датскому врачу Иенсу Эйнару Мейленграхту. Он закончил медицинский факультет Копенгагенского университета, получил степень доктора медицины в 1912 году, а уже через 12 лет возглавлял медицинский отдел больницы Bispebjerg. Его научные интересы распространялись на гематологию и гепатологию, и в 1939 году он опубликовал труд «Интермиттирующая детская желтуха», который, как долгое время считалось в медицинской среде, дополнял, уточнял синдром Жильбера и полностью ему соответствовал.

Описания на самом деле были похожи по многим параметрам: возраст первых проявлений (детство-юность), перемежающийся характер желтухи, не очень высокий уровень билирубина в крови за счет неконъюгированной фракции, клинические проявления в виде желтушности кожи и слизистых, диспепсии, астении, даже недостаток фермента, «пришивающего» глюкуроновую кислоту к билирубину. Только позже, уже в начале 21 века, выяснилось, что все-таки они разные. Все дело в тончайших деталях патогенеза: в случае синдрома Мейленграхта мембрана печеночной клетки способна захватить билирубин и протолкнуть его внутрь себя, а в случае синдрома Жильбера — нет.

Синдром Жильбера в науке

С самого начала 20 века у синдрома появлялось все больше описаний и синонимов. Как его только не называли: и семейной доброкачественной неконъюгированной гипербилирубинемией, и конституциональной дисфункцией печени, и низкоактивной хронической гипербилирубинемией… Суть от этого не менялась.

Современный взгляд на болезнь имени знаменитого в узких кругах француза появился в 1995 году, когда удалось открыть мутацию гена, «виновную» в семейной интермиттирующей желтухе. Она обнаружилась в гене UGT1A1, расположенный на второй хромосоме человека, в запускающей (промоторной) области которого произошла мутация. Из-за этого и производится связывающего билирубин фермента гораздо меньше, чем нужно.

Расположение гена UGT1A1.

Сейчас среди специалистов есть мнение, что синдром Жильбера — это в общем-то не болезнь в прямом смысле этого слова, так как при определенном образе жизни ее практически полностью можно компенсировать. Однако врачи не советуют отпускать поводья внимания и приводят весьма внушительные данные, согласно которым риск заболеть желчнокаменной болезнью у носителей мутации гена UGT1A1 повышается многократно. В первую очередь в эту группу попадают мужчины.

Как жить с синдромом Жильбера

В целом же исследования последних лет говорят о том, что с синдромом Жильбера можно не просто существовать, но и весьма полноценно жить, наслаждаясь всеми красками мира. А поддержать нормальное состояние помогут, например, препараты урсодезоксихолиевой кислоты и фенобарбитал.

Правда, для этого нужно не бояться синдрома и доверять врачам, иначе произойдет так, как случилось несколько лет назад в одной из крупных московских клиник. Во время одного из общих собраний главный врач, плача от смеха, рассказал, что на их больницу подали в суд за клевету и нанесение морального вреда. А дело было вот как.

В больницу из одного из российских регионов направили мальчика, которому не смогли поставить диагноз. В Москве ребенка приняли, поняли, что у мальчика — синдром Жильбера, ребенка стабилизировали, прописали курс лечения и поддержки и выписали с диагнозом обратно в область. Мама же, получив выписку о наследственном заболевании, подала заявление, в котором указала, что она, такая-то такая-то, никогда во Франции не была (документы прилагаются), ни с каким Жильбером в интимную связь не вступала (честное благородное слово прилагается), поэтому и у ее мальчика никакой болезни всякого там Жильбера и вообще никакого француза быть не может!

Источник

опубликовано 01/03/2019 18:44
обновлено 24/03/2019
— История медицины, Популярная медицина, Анализы и обследования, Методы лечения, Врожденные и наследственные болезни, Врожденные и наследственные болезни, генетика, Гематология, Редкие болезни

список анализов и референтные значения

Печень — самая крупная железа в организме человека. Ее нередко сравнивают с настоящей биохимической лабораторией, с заводом по нейтрализации токсических веществ, фабрикой по производству ферментов или с депо для складирования крови, важнейших витаминов и микроэлементов. Перечисление всех функций и задач печени заняло бы не одну страницу мелкого текста. Поэтому очевидно, что, если настолько незаменимый орган нашего организма дает сбой, последствия могут быть самыми печальными. Вовремя распознать причину возникшей проблемы помогут лабораторные исследования, о которых мы поговорим ниже.

В каких случаях может потребоваться проверка печени?

Проходить обследования самых важных органов и систем организма в профилактических целях рекомендуется регулярно. Но есть ряд симптомов, сигнализирующих о том, что проверка требуется как можно быстрее. Так, обследовать печень следует незамедлительно, если появились признаки дисфункции органа. Когда нужно проверить печень?

  1. Неприятные ощущения в области нижней пары ребер справа — одно из начальных проявлений проблем с печенью. Непривычные ощущения и чувство сдавленности или переполненности в районе печени могут сопровождать еле заметные тянущие боли, покалывания. Обычно они дают о себе знать при смехе, громком разговоре или крике, чихании, резких наклонах в сторону, поднятии тяжестей, а также после употребления жирной, копченой, жареной или острой пищи. Поначалу новое чувство может не вызывать боли или ощутимого дискомфорта — в таком случае еще говорят: «Узнал, где находится печень». Это повод насторожиться, поскольку даже мягко выраженные симптомы могут свидетельствовать о начальной стадии серьезного заболевания печени. Сильная боль в животе, которая беспокоит время от времени, также может быть симптомом патологии печени.
  2. Печень увеличена в размерах. Изменение размеров главной железы безошибочно фиксируется при ультразвуковом исследовании, но заметить перемены можно и самостоятельно. Например, может выпирать живот — без увеличения общей полноты и практически без прибавки в весе. Особенно заметен симптом у людей с худощавым телосложением.
  3. Неприятный привкус во рту. Пациенты с хроническими печеночными проблемами отмечают постоянную сухость во рту и горечь на языке, иногда с характерным привкусом, который определяют как «металлический». При этом во рту отмечается вяжущее чувство, снижаются вкусовые ощущения. Привычная пища может вызывать неприятие, вплоть до тошноты и позывов к рвоте.
  4. Потеря веса на фоне астенического синдрома. Этот симптом во многом является следствием предыдущего. Неприятие пищи, утрата вкуса, тошнота приводят к уменьшению рациона, что влечет потерю веса. При этом пациент жалуется на необоснованную раздражительность, а также на слабость, сонливость, утомляемость, ведь потребности организма в энергии не удовлетворяются, а токсические эффекты от нарушенного азотистого (белкового) обмена сильно возрастают — при повышенной концентрации аммиака в крови наступает вторичная (печеночная) гипераммониемия.
  5. Желтуха — общий комплекс симптомов, который выражается в желтушности кожного покрова слизистых оболочек и белков глаз, а также в изменении цвета мочи и кала, зуде кожи, ознобе.

Справка

Характерную «печеночную» желтушность вызывает желчный пигмент билирубин, который образуется при распаде эритроцитов крови[1]. Этот процесс непрерывно происходит в тканях человека на клеточном уровне. При нормальном функционировании организма билирубин выводится и «утилизируется» печенью. А вот накопление желтушного пигмента в тканях ясно дает понять, что печень со своими задачами не справляется.

Людям, страдающим хроническими заболеваниями ЖКТ (такими как гастродуодениты, панкреатиты, нарушения в работе желчного пузыря, хронические запоры), также рекомендуется периодически проверять печень.

Проверку печени на заболевания проводят и при беременности (в идеале — еще на этапе планирования), перед хирургическими операциями и курсом лечения, предусматривающим прием сильнодействующих препаратов.

Что позволяет выявить проверка (скрининг) печени:

  • сам факт заболевания, его степень, уровень нарушения работы печени;
  • наличие и степень гистологических (клеточных) изменений структуры печеночной ткани, таких как фиброз и цирроз печени;
  • диагностика специфических заболеваний печени — вирусные и аутоиммунные гепатиты, жировой гепатоз;
  • диагностика и контроль эффективности лечения рака печени и метастатического поражения органа.

Как проверить здоровье печени? Какие анализы сдают для поверки печени? Какие методики при этом используются в современной лабораторной практике?

Биохимический анализ крови в целях оценки состояния печени

Биохимия крови — лабораторное исследование, целью которого является оценка функционирования органов и систем организма на основе данных о скорости, характере и конечных продуктах обмена веществ — информации о метаболизме белков, жиров и углеводов, а также о потребностях организма в витаминах и микроэлементах. Патологические состояния печени и поджелудочной железы неизбежно отражаются в параметрах биохимического анализа крови, показывающих расхождение с нормой — с так называемыми референтными значениями.

Объем информации, требуемый для постановки, опровержения или уточнения диагноза, отличается в зависимости от клинической картины, сформированной врачом с учетом данных УЗИ, анамнеза и общего осмотра пациента. Гепатолог или терапевт может назначить стандартный биохимический скрининг из шести показателей или расширенное обследование, включающее определение до 15 параметров крови.

Для того чтобы биохимический анализ крови дал достоверные результаты, к нему необходимо надлежащим образом подготовиться. Точную информацию можно получить непосредственно у сотрудников лаборатории. В некоторых случаях, например, при выполнении стандартного обследования, каких-то особых требований нет. А вот при сдаче крови на «ФиброТест» или альфа-фетопротеин они имеются.

Коротко объясним некоторые основные моменты:

  1. Почему анализ на биохимию сдается строго натощак. Поскольку печень задействована в процессе пищеварения, характер пищи влияет на данные анализа, значительно искажая их. Чтобы избежать этого искажения, последний прием пищи должен быть не позднее восьми часов до взятия крови на анализ. То же касается любого питья, кроме воды.
  2. Алкоголь под запретом! Даже малая доза алкоголя вызывает значительную нагрузку на печень, меняет свойства крови, в частности ее свертываемость. Поэтому минимальный срок между употреблением горячительных напитков и взятием крови на биохимию — трое суток.
  3. Негативно влияет на достоверность результатов и курение. Поинтересуйтесь у врача, когда перед сдачей крови на обследование можно выкурить сигарету, если вы подвержены этой пагубной привычке. Например, нельзя курить за 60 минут до сдачи крови на альфа-фетопротеин.
  4. Спорт тоже подождет. При сдаче некоторых анализов рекомендуется исключить физические нагрузки, в особенности активные занятия спортом. Следует избегать психоэмоционального напряжения, стрессовых ситуаций, соблюдать режим сна.
  5. Прием медикаментов отменяется. Исказить результаты анализа биохимии могут даже витамины, поэтому любые медикаментозные средства не рекомендовано принимать минимум неделю до ответственного момента, поскольку некоторые из них могут иметь долгосрочное влияние на состав крови. Но если отказаться от приема лекарств вам нельзя по клиническим показаниям, врача следует поставить в известность о принимаемых препаратах.

Кроме того, женщинам перед сдачей биохимии на скрининг печени рекомендуется сделать тест на беременность.

Процедура не требует от пациента никаких усилий и не вызывает болевых ощущений.

Какие значения показывает биохимический анализ на печеночные пробы крови и о чем свидетельствует результат? (См. табл. 1.)

Таблица 1. Референтные значения и расшифровка показателей биохимического скрининга печени[2].

Показатель

Норма для взрослых

О чем может свидетельствовать отклонение

Выше нормы

Ниже нормы (резкие падения показателя)

Билирубин
(общий)

Мужчины ≥2 мес. — 24 мкмоль/л

Женщины ≥2 мес. — < 19 мкмоль/л

Беременные женщины — < 19 мкмоль/л

Желтухи:

  • гемолитические (надпеченочные),
  • паренхиматозные (печеночные),
  • холестатические (подпеченочные).

Синдромы функциональные гипербилирубинемические

Билирубин
(прямой, или конъюгированный, связанный)

5 мкмоль/л

  • Гепатиты: вирусные и токсические (медикаментозные).
  • Желтухи: механическая и у беременных.
  • Нарушения желчевыводящих путей: холециститы и холангиты.
  • Билиарный цирроз, онкопатология.
  • Синдромы функциональные гипербилирубинемические

АлАт, или АЛТ
(аланинамино-трансфераза)

До 41 Ед/л (мужчины), до 31 Ед/л (женщины)

  • Сердечная недостаточность, миокардит или обширный инфаркт миокарда.
  • Обширная травма.
  • Гепатиты: токсические (алкогольные, медикаментозные) или острые вирусные.
  • Желтухи: холестатическая или механическая.
  • Жировой гепатоз.
  • Острый панкреатит.
  • Цирроз, первичный и метастатический рак печени
  • Дефицит витамина B6.
  • Обширный некроз, цирроз печени

АсАт, или АСТ
(аспартатаминотрансфераза)

До 40 Ед/л (мужчины), до 32 Ед/л (женщины)

  • Кардиохирургические вмешательства, инфаркт миокарда, острый ревмокардит, тяжелый приступ стенокардии.
  • Тромбоз легочной артерии.
  • Обширная мышечная травма.
  • Холестатический синдром.
  • Гепатиты: токсические (алкогольные, медикаментозные) или острые вирусные.
  • Острый панкреатит.
  • Первичный и метастатический рак печени
  • Дефицит витамина B6.
  • Обширный некроз, разрыв печени

ГГТ
(Гамма-глутамилтранспептидаза)

До 60 Ед/мл (мужчины), до 40 Ед/мл (женщины)

  • Холестатический синдром: внутрипеченочный и внепеченочный.
  • Гепатиты острые и хронические: токсические (алкогольные, медикаментозные), вирусные, в результате воздействия радиации.
  • Панкреатиты: острые и хронические.
  • Нефриты: гломерулонефрит и пиелонефрит.
  • Онкопатология: поджелудочной железы, простаты, гепатомы

Щелочная
фосфатаза

Мужчины:

13–14 лет — 116–468 Ед/л,

15–17 лет — 82–331 Ед/л,

≥18 лет — 55–149 Ед/л.

Женщины:

13–14 лет — 57–254 Ед/л,

15–17 лет — 50–117 Ед/л,

≥18 лет — 35–104 Ед/л.

Беременные женщины (>20 нед.)

— 30–240 Ед/л
  • Переизбыток гормонов щитовидной железы — гиперпаратиреоз.
  • Дефицит кальция и фосфора.
  • Патологии костной ткани и переломы.
  • Холестатический синдром: внутрипеченочный и внепеченочный.
  • Гепатиты токсические: алкогольные и медикаментозные.
  • Некроз, цирроз, рак печени
  • Дефицит цинка, магния, витаминов C и B12.
  • Анемии крови.
  • Отравления металлами.
  • Дефицит гормонов щитовидной железы

Расширенный вариант биохимического исследования в целях оценки функции печени может включать также показатели общего белка и белковых фракций, холинэстеразы, липазы, лактатдегидрогеназы-1 (ЛДГ), глюкозы, мочевины, протромбина, общего холестерина. Получение данных биохимического анализа редко занимает более одного–двух рабочих дней. При этом следует помнить, что интерпретация результатов скрининга и постановка диагноза — исключительная прерогатива врача. Например, превышение нормального значения щелочной фосфатазы в три раза может говорить об алкогольном или вирусном гепатите, в пять раз — о жировой дистрофии печени, а в 20 раз — о лекарственном гепатите или билиарном циррозе.

Гепатолог собирает «пазлы» из данных анализов крови и мочи, результатов УЗИ, общего осмотра, анамнеза пациента в общую клиническую картину, которая может быть названа холестатическим, мезенхимально-воспалительным, цитолитическим синдромом, синдромом портальной гипертензии или печеночно-клеточной недостаточности.

Анализы для оценки степени фиброза (цирроза) печени

Фиброз — заболевание печени, при котором особые печеночные клетки (гепатоциты) разрушаются и их места занимают фиброциты — клетки соединительной ткани. Причиной фиброза часто становятся инфекционные заболевания печени — гепатиты. Также нередко фиброз является следствием поражения печеночной ткани токсическими веществами, сильнодействующими медикаментозными препаратами и алкоголем.

Различают четыре стадии фиброза, которые в международной системе METAVIR обозначаются индексами от F1 до F4, где F1 — самая легкая стадия, а F4 — уже цирроз. Индекс F0 означает, что печень без признаков фиброзных изменений.

Диагностируется заболевание путем ультразвукового обследования подреберной зоны. Однако такое исследование печени не является исчерпывающим: иногда фиброз дает на УЗИ картину, схожую с онкологическими заболеваниями или гепатозом.

Справка

Жировой гепатоз — процесс замещения печеночной клетчатки жировой тканью. Нередко является следствием ожирения и сахарного диабета.

Для уточнения картины болезни раньше широко применялась биопсия — взятие на анализ пробы клетчатки печени. Но современные лабораторные методы диагностики, в частности «ФиброТест», «ФиброМакс» и «СтеатоСкрин», разработанные французской компанией BioPredictive и получившие в России государственную регистрацию, позволили еще в 2007 оказаться от этого травмирующего способа[3].

Актуальные методики определения состояния структуры печени заключаются в глубокой математической обработке различных показателей (абсолютных значений и соотношений между собой) крови пациента, среди которых α2-метаглобулин, аполипопротеин, билирубин, глюкоза, АСТ, АЛТ, триглицериды и другие.

На заметку

Значительное увеличение соотношения АсАт и АлАт (коэффициента де Ритиса) может означать ярко выраженные фиброзные изменения — цирроз печени[4]. Но сам по себе этот показатель может свидетельствовать о сердечно-сосудистых заболеваниях, поэтому рассматривается только в комплексе с другими факторами.

Кроме того, учитывается рост и вес пациента, его пол и возраст. Результат «ФиброТеста» — числовое значение от 0 до 1 с шагом равным 0,01.

«ФиброТест» не только показывает, имеются ли в печени патологические процессы, но и в количественных показателях иллюстрирует степень их развития. Это высокочувствительный тест, поэтому он позволяет диагностировать патологические изменения в печени на самых ранних этапах, пока они еще обратимы и не привели к разрушению органа.

Имеются противопоказания и ограничения к сдаче этого теста:

  1. Острый гемолиз.
  2. Острый гепатит.
  3. Внепеченочный холестаз.
  4. Синдром Жильбера (наследственное заболевание, характеризующееся умеренным повышением свободного билирубина в крови).
  5. Пересадка печени.

Взятие крови и подготовка к «ФиброТесту» такая же, как и при биохимических анализах. В этом смысле «ФиброТест» — это расширенная биохимия.

Другой подход к выявлению фиброзных изменений — эластография. Установлено, что структурные нарушения печеночной ткани (фиброз, цирроз, онкология) вызывают рост показателя эластичности органа. С помощью ультразвукового прибора («ФиброСкан») осуществляется точное измерение эластичности печени в паскалях, после чего выводится общее значение, которое и используется для диагностики. Этот метод также является эффективным анализом печени на рак. Расшифровка показателей обоих методов показана в таблице.

Таблица 2. Сравнительная расшифровка результатов исследования «ФиброТест» и эластографии.

METAVIR

«ФиброТест»

Эластография (ср. кПа)

F0 F2 4,38
F1 0,28–0,47 5,84
F2 0,48–0,58 7,45
F3 0,59–0,74 8,7
F4 0,75–1 27,6

Дальнейший резкий рост эластичности печени (75 кПа) показывает наличие гепатоцеллюлярной карциномы (ГКЦ, рака печени).

Лабораторная диагностика вирусных и аутоиммунных заболеваний печени

Если заболевание печени имеет инфекционную (вирусную) или аутоиммунную природу, это проявляется наличием в крови антител.

К сведению!

Аутоиммунными называются заболевания, развивающиеся в результате поражения антителами здоровых клеток различных органов.

В какой-то момент иммунная система начинает принимать собственные клетки как болезнетворных агентов и начинает с ними борьбу. Причины и природа явления окончательно не изучены до сих пор.

Но прежде чем диагностировать аутоиммунный гепатит, следует наверняка исключить инфекционную природу заболевания. Чтобы подтвердить либо исключить наличие этого фактора сразу, назначаются тесты на антитела классов IgG и IgM к вирусным гепатитам A, B, C, D, G, E, а также качественное и количественное определение РНК и ДНК вирусов методом ПЦР — полимеразной цепной реакции.

Маркерами аутоиммунного гепатита (АИГ) являются такие специфические антитела[5]:

  1. АМА-М2. Основной маркер аутоиммунного гепатита 1-го типа, первичного билиарного цирроза. Главный показатель наличия данного заболевания.
  2. LKM-1. Маркер аутоиммунного гепатита 2-го типа. Для постановки диагноза наличия в крови LKM-1 недостаточно, так как это антитело может встречаться при вирусном гепатите C.
  3. LC-1. Также маркер гепатита 2-го типа. Наличие в крови одновременно LC-1 и LKM-1 позволяет сделать точный вывод, что заболевание имеет аутоиммунную природу, вирусное происхождение исключается.
  4. SLA/LP. Маркер аутоиммунного гепатита 3-го типа. Является достаточным для диагностики, так как при других заболеваниях не встречается.

В чем особенность аутоиммунного гепатита каждого типа?

  1. Тип 1. Может проявиться в любом возрасте, но пик заболеваемости приходится на подростковый и предпенсионный возраст. При отсутствии лечения дает осложнения в виде цирроза у более чем 40% пациентов[6]. Основной метод терапии — прием иммунодепрессантов (препаратов, подавляющих иммунитет).
  2. Тип 2. Более редкая разновидность АИГ, но более опасная: чаще всего поражает детей до 14 лет[7], устойчива к иммунотерапии. Прекращение приема препаратов нередко вызывает рецидивы болезни. Часто сочетается с другими заболеваниями — инсулинозависимым диабетом, язвенным колитом.
  3. Тип 3. Наблюдается у пациентов с гепатитом первого типа. До сих пор нет единого мнения, является ли эта форма болезни отдельным типом.

Исследования на вирусное или аутоиммунное поражения печени, как правило, проводятся по результатам биохимического скрининга — оценки функции печени, если последний выявил серьезные отклонения показателей от нормы.

Анализ на альфа-фетопротеин — маркер первичного рака печени

Альфа-фетопротеин (АФП) — это специфический белок, который хорошо известен врачам-гинекологам. Белок синтезируется при развитии эмбриона, поэтому оценку уровня АФП в крови беременной женщины используют для контроля состояния плода.

У взрослых мужчин и небеременных женщин в норме уровень АФП очень низок. Его увеличение может быть связанно с развитием рака печени (либо рака яичек у мужчин) и наличием метастазов в печень — дело в том, что при развитии опухолевого процесса синтезировать АФП начинают раковые клетки. Поэтому он является высокоинформативным онкомаркером рака печени.

Это важно!

Небольшое повышение уровня онкомаркеров в крови может иметь место также при доброкачественных опухолях и воспалительных заболеваниях.

Чувствительность этого теста очень высока: постепенное увеличение концентрации АФП отмечается у 95% пациентов с первичным раком печени[8]. Метод можно использовать для ранней диагностики, так как часто повышение уровня АФП в крови на один–три месяца может опережать появление клинических симптомов. Также при помощи этого теста удается оценить успех терапии при раке печени.

Перед тестом требуется определенная подготовка, о которой сообщит сотрудник лаборатории. Например, за 10 дней до обследования необходимо прекратить прием любых лекарственных препаратов (по согласованию с лечащим врачом). Прием биотина и моноклональных антител может повлиять на результаты, поэтому, если их нельзя отменить, нужно предупредить об этом факте лечащего врача и медицинского работника, осуществляющего взятие биоматериала.

Чтобы получить точные результаты, кровь на АПФ сдают натощак (8–14 часов после последнего приема пищи). На ужин накануне обследования нельзя есть жирные блюда. За час до анализа нельзя курить, пить чай и кофе, рекомендовано исключить физические и эмоциональные нагрузки. Взятие крови не проводится после физиотерапии, массажа, УЗИ и рентгеновского обследования.

Итак, пренебрегать симптомами, указывающими на возможные проблемы с печенью, ни в коем случае не следует. Современная медицина предоставляет все возможности для быстрой и точной диагностики функциональных нарушений этого органа. Вам же следует быть внимательными к своему здоровью и обращаться к врачу при первых же признаках заболеваний, а лучше — в профилактических целях.


Вся информация, касающаяся здоровья и медицины, представлена исключительно в ознакомительных целях и не является поводом для самодиагностики или самолечения.

Синдром Жильбера

Около 5  % жителей России страдает синдромом Жильбера. Это состояние проявляется неспецифическими симптомами: болями в животе, расстройствами пищеварения (тошнотой, отрыжкой, запорами, диареей), усталостью, общим недомоганием, тревожностью, иногда легкой желтушностью кожи и склер. Причина синдрома Жильбера – снижение активности фермента уридинфосфатглюкуронилтрансферазы, из-за которого повышается концентрация билирубина в крови. Его своевременная диагностика позволяет дифференцировать диагноз с тяжелыми заболеваниями печени и крови, вовремя ограничить прием препаратов, обладающих гепатотоксическим действием, скорректировать свой образ жизни до полного исчезновения дискомфорта, вызываемого гипербилирубинемией.

Самый быстрый способ выявления синдрома Жильбера – прямая ДНК-диагностика, заключающаяся в определении числа (TA)-повторов в гене UGT1A1 – уридинфосфатглюкуронилтрансферазы. Увеличение количества этих повторов – обязательное условие возникновения синдрома Жильбера. Лечения в большинстве случаев не требуется. Главной профилактикой развития клинических симптомов является избегание провоцирующих факторов.

Русские синонимы

Доброкачественная гипербилирубинемия, ювенильная перемежающаяся желтуха.

Английские синонимы

OMIM #143500, Gilbertsyndrome, Hyperbilirubinemia.

Симптомы

Основные симптомы: повышение уровня билирубина и желтуха, которая может быть разной степени выраженности (от легкой желтушности склер до выраженной желтушности кожи и слизистых оболочек)

Астенические явления: повышенная утомляемость, слабость, нарушения сна.

Другие возможные проявления: тяжесть в правом подреберье, тошнота, изжога, неспецифические боли в животе, реже пигментные пятна на теле, лице.

Общая информация о заболевании

Синдром Жильбера встречается в среднем у 5  % населения. Это наследственное заболевание, характеризующееся эпизодами желтухи, которое развивается вследствие повышения непрямого билирубина в сыворотке крови. В основе синдрома Жильбера – снижение функциональной активности фермента печени – уридинфосфатглюкуронилтрансферазы (УДФГТ). При распаде эритроцитов выделяется непрямой билирубин, который затем поступает в кровь и в норме в гепатоцитах (клетках печени) связывается с глюкуроновой кислотой под влиянием УДФГТ. При недостаточности данного фермента нарушается захват билирубина и его конъюгация, что приводит к повышению уровня билирубина и его накоплению в тканях – этим объясняется желтушность.

Фермент УДФГТ кодируется геном UGT 1A1. Мутация в промоторной области гена UGT 1A1 характеризуется увеличением количества (ТА)-повторов (в норме их число не превышает 6). Если их становится 7 в гомозиготном или гетерозиготном состоянии, функциональная активность фермента УДФГТ снижается – это обязательное условие для возникновения синдрома Жильбера. У гомозиготных носителей мутации заболевание характеризуется более высоким уровнем билирубина и выраженными клиническими проявлениями. У гетерозиготных носителей преобладает латентная форма, проявляющаяся, как правило, в возрастании уровня билирубина.

Заболевание может проявляться в разном возрасте, у мальчиков чаще в подростковом. В большинстве случаев клинические симптомы возникают после перенесенного острого заболевания, в основном вирусной этиологии, после эмоциональной или физической нагрузки, употребления алкоголя, приема ряда лекарственных препаратов, в метаболизме которых участвует УДФГТ. Также желтуха может быть спровоцирована такими факторами, как голодание, солнечное облечение, нарушения питания (употребление жирных, консервированных продуктов с избыточным количеством специй).

Типичным проявлением болезни Жильбера является желтуха. Наблюдаются также астеновегетативные расстройства: слабость, нарушения сна, повышенная утомляемость. При длительно текущей гипербилирубинемии бывают депрессии. Также характерны диспептические явления и тяжесть в правом подреберье. Редко под влиянием света появляется тенденция к пигментации кожных покровов. По некоторым данным, синдром Жильбера сочетается с дискинезией желчевыводящих путей.

Гипербилирубинемия (повышение уровня билирубина) чаще всего составляет не более 100 ммоль/л с преобладанием непрямой фракции. Остальные печеночные пробы, как правило, не изменены.

Часто отмечается бессимптомное течение, когда синдром Жильбера может обнаруживаться при случайно выявленных отклонениях в биохимическом анализе крови (показатель билирубина).

Кто в группе риска?

Люди, имеющие близких родственников с диагностированным синдромом Жильбера.

Диагностика

  • Определение уровня общего билирубина и его фракций.
  • Генетическая диагностика.Самый быстрый способ выявить синдром Жильбера – прямой ДНК-анализ, заключающийся в определении числа (TA)-повторов в гене UGT1A1.
  • Узи печени и желчного пузыря.

Лечение

Как правило, синдром Жильбера не требует лечения. При клинических проявлениях необходимо избегать провоцирующие факторы риска: значительные физические нагрузки, обезвоживание, голодание, злоупотребление алкоголем. Пациентам с синдромом Жильбера не рекомендуется прием препаратов, в метаболизме которых участвует фермент УДФГТ, так как возможно развитие гепатокосических реакций. Лекарственные препараты назначает врач по показаниям, оценивая соотношение польза-риск, в зависимости от наличия эпизодов желтухи, уровня билирубина. При обострении синдрома Жильбера рекомендуется придерживаться диеты № 5 по Певзнеру, а из лекарственной терапии в основном используют фенобарбитал. Также в терапии могут применяться гепатопротекторы, они назначаются курсом.

Профилактика

Своевременная диагностика синдрома Жильбера позволяет отличить его от других заболеваний печени и крови, вовремя ограничить прием препаратов, обладающих гепатотоксическим действием, скорректировать образ жизни пациента до полного исчезновения дискомфорта, вызываемого гипербилирубинемией.

Рекомендуемые анализы

Синдром Жильбера: MedlinePlus Genetics

Изменения в гене UGT1A1 вызывают синдром Жильбера. Этот ген обеспечивает инструкции для создания фермента билирубин уридиндифосфат глюкуронозилтрансферазы (билирубин-UGT), который находится в основном в клетках печени и необходим для удаления билирубина из организма.

Фермент билирубин-UGT выполняет химическую реакцию, называемую глюкуронированием. Во время этой реакции фермент переносит соединение, называемое глюкуроновой кислотой, в неконъюгированный билирубин, превращая его в конъюгированный билирубин.Глюкуронирование делает билирубин растворимым в воде, чтобы его можно было удалить из организма.

Синдром Жильбера встречается во всем мире, но некоторые мутации чаще встречаются в определенных группах населения. Во многих популяциях наиболее распространенное генетическое изменение, вызывающее синдром Жильбера (известное как UGT1A1*28), происходит в области рядом с геном UGT1A1 , называемой промоторной областью, которая контролирует выработку фермента билирубин-UGT. Это генетическое изменение нарушает выработку ферментов. Однако это изменение редко встречается в азиатских популяциях, и у пораженных азиатов часто есть мутация, которая изменяет один строительный блок белка (аминокислоту) в ферменте билирубин-UGT.Этот тип мутации, известный как миссенс-мутация, приводит к снижению функции фермента.

У людей с синдромом Жильбера функция фермента билирубин-UGT примерно на 30 процентов от нормы. В результате неконъюгированный билирубин недостаточно быстро глюкуронируется. Затем это токсическое вещество накапливается в организме, вызывая легкую гипербилирубинемию.

Не у всех с генетическими изменениями, вызывающими синдром Жильбера, развивается гипербилирубинемия, что указывает на то, что для развития этого состояния могут быть необходимы дополнительные факторы, такие как условия, которые еще больше препятствуют процессу глюкуронирования.Например, эритроциты могут слишком легко разрушаться, высвобождая избыточное количество билирубина, с которым не справляется поврежденный фермент. В качестве альтернативы может быть нарушено перемещение билирубина в печень, где он подвергается глюкуронизации. Эти другие факторы могут быть связаны с изменениями в других генах.

Синдром Жильбера — StatPearls — NCBI Bookshelf

Непрерывное обучение

Синдром Жильбера — это аутосомно-рецессивное нарушение метаболизма билирубина в печени.Снижение глюкуронизации билирубина приводит к неконъюгированной гипербилирубинемии и повторяющимся эпизодам желтухи. Эта деятельность посвящена эпидемиологии, триггерам, патогенезу, клиническим проявлениям, тестированию, лечению и прогнозу пациентов с синдромом Жильбера. Кроме того, будет рассмотрена роль межпрофессиональной медицинской бригады в оценке и лечении пациентов с синдромом Жильбера.

Цели:

  • Просмотрите триггеры, связанные с синдромом Жильбера.

  • Опишите эпидемиологию синдрома Жильбера.

  • Обзор патофизиологии синдрома Жильбера.

  • Обзор клинических проявлений, диагностических тестов, лечения и прогноза пациентов с синдромом Жильбера.

Доступ к бесплатным вопросам с несколькими вариантами ответов по этой теме.

Введение

Синдром Жильбера представляет собой аутосомно-рецессивное нарушение метаболизма билирубина в печени.[1][2] Снижение глюкуронизации билирубина приводит к неконъюгированной гипербилирубинемии и повторяющимся эпизодам желтухи.[1] В нормальных условиях примерно 95 % билирубина неконъюгированы. Синдром Жильбера не требует лечения, и его следует отличать от других нарушений неконъюгированной гипербилирубинемии.[3] При обследовании пациентов с неконъюгированной гипербилирубинемией следует учитывать альтернативные заболевания, включая нарушения захвата, конъюгации и гиперпродукции билирубина [4].

Нарушения печеночного захвата, накопления, конъюгации и экскреции могут вызывать неконъюгированную и конъюгированную гипербилирубинемию.Синдром Криглера-Наджара характеризуется выраженной неконъюгированной гипербилирубинемией.[5] Гемолитические реакции, неэффективный эритропоэз и рассасывающиеся гематомы вызывают гиперпродукцию билирубина и последующую неконъюгированную гипербилирубинемию. Гемолитические реакции включают, но не ограничиваются наследственным дефицитом ферментов, гемоглобинопатиями, дефектами мембран эритроцитов, инфекциями, лекарствами, токсинами, тепловой аутоиммунной гемолитической анемией, пароксизмальной холодовой гемоглобинурией и болезнью холодовых агглютининов, которые могут привести к повышению уровня неконъюгированного билирубина.[6][7] У большинства пациентов с синдромом Жильбера заболевание печени протекает бессимптомно, но у них могут проявляться симптомы, связанные с триггерами. Триггеры, которые могут спровоцировать неконъюгированную гипербилирубинемию синдрома Жильбера, включают, помимо прочего, голодание, интеркуррентные заболевания, менструацию и обезвоживание [3].

Другие острые и хронические заболевания печени обычно проявляются как неконъюгированной, так и конъюгированной гипербилирубинемией.[8] При гепатобилиарных нарушениях повышается доля связанного билирубина.Следовательно, при оценке пациентов с гипербилирубинемией и желтухой необходимо учитывать вирусные, метаболические и аутоиммунные заболевания печени. Перед диагностикой синдрома Жильбера следует провести тщательную клиническую оценку, целенаправленную лабораторную оценку, исключение других состояний, связанных с неконъюгированной гипербилирубинемией, и рассмотрение других острых и хронических заболеваний печени. После диагностирования синдрома Жильбера лечение проводят консервативно с одним наблюдением.[3] Прогноз у больных с синдромом Жильбера отличный.[9] 

Этиология

Неконъюгированная гипербилирубинемия и желтуха у пациентов с синдромом Жильбера могут быть вызваны различными триггерами. Голодание, гемолитические реакции, лихорадочные заболевания, менструация и физические нагрузки являются обычными причинами. Снижение ежедневного потребления калорий до 400 ккал может привести к увеличению билирубина в 2–3 раза в течение 48 часов.[10][11] Более того, аналогичный рост билирубина может наблюдаться при нормокалорийной диете без добавок липидов.[12] Значение билирубина обычно возвращается к норме в течение 12–24 часов при соблюдении нормальной диеты.

Было предложено несколько теорий для объяснения неконъюгированной гипербилирубинемии после диетических манипуляций. Повышение цикличности билирубина в кишечно-печеночной циркуляции, снижение конъюгации из-за снижения уровня УДФ-глюкуроновой кислоты, которая является ко-субстратом глюкуронидации, и высвобождение билирубина из жировых клеток.[13][14][15]

Эпидемиология

Распространенность синдрома Жильбера составляет от 4 до 16%.[16][17][18] Клинические проявления характерны для раннего подросткового возраста и чаще встречаются у мужчин.[19] Скорее всего, различия в концентрации половых стероидов и более высокое производство билирубина у мужчин объясняют более высокие показатели распространенности [19]. Большинство случаев диагностируется в период полового созревания из-за более высокого оборота гемоглобина и ингибирования глюкуронирования билирубина, вызванного эндогенными стероидными гормонами. Частота варианта промотора (будет описан ниже) составляет 30% среди белых и черных; мутация промотора встречается реже у пациентов из Японии.[20][21] Пациенты с синдромом Жильбера и дефицитом глюкозо-6-фосфатазы подвержены длительной неонатальной желтухе.[22][23]

Патофизиология

Как упоминалось ранее, считается, что синдром Жильбера наследуется по аутосомно-рецессивному типу. Уридиндифосфоглюкуронат-глюкуронозилтрансфераза 1A1 (UG1A1) важна для превращения неконъюгированного билирубина в конъюгированный.[22][23] Конъюгированный билирубин водорастворим и легко выводится с желчью.

Гомозиготность по дефекту блока TATAA в промоторной области гена UG1A1 приводит к мутации UG1A1, называемой UG1A1*28.Молекулярный дефект вставляет дополнительную динуклеотидную последовательность (TA) в последовательность инициации транскрипции: от A(TA)6TAA до A(TA)7TAA.[1] Активность UG1A1 составляет всего 30% от нормы у пациентов с синдромом Жильбера [24]. Моноконъюгированные желчные пигменты повышены на 34% в этой группе пациентов [24]. Пациенты, гетерозиготные по мутации, имеют более высокие значения билирубина в сыворотке, чем нормальная популяция. Не у всех пациентов, гомозиготных по мутации промотора, разовьется синдром Жильбера, поскольку другие факторы могут быть важны для клинического проявления.[20]

Гистопатология

Биопсия печени, как правило, не требуется для пациентов с подозрением на синдром Жильбера, если только другие смешанные диагнозы не заслуживают рассмотрения. Гистопатология обычно выявляет неспецифический пигмент липофусцина, обнаруживаемый в центролобулярной области образца биопсии; в противном случае гистология нормальная. [25]

Токсикокинетика

UG1A1 участвует в метаболизме эстрогена и некоторых других лекарств посредством глюкуронирования. Следовательно, люди с синдромом Жильбера могут быть восприимчивы к токсичности лекарств, требующих глюкуронирования.Хорошо известно, что иринотекан вызывает токсичность у пациентов с синдромом Жильбера.[26][27] Активный метаболит SN-38 накапливается и может вызывать диарею и миелосупрессию. Атазанавир и индинавир ингибируют UG1A1 и могут вызывать гипербилирубинемию.[28] Ацетаминофен, ментол, бензоат эстрадиола, ламотриджин, рифамицин SV требуют глюкуронирования, но избегать его обычно не рекомендуется [29, 30, 31].

Анамнез и медицинский осмотр

Синдром Жильбера обычно проявляется в подростковом возрасте.[19] Мужчины болеют чаще, чем женщины.[19] За исключением легкой желтухи, пациенты обычно не имеют симптомов заболевания печени, но могут иметь жалобы, связанные с триггерами, описанными выше. [3] [10] У пациентов с синдромом Жильбера повышена частота образования камней в желчном пузыре.[32][33][34] Лежащие в основе гемолитические реакции приводят к перепроизводству билирубина и могут вызывать неконъюгированную гипербилирубинемию.[6][7]

Медицинскому работнику необходимо рассмотреть другие острые и хронические заболевания печени на основании анамнеза и физического осмотра.Пациентов следует расспросить о значительном употреблении алкоголя в анамнезе, которое может привести к ожирению печени, стеатогепатиту, циррозу и гепатоцеллюлярной карциноме.[35] Алкогольный гепатит и декомпенсированный цирроз связаны с высокой смертностью, не наблюдаемой у пациентов с синдромом Жильбера. Кроме того, необходимо получить информацию об употреблении рекреационных наркотиков, переливании крови, пирсинге, сексе с наркоманом, находящемся в заключении, религиозном шрамировании, инъекции иммуноглобулина, татуировках, стране рождения и сексуальной активности с высоким риском, что может свидетельствовать либо о гепатит В или С.[36][37]

Неалкогольная жировая болезнь печени должна рассматриваться у пациентов с сахарным диабетом, артериальной гипертензией, дислипидемией и ожирением в анамнезе.[38]. Неалкогольная жировая дистрофия печени быстро становится одним из наиболее распространенных заболеваний печени в Соединенных Штатах.[38] Тщательный сбор анамнеза, касающийся аутоиммунных заболеваний у пациента или его семьи, может указывать на первичный билиарный холангит, первичный склерозирующий холангит или аутоиммунный гепатит.[39] У пациентов с синдромом Жильбера нет признаков печеночной декомпенсации, проявляющейся варикозным кровотечением, асцитом, печеночной энцефалопатией, гепаторенальным или гепатопульмональным синдромами, портопульмональной гипертензией или внепеченочными нарушениями, связанными с портальной гипертензией.

Оценка

Синдром Жильбера связан с неконъюгированной гипербилирубинемией; билирубин обычно ниже 4 мг/дл; однако уровень билирубина может колебаться в зависимости от усугубляющих факторов.[3] Характерно, что у пациентов будет нормальный общий анализ крови, количество ретикулоцитов, лактатдегидрогеназы и мазок периферической крови. Более того, аминотрансферазы и щелочная фосфатаза в норме.[41][42][43]

Диагностическая визуализация печени и желчевыводящих путей, как правило, не требуется, если только поставщик не рассматривает вопрос о другом диагнозе.Как обсуждалось ранее, биопсия печени показана редко, если нет подозрения на другое острое или хроническое заболевание печени. Провокационное тестирование с 48-часовым голоданием или низкокалорийной диетой, как правило, не показано. Генетическое тестирование с анализом активности UG1A1 и полимеразной цепной реакцией для выявления полиморфизмов генов в блоке TATAA UG1A1 следует рассматривать при диагностической неопределенности.[17]

У поставщика медицинских услуг должен быть низкий порог для рассмотрения других заболеваний печени, которые могут вызвать гипербилирубинемию, прежде чем диагностировать синдром Жильбера, как указано выше.При подозрении на вирусный гепатит следует рассмотреть возможность проведения серологических тестов на гепатиты А, В и С.[44][36][45] Если возможен аутоиммунный гепатит, может потребоваться соответствующая серология, количественное определение иммуноглобулинов и биопсия печени.[39] Лабораторное обследование, включая серологическое исследование с биопсией печени или без нее, рекомендуется для пациентов с подозрением на первичный билиарный холангит [39]. При подозрении на болезнь Вильсона следует рассмотреть возможность проведения анализов на церулоплазмин, сыворотку, медь в моче, биопсию печени и исследование колец Кайзера-Флейшера с помощью щелевой лампы.[46] Наконец, уровень и генотип альфа-1-антитрипсина будут подходящими, если рассматривается дефицит альфа-1-антитрипсина.[47]

Лечение/управление

Пациенты с синдромом Жильбера не нуждаются в лечении.[3] Следует избегать ненужного тестирования. Контроль потенциальных триггеров может быть полезен для сведения к минимуму колебаний уровня неконъюгированного билирубина.[3] Пациенты с гипербилирубинемией в сочетании с аномалиями аминотрансфераз и щелочной фосфатазы потребуют дальнейшего обследования, включая тестирование на вирусные, метаболические, аутоиммунные или лекарственные заболевания печени, как обсуждалось выше.Кроме того, клиницист должен иметь низкий порог для получения надлежащей визуализации печени и желчевыводящих путей, когда либо клиническая картина, либо ферменты, связанные с печенью, указывают на другой диагноз. Пациентов с признаками печеночной декомпенсации, включая, помимо прочего, кровотечение из варикозно расширенных вен, асцит и печеночную энцефалопатию, следует направлять к гастроэнтерологам или гепатологам для дополнительного обследования, лечения и, возможно, оценки трансплантации печени [48].

Дифференциальная диагностика

Неконъюгированная гипербилирубинемия

  • Увеличение биологическими и внутрисосудистым гемолизом, резоостовочная гематома, дизериртопоэйс, Уилсон Болезнь

  • Уничтожированный печеночный билирубин. :  Синдром Жильбера, синдром Криглера-Наджара I и II типов, прогрессирующее заболевание печени[49]

Конъюгированная гипербилирубинемия

    • Дефект канальского органического анионного транспорта: DUBIN-Johnson Syndrome

    • Дефект синусоидального обрата на сопряженный билирубин: Синдром ротора

    • Внеэпепитический холестаз: холедохолитиазы, поджелудокреатрические злокачественные новости, первичный склерозирующий холангит , панкреатит, паразитарная инфекция

    • Внутрипеченочный холестаз: вирусный гепатит, алкогольная болезнь печени, неалкогольная жировая болезнь печени, первичный билиарный холангит, лекарственные препараты и токсины, сепсис, инфильтративные заболевания, парентеральное питание, серповидно-клеточная анемия, беременность, конец стадия заболевания печени[49]

    Прогноз

    Пациенты с синдромом Жильбера имеют отличный прогноз.[3] Исходы у пациентов с синдромом Жильбера такие же, как и у населения в целом. Возможные положительные эффекты легкой неконъюгированной гипербилирубинемии включают более низкую заболеваемость атеросклерозом, раком эндометрия, лимфомой Ходкина и смертностью от рака.

    Осложнения

    Синдром Жильбера — доброкачественное аутосомно-рецессивное наследственное нарушение метаболизма билирубина.[3] Следовательно, пациенты с этим заболеванием не подвергаются значительному риску прогрессирующего заболевания печени, печеночной декомпенсации или смертности, связанной с печенью.[3] Пациенты и их семьи должны быть проинформированы о наследственном и доброкачественном характере заболевания, а ненужные тесты должны быть сведены к минимуму. Как упоминалось выше, если есть какое-либо клиническое подозрение на острое или хроническое заболевание печени, основанное на клинической картине или лабораторных исследованиях, следует провести более тщательную оценку вирусных, метаболических и аутоиммунных заболеваний печени.

    Консультации

    Врачи первичного звена и ассоциированные специалисты могут диагностировать синдром Жильбера и наблюдать за ним.[51] Если есть вопросы по поводу диагноза или если пациенты имеют данные, указывающие на другое острое или хроническое заболевание печени с печеночной декомпенсацией или без нее, их следует направить либо к гастроэнтерологам, либо к гепатологам для дополнительного обследования и лечения.

    Сдерживание и просвещение пациентов

    Пациенты с синдромом Жильбера должны быть проинформированы о потенциальных триггерах, таких как голодание, интеркуррентные заболевания, менструация, перенапряжение, гемолитические реакции и обезвоживание, которые могут вызвать повышение уровня неконъюгированного билирубина.[51][10] Избегание триггеров может быть полезным для уменьшения беспокойства по поводу аномальных значений билирубина. Как пациенты, так и их семьи должны быть осведомлены о доброкачественном характере заболевания, характере его наследования и отсутствии необходимости в лечении, как указано выше. Они также должны быть проинформированы об отличном прогнозе синдрома Жильбера.

    Жемчуг и другие предметы

    Известно, что билирубин оказывает антиоксидантное действие, которое может быть защитным.[3][29][50] Пациенты с синдромом Жильбера имеют более низкую заболеваемость ишемической болезнью сердца.Исследования также показали снижение заболеваемости лимфомой Ходжкина, раком эндометрия и смертностью от рака по сравнению с населением в целом.[3][29][50] Смертность от всех причин ниже у лиц с легкой гипербилирубинемией из-за синдрома Жильбера по сравнению с населением в целом. Пациенты с синдромом Жильбера подвержены повышенному риску развития желчных камней.[52]

    Таким образом, синдром Жильбера является доброкачественным наследственным нарушением метаболизма билирубина без риска прогрессирующего заболевания печени, печеночной декомпенсации или повышенной смертности.Следует избегать ненужных анализов и наблюдать за пациентами консервативно. Кроме того, пациенты с этим расстройством могут получить пользу от усиленного кардиопротекторного и противоопухолевого действия по причинам, обсужденным выше.

    Улучшение результатов бригады здравоохранения

    С синдромом Жильбера может столкнуться врач общей практики, ассоциированный врач, врач отделения неотложной помощи, педиатр, гастроэнтеролог или гепатолог.[51] Медицинский персонал должен быть проинформирован о доброкачественном характере этого расстройства и его отличном прогнозе, как указано выше.Следует проводить надлежащее и целенаправленное диагностическое тестирование, как обсуждалось ранее, и избегать ненадлежащего тестирования. Пациентов, у которых клиническое обследование или анализы указывают на другое заболевание печени или печеночную декомпенсацию, следует направить к гастроэнтерологу или гепатологу. Как и при любом контакте с пациентом, необходима высококачественная, ориентированная на пациента, соответствующая с медицинской и этической точек зрения помощь. Чтобы повысить удовлетворенность пациентов и улучшить результаты, первостепенное значение должно иметь тщательное общение между всеми поставщиками медицинских услуг для оптимизации ухода.

    Рисунок

    Метаболический путь билирубина в гепатоците. Билирубин-G соответствует глюкуронату билирубина, где донором является уридиндифосфат глюкуроновая кислота (УДФ-ГК). Это катализируется ферментом уридиндифосфат-глюкуронилтрансферазой (UGT1A1). Gilbert (подробнее…)

    Ссылки

    1.
    Bosma PJ. Наследственные нарушения обмена билирубина. J Гепатол. 2003 г., январь; 38 (1): 107–17. [PubMed: 12480568]
    2.
    Берчелл Б., Хьюм Р.Молекулярно-генетические основы синдрома Жильбера. J Гастроэнтерол Гепатол. 1999 октября; 14 (10): 960-6. [PubMed: 10530490]
    3.
    Фрецайас А., Мустаки М., Лиапи О., Карпатиос Т. Синдром Гилберта. Eur J Педиатр. 2012 Январь; 171 (1): 11-5. [PubMed: 22160004]
    4.
    Эрлингер С., Ариас И.М., Дюмо Д. Наследственные нарушения транспорта и конъюгации билирубина: новый взгляд на молекулярные механизмы и последствия. Гастроэнтерология. 2014 июнь; 146(7):1625-38. [PubMed: 24704527]
    5.
    Штраус К.А., Альфорс К.Э., Солтис К., Мазарейгос Г.В., Янг М., Баузер Л.Е., Фокс М.Д., Сквайрс Дж.Е., Маккирнан П., Бригатти К.В., Пуффенбергер Э.Г., Карсон В.Дж., Времан Х.Дж. Синдром Криглера-Наджара Тип 1: патофизиология, естественная история и терапевтические границы. Гепатология. 2020 июнь;71(6):1923-1939. [Бесплатная статья PMC: PMC7909716] [PubMed: 31553814]
    6.
    Мурака М., Февери Дж., Бланкерт Н. Взаимосвязь между билирубинами сыворотки и продукцией и конъюгацией билирубина. Исследования синдрома Жильбера, болезни Криглера-Наджара, гемолитических расстройств и моделей на крысах.Гастроэнтерология. 1987 г., февраль; 92 (2): 309–317. [PubMed: 3792767]
    7.
    Muraca M, Blanckaert N. Жидкостно-хроматографический анализ и идентификация моно- и диэфирных конъюгатов билирубина в нормальной сыворотке. Клин Хим. 1983 окт; 29 (10): 1767-71. [PubMed: 6616822]
    8.
    Кво П.Ю., Коэн С.М., Лим Дж.К. Клинические рекомендации ACG: оценка патологических биохимических показателей печени. Am J Гастроэнтерол. 2017 Январь; 112(1):18-35. [PubMed: 27995906]
    9.
    Horsfall LJ, Nazareth I, Pereira SP, Petersen I.Синдром Жильбера и риск смерти: популяционное когортное исследование. J Гастроэнтерол Гепатол. 2013 Октябрь; 28 (10): 1643-7. [PubMed: 23701650]
    10.
    Фельшер Б.Ф., Рикард Д., Редекер А.Г. Реципрокная связь между потреблением калорий и степенью гипербилирубинемии при синдроме Жильбера. N Engl J Med. 1970 г., 23 июля; 283 (4): 170-2. [PubMed: 5424007]
    11.
    Барретт П.В. Гипербилирубинемия натощак. ДЖАМА. 1971 Сентябрь 06; 217 (10): 1349-53. [PubMed: 5109641]
    12.
    Голлан Дж.Л., Бейтман С., Биллинг Б.Х. Влияние диетического состава на неконъюгированную гипербилирубинемию при синдроме Жильбера. Кишка. 1976 г., май; 17(5):335-40. [Статья бесплатно PMC: PMC1411132] [PubMed: 1278716]
    13.
    Felsher BF, Carpio NM, VanCouvering K. Влияние голодания и фенобарбитала на образование UDP-глюкуроновой кислоты в печени у крыс. J Lab Clin Med. 1979 март; 93(3):414-27. [PubMed: 107254]
    14.
    Kotal P, Vítek L, Fevery J. Гипербилирубинемия у крыс, связанная с голоданием: эффект снижения перистальтики кишечника.Гастроэнтерология. 1996 г., июль; 111 (1): 217–23. [PubMed: 8698202]
    15.
    Бринк М.А., Мендес-Санчес Н., Кэри М.С. Циклы билирубина энтерогепатически после резекции подвздошной кишки у крыс. Гастроэнтерология. 1996 г., июнь; 110 (6): 1945-57. [PubMed: 8964422]
    16.
    Raijmakers MT, Jansen PL, Steegers EA, Peters WH. Ассоциация активности УДФ-глюкуронилтрансферазы билирубина печени человека с полиморфизмом в промоторной области гена UGT1A1. J Гепатол. 2000 г., сен; 33(3):348-51.[PubMed: 11019988]
    17.
    Borlak J, Thum T, Landt O, Erb K, Hermann R. Молекулярная диагностика семейной негемолитической гипербилирубинемии (синдром Жильбера) у здоровых людей. Гепатология. 2000 г., 32 октября (4 части 1): 792-5. [PubMed: 11003624]
    18.
    Roy-Chowdhury N, Deocharan B, Bejjanki HR, Roy-Chowdhury J, Koliopoulos C, Petmezaki S, Valaes T. Наличие генетического маркера синдрома Жильбера связано с повышенным уровнем и продолжительность неонатальной желтухи.Акта Педиатр. 2002;91(1):100-1. [PubMed: 11883809]
    19.
    Muraca M, Fevery J. Влияние секса и половых стероидов на билирубин уридиндифосфат-глюкуронозилтрансферазную активность печени крыс. Гастроэнтерология. 1984 г., август; 87 (2): 308–313. [PubMed: 6428963]
    20.
    Bosma PJ, Chowdhury JR, Bakker C, Gantla S, de Boer A, Oostra BA, Lindhout D, Tytgat GN, Jansen PL, Oude Elferink RP. Генетическая основа сниженной экспрессии билирубина УДФ-глюкуронозилтрансферазы 1 при синдроме Жильбера.N Engl J Med. 1995 02 ноября; 333 (18): 1171-5. [PubMed: 7565971]
    21.
    Monaghan G, Ryan M, Seddon R, Hume R, Burchell B. Генетическая вариация промотора гена UPD-глюкуронозилтрансферазы билирубина и синдром Жильбера. Ланцет. 1996 02 марта; 347 (9001): 578-81. [PubMed: 8596320]
    22.
    Black M, Billing BH. Активность печеночного билирубина udp-глюкуронилтрансферазы при заболеваниях печени и синдроме Жильбера. N Engl J Med. 1969 05 июня; 280 (23): 1266-71. [PubMed: 5770050]
    23.
    Auclair C, Hakim J, Boivin P, Troube H, Boucherot J. Активность билирубина и паранитрофенолглюкуронилтрансферазы в печени у пациентов с синдромом Жильбера Попытка биохимического разрушения синдрома Жильбера. Фермент. 1976;21(2):97-107. [PubMed: 816648]
    24.
    Синдром Каплана М. Гилберта и желтуха у новорожденных с дефицитом глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы. Гематология. 2000; 85 (электронные письма): E01. [PubMed: 11114816]
    25.
    САГИЛД У, ДАЛГААРД ОЗ, ТИГСТРУП Н.Конституциональная гипербилирубинемия с неконъюгированным билирубином в сыворотке и гранулами липохромоподобного пигмента в печени. Энн Интерн Мед. 1962 февраль; 56: 308-14. [PubMed: 14496018]
    26.
    Iyer L, King CD, Whitington PF, Green MD, Roy SK, Tephly TR, Coffman BL, Ratain MJ. Генетическая предрасположенность к метаболизму иринотекана (СРТ-11). Роль изоформы 1А1 уридиндифосфатглюкуронозилтрансферазы в глюкуронидировании ее активного метаболита (SN-38) в микросомах печени человека.Джей Клин Инвест. 1998 г., 15 февраля; 101(4):847-54. [Статья бесплатно PMC: PMC508633] [PubMed: 9466980]
    27.
    Burchell B, Soars M, Monaghan G, Cassidy A, Smith D, Ethell B. Лекарственно-опосредованная токсичность, вызванная генетическим дефицитом UDP-глюкуронозилтрансфераз. Токсикол Летт. 2000 г., 15 марта; 112–113:333–40. [PubMed: 10720749]
    28.
    Lankisch TO, Moebius U, Wehmeier M, Behrens G, Manns MP, Schmidt RE, Strassburg CP. Болезнь Жильбера и атазанавир: от фенотипа к гаплотипу UDP-глюкуронозилтрансферазы.Гепатология. 2006 ноябрь;44(5):1324-32. [PubMed: 17058217]
    29.
    де Морайс С.М., Утрехт Дж.П., Уэллс П.Г. Снижение глюкуронизации и усиление биоактивации ацетаминофена при синдроме Жильбера. Гастроэнтерология. 1992 г., февраль; 102 (2): 577-86. [PubMed: 1732127]
    30.
    Carulli N, Ponz de Leon M, Mauro E, Manenti F, Ferrari A. Изменение метаболизма лекарств при синдроме Жильбера. Кишка. 1976 авг; 17 (8): 581-7. [Бесплатная статья PMC: PMC1411334] [PubMed: 976795]
    31.
    Майнерс Дж.О., Маккиннон Р.А., Маккензи П.И. Генетические полиморфизмы УДФ-глюкуронозилтрансфераз и их функциональное значение. Токсикология. 2002 27 декабря; 181-182: 453-6. [PubMed: 12505351]
    32.
    del Giudice EM, Perrotta S, Nobili B, Specchia C, d’Urzo G, Iolascon A. Конаследственность синдрома Жильбера увеличивает риск развития камней в желчном пузыре у пациентов с наследственным сфероцитозом. Кровь. 1999 01 октября; 94 (7): 2259-62. [PubMed: 10498597]
    33.
    Орига Р., Галанелло Р., Персеу Л., Тавацци Д., Доменика Каппеллини М., Теренцани Л., Форни Г.Л., Кварта Г., Боэтти Т., Пига А.Желчнокаменная болезнь при большой талассемии. Евр Дж Гематол. 2009 Январь; 82 (1): 22-5. [PubMed: 1
    34]
    34.
    Haverfield EV, McKenzie CA, Forrester T, Bouzekri N, Harding R, Serjeant G, Walker T, Peto TE, Ward R, Weatherall DJ. Изменение UGT1A1 и образование камней в желчном пузыре при серповидно-клеточной анемии. Кровь. 2005 01 февраля; 105 (3): 968-72. [PubMed: 15388579]
    35.
    Seitz HK, Bataller R, Cortez-Pinto H, Gao B, Gual A, Lackner C, Mathurin P, Mueller S, Szabo G, Tsukamoto H. Алкогольная болезнь печени.Праймеры Nat Rev Dis. 2018 авг. 16;4(1):16. [PubMed: 30115921]
    36.
    Мерфи Э.Л., Бризман С.М., Глинн С.А., Амети Д.И., Томсон Р.А., Уильямс А.Е., Насс С.К., Оунби Х.Э., Шрайбер Г.Б., Конг Ф., Нил К.Р., Немо Г.Дж. Факторы риска инфицирования вирусом гепатита С у доноров крови в США. Эпидемиологическое исследование доноров ретровируса NHLBI (REDS). Гепатология. 2000 март; 31 (3): 756-62. [PubMed: 10706569]
    37.
    Ott JJ, Stevens GA, Groeger J, Wiersma ST. Глобальная эпидемиология вирусной инфекции гепатита В: новые оценки возрастной серораспространенности и эндемичности HBsAg.вакцина. 2012 09 марта; 30 (12): 2212-9. [PubMed: 22273662]
    38.
    Юносси З.М., Степанова М., Афенди М., Фанг Ю., Юносси Ю., Мир Х., Шришорд М. Изменения распространенности наиболее частых причин хронических заболеваний печени в США по сравнению с с 1988 по 2008 год. Клин Гастроэнтерол Гепатол. 2011 июнь;9(6):524-530.e1; викторина е60. [PubMed: 21440669]
    39.
    Фишер Х.П., Гольц Д. [Аутоиммунные заболевания печени]. патология. 2020 сен;41(5):444-456. [PubMed: 32749523]
    40.
    Вагнер К.Х., Шилс Р.Г., Ланг К.А., Сейед Хой Н., Балмер А.С. Диагностические критерии и причины синдрома Жильбера. Crit Rev Clin Lab Sci. 2018 март; 55(2):129-139. [PubMed: 29390925]
    41.
    Vierling JM, Berk PD, Hofmann AF, Martin JF, Wolkoff AW, Scharschmidt BF. Нормальные уровни холилконъюгированных желчных кислот в сыворотке крови натощак при синдроме Жильбера: помощь в диагностике. Гепатология. 1982 г., май-июнь; 2(3):340-3. [PubMed: 7076117]
    42.
    Дуглас Дж. Г., Беккет Г. Дж., Ниммо И. А., Финлейсон Н. Д., Перси-Робб И. В.Измерения желчных солей при синдроме Жильбера. Евро Джей Клин Инвест. 1981 г., декабрь; 11 (6): 421-3. [PubMed: 6800816]
    43.
    Okolicsanyi L, Fevery J, Billing B, Berthelot P, Thompson RP, Schmid R, Berk PD. Как следует исследовать легкую изолированную неконъюгированную гипербилирубинемию? Семин Печень Дис. 1983 г., февраль; 3 (1): 36–41. [PubMed: 6340206]
    44.
    Мейнард Дж. Э. Гепатит B: глобальное значение и необходимость контроля. вакцина. 8 марта 1990 г. Дополнение: S18-20; обсуждение S21-3. [PubMed: 2139281]
    45.
    Клевенс Р.М., Миллер Дж.Т., Икбал К., Томас А., Риццо Э.М., Хэнсон Х., Свит К., Фан К., Кронквист А., Худяков Ю., Ся Г.Л., Спрадлинг П. Развитие эпидемиологии гепатита А в США: заболеваемость и молекулярная эпидемиология на основе эпиднадзора за населением, 2005-2007 гг. Arch Intern Med. 2010 08 ноября; 170 (20): 1811-8. [PubMed: 21059974]
    46.
    Родригес-Кастро К.И., Хевиа-Уррутия Ф.Дж., Стурниоло Г.К. Болезнь Вильсона: обзор того, что мы узнали. Мир J Гепатол.2015 18 декабря; 7 (29): 2859-70. [Бесплатная статья PMC: PMC4678372] [PubMed: 26692151]
    47.
    Патель Д., Макаллистер С.Л., Текман Дж.Х. Дефицит альфа-1-антитрипсина при заболеваниях печени. Перевод Гастроэнтерол Гепатол. 2021;6:23. [Бесплатная статья PMC: PMC7829072] [PubMed: 33824927]
    48.
    Martin P, DiMartini A, Feng S, Brown R, Fallon M. Оценка трансплантации печени у взрослых: практическое руководство 2013 г. Американской ассоциации исследований болезней печени и Американского общества трансплантологов.Гепатология. 2014 март; 59(3):1144-65. [PubMed: 24716201]
    49.
    Фарго М.В., Гроган С.П., Сагуил А. Оценка желтухи у взрослых. Ам семейный врач. 2017 01 февраля; 95 (3): 164-168. [PubMed: 28145671]
    50.
    Ullrich D, Sieg A, Blume R, Bock KW, Schröter W, Bircher J. Нормальные пути глюкуронирования, сульфатирования и окисления парацетамола при синдроме Жильбера. Евро Джей Клин Инвест. 1987 июнь; 17 (3): 237-40. [PubMed: 3113968]
    51.
    VanWagner LB, Green RM.Оценка повышенного уровня билирубина у бессимптомных взрослых. ДЖАМА. 2015 03 февраля; 313 (5): 516-7. [Бесплатная статья PMC: PMC4424929] [PubMed: 25647209]
    52.
    Bale G, Avanthi US, Padaki NR, Sharma M, Duvvur NR, Vishnubhotla VRK. Заболеваемость и риск желчнокаменной болезни у пациентов с синдромом Жильбера среди населения Индии. J Clin Exp Гепатол. 2018 дек;8(4):362-366. [Бесплатная статья PMC: PMC6286431] [PubMed: 30563996]

    Синдром Жильбера — Википедия @ WordDisk

    Синдром Жильбера ( GS ) — это синдром, при котором печень пораженных лиц перерабатывает билирубин медленнее, чем у большинства.[1] Он приносит значительную пользу для здоровья (см. ниже). У многих людей симптомы никогда не проявляются.[1] Иногда может наблюдаться легкий желтоватый цвет кожи или белков глаз.[1]

    Медицинское состояние

    313
    Гилберт синдром
    Другие имена Другие имена Гилберт Синдром, синдром Meulengracht, синдром Гилберта-Леребулта, Тип гипербилирубинемии, Гипербилирубинемия Тип 1, Семейная холемия, Семейная нечеловеческая желтуха [1] [2]
    02 BiliRubin
    Специальность Gastroenterology
    Симптомы обычно нет.Боли в животе, тошнота, усталое и слабое чувство, легкая желтуха [1]
    Осложнения обычно нет [1]
    Genetic [1]
    Диагноз дифференциала Crigler-Najjar , синдром Ротора, синдром Дубина-Джонсона[2]
    Лечение Обычно не требуется[1]
    Частота ~5%[3]
    9 0 в гене UGT1A1, что приводит к снижению активности фермента билирубин уридиндифосфат глюкуронозилтрансферазы.[1][3] Обычно он наследуется по аутосомно-рецессивному типу, а иногда и по аутосомно-доминантному типу в зависимости от типа варианта.[3] Эпизоды желтухи могут быть вызваны стрессом, например, физическими упражнениями, менструацией или отказом от еды.[3] Диагноз ставится на основании более высокого уровня несвязанного билирубина в крови без признаков других проблем с печенью или распада эритроцитов.[2][3]

    Как правило, лечение не требуется.[1] При выраженной желтухе можно использовать фенобарбитал.[1] Синдром Жильбера поражает около 5% людей в Соединенных Штатах.[3] У мужчин диагноз ставится чаще, чем у женщин.[1] Это часто не замечают до позднего детства и раннего взросления. Состояние было впервые описано в 1901 году Огюстеном Николя Гилбертом.

    Подробнее…

    Лечение синдрома Жильбера

    Синдром Жильбера вызывается недостатком или недостатком фермента уридиндифосфатглюкуронозилтрансферазы или УГТ.

    Этот фермент отвечает за превращение жирорастворимого свободного или неконъюгированного билирубина в водорастворимый конъюгированный билирубин, который затем выводится из организма.Таким образом, билирубин способствует выведению гема из мертвых эритроцитов.

    Диагностика синдрома Жильбера

    Синдром Жильбера обычно протекает легко и во многих случаях не вызывает никаких симптомов. На самом деле, большинство случаев диагностируются как часть рутинного обследования.

    Диагностическим признаком являются нормальные печеночные пробы с повышением только неконъюгированного билирубина.

    Кто лечит синдром Жильбера?

    Синдром Жильбера обычно лечит врач общей практики, терапевт или гастроэнтеролог.

    Виды лечения синдрома Жильбера

    Большинству пациентов лечение не требуется. Это состояние не вызывает проблем со здоровьем, поэтому большинству пациентов не требуется никакого лечения.

    Пациенты с синдромом Жильбера имеют нормальную ожидаемую продолжительность жизни и не имеют повышенного риска других заболеваний печени.

    Тем не менее, можно принять меры для лечения желтухи.

    Лечение желтухи

    Желтуха, если она вызвана синдромом Жильбера, лечится дома с соблюдением постельного режима, здорового питания и достаточного количества жидкости.Нет необходимости в фармакологической терапии желтухи, вызванной синдромом Жильбера.

    Профилактика синдрома Жильбера

    Профилактика синдрома Жильбера невозможна, так как это наследственное заболевание.

    Однако можно предотвратить осложнения и серьезные побочные эффекты, чтобы вести более нормальную жизнь.

    Для предотвращения приступов желтухи пациентам рекомендуется избегать диеты и обезвоживания, крайних эмоциональных стрессов или беспокойства, тяжелых физических упражнений и нагрузок, а также нерегулярных дней или дней, лишенных сна.

    Инфекционные заболевания необходимо лечить на ранней стадии, чтобы предотвратить осложнения.

    Пациентам рекомендуется придерживаться хорошо сбалансированной и здоровой диеты, пить много прозрачных жидкостей, таких как вода и фруктовые соки, избегать жирной или сладкой пищи или продуктов, которые они не могут переносить.

    Некоторым пациентам также могут потребоваться витамины и добавки. Алкоголя следует избегать. Любой пациент с заболеванием печени должен полностью избегать употребления алкоголя или принимать его умеренно и с осторожностью, чтобы предотвратить другие заболевания печени и дальнейшее повреждение печени.

    Факторы, которые могут вызвать желтуху

    Некоторые препараты могут вызывать желтуху у пациентов с синдромом Жильбера. К ним относятся:

    • Атазанавир и индинавир (используемые против ВИЧ-инфекции),
    • Гемфиброзил или комбинация гемфиброзила со статинами (используется для снижения уровня холестерина)
    • Иринотекан (используется при распространенном раке кишечника и других видах рака)

    Их следует избегать у пациентов с синдромом Жильбера.

    Все лекарства следует принимать по рецепту. Пациенту рекомендуется проконсультироваться со своим врачом, прежде чем принимать безрецептурные лекарства или растительные препараты, которые могут повредить печень.

    Такие препараты, как ацетаминофен или тайленол, применяемые против лихорадки, также могут быть опасны для пациентов с заболеваниями печени, поскольку при передозировке они повышают риск повреждения печени. (1-5)

    Дополнительная литература

    Синдром Гилберта — SNPedia


    Синдром Гилберта (произносится как «жел-бар») является наиболее распространенным наследственным нарушением обмена веществ в Соединенных Штатах, поражающим от 5 до 10 процентов населения.Википедия Это вызвано дефицитом фермента печени, который метаболизирует билирубин (продукт распада гемоглобина, переносящего кислород компонента эритроцитов).

    Большинство людей не подозревают о том, что у них синдром Жильбера, если анализ крови не показывает повышенный уровень печеночных ферментов или билирубина, что может быть вызвано инфекцией, обезвоживанием, голоданием, лечением антибиотиками или другими препаратами [PMID 15179405] или каким-либо другим физиологическим стрессом . Если у человека ранее не диагностировали синдром Жильбера, врач может провести тесты, чтобы исключить более серьезные типы проблем с печенью, поэтому пациенты, которые знают, что у них есть заболевание, могут избежать полного медицинского обследования при незначительных повышениях в печени. анализы крови.

    У некоторых людей с синдромом Жильбера иногда проявляются такие симптомы, как желтуха, которая обычно не требует лечения, кроме отдыха. Это также может быть причиной некоторых случаев желтухи новорожденных. [PMID 9784835] Некоторые люди с синдромом Жильбера чувствительны к токсичности парацетамола (тайленола). [PMID 10412886] Также могут быть положительные эффекты: например, умеренно повышенный уровень билирубина может снизить риск сердечно-сосудистых заболеваний. Википедия

    Наиболее распространенный аллель, UGT1A1*28 (rs34983651), представляет 7 (а не 6 дикого типа) повторов ТА в промоторной области, что приводит к заметному снижению продукции фермента УДФ-глюкуронозилтрансферазы 1.Тот же вариант также придает заметно повышенную чувствительность к токсичности иринотекана из-за снижения инактивации и клиренса активного метаболита препарата.

    Синдром Жильбера является рецессивным, поэтому носители одного аллеля риска не подвержены этому заболеванию (хотя они могут по-прежнему подвергаться повышенному риску токсичности иринотекана). Вовлеченные гены включают:


    Некоторые SNP, которые могут способствовать развитию синдрома Жильбера, включают:

    Синдром Гийена-Барре — NHS

    Синдром Гийена-Барре (произносится как гхи-ян бар-рей) — очень редкое и серьезное заболевание, поражающее нервы.

    В основном поражает стопы, руки и конечности, вызывая такие проблемы, как онемение, слабость и боль.

    Его можно лечить, и большинство людей в конечном итоге полностью выздоравливают, хотя иногда это может быть опасным для жизни, а у некоторых людей остаются долгосрочные проблемы.

    Синдром Гийена-Барре поражает людей всех возрастов, но чаще встречается у взрослых и мужчин.

    Симптомы синдрома Гийена-Барре

    Симптомы часто начинаются с ног и ступней, а затем распространяются на руки и ноги.

    Сначала у вас могут быть:

    • онемение
    • мурашки по коже
    • мышечная слабость
    • боль
    • проблемы с равновесием и координацией

    Эти симптомы могут продолжать усиливаться в течение следующих нескольких дней или ухудшаться в течение следующих нескольких недель прежде чем они начнут медленно улучшаться. В тяжелых случаях у вас могут возникнуть трудности с движением, ходьбой, дыханием и/или глотанием.

    Узнайте больше о симптомах синдрома Гийена-Барре.

    Когда обращаться за медицинской помощью

    Обратитесь к врачу общей практики, если вы заметили какие-либо из ранних симптомов синдрома Гийена-Барре, такие как онемение или слабость.

    Вызовите скорую помощь по номеру 999 или немедленно обратитесь в ближайшее отделение неотложной и неотложной помощи, если кто-то:

    • испытывает трудности с дыханием, глотанием или речью
    • не может двигать конечностями или лицом

    человек должен быть осмотрен в больнице как можно скорее.

    Узнайте больше о диагностике синдрома Гийена-Барре.

    Причины синдрома Гийена-Барре

    Считается, что синдром Гийена-Барре вызывается проблемами с иммунной системой, естественной защитой организма от болезней и инфекций.

    Обычно иммунная система атакует любые микробы, попадающие в организм. Но у людей с синдромом Гийена-Барре что-то идет не так, и он ошибочно атакует и повреждает нервы.

    Не совсем понятно, почему это происходит, но это состояние часто возникает после инфекции; особенно инфекция дыхательных путей, такая как грипп, или инфекция пищеварительной системы, такая как пищевое отравление или желудочный клоп (гастроэнтерит).

    Узнайте больше о причинах синдрома Гийена-Барре.

    Лечение синдрома Гийена-Барре

    Большинство людей с синдромом Гийена-Барре лечатся в больнице.

    Основными методами лечения являются:

    • внутривенный иммуноглобулин (ВВИГ) — лечение на основе донорской крови, которое помогает контролировать вашу иммунную систему
    • плазмаферез (плазмаферез) — альтернатива ВВИГ, кровь для удаления вредных веществ, которые воздействуют на ваши нервы
    • процедуры для уменьшения симптомов, такие как обезболивающие
    • процедуры для поддержки функций организма, такие как аппарат для облегчения дыхания и/или зонд для кормления

    Большинству людей необходимо остаться в больнице от нескольких недель до нескольких месяцев.

    Узнайте больше о лечении синдрома Гийена-Барре.

    Восстановление от синдрома Гийена-Барре

    Большинство людей с синдромом Гийена-Барре выздоравливают от большинства своих симптомов в течение 6–12 месяцев. Но полное восстановление после повреждений нервов, вызванных синдромом Гийена-Барре, может занять от нескольких месяцев до нескольких лет.

    Однако примерно у 1 из 5 человек остаются длительные проблемы, такие как:

    • неспособность ходить без посторонней помощи
    • слабость в руках, ногах или лице
    • онемение, боль или ощущение покалывания или жжения
    • проблемы с балансом и координацией
    • сильная усталость

    Такие методы лечения, как физиотерапия, трудотерапия и логопедия (логопед может помочь с трудностями общения и глотания) могут помочь вам выздороветь и справиться с любым длительным трудности.

    В редких случаях синдром Гийена-Барре может вызывать опасные для жизни проблемы, такие как серьезные затруднения дыхания или образование тромбов. В целом, примерно 1 из 20 умирает от синдрома Гийена-Барре.

    Узнайте больше о лечении синдрома Гийена-Барре.

    Последняя проверка страницы: 06 февраля 2020 г.
    Следующая проверка должна быть завершена: 06 февраля 2023 г.

    Что такое синдром Жильбера — Canadian Liver Foundation

    Синдром Жильбера — довольно распространенное заболевание печени легкой степени тяжести, вызванное наследственным дефицитом фермента, участвующего в метаболизме билирубина.У людей с синдромом Жильбера билирубин обычно слегка повышен и часто колеблется. Иногда он может быть в пределах нормы, тогда как в другое время уровень может быть выше нормы, но не опасно.

     

    Что такое билирубин и как он метаболизируется?

    Небольшое количество билирубина обычно присутствует в крови. Билирубин образуется в результате естественного распада гемоглобина (красного пигмента эритроцитов) в костном мозге, селезенке и других органах.С кровью он переносится в печень, где претерпевает ряд химических изменений и выделяется с желчью. Он претерпевает дальнейшие химические изменения в кишечнике и оттуда выходит из организма. Однако при чрезмерном разрушении эритроцитов (так называемый гемолиз) или нарушении нормальных процессов метаболизма билирубина или выделения желчи количество билирубина увеличивается. Высокий уровень билирубина в крови может вызывать желтуху (пожелтение кожи и/или глаз), а моча может иметь цвет чая.

    Кто в группе риска?

    Синдром Жильбера является наследственным заболеванием. Подсчитано, что от трех до семи процентов всех взрослых имеют синдром Жильбера. Это гораздо чаще встречается у мужчин и обычно впервые появляется в подростковом или раннем взрослом возрасте (20–30 лет).

    Симптомы

    Большинство пациентов с синдромом Жильбера не имеют симптомов. Однако у некоторых людей может развиться легкая желтуха, а белки глаз могут стать желтыми.Другие сообщают о неспецифических жалобах (например, усталость, слабость и боль в животе), однако неясно, связаны ли эти симптомы напрямую с более высоким уровнем билирубина.

    Диагностика

    Часто синдром Жильбера диагностируется случайно при исследовании крови по другому поводу. В частности, уровень билирубина в сыворотке повышен, в то время как другие печеночные пробы обычно в норме. Билирубин в сыворотке может повышаться натощак или во время другого заболевания, такого как грипп.Чтобы избежать неправильного диагноза, врач должен отличать это доброкачественное заболевание от других, более серьезных причин повышения уровня билирубина.

    Диагноз обычно можно поставить на основании истории болезни, физического осмотра и анализов крови.

    Лечение

    Синдром Жильбера не требует лечения. Люди с расстройством ведут нормальную, здоровую жизнь.

    Служба поддержки

    Национальная линия помощи:
    Этот ресурс поддержки дает вам и вашим близким место, куда можно обратиться за ответами после постановки диагноза, помогает понять вашу болезнь и предоставляет вам необходимые ресурсы.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Адрес: г. Чайковский, Пермский край ул. Промышленная 8/8,
    Телефоны: 8 34241 2-10-80 [email protected]
    © «Феникс», 2019