Разное

Бифидобактерии для кишечника для детей: Аптека Ригла – забронировать лекарства в аптеке и забрать самовывозом по низкой цене в Москва г.

Содержание

Дисбактериоз у новорожденных и грудных детей | Bifiform ru

В норме микрофлора кишечника состоит в среднем из 1 млн микробов на 1 мл содержимого. Нормальную микрофлору составляют 15-20 представителей анаэробных (бактерии, которые не могут жить в присутствии кислорода) и аэробных (способных существовать в присутствии кислорода) бактерий основных родов: бактероиды, бифидобактерии, лактобактерии и другие. Бифидобактерии относятся к доминирующей микрофлоре (Ig10-11)1,2

Здоровая микрофлора участвует в пищеварительных процессах организма, усиливает активность пищеварительных ферментов, действует на моторику желудочно-кишечного тракта, способствует выработке витаминов, гормонов, аминокислот и повышает иммунитет.

Также микрофлора выполняет детоксикационную и антиаллергенную функции. Защитные функции кишечника сводятся к созданию барьера для размножения болезнетворных бактерий и разрушения аллергенов. Нормальная микрофлора также обладает антиоксидантными, антимутагенными и противораковыми функциями1,2

Формирование микрофлоры

Формирование и функционирование иммунной системы происходит в 2 этапа.

Первый заключается в формировании клонов Т- и В-лимфоцитов на основе генетического материала, который был представлен в период раннего эмбриогенеза (ранние этапы беременности).

Второй этап — начинается после рождения человека и заселения микробами слизистых оболочек, в том числе и ЖКТ. Кишечник –  представляет собой не только часть пищеварительной системы, но и является иммунным органом, до 80% иммунных клеток располагаются именно в кишечнике. Таким образом, формирование собственного кишечного иммунитета у грудного ребенка происходит с период ранней микробной колонизации и начинается сразу после рождения ребенка. Поэтому момент появления на свет является одним из ключевых этапов в формировании здорового ЖКТ3.

В становлении нормальной микрофлоры ребенка особенно важную роль играют бифидобактерии. Количество бифидобактерий в кишечнике ребенка, находящегося на грудном вскармливании, быстро нарастает в первые недели его жизни. В течение первого года жизни меняется видовой состав кишечной микрофлоры, что связано с различными периодами в жизни ребенка: периодом грудного вскармливания до введения прикорма, после введения прикорма, после появления в рационе твердой пищи, после прекращения грудного вскармливания.

Беременность мамы, микрофлора родовых путей, течение родов, рождение раньше срока, наличие и продолжительность грудного вскармливания, раннее введение прикорма, частые простудные заболевания определяют становление этого процесса.

Нормальная микрофлора ребенка

Микрофлора обусловливает защиту слизистой кишечника от внедрения патогенных микроорганизмов, поддерживает и активирует иммунную систему, участвует в обмене белков, липидов, углеводов, выполняет антиаллергическую функцию, участвует в синтезе аминокислот, витаминов, гормонов, влияет на пищеварительные функции желудочно-кишечного тракта 1.

Пробиотический комплекс Бифиформ Бэби можно давать даже новорожденным с первых дней жизни. Его основное назначение – формирование сбалансированной микрофлоры кишечника, в том числе, при различных проблемах, связанных с кормлением. Особый комплекс бактерий  может способствовать профилактикекишечных расстройств различного характера, включая колики 4.

Нормальную микрофлору кишечника составляют множество видов микроорганизмов. Одни из значимых и изученных на сегодняшний день:

Бифидобактерии

Представители рода Bifidobacterium являются наиболее важным компонентом нормальной микробиоты желудочно-кишечного тракта человека. Большая часть бифидобактерий находится в толстой кишке, составляя у детей более 90% всех микроорганизмов 5 Начинают доминировать в кишечной микрофлоре младенцев к концу первой недели жизни. Синтезируют аминокислоты и белки, витамин К, пантотеновую кислоту, витамины группы В: B1 — тиамин, B2 — рибофлавин, B3 — никотиновую кислоту, фолиевую кислоту, B6 — пиридоксин. Способствуют усилению процессов всасывания через стенки кишечника ионов кальция, железа, витамина D 6.

Лактобактерии

Уменьшают активность пероксидазы, оказывая антиоксидантный эффект, обладают противоопухолевой активностью, стимулируют продукцию иммуноглобулина А (IgA), подавляют рост патогенной микрофлоры и стимулируют рост лакто- и бифидофлоры, оказывают противовирусное действие 6

Нарушения микрофлоры

Дисбактериоз является нарушением качественного и количественного состава микрофлоры кишечника. Это означает, что патогенных микроорганизмов может стать значительно больше, чем полезных. Иногда сам организм может справиться с временно возникшими изменениями в кишечной микрофлоре, но при определенных ситуациях для лечения дисбактериоза используются пробиотики, содержащие полезные микроорганизмы 2.

Дисбактериоз у грудных детей может проявляться в виде изменения частоты, состава и цвета стула, нарушения процессов переваривания пищи, повышенного газообразования, беспокойного поведения ребенка, плача, повышенной раздражительности, плохого аппетита и сна, ухудшение состояния кожного покрова и даже аллергических реакций 3.

Причины возникновения дисбактериоза у новорожденных и грудничков

В группе риска по нарушению баланса микрофлоры находятся дети, мамы которых имели различные осложнения в период беременности и родах, а также дети, находящиеся на искусственном вскармливании, недоношенные. Простудные заболевания, прием некоторых лекарственных препаратов (лечение антибиотиками) могут приводить к нарушениям баланса микрофлоры кишечника. Внешними проявлениями этого состояния могут быть нарушения сна, плаксивость, нарушение аппетита, аллергические высыпания, колики и постоянное бурчание в животе после кормления 1,3.

Сдача анализов

При возникновении симптомов недомогания у Вашего ребенка, обязательно проконсультируйтесь с врачом. Для постановки диагноза дисбактериоза врач может порекомендовать сдать анализ кала на дисбактериоз.

Как правильно собрать кал для анализа на дисбактериоз:

Кал собирается в стерильную баночку, предварительно прокипяченную вместе с крышкой в течение 20 минут. Посуда для анализа, на основании результатов которого будет проводиться лечение дисбактериоза у грудных детей, должна храниться в холодильнике не более суток. Собранный в стерильную емкость анализ доставляется в лабораторию в течение 2 часов (не позднее). Результаты подготавливаются через 7-10 дней.

Для получения информации о том, где можно приобрести Бифиформ Бэби , посетите раздел «Где купить».

БАД. НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЛЕКАРСТВЕННЫМ СРЕДСТВОМ
  1. Донских Е.Е. Микрофлора — Дисбактериоз у детей http://lekmed.ru/info/literatyra/disbakterioz-y-detei.html
  2. Корниенко Е.А., Мазанкова Л.Н., Горелов А.В. Применение пробиотиков в педиатрии: анализ лечебного и профилактического действия с позиций доказательной медицины. Лечащий врач 2015.
  3. И.А. Беляева. Пробиотические добавки для коррекции младенческих колик: перспективы использоавния.
  4. Беляева И.А., Митиш М.Д., Катосова Л.К. Эффективность использования пробиотиков у недоношенных детей. РМЖ 2009.
  5. Рыбальченко О.В., Бондаренко В.М. Оценка микробиоты и пробиотических штаммов с позиций новых научных технологий. Фарматека №11, 2016
  6. Бельмер С.В., Малкоч А.В. Кишечная микрофлора и значение пребиотиков для ее функционирования. Лечащий врач 2006, 4

PP-BIB-RUS-0082

Пробиотики для кишечника: список препаратов

Ребенок появляется на свет со стерильным кишечником, но уже к году состав микрофлоры совпадает со взрослым человеком. На протяжении жизни под влиянием питания, болезней и других факторов баланс микроорганизмов в пищеварительном тракте изменяется, но постепенно восстанавливается до нормальных концентраций. Иногда этот процесс затягивается. Тогда врач может рекомендовать пребиотики и пробиотики для кишечника.

Виды пробиотиков

Для восстановления кишечника применяют два типа лечебных средств. Пробиотики – это препараты, которые содержат полезные бактерии в высушенном или растворенном виде. Чаще всего это микроорганизмы из рода Lactobacillus и Bifidobacterium, которые в норме доминируют в пищеварительном тракте человека.

Пребиотиками называются вещества, необходимые для роста хорошей микрофлоры. В некоторых случаях без них можно обойтись, но после тяжелых болезней, лечения антибиотиками или отравления они ускорят восстановление за счет создания благоприятной среды для бактерий.

В пищеварительном тракте здорового взрослого человека обитает несколько десятков видов бактерий, но преобладают два типа микробов: бифидобактерии и лактобактерии. Другие находятся в меньшинстве. Поэтому выделяют следующие виды пробиотиков в зависимости от состава:

  • состоят только из лактобактерий – рекомендуют принимать при кишечных вирусных инфекциях;
  • в составе только бифидобактерии – врачи назначают их при кандидозном поражении кишечника и как восстановление женщинам после вагинального кандидоза;
  • комбинированные препараты – содержат бифидо- и лактобактерии, полезны при бактериальной инфекции кишечника.

Восстанавливать нормальную микрофлору можно разными формами препаратов. Пробиотики выпускают в сухой форме, из которой перед применением самостоятельно готовят суспензию. Существуют готовые жидкие формы лекарства, которые удобно давать маленькому ребенку. Некоторые средства производят в капсулах в желатиновой оболочке. Она не повреждается в желудке и растворяется только в кишечнике. Это защищает бактерии от действия соляной кислоты.

Создание препаратов для решения проблем с пищеварением проходило в несколько этапов. Поэтому фармацевты выделяют несколько поколений пробиотиков:

  • 1 поколение – это монопрепараты, которые состоят из одного типа бактерий, обитающих в кишечнике, к ним относятся Бифидумбактерин, Лактобактерин.
  • 2 поколение – содержат хорошие бактерии, которые являются антагонистами вредной флоры. Они выделяют вещества, которые уничтожают опасные микроорганизмы и подготавливают среду для заселения полезной микрофлорой. К препаратам этого типа относится Энтерол и Бактисубтил.
  • 3 поколение – пробиотики, которые содержат от 2 до 30 штаммов одного живого микроорганизма или комбинацию из нескольких видов бактерий. К этой группе препаратов относятся Линекс, Бификол, Бифилонг.
  • 4 поколение – содержат не только хорошие бактерии, но и вещества из группы пребиотиков. Они служат питательной средой, помогают расти, размножаться микрофлоре и ускоряют ее восстановление. К этой группе препаратов относят Бифилиз, Кипацид.
  • 5 поколение – синбиотики, это несколько типов полезных бактерий и вещества, необходимые для колонизации кишечника.
    Они способны регулировать рост и метаболическую активность микробиоты. К этой группе относятся Флористин, Бифиформ и другие средства.

Какой препарат подойдет в конкретном случае, должен решать врач с учетом состояния пациента, его возраста. Для взрослых требуется большая дозировка и кратность приема пробиотиков.

ТОП-10 лучших пробиотиков

В аптеках продается большое количество пробиотиков, из которых тяжело выбрать нужный препарат. Правильное решение – обратиться к врачу-гастроэнтерологу или терапевту, чтобы назначили лекарственное средство с хорошим эффектом.

Чтобы решить, какой из них лучше, можно ориентироваться на список ТОП-10:

  1. Линекс – один из самых популярных препаратов, который помогает восстановить микрофлору кишечника. В его составе живые лиофилизированные бифидо- и лактобактерии, а также энтерококки. Линекс выпускается в капсулах и порошке, его можно применять у грудных детей, смешивая содержимое оболочки с молоком.
  2. Хилак Форте – капли для лечения дисбактериоза, в состав входят лактобациллы, их эффект дополняет непатогенная кишечная палочка и стрептококки. Может использоваться при синдроме раздраженного кишечника, гастроэнтерите, колите, болезнях желчного пузыря и печени, вызванных патологией пищеварительного тракта.
  3. Флорин Форте – восстанавливает микрофлору за счет присутствия бифидо- и лактобактерий. В состав входит лактоза, необходимая для процесса брожения, смещения рН в кишечнике в кислую сторону. Выпускается в виде саше с порошком, который необходимо растворять перед использованием.
  4. Нормобакт L – помогает восстанавливать кишечную флору при помощи молочнокислых бактерий и пребиотиков, необходимых для их размножения. В состав входят фруктоолигосахариды, которые являются питательной средой, увеличивают выживаемость микробиоты и увеличивают эффективность лечения.
  5. Аципол – средство для лечения дисбактериоза у взрослых и детей. Он помогает после длительного лечения антибиотиками терапевтических заболеваний, используется для лечения острых кишечных инфекций, хронического колита, у склонных к аллергии и атопическому дерматиту.
  6. Бифиформ – пробиотик, в состав которого входят энтеробактерии и бифидобактерии. В кишечнике они образуют естественный симбиоз и поддерживают существование друг друга. Энтерококк заселяет петли тонкой кишки, а используемый тип бифидобактерий обладает высокой скоростью роста, поэтому быстро восстанавливает микробиоту толстого кишечника.
  7. Нормофлорин Л – жидкий пробиотик, состоящий их лактобактерий. Он положительно влияет на организм благодаря добавлению в раствор пребиотика лактита, который улучшает рост бактерий. Перед использованием необходимую дозу препарата смешивают с любой жидкостью.
  8. Флорок – пробиотик, который состоит из лактобацилл, бифидобактерий и лактозы, необходимой для нормальной колонизации пищеварительного тракта. Может использоваться как для восстановления микрофлоры, так и для предотвращения диареи во время путешествий.
  9. Бак-сет Форте – это капсулы, в состав которых входит 14 видов живых полезных бактерий. Препарат рекомендован для детей старше 3 лет и взрослых для лечения нарушений стула и профилактики дисбактериоза.
  10. Риофлора – комплексный пробиотик, включает несколько штаммов бифидобатерий и лактобацилл, а также непатогенные стрептококки. Но в капсулах могут быть следы лактозы, молока и сои, поэтому производитель не рекомендует их использовать при повышенной чувствительности к этим веществам.

Советы по выбору

Какой из перечисленных пробиотиков поможет справиться с проблемами пищеварения, зависит от заболевания. Если организму необходима помощь после курса лечения антибиотиками, лучше использовать комплексные препараты, где добавлен пребиотик. Он ускорит заселение бактериями слизистой кишечника.

Вне зависимости от названия, для взрослых походят препараты в виде порошка, капсул или раствора. Капли разработаны специально для маленьких детей, которым необходима небольшая доза препарата. Их хорошо смешивать с напитками или молоком матери.

При использовании средств с пробиотическими эффектами, симптомы вздутия живота, урчания, метеоризм могут усилиться из-за процесса брожения. Но это проходит самостоятельно и не требует отмены терапии. Если на фоне приема пробиотиков появилась аллергическая сыпь, лечение прекращают.

34-mini лекция «Микрофлора кишечника у детей»

Микроорганизмы, населяющие кишечник человека, принимают участие во множестве важных процессов: от помощи в пищеварении до укрепления иммунной защиты организма.

Когда ребенок находится в утробе матери, его кишечный тракт практически стерилен. Колонизация его кишечника микроорганизмами начинается в момент родов и продолжается в течение первых дней жизни. Этот процесс жизненно важен для формирования иммунной системы и желудочно-кишечного тракта ребенка. Состояние микрофлоры кишечника на раннем этапе развития организма может повлиять на здоровье человека в течение всей последующей жизни.

Роль бифидобактерий

У детей до года микрофлора кишечника на 90% состоит из бактерий, относящихся к роду бифидобaктерий. По мере взросления доля бифидобактерий снижается, и у взрослого человека составляет всего около 5%. Формирование нормальной микрофлоры кишечника может быть нарушено в результате различных заболеваний, оперативных родов, длительного нахождения в родильном доме, под воздействием антибиотиков и других факторов. Грудное молоко содержит вещества, способствующие росту количества бифидобактерий, а у детей, находящихся на искусственном или на смешанном вскармливании (но с преобладанием искусственного), бифидобактерий меньше, поэтому выше риск нарушения микрофлоры кишечника. Бифидобактерии в составе пробиотиков помогают установлению и поддержанию равновесия состава и функционального состояния микрофлоры кишечника, в том числе у детей первого года жизни.

Инфекционная диарея у детей

Диарея является одной из основных причин детской смертности. Разработка профилактических мероприятий и методов лечения является важной целью борьбы с диарей у детей. Диарея обычно вызывается тем или иным инфекционным агентом: вирусами, бактериями или простейшими паразитами (например, при дизентерии). Для любого типа диареи характерно нарушение микрофлоры кишечника. Способность пробиотиков губительно влиять на патогенные микроорганизмы и восстанавливать микрофлору, их прямое антитоксическое действие позволяет использовать пробиотики в комплексной терапии и профилактике кишечных инфекций.

Прием антибиотиков и микрофлора кишечника

Антибиотики подавляют не только вредные, но и полезные бактерии. Во время антибиотикотерапии количество полезных бактерий в кишечнике уменьшается, уступая место условно-патогенным микроорганизмам, что потенциально ведет к таким проблемам, как нарушение микрофлоры кишечника, желудочно-кишечные расстройства, ослабление иммунитета и другие. Нарушение баланса микрофлоры может проявиться такими симптомами, как диарея, газообразование, вздутие живота, дискомфорт и боли в животе. Для поддержки микрофлоры кишечника ребенка необходимо применение пробиотиков.

Пробиотики и иммунитет

Подсчитано, что 70–80% клеток иммунной системы расположено в кишечнике, а иммунная система ребенка формируется с участием кишечных бактерий. Поскольку существует тесная взаимосвязь между микрофлорой кишечника и иммунитетом, то важно поддерживать микрофлору кишечника в балансе. Помочь в этом могут полезные бифидобактерии, ведь именно они преобладают в микрофлоре детей первого года жизни и малышей. Кроме того, пробиотики усиливают защитный барьер в кишечнике и подавляют рост патогенных микроорганизмов, что может повысить сопротивляемость организма к различным инфекциям.

Ожирение у детей и баланс микрофлоры

Проблема ожирения сегодня носит актуальный характер. Ряд исследований пытается ответить на вопрос, какую роль в развитии ожирения играет состояние микрофлоры кишечника. Уже на ранней стадии изучения этого вопроса было сделано несколько любопытных открытий. Одно из исследований выявило, что дети, у которых в течение первого года жизни наблюдалось пониженное содержание бифидобактерий в кишечнике, к семи годам столкнулись с ожирением. Были также собраны данные, позволившие сделать вывод о том, что у детей, находящихся на грудном вскармливании, на 13–22% ниже риск развития избыточной массы тела и ожирения. Это может быть объяснено тем, что кормление грудью положительно сказывается на количестве бифидобактерий в кишечнике ребенка.

BB-12® — самая изученная бифидобактерия

Влияние бифидобактерии BB-12® на здоровье человека было изучено более чем в 130 клинических исследованиях. Было доказано их положительное влияние на микрофлору кишечника детей при различных ситуациях ее дисбаланса: при инфекционной диарее и расстройствах кишечника, вызванного приемом антибиотиков. Бифидобактерии ВВ-12® способствуют поддержанию равновесия состава и функционального состояния микрофлоры

кишечника, в том числе у детей первого года жизни при пищеварительных расстройствах, таких как колики, образование газа, нарушение стула (запор, диарея) и других.

ВНИМАНИЕ: Пробиотические препараты компании «Экобиос» — имеют высокую эффективность в борьбе с дисбактериозом кишечника человека!

Пробиотики в педиатрической практике uMEDp

Формирование нормальной микрофлоры желудочно-кишечного тракта является сложным, многоэтапным процессом, который начинается сразу же после рождения ребенка и продолжается на протяжении первых полутора лет жизни. Источниками колонизации микроорганизмами новорожденного в первые часы жизни являются мать, персонал медучреждения и объекты окружающей внешней среды.

Рис. 1. Влияние комплексного бактерийного препарата Примадофилус на микрофлору толстой кишки у детей раннего возраста из групп риска по развитию дисбактериоза кишечника

Не вызывает сомнения тот факт, что тип вскармливания ребенка во многом определяет состав микрофлоры кишечника новорожденного. В грудном молоке содержится много компонентов, способствующих стабильной колонизации пищеварительного тракта ребенка бифидобактериями. Лактоза и олигосахариды являются энергетическим субстратом для нормофлоры, стимулируя рост бактерий-комменсалов. У детей, находящихся на грудном вскармливании с первых часов жизни, создаются оптимальные условия для формирования нормального микробиоценоза кишечника.

Кишечная микрофлора представлена множеством видов бактерий и может влиять на различные физиологические функции, участвовать в метаболических и биосинтетических процессах, проявлять иммуномодулирующие свойства, являясь составляющей частью организма хозяина [1]. Антагонистическая активность бактерий-комменсалов, направленная против экзогенной микрофлоры, основывается на различных механизмах. Важнейшая роль принадлежит продукции органических кислот. Молочная и уксусная кислоты – основные органические кислоты, снижают рH в желудочно-кишечном тракте, оказывает бактериостатическое действие. Резидентные микроорганизмы способны продуцировать различные антимикробные соединения, бактериоцины, конкурировать в борьбе за прикрепление к эпителию и питательные вещества, контролировать численность условно-патогенной флоры в толстом кишечнике, препятствовать ее проникновению в верхние отделы желудочно-кишечного тракта и транслокации из просвета кишечника во внутренние органы. Представители индигенной микрофлоры находятся в тесной симбиотической связи с макроорганизмом и могут активно противостоять заселению кишечника экзогенными патогенными и условно-патогенными микроорганизмами.

Бифидобактерии участвуют в расщеплении солей желчных кислот и оказывают выраженное иммуностимулирующее действие на систему местного иммунитета кишечника [2].

В настоящее время дискутируется вопрос о возможном участии микрофлоры в контроле моторной активности кишечника посредством продукции монокарбоновых (короткоцепочечных) жирных кислот.

Значительная часть облигатной микрофлоры кишечника здорового человека сформирована за счет бифидобактерий. В толстой кишке у детей бифидобактерии являются основной группой сахаролитических бактерий и составляют до 95% от общей популяции микроорганизмов. У взрослых людей бифидобактерии в количественном отношении уступают только бактериям классов Bacteroidetes и Clostridia.

В наших исследованиях было установлено, что для микрофлоры кишечника здоровых детей первого года жизни характерен высокий уровень бифидобактерий. Высокая частота встречаемости бифидобактерий в толстой кишке у детей всех исследованных нами возрастных групп соответствует ранее представленным данным (до 95% общего количества микроорганизмов) [3].

Бифидобактерии обладают высокой антагонистической активностью по отношению к патогенным микроорганизмам, выделяют в процессе жизнедеятельности большое количество кислых продуктов, лизоцима, бактериоцинов, спиртов, что препятствует проникновению микробов в верхние отделы пищеварительного тракта и другие внутренние органы.

Кроме того, недавно было выяснено, что некоторые штаммы бифидобактерий, выделенные из кишечника новорожденных, способны к продукции конъюгированной линолевой кислоты.

Конъюгированные линолевые кислоты представляют собой смесь частично гидрогенированных Cis-9 Trans-11 и Trans-10 Cis-12 производных линолевой кислоты, являющихся промежуточными продуктами биохимического пути восстановления линолевой кислоты в стеариновую. Показано, что данные вещества обладают антиканцерогенными, иммуномодулирующими, антиатеросклеротическими свойствами [4].

Иммуномодулирующий эффект бифидобактерий связан с их способностью к индукции синтеза ряда про- и противовоспалительных цитокинов, а также со способностью к модуляции экспрессии поверхностных маркерных молекул на цитоплазматических мембранах иммунокомпетентных клеток. Различные виды бифидобактерий, доминирующие в кишечнике здоровых людей в разные возрастные периоды, способны индуцировать экспрессию разных репертуаров цитокинов [5].

Важное значение имеет не только определение общего количественного уровня бифидобактерий, но и их видового состава.

Возрастная динамика видового состава бифидобактерий у человека до настоящего времени недостаточно изучена. Использование для типирования бактерий молекулярно-генетических методов исследований позволило изменить наши представления о видовом составе бифидобактерий [6]. Так, ранее с использованием классических бактериологических методов было установлено, что часто встречающимися видами в микрофлоре кишечника взрослых людей являются B. adolescentis и B. longum, а у детей первых месяцев жизни, находящихся на естественном вскармливании, B. infantis и B. breve. Однако в работах последних лет, в том числе проведенных в нашей лаборатории с использованием в качестве метода видовой детекции бифидобактерий ПЦР с видоспецифичными праймерами, амплифицирующими уникальные консервативные области генов 16 S рибосомальной РНК (рРНК), было установлено, что в микрофлоре кишечника взрослых людей весомое место занимают бактерии группы B. catenulatum (B. catenulatum и B. pseudocatenulatum), а у грудных детей относительно большая частота встречаемости характерна также и для B. longum [7].

Наиболее важным и принципиально новым этапом в изучении биологии бифидобактерий явилось секвенирование генома Bifidobacterium longum. Анализ особенностей генома бифидобактерий показал их выраженную филогенетическую и экологическую адаптацию к условиям существования в кишечнике. Было показано, что большое количество обнаруженных генов вовлечено в катаболизм полисахаридов и олигосахаридов [8].

Лактобациллы в наших исследованиях регистрировались с меньшей частотой. Было установлено, что только 66,6% детей были колонизированы лактобациллами в первом полугодии жизни. В дальнейшем в нашей работе прослеживалась устойчивая тенденция к повышению частоты колонизации кишечника лактобациллами с увеличением возраста человека. Однако частота встречаемости этих бактерий у детей разных возрастных групп, в отличие от бифидобактерий, была подвержена значительным колебаниям [9].

У разных видов лактобацилл наблюдаются существенные отличия в способности индуцировать секрецию цитокинов: L. casei служит мощным стимулятором продукции ИЛ-6, ИЛ-12, фактора некроза опухоли α и экспрессии маркеров созревания, тогда как L. reuteri является слабым индуктором ИЛ-12, подавляет секрецию цитокинов и экспрессию маркеров созревания, вызванных другими видами лактобактерий. Полученные результаты позволяют предположить, что разные виды/штаммы лактобактерий могут оказывать различное влияние на функционирование дендритных клеток и таким образом осуществлять регуляцию первоначальных этапов иммунного ответа [10].

У здоровых детей, находящихся на грудном вскармливании, лактобациллы обнаруживаются в количестве 10 6–10 7 КОЕ/г. У детей, находящихся на искусственном вскармливании, уровень этих микроорганизмов выше – 10 8 КОЕ/г. Очевидно, качественный и количественный состав лактобацилл, в отличие от менее иммуногенных бифидобактерий, в большей степени зависит от контроля со стороны иммунной системы организма человека.

У детей в период новорожденности количество бактероидов обычно ниже, чем бифидобактерий. К концу первого месяца жизни бактероиды обнаруживаются только у 35% детей, их уровень составляет 10 9 КОЕ/г. В дальнейшем частота обнаружения бактероидов возрастает до 48% у детей в возрасте 2‑х месяцев и до 59% у детей к концу первого полугодия жизни. Запаздывание контаминации толстой кишки грамотрицательными неспорообразующими облигатно-анаэробными бактериями может быть связано с их высокой чувствительностью к токсическому действию кислорода воздуха, а также с необходимостью предварительного снижения окислительного потенциала в толстой кишке ребенка, которое достигается в результате первичной колонизации кишечника бактериями, относящимися к аэробной флоре. Бактероиды, колонизирующие кишечный тракт человека, обладают выраженными гликофильными свойствами, которые проявляются в способности к ферментации не перевариваемых человеком полисахаридов, входящих, например, в состав пищевых волокон растительного происхождения. Бактероиды, которые испытывают недостаток в органеллах адгезии (B. thetaiotaomicron), осуществляют доступ к нутриентам частично за счет продуцируемых ими гликан-специфических поверхностных мембранно-связан-ных протеинов. Прикрепление к пищевым платформам (частицы пищи, пищевые волокна, слизевой покров, слущенные эпителиальные клетки) помогают этим бактериям избегать смыва из кишечного биореактора. Таким образом, задержка колонизации кишечника бактероидами у детей раннего возраста может быть связана с особенностями их диеты, которая в ранние сроки физиологической адаптации отличается отсутствием или дефицитом пищевых волокон растительного происхождения [10].

Клостридии в кишечнике новорожденных появляются к 6–7 дню жизни и могут достигать уровня 10 6–10 7 КОЕ/г исследуемого материала.

К представителям облигатной микрофлоры кишечника относятся Escherichia coli, количество их незначительно (менее 0,01%) по сравнению с доминирующими, неспорообразующими анаэробами (бифидобактериями, лактобактериями, бактероидами). В кишечнике человека E. coli появляются в первые дни после рождения, сохраняясь в течение жизни человека на уровне 10 7 – 10 8 КОЕ/г. В результате изучения качественного и количественного состава бактерий, относящихся к семейству Enterobacteriaceae, всего было выявлено 20 различных видов энтеробактерий. Исследования показали, что у детей от 6 месяцев до 1,5 лет с наибольшей частотой высевались бактерии, относящиеся к виду Escherichia coli. Вместе с тем обнаруживалось значительное количество штаммов E. сoli со сниженными ферментативными свойствами, а также штаммов, способных продуцировать гемолизины. Кроме того, с высокой частотой определялись и другие представители семейства (клебсиеллы, энтеробактеры и цитробактеры). К концу первого года жизни по мере созревания иммунной системы ребенка происходит частичная или полная элиминация условно-патогенных бактерий.

Энтерококки выявляются у большинства обследованных детей в течение всего периода грудного вскармливания.

Еще одной группой бактерий, колонизация которыми толстого кишечника детей была зарегистрирована в раннем возрасте, были стафилококки. Причем у всех детей микроорганизмы вида Staphylococcus aureus в количественном отношении преобладали над коагулазо-негативными стафилококками, а у детей в возрасте 8 месяцев и 1 года была отмечена также более высокая частота встречаемости золотистых стафилококков.

Наиболее выраженные изменения в кишечной микрофлоре происходят у детей на первом году жизни. Для них характерны высокие уровни и частота выделения не только таких аутохтонных групп бактерий, как бифидобактерии, энтерококки, непатогенные эшерихии, но и бактерий, относящихся к условно-патогенным аллохтонным группам. Такими группами бактерий являются лецитиназо-позитивные клостридии, цитрат-ассимилирующие энтеробактерии и эшерихии с низкой биохимической активностью, а также со способностью к продукции гемолизинов, кроме того, к этой группе относятся коагулазо-позитивные стафилококки. В последующем по мере взросления ребенка происходит прогрессивная элиминация бактерий этой последней группы. Основными механизмами, участвующими в контроле качественного и количественного уровня бактерий в микрофлоре кишечника, по нашему мнению, являются неспе-цифические и специфические факторы иммунологической защиты, созревание которых происходит по мере взросления человека.

Бифидобактерии благодаря способности благотворно влиять на здоровье человека нередко добавляются во многие ферментируемые молочные продукты, а также входят в состав многих препаратов-пробиотиков, используемых для комплексного лечения различных заболеваний.

Пробиотические штаммы реализуют свои положительные для здоровья эффекты на разных уровнях: в просвете кишечника, кишечном эпителии, на уровне иммунной системы.

В последние годы все большее значение придают влиянию пробиотиков на иммунную систему. Не вызывает сомнения, что желудочно-кишечный тракт является важной частью иммунной системы человека. Об этом свидетельствует целый ряд факторов, включая тот факт, что значительная часть лимфоидной ткани сосредоточена в кишечнике. В реализации иммунных механизмов на уровне интестинального тракта принимают участие три ключевых взаимосвязанных компонента:

  • нормальная микрофлора;
  • лимфоидная ткань, ассоциированная со слизистой оболочкой кишечника;
  • цитокины как факторы межклеточного взаимодействия, продукты секреции иммунокомпетентных и фагоцитарных клеток.

Недавние исследования показали, что механизмами защитного действия пробиотиков против возбудителей кишечных инфекций могут быть стимуляция спе-цифического фактора и усиление естественной резистентности.

Известно, что течение многих воспалительных заболеваний кишечника сопровождается значительными иммунологическими нарушениями. Назначение препаратов‑пробиотиков в комплексной терапии этих заболеваний оказывает иммуномодулирующий эффект: они усиливают локальный ответ в кишечнике и повышают толерантность к пищевым антигенам. Дефицит или отсутствие ИЛ-2 и противовоспалительного цитокина ИЛ-10 вызывает патологический ответ на микроорганизмы-комменсалы кишечника, что проявляется чрезмерно интенсивным воспалительным процессом [11].

В наших исследованиях изучалось влияние комплексного бактерийного препарата Примадофилус на качественный и количественный состав микрофлоры кишечника у детей раннего возраста из групп риска по развитию дисбактериоза кишечника. Неонатальный период у обследуемых детей протекал с осложнениями, и в их лечении использовались антибактериальные препараты.

Препарат-пробиотик Примадофилус создан с учетом особенностей видового состава бифидобактерий и лактобацилл у детей раннего возраста. Основу препарата Примадофилус составляют Bifidobacterium infantis, Bifidobacterium longum, Lactobacillus rhamnosus, Lactobacillus acidophilus. Примадофилус Детский производства Nature’s Way (США), содержит 2х10 9 КОЕ в 3 г, разрешен к применению у детей с рождения. Рекомендуется принимать по 0,5–1 чайной ложке порошка 1 раз в день в день, растворив в 10 мл воды или любой другой жидкости. Препарат не содержит лактозы и устойчив к антибиотикам.

У всех обследуемых детей преморбидный фон был отягощен. 7 детей родились преждевременно на сроках беременности 32–36 недель, 18 детей – самостоятельно в срок, 12 детей – путем оперативного родоразрешения. Дети получали препарат Примадофилус в условиях стационара и после выписки из клиники. Наши исследования показали, что на фоне применения комплексного бактерийного препарата происходило восстановление оптимальных качественных и количественных показателей лактофлоры и бифидофлоры у детей в неонатальном и раннем постнатальном периодах. При этом количественный и качественный уровень других групп облигатно-анаэробных бактерий (бактеро-иды и клостридии) не претерпевал статистически значимых изменений. Применение комплексного препарата не предотвращало колонизацию кишечника детей, находящихся в стационаре, госпитальными штаммами бактерий. Не было обнаружено статистически значимых изменений в частоте встречаемости и количественном уровне дрожжеподобных грибов рода Сandida. Однако наблюдалась тенденция к уменьшению количественного уровня этих микроорганизмов. Выявление сохраняющегося высокого уровня обсеменения грибами на фоне лечения Примадофилусом обосновывает необходимость предварительного или фонового использования антимикотических препаратов.

Таким образом, пробиотический препарат Примадофилус способен эффективно восстанавливать молочнокислую флору. Применение препарата не приводит к элиминации условно-патогенных микроорганизмов, поскольку происходит постоянная контаминация микроорганизмами, колонизирующими объекты окружающей среды. Основными механизмами, участвующими в контроле качественного и количественного состава микроорганизмов кишечника, являются факторы естественной резистентности и иммунологической защиты, созревание которых происходит по мере взросления ребенка.

Микрофлора кишечника у детей – почему это важно

Микрофлора (или микробиота, микробиом) – это комплекс микроорганизмов разных видов, живущих в симбиозе с человеческим организмом и помогающих ему. Бактерии присутствуют практически на каждом участке нашего тела: во рту, в легких, в носу, на коже. Их нет в желудке: там они не выживают из-за высокой кислотности. Зато в кишечнике присутствуют в большом количестве.

 

Кишечная микрофлора у детей: ее особенности и этапы формирования

 

Бактерии начинают заселять кишечник малыша с самого рождения и сопровождают человека до конца жизни. Ребенок появляется на свет со стерильной пищеварительной системой. В первородном кале микроорганизмов не обнаруживается. Эту фазу называют асептической. 

Но по мере взаимодействия новорожденного с окружающей средой начинает формироваться микрофлора. Происходит это в несколько этапов:

•    2-ая фаза. Во время родов ребенок впервые встречается с бактериями. В его организм попадает микрофлора из половых органов и кишечника матери, в которой преобладают лактобациллы.
•    Транзиторная фаза (первые дни жизни). На формирование микробиоты оказывает влияние несколько факторов: состояние здоровья роженицы, характер питания малыша (грудное или искусственное вскармливание), уровень микробного загрязнения окружающей обстановки. В этот период в организме новорожденного преобладают клостридии и коковая флора (энтерококки, микрококки). Позже их вытесняют энтеробактерии, бифидобактерии. 
•    Фаза трансплантации (первые 2-3 недели). Состав кишечной микробиоты подвержен колебаниям. Стабилизация наступает к концу первого месяца жизни. Доминирующей становится бифидофлора. Искусственное и смешанное вскармливание увеличивают трансплантационный период. При таком питании бифидофлора несколько угнетена. 

 К 4-7 годам отмечаются значительные изменения в микробиоценозе: уменьшается содержание лакто- и бифидобактерий, возрастает число граммположительных аспорогенных организмов. Формирование занимает несколько лет. Обычно только к 12-13 годам состав кишечной микрофлоры у детей становится таким же, как у взрослых. 

 

Коротко о составе микробиоты

 

Нормальная микрофлора кишечника у детей состоит на 90% из молочнокислых микроорганизмов (бифидо- и лактобактерий) и на 10% из энтеробактерий. Но такое соотношение возможно только в том случае, если малыш доношен и здоров. Именно молочнокислые микроорганизмы вырабатывают молочную и уксусную кислоты, которые обеспечивают иммунную защиту от патогенных и гнилостных бактерий. 

Отмечаются характерные особенности микрофлоры у детей, находящихся на грудном и искусственном вскармливании.  Если младенец питается грудным молоком, преобладают бифидобактерии. При кормлении смесями – лактобактерии. 

Состав сформированной кишечной микробиоты представлен 2-мя группами микроорганизмов:

•    Облигатными (обязательными, основными). К ним относятся бифидо-, лакто-, пропионибактерии, энтерококки, кишечные палочки, бактериоды. Они абсолютно безопасны для организма.
•    Факультативные (условно-патогенные). В эту группу входят клостридии, цитро-, энтеробактеры, клебсиеллы. Они могут мирно существовать в кишечнике, не давая о себе знать. Но при снижении местного иммунитета, ухудшении самочувствия человека способны вызвать воспалительный процесс.  

Наличие патогенных микроорганизмов (золотистого стафилококка, холерного вибриона, дрожжевых грибков Кандида) всегда указывает на развитие заболевания. Обычно у здорового человека их нет. Бывают случаи обнаружения в кишечнике небольшого количества (0.01%) возбудителей инфекций, но при отсутствии проблем с иммунной защитой, это не приводит к возникновению патологий. 

 

Роль микрофлоры для здоровья детей

 

Присутствие микроорганизмов необходимо. Нормальная флора кишечника оказывает благоприятное влияние на здоровье, ведь она:

•    Препятствует размножению патогенных штаммов, что спасает от возникновения кишечных инфекций.
•    Предотвращает развитие гнилостных процессов в толстой кишке, останавливает брожение. Это обеспечивает хорошее самочувствие.
•    Завершает процесс переработки пищи, формируя нормальные каловые массы, легко покидающие пищевой тракт. Устраняет предпосылки для поноса или диареи.
•    Способствует всасыванию многих полезных микроэлементов. При этом препятствует проникновению внутрь токсинов.
•    Участвует в синтезе минералов, витаминов, ферментов.
•    Укрепляет детский иммунитет, продуцируя иммуноглобулин А и стимулируя работу лимфоидной ткани, 80% которой присутствует в слизистой пищеварительной системы. 

В 2016 году были опубликованы исследования западных микробиологов, которые пришли к интересным выводам. Оказывается, нормальная микробиота способствует крепкому сну. Мелатонин — гормон, отвечающий за его качество, вырабатывается не только мозгом, но и бактериями кишечника. 

И это еще не все: польза нормофлоры огромна. Она может влиять как на самочувствие, так и на настроение. В частности, бороться с депрессией. Микроорганизмы способствуют снижению концентрации гормона стресса – кортизола, тем самым избавляют от тревожности. 

 

Значимость отдельных бактерий

 

У каждого представителя облигатной группы свои задачи, решение которых позволяет поддерживать здоровье ребенка:

•    Молочнокислые бактерии стимулируют синтез желудочного сока, способствуют быстрому усвоению микроэлементов, устраняют газообразование.
•    Энтерококки, размножаясь в дрожжевой среде или лактозе, улучшают и ускоряют переваривание пищи.
•    Бактероиды нейтрализуют желчь с помощью специального вещества, полученного в процессе брожения. 
•    Кишечная палочка синтезирует лактозу, участвует в выработке витаминов группы В, К. Она выделяет антисептик, способный уничтожить сальмонеллу. 

Отсутствие обязательных микроорганизмов приведет к серьезным проблемам со здоровьем. 

 

Чем грозит нарушение микрофлоры

 

При грамотном уходе за новорожденными, правильном питании малышей и ребят старшего возраста микробное сообщество находится в равновесии. Родители младенцев, не достигших 3-х месяцев, часто сталкиваются с возникающими у малышей коликами, метеоризмом, проблемами с дефекацией. Объясняется это недостатком полезных бактерий и нехваткой ферментов для переваривания молока. 

Опасность представляют и нестерильные погремушки, пустышки, через которые вредоносные бактерии попадают в детский организм и начинают размножаться.  

Нарушение микрофлоры кишечника у ребенка объясняется 2-мя факторами: проникновением патогенных или снижением полезных микроорганизмов. Причины этого бывают разные:

•    Неправильный рацион кормящей мамы.
•    Раннее введение искусственного прикорма.
•    Инфекции.
•    Применение некоторых лекарственных препаратов (противовоспалительных, антибиотиков).
•    Плохая экологическая обстановка.
•    Некоторые заболевания: анемия, рахит.
•    Пребывание ребенка в стрессовой ситуации. 

Все это может привести к дисбактериозу, то есть нарушению баланса патогенной и полезной микрофлорой. Он бывает транзиторным (наблюдается у малышей в первые дни жизни) и истинным. При грудном вскармливании транзиторный быстро проходит, так как молочнокислые бактерии вытесняют болезнетворных аналогов. Но может затянуться у недоношенных младенцев и тех, которым назначили антибиотики.

Истинный дисбактериоз разделяется на 2 вида. При компенсированном виде о нарушении микрофлоры свидетельствуют только анализы кала. Некомпенсированный дисбиоз сопровождается образованием газов, рвотой, вздутием живота. 

 

Симптомы дисбактериоза

 

Медики выделяют 4 степени выраженности патологии. Каждая из них имеет характерные признаки:

1.    Компенсированная. Проявляется появлением слизи в каловых массах, их необычным запахом, снижением аппетита.
2.    Субкомпенсированная. Усиленное газообразование вызывает колики. Нарушается стул, возможно появление поносов или запоров. Ребенок ведет себя беспокойно: малыши часто срыгивают, взрослые ребята испытывают тошноту, чувствуют позывы рвоты.
3.    Средняя. К присутствующим ранее симптомам добавляются повышенная температура, слабость, явно выраженное вздутие живота. Дети плачут, отказываются от еды.
4.    Тяжелая. Характеризуется учащенными испражнениями (до 15 раз в сутки), сильными болями в животе, сухой кожей из-за обезвоживания, бледностью. Возможно развитие анемии, так как полезные микроэлементы не усваиваются. Лечится только в инфекционном отделении. 

Также на любой стадии могут появляться покраснения (особенно в складках кожи), аллергия, молочница в ротовой полости. О дисбактериозе кишечника свидетельствует и диатез у малыша. Такое состояние не пройдет самостоятельно. Оно будет длиться до тех пор, пока не будет выявлена и устранена причина нарушения баланса патогенных и полезных микроорганизмов. 

 

Помощь при дисбактериозе

 

Главная задача – восстановить сбалансированный биоценоз, то есть устранить вредоносные бактерии, уменьшить количество условно-патогенных и увеличить численность полезных микроорганизмов. 

Следует придерживаться правил питания:

•    Кормить ребенка только свежеприготовленными блюдами.
•    Не допускать переедания, так как при этом замедляется процесс переваривания пищи.
•    Придерживаться дробного питания – не менее 5 раз в день.
•    Исключить или ограничить употребление соли.

Для улучшения микрофлоры кишечника ребенку назначают специальную диету. В рацион малышей на смешанном вскармливании добавляются кисломолочные продукты — желательно без красителей и ароматизаторов: простокваша, кефир. Для прикорма лучше выбирать смеси, обогащенные бифидобактериями, олигосахаридами, овощные пюре и каши без сахара. 

Диета для детей старшего возраста предполагает ограничение животных белков, сахара, углеводов. Обязательно должны присутствовать хлеб грубого помола, крупы, овощи. Выбор продуктов во многом зависит от симптоматики. При запоре рекомендуют чернослив, овсянку, свеклу. При поносе – рисовые каши, пюре из цветной капусты, печеные яблоки. При метеоризме – паровые омлеты, легкие бульоны, запеченный картофель. Лучше отказаться от бобовых, сладостей, цельного молока. Способствуют восстановлению биоценоза геркулес и гречка. 

 

Медикаментозное лечение

 

Фармакология предлагает много средств для устранения дисбактериоза разными способами. Обычно применяют:

•    Пребиотики. Формируют благоприятные условия жизни для полезных бактерий. Доказали эффективность сироп «Лактусан», «Дюфалак» в виде суспензии. Назначенные после поноса или курсовой терапии антибиотиками, они способствуют заживлению слизистой кишечника, улучшают пищеварение. 
•    Пробиотики. Используются для заселения флоры, выступают аналогами полезных микроорганизмов. В составе может присутствовать один тип бактерий или несколько. Часто выписывают свечи «Лактобактерин», капсулы «Линекс», «Бифидумбактерин» в виде порошка. 
•    Симбиотики. Совмещают свойства про- и пребиотиков. Создают благоприятную среду и заселяют кишечник полезной флорой. Улучшают пищеварение, продуцируют фолиевую кислоту, пиридоксин, витамин К. В аптеках встречаются «Бифистим», «Максилак», а специально для детей с 4-хмесячного возраста создан «Максилак Бэби».
•    Антибиотики. Назначаются при тяжелом протекании патологии. Устраняют патогенную микрофлору, хорошо справляются с грибами, стафилокками. Наиболее распространен «Метронидазол». 

Все препараты назначает врач. Заниматься самолечением нельзя. Также доктор может выписать дополнительные средства. Детям, подверженным заболеваниям, назначается иммуномоделирующая терапия. При нарушении пищеварения – ферменты, при интоксикации – сорбенты. Для устранения кандидозного дисбактериоза используются «Флукозонал», «Нистатин» — препараты с противогрибковым эффектом. Также могут применяться антидиарейные, антигистаминные, спазмолитические средства. 

 

Профилактика дисбактериоза

 

Нарушение микробной флоры лучше предупредить, чем потом устранять последствия. Причем заниматься профилактикой нужно задолго до рождения малыша. Все начинается с правильного режима дня и сбалансированного питания беременной женщины. Будущая мама должна избавиться от возможных очагов инфекции. Особенно часто они локализуются в мочевыводящих путях и ротовой полости. 

После появления младенца на свет большое значение имеет раннее прикладывание к груди – в течение получаса с момента родов. Не следует быстро отказываться от естественного вскармливания. Введение прикормов должно быть своевременным. Они обязательно должны включать обогащенные бифидобактериями кисломолочные продукты. Выбирать нужно только качественные, желательно с коротким сроком годности, без ароматизаторов. 

Профилактика для ребят старшего возраста заключается в правильном питании, в своевременном лечении болезней ЖКТ, так как они практически всегда нарушают состав кишечной флоры. Если был назначен курс антибактериальных препаратов, после него обязательно прохождение общеукрепляющей терапии. 

Дисбактериоз свидетельствует о сбоях в организме детей. Его нельзя оставлять без внимания. Не допустить нарушений флоры позволят профилактические мероприятия. А своевременное и грамотное лечение восстановит биоценоз, если он все-таки пошатнулся. 

Израильские ученые: пробиотики не несут практически никакой пользы

  • Джеймс Галлахер
  • Обозреватель Би-би-си по вопросам науки

Автор фото, Getty Images

Группа израильских ученых пришла к выводу, что продукты, обогащенные пробиотиками — биологически активными добавками, содержащими живые микрокультуры, — на самом деле практически бесполезны.

Они провели одно из наиболее детальных исследований того, что происходит с организмом человека при употреблении пробиотиков.

Широко рекламируемые пробиотики считаются полезными для желудочно-кишечного тракта, но результаты исследования показали, что они либо оказывают слабый эффект на организм, либо вообще никакого.

Исследователи пришли к выводу, что в будущем пробиотики нужно будет адаптировать к потребностям конкретного потребителя.

Команда ученых из Института имени Вейцмана составила коктейль из пробиотиков, использовав 11 бактерий, включая лактобациллы и бифидобактерии. Полученный коктейль давали 25 добровольцам на протяжении месяца.

Затем у участников экспериментов под наркозом взяли пробы из различных участков желудка, а также толстого и тонкого кишечника.

Ученые проверяли, где бактерии успешно образовали колонии, и привело ли это к каким-либо изменениям в активности кишечника.

Результаты, опубликованные в журнале Cell, показывают, что в половине случаев поступившие в организм с пищей полезные бактерии незамедлительно покинули его естественным путем.

В остальных случаях они задерживались в организме ненадолго.

Человек и микробы

  • Мы в большей степени микробы, нежели люди; если посчитать все клетки в теле человека, то окажется, что лишь 43% из них — человеческие
  • Остальное — это микробиом человека, который включает бактерии, вирусы, грибы и одноклеточные археи
  • Геном человека состоит из 20 тысяч генов
  • Если сложить вместе все гены, составляющие микробиом человека, получится число в диапазоне от 2 млн до 20 млн
  • Это — так называемый второй геном, и от него зависит склонность к болезням, включая аллергии, ожирение, воспаление кишечника, болезнь Паркинсона. Также он влияет на усвоение противораковых препаратов, на развитие депрессии и возникновение аутизма

Стенки кишечника служат домом для триллионов бактерий, и у каждого человека их набор уникален.

По словам профессора Эрана Элинава, было бы ошибкой надеяться, что «универсальные» пробиотики окажутся одинаково эффективны для всех.

«В этом смысле покупка пробиотиков в супермаркете — без индивидуализации, без адаптации к потребностям организма-хозяина или хотя бы части популяции, довольно бессмысленна», — говорит ученый.

Исследователи также провели эксперимент с воздействием пробиотиков на организм после приема курса антибиотиков, которые убивают как полезные, так и вредные бактерии.

Результаты эксперимента показали, что в таких случаях возникают задержки в восстановлении здоровых бактерий.

«Вопреки устоявшемуся мнению, что пробиотики безвредны, эксперимент выявил новый потенциальный побочный эффект употребления пробиотиков с антибиотиками, который может иметь долгосрочные последствия», — говорит Элинав.

В то же время доказана польза пробиотиков в некоторых случаях: например, они способствуют защите недоношенных детей от некротизирующего энтероколита.

И это дает поле для надежды на то, что понимание сложных взаимоотношений микробиома с человеческим организмом позволит разработать новые методики лечения болезней.

Профессор Тревор Лоули из британского Института Сенгера не удивлен результатами исследования своих израильских коллег.

«Пробиотики открыты уже давно, и они подвергаются все более скрупулезному анализу. Эти исследования — новаторские, и их результаты требуют подтверждения. У кишечника есть естественное свойство блокировать образование колоний бактерий, и мы должны найти способ обойти это», — говорит ученый.

Лечение дисбактериоза у детей в Одинцово

В период внутриутробного развития желудочно-кишечный тракт (ЖКТ) плода стерилен. Там нет никаких бактерий и других микроорганизмов. После рождения ЖКТ ребенка заселяется бактериями, которые находятся в окружающей среде. В грудном молоке содержится бифидус-фактор, вещество, которое способствует росту бифидобактерий. Неудивительно, что бифидобактерии составляют 95-99% флоры кишечника детей на грудном вскармливании. Бифидобактерии, которые иногда называют еще пробиотиками, являются частью здоровой флоры кишечника. Бифидобактерии преобладают в кишечнике у грудного ребенка до тех пор, пока грудное молоко составляет бо́льшую часть питания ребенка.

Что такое дисбактериоз?

Дисбактериоз или дисбиоз – нарушение качественного или количественного баланса микроорганизмов в организме, в данном случае, в кишечнике. За рубежом дисбиоз именуется синдромом «избыточного роста бактерий». Это значит, что изменилась пропорция бактерий в кишечнике или там появились необычные для нормальной флоры микроорганизмы. Дисбактериоз часто связывают с лечением антибиотиками и кишечными инфекциями.

Диагностирование дисбактериоза проводится по симптомам или же анализом кала на дисбактериоз. Обычно, показанием к анализу на дисбактериоз является непреходящий в течение двух или трех суток понос. Среди других симптомов, которые служат поводом для лабораторных исследований на дисбактериоз могут быть зеленоватый стул, стул со слизью, запор (редкий стул у грудных детей часто ошибочно принимают за запор), пенистый стул, частички непереваренной пищи.

Когда нужно обратиться к врачу?

Обратитесь к врачу, если у ребенка наблюдается склонность к запорам или, наоборот, жидкий стул, повышенное газообразование, колики, беспокойство, низкий набор веса.

Что нужно знать и помнить кормящей маме?

Способствует возникновению дисбиоза ранний перевод на искусственное вскармливание, поэтому кормление грудью является самой настоящей страховкой здоровья желудочно-кишечного тракта ребенка в течение первых лет жизни. Грудное молоко способствует росту бифидобактерий, которые препятствуют колонизации кишечника болезнетворными бактериями, а также содержит антитела и факторы, которые защищают ребенка от болезни, даже если патогенным бактериям удалось прижиться в кишечнике. Кормление грудью помогает восстановить баланс микрофлоры кишечника ребенка после лечения антибиотиками, а также укрепляет общий иммунитет, защищает от инфекций.

видов использования, побочные эффекты, взаимодействия, дозировка и предупреждения

Побочные эффекты и безопасность

При приеме внутрь : Бифидобактерии ВЕРОЯТНО БЕЗОПАСНЫ для здоровых взрослых при правильном приеме внутрь. У некоторых людей лечение бифидобактериями может вызвать расстройство желудка и кишечника, вызывая диарею, вздутие живота и газы.
Особые меры предосторожности и предупреждения:
Беременность и кормление грудью : Специфический штамм бифидобактерий, Bifidobacterium bifidum, ВОЗМОЖНО БЕЗОПАСЕН при приеме внутрь в течение 6 недель во время беременности.Недостаточно достоверной информации о безопасности приема других штаммов бифидобактерий, если вы беременны или кормите грудью. Будьте осторожны и избегайте использования.

Дети : Бифидобактерии ВЕРОЯТНО БЕЗОПАСНЫ для здоровых детей при правильном приеме внутрь. Хотя были случаи заражения крови бифидобактериями у тяжелобольных младенцев, эти случаи редки.

Ослабленная иммунная система : Есть некоторые опасения, что «пробиотики» могут слишком хорошо расти у людей со слабой иммунной системой и вызывать инфекции.Хотя это не происходило конкретно с бифидобактериями, были редкие случаи с участием других видов пробиотиков, таких как Lactobacillus. Если у вас ослабленная иммунная система (например, у вас ВИЧ / СПИД или вы проходите курс лечения рака), посоветуйтесь с вашим лечащим врачом перед использованием бифидобактерий.

Закупорка кишечника : Сообщалось о двух случаях заражения крови у младенцев, получавших пробиотики бифидобактерий. В обоих случаях младенцы перенесли операцию на желудке.Считается, что инфекции крови возникли в результате кишечной непроходимости, вызванной операциями на желудке, что позволило бифидобактериям проникнуть в кровоток. В одном случае прием бифидобактерий после устранения кишечной непроходимости не вызвал другого заражения крови. Поэтому риск заражения крови не вызывает беспокойства у большинства младенцев, принимающих бифидобактерии. Но бифидобактерии следует использовать с осторожностью или избегать их у младенцев с закупоркой желудка или кишечника.

Желудочно-кишечная микробиота и некоторые детские болезни: обзор

Бактериальная колонизация определяется сразу после рождения, через прямой контакт с материнской микробиотой, и на нее можно повлиять во время лактации. Появляются новые данные, указывающие на то, что количественные и качественные изменения микробиоты кишечника способствуют изменениям активации иммунной системы слизистой оболочки, что приводит к внутри- или внекишечным заболеваниям. Баланс между патогенной и полезной микробиотой в детстве и подростковом возрасте важен для здоровья желудочно-кишечного тракта, включая защиту от патогенов, ингибирование патогенов, переработку питательных веществ (синтез витамина K), стимуляцию ангиогенеза и регулирование накопления жира в организме хозяина.Пробиотики могут способствовать преднамеренной модуляции кишечной микробиоты в пользу здоровья хозяина. Эта статья представляет собой обзор модуляции кишечной микробиоты при профилактике и адъювантном лечении детских желудочно-кишечных заболеваний.

1. Состав и функции желудочно-кишечной микробиоты

Микробиота желудочно-кишечного тракта человека обитает в сложной экосистеме [1]. Обычно он попадает к новорожденному после рождения и подвержен влиянию родов и загрязнению окружающей среды [2]. При рождении желудочно-кишечный тракт незрелый, и их развитие продолжается в течение первых лет жизни [3]. В этот период на колонизацию бактерий в желудочно-кишечном тракте также могут влиять другие факторы, такие как тип кормления грудью (грудное вскармливание или «кормление смесью») и, возможно, генетические характеристики (генотип) [3–5].

Факультативные анаэробные бактерии, такие как энтеробактерии, энтерококки и стрептококки, доминируют на первой стадии колонизации в течение недели после рождения.После этой ранней стадии эти пропорции меняются на противоположные, и количество строго анаэробных бактерий, таких как Bifidobacteria, Bacteroides и Clostridia, начинает превышать количество факультативных анаэробных бактерий [6]. Комменсальные бактерии играют важную роль в регуляции гомеостаза кишечника [7].

Адекватный процесс микробной колонизации кишечника способствует физиологическому развитию кишечника и созреванию иммунной системы, тем самым определяя риск развития заболевания в более позднем возрасте [6]. Согласно Roberfroid et al. [1], несколько факторов могут влиять на количество и разнообразие бактерий, присутствующих в различных областях желудочно-кишечного тракта. Основными факторами, способствующими возникновению множества бактерий, являются pH, перистальтика, доступность питательных веществ, окислительно-восстановительный потенциал в тканях, возраст хозяина, здоровье хозяина, бактериальная адгезия, взаимодействие бактерий, выделения слизи, содержащие иммуноглобулин, антагонизм бактерий и время прохождения [1 ].

Бактериальная нагрузка в желудке у здоровых людей низкая.Преобладающие выделенные организмы включают лактобациллы, стрептококки и дрожжи [8, 9]. В двенадцатиперстной кишке (тонком кишечнике) среда кислая (pH от 4 до 5), преобладают лактобациллы и стрептококки. У здоровых людей количество бактерий в двенадцатиперстной кишке выше, чем в желудке, примерно 10 2 –10 4 колониеобразующих единиц по сравнению с 10 2 КОЕ. Микробиота сильно изменяется от двенадцатиперстной кишки к подвздошной кишке по мере того, как скорость внутрипросветного содержимого уменьшается, а pH увеличивается, увеличивая бактериальную нагрузку до 10 6 –10 8 КОЕ. Популяция микробиоты толстой кишки достигает 10 10 –10 12 КОЕ [8]; у взрослого человека может быть около 10 14 КОЕ, что превышает количество эукариотических клеток в организме человека [10].

В этом контексте есть два фактора, связанных с наибольшей физиологической колонизацией в толстой кишке: нейтральный pH и более длительное время прохождения. Исследования показали, что среднее время прохождения через толстую кишку у педиатрических пациентов без нарушений моторики составляет примерно 30 часов [11, 12], что выше, чем в тонком кишечнике, где транзит варьируется от 2 до 4 часов [1].

Основная функция кишечной микробиоты заключается в ограничении роста потенциальных патогенных микроорганизмов, предотвращении инвазии и внедрения этих микроорганизмов в экосистему. Кроме того, микробиота конкурирует за пространство и обладает способностью выделять антимикробные вещества (бактериоцины), которые препятствуют размножению других бактерий. В этом процессе микробиота остается стабильной, метаболизируя вычитаемые и неперевариваемые продукты [1]. Ферментация неперевариваемых углеводов производит короткоцепочечные жирные кислоты (SCFA: ацетат, пропионат и бутират), которые играют важную роль в модулировании различных процессов в желудочно-кишечном тракте, включая электролиты (Ca, Mg и Fe) и воду. абсорбция, пролиферация и дифференцировка клеток, секреция гормонов и активация иммунной системы [8, 13].Более того, SCFA используются организмом в качестве источников энергии, включая колоноциты и небольшую часть печени и мышц [13]. Метаболические функции также приписываются микробиоте, например, производство витаминов (K, B12, биотин, фолиевая кислота и пантотеновая кислота) и синтез аминокислот из аммиака или мочевины [14].

В настоящее время ясно, что индукция и регуляция иммунной системы зависит от микробиоты. Исследования показывают, что на способность лейкоцитов мигрировать в очаг воспаления и уничтожать микробные патогены также могут влиять SCFAs.По данным Vinolo et al. [15] короткоцепочечные жирные кислоты могут регулировать функцию лейкоцитов посредством цитокинов (TNF- α , IL-2, IL-6 и IL-10), продукции эйкозаноидов и хемокинов.

В более широком контексте энтероциты играют важную роль в логистике иммунной системы, поскольку его положение в контакте с просветом кишечника имеет решающее значение для первоначального распознавания чужеродных молекул и генерации сигналов, которые передаются иммунокомпетентным клеткам. Участие энтероцитов в механизме защиты не ограничивается только врожденной защитой.Они могут действовать как антигенпрезентирующие клетки, вызывая приобретенный иммунный ответ, опосредованный Т-лимфоцитами [16, 17]. После активации антигенпрезентирующими клетками размножение клональных Т-клеток приводит к появлению хелперных лимфоцитов (Th-клеток) различных фенотипов: Th2, Th3 или регуляторных Т-клеток. Регуляторные Т-клетки играют ключевую роль в иммунной толерантности, поскольку они секретируют регуляторные цитокины, противовоспалительные элементы, такие как IL-10 и TGF- β , в ответ на антигены, которые распознаются как непатогены.Этот механизм объясняет, как ведет себя иммунотолерантность при воздействии безвредной антигенной нагрузки, такой как продукты питания. С другой стороны, нарушение активности этих клеток способствует развитию заболеваний из-за нарушения иммунной регуляции [17].

В этой статье был определен приоритет основных внутри- и внекишечных детских заболеваний, которые связаны с микробиотой желудочно-кишечного тракта. Среди желудочно-кишечных заболеваний были включены Helicobacter pylori , инфекция, некротический энтероколит, воспалительные заболевания кишечника, целиакия, запоры и диарея.К внекишечным заболеваниям относились ожирение и аллергические реакции, которые в настоящее время широко исследуются и обсуждаются.

2. Желудочно-кишечная микробиота и болезни
2.1.
Helicobacter pylori Инфекция

Хотя бактериальная нагрузка в желудке низкая, особое внимание было уделено видам Helicobacter из-за их связи с различными желудочными заболеваниями [1]. Helicobacter pylori — грамотрицательные спиральные бактерии, вызывающие гастрит, язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, рак желудка и лимфому лимфоидной ткани, ассоциированную со слизистой оболочкой [18], представляющую собой одну из наиболее распространенных бактериальных инфекций в мире [19]. У педиатрических пациентов эта инфекция связана с болями в животе в детстве, гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью и задержкой роста [19]. Недавние исследования показали, что у взрослых он увеличивает риск ишемической болезни сердца [20]. В целом, более 50% населения мира инфицировано Helicobacter pylori , 30–40% в развитых странах и более 80% в развивающихся странах [21]. Среди лиц моложе 20 лет распространенность инфекции составляет около 80% в развивающихся странах, что выше, чем в развитых странах.Различия в распространенности связаны с социально-демографическими факторами, такими как низкий социально-экономический статус, семья с низким доходом и плохие условия жизни [18].

2.2. Некротический энтероколит

Некротический энтероколит (НЭК) является наиболее частой неотложной желудочно-кишечной медицинской помощью, которая возникает у новорожденных. Он представляет собой серьезную клиническую проблему у младенцев и поражает до 10% младенцев с массой тела менее 1500 г, особенно новорожденных с чрезвычайно низкой массой тела при рождении (<1000 г) и сроком гестации менее 28 недель [22]. Уровень смертности составляет 20–30%. Распространенность заболеваемости также высока, в основном это долговременные нарушения психического развития у новорожденных с чрезвычайно низкой массой тела при рождении [22, 23]. Несмотря на достижения в области интенсивной терапии новорожденных, НЭК продолжает оставаться потенциально опасным заболеванием для недоношенных новорожденных без значительных изменений в «частоте» смертности и долгосрочной заболеваемости [23].

Патогенез неизвестен. Существует несколько факторов, включая недоношенность, гипоксию, кормление смесями, особенно избыток белкового субстрата в просвете кишечника, сепсис, ишемию кишечника и колонизацию кишечника патогенными бактериями [22, 23].В недавно опубликованном исследовании [24] сообщается о более высокой доле протеобактерий у новорожденных после диагноза НЭК, что подтверждает другие результаты. Интересно, что в этом исследовании, проведенном на девяти новорожденных пациентах с НЭК и девяти в контрольной группе, за неделю до постановки диагноза была обнаружена более низкая доля этих бактерий у пациентов с НЭК по сравнению с контрольной группой [24]. Авторы отметили, что недоношенные дети без достаточной колонизации Proteobacteria в течение первой недели жизни могут быть не в состоянии модулировать адаптивный иммунологический ответ на последующее увеличение Proteobacteria [24].Следовательно, незрелость механизма толерантности, обусловленная качеством и количеством микробиоты, может быть связана с данной патологией.

2.3. Воспалительные заболевания кишечника

При воспалительных заболеваниях кишечника (болезнь Крона и язвенный колит) иммунная система оказывает аномальное действие на элементы микробиоты, которые присутствуют в слизистой оболочке кишечника и вызывают поражение кишечника [25]. У пациентов с воспалительным заболеванием кишечника, в присутствии комменсальных бактерий, наблюдается повышение уровня антител IgG, а Т-лимфоциты, представленные на слизистой оболочке, гиперактивны, что предполагает подавление местных механизмов толерантности [26].Фактически, есть несколько факторов, которые влияют на активацию и ремиссию воспалительной активности, например, выделение фекального русла, использование антибиотиков для лечения болезни Крона и антибиотиков широкого спектра действия в свете язвенного колита толстой кишки [27, 28]. Учитывая, что болезнь Крона у человека возникает в терминальном отделе подвздошной и толстой кишки, где концентрация бактерий выше [26], предполагается, что непереносимость, порождаемая микробиотой, в сочетании с генетической предрасположенностью, способствует развитию этого воспаления [25].

Собственная пластинка — это участок ткани, где иммунные клетки первоначально распознают бактериальный антиген, прежде чем мигрировать в дистальную лимфоидную ткань, чтобы вызвать воспалительный ответ [29]. Эпителиальные клетки представляют рецепторы, называемые Toll-подобными рецепторами и рецепторами NOD2, которые важны для запуска иммунного ответа. После активации эти рецепторы могут генерировать внутриклеточный ответ, продуцируя провоспалительные цитокины [30]. Этот механизм способствует созреванию дендритных клеток слизистой оболочки, которое после контакта с антигеном переходит в локальные лимфоидные структуры, такие как пятна Пейера, и дренирует брыжеечные лимфатические узлы, чтобы инициировать или поддерживать Т- и В-клеточные иммунные ответы. Дендритные клетки инициируют иммунный ответ, контролируют воспаление кишечника и поддерживают толерантность. В этом контексте предполагается, что дендритные клетки слизистой оболочки играют ключевую роль в регулировании иммунных ответов в антигенной среде желудочно-кишечного тракта, поддержании гомеостаза кишечника и обеспечении мирного сосуществования с эндогенной микрофлорой [29]. У здоровых людей комменсальная флора не может пересечь эпителиальный барьер; однако, когда любая из этих бактерий проходит через кишечный барьер, они быстро фагоцитируются макрофагами слизистой оболочки, избегая активации кишечного иммунного ответа; но, с другой стороны, когда патогенные микроорганизмы пересекают барьер, этот ответ активируется [31].

Язвенный колит и болезнь Крона обычно развиваются в областях с самой высокой концентрацией кишечной микробиоты, что позволяет предположить, что комменсальные бактерии, связанные с генетической предрасположенностью, могут вносить вклад в патогенез этих заболеваний [32]. Кроме того, несколько исследований, процитированных Фава и Данезе [33], предполагают, что микробиота, обнаруженная у пациентов с воспалительным заболеванием кишечника, отличается от здоровых людей, предполагая, что дисбактериоз может привести к непереносимости. Эти пациенты имеют слабо диверсифицированную микробиоту с преобладанием Clostridia, , Bactoroides и Bifidobacteria (комменсальная микробиота) и сопутствующим увеличением вредных бактерий, таких как Escherichia coli , что редко встречается у людей без воспалительных заболеваний кишечника [33].Доля вредных бактерий может составлять 30–40% от доминирующих бактерий, хотя и значительна, но причинно-следственная связь не установлена ​​[34]. Интересно отметить, что низкое разнообразие видов связано с нестабильностью экосистемы, что подразумевает большую предрасположенность к изменению состава под влиянием окружающей среды. Таким образом, нестабильность экосистемы может способствовать риску воспаления.

2.4. Целиакия

Целиакия — это аутоиммунное заболевание тонкого кишечника, характеризующееся пожизненной непереносимостью глиадина и связанных с ним проламинов из пшеницы и других злаков, которая встречается у людей, генетически предрасположенных к непереносимости глютена [35]. За счет механизмов непереносимости глютена активируются оба иммунных ответа: (1) адаптивный иммунный ответ, в котором преобладают провоспалительные цитокины Th2, и (2) врожденный иммунный ответ, опосредованный интерлейкином-15, который приводит к эпителиальным изменениям с изменениями проницаемости и проницаемости. целостность слизистой оболочки кишечника, благоприятствующая активной фазе заболевания [36]. В ответ на активацию иммунной системы развивается атрофия ворсинок кишечника разной степени, вплоть до полной атрофии ворсинок, что связано с увеличением длины крипт и количества клеток [35].Эта аномалия в структуре слизистой оболочки может привести к нарушению всасывания питательных веществ, задержке развития, остеопении, остеопорозу, внекишечным аутоиммунным расстройствам, таким как герпетиформный дерматит, бесплодию и неопластическим процессам, которые можно предотвратить, исключив глютен из рациона. Таким образом, строгая безглютеновая диета является единственной терапией для ремиссии клинических симптомов и осложнений со здоровьем у этих пациентов [35, 37].

Роль микробиоты при глютеновой болезни до конца не изучена по сравнению со здоровыми людьми [38].Генетические факторы были связаны с колонизацией видов Bacteroides [39]. Исследования показали, что строгая безглютеновая диета у пациентов с глютеновой болезнью способствует снижению количества полезных бактерий, особенно Bifidobacterium и Lactobacillus по сравнению с грамотрицательными бактериями ( Bacteroides и E . coli ) [36 ]. Это изменение микробиоты из-за исключения глютена может быть результатом исключения важных источников углеводов, основного источника энергии для комменсальной микробиоты [39].Диетическое лечение этих пациентов не полностью способствует гомеостазу кишечника; однако иммуносупрессивная реакция микробиоты может быть полезной для пациентов с целиакией [40].

По оценкам, более 1 из каждых 100 новорожденных будет болеть этим заболеванием на протяжении всей жизни. В прошлом считалось, что глютеновая болезнь редко возникает в детстве, в настоящее время она известна как относительно распространенное заболевание, которое можно диагностировать в любом возрасте. Это связано с тем, что распространенность типичных форм заболевания у детей выше, чем у взрослых, соответственно 67.0% против 14,3% случаев [41], но до 20% пациентов диагностируются после 60 лет. В настоящее время наблюдаются большие успехи в диагностике целиакии, которая принесет пользу пациентам и их семьям, а также лицам, не имеющим симптомов [37]. Параллельно с этим развитие знаний о микробиоте может способствовать профилактике заболеваний.

2,5. Запор

Хронический запор — основная жалоба педиатров, обращающихся за консультациями в 25% гастроэнтерологов [42, 43].Это обычное заболевание у педиатрических пациентов с многофакторной этиологией, которое в 90–95% случаев связано с функциональными причинами [44]. Критерии Рима III определяют хронический запор как наличие по крайней мере двух из следующих симптомов в течение двух или более месяцев: (1) два или меньше дефекаций в неделю; (2) не менее одного эпизода недержания кала в неделю; (3) в анамнезе сохраняющаяся поза или чрезмерная задержка стула по воле; (4) болезненные или твердые испражнения в анамнезе; (5) наличие большого количества каловых масс в прямой кишке; (6) наличие стула большого диаметра в анамнезе, который может мешать туалету [43].

Zoppi et al. [45] с целью исследования состава кишечной экосистемы при хроническом функциональном запоре обнаружили дисбактериоз у детей с запором (средний возраст — годы). В этом исследовании наблюдалось большее количество клостридий и бифидобактерий в кале, чем у здоровых детей. При оценке младенцев Aguirre et al. [46] обнаружили, что искусственное вскармливание увеличивает в 4,5 раза риск запора по сравнению с преимущественно грудным вскармливанием. У младенцев на грудном вскармливании Bifidobacterium spp. преобладают, что составляет до 90% от общей фекальной микробиоты, тогда как у младенцев, находящихся на искусственном вскармливании, микробиота более гетерогенная [47, 48]. Было показано, что грудное молоко является постоянным источником комменсальных бактерий для кишечника младенца, возможно, из-за состава пребиотиков, который стимулирует рост и поддержание Lactobacillus и Bifidobacterium [47, 48]. Добавление пребиотиков к искусственной детской смеси увеличивает количество бифидобактерий [49], частоту стула и снижает консистенцию стула, что аналогично характеристикам, наблюдаемым у младенцев, находящихся на грудном вскармливании [50, 51].

Присутствие комменсальных бактерий в толстой кишке способствует снижению pH, что стимулирует дальнейший рост, благодаря высокому процентному содержанию воды, что обеспечивает более влажный стул [52, 53] и меньшую консистенцию, что облегчает их выведение [54].

2.6. Диарея

Диарея — это симптом, определяемый как жидкий жидкий несформированный стул более трех раз в течение одного дня или объем дефекации более 200 мл / день. Острая диарея — главный симптом острого гастроэнтерита.Согласно ESPGHAN (Европейское общество детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания), острый гастроэнтерит определяется как уменьшение консистенции кала (мягкого или жидкого) и / или увеличение частоты стула (3 или более раз за 24 часа) с или без лихорадки или рвоты, обычно длится менее 7 дней и никогда не превышает 14 дней [55]. В некоторых случаях это сопровождается болями в животе и обезвоживанием [56].

В Европе частота диареи колеблется в пределах 0.5 и 1,9 эпизода в год у детей до 3 лет [55]. По оценкам недавнего систематического обзора, в котором участвовали 139 стран с низким и средним уровнем дохода, частота диареи снизилась с 3,4 эпизодов на ребенка в год в 1990 году до 2,9 эпизодов на ребенка в год в 2010 году, что является самым высоким показателем среди младенцев 6-11 месяцев. возраст (4,5 эпизода на ребенка в год в 2010 г.) [57]. Несмотря на то, что с годами наблюдалось снижение частоты эпизодов на одного ребенка, количество эпизодов по-прежнему велико: в 2010 г. было зарегистрировано почти 1,7 миллиарда [57].

Наиболее распространенными этиологическими агентами являются ротавирусы, среди бактерий наиболее распространенным является Campylobacter , за которым следует Salmonella . Такие паразиты, как Giardia lamblia и Cryptosporidium , нечасто вызывают диарею у здоровых детей. Основные этиологические агенты могут меняться с возрастом ребенка: у детей до 1 года преобладают ротавирус, норовирус, аденовирус и сальмонелла . От 1 до 4 лет преобладают те же агенты, добавляя Campylobacter и Yersinia . У детей старше 5 лет — Campylobacter , Salmonella и ротавирус [55]. Диарея, связанная с приемом антибиотиков, также является частым явлением, достигая 30% случаев [58].

Основным патогенетическим механизмом гастроэнтерита, независимо от его причины, является изменение всасывания и секреции воды и электролитов через слизистую кишечника, он увеличивает, особенно у младенцев, риск развития острого обезвоживания, считающегося основным осложнением гастроэнтерита. [59].В этом смысле изменение микробиоты кишечника может помочь контролировать симптомы и осложнения диареи в рамках адъювантного лечения.

3. Кишечная микробиота и внекишечные заболевания

Кишечник — это первый барьер для питательных веществ и компонентов просвета, представляющий одну из первых линий защиты от инфекционных агентов и аллергенов [26]. Бактериальная транслокация вызывается увеличением кишечной проницаемости в результате нарушения кишечного барьера [60].Как упоминалось ранее, изменения микробиоты кишечника могут быть связаны с развитием внекишечных заболеваний, таких как ожирение и аллергические реакции.

3.1. Ожирение

В настоящее время ожирение становится серьезной проблемой общественного здравоохранения. Распространенность детского ожирения может достигать 20% в странах Европейского Союза и растет в развивающихся странах [61]. Нарушение баланса между потреблением энергии и ее расходом является основным фактором риска чрезмерного набора веса у детей и подростков.

Недавние исследования указывают на различия в количестве и качестве микробиоты у тучных и худых детей, о чем упоминали Angelakis et al. [62]. В ходе проспективного наблюдения Kalliomäki et al. [63] наблюдали, что дети с нормальным весом в 7 лет имели более высокую распространенность видов Bifidobacterium в течение первого года жизни, чем дети с избыточным весом. На присутствие бактерий у новорожденного влияют материнские бактерии, а затем воздействие грудного молока или принятый тип кормления [62].

До беременности у женщин с избыточным весом количество Bacteroides выше, чем у женщин с нормальным весом. Кроме того, увеличение числа Bacteroides во время беременности связано с чрезмерным набором веса [64]. Что касается уменьшения или увеличения количества Bacteroides у взрослых, страдающих ожирением, но не страдающих ожирением, исследования противоречивы, но многие из них приходят к выводу, что количество Bacteroides увеличивается у людей с ожирением, включая людей с диабетом [62].В экспериментальной модели на животных увеличение содержания Bacteroides в микробиоте кишечника было связано с предрасположенностью к накоплению энергии и ожирению [63]. У взрослых недавний метаанализ не обнаружил каких-либо различий в концентрации Bacteroides между людьми с ожирением и нормальным весом [62].

Среди детей высокая кишечная концентрация Bacteroides fragilis и низкая концентрация Staphylococcus у младенцев ассоциировалась с более высоким ИМТ у дошкольников [65].С другой стороны, у детей с избыточным весом в возрасте 7 лет не наблюдалось значительного увеличения количества Bacteroides по сравнению с детьми с нормальным весом в том же возрасте [63]. У подростков и взрослых значительное увеличение соотношения Bacteroides коррелировало с потерей веса после программы похудания [62].

До сих пор основная ассоциация кишечной микробиоты с ожирением связана с присутствием бифидобактерий. Мета-анализ, проведенный с участием 159 пациентов с ожирением по сравнению с 189 контрольными субъектами из шести опубликованных исследований, продемонстрировал значительное снижение уровня бифидобактерий в группе с ожирением [62].Другой метаанализ показал, что микробиота людей с ожирением представлена ​​меньшими Firmicutes и Methanobrevibacter spp . концентрации, чем у лиц с нормальным весом [62]. Таким образом, исследования предполагают причинную связь между микробиотой и ожирением.

3.2. Аллергические реакции

В западных странах алиментарная аллергия может поражать 6–8% детей в возрасте до 10 лет и 1–4% взрослого населения. Пищеварительные аллергические проявления могут возникать в любом месте тела, включая желудочно-кишечный тракт, кожу и дыхательную систему [66]. Несколько исследований показывают повышенную проницаемость кишечника у пациентов с аллергией, что способствует прохождению протеиновых антигенов, поступающих с пищей [67]. Кроме того, эпидемиологические исследования показали, что у детей-аллергиков микробиота отличается от здоровых детей с более высоким уровнем клостридий и более низким уровнем бифидобактерий [68]. С другой стороны, у детей, не страдающих аллергией, в составе микробиоты чаще встречаются бифидобактерии и лактобациллы, что позволяет предположить, что модуляция микробиоты может способствовать предотвращению аллергических проявлений [68, 69].

Большинство публикаций о модуляции кишечной микробиоты у пациентов с аллергией сосредоточено на дерматологической патологии, особенно при атопическом дерматите. Это хроническое заболевание кожи, которым страдают от 10% до 25% западных детей [70]. Генетика — не единственный фактор риска. «Гигиеническая гипотеза» предполагает, что быстрое усиление атопических проявлений может быть связано с меньшим воздействием инфекций на первом этапе жизни. Следуя этой теории, относительное отсутствие микробной стимуляции иммунной системы кишечника младенцев и чрезмерная гигиена из типичного западного образа жизни в раннем детстве влияют на созревание иммунитета [68].

Развитие детской иммунной системы имеет тенденцию быть направленным на фенотип Т-хелперов типа 2 (Th3) у младенцев, тогда как постнатальное созревание связано с постепенным ингибированием Th3 и увеличением сродства Th2. Согласно Prescott et al. [71], у детей с атопией в течение первого года жизни наблюдается быстрое подавление реакции Th3, тогда как реакция у детей с атопией стимулируется. Преобладающий ответ Th3 связан с повышенной выработкой антител IgE к антигенам окружающей среды и эозинофилии, лежащих в основе аллергических процессов.

Что касается микробиоты и атопических реакций, другие исследования также показали, что ранняя колонизация потенциально более патогенными бактериями, такими как Clostridium difficile и Staphylococcus aureus , чаще встречается у детей, у которых развивается аллергия [68].

4. Модуляция кишечной микробиоты

Научные достижения с каждым днем ​​приводят к все большему количеству знаний о микробиоте и ее связи с педиатрическими заболеваниями. В свете опубликованных исследований ведется поиск альтернатив для модуляции кишечной микробиоты с целью предотвращения и лечения широкого спектра заболеваний.В настоящее время использование пробиотиков рассматривается как терапевтическая стратегия из-за их способности подавлять чрезмерный рост патогенных бактерий и развитие воспалительных кишечных инфекций [72]. Пробиотики определяются как «живые микроорганизмы, которые при введении в адекватных количествах приносят пользу здоровью хозяина» [8]. Для того чтобы штамм микроорганизмов считался полезным для организма, или пробиотики должны соответствовать следующим критериям: (1) оставаться жизнеспособным в кишечнике, сопротивляясь перевариванию желудочной кислоты и желчных солей; (2) прилипает к эпителию желудочно-кишечного тракта; (3) быть метаболически активным; (4) снижает pH толстой кишки; (5) проявляет антибактериальную активность в отношении патогенных бактерий [72]. Lactobacillus plantarum , L. rhamnosus , L. reuteri , L. casei , L. acidophilus , Bifidobacterium longum , B. brevis и B. bifidum являются основными штаммами. с доказанным пробиотическим действием. Преимущества действия пробиотиков зависят от интервала времени, в течение которого бактерии остаются в кишечнике, и их количества [73].

Хотя количество и время приема важны для положительного эффекта, его рекомендация требует внимания.Самая важная проблема при использовании пробиотиков — это риск сепсиса [72]. Пробиотики обладают определенным действием на конкретных пациентов. Таким образом, важно подчеркнуть, что пробиотики очень гетерогенны с различиями по составу и биологической активности [73].

Далее рассматриваются признаки модуляции пробиотической микробиоты кишечника для каждого заболевания, представленного в этой статье.

4.1.
Helicobacter pylori

Исследования in vitro показали, что L. acidophilus LB, связанный с терапией антибиотиками, оказывает агонистический эффект против бактерий, отрицательно влияя на рост бактерий, ингибируя гликолипиды рецепторов адгезии и снижая активность уреазы, необходимую для их выживания в кислой среде [74]. У людей пробиотический штамм может улучшить состояние инфекции, но недостаточно для ликвидации H. pylori , как показано в недавно опубликованном обзоре, посвященном инфекции Helicobacter pylori и детскому возрасту [19].Авторы заявляют, что среда, в которой живут дети, важна для предотвращения этой инфекции.

Использование добавки с ферментированным молоком, содержащей пробиотик L. casei DN-114 001 (Actimel) в течение 14 дней, способствовало эрадикации H. pylori у детей, получавших омепразол, амоксициллин и кларитромицин в течение 7 дней [ 75]. Этот результат предполагает, что пробиотик можно использовать в качестве адъювантного лечения для эрадикации HP у детей.

4.2. Некротический энтероколит

Оценка использования пробиотиков для снижения риска НЭК основана на двух недавних метаанализах. В первом упомянутом метаанализе было отобрано 11 испытаний с использованием модели фиксированного эффекта с участием недоношенных новорожденных с очень низкой массой тела (<34 недель беременности и массой тела при рождении <1500 г). Энтеральное введение любого пробиотика, начатое в течение первых 10 дней жизни и продолжающееся не менее 7 дней, позволило снизить частоту НЭК на 30%. Кроме того, было продемонстрировано, что у недоношенных новорожденных, получавших добавки, более низкий риск смерти [23].Во втором метаанализе добавление энтеральных пробиотиков также снизило частоту тяжелых НЭК (ОР 0,32; 95% ИК 0,17–0,6) и смертность (ОР 0,43; 95% ИК 0,25–0,75) у недоношенных новорожденных (<37 нед. беременность и / или масса тела при рождении <2500 г) [76]. В обоих исследованиях использование пробиотиков не снижает риск сепсиса.

Исследования показали значительные различия в штаммах пробиотиков и протоколах лечения, данные предполагают, что необходимы дополнительные плацебо-контролируемые испытания. Согласно Deshpande et al. [23] если предлагается в качестве рутинной терапии для недоношенных новорожденных, должен быть сделан строгий выбор продукта, включая тщательный мониторинг целевой группы перед употреблением. Несмотря на положительные результаты, Комитет по питанию ESPGHAN по-прежнему не рекомендует рутинное использование пробиотиков для предотвращения НЭК [77].

4.3. Воспалительные заболевания кишечника

Пробиотики могут регулировать метаболическую активность кишечной флоры и их компонентов, предотвращая бактериальный рост, поддерживая целостность кишечного барьера слизистой оболочки, улучшая их функцию, проницаемость, стабильность и индукцию апоптоза Т-клеток.Благодаря этому механизму действия пробиотики могут регулировать иммунный ответ и снижать секрецию провоспалительных факторов [4, 8].

При лечении язвенного колита в рандомизированном клиническом исследовании под контролем месалазина было оценено использование непатогенного препарата Escherichia coli Nissle, 1917, непатогенного вещества, у 116 пациентов в возрасте 18–80 лет. Авторы обнаружили снижение ремиссии на 74,6% у пациентов, принимавших месалазин, по сравнению с 68,4% у пациентов, принимавших пробиотики (OR 1.35; 95% IC 0,6–3,04). В этом исследовании время до ремиссии было примерно одинаковым — 44 и 42 дня соответственно [78]. С другой стороны, метаанализ, опубликованный в 2010 г., в котором было отобрано 13 рандомизированных контролируемых исследований, показывает, что использование пробиотиков не дало дополнительных преимуществ в индукционной ремиссии, хотя в поддержании симптомов ремиссии пробиотик 1,36 (95% ДИ 1,07) –1,73) был более эффективным, чем плацебо 0,69 (95% ДИ 2,47–1,01) [79]. Учитывая контролируемые исследования, Escherichi coli, Nissle, 1917 (2.5 × 10 10 ) [78, 80], Bifidobacteria (ферментированное бифидобактериями молоко 100 мл / день) [81] и Lactobacilli GG (18 × 10 9 ) [82] были пробиотиками, которые напоминают эффект месалазина в поддерживающее лечение ремиссии.

При лечении активных и неактивных болезней Крона было проведено множество исследований с несколькими штаммами пробиотиков ( E. coli Nissle, LGG, L. johnsonii LA1, S. boulardii и VSL номер 3), но размер выборки был небольшим.Более того, результаты этих исследований, а также экспериментальных исследований на животных [83] не показали существенной разницы в уменьшении воспаления [84]. В ходе открытой экспериментальной оценки с использованием Lactobacillus GG (10 10 КОЕ) два раза в день в течение 6 месяцев, у 3 из 4 детей улучшились показатели индекса болезни Крона у детей (PCDAI). Но необходимы дополнительные рандомизированные контролируемые испытания для оценки эффективности Lactobacillus GG при болезни Крона у детей, а также для оценки других штаммов пробиотиков [85].

4.4. Целиакия

В настоящее время нет показаний к применению пробиотиков в качестве вспомогательного средства для лечения целиакии. Однако развитие знаний о микробиоте позволит в будущем проводить исследования, особенно в области микробиологии и генетической предрасположенности.

Основным генетическим фактором риска целиакии являются гены человеческого лейкоцитарного антигена (HLA) -DQ [35]. Недавно была изучена связь между типом кормления грудью и генотипом HLA на состав кишечной микробиоты младенцев с семейной историей целиакии.Palma et al. [6] опубликовали первое исследование, которое обнаружило эту связь. По мнению авторов, у младенцев с высоким генетическим риском развития целиакии было больше B. fragilis и Staphylococcus spp. и меньшее количество Bifidobacterium spp . и B. longum . Грудное вскармливание уменьшило связанные с генотипом различия в составе микробиоты, что может частично объяснить защитную роль, приписываемую грудному молоку при этом заболевании.Эпидемиологические исследования показывают, что грудное вскармливание оказывает защитное действие против риска развития целиакии, в основном, когда глютен вводится в рацион, когда младенцы еще находятся на грудном вскармливании [86]. Следовательно, защитный эффект грудного вскармливания также связан с его способностью модулировать кишечную микробиоту у младенцев, способствуя увеличению и поддержанию бифидобактерий.

4.5. Запор

В недавнем систематическом обзоре нефармакологических методов лечения запоров в детском возрасте данные о воздействии пробиотиков недостаточно убедительны [87].Обзор взрослых и детей показывает, что использование пробиотиков для лечения запоров следует рассматривать как исследовательское [88]. У взрослых исследования демонстрируют положительный пробиотический эффект по сравнению с плацебо, что можно увидеть в перекрестном исследовании с Lactobacillus casei Shirota (0,5–5 × 10 9 UCF) [89] и в рандомизированном контрольном исследовании с E. coli Nissle, 1917 (6.5 × 10 9 UCF) [90]. У педиатрических пациентов положительный пробиотический эффект при функциональном запоре наблюдался с различными штаммами пробиотиков.Йогурт с добавкой 10 9 КОЕ / мл Bifidobacterium longum по сравнению с плацебо показал значительные различия в частоте дефекации, боли при дефекации и боли в животе в перекрестном двойном слепом контролируемом исследовании, в котором участвовало 59 детей и подростков в возрасте от 5 до 15 лет. лет [91]. Лечение Lactobacillus casei rhamnosus Lcr35 (8 × 10 8 КОЕ / день) не показало разницы в эффективности по сравнению с оксидом магния (50 мг / кг / день), так как боль в животе менее распространена в группе Lcr35. [92].В пилотном исследовании по оценке эффективности смеси пробиотиков (Ecologic Relief: Bifidobacteria B. bifidum, B. infantis, B. longum, Lactobacilli casei, L. plantarum и L. rhamnosus ) у педиатрических пациентов в возрасте от 4 до 16 лет. лет в течение 4 недель наблюдался значительный эффект этой смеси (4 × 10 9 КОЕ), увеличивающий частоту стула и уменьшающий количество недержаний кала и болей в животе [93]. С другой стороны, Lactobacillus GG в качестве дополнения к лактулозе для лечения функционального запора у детей не оказал положительного эффекта [94], но в этом случае следует учитывать слабительный эффект лактулозы.В целом, использование пробиотиков, по-видимому, приносит пользу при функциональном запоре у педиатрических пациентов, но для того, чтобы сделать вывод, требуется большее количество случаев и более длительное наблюдение.

У нормальных здоровых младенцев (до 6 месяцев жизни) рандомизированное контролируемое исследование продемонстрировало значительное увеличение частоты стула и улучшение консистенции кала при использовании формулы с добавлением LGG [95]. Противоречиво, введение B. lactis , B. longum BL 999 и rhamnosus LPR не было связано с изменением частоты и консистенции стула, что привело к неясным пробиотическому эффекту у младенцев согласно комментарию ESPGHAN, опубликованному в 2012 г. [77 ].

4.6. Диарея

Использование пробиотиков может способствовать уменьшению диарейных симптомов за счет множественных механизмов действия. Во-первых, он может сохранять функцию кишечного эпителия, избегая повышенной кишечной проницаемости [96] и вторжения патогенных микроорганизмов [97]. Во-вторых, за счет подкисления толстой кишки, производства бактерицидов, конкуренции за питательные вещества и продукции IgA он предотвращает рост патогенных штаммов [98]. Наконец, производство короткоцепочечных жирных кислот в толстой кишке стимулирует абсорбцию натрия колоноцитами [8]. Штаммы Lactobacillus и Saccharomyces boulardii , тип дрожжей, являются наиболее изученными микроорганизмами.

Несколько метаанализов [58, 99–102] подтвердили положительные эффекты Lactobacillus GG и Saccharomyces boulardii при адъювантном лечении диареи. Хотя рандомизированные клинические испытания, проведенные с Saccharomyces boulardii , продемонстрировали высокую методологическую вариативность, они показали положительные результаты. В большом метаанализе было подтверждено, что эти дрожжи снижают риск диареи через 3 дня (RR 0.66; 95% IC 0,55–0,77) и в среднем снижение на 30,48 ч (95% IC 18,51–42,46 ч), что доказывает его эффективное действие при лечении регидратации [103].

В терапии антибиотиками вспомогательная добавка Saccharomyces boulardii снизила риск диареи с 17,2% до 6,7% (ОР 0,43; 95% IC 0,23–0,78) у детей и подростков в возрасте от 6 месяцев до 14 лет [58] . В другом пересмотре, включавшем педиатрических пациентов (1015 субъектов лечения и 971 контрольная группа), авторы наблюдали значительное снижение частоты диареи, связанной с антибиотиками, при введении пробиотиков (RR 0. 49; 95% IC 0,32–0,74) [104]. В более недавнем исследовании с участием 3432 детей и подростков в возрасте от 0 до 18 лет были получены положительные результаты для пробиотиков, но анализ подгрупп показал, что более высокие дозы (≥5 миллиардов КОЕ / день) более эффективны, чем более низкие пробиотики. дозы (<5 миллиардов КОЕ / день) () [105]. По данным Johnston et al. [105], частота диареи, связанной с антибиотиками, в исследованиях высоких доз в группах пробиотиков и плацебо составляла, соответственно, 8% и 22% (1474 участника; ОР 0.40; 95% ДИ 0,29–0,55). В то время как для исследований низких доз была обнаружена частота 8% в группе пробиотиков и 11% в контрольной группе (1382 участника; ОР 0,80; 95% ДИ 0,53–1,21) [105].

У детей с острой диареей добавление Lactobacillus GG связано со значительным сокращением продолжительности диареи, особенно вызванной ротавирусом и диареей, с более низким семидневным риском. Хотя перкуссии в объеме кала не наблюдалось, его применение было связано с умеренным преимуществом [100].

У госпитализированных детей потребление Lactobacillus GG по сравнению с плацебо имеет потенциальный эффект снижения общей частоты диареи, связанной с оказанием медицинской помощи (ОР 0,37; 95% ДИ 0,23–0,59), включая симптоматический ротавирусный гастроэнтерит (ОР 0,49; 95% ДИ 0,28–0,86) [102]. Saccharomyces boulardii сокращает продолжительность диареи у госпитализированных пациентов с острой инфекционной диареей [106]. Dinleyici et al. [106] обнаружили уменьшение продолжительности диареи примерно на 24 часа и сокращение госпитализации на 20 часов, что существенно повлияло на клиническую практику.

Имеются убедительные доказательства клинической пользы Lactobacillus и Saccharomyces boulardii [107] при лечении диареи. Что касается эффективности и безопасности других пробиотиков при лечении диареи у детей, делать выводы преждевременно. Требуются дальнейшие исследования для оценки эффектов дозы и ее безопасности [105].

4.7. Ожирение

При ожирении не рекомендуется дополнительное лечение пробиотиками. Ранее несколько краткосрочных рандомизированных контролируемых исследований показали положительное влияние пробиотиков на чувствительность к инсулину, воспалительные маркеры и толерантность к глюкозе [108].Учитывая, что истощение запасов бифидобактерий во время лактации является ассоциированным фактором развития ожирения в школьном возрасте [63], а первые годы жизни имеют решающее влияние на состав микробиоты кишечника человека, были разработаны исследования для оценки пробиотических добавок во время пренатального и послеродового периода. периоды [108].

Влияние перинатального пробиотического вмешательства на развитие избыточной массы тела в течение 10-летнего периода наблюдения оценивали Luoto et al. [109]. В этом исследовании потребление 10 10 КОЕ Lactobacillus GG за 4 недели до ожидаемых родов, продленное на 6 месяцев постнатально, способствовало сдерживанию чрезмерного набора веса, особенно среди детей до 24–48 месяцев. Lactobacillus GG и Bifidobacterium lactis , вводимые во время беременности, снижали риск гестационного сахарного диабета и снижали риск рождения большего размера в пораженных случаях [110]. В настоящее время данные по педиатрии ограничены. Хотя исследования продемонстрировали связь между ожирением и диабетом 2 типа со специфическими изменениями в составе кишечной микробиоты, в основном на животных моделях [111], необходимы дальнейшие исследования для экстраполяции на человека.

4.8. Аллергическая реакция

Существует множество исследований, в которых изучалась роль пробиотиков при атопическом дерматите у детей младше 2 лет. Предложение Lactobacillus GG по сравнению с плацебо снизило вдвое риск атопической экземы у детей, генетически предрасположенных к первому году жизни (ОР 0,51; 95% ДИ 0,32–0,84) [112]. В этом исследовании обе формы введения были эффективны: младенцем в течение 6 месяцев после родов или его матерью во время беременности.Другие исследования продемонстрировали значительное снижение индекса тяжести атопического дерматита с использованием Lactobacillus fermentum VRI-033 PCC 1 × 10 9 КОЕ два раза в день в течение 8 недель [113] и Lactobacillus GG у младенцев с подозрением на аллергию на коровье молоко IgE -сенсибилизированный [114]. У детей старше 2 лет также была обнаружена значительная разница в снижении степени тяжести индекса атопического дерматита с добавлением Lactobacillus GG [115] и Lactobacillus reuteri [116] по сравнению с плацебо.

Метаанализ, опубликованный в 2012 году на основе 14 исследований, предоставил доказательства в поддержку умеренной роли использования пробиотиков при атопическом дерматите. Прием пробиотиков снижал частоту атопического дерматита (ОР 0,79; 95% ДИ 0,71–0,88) и IgE-опосредованного атопического дерматита у младенцев (ОР 0,80; 95% ДИ 0,66–0,96) при использовании во время беременности или в молодом возрасте [117]. Кроме того, важно отметить, что грудное вскармливание может защитить от инфекций и атопии у младенцев, доставляя IgA и другие защитные молекулы TGF и IL-10 (с противовоспалительными свойствами) и способствуя увеличению количества лактобацилл и бифидобактерий [66].

Учитывая респираторные симптомы, Bifidobacterium lactis является наиболее распространенным пробиотиком, изучаемым у детей. Используемый у доношенного ребенка, у матери которого был поставлен диагноз ВИЧ, B. lactis CNCM I-3446 не продемонстрировал значительного влияния на частоту бронхопневмонии (ОР 0,75; 95% ДИ: 0,2–2,6) [118]. При испытании на младенцах в возрасте от 4 до 10 месяцев, B. lactis , as L. reuteri также не оказали влияния на частоту и продолжительность респираторных заболеваний.В этом исследовании было замечено, что у младенцев, получавших контрольную смесь, было больше эпизодов диареи и эпизодов большей продолжительности [119].

Смесь для младенцев с добавлением Lactobacillus salivarius CECT5713 (2 × 10 6 КОЕ) обеспечила значительное снижение количества эпизодов респираторных инфекций по сравнению с контрольной смесью, соответственно, 53 против 36 после 6 месяцев употребления [120 ]. Использование формулы L. johnsonii с добавлением La1 не показало какого-либо положительного влияния на количество респираторных инфекций по сравнению с контрольной смесью [121]. Согласно Комитету по питанию ESPGHAN, имеющихся данных недостаточно, чтобы сделать надежный вывод об использовании пробиотических добавок для профилактики респираторных инфекций у младенцев [77].

5. Заключение

Ключевая роль в здоровье человека может зависеть от баланса гомеостаза среди видов микробов, населяющих кишечник. Таким образом, кишечная микробиота рассматривается не только как потенциальный биомаркер, но и как важный фактор в адъювантной терапевтической мишени при внутри- и внекишечных заболеваниях.Хотя все люди генетически запрограммированы, эти изменения в микробиоте желудочно-кишечного тракта можно регулировать. Тем не менее, при назначении пробиотических добавок следует учитывать тип бактерий, режим дозирования, способ доставки и хозяина.

Конфликт интересов

Авторы заявили об отсутствии конфликта интересов.

Пробиотики для детей | Лаборатория по изучению пробиотиков

Все родители хотят поддержать здоровье своих детей, и один из самых важных способов сделать это — начать изнутри, с их нутро. Пробиотики могут быть легким дополнением к их повседневной жизни, чтобы улучшить здоровье кишечника, что, в свою очередь, влияет на пищеварение, иммунное здоровье, здоровье кожи и психическое благополучие. Эта статья поможет вам найти лучшие пробиотики для вашего ребенка и предложит несколько простых способов их приема — даже для самых привередливых едоков!

Полезны ли пробиотики для детей?

Если ваши дети в целом здоровы и здоровы, вы можете задаться вопросом, нужны ли им пробиотики. Прочитав часть 2 «Детский микробиом: руководство доктора Кейт», вы увидите, что баланс микробиома кишечника очень важен и что уровень полезных бактерий может быть легко нарушен.Фактически, детские годы могут быть очень сложным временем для микробиома. Такие факторы, как школа, стресс, диета с высоким содержанием сахара и низким содержанием клетчатки, лекарства / антибиотики и напряженный образ жизни, могут повлиять на состав микробиома вашего ребенка и снизить уровень полезных бактерий.

Таким образом, дети могут получить пользу от пробиотиков, чтобы обеспечить дополнительную поддержку, которая может им понадобиться в суете повседневной жизни.

Преимущества пробиотиков для детей

Пробиотики для детей обладают множеством потенциальных преимуществ.Давайте кратко рассмотрим некоторые ключевые функции микробов применительно к детям:

  • Пищеварение и энергия: Ваш ребенок быстро растет! Таким образом, жизненно важно, чтобы они переваривали пищу и хорошо усваивали питательные вещества. Наш микробиом содержит пищеварительные ферменты, которые помогают детям расщеплять пищу 1 . Кроме того, они поддерживают здоровую среду кишечника, обеспечивая хорошее усвоение питательных веществ. Многие микробы в нашем кишечнике также могут производить необходимые витамины! 2
  • Поддержка иммунитета: Школы — известные места скопления вредных насекомых; они кажутся повсюду в классе и на игровых площадках! Согласно правительственному отчету 2018/2019 учебного года, в среднем дети пропускали 5% (прибл. 8 дней) учебного года 3 . Это может показаться невысоким, но подумайте, приходятся ли эти дни на экзамены, однодневные поездки или важные для вас дни на работе. Поскольку 70% нашей иммунной системы находится в кишечнике, вы можете поддерживать иммунитет своего ребенка с помощью пробиотиков. Наши микробы, по сути, действуют как учителя, они помогают обеспечить адекватную реакцию иммунной системы на угрозы. Пробиотики могут даже стать частью нашего дружественного бактериального барьера, который защищает наши клетки кишечника и иммунную систему.Узнайте больше об иммунном здоровье вашего ребенка в статье «Повысьте иммунную систему вашего ребенка».

Медицинские работники могут узнать больше о сложной взаимосвязи между пробиотиками и иммунной системой в этой статье на нашем дочернем сайте Probiotic Professionals: Probiotic for Immunity.

  • Настроение и благополучие: Прибл. Каждый девятый ребенок в возрасте от 5 до 15 лет страдает психическим расстройством в Великобритании 4 . Пробиотики могут изменять наше настроение через ось кишечник-мозг.Подсчитано, что 90% серотонина, также известного как наш «гормон счастья» (хотя на самом деле он является нейромедиатором), вырабатывается в кишечнике. Нейромедиатор ГАМК важен для того, чтобы помочь нам «выключиться» и заснуть. ГАМК может вырабатываться дружественными бактериями в кишечнике, такими как бифидобактерии и лактобациллы 5 . Вы можете узнать больше об оси кишечник-мозг и пробиотиках.
  • Здоровье кожи: Дети часто страдают кожными проблемами, от экземы до прыщей до подросткового возраста.Прибл. Каждый пятый ребенок в Великобритании страдает экземой 6 . Ось кишечник-кожа начинает изучаться, и мы можем видеть, что такие состояния, как прыщи, экзема и псориаз, связаны со здоровьем кишечника. Пробиотики могут улучшить здоровье кожи, поддерживая здоровую слизистую оболочку кишечника, повышая уровень полезных бактерий в кишечнике и успокаивая воспаление 7 . Для получения дополнительной информации см. Пробиотики от прыщей и здоровья кожи.

Медицинские работники могут узнать больше об экземе и последних исследованиях пробиотиков в статье «Помогают ли пробиотики при экземе?» На сайте Probiotic Professionals.

Лучшие пробиотики для детей

Лучше всего найти детские пробиотические добавки, содержащие штаммы пробиотиков, которые были специально исследованы на младенцах, младенцах и детях. Хотя обычно сообщается, что микробиом оседает примерно к 3 годам, некоторые исследования это оспаривают. Одно исследование показало, что микробиом ребенка (в возрасте 7–12 лет) все еще отличался от микробиома взрослого 8 . В этом исследовании состав и функциональные качества микробиома различались.Эти различия могут быть связаны с дополнительной энергией и ростом, необходимыми в детские годы.

Давайте посмотрим на некоторые пребиотики и пробиотики, которые были исследованы на младенцах и детях.

Пробиотики для детей при запорах

Наука : Есть много причин, по которым ребенок может страдать от регулярных проблем, таких как диета с низким содержанием клетчатки и / или высоким содержанием сахара, обезвоживание, лекарства и стресс / беспокойство. По данным NHS, 3 или менее испражнения в неделю могут означать, что у вашего ребенка запор. 9 .Слабительные средства обычно являются лучшим вариантом, но могут вызвать зависимость при длительном применении. Пробиотик может естественным образом стимулировать регулярное опорожнение кишечника многими способами, включая выработку короткоцепочечных жирных кислот (SCFA), которые стимулируют перистальтику, без риска зависимости. Если по прошествии нескольких дней у вашего ребенка все еще не было дефекации или он часто страдает нарушениями регулярности, обязательно проконсультируйтесь с врачом вашего ребенка.

Пробиотик: Одним из наиболее изученных штаммов пробиотиков для лечения запоров является Bifidobacterium lactis BB-12 ® .Штамм исследован также у детей 10 . B. lactis BB-12 ® использовался в одном из крупнейших клинических испытаний, когда-либо проводившихся в исследовании пробиотиков. В этом испытании золотого стандарта люди, которые принимали B. lactis BB-12 ® , испражнялись значительно чаще в неделю 11 . В других исследованиях также было показано, что он гармонизирует дефекацию и не вызывает жидкого стула. 12 .

Медицинские работники могут найти дополнительную информацию, прочитав «Лучшие пробиотики от запора» или прочитав запись об этом штамме в базе данных пробиотиков Bifidobacterium lactis BB-12 ® , оба на Probiotic Professionals.

Пробиотики детские на антибиотиках

Наука: Антибиотики не всегда делают различие между хорошими и плохими бактериями, и поэтому они могут уничтожить множество дружественных и вредных бактерий. Это может привести к микробному дисбалансу 13 . Когда это происходит, могут возникнуть побочные эффекты, такие как молочница, диарея, запор и снижение энергии. Прием пробиотика помогает поддерживать микробиом во время лечения антибиотиками.

Пробиотики: Если вашему ребенку необходимо принимать антибиотики и он уже принимает ежедневные пробиотики, вы можете продолжить это, просто оставив как минимум двухчасовой промежуток между антибиотиком и пробиотиком. Если дети еще не принимают добавки с пробиотиками или, если это более удобно, то наряду с лекарствами вы можете дать им специальный пробиотик, предназначенный для приема с антибиотиками. Существует уникальная комбинация тщательно исследованных штаммов пробиотиков, Lactobacillus acidophilus, Rosell 52 и Lactobacillus rhamnosus, Rosell 11, на которую не повлияет действие лекарства. Поэтому их можно принимать ежедневно во время завтрака, независимо от того, когда вы принимаете антибиотики, что делает их очень удобным вариантом. Lactobacillus acidophilus Rosell 52 и Lactobacillus rhamnosus Rosell 11, как было показано, уменьшают вызванную антибиотиками диарею при приеме вместе с антибиотиком широкого спектра действия 14 .

Для получения дополнительной информации по этой теме вы можете прочитать Пробиотики с антибиотиками

Пробиотики для детского иммунитета

Наука: Как уже упоминалось, иммунная система и микробиом идут рука об руку. Они находятся в постоянном общении друг с другом, а наши микробы способствуют быстрому иммунному ответу 15 .В школьной среде иммунная система подвергается серьезным испытаниям, поэтому ей требуется всяческая поддержка!

Пробиотики: Было доказано, что комбинация трех пробиотических штаммов снижает риск детских болезней, а также сокращает время, проведенное вне школы. 16 . L. acidophilus Rosell 52, Bifidobacterium infantis Rosell 33 и Bifidobacterium bifidum Rosell 71 были тремя штаммами, использованными в этом золотом стандарте исследования 135 детей.Эти сорта — отличные варианты для детей.

Специалисты в области здравоохранения могут найти дополнительную информацию об исследованиях этих трех штаммов здесь, на сайте Probiotic Professionals: Исследования трех пробиотических штаммов Rosell.

Пробиотики для детей с астмой

Наука: По оценкам, каждый 11 ребенок страдает астмой 17 . У астматиков часто наблюдается несбалансированный иммунный ответ, проявляющий более воспалительный профиль. Существуют предварительные данные, показывающие различия в микробиоме дыхательных путей здоровых детей и астматиков 18 .Эти различия могут даже быть причиной того, что астматики более уязвимы к вирусным инфекциям 18 . Некоторые пробиотики были исследованы у астматиков и показали их полезное действие, но ось кишечник-легкие только начинает изучаться.

Пробиотики: В дополнение к их преимуществам для иммунного здоровья (см. Предыдущий раздел), в клинических испытаниях были показаны L. acidophilus Rosell 52, B. infantis Rosell 33 и B. bifidum Rosell 71 с 78 детям, чтобы уменьшить симптомы, похожие на хрипы.Симптомы уменьшились через 3 месяца и исчезли через 6 месяцев. Это поддерживалось до 9 месяцев 19 . Lactobacillus reuteri Protectis ® также значительно снижает воспаление дыхательных путей бронхов у 43 детей с астмой 20 . Также имеются данные о том, что Bifidobacterium breve M-16V ® снижает частоту хрипов и шумного дыхания у младенцев 21 . Вы можете найти дополнительную информацию здесь: Пробиотический потенциал при астме.

Медицинские работники могут найти дополнительную информацию на следующих страницах, посвященных профессиональным пробиотикам: пробиотики для лечения астмы, Lactobacillus reuteri Protectis ® и Bifidobacterium breve M-16V ® .

Пробиотики для детей с аллергией

Наука: Аллергия — распространенное детское заболевание. У детей с аллергией часто наблюдается более выраженный воспалительный процесс, дисбактериоз и повышенная проницаемость кишечника 22,23 .Пробиотики могут помочь поддерживать здоровье кишечника и регулировать иммунную функцию.

Пробиотики: Было показано, что Lactobacillus rhamnosus GG ® увеличивает количество антител («солдат на передовой» нашей иммунной системы) в слюне, тем самым потенциально улучшая иммунные реакции у людей с сенной лихорадкой 24 . Аналогичное исследование золотого стандарта было проведено в сезон пыльцы березы с использованием комбинации Lactobacillus acidophilus NCFM ® и Bifidobacterium lactis Bl-04.Штаммы получили 47 детей с сенной лихорадкой. Как правило, меньше детей сообщали о насморке и заложенности носа, плюс количество лейкоцитов, связанных с аллергией, было снижено в группе пробиотиков 25 .

Вы можете узнать больше об этой теме здесь: Могут ли пробиотики помочь при аллергии ?.

Медицинские работники могут найти дополнительную информацию о соответствующих исследованиях в базе данных пробиотиков: Lactobacillus acidophilus NCFM ® и Bifidobacterium lactis Bl-04.

Дополнительную информацию о пробиотиках от экземы можно найти в части 4: Детские пробиотики.

Пробиотики для детей с аутизмом

Наука: У детей с аутизмом микробный состав отличается от состава детей, не страдающих аутизмом. В них повышен уровень некоторых вредных бактерий и снижено количество бифидобактерий, которые обычно естественным образом присутствуют в кишечнике здорового ребенка 26 . Они также имеют более низкий уровень короткоцепочечных жирных кислот (SCFA), которые вырабатываются, когда кишечные бактерии ферментируют волокна, особенно пребиотики.SCFAs необходимы для кишечника и здоровья в целом. Проблемы с кишечником, такие как запор, диарея и боль в животе, очень распространены у аутичных детей и могут вызвать дополнительные страдания.

Пробиотик: Отсутствуют исследования конкретных штаммов пробиотиков для лечения аутизма с противоречивыми результатами. Однако есть многообещающие исследования с использованием пребиотиков. Одно исследование с использованием пребиотических галактоолигосахаридов (GOS) показало значительное улучшение антиобщественного поведения. 27 .Вы также можете рассмотреть возможность применения пробиотиков для поддержки пищеварительных симптомов. Saccharomyces boulardii — это хорошо известный пробиотик, который был тщательно исследован при жидком стуле у сотен детей, что делает его хорошим и естественным вариантом. Постоянные симптомы всегда следует обсуждать с лечащим врачом.

Медицинские работники могут узнать больше о пробиотиках и аутизме на сайте Probiotic Professionals, а также найти дополнительную информацию о Saccharomyces boulardii в базе данных по пробиотикам.

Как убедиться, что ваш ребенок получает пробиотики

Теперь мы рассмотрели потенциальные преимущества и рассмотрели некоторые из лучших пробиотиков для детей. Давайте рассмотрим несколько простых способов включения пребиотиков и пробиотиков в рацион ваших детей.

Мы знаем, что это может быть проблемой, особенно для некоторых суетливых детей. Но не бойтесь, есть много способов, которыми дети могут принимать пробиотические добавки — прочтите нашу забавную статью для некоторого вдохновения: Как заставить детей принимать пробиотики. Просто помните: если вы добавляете пробиотик в любую еду или напиток, убедитесь, что он не слишком горячий или кислый, иначе вы рискуете убить этих дружелюбных микробов.

  • Пробиотические капли для детей — правильно, вы можете дать своему ребенку легкий жидкий пробиотик! Просто закапайте рекомендованные дневные капли прямо в рот ребенку или смешайте их с едой или напитками. Это особенно полезный формат для очень маленьких детей.
  • Пробиотики в порошке для детей — многие пробиотики выпускаются в виде порошка или саше.Это может быть особенно полезно, поскольку дети не любят глотать капсулы. Порошок можно легко спрятать в любимой еде или напитках, например в хлопьях для завтрака или йогурте.
  • Пробиотические продукты для детей Некоторые ферментированные продукты содержат полезные бактерии. Это может быть хорошим способом увеличить разнообразие микробиома вашего ребенка. Единственным недостатком является то, что многие из этих продуктов, такие как кефир, кимчи и квашеная капуста, обладают сильным вкусом и могут быть не очень подходящими для детей (даже самый смелый едок может отвернуться от них!). Если вам интересно, то взгляните на некоторые из наших любимых ферментированных продуктов.
  • Пробиотический йогурт для детей — пробиотический йогурт из супермаркетов может быть популярным выбором. Однако эти йогурты и йогуртовые напитки могут быть с очень высоким содержанием сахара или содержать искусственные подсластители, которые могут оказывать негативное воздействие на микробиом кишечника 28 . Попробуйте найти хорошо изученную добавку с пробиотиками и добавить ее в йогурт.

Ничего не стоит, что существуют безмолочные пробиотики.Если у ваших детей аллергия на молочные продукты или вы предпочитаете веганские продукты, взгляните на упаковку или обратитесь к продавцу, чтобы спросить.

Безопасны ли пробиотики для детей?

Если вы дочитали до этого места, теперь вы хорошо осведомлены и, надеюсь, убеждены в потенциальных преимуществах приема пробиотических добавок для ваших детей. Но когда дело доходит до ваших детей, вы, конечно, хотите знать, что добавки, которые вы им даете, безопасны. Нам всегда говорят, что бактерии — это плохо и могут вызвать инфекцию, но важно понимать, что не только некоторые бактерии являются «хорошими», наш организм не может работать оптимально без них!

Пробиотические бактерии были тщательно изучены, особенно те, которые доступны в форме добавок.Лучше всего использовать штаммы, которые были тщательно исследованы у детей, но в целом пробиотики являются очень безопасными добавками и подходят для большинства людей от младенчества до пожилого возраста.

Единственный раз, когда вам нужно проявлять осторожность при назначении пробиотиков ребенку, — это если у него серьезное заболевание и / или ослабленная иммунная система. В этом случае вам всегда следует поговорить с врачом вашего ребенка, прежде чем давать какие-либо натуральные добавки. Для получения дополнительной информации прочтите следующие статьи:

Безопасны ли пробиотики?

Когда мне НЕ следует принимать пробиотики?

У меня серьезная иммуносупрессия: почему я не могу принимать живые культуры?

Заключение

Мы надеемся, что эта статья дала вам множество советов по выбору лучшего пробиотика для вашего ребенка. Это может быть сложно, но стремитесь к пробиотической добавке, которая была исследована на детях и поддерживает потребности вашего ребенка в здоровье.

Итого:

  • Микробиом ребенка действительно важен для его общего здоровья и благополучия
  • Дружественные бактерии выполняют важную роль для наших детей, например пищеварение и поддержка иммунитета
  • Взрослые пробиотики не всегда могут быть подходящими для детей — найдите штаммы, которые хорошо исследованы на детях
  • Выберите штамм, который был исследован с точки зрения здоровья вашего ребенка
  • Если ваш ребенок принимает антибиотики, подумайте о конкретных штаммах пробиотиков, исследованных вместе с антибиотиками, или дайте их обычную добавку за 2 часа до приема лекарства
  • У вас есть много вариантов — вы можете давать ребенку его пробиотики в каплях / жидкости, порошке / саше или капсуле, а также можете добавлять в такие продукты, как йогурт; столько вариантов для любых привередливых ртов!
  • Не забывайте о диете — даже если вы даете им пробиотические добавки, всегда полезно свести к минимуму сахар и включать поддерживающие кишечник продукты с высоким содержанием клетчатки и ферментированные продукты.

Желаем детям здорового и счастливого будущего!

Эта статья является пятой частью нашего образовательного ресурса «Серия статей о микробиоме в раннем возрасте», где мы познакомим вас с процессом развития и поддержки микробиома от зачатия до юности. Другие статьи из этой серии:

  1. Все о микробиоме
  2. Детский микробиом: Руководство доктора Кейт — исследует факторы, влияющие на микробиом в детстве
  3. Пробиотики для беременных
  4. Детские пробиотики
  5. Пробиотики для детей
  6. Какие пробиотики лучше всего подходят для подростков?

Возможно, вам будет интересно:

Как заставить детей принимать пробиотики

Повысьте иммунную систему вашего ребенка

Влияют ли чистящие средства на здоровье кишечника детей?

Список литературы

  1. Pollet R et al., «Атлас β-глюкуронидаз в кишечном микробиоме человека», Structure, vol. 25, нет. 7. С. 967-977, 2017.
  2. .
  3. LeBlanc J et al., «Бактерии как поставщики витаминов для своего хозяина: перспектива кишечной микробиоты», Current Opinion in Biotechnology, vol. 24, вып. 2. С. 160–168, 2013.
  4. .
  5. D. ​​o. Образование, «Отсутствие учеников в школах Англии: 2018-2019», Правительство Великобритании, 2020.
  6. Фонд М. Х., «Фонд психического здоровья», 23 ноября 2018 г. [Интернет]. Доступно: https: // www.mentalhealth.org.uk/blog/what-new-statistics-show-about-childrens-mental-health. [Доступно 7 сентября 2020 г.].
  7. Фостер Дж. И др., «Ось кишечник – мозг: как микробиом влияет на тревогу и депрессию», Trends in Neuroscience, vol. 36, нет. 5. С. 305-312, 2013.
  8. .
  9. «Британский фонд кожи» [Интернет]. Доступно: https://knowyourskin.britishskinfoundation.org.uk/condition/eczema/#:~:text=1%20in%20every%205%20children,have%20AE%20as%20a%20child .. [доступ 7 сентября 2020 г. ].
  10. Salem I et al., «Микробиом кишечника как главный регулятор оси кишечника и кожи», Front Microl, p. 9: 1459, 2018.
  11. Hollister E et al., «Структура и функция здорового кишечного микробиома детей предподросткового возраста», Microbiome, vol. 3, вып. 36, стр. Https://doi.org/10.1186/s40168-015-0101-x, 2015.
  12. «Запор у детей», NHS, 14 февраля 2020 г. [онлайн]. Доступно: https://www.nhs.uk/conditions/pregnancy-and-baby/constipation-and-soiling/. [Доступно 7 сентября 2020 г.].
  13. Tan T et al., «Безопасность йогурта с добавлением BB-12® штамма Bifidobacterium animalis subsp. Lactis (B. lactis) для здоровых детей», J Pediatr Gastroenterol Nutr., Вып. 64, нет. 2. С. 302-309, 2018.
  14. .
  15. Eskesen D et al., «Влияние пробиотического штамма Bifidobacterium animalis subsp. Lactis, BB-12®, на частоту дефекации у здоровых субъектов с низкой частотой дефекации и дискомфортом в животе: рандомизированное, двойное слепое, плацебо-контролируемое, параллельное -групповое испытание, «Британский журнал питания», стр.DOI: 10.1017 / S0007114515003347, 2015.
  16. Нишида С. и др., «Влияние йогурта, содержащего Bifidobacterium lactis BB-12®, на улучшение дефекации и фекальной микрофлоры здоровых взрослых женщин», Milk Science, vol. 53, нет. 2. С. 71-80, 2004.
  17. .
  18. Zhang S. et al., «Столкнувшись с новой проблемой: неблагоприятное воздействие антибиотиков на микробиоту кишечника и иммунитет хозяина», Chin Med J (англ.), Vol. 132, нет. 10. С. 1135-1138, 2019.
  19. .
  20. Evans M et al., «Эффективность Lactobacillus helveticus и Lactobacillus rhamnosus для лечения диареи, связанной с антибиотиками, у здоровых взрослых: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование», British Journal of Nutrition, vol.16, нет. 1. С. 94-103, 2016.
  21. Thaiss C et al., «Микробиом и врожденный иммунитет», Nature, vol. 535, стр. 65-74, 2016.
  22. Cazzola, «Эффективность синбиотических добавок в профилактике обычных зимних заболеваний у детей: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое пилотное исследование», «Терапевтические достижения в респираторных заболеваниях», т. 4, вып. (5), pp. 271-8, 2010.
  23. .
  24. «Asthma UK», [Online]. Доступно: https://www.asthma.org.uk/about/media/facts-and-statistics/.[Доступно 7 сентября 2020 г.].
  25. Fujimura K et al., «Микробиота при аллергии и астме и возникающая взаимосвязь с микробиомом кишечника», Cell Host and Microbe, vol. 17, нет. 5. С. 592-502, 2015.
  26. .
  27. Стойкович А. и др., «Клинические испытания (совместимые с консортом): оптимальный период времени для достижения эффектов на контролируемое синбиотиками свистящее дыхание и респираторные инфекции у детей младшего возраста», Serbian Journal of Management, vol. 144, нет. (1-2), стр. 38-45, 2016.
  28. Miraglia del Giudice M et al., «Аллергическое воспаление дыхательных путей и лечение L. reuterii у детей с астмой», J. Biol Regul. Homeost Agents, т. 26, стр. 35-40, 2012.
  29. Van der Aa et al., «Синбиотики предотвращают симптомы астмы у младенцев с атопическим дерматитом», Allergy, стр. 170-177, 2011.
  30. Паскаль М. и др., «Микробиом и аллергические заболевания», Front Immunol, vol. 8, стр. DOI: 10.3389 / fimmu.2018.01584, 2018.
  31. Саламе М. и др., «Роль кишечной микробиоты при атопической астме и аллергии, значение для понимания патогенеза болезни», Скандинавский журнал иммунологии, вып.91, нет. 3, стр. https://doi.org/10.1111/sji.12855, 2019.
  32. Piirainen L et al., «Влияние Lactobacillus rhamnosus GG на rBet v1 и rMal d1-специфический IgA в слюне пациентов с аллергией на пыльцу березы», Annals of Allergy Asthma Immunology, vol. 100, нет. 4, стр. 338, 2008.
  33. Ouewehand A et al., «Специальные пробиотики облегчают аллергический ринит во время сезона пыльцы березы», World J Gastroenterol., Vol. 15, нет. 26, стр. 3261–3268., 2009.
  34. .
  35. Вуонг Х. и др., «Новые роли кишечного микробиома при расстройствах аутистического спектра. Микробиом при РАС», «Биологическая психиатрия», т.81, нет. 5. С. 411-423, 2017.
  36. Grimaldi R et al., «Исследование пребиотических вмешательств у детей с расстройствами аутистического спектра (РАС)», Microbiome, vol. 6, стр. 133, 2018.
  37. J. K. T. Z. D. e. а. Суэц, «Искусственные подсластители вызывают непереносимость глюкозы, изменяя микробиоту кишечника», Nature, vol. 514, стр. 181-186, 2014.

Frontiers | Почему не у всех младенцев есть бифидобактерии в стуле?

Представители рода Bifidobacterium в изобилии присутствуют в стуле большинства детей грудного возраста в начальный период жизни исключительно на молочном вскармливании, особенно в возрасте 2–3 месяцев (Harmsen et al., 2000; Favier et al., 2002; Мариат и др., 2009; Coppa et al., 2011; Turroni et al., 2012; Яцуненко и др., 2012; Tannock et al., 2013; Barrett et al., 2015). Бифидобактерии доминируют в микробиоте стула независимо от того, кормят ли младенцев грудным молоком или смесью на основе молока жвачных животных (коровьего или козьего). Однако относительная численность бифидобактерий у детей, вскармливаемых грудным молоком, примерно на 20% выше, чем у детей, вскармливаемых смесью (Tannock et al. , 2013). Большее количество бифидобактерий у младенцев, вскармливаемых грудным молоком, можно, по крайней мере частично, объяснить тем фактом, что виды бифидобактерий, которые обогащены в кишечнике младенца, могут использовать олигосахариды человеческого молока (HMO) или их компоненты в качестве субстратов для роста (Sela и другие., 2008; LoCascio et al., 2010; Гарридо и др., 2013). Следовательно, можно было ожидать, что бифидобактерии будут обнаруживаться в микробиоте стула каждого ребенка, получающего грудное вскармливание, из-за наличия соответствующих субстратов для роста. Это ожидание не подтверждается полностью, потому что часть младенцев имеет очень низкую численность или неопределяемые бифидобактерии в составе фекальной микробиоты независимо от грудного молока или кормления смесью (Young et al., 2004; Gore et al., 2008; Tannock et al. ., 2013). Этим младенцам не вводили антибиотики. Чем же тогда объяснить отсутствие бифидобактерий?

Дефицит субстрата для роста?

«Отрицательные по бифидобактериям» младенцы были обнаружены как в грудном молоке, так и в детях, вскармливаемых смесью. Следовательно, эффект субстрата для роста бактерий маловероятен. В то время как грудное молоко богато HMO, а молоко жвачных животных не содержит этих сложных молекул (хотя более простые формы, такие как сиалированная лактоза, присутствуют в очень малых количествах), бифидобактерии по-прежнему являются наиболее распространенным таксоном в фекалиях младенцев, вскармливаемых смесью без добавления галактозы. — или фруктоолигосахариды (Tannock et al., 2013). В этом случае лактоза и / или гликопротеины и гликолипиды являются вероятными субстратами для роста бифидобактерий (Turroni et al., 2010; Bottacini et al., 2014; O’Callaghan et al., 2015) в кишечнике младенцев, вскармливаемых исключительно молоком. Однако существует необходимость в поддержке геномного анализа бифидобактерий с помощью исследований питания бифидобактерий на основе субстратов, присутствующих в кишечнике детей, вскармливаемых исключительно молоком (кроме HMO).

Отсутствие чувствительности методов обнаружения бифидобактерий?

Очевидной причиной наличия бифидобактерий-отрицательных фекалий является недостаточная чувствительность методов обнаружения. Методы, основанные на культуре, обычно имеют нижний предел обнаружения 1 × 10 3 на грамм, флуоресцентную гибридизацию in situ (FISH) 1 × 10 6 — 10 7 на грамм (ручной или цифровой подсчет соответственно) или ~ 4 × 10 4 с помощью проточной цитометрии и денатурирующего градиентного гель-электрофореза ПЦР-ампликонов ~ 1 × 10 5 — 10 6 клеток (Welling et al., 1997; Jansen et al., 1999; Zoetendal et al., 2001, 2002) или 1 × 10 4 с использованием внутренних транскрибированных спейсерных мишеней (Milani et al., 2014). Методы высокопроизводительного секвенирования ДНК, такие как Illumina, генерируют десятки тысяч последовательностей гена 16S рРНК на образец ДНК, но может быть несколько сотен OTU на образец. Таким образом, таксоны, присутствующие в очень низкой численности, могут быть пропущены. Тем не менее, ссылка на кривые разрежения (альфа-разнообразие) во время анализа последовательности покажет, является ли покрытие микробиоты почти полным или нет. Следовательно, хотя отсутствие достаточной чувствительности методов обнаружения остается вероятным, оно, вероятно, не дает полного объяснения.

Популяции бифидобактерий день ото дня растут и падают?

В большинстве исследований фекальной микробиоты изучается один образец фекалий каждого участвующего человека. Подробных временных исследований фекальной микробиоты для определения ежедневных изменений в составе не сообщалось. Возможно, что бифидобактерии присутствуют в кале у всех детей в раннем возрасте, но в некоторые дни популяция бифидобактерий падает до неопределяемого уровня. Популяции бифидобактерий в кале некоторых взрослых без заболеваний динамичны с точки зрения состава штаммов, поэтому существует определенная поддержка концепции временной нестабильности в популяции бифидобактерий микробиоты (McCartney et al., 1996). На рисунке 1А показаны данные о фекалиях, собираемых через определенные промежутки времени у младенцев в течение первых 12 недель жизни. В этом примере наблюдались колебания численности бифидобактерий в фекалиях отдельных детей от очень низкой численности до отсутствия. Поразительно, но бифидобактерии не были обнаружены ни в одном из образцов кала одного ребенка. Таким образом, дети, свободные от бифидобактерий, действительно кажутся реальным явлением.

Рисунок 1. (A) Примеры младенцев без бифидобактерий или с очень низким содержанием бифидобактерий в кале в течение первых 12 недель жизни.Бифидобактерии не были обнаружены путем секвенирования ДНК ампликонов гена 16S рРНК через 6 и 12 недель в фекалиях AF067; 6, 8, 10 и 12 недель в AF70; 8 и 10 недель в AF075; и 6 и 12 недель в AF090. (B) Сравнение количества бифидобацериалов в кале младенцев, рожденных вагинально или путем кесарева сечения. Обратите внимание, что в обеих группах у некоторых младенцев бифидобактерии не обнаружены. (C) Сравнение численности бактериальных семейств в микробиотах младенцев, вскармливаемых грудным молоком, по отношению к численности бифидобактерий. (D) Сравнение численности бактериальных семейств в микробиотах младенцев, вскармливаемых смесью коровьего молока, по отношению к численности бифидобактерий. (E) Сравнение численности бактериальных семейств в микробиотах младенцев, вскармливаемых смесью из козьего молока, по отношению к численности бифидобактерий. Обратите внимание, что у Lachnospiraceae численность увеличилась, когда относительная численность бифидобактерий низкая. Цифры после Tannock et al. (2013), воспроизведено с разрешения.

Окно заражения (возможность / колонизация) было упущено?

Окно возможностей — это короткий период времени, в течение которого существует иначе недостижимая возможность.После того, как окно возможностей закрывается, возможность перестает существовать. Кауфилд был первым, кто описал «окно инфекционности» при приобретении комменсальных бактерий. Его примером был Streptococcus mutans в ротовой полости детей (Caufield et al., 1993; Li and Caufield, 1995). Этот вид бактерий связан с зубным налетом, поэтому период инфицирования совпал с прорезыванием первых моляров. До этого среда обитания S. mutans в ротовой полости детей этого вида была недоступна. Гипотеза Кауфилда напоминает нам, что многие факторы должны совпадать, чтобы способствовать установлению комменсала в участке тела. Младенцы, родившиеся после кесарева сечения, имеют более низкую распространенность бифидобактерий в кале в молодом возрасте (рис. 1B). По аналогии с исследованиями Кауфилда, это, вероятно, связано с отсутствием благоприятных возможностей для колонизации бифидобактериями кишечника по сравнению с процессом вагинальных родов. Примечательно, что мы обнаружили, что у 36% младенцев, рожденных после кесарева сечения, отсутствовали бифидобактерии, тогда как у 18% младенцев, рожденных естественным путем, не было бифидобактерий в возрасте 2 месяцев (Tannock et al., 2013).

Другие таксоны Заменить бифидобактерии у некоторых младенцев?

Если бифидобактерии не колонизировали кишечник некоторых младенцев, они, вероятно, будут заменены другими таксонами, которые могут обладать необходимыми метаболическими свойствами, чтобы заполнить освободившуюся экологическую нишу. В исследовании фекальных микробиот австралийских детей, которых кормили грудным молоком или смесью, мы сравнили относительную численность бактериальных таксонов у младенцев с очень низким (<10%) или более высоким (> 10%) содержанием бифидобактерий (Tannock и другие., 2013). Анализ состава этих микробиот показал, что когда численность Bifidobacteriaceae была низкой, численность Lachnospiraceae имела тенденцию быть выше у младенцев во всех диетических группах (Рисунки 1C – E). Также наблюдалась тенденция к увеличению численности Erysipelotrichaceae у детей, вскармливаемых смесью, с низким содержанием бифидобактерий, что гораздо более очевидно в случае детей, вскармливаемых козьим молоком. Эти наблюдения предполагают, что да, другие таксоны могут заменить бифидобактерии в фекальной микробиоте некоторых детей.

Каковы последствия отсутствия бифидобактерий в кишечнике?

Отсутствие бифидобактерий в кишечнике может отрицательно сказаться на развитии ребенка. Любопытный феномен, заключающийся в том, что материнское молоко содержит вещества, не используемые в питании потомства, но способствующие росту бифидобактерий, уникален для человека. Для этого должна быть веская причина. Обогащение популяций бифидобактерий в кишечнике имеет тенденцию минимизировать численность других видов бактерий, поэтому функцию конкурентного исключения можно приписать HMO.Кроме того, HMO может действовать как «ловушка» в кишечнике, связываясь с патогенами (бактериями и вирусами) и их токсинами и тем самым ограничивая контакт с поверхностями слизистой оболочки (Kunz et al., 2000). Большое разнообразие структур HMO, которые, как известно, встречаются в грудном молоке, предполагает большое разнообразие функций-приманок (Pacheco et al., 2015). Независимо от того, где в мире живут младенцы, микробиомы их кишечника обогащены генами, участвующими в биосинтезе фолиевой кислоты de novo (Яцуненко и др., 2012). Напротив, микробиом взрослых способствует синтезу другого витамина B, кобаламина. Синтез фолиевой кислоты является атрибутом бифидобактерий, и фолат может абсорбироваться из толстой кишки, поэтому обогащение бифидобактериями в кишечнике младенца может внести важный вклад в питание детей грудного возраста (Aufreiter et al., 2009; D’Aimmo et al., 2012; Lakoff et al., 2014). Фолиевая кислота функционирует как кофермент или со-субстрат в одноуглеродных переносах при синтезе нуклеиновых кислот и метаболизме аминокислот.Одна из наиболее важных фолат-зависимых реакций — превращение гомоцистеина в метионин в синтезе S-аденозилметионина, важного донора метила. Другая фолат-зависимая реакция, метилирование дезоксиуридилата в тимидилат при образовании ДНК, необходима для правильного деления клеток (Crider et al., 2012). Неонатальное питание действительно могло быть очень важной причиной парадигмы HMO-бифидобактерии-младенец. Основа структуры и функции мозга закладывается в раннем возрасте благодаря генетическим, биологическим и психосоциальным воздействиям.Скорость роста мозга новорожденных превышает скорость роста любого другого органа или ткани тела (Wang, 2012). Младенец рождается с уже сформированными нейронами, но синаптические связи между этими клетками в основном устанавливаются и развиваются после рождения, вызывая большую потребность в питании для биосинтеза ганглиозидов (Svennerholm et al., 1989). Питание младенца в раннем возрасте влияет на процессы развития мозга, включая когнитивные способности (Uauy and Peirano, 1999; Uauy et al., 2001). В то время как длинноцепочечные жирные кислоты (такие как докозагексаеновая кислота) были в центре внимания большей части исследований в этой области, соблазнительные данные исследований теперь показывают, что сиаловая кислота (N-ацетилнейраминовая кислота), углевод с 9 атомами углерода, также является необходимое питательное вещество для оптимального развития мозга и познания (Gibson, 1999; Meldrum et al., 2012; Ван, 2012). Поразительно, но кортикальная ткань головного мозга человека содержит в 4 раза больше сиаловой кислоты, чем ткань других исследованных млекопитающих (Wang et al., 1998). Более того, концентрация сиаловой кислоты в головном мозге детей, вскармливаемых грудным молоком, выше, чем у детей, вскармливаемых смесью (Wang et al. , 2003). Эти факты коррелируют с уникальной биохимией грудного молока и уникальной бактериологией кишечника младенца. Любопытно, что Ruhaak et al. (2014) сообщили об обнаружении сиалилированных олигосахаридов (3′-сиалил-лактоза, 6′-сиалил-лактоза, 3′-сиалил-лактозамин, 6′-сиалил-лактозамин), которые могут возникнуть в результате гидролиза HMO в крови младенцев. .Таким образом, биохимия бифидобактерий в кишечнике может иметь внекишечное питательное влияние, важное для развития мозга. Однако, может быть, таксоны, которые в изобилии в кишечнике младенцев в отсутствие бифидобактерий, могут выполнять те же функции? Эта интересная возможность еще предстоит исследовать.

Младенцы без бифидобактерий — важные источники знаний?

Рене Дубос исследовал в ряде книг взаимодействие между силами окружающей среды и физическим, умственным и духовным развитием человечества.Его статья, опубликованная в журнале « Pediatrics », озаглавленная «Биологический фрейдизм: длительные эффекты ранних влияний окружающей среды», раскрывает эту тему (Dubos et al. , 1966). Основываясь на результатах экспериментов, проведенных на мышах, свободных от специфических патогенов, авторы пришли к выводу, что «со всех точек зрения ребенок действительно является отцом мужчины, и по этой причине нам необходимо разработать экспериментальную науку, которая могла бы быть называется биологическим фрейдизмом. Социально и индивидуально реакция людей на условия настоящего всегда обусловлена ​​биологической памятью о прошлом.”

Биологический фрейдизм, несомненно, имеет отношение к концепции, согласно которой первые 1000 дней, между зачатием и вторым днем ​​рождения ребенка, предлагают уникальное окно возможностей для формирования более здорового и благополучного будущего. Питание в течение этого 1000-дневного окна может сильно повлиять на способность ребенка расти и учиться. Влияние микробиоты на развитие ребенка в раннем возрасте потенциально очень важно, и необходимо провести много продольных исследований, чтобы выяснить, существуют ли продолжающиеся, важные с медицинской точки зрения воздействия микробиоты, включая бифидобактерии, которые сохраняются на протяжении всей жизни человека. .Сравнение когнитивного развития и общего состояния здоровья детей, которые были свободны от бифидобактерий, и детей, которые были свободны от бывших бифидобактерий, а затем намеренно подверглись воздействию бифидобактерий, в ходе длительного исследования, продолжающегося, возможно, 10 или 20 лет, может сказать нам, являются ли эти бактерии оптимизировать краткосрочное и / или долгосрочное развитие и здоровье человека.

Авторские взносы

GT написал статью. BL, PL и KW предоставили данные, описанные в статье.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Aufreiter, S., Gregory, J. F., Pfeiffer, C. M., Fazil, Z., Kim, Y.-I., Marcon, N., et al. (2009). Фолат всасывается через толстую кишку взрослых: данные по вливанию в слепую кишку 13 C-меченной [6S] -5-формтетрагидрофолиевой кислоты. Am. J. Clin. Nutr. 90, 116–123. DOI: 10.3945 / ajcn.2008.27345

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барретт, Э., Дешпандей, А. К., Райан, К. А., Демпси, Э. М., Мерфи, Б., O’sullivan, L., et al. (2015). В кишечнике новорожденных обитают различные штаммы бифидобактерий. Arch. Дис. Ребенок. Fetal Neonatal Ed. 100, F405 – F410. DOI: 10.1136 / archdischild-2014-306110

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боттачини, Ф., Мазервэй, М. О., Куцински, Дж., О’Коннелл, К. Дж., Серафини, Ф., Дуранти, С. и др. (2014). Сравнительная геномика таксона Bifidobacterium breve . BMC Genom. 15: 170. DOI: 10.1186 / 1471-2164-15-170

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кауфилд П. В., Каттер Г. Р. и Дасанаяке А. П. (1993). Первоначальное приобретение стрептококков mutans младенцами: свидетельство дискретного окна инфекционности. J. Dent. Res. 72, 37–45. DOI: 10.1177 / 00220345930720010501

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коппа, Г. В., Габриэлли, О., Зампини, Л., Галеацци, Т., Фиккаденти, А., Паделла, Л., и другие. (2011). Олигосахариды в 4 различных группах молока, бифидобактерии и Ruminococcus obeum . J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 53, 80–87. DOI: 10.1097 / MPG.0b013e3182073103

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Крайдер, К. С., Янг, Т. П., Берри, Р. Дж., И Бейли, Л. Б. (2012). Фолиевая кислота и метилирование ДНК: обзор молекулярных механизмов и доказательства роли фолиевой кислоты. Adv. Nutr. 3, 21–38. DOI: 10.3945 / ан.111,000992

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Д’Аиммо, М. Р., Маттарелли, П., Биавати, Б., Карлссон, Н. Г., и Андлид, Т. (2012). Потенциал бифидобактерий как источника естественного фолата. J. Appl. Microbiol. 112, 975–984. DOI: 10.1111 / j.1365-2672.2012.05261

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дубос Р., Сэвидж Д., Шедлер Р. и биологический фрейдизм (1966). Длительные эффекты ранних воздействий окружающей среды. Педиатрический 38, 789–800.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Фавье, К. Ф., Воган, Э. Э., Де Вос, В. М., и Аккерманс, А. Д. Л. (2002). Молекулярный мониторинг последовательности бактериальных сообществ у новорожденных человека. Appl. Environ. Microbiol. 68, 219–226. DOI: 10.1128 / AEM.68.1.219-226.2002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гарридо Д., Даллас Д. К. и Миллс Д. А. (2013). Потребление гликоконъюгатов грудного молока младенческими бифидобактериями: механизмы и последствия. Микробиология 159, 649–664. DOI: 10.1099 / mic.0.064113-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гибсон Р. А. (1999). Полиненасыщенные жирные кислоты с длинной цепью и развитие младенцев. Ланцет 354, 1919–1920. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (99) 00300-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Гор, К., Манро, К., Лэй, К., Бибилони, Р., Моррис, Дж., Вудкок, А. и др. (2008). Bifidobacterium pseudocatenulatum ассоциируется с атопической экземой: исследование «случай-контроль», посвященное изучению фекальной микробиоты младенцев. J. Аллергия. Clin. Иммунол. 121, 135–140. DOI: 10.1016 / j.jaci.2007.07.061

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Harmsen, H.J., Wildeboer-Veloo, A.C., Raangs, G.C., Wagendorp, A.A., Klijn, N., Bindels, J.G., et al. (2000). Анализ развития кишечной флоры у детей, находящихся на грудном и искусственном вскармливании, с использованием методов молекулярной идентификации и обнаружения. J. Pediatr. Гастроэнтерол. Nutr. 30, 61–67. DOI: 10.1097 / 00005176-200001000-00019

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Янсен, Г.J., Wildeboer-Veloo, A.C., Tonk, R.H., Franks, A.H., Welling, G.W. (1999). Разработка и проверка автоматизированного метода на основе микроскопии для подсчета групп кишечных бактерий. J. Microbiol. Методы 37, 215–221. DOI: 10.1016 / S0167-7012 (99) 00049-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кунц, К., Рудлофф, С., Байер, В., Кляйн, Н., и Штробель, С. (2000). Олигосахариды в материнском молоке: структурные, функциональные и метаболические аспекты. Annu. Ред. . Microbiol. 20, 699–722. DOI: 10.1146 / annurev.nutr.20.1.699

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лакофф, А., Фазили, З., Ауфрейтер, С., Пфайффер, К. М., Коннолли, Б., Грегори, Дж. Ф. и др. (2014). Фолат всасывается через толстую кишку человека: данные получены с использованием капсул с энтеросолюбильным покрытием, содержащих 13 C-меченный [6S] -5-формилтетрагидрофолат. Am. Дж. Клин . Nutr. 100, 1278–1286. DOI: 10.3945 / ajcn.114.091785

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли, Ю.и Кауфилд П. У. (1995). Верность первоначального приобретения стрептококков mutans младенцами от их матерей. J. Dent. Res. 74, 681–685. DOI: 10.1177 / 00220345950740020901

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Локацио, Р. Г., Десаи, П., Села, Д. А., Веймер, Б., и Миллс, Д. А. (2010). Широкое сохранение генов утилизации молока у Bifidobacterium longum subsp. infantis, выявленные сравнительной геномной гибридизацией.Appl. Environ. Microbiol. 76, 7373–7381. DOI: 10.1128 / AEM.00675-10

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мариат Д., Фирмессе О., Левенес Ф., Гимарайнш В. Д., Сокол Х., Доре Дж. И др. (2009). Соотношение Firmicutes / Bacteroidetes в микробиоте человека меняется с возрастом. BMC Microbiol. 9: 123. DOI: 10.1186 / 1471-2180-9-123

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маккартни, А.Л., Вэньчжи В. и Таннок Г. В. (1996). Молекулярный анализ состава бифидобактериальной и лактобактериальной микрофлоры человека. Appl. Окружающая среда . Microbiol. 62, 4608–4613.

Google Scholar

Мелдрам, С. Дж., Д’Ваз, Н., Симмер, К., Данстан, Дж. А., Хирд, К., и Прескотт, С. Л. (2012). Влияние приема высоких доз рыбьего жира в раннем младенчестве на развитие нервной системы и язык: рандомизированное контролируемое исследование. руб. J . Nutr. 108, 1443–1454. DOI: 10.1017 / S0007114511006878

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Милани, К., Лугли, Г. А., Туррони, Ф., Манкабелли, Л., Дуранти, С., Виаппиани, А., и др. (2014). Оценка состава сообщества бифидобактерий в кишечнике человека с помощью протокола целевого секвенирования ампликонов (ITS). FEMS Microbiol. Ecol. 90, 493–503. DOI: 10.1111 / 1574-6941.12410

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

О’Каллаган, А., Боттачини, Ф., Мазервэй, М. О., Ван Синдерен, Д. (2015). Пангеномный анализ Bifidobacterium longum и сайт-направленный мутагенез путем обхода систем рестрикции-модификации. BMC Genom. 16: 832. DOI: 10.1186 / s12864-015-1968-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пачеко А. Р., Бариле Д., Андервуд М. А. и Миллс Д. А. (2015). Влияние гликобиома молока на микробиоту кишечника новорожденных. Ann.Rev. Anim. Sci. 3, 419–445. DOI: 10.1146 / annurev-animal-022114-111112

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рухаак, Л. Р., Стробл, К., Андервуд, М. А., и Лебрилла, К. Б. (2014). Обнаружение олигосахаридов молока в плазме младенцев. Анал. Биоанал. Chem. 406, 5775–5784. DOI: 10.1007 / s00216-014-8025-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Села, Д. А., Чепмен, Дж., Адеуя, А., Ким, Дж.Х., Чен Ф., Уайтхед Т. Р. и др. (2008). Последовательность генома Bifidobacterium longum subsp. infantis демонстрирует адаптацию к усвоению молока в микробиоме младенца. Proc. Natl. Акад. Sci.U.S.A. 2, 18964–18969. DOI: 10.1073 / pnas.0809584105

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Свеннерхольм, Л., Бострем, К., Фредман, П., Манссон, Дж. Э., Розенгрен, Б., и Ринмарк, Б. М. (1989). Ганглиозиды головного мозга человека: изменения в развитии от ранней стадии плода до пожилого возраста. Biochim. Биофиз. Acta 1005, 109–117. DOI: 10.1016 / 0005-2760 (89)-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тэннок, Г. В., Лоули, Б., Манро, К., Патманатан, С. Г., Чжоу, С. Дж., Макридес, М., и др. (2013). Сравнение составов микробиот стула младенцев, получавших смесь из козьего молока, смесь на основе коровьего молока или грудное молоко. Appl. Environ. Microbiol. 79, 3040–3048. DOI: 10.1128 / AEM.03910-12

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Туррони, Ф., Bottacini, F., Foroni, E., Mulder, I., Kim, J.-H., Zomer, A., et al. (2010). Анализ генома Bifidobacterium bifidum PRL2010 выявляет метаболические пути для кормления гликанов хозяина. Proc. Natl. Акад. Sci. США, 107, 19514–19519. DOI: 10.1073 / pnas.1011100107

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Turroni, F., Peano, C., Pass, D. A., Foroni, E., Severgnini, M., Claesson, M. J., et al. (2012). Разнообразие бифидобактерий в микробиоте кишечника младенцев. PLoS ONE 7: e36957. DOI: 10.1371 / journal.pone.0036957

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уауи Р., Мена П. и Пейрано П. (2001). Механизмы воздействия питательных веществ на развитие мозга и познание. Nestle Nutr. Мастерская Сер. Clin. Выполните программу 5, 41–70. DOI: 10.1159 / 000061845

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Uauy, R., and Peirano, P. (1999). Лучше всего грудь: грудное молоко — оптимальная пища для развития мозга. амер. J. Clin. Nutr. 70, 433–434.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Ван Б., МакВиг П., Петоч П. и Бранд-Миллер Дж. (2003). Ганглиозид мозга и гликопротеин сиаловая кислота у детей, находящихся на грудном вскармливании, по сравнению с младенцами, вскармливаемыми смесями. Am. J. Clin. Nutr. 78, 1024–1029.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Ван Б., Миллер Дж. Б., Макнил Ю. и Маквей П. (1998). Концентрация сиаловой кислоты в ганглиозидах головного мозга: различия среди восьми видов млекопитающих. Комп. Biochem. Physiol. Мол. Интегр. Physiol. 19, 435–439. DOI: 10.1016 / S1095-6433 (97) 00445-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Веллинг, Г. В., Эльфферих, П., Раанг, Г. К., Вильдебур-Велу, А. К., Янсен, Г. Дж. И Дегенер, Дж. Э. (1997). 16S рибосомные РНК-taggd олигонуклеотидные зонды для мониторинга бактерий кишечного тракта. Сканд. J. Gastroenterol. 222, 17–19. DOI: 10.1080 / 00365521.1997.11720711

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Яцуненко, Т., Рей, Ф. Э., Манари, М. Дж., Трехан, И., Домингес-Белло, М. Г., Контрерас, М. и др. (2012). Микробиом кишечника человека в зависимости от возраста и географии. Природа 486, 222–227. DOI: 10.1038 / природа11053

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Янг, С. Л., Саймон, М. А., Бэрд, М. А., Тэннок, Г. В., Бибилони, Р., Спенсели, К. и др. (2004). Виды бифидобактерий по-разному влияют на экспрессию маркеров клеточной поверхности и цитокинов дендритных клеток, собранных из пуповинной крови. Clin. Диаг. Лаборатория. Иммунол. 11, 686–690. DOI: 10.1128 / cdli.11.4.686-690.2004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зетендал, Э. Г., Бен-Амор, К., Аккерманс, А. Д., Аби, Т., и де Вос, В. М. (2001). Протоколы выделения ДНК влияют на предел обнаружения подходов ПЦР бактерий в образцах из желудочно-кишечного тракта человека. Syst. Appl. Microbiol. 24, 405–410. DOI: 10.1078 / 0723-2020-00060

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Zoetendal, E.Г., фон Райт, А., Вилпонен-Самела, Т., Бен-Амор, К., Аккерманс, А. Д., и де Вос, В. М. (2002). Бактерии, связанные со слизистой оболочкой желудочно-кишечного тракта человека, равномерно распределены по толстой кишке и отличаются от сообщества, выделенного из фекалий. Appl. Environ. Microbiol. 68, 3401–3407. DOI: 10.1128 / AEM.68.7.3401-3407.2002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Польза для здоровья, использование, побочные эффекты, дозировка и взаимодействие

Абэ, Ф., Muto, M., Yaeshima, T., Iwatsuki, K., Aihara, H., Ohashi, Y., and Fujisawa, T. Оценка безопасности пробиотических бифидобактерий путем анализа активности деградации муцина и способности к транслокации. Анаэроб. 2010; 16 (2): 131-136. Просмотреть аннотацию.

Акацу, Х., Ивабути, Н., Сяо, Дж. З., Мацуяма, З., Курихара, Р., Окуда, К., Ямамото, Т., и Маруяма, М. Клинические эффекты пробиотических бактерий Bifidobacterium longum BB536 на иммунные Функция и кишечная микробиота у пожилых пациентов, получающих энтеральное зондовое питание.JPEN J Parenter Enteral Nutr 11-27-2012; Просмотреть аннотацию.

Андраде, С. и Борхес, Н. Влияние ферментированного молока, содержащего Lactobacillus acidophilus и Bifidobacterium longum, на липиды плазмы женщин с нормальным или умеренно повышенным холестерином. J.Dairy Res. 2009; 76 (4): 469-474. Просмотреть аннотацию.

Арая-Кодзима Томоко, Яэсима Томоко Исибаши Норио Симамура Сэйити Хаясава Хиротоши. Ингибирующее действие Bifidobacterium longum BB536 на вредные кишечные бактерии. Бифидобактерии Microflora 1995; 14 (2): 59-66.

Ballongue J, Grill J Baratte-Euloge P. Действие на флоре кишечных ферментов с бифидобактериями. Lait 1993; 73: 249-256.

Беннет Р., Норд К. Э. и Зеттерстром Р. Временная колонизация кишечника новорожденных младенцев перорально вводимыми бифидобактериями и лактобактериями. Acta Paediatr. 1992; 81 (10): 784-787. Просмотреть аннотацию.

Берцик, П., Парк, А. Дж., Синклер, Д., Хошдел, А., Лу, Дж., Хуанг, X., Дэн, Ю., Бленнерхассет, П. А., Фанесток, М., Мойн, Д., Berger, B., Huizinga, J. D., Kunze, W., McLean, P. G., Bergonzelli, G. E., Collins, S. M. и Verdu, E. F. Анксиолитический эффект Bifidobacterium longum NCC3001 затрагивает вагусные пути для связи кишечника и мозга. Нейрогастроэнтерол.Мотил. 2011; 23 (12): 1132-1139. Просмотреть аннотацию.

Challa, A., Rao, D. R., Chawan, C. B. и Shackelford, L. Bifidobacterium longum и лактулоза подавляют индуцированные азоксиметаном аберрантные очаги крипт толстой кишки у крыс. Канцерогенез 1997; 18 (3): 517-521. Просмотреть аннотацию.

Chouraqui, JP, Grathwohl, D., Labaune, JM, Hascoet, JM, de, Montgolfier, I, Leclaire, M., Giarre, M., and Steenhout, P. Оценка безопасности, переносимости и защитного эффекта против диареи смесей для младенцев, содержащих смеси пробиотиков или пробиотиков и пребиотиков, в рандомизированном контролируемом исследовании. Am.J Clin.Nutr. 2008; 87 (5): 1365-1373. Просмотреть аннотацию.

Crociani, J., Grill, J. P., Huppert, M. и Ballongue, J. Адгезия различных штаммов бифидобактерий к энтероцитоподобным клеткам Caco-2 человека и сравнение с исследованием in vivo.Lett.Appl.Microbiol. 1995; 21 (3): 146-148. Просмотреть аннотацию.

Дас Р.Р. Сингх М., Шафик Н. Пробиотики в лечении аллергического ринита. Журнал Всемирной организации аллергии 2010; 3 (9): 239-244.

del Giudice, M. M. и Brunese, F. P. Пробиотики, пребиотики и аллергия у детей: что нового за последний год? J Clin.Gastroenterol. 2008; 42 Дополнение 3, Часть 2: S205-S208. Просмотреть аннотацию.

Фирмансьях, А., Двапурванторо, П. Г., Кадим, М., Алатас, С., Конус, Н., Лестарина, Л., Буиссе, Ф., и Стинхаут, П. Улучшение роста малышей, которых кормили молоком, содержащим синбиотики. Азия Pac.J Clin.Nutr. 2011; 20 (1): 69-76. Просмотреть аннотацию.

Джанотти, Л., Морелли, Л., Галбиати, Ф., Роккетти, С., Коппола, С., Бенедуче, А., Джилардини, К., Зоненсчейн, Д., Несполи, А., и Брага, M. Рандомизированное двойное слепое исследование периоперационного введения пробиотиков пациентам с колоректальным раком. Мир J Gastroenterol. 1-14-2010; 16 (2): 167-175. Просмотреть аннотацию.

Grill, J. P., Manginot-Durr, C., Schneider, F., и Ballongue, J. Бифидобактерии и пробиотические эффекты: действие видов Bifidobacterium на конъюгированные соли желчных кислот. Curr.Microbiol. 1995; 31 (1): 23-27. Просмотреть аннотацию.

Grzeskowiak, L., Gronlund, MM, Beckmann, C., Salminen, S., von, Berg A., and Isolauri, E. Влияние перинатального пробиотического вмешательства на микробиоту кишечника: двойные слепые плацебо-контролируемые испытания в Финляндия и Германия. Анаэроб. 2012; 18 (1): 7-13. Просмотреть аннотацию.

Хаскоет, Дж. М., Хьюберт, К., Роша, Ф., Легагнёр, Х., Гага, С., Эмади-Азар, С., и Стинхаут, П. Г. Влияние состава смеси на развитие микробиоты кишечника младенцев. J Педиатр, гастроэнтерол, питание. 2011; 52 (6): 756-762. Просмотреть аннотацию.

Igarashi M, Iiyama Y Kato R Tomita M Asami N Ezawa I. Влияние Bifidobacterium longum и лактулозы на прочность костей в моделях овариэктомированного остеопороза. Бифид 1994; 7: 139-147.

Ishizeki, S. Sugita M. Takata M и Yaeshima T. Изучение эффектов введения бифидобактерий на микрофлору кишечника у младенцев с низкой массой тела при рождении: эффекты введения трех видов бифидобактерий.Журнал Японского педиатрического общества 2004; 108: 283.

Ивабучи Н., Хирута Н. Канетада С. Яэшима Т. Ивацуки К. Ясуи Х. Эффекты интраназального введения Bifidobacterium longum BB536 на иммунную систему слизистой оболочки дыхательных путей и вирусную инфекцию гриппа у мышей. Наука о молоке 2009; 38 (3): 129-133.

Ивабути, Н., Такахаши, Н., Сяо, Дж. З., Мияджи, К., и Ивацуки, К. In vitro Th2-независимые цитокин-независимые Th3 супрессивные эффекты бифидобактерий. Microbiol.Immunol.2007; 51 (7): 649-660. Просмотреть аннотацию.

Iwabuchi, N., Takahashi, N., Xiao, JZ, Yonezawa, S., Yaeshima, T., Iwatsuki, K., and Hachimura, S. Подавляющее действие Bifidobacterium longum на производство Th3-привлекающих хемокинов индуцировало с взаимодействиями Т-клетки-антиген-представляющие клетки. FEMS Immunol.Med.Microbiol. 2009; 55 (3): 324-334. Просмотреть аннотацию.

Iwabuchi, N., Xiao, J. Z., Yaeshima, T., and Iwatsuki, K. Пероральное введение Bifidobacterium longum уменьшает инфекцию вируса гриппа у мышей.Биол.Фарм.Булл. 2011; 34 (8): 1352-1355. Просмотреть аннотацию.

Кабейр, Б. М., Язид, А. М., Стефани, В., Хаким, М. Н., Анас, О. М., и Шухайми, М. Оценка безопасности Bifidobacterium pseudocatenulatum G4 по оценке на мышах BALB / c. Lett.Appl.Microbiol. 2008; 46 (1): 32-37. Просмотреть аннотацию.

Кагеяма Т., Накано и Томода Т. Сравнительное исследование перорального приема некоторых препаратов бифидобактерий. Медицина и биология (Япония) 1987; 115 (2): 65-68.

Кагеяма Т., Томода Т. Накано Ю.Эффект от введения бифидобактерий у больных лейкозом. Бифидобактерии Microflora. 1984; 3 (1): 29-33.

Кондо, Дж., Сяо, Дж. З., Сирахата, А., Баба, М., Абэ, А., Огава, К., и Шимода, Т. Модулирующие эффекты Bifidobacterium longum BB536 на дефекацию у пожилых пациентов, получающих энтеральное питание . Всемирный журнал J Gastroenterol 4-14-2013; 19 (14): 2162-2170. Просмотреть аннотацию.

Кулькарни Н. и Редди Б. С. Ингибирующее действие культур Bifidobacterium longum на азоксиметан-индуцированное аберрантное образование очагов крипт и бактериальную бета-глюкуронидазу в фекалиях.Proc.Soc Exp.Biol.Med 1994; 207 (3): 278-283. Просмотреть аннотацию.

Mah, KW, Chin, VI, Wong, WS, Lay, C., Tannock, GW, Shek, LP, Aw, MM, Chua, KY, Wong, HB, Panchalingham, A., and Lee, BW Влияние молочная смесь, содержащая пробиотики, для фекальной микробиоты азиатских младенцев с риском атопических заболеваний. Педиатр. 2007; 62 (6): 674-679. Просмотреть аннотацию.

Makras, L. De Vuyst L. Ингибирование бифидобактериями грамотрицательных патогенных бактерий in vitro обусловлено производством органических кислот.Международный молочный журнал 2006; 16: 1049-1057.

Matsumoto, T., Ishikawa, H., Tateda, K., Yaeshima, T., Ishibashi, N., and Yamaguchi, K. Пероральное введение Bifidobacterium longum предотвращает вызванный кишечником сепсис Pseudomonas aeruginosa у мышей. J Appl.Microbiol. 2008; 104 (3): 672-680. Просмотреть аннотацию.

Momose H, Igarashi M Era T Fukuda Y Yamada M и Ogasa K. Токсикологические исследования Bifidobacterium longum BB536. Ойо якури 1979; 17 (5): 881-887.

Намба К., Яешима Т. Исибаши Н. Хаясава Х и Ямадзаки Сёдзи.Ингибирующее действие Bifidobacterium longum на энтерогеморрагическую Escherichia coli O157: H7. Биологическая микрофлора 2003; 22 (3): 85-91.

Намба, К., Хатано, М., Яешима, Т., Такасе, М., и Сузуки, К. Влияние введения Bifidobacterium longum BB536 на гриппозную инфекцию, титр антител против гриппа и клеточный иммунитет у пожилых людей . Biosci.Biotechnol.Biochem. 2010; 74 (5): 939-945. Просмотреть аннотацию.

Odamaki, T., Sugahara, H., Yonezawa, S., Yaeshima, T., Iwatsuki, K., Tanabe, S., Tominaga, T., Togashi, H., Benno, Y., and Xiao, J. Z. Влияние перорального приема йогурта, содержащего Bifidobacterium longum BB536, на количество клеток энтеротоксигенных Bacteroides fragilis в микробиоте. Анаэроб. 2012; 18 (1): 14-18. Просмотреть аннотацию.

Одамаки, Т., Сяо, Д.З., Ивабучи, Н., Сакамото, М., Такахаши, Н., Кондо, С., Ивацуки, К., Кокубо, С., Тогаши, Х., Эномото, Т. и Бенно Ю. Колебания фекальной микробиоты у людей с поллинозом японского кедра во время сезона пыльцы и влияние приема пробиотиков.J Investig.Allergol.Clin.Immunol. 2007; 17 (2): 92-100. Просмотреть аннотацию.

Одамаки, Т., Сяо, Д.З., Ивабучи, Н., Сакамото, М., Такахаши, Н., Кондо, С., Миядзи, К., Ивацуки, К., Тогаши, Х., Эномото, Т. , и Бенно, Ю. Влияние потребления Bifidobacterium longum BB536 на фекальную микробиоту у людей с поллинозом японского кедра во время сезона пыльцы. J Med.Microbiol. 2007; 56 (Pt 10): 1301-1308. Просмотреть аннотацию.

Одамаки, Т., Сяо, Дж. З., Сакамото, М., Кондо, С., Яешима, Т., Ивацуки, К., Тогаши, Х., Эномото, Т., и Бенно, Ю. Распространение различных видов группы Bacteroides fragilis у лиц с поллинозом японского кедра. Appl.Environ.Microbiol. 2008; 74 (21): 6814-6817. Просмотреть аннотацию.

Огата Т., Кингаку М. Яэшима Т. Терагути С. Фукуватари И Ишибаши Н. Хаясава Х. Фудзисава Т. Лино Х. Влияние приема йогурта Bifidobacterium longum BB536 на кишечную среду здоровых взрослых. Microb Ecol Health Dis 1999; 11: 41-46.

Огата Т, Накамура Т Анджицу К Яешима Т Такахаши С Фукуватари И Ишибаши Н Хаясава Х Фудзисава Т Иино Х.Влияние введения Bifidobacterium longum BB536 на кишечную среду, частоту дефекации и фекальные характеристики людей-добровольцев. Biosci Microflora 1997; 16: 53-58.

Orrhage, K., Sjostedt, S. и Nord, C.E. Влияние добавок с молочнокислыми бактериями и олигофруктозой на микрофлору кишечника во время приема цефподоксима проксетила. J Antimicrob.Chemother. 2000; 46 (4): 603-612. Просмотреть аннотацию.

Пуччо, Г., Кахоццо, К., Мели, Ф., Роша, Ф., Grathwohl, D., and Steenhout, P. Клиническая оценка новой закваски для младенцев, содержащей живые Bifidobacterium longum BL999 и пребиотики. Питание 2007; 23 (1): 1-8. Просмотреть аннотацию.

Редди, Б. С. и Ривенсон, А. Ингибирующее действие Bifidobacterium longum на канцерогенез толстой кишки, молочной железы и печени, индуцированное 2-амино-3-метилимидазо [4,5-f] хинолином, пищевым мутагеном. Cancer Res. 9-1-1993; 53 (17): 3914-3918. Просмотреть аннотацию.

Rouge, C., Piloquet, H., Butel, M. J., Berger, B., Rochat, F., Ferraris, L., Des, Robert C., Legrand, A., de la Cochetiere, MF, N’Guyen, JM, Vodovar, M., Voyer, M., Darmaun, D., и Roze, JC Пероральные добавки с пробиотиками для недоношенных новорожденных с очень низкой массой тела при рождении: рандомизированное, двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование. Am.J Clin.Nutr. 2009; 89 (6): 1828-1835. Просмотреть аннотацию.

Секи М., Игараси Т. Фукуда и Симамура С. Касвашима Т. Огаса К. Влияние кисломолочного продукта Bifidobacterium на «регулярность» среди пожилых людей. Nutr Foodstuff 1978; 31: 379-387.

Sekine I, Yoshiwara S Homma N Takanori H Tonosuka S. Влияние молока, содержащего бифидобактерии, на реакцию хемилюминесценции периферических лейкоцитов и средний корпускулярный объем эритроцитов — возможная роль Bifidobacterium в активации макрофагов. Therapeutics (Япония) 1985; 14: 691-695.

Секин К., Кавасима Т. и Хашимото Ю. Сравнение уровней TNF-a, индуцированных Bifidobacterium longum, полученными от человека, и Bifidobacterium animalis, полученными от крысы, в перитонеальных клетках мышей.Бифидобактерии Microflora 1994; 13 (2): 79-89.

Simakachorn, N., Bibiloni, R., Yimyaem, P., Tongpenyai, Y., Varavithaya, W., Grathwohl, D., Reuteler, G., Maire, JC, Blum, S., Steenhout, P. , Benyacoub, J., и Schiffrin, EJ. Толерантность, безопасность и влияние на фекальную микробиоту энтеральной смеси, дополненной пре- и пробиотиками, у тяжелобольных детей. J Педиатр, гастроэнтерол, питание. 2011; 53 (2): 174-181. Просмотреть аннотацию.

Сингх, Дж., Ривенсон, А., Томита, М., Шимамура, С., Ishibashi, N., and Reddy, B. S. Bifidobacterium longum, кишечная бактерия, продуцирующая молочную кислоту, подавляет рак толстой кишки и модулирует промежуточные биомаркеры канцерогенеза толстой кишки. Канцерогенез 1997; 18 (4): 833-841. Просмотреть аннотацию.

Soh, SE, Aw, M., Gerez, I., Chong, YS, Rauff, M., Ng, YP, Wong, HB, Pai, N., Lee, BW, and Shek, LP Пробиотические добавки в первые 6 месяцев жизни у азиатских младенцев из группы риска — влияние на экзему и атопическую сенсибилизацию в возрасте 1 года.Клиническая экспертиза аллергии 2009; 39 (4): 571-578. Просмотреть аннотацию.

Тахри К., Кроциани Дж., Баллонге Дж. И Шнайдер Ф. Воздействие трех штаммов бифидобактерий на холестерин. Lett.Appl.Microbiol. 1995; 21 (3): 149-151. Просмотреть аннотацию.

Takahashi, N., Kitazawa, H., Iwabuchi, N., Xiao, J. Z., Miyaji, K., Iwatsuki, K., and Saito, T. Иммуностимулирующий олигодезоксинуклеотид из Bifidobacterium longum подавляет иммунные ответы Th3 на мышиной модели. Clin.Exp.Immunol. 2006; 145 (1): 130-138.Просмотреть аннотацию.

Takahashi, N., Kitazawa, H., Iwabuchi, N., Xiao, JZ, Miyaji, K., Iwatsuki, K., and Saito, T. Пероральное введение иммуностимулирующей последовательности ДНК из Bifidobacterium longum улучшает Th2 / Th3 баланс в мышиной модели. Biosci.Biotechnol.Biochem. 2006; 70 (8): 2013-2017. Просмотреть аннотацию.

Takahashi, N., Kitazawa, H., Shimosato, T., Iwabuchi, N., Xiao, JZ, Iwatsuki, K., Kokubo, S., and Saito, T. Иммуностимулирующая последовательность ДНК из пробиотического штамма Bifidobacterium longum подавляет выработку IgE in vitro.FEMS Immunol.Med.Microbiol. 2006; 46 (3): 461-469. Просмотреть аннотацию.

Takeda, Y., Nakase, H., Namba, K., Inoue, S., Ueno, S., Uza, N., and Chiba, T. Улучшается регуляция T-bet и молекул плотных контактов с помощью Bifidobactrium longum воспаление толстой кишки при язвенном колите. Воспаление кишечника. 2009; 15 (11): 1617-1618. Просмотреть аннотацию.

Тан, М. Л., Лахтинен, С. Дж. И Бойл, Р. Дж. Пробиотики и пребиотики: клинические эффекты при аллергических заболеваниях. Curr.Opin.Pediatr. 2010; 22 (5): 626-634.Просмотреть аннотацию.

Томода Т., Накано Ю. Кагеяма Т. Разрастание кишечных Candida и кандидозная инфекция у пациентов с лейкемией: эффект от введения бифидобактерий. Бифидобактерии Microflora 1988; 7 (2): 71-74.

Tomoda T, Nakano Y Kageyama T. Вариации в небольших группах постоянной кишечной флоры во время приема противоопухолевых или иммунодепрессивных препаратов. Медицина и биология (Япония) 1981; 103 (1): 45-49.

Томода, Т. Накано Ю. и Кагеяма Т. Вариация и прилипание видов бифидобактерий в кишечнике при пероральном введении бифидобактерий.Медицина и биология (Япония) 1986; 113 (2): 125-128.

Сяо Дж., Кондол С. Одамаки Т. Мияджи К. Яэшима Т. Ивацуки К. Тогаши Х Бенно Й. Влияние йогурта, содержащего Bifidobacterium longum BB 536, на частоту дефекации и фекальные характеристики здоровых взрослых: двойное слепое перекрестное исследование. Японский журнал молочнокислых бактерий 2007; 18 (1): 31-36.

Xiao, JZ, Kondo, S., Takahashi, N., Odamaki, T., Iwabuchi, N., Miyaji, K., Iwatsuki, K., and Enomoto, T. Изменения уровней TARC в плазме во время пыльцы японского кедра сезон и связь с развитием симптомов.Int.Arch.Allergy Immunol. 2007; 144 (2): 123-127. Просмотреть аннотацию.

Xiao, JZ, Kondo, S., Yanagisawa, N., Miyaji, K., Enomoto, K., Sakoda, T., Iwatsuki, K., and Enomoto, T. Клиническая эффективность пробиотика Bifidobacterium longum для лечения симптомов аллергии на пыльцу японского кедра у субъектов, оцениваемых в отделении воздействия окружающей среды. Аллергол. 2007; 56 (1): 67-75. Просмотреть аннотацию.

Сяо, Дж. З., Кондо, С., Янагисава, Н., Такахаши, Н., Одамаки, Т., Ивабути, Н., Ивацуки, К., Кокубо, С., Тогаши, Х., Эномото, К., и Эномото, Т. Эффект пробиотика Bifidobacterium longum BB536 [исправленный] в облегчении клинических симптомов и модуляции уровней цитокинов в плазме при поллинозе японского кедра в сезон пыльцы. Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. J Investig.Allergol.Clin.Immunol. 2006; 16 (2): 86-93. Просмотреть аннотацию.

Сяо, Дж. З., Кондо, С., Янагисава, Н., Такахаши, Н., Одамаки, Т., Ивабути, Н., Мияджи, К., Ивацуки, К., Тогаши, Х., Эномото, К., и Эномото, Т. Пробиотики в лечении поллиноза японского кедра: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Клинический опыт аллергии 2006; 36 (11): 1425-1435. Просмотреть аннотацию.

Яешима Т., Такахаши С. Мацумото Н. Исибаши Н. Хаясава Х. Лино Х. Влияние йогурта, содержащего Bifidobacterium longum BB536, на кишечную среду, фекальные характеристики и частоту дефекации: сравнение со стандартным йогуртом. Biosci Microflora 1997; 16: 73-77.

Yaeshima T, Takahashi S Ogura A Konno T Iwatsuki K Ishibashi N Hayasawa H.Влияние неферментированного молока, содержащего Bifidobacterium longum BB536, на частоту дефекации и характеристики кала у здоровых взрослых. Журнал Nutrition Food 2001; 4 (2): 1-6.

Яешима Т., Такахаши С Ота С. Накагава К. Исибаши Н Хирамацу А Охаши Т. Хаясава Х. Иино Х. Влияние сладкого йогурта, содержащего Bifidobacterium longum BB536, на частоту дефекации и фекальные характеристики здоровых взрослых людей: сравнение со сладким стандартным йогуртом. Kenko Eiyo Shokuhin Kenkyu 1998; 1 (3/4): 29-34.

Ямадзаки, С., Мачии, К., Цуюки, С., Момосе, Х., Кавашима, Т., и Уэда, К. Иммунологические реакции на моноассоциированные Bifidobacterium longum и их связь с предотвращением бактериальной инвазии. Иммунология 1985; 56 (1): 43-50. Просмотреть аннотацию.

Yap GC, Mah KW Lay C Shek LPC Aw M Chua KY Tannock GW Lee BW. Выявление фекальных Bifidobacterium infantis на первом году жизни у младенцев с риском атопии, получавших Lactobacillus rhamnosus GG и Bifidobacterium longum от рождения до 6 месяцев.Журнал Всемирной организации аллергии. 2007; WAC 2007 Abstracts S130.

Zsivkovits, M., Fekadu, K., Sontag, G., Nabinger, U., Huber, WW, Kundi, M., Chakraborty, A., Foissy, H., and Knasmuller, S. Предупреждение гетероциклического амина -индуцированное повреждение ДНК в толстой кишке и печени крыс различными штаммами лактобацилл. Канцерогенез 2003; 24 (12): 1913-1918. Просмотреть аннотацию.

Аль-Фалех К., Анабрис Дж., Басслер Д., Аль-Харфи Т. Пробиотики для профилактики некротического энтероколита у недоношенных детей.Кокрановская база данных систематических обзоров 2011 г., выпуск 3. Ст. №: CD005496. DOI: 10.1002 / 14651858.CD005496.pub3. Просмотреть аннотацию.

Аруначалам К., Гилл Х.С., Чандра РК. Повышение естественной иммунной функции за счет диетического потребления Bifidobacterium lactis (HN019). Eur J Clin Nutr 2000; 54: 263-7. Просмотреть аннотацию.

Бибилони Р., Федорак Р.Н., Таннок Г.В. и др. Пробиотическая смесь VSL # 3 вызывает ремиссию у пациентов с активным язвенным колитом. Am J Gastroenterol 2005; 100: 1539-46. Просмотреть аннотацию.

Bouhnik Y, Pochart P, Marteau P и др. Восстановление фекалий у людей жизнеспособных бифидобактерий, попавших в ферментированное молоко. Гастроэнтерология 1992; 102: 875-8. Просмотреть аннотацию.

Chen RM, Wu JJ, Lee SC и др. Увеличение кишечных бифидобактерий и подавление бактерий группы кишечной палочки при кратковременном приеме йогурта. J Dairy Sci 1999: 82: 2308-14. Просмотреть аннотацию.

Chiang BL, Sheih YH, Wang LH и др. Повышение иммунитета путем употребления с пищей пробиотических молочнокислых бактерий (Bifidobacterium lactis HN019): оптимизация и определение клеточных иммунных ответов.Eur J Clin Nutr 2000; 54: 849-55. Просмотреть аннотацию.

Colombel JF, Cortot A, Neut C, Romond C. Йогурт с Bifidobacterium longum снижает желудочно-кишечные эффекты, вызванные эритромицином. Ланцет 1987; 2: 43.

Cremonini F, Di Caro S, Covino M и др. Влияние различных пробиотических препаратов на побочные эффекты, связанные с терапией против Helicobacter pylori: параллельное групповое, тройное слепое, плацебо-контролируемое исследование. Am J Gastroenterol 2002; 97: 2744-9. Просмотреть аннотацию.

Элмер GW, Surawicz CM, McFarland LV.Биотерапевтические агенты, метод лечения и профилактики отдельных кишечных и вагинальных инфекций, которым пренебрегают. JAMA 1996; 275: 870-5. Просмотреть аннотацию.

Gionchetti P, Rizzello F, Venturi A, et al. Пероральная бактериотерапия в качестве поддерживающей терапии у пациентов с хроническим поучитом: двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Гастроэнтерология 2000; 119: 305-9. Просмотреть аннотацию.

Голдин BR. Польза пробиотиков для здоровья. Br J Nutr 1998; 80: S203-7. Просмотреть аннотацию.

Ha GY, Yang CH, Kim H, Chong Y.Случай сепсиса, вызванного Bifidobacterium longum. J. Clin Microbiol 1999; 37: 1227-8. Просмотреть аннотацию.

Хираяма К., Рафтер Дж. Роль пробиотических бактерий в профилактике рака. Microbes Infect 2000; 2: 681-6. Просмотреть аннотацию.

Hoyos AB. Снижение частоты возникновения некротического энтероколита, связанного с энтеральным введением Lactobacillus acidophilus и Bifidobacterium infantis новорожденным в отделении интенсивной терапии. Int J Infect Dis 1999; 3: 197-202. Просмотреть аннотацию.

Ishikawa H, Akedo I, Umesaki Y, et al.Рандомизированное контролируемое испытание влияния ферментированного бифидобактериями молока на язвенный колит. J Am Coll Nutr 2003; 22: 56-63. Просмотреть аннотацию.

Isolauri E, Arvola T, Sutas Y, et al. Пробиотики в лечении атопической экземы. Clin Exp Allergy 2000; 30: 1604-10. Просмотреть аннотацию.

Калима П., Мастертон Р.Г., Родди П.Х. и др. Инфекция Lactobacillus rhamnosus у ребенка после трансплантации костного мозга. J Infect 1996; 32: 165-7. Просмотреть аннотацию.

Като К., Мизуно С., Умесаки Ю. и др.Рандомизированное плацебо-контролируемое испытание по оценке влияния ферментированного бифидобактериями молока на активный язвенный колит. Aliment Pharmacol Ther 2004; 20: 1133-41. Просмотреть аннотацию.

Kim HJ, Camilleri M, McKinzie S, et al. Рандомизированное контролируемое испытание пробиотика VSL # 3 в отношении кишечного транзита и симптомов синдрома раздраженного кишечника с преобладанием диареи. Aliment Pharmacol Ther 2003; 17: 895-904. . Просмотреть аннотацию.

Корщунов В.М., Смеянов В.В., Ефимов Б.А. и др. Терапевтическое применение препарата устойчивых к антибиотикам Bifidobacterium у мужчин, подвергшихся воздействию высоких доз гамма-излучения.J Med Microbiol 1996; 44: 70-4. Просмотреть аннотацию.

Kuhbacher T, Ott SJ, Helwig U, et al. Бактериальная и грибковая микробиота в связи с пробиотической терапией (VSL # 3) при поучите. Кишечник 2006; 55: 833-41. Просмотреть аннотацию.

Льюис SJ, Фридман АР. Обзорная статья: использование биотерапевтических средств в профилактике и лечении желудочно-кишечных заболеваний. Алимент Фармакол Тер 1998; 12: 807-22. Просмотреть аннотацию.

Leyer GJ, Li S, Mubasher ME, et al. Воздействие пробиотиков на частоту и продолжительность симптомов простуды и гриппа у детей.Педиатрия 2009; 124: e172-e179. Просмотреть аннотацию.

Lievin V, Peiffer I, Hudault S, et al. Штаммы Bifidobacterium из резидентной микрофлоры желудочно-кишечного тракта человека грудного возраста проявляют антимикробную активность. Gut 2000; 47: 646-52. Просмотреть аннотацию.

Macfarlane GT, Каммингс JH. Пробиотики и пребиотики: может ли регулирование активности кишечных бактерий принести пользу здоровью? BMJ 1999; 318: 999-1003. Просмотреть аннотацию.

McFarland LV. Мета-анализ пробиотиков для профилактики диареи, связанной с антибиотиками, и лечения болезни Clostridium difficile.Am J Gastroenterol 2006; 101: 812-22. Просмотреть аннотацию.

Мейдани С.Н., Ха В.К. Иммунологические эффекты йогурта. Am J Clin Nutr 2000; 71: 861-72. Просмотреть аннотацию.

Miele E, Pascarella F, Giannetti E. et al. Влияние пробиотического препарата (VSL # 3) на индукцию и поддержание ремиссии у детей с язвенным колитом. Am J Gastroenterol 2009; 104: 437-43. Просмотреть аннотацию.

Mimura T, Rizzello F, Helwig U, et al. Терапия высокими дозами пробиотиков (VSL # 3) один раз в день для поддержания ремиссии при рецидивирующем или рефрактерном поухитеКишечник 2004; 53: 108-14. Просмотреть аннотацию.

О’Махони Л., Маккарти Дж., Келли П. и др. Lactobacillus и bifidobacterium при синдроме раздраженного кишечника: реакции симптомов и взаимосвязь с профилями цитокинов. Гастроэнтерология 2005; 128: 541-51. Просмотреть аннотацию.

Phuapradit P, Varavithya W., Vathanophas K, et al. Снижение ротавирусной инфекции у детей, получающих смесь с бифидобактериями. J Med Assoc Thai 1999; 82: S43-S48. Просмотреть аннотацию.

Пирс А. Практическое руководство по натуральным лекарствам Американской фармацевтической ассоциации.Нью-Йорк: The Stonesong Press, 1999: 19.

Расталль РА. Бактерии в кишечнике: друзья и враги и как изменить баланс. J Nutr 2004; 134: 2022S-2026S. Просмотреть аннотацию.

Rautio M, Jousimies-Somer H, Kauma H, et al. Абсцесс печени, вызванный штаммом Lactobacillus rhamnosus, неотличимым от штамма L. rhamnosus GG. Clin Infect Dis 1999; 28: 1159-60. Просмотреть аннотацию.

Роберфроид МБ. Пребиотики и пробиотики: это функциональные продукты? Am J Clin Nutr 2000; 71: 1682S-7S.Просмотреть аннотацию.

Saavedra JM, et al. Кормление младенцев в больнице бифидобактериями бифидум и термофильным стрептококком для профилактики диареи и выделения ротавируса. Ланцет 1994; 344: 1046-9. Просмотреть аннотацию.

Сайранен, У., Пиирайнен, Л., Грастен, С., Томпури, Т., Матто, Дж., Саарела, М., и Корпела, Р. Влияние пробиотиков ферментированного молока и инулина на функции и микроэкологию кишечника. J Dairy Res 2007; 74 (3): 367-373. Просмотреть аннотацию.

Saxelin M, Chuang NH, Chassy B и др.Лактобациллы и бактериемия на юге Финляндии 1989-1992 гг. Clin Infect Dis 1996; 22: 564-6. Просмотреть аннотацию.

Scarpignato C, Rampal P. Профилактика и лечение диареи путешественников: клинический фармакологический подход. Химиотерапия 1995; 41: 48-81. Просмотреть аннотацию.

Салливан А, Баркхольт Л, Север СЕ. Lactobacillus acidophilus, Bifidobacterium lactis и Lactobacillus F19 предотвращают связанные с антибиотиками экологические нарушения Bacteroides fragilis в кишечнике. Журнал Antimicrob Chemother 2003; 52: 308-11.Просмотреть аннотацию.

Tabbers MM, Milliano I, Roseboom MG, Benninga MA. Эффективны ли Bifidobacterium breve при лечении запоров у детей? Результаты пилотного исследования. Нутр Ж 2011; 10:19. Просмотреть аннотацию.

Tursi A, Brandimarte G, Giorgetti GM, et al. Низкие дозы бальсалазида в сочетании с сильнодействующим пробиотическим препаратом более эффективны, чем один бальсалазид или месалазин при лечении острого язвенного колита легкой и средней степени тяжести. Med Sci Monit 2004; 10: PI126-31. Просмотреть аннотацию.

Вентури А., Джиончетти П., Риццелло Ф. и др. Влияние нового пробиотического препарата на состав фекальной флоры: предварительные данные по поддерживающему лечению больных язвенным колитом. Алимент Pharmacol Ther 1999; 13: 1103-8. Просмотреть аннотацию.

Сяо Дж.З., Такахаши С., Одамаки Т. и др. Чувствительность к антибиотикам штаммов бифидобактерий, распространенных на японском рынке. Biosci Biotechnol Biochem. 2010; 74 (2): 336-42. Просмотреть аннотацию.

бифидобактерий, обнаруженных в грудном молоке — влияние на питание младенцев

В течение многих лет исследования показали, что грудное молоко содержит пребиотики — неперевариваемые углеводы, которые стимулируют рост пробиотиков и уравновешивают кишечную флору.Первоначально считалось, что грудное молоко не содержит пробиотиков, а просто способствует росту бифидобактерий из-за присутствия пребиотиков. Однако недавние исследования доказали, что грудное молоко действительно содержит пробиотики — многочисленные штаммы бифидобактерий, которые, как было показано, уравновешивают кишечную флору и помогают развить здоровую иммунную систему у младенцев. Результаты клинических испытаний показали, что более 85% образцов грудного молока содержат бифидобактерии, 1,2 , что дополнительно подтверждает иммунные преимущества, предлагаемые пробиотиками.

В младенчестве бифидобактерии способствуют развитию барьерной функции кишечника и модулируют реакцию иммунной системы. 3-8 В нашей все более стерильной среде младенцы, рожденные в результате кесарева сечения, получающие антибиотики или находящиеся на искусственном вскармливании (без добавок с пробиотиками), получают наибольшую пользу от добавок бифидобактерий.

Преимущества пробиотиков могут сохраняться в детстве, если продолжать прием добавок по мере того, как твердая пища входит в рацион малышей.Обычная смесь для младенцев или малышей, содержащая бифидобактерии, способствует преобладанию бифидобактерий в кишечнике и положительно способствует сбалансированной кишечной флоре.

Почему следует выбирать бифидобактерии для детской смеси?
Бифидобактерии естественным образом обнаруживаются в грудном молоке, влияя на микробный состав кишечной флоры младенца. Они составляют 80–90% всей кишечной флоры младенцев, находящихся на грудном вскармливании. 9,10 Добавка помогает увеличить закисление просвета кишечника, выработку секреторного IgA и муцина, а также снижает проницаемость кишечного барьера. 3-6,10-13 Рекомендовать обычную детскую смесь, содержащую бифидобактерии, было бы естественным выбором после прекращения грудного вскармливания.

Пробиотики для недоношенных детей
В отделениях интенсивной терапии недоношенных детей, получающих смесь, чаще всего кормят смесью, специально разработанной для удовлетворения их уникальных потребностей в питании. К сожалению, некротический энтероколит (НЭК) является распространенным заболеванием в этой уязвимой группе населения. Это часто имеет разрушительные последствия, связанные с повышенной заболеваемостью и смертностью недоношенных детей. 14 Точный патогенез НЭК до сих пор полностью не изучен, но повреждение слизистой оболочки из-за ряда факторов, по-видимому, является одной из основных причин.

Связанные эффекты бифидобактерий на барьерную функцию кишечника и общую поддержку иммунной системы были изучены в контексте многих болезненных состояний, включая НЭК. Новая наука показала положительные результаты при использовании пробиотиков у недоношенных новорожденных с НЭК. В метаанализе 9 испытаний с участием 1425 недоношенных детей добавление пробиотиков значительно снизило частоту тяжелых НЭК (стадии II – III) и смертность. 14 НЭК — это в первую очередь заболевание недоношенных детей. Из 1–7,7% случаев НЭК в отделении интенсивной терапии 10% могут возникать у доношенных новорожденных, поэтому эти данные могут иметь отношение и к этой популяции. 15 В настоящее время не существует смесей для недоношенных детей, содержащих пробиотики, поэтому грудное молоко является единственным источником пробиотических культур для этих младенцев. Однако, как только недоношенный ребенок будет готов перейти на обычную молочную смесь, можно рассмотреть возможность использования смеси с пробиотиками.

Добавки бифидобактерий безопасны для всех младенцев с рождения
Использование пробиотиков у младенцев имеет надежные показатели безопасности 5,16 — прямо с рождения.Бифидобактерии — одни из наиболее часто изучаемых и широко используемых пробиотиков. Он широко изучался у младенцев в течение почти 20 лет, и не было показано, что он вызывает отрицательные эффекты, такие как инфекция, при употреблении. В частности, Nestlé кормила младенцев смесями, содержащими Bifidobacterium lactis (B. lactis), более 15 лет и в 30 странах, а недавно представила эти полезные смеси в США

.

В 2007 году первая в США обычная детская смесь, одобренная FDA.Был введен С., содержащий бифидобактерии. Существуют смеси с полезными культурами, которые можно использовать для обычных младенцев (от 0 до 12 месяцев) в качестве дополнения или альтернативы грудному молоку, когда грудное вскармливание невозможно. Смесь с полезными культурами для детей старшего возраста и детей ясельного возраста была представлена ​​в 2008 году и подходит для малышей (9–24 месяца), когда они переходят на твердую пищу.

Список литературы

  1. Gueimonde M, Laitinen K, Salminen S, Isolauri E.Грудное молоко: источник бифидобактерий для развития и созревания кишечника младенца? Неонатология 2007; 92: 64–6.
  2. Gronlund MM, Gueimonde M, Laitinen K, Kociubinski G, Grönroos T, Salminen S et al. Материнское грудное молоко и кишечные бифидобактерии определяют композиционное развитие микробиоты Bifidobacterium у младенцев с риском аллергических заболеваний. Clin Exp Allergy 2007; 37: 1764–72.
  3. Fukushima Y, Kawata Y, Hara H, Terada A, Mitsuoka T.Влияние пробиотической смеси на продукцию кишечного иммуноглобулина А у здоровых детей. Int J Food Microbiol 1998; 42: 39–44.
  4. Langhendries JP, Detry J, Van Hees J, Lamboray JM, Darimont J, Mozin MJ et al. Влияние ферментированной детской смеси, содержащей жизнеспособные бифидобактерии, на состав фекальной флоры и pH здоровых доношенных детей. J Pediatr Gastroenterol Nutr 1995; 21: 177–81.
  5. Saavedra JM, Abi-Hanna A, Moore N, Yolken RH. Долгосрочное употребление смесей для младенцев, содержащих живые пробиотические бактерии: переносимость и безопасность. Am J Clin Nutr 2004; 79: 261–7.
  6. Stratiki Z, Sevastiadou S, Stamouli K, Kastanidou O, Skouroliakou M, Kostalos C. Влияние коровьего молока с добавкой бифидобактерий на кишечную проницаемость недоношенных детей. Early Hum Dev 2007; 83: 575–9.
  7. Walker WA, Isolauri E. Понимание использования пробиотиков в педиатрической популяции. Contemp Ped 2007; Дополнение: 1–6.
  8. Вейцман З., Асли Г., Альшейх А. Влияние пробиотической детской смеси на инфекции в детских учреждениях: сравнение двух пробиотических агентов. Педиатрия 2005; 115: 5–9.
  9. Йошиока Х, Исэки К., Фудзита К. Развитие и различия кишечной флоры в неонатальном периоде у младенцев, находящихся на грудном и искусственном вскармливании. Педиатрия 1983; 72: 317–21.
  10. Fooks LJ, Gibson GR. Пробиотики как модуляторы кишечной флоры. Br J Nutr 2002; 88 (Приложение 1): S39 – S49.
  11. Fukushima Y, Li S-T, Hara H, Terada A, Mitsuoka T. Влияние смеси для последующего наблюдения, содержащей бифидобактерии (NAN BF), на фекальную флору и фекальные метаболиты у здоровых детей. Bioscience Microflora 1997; 16: 65–72.
  12. Кирьявайнен П.В., Арвола Т., Салминен С.Дж., Изолаури Э. Аберрантный состав кишечной микробиоты младенцев с аллергией: цель бифидобактериальной терапии при отъеме от груди? Кишечник 2002; 51: 51–5.
  13. Мак Д.Р., Лебель С. Роль пробиотиков в модуляции кишечных инфекций и воспалений. Curr Opin Gastroenterol 2004; 20: 22–6.
  14. АльФалех К., Басслер Д. Пробиотики для профилактики некротического энтероколита у недоношенных детей. Кокрановская база данных системных обзоров 2008: 1–19.
  15. Kosloske AM. Эпидемиология некротического энтероколита. Acta Paediatr Suppl 1994; 396: 2–7.
  16. Szajewska H, ​​Setty M, Mrukowicz J, Guandalini S. Пробиотики при желудочно-кишечных заболеваниях у детей: веские и несложные доказательства эффективности. J Pediatr Gastroenterol Nutr 2006; 42 (5): 454–75.

Изучение вертикальной передачи бифидобактерий от матери к ребенку

ВВЕДЕНИЕ

Человека можно считать суперорганизмом, который состоит как из эукариотических, так и из прокариотических клеток (1).Общепринято не только то, что ядерный и митохондриальный геномы передаются следующему поколению, но и то, что такая передача может также включать определенных членов и ассоциированные геномы симбиотического сообщества, количество микробных генов которого превышает количество генов эукариотического хозяина более чем в 100 раз. сложить (2). Прохождение по родовым путям вместе с грудным вскармливанием представляет очень важную возможность для передачи симбионтов от одного поколения к другому. Примечательно, что этой передаче способствует материнский холобионт, т.е.е. организм вместе со связанными с ним микробными сообществами и мать одновременно активно и пассивно участвуют в обеспечении симбиотического и, возможно, долговременного микробного сообщества для своего потомства. Однако к зрелому возрасту у каждого человека развивается конкретное микробное сообщество, что позволяет предположить, что стохастическая колонизация важнее прямой вертикальной передачи. Фактически, хотя отдельные штаммы могут передаваться напрямую, большинство людей, живущих с давними традициями, вероятно, нет.У млекопитающих общепринято, что плод развивается в по существу стерильной среде внутри амниона и что бактериальная колонизация плода становится возможной, как только амнион разрушается до его доставки через родовые пути (3). Бифидобактерии являются одними из первых бактериальных колонизаторов кишечника человека и стали предметом всесторонних научных исследований (4, 5). Стало ясно, что некоторые виды рода Bifidobacterium, например, Bifidobacterium breve и Bifidobacterium bifidum, генетически адаптированы для колонизации кишечника младенца (см. Обзор в ссылке 6).Такие бактерии разработали генетические стратегии, которые позволяют им метаболизировать определенные гликаны, присутствующие в материнском молоке (7, 8, 9). Однако грудное молоко не только представляет собой резервуар гликановых соединений, которые значительно влияют на состав микробиоты кишечника младенца, но также, по-видимому, действует как хранилище бактерий для вертикальной передачи от матери к ребенку. Фактически, сообщалось о выделении бифидобактерий из грудного молока (9, 10), хотя в настоящее время неизвестно, как бифидобактерии попадают в эту жидкость организма человека (11).Кроме того, подходы, основанные на ПЦР, предоставили убедительные доказательства прямой передачи штаммов бифидобактерий и других кишечных комменсалов от матери новорожденному (12–14).

В этом исследовании мы исследовали это понятие вертикальной передачи бифидобактерий от матери к новорожденному путем оценки микробиомов кишечника и молока в четырех наборах образцов мать-ребенок, выявив наличие общих штаммов бифидобактерий.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Набор субъектов и сбор образцов.Исследование является пилотным для более крупного протокола исследования кишечника младенцев, одобренного Этическим комитетом Университета Тренто, и информированное письменное согласие было получено от участвующих матерей. В исследовании приняли участие четыре пары мать-младенец; в тот же день были взяты образцы стула как у 3-месячных младенцев, так и у матерей, а также был взят образец свежего грудного молока. Во время первой выборки грудное вскармливание было исключительным для пар 2 и 4 мать-младенец, тогда как для пар 1 и 3 младенцу давали 70% и 30% молочных смесей соответственно.Отбор проб стула и молока был повторен через 6 месяцев после отлучения от груди. Во время второй выборки младенец пары 4 все еще получал 20% -ную диетическую добавку грудного молока от матери (рассчитанную как процент от общего количества калорий). Все субъекты были здоровы, что было установлено на основании самоотчетов, и не получали никаких антибиотиков или пробиотиков в течение предыдущего месяца. Образцы стула состояли из 6-10 г свежего фекального материала, который сразу же замораживали после сбора при -80 ° C, пока он не был обработан для выделения ДНК.Образцы грудного молока собирали, как описано ранее (9), и сразу же подвергали экстракции ДНК.

Восстановление бифидобактерий на селективных средах. Образцы фекалий высевали на селективную агаризованную среду для бифидобактерий (BSM) для селективного роста бифидобактерий. BSM получали добавлением к агару MRS (Scharlau Chemie, Барселона, Испания) 0,05% (вес / объем) гидрохлорида l-цистеина и 50 мг мупироцина (Delchimica, Италия) на литр MRS, как описано ранее (15). .Чашки с агаром инкубировали в анаэробной атмосфере (2,99% H 2 , 17,01% CO 2 и 80% N 2 ) в камере (Concept 400; Ruskin) при 37 ° C в течение 24 часов. Десять колоний были взяты как адекватное представление основных бактериальных штаммов, культивируемых на селективной среде. ДНК экстрагировали из каждого изолята посредством быстрого механического лизиса клеток, как описано ранее (15), и подвергали (под) идентификации видов посредством амплификации внутреннего транскрибируемого спейсера (ITS) и секвенирования ДНК.

Амплификация генов ITS и 16S рРНК. Частичные последовательности ITS амплифицировали из экстрагированной ДНК с использованием пары праймеров Probio-bif_Uni / Probio-bif_Rev (16). Частичные последовательности гена 16S рРНК амплифицировали из экстрагированной ДНК с использованием пары праймеров Probio_Uni / Probio_Rev, которая нацелена на область V3 последовательности гена 16S рРНК (17). Эти праймеры были сконструированы таким образом, чтобы включать на своих 5′-концах одну из двух последовательностей адаптеров, используемых в протоколе подготовки библиотеки секвенирования Ion Torrent, связывающих уникальный штрих-код метки из 10 оснований для идентификации различных образцов.Используемые условия ПЦР: 5 минут при 95 ° C и 35 циклов по 30 секунд при 94 ° C, 30 секунд при 55 ° C и 90 секунд при 72 ° C, а затем 10 минут при 72 ° C. Амплификацию проводили с использованием термоциклера Veriti (Applied Biosystems). Целостность ампликонов ПЦР анализировали электрофорезом на рабочей станции Experion (Bio-Rad, Великобритания).

Ion Torrent PGM-секвенирование ампликонов на основе генов ITS и 16S рРНК. Продукты ПЦР, полученные после амплификации последовательностей генов ITS и 16S рРНК, очищали с помощью электрофоретического разделения на 2% агарозном геле и использования Wizard SV Gen PCR Clean -Up system (Promega) с последующей стадией очистки с использованием гранул для очистки ДНК Agencourt AMPure XP (Beckman Coulter Genomics GmbH, Бернрид, Германия) для удаления димеров праймеров.Концентрацию ДНК в библиотеке амплифицированных последовательностей оценивали с помощью системы MultiTape (Agilent). Исходя из концентрации и среднего размера каждой библиотеки ампликонов, вычисляли количества этих фрагментов ДНК на микролитр, и библиотеки для каждого цикла разбавляли до молекул ДНК 3E9 перед клональной амплификацией. ПЦР эмульсии проводили с использованием набора Ion OneTouch 200 Template kit v2 DL (Life Technologies) в соответствии с инструкциями производителя. Секвенирование библиотек ампликонов проводили на чипе 316 с использованием системы Ion Torrent Personal Genome Machine (PGM) и с использованием набора Ion Sequencing 200 (Life Technologies) в соответствии с инструкциями поставщика в GenProbio srl (Парма, Италия).После секвенирования считывания отдельных последовательностей фильтровали с помощью программного обеспечения, предоставленного PGM, для удаления низкокачественных и поликлональных последовательностей. Последовательности, соответствующие 3′-адаптеру PGM, также были автоматически обрезаны. Все наборы данных с одобрением качества PGM, обрезанные и отфильтрованные данные были экспортированы в виде файлов BAM.

Анализ микробиоты на основе ITS.Файлы Fastq, полученные путем секвенирования ампликонов ITS, были проанализированы с использованием специального сценария, названного bif_ITS_analysis.sh script (доступен по адресу http: //probiogenomics.unipr.it / sw / bif_ITS_analysis.zip). Этот скрипт требует установки QIIME (18) (или работает на виртуальной машине QIIME) и принимает входные файлы .bam или .fastq, содержащие последовательности чтения. Входные данные обрабатывались, как описано ранее (16). Деревья были сохранены в формате Phylip, и каждой последовательности было дано имя, включая имя операционной таксономической единицы (OTU) и количество последовательностей, которые она представляет. Сценарий легко модифицируется для получения профиля на основе другой последовательности маркера, если для такой последовательности маркеров доступна надежная база данных.

Оценка Bifidobacterium longum subsp. longum BLOI2 и B. breve BBRI4. ДНК, выделенная из образцов кала или молока, была подвергнута ПЦР-амплификации с использованием специфических праймеров BLOI2_0636 fw (5′-GAACTTGAAGGGCTGCTGGA-3 ‘) и BLOI2_0636 rev (5′-CTCGGTCTGAACTGTTCR14 или BB-3′) fw (5′-GTCTCCTCTACCCGAACCT) и BLOI2_0636 rev (5’-TCCTCGTTGATCCAATCCTC-3 ‘). Каждая смесь ПЦР (25 мкл) содержала 1,5 мМ MgCl 2 , 20 мМ Трис-HCl, 50 мМ KCl, 200 мкМ каждого дезоксинуклеозидтрифосфата, 25 пмоль каждого из двух праймеров, 1 ед. ДНК-полимеразы Taq ( Taq мастер-микс для ПЦР; Qiagen, Великобритания) и 50 нг матрицы ДНК.Каждая программа циклов ПЦР состояла из начальной стадии денатурации 3 мин при 94 ° C с последующей амплификацией в течение 35 следующих циклов: денатурация (30 с при 94 ° C), отжиг (30 с при 56,5 ° C) и удлинение ( 1 мин при 72 ° C). ПЦР завершали за один этап элонгации (10 мин при 72 ° C). Полученные ампликоны разделяли на 0,8% агарозном геле с последующим окрашиванием бромидом этидия.

Анализ микробиоты на основе гена 16S рРНК. Файлы fastq обрабатывали с использованием QIIME (18), как описано ранее (17).Контроль качества сохранял последовательности длиной от 140 до 400 п.о. и средним показателем качества последовательности> 25 с усечением последовательности по первому основанию, если было обнаружено скользящее окно из 10 п.н. низкого качества. Последовательности с несовпадающими праймерами были опущены.

Метагеномика дробовика. Библиотеки секвенирования для образцов SS2_Infant и SS4_Infant были приготовлены, исходя из выделенной ДНК, с использованием набора ДНК Illumina Nextera-XT (Illumina Inc., Сан-Диего, Калифорния, США) в соответствии с инструкциями производителя; объединены; и секвенировали на платформе Illumina HiSeq-2000 (100-парный конец).Мы сгенерировали в общей сложности 673 922 необработанных чтения с парного конца для образцов SS2_Infant и 4950 848 необработанных операций чтения с парного конца для образцов SS4_Infant.

Анализ наборов метагеномных данных. Выходы fastq были отфильтрованы на считывания с качеством <25 и присутствием ДНК человека, а также на считывания <80 п.н. Основания также удалялись с концов считываний до тех пор, пока среднее качество в окне 5 п.н. не стало> 25. Таксономическая классификация считываний SS2_Infant и SS4_Infant была получена с использованием программного обеспечения RapSearch3 (19) для определения гомологии последовательностей в базе данных Национального центра биотехнологической информации (NCBI) nr с последующей обработкой данных с помощью программного обеспечения MEGAN5 (20).

Реконструкция генома бактериальных штаммов по метагеномным данным дробовика. Файлы Fastq с наборами данных метагеномики, отфильтрованными качественной и чужеродной ДНК, были использованы для метагеномной сборки с помощью сборщика лопат (21). Полученные контиги были подвергнуты предсказанию открытой рамки считывания (ORF) с использованием программного обеспечения Prodigal (22) и таксономической классификации с использованием программного обеспечения RapSearch3 (19) для поиска гомологии в базе данных NCBI nr, что позволяет идентифицировать и собирать контиги, включая не менее 40% контигов. ORF, отнесенные к интересующим видам.Эти контиги использовались в качестве основы для картирования метагеномных считываний. Операции чтения, которые были успешно сопоставлены, были собраны в файл fastq и использованы в качестве входных данных для сборки с помощью программного обеспечения MIRA (23). Затем сгенерированные контиги, охватывающие по меньшей мере 40% ORF, приписываемые интересующим видам, и с охватом, отклоняющимся от среднего менее чем на 33%, были затем упорядочены на основе эталонного генома. ORF, кодирующие белок, были предсказаны с использованием Prodigal (22), а назначение функции белка предсказанным кодирующим областям было выполнено с использованием специального сценария на основе программного обеспечения RapSearch3 (19), базы данных PFAM (24) и базы данных неизбыточных белков, предоставленной Национальный центр биотехнологической информации.Дополнительные биоинформатические анализы включали идентификацию гена тРНК с использованием tRNAscan-SE (25), обнаружение гена рРНК с помощью RNAmmer (http://www.cbs.dtu.dk/services/RNAmmer/) и определение семейства инсерционных последовательностей (IS) с помощью ISFinder ( https://www-is.biotoul.fr/). Отнесение ORF к определенному кластеру семейства ортологичных генов (COG) было выполнено путем поиска в базе данных EggNog (26). Прогнозирование ORF, предположительно участвующих в событиях горизонтального переноса генов (HGT), выполняли с помощью программного обеспечения Colombo со значением чувствительности, установленным на 0.9, чтобы обеспечить максимальную чувствительность.

Целевое секвенирование генома и биоинформатический анализ. ДНК, выделенная из изолятов бифидобактерий, была подвергнута полногеномному секвенированию (WGS) с использованием MiSeq (Illumina, Великобритания) в GenProbio srl (Парма, Италия) в соответствии с протоколом поставщика (Illumina, Великобритания). ). Файлы Fastq, полученные в результате целевого секвенирования генома выделенных штаммов, использовали в качестве входных данных для сборки с помощью программного обеспечения MIRA (23). ORF, кодирующие белок, были предсказаны с использованием Prodigal (22), а назначение функции белка предсказанным кодирующим областям было выполнено с использованием специального сценария на основе программного обеспечения RapSearch3 (19), базы данных PFAM (24) и базы данных неизбыточных белков, предоставленной Национальный центр биотехнологической информации.Выравнивание всего генома между контигами, полученными в результате сборки метагеномики, и изолированными наборами данных получали с использованием программного обеспечения MAUVE (27) с метагеномным геномом в качестве эталона. Средние значения идентичности нуклеотидов (ANI) на основе программного обеспечения BLAST и mummer были рассчитаны с использованием JSpecies (28).

Пангеном и выделение общих и уникальных генов. Для всех геномов B. breve и B. longum, использованных в этом исследовании, расчет пангенома был выполнен с использованием конвейера PGAP (29). Содержание ORF во всех геномах было организовано в функциональные кластеры генов с использованием метода GF (семейство генов), включающего сравнение каждого белка со всеми другими белками с использованием анализа BLAST (отсечка, значение E 1 × 10 -4 и 50% идентичность. более 50% обеих белковых последовательностей) с последующей кластеризацией в семейства белков с использованием MCL (алгоритм марковской кластеризации на основе теории графов) (30).Профили пангенома были построены с использованием всех возможных комбинаций BLAST для каждого генома, который был последовательно добавлен. После этого были классифицированы уникальные семейства белков для каждого из проанализированных геномов бифидобактерий. Семейства белков, общие для всех геномов, были определены путем выбора семейств, содержащих по крайней мере один белок-член для каждого генома. Каждый набор ортологичных белков, составляющих основные COG с одним членом на геном, был выровнен с использованием MAFFT (31), а филогенетические деревья были построены с использованием метода объединения соседей в Clustal W версии 2.1 (32). Супердерево было построено с использованием FigTree (http://tree.bio.ed.ac.uk/software/figtree/).

Номера нуклеотидной последовательности. Собранные B. breve BBRI4 и B. longum subsp. longum BLOI2 были депонированы в GenBank под номерами доступа LFII00000000 и LFDU00000000 соответственно. Данные WGS для SS2_Infant и SS4_Infant, а также данные ITS-профилирования бифидобактерий и генного профилирования 16S рРНК для наборов образцов SS1_T6m, SS2_T6m, SS3_T6m и SS4_T6m доступны по регистрационному номеру исследования Sequence Read Archive (SRA) 9631.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Характеристики субъектов, включенных в исследование. Описанная здесь работа представляет собой пилотное исследование по определению оптимальных экспериментальных условий для более масштабного метагеномного исследования, которое направлено на изучение микробного разнообразия кишечника у младенцев и соответствующие матери. В текущем исследовании участвовали четыре пары мать-младенец, которые были отобраны на основании следующих критериев: испытуемые были здоровы, им не прописывали антибиотики и не принимали пробиотики.Кроме того, поскольку мы были заинтересованы в оценке состава популяций бифидобактерий, встречающихся в кишечнике пар мать-ребенок, мы включили только матерей, которые кормили исключительно или в значительной степени грудью своих новорожденных и младенцев, родившихся естественным путем, условия, которые были ранее показаны быть ассоциированным с самой высокой плотностью бифидобактерий у младенцев (4).

Оценка популяции бифидобактерий в микробиоте кишечника и молока пар мать-новорожденный.Мы оценили состав фекальной / молочной микробиоты четырех соответствующих наборов мать-ребенок от SS1 до SS4, используя ранее описанный подход к ITS-профилированию бифидобактерий (16). Как показано на рис. 1, ITS-профилирование бифидобактериальных образцов фекалий матери и соответствующего ребенка выявило присутствие представителей рода Bifidobacterium. Примечательно, что представители видов Bifidobacterium adolescentis, Bifidobacterium angulatum, B. bifidum, B. breve, Bifidobacterium dentium, B.longum, Bifidobacterium pseudolongum и Bifidobacterium thermacidophilum обычно обнаруживались в образцах фекалий как матерей, так и младенцев (рис. 1). Как предполагалось ранее, грудное молоко может представлять собой среду для передачи бактерий от матери новорожденному (33). Таким образом, микробиота бифидобактерий в образцах грудного молока, полученных от каждой матери, также оценивалась с помощью анализа ITS-профилей. Как показано на рис.1, мы наблюдали присутствие представителей рода Bifidobacterium в бактериальных сообществах, проживающих в этих образцах молока, в то время как сравнение данных с данными, полученными в образцах фекалий матери и ребенка, показало общее присутствие B.adolescentis, B. angulatum, B. breve, B. dentium, B. longum, B. pseudolongum и B. thermacidophilum.

Рис. 1

ITS-профилирование бифидобактерий для четырех наборов образцов, каждый из которых включает образцы фекалий и молока от матери и образец кала от соответствующего младенца. (а) Гистограмма идентифицированных популяций бифидобактерий в 12 проанализированных образцах. (b) Тепловая карта видов бифидобактерий, которые, по-видимому, присутствовали как в образце кала младенца, так и в образце кала матери (I-M) и / или присутствовали в образце кала ребенка и образце материнского молока (I-K).Красная заливка означает присутствие, а черная заливка указывает на отсутствие.

Чтобы идентифицировать возможное присутствие того же или подобного штамма в образце матери и / или молока и соответствующем образце фекалий младенца, для каждого набора данных ITS мы сравнили эталонные последовательности всех предсказанных OTU ITS, т. Е. кластеры идентичных последовательностей, генерируемые протоколом анализа ITS-профилирования (16). Поскольку последовательность ITS очень вариабельна, извлечение из различных образцов последовательностей ITS, демонстрирующих 100% идентичность, может указывать на идентичные или очень близкие штаммы, присутствующие в таких образцах (16).Интересно, что OTU, общие для всей выборки, варьировались от 63 в SS3 до 4 в SS4, всего 126 OTU, как показано на рис. 2. Эти OTU охватывают представителей видов B. adolescentis, B. angulatum, B. breve, B. longum и B. pseudolongum, а также предполагаемый новый вид бифидобактерий (рис. 2), что свидетельствует о решающей роли этих видов бактерий в передаче микробиоты и колонизации кишечника новорожденного. Кроме того, из этих 126 общих OTU 28 присутствуют в высокой относительной численности (среди 100 наиболее представленных OTU) по крайней мере в одном наборе образцов и, таким образом, важны для определения общего сообщества бифидобактерий (рис.2). Кроме того, мы наблюдали, что в образцах кала младенцев из SS2 и SS4 популяция бифидобактерий, по-видимому, преимущественно (97,1 и 99,4% соответственно) состоит из OTU, которые принадлежат к B. longum subsp. longum и B. breve соответственно (рис. 1). Интересно, что OTU, соответствующая наиболее представленной B. longum subsp. longum в образце младенца SS2, названный SS2_Infant_515, также был идентифицирован в соответствующих образцах фекалий и молока от матери (рис. 2). OTU, соответствующая наиболее представленной B.breve в образце SS4 младенцев, названный SS4_Infant_617, также был идентифицирован в образце материнского молока, но не в образце фекалий матери, возможно, из-за его низкой численности, которая упала ниже предела обнаружения бифидобактериальных ITS-профилей 10E4 КОЕ / г. (16) (рис.2). Эти результаты показывают, что образцы младенческих фекалий из SS2 и SS4 могут быть хорошими кандидатами для целевой реконструкции генома бифидобактерий (см. Ниже). Несмотря на существование общих бифидобактериальных OTU между исследуемыми парами мать-ребенок, также были различные бифидобактериальные OTU, которые, по-видимому, однозначно присутствуют в наборе данных младенца, а не соответствующей матери (например,g., наборы данных SS1 и SS3). Это может быть связано с приобретением таких бактерий из окружающей среды (например, во время родов или от братьев и сестер) или из-за присутствия этих микроорганизмов ниже предела обнаружения в образцах фекалий от матери.

Рис. 2.

Распределение вычисленных ITS OTU в четырех проанализированных наборах выборок. (a) 126 ITS OTU, идентифицированных как присутствующие во всем наборе образцов (например, присутствующие в образцах кала и молока матери, а также в образце кала младенца).Красный цвет указывает на присутствие определенного OTU в трех выборках данного набора; светло-голубой используется для выделения тех OTU, которые были среди 100 наиболее представленных по крайней мере в двух членах выборки. OTU также сгруппированы по таксономическому назначению и соответствующим образом окрашены в крайний левый столбец тепловой карты. (b) Тепловая карта, показывающая присутствие пяти наиболее распространенных OTU каждого анализируемого образца и их присутствие или отсутствие в двух других образцах соответствующего набора, сопровождаемое их таксономическим назначением.Наиболее представленные OTU в младенческих выборках SS2 и SS4 выделены синим и зеленым цветом соответственно.

Примечательно, что сравнение OTU, идентифицированных в проанализированных наборах данных (SS1, SS2, SS3 и SS4), выявило наличие идентичных ITS OTU в разных наборах выборок. Это наблюдение подразумевает, что эти идентичные ITS-последовательности соответствуют очень близкородственным штаммам, которые присутствуют в разных парах мать-дитя, или что ITS-профилирование не позволяет точно различить изоляты ниже уровня вида / подвида.Таким образом, эти результаты должны быть подтверждены с помощью более надежного метода различения внутривидовых отношений, такого как использование мультилокусного секвенирования или метагеномики дробовика.

Реконструкция генома бактериальных штаммов на основе метагеномных данных дробовика. Для подтверждения и точного картирования появления потенциально идентичных штаммов бифидобактерий в микробиоме образца фекалий матери и соответствующего образца из детских фекалий и / или грудного молока, К образцам младенцев SS4 и SS2 был применен углубленный метагеномический анализ дробовика.Таксономическое назначение (на основе общедоступных геномных данных) метагеномных считываний дробовика, полученных из образца фекалий младенцев SS4, показало, что 62,92% этих считываний были классифицированы как бифидобактериальная ДНК, 69% из которых были таксономически отнесены к виду B. breve, что подтверждает то, что ранее наблюдались с помощью профилирования гена 16S рРНК (16) (рис. 3). Эти данные хорошо согласуются с результатами ITS-профилирования, которые указывают на высокую распространенность предполагаемого штамма в фекальном образце, соответствующем B.breve OTU SS4_Infant_617, что составляет 66,8% от всех собранных последовательностей ITS, а также 67,2% считываний, составляющих кластеризацию OTU вместе с эталонной последовательностью ITS B. breve (см. рис. S1 в дополнительном материале). Таким образом, набор метагеномных данных младенца SS4 был использован для разработки оптимизированного протокола биоинформатики для реконструкции бактериального генома на основе данных метагеномики дробовика (см. Текст в дополнительном материале). Такой протокол позволяет реконструировать окончательную согласованную последовательность генома, которая может быть полностью отнесена к B.breve, присутствующий в большем количестве в наборе данных метагеномики дробовика (подробности см. в дополнительном материале). Полученный геном, соответствующий OTU SS4_Infant_617, был назван B. breve BBRI4. Примечательно, что ITS-последовательность B. breve BBRI4 показала 100% идентичность ITS OTU SS4_Infant_617.

Рис. 3.

Оценка устойчивости кишечной микробиоты в SS2 и SS4. (а) Гистограмма, представляющая результаты профилирования гена 16S рРНК SS2, SS2_T6m, SS4 и SS4_T6m на уровне рода. Показаны только таксоны с относительной численностью> 5% хотя бы в одном образце.гм, несекретные члены. (b) Таксономические профили бифидобактерий в SS2, SS2_T6m, SS4 и SS4_T6m, полученные с помощью ITS-профилирования бифидобактерий. (c) Тепловая карта, показывающая устойчивость бифидобактериальных OTU (предполагаемых штаммов бифидобактерий) в SS2 и SS4 через 6 месяцев. Наиболее представленные OTU в младенческих выборках SS2 и SS4 выделены синим и зеленым цветом соответственно.

Разработанный конвейер (см. Текст в дополнительном материале) также был применен к считыванию последовательностей с дробовиком, полученному из богатого Bifidobacterium образца фекалий младенцев SS2.Таксономическая классификация этого набора данных определила, что 57,4% полученных считываний микробиома можно отнести к бифидобактериальной ДНК, 69,8% из которых были таксономически аннотированы как виды B. longum, как ранее отмечалось на уровне рода при профилировании гена 16S рРНК (16). (Рис. 3). Кроме того, ITS-профилирование продемонстрировало высокую распространенность OTU SS2_Infant_515, что соответствует предполагаемому B. longum subsp. longum, названный BLOI2 (см. рис. S1 в дополнительном материале), который представляет собой 69.9% от всего сообщества бифидобактерий и 72,1% от прогнозируемого B. longum subsp. longum в данной выборке.

Окончательная сборка генома B. breve BBRI4 состояла из 14 контигов общей длиной 2 411 812 п.н., тогда как реконструкция хромосомы на основе данных метагеномики дробовика для B. longum subsp. longum BLOI2 позволил получить 72 контига, соответствующих хромосоме размером 2 417 590 п.н. В обоих случаях конечное количество сгенерированных контигов было сравнимо с тем, которое было достигнуто при попытке целевого секвенирования генома (34–36).

Сравнительная геномика B. breve BBRI4 с 16 общедоступными геномами B. breve привела к предсказанию пангенома B. breve, включающего 3889 B. breve-специфических COG (Bb-COG), 1203 из которых являются общими для всех проанализированных B .reve, составляющие основной геном вида. Эти результаты согласуются с наблюдениями из предыдущего исследования, охватывающего 13 геномов B. breve (37). Кроме того, 82 Bb-COG представляют собой действительно уникальные гены (TUG) B. breve BBRI4 (см.рис.S2 в дополнительном материале). Точно так же 30 геномов, охватывающих все общедоступные последовательности генома B. longum, были использованы для идентификации пангенома B. longum, который состоит из 6077 B. longum-специфичных COG (Bl-COG), 827 из которых, по-видимому, являются общими. по всем 31 проанализированным геномам, что представляет собой основной геном. ТУГ B. longum subsp. longum BLOI2 состоит из 121 Bl-COG (см. рис. S3 в дополнительном материале). Дополнительная информация об общих особенностях генома, а также данные сравнительной геномики B.breve BBRI4 и B. longum subsp. longum BLOI2 можно найти в дополнительном материале.

Хромосомы B. breve BBRI4 и B. longum subsp. longum BLOI2 были проверены на гены, предположительно полученные в результате событий HGT, с использованием программного обеспечения Colombo (38), установленного на максимальную чувствительность и низкую специфичность. Этот анализ in silico предсказал, что 76,3% ORFeome B. breve BBRI4 и 72,8% B. longum subsp. longum BLOI2 ORFeome не был приобретен событиями HGT. Примечательно, что среди генов BBRI4, которые, как не предполагалось, были приобретены в результате событий HGT, мы идентифицировали 23 ORF, которые также входят в TUG B.breve штамм BBRI4. Эти ORF представляют собой оптимальные маркерные гены для штамма B. breve BBRI4. Кроме того, из 1469 B. longum subsp. longum BLOI2 ORF, предположительно не участвующие в HGT-событиях, 34 были обнаружены как уникальные для штамма BLOI2 с помощью сравнительного геномного анализа, что представляет собой оптимальные маркерные гены для идентификации штамма.

Выделение и секвенирование генома B. breve BBRI4 и B. longum subsp. longum BLOI2, чтобы подтвердить реконструкцию B. breve BBRI4 и B.longum subsp. longum BLOI2 из наборов микробиомных данных, мы решили изолировать эти штаммы из образцов кала младенцев SS4 и SS2 соответственно и подвергнуть выделенный штамм целевому секвенированию генома. B. breve BBRI4 и B. longum subsp. longum BLOI2 выделяли с использованием селективной бифидобактериальной среды (15). Отобранные колонии идентифицировали с помощью ПЦР-амплификации и последующего секвенирования ампликонов, соответствующих ITS, и маркерных генов, специфичных для B.breve BBRI4 и B. longum subsp. longum BLOI2 (см. выше). Два положительно подтвержденных изолята (т.е. один изолят B. breve BBRI4 и один изолят B. longum subsp. Longum BLOI2) затем подвергали полногеномному секвенированию с использованием платформы Illumina MiSeq. Анализ собранных последовательностей генома был выполнен с использованием идентичного конвейера, который применялся для реконструкции генома с использованием наборов данных метагеномики дробовика (см. Выше). Секвенирование генома изолята B. breve BBRI4 позволило идентифицировать 96 контигов со средним охватом 37, включая 1935 ORF, в то время как хромосома B.longum subsp. longum BLOI2 включает 77 контигов со средним охватом 51,86, включая 2047 ORF. Эти геномы использовали для оценки качества соответствующей сборки, полученной при метагеномных считываниях дробовика. Сопоставление B. breve BBRI4 и B. longum subsp. longum BLOI2 хромосомы, полученные путем целевого секвенирования генома с хромосомами, полученными при реконструкции наборов данных метагеномики дробовика, выявили синтенную структуру и очень ограниченные различия (см. ниже), скорее всего, связанные с ошибками секвенирования ДНК (см.S4 в дополнительном материале). Более того, средняя идентичность нуклеотидов, основанная на выравнивании муммеров (ANIm) между последовательностями генома, достигаемая с помощью целевого секвенирования генома или наборов микробиомных данных для B. breve BBRI4 и B. longum subsp. longum BLOI2 выявил идентичность в диапазоне от 99,91% до 99,92% (99,96% и 100,00% в случае ANI на основе BLAST) соответственно. Эти данные указывают на надежность протокола метагеномной сборки для точной реконструкции целевых бактериальных геномов.Чтобы еще раз подтвердить надежность геномных данных, восстановленных из наборов микробиомных данных, мы сравнили предсказанные маркерные гены для B. breve BBRI4 и B. longum subsp. longum BLOI2 с использованием данных секвенирования генома для обоих штаммов. Примечательно, что предсказанные гены-маркеры этих изолятов демонстрируют значение идентичности на уровне нуклеотидов 100% между наборами генов, извлеченных из целевых попыток генома, и наборами микробиомных данных, тем самым подтверждая точную идентификацию B. breve BBRI4 и B.longum subsp. longum BLOI2.

Оценка устойчивости кишечника B. breve BBRI4 и B. longum subsp. longum BLOI2 в течение жизни младенцев. Чтобы оценить, насколько штаммы B. breve BBRI4 и B. longum subsp. longum BLOI2 поддерживался в кишечнике младенцев SS4 и SS2, соответственно, на более поздних этапах жизни, мы собрали дополнительные образцы фекалий у этих младенцев через 6 месяцев (SS2_T6m и SS4_T6m) после первоначального сбора образцов, а также образцы фекалий и молока от матери.Эти образцы были проанализированы с помощью ITS-профилирования бифидобактерий (16) (рис. 3). Интересно, что сравнение результатов профилирования гена 16S рРНК SS2_T6m и SS4_T6m с профилями таксономии SS2 и SS4 (16) выявило заметное снижение относительной численности филотипов, принадлежащих к роду Bifidobacterium, особенно в образцах фекалий младенцев, с снижение с 56,4% в SS2 до 2,9% в SS2_T6m и сокращение с 50,8% в SS4 до 0,5% в SS4_T6m (рис. 3). Это наблюдение указывает на эволюцию микробиоты к типичной для взрослых людей в результате диетических изменений (39).Кроме того, ITS-профилирование бифидобактерий позволило идентифицировать девять видов бифидобактерий, которые, по-видимому, являются общими для трех образцов, составляющих SS2_T6m, и 5 видов бифидобактерий, общих для трех образцов, составляющих SS4_T6m. В частности, B. adolescentis, B. longum subsp. longum и B. pseudolongum, которые присутствуют в этих наборах данных, также были общими для всех образцов, составляющих SS2 и SS4 (рис. 1 и 3). Эти данные свидетельствуют о высокой устойчивости этих адаптированных к кишечнику видов бифидобактерий человека в кишечнике младенцев и соответствующих матерей, а также в материнском молоке.Кроме того, ручной поиск в наборах выборок T6m на предмет наличия 15 наиболее распространенных OTU в выборках SS2_Infant и SS4_Infant показал, что 1 и 15 OTU все еще присутствовали в SS2_T6m и в SS4_T6m, соответственно (рис. 3). Интересно, что ITS OTU SS2_Infant_515, соответствующий B. longum subsp. longum BLOI2, был обнаружен в образце SS2_T6m_Mother, но не в наборах данных SS2_T6m_Milk и SS2_T6m_Infant (рис. 3). Это наблюдение было подтверждено с помощью ПЦР с использованием пар штамм-специфичных праймеров на основе предсказанного маркерного гена B.longum subsp. longum BLOI2, кодирующий белок, содержащий АТФазный домен (BLOI2_0636) (см. рис. S1 в дополнительном материале). Праймеры были протестированы на специфичность с использованием инструмента NCBI Primer-BLAST и базы данных NCBI nt, содержащей все секвенированные к настоящему времени бактериальные геномы. Примечательно, что эти результаты позволили идентифицировать этот штамм во всех образцах, составляющих как SS2, так и SS2_T6m (см. Рис. S5 в дополнительном материале), предполагая, что распространенность штамма BLOI2 была ниже 10E4 КОЕ / г, что является пределом обнаружения. ранее оценивали с помощью подхода ITS-профилирования бифидобактерий в образцах фекалий и молока младенцев SS2_T6m (16).Примечательно, что ITS OTU SS4_Infant_617, соответствующий B. breve BBRI4, все еще присутствовал в образце SS4_T6m в материнском молоке и фекалиях младенца. Проверка с помощью ПЦР с использованием штамм-специфичных пар праймеров на основе прогнозируемого маркерного гена B. breve BBRI4, кодирующего предполагаемый компонент связывания растворенного вещества дипептидного переносчика ABC (BBRI4_0962), подтвердила устойчивость этого штамма через 6 месяцев в этих двух образцах но его отсутствие (или присутствие ниже уровня обнаружения) в кишечнике матери (см. рис. S5 в дополнительном материале).Эти наблюдения подчеркивают важность начальной колонизации кишечника новорожденного штаммами бактерий, которые могут сохраняться в течение всей жизни младенца. Однако из-за отсутствия образцов стула, собранных в более поздние сроки, мы не можем исключить возможность того, что персистентность этих штаммов бифидобактерий продолжается более 6 месяцев или что она ограничена относительно короткими периодами времени.

Кроме того, было показано, что фекальная микробиота матери значительно изменилась в течение 6 месяцев наблюдения, наблюдение, подтверждающее предыдущие исследования, которые выявили высокую вариабельность состава фекальной микробиоты во время беременности и кормления грудью (40).

Выводы. Вертикальная передача кишечных бактерий от матери к их потомству считается основным путем установления микробиоты у новорожденных, хотя углубленная оценка этого процесса не проводилась. Здесь мы собрали и проанализировали четыре набора образцов, каждый из которых включает образцы фекалий и молока матери в сочетании с соответствующими образцами фекалий младенца. ITS-профилирование бифидобактерий в сочетании с анализом метагеномики дробовика позволило идентифицировать общий профиль бифидобактерий в парах мать-ребенок и выявить наличие идентичных штаммов, общих для этих хозяев.Такие данные свидетельствуют о существовании процесса переноса микробиоты, который стимулирует приобретение и последующее сохранение определенных бактериальных штаммов в кишечнике младенца, на который, по-видимому, влияет микробиота кишечника матери и грудного молока. Бифидобактерии представляют собой доминирующих представителей кишечной микробиоты младенцев (4), и поэтому неудивительно, что они обнаруживаются в большом количестве в проанализированных образцах детского стула. Однако интересно, что, хотя бифидобактерии, как правило, плохо обнаруживаются в образцах фекалий взрослых (4, 15), несмотря на то, что было обнаружено, что они сохраняются на высоких уровнях у некоторых взрослых людей (41), мы смогли отследить возникновение определенного напряжения в кишечнике матери и ребенка.Можно утверждать, что бифидобактерии, даже когда их относительное количество уменьшается после отлучения от груди, сохраняются после их первоначального переноса в кишечник младенца. Конкретный путь (-ы), используемый для такой передачи, до сих пор неизвестен, хотя предполагалось, что передаче способствует путь грудного молока (42, 43) и / или загрязнение фекальных и вагинальных образцов в канале родов (44). ). Совсем недавно была высказана возможность колонизации кишечника младенца плодами через плаценту (45).Из-за небольшой группы субъектов, исследованных в этом исследовании, мы не можем прийти к каким-либо статистически надежным выводам о частоте вертикальной передачи микробиоты кишечника от матери к ребенку в человеческой популяции.