Разное

Агрессия в школе: Подростковая агрессия. Причины, особенности, диагностика, профилактика и советы

Содержание

может ли образовательная система решить проблему агрессивного поведения детей в школе?

Для школьников Великого Новгорода начались летние каникулы. Для кого-то из них это возможность отдохнуть от учебников, зубрёжки и ранних подъёмов. Для других – это перерыв в бесконечных конфликтах, драках и унижениях. Детская и подростковая агрессия проникала в школы с самого появления учебных заведений. Почти в каждом классе есть проблемный ребёнок, который бьёт, дразнит и унижает окружающих, демонстрируя вызывающее поведение. Психологи и педагоги подтверждают – такое поведение ненормально. Но когда дело доходит до конкретного примера, сразу возникают проблемы. В начале мая в одном из образовательных учреждений Великого Новгорода ученик младших классов распылил что-то в классе во время урока. Одноклассники задыхались, всех срочно эвакуировали. Тут-то родители учеников уже не стерпели – и пошли с жалобами на мальчика во все возможные государственные инстанции. Потому что это – далеко не первый инцидент. И родители боятся, что не последний. Два года мальчик бьёт одноклассников и учителей, срывает уроки, ругается матом. Родители ребёнка проблему не признают, а вся образовательная система просто разводит руками. Конфликт разрастается. И чем он больше, тем сложнее понять – кто в этой истории жертва на самом деле.

Воскресенье, сквер. В жаркий выходной день около десяти родителей учеников младшего класса собрались обсуждать насущный вопрос — как сделать безопасной тягу к знаниям для своих детей.

– Я уже составила жалобу на имя директора школы и специалисту по социально-профилактической работе в городском комитете образования, – рассказывает Екатерина, мать одной из учениц.

После родители обмениваются показаниями о случившемся недавно «распылении». Накануне майских праздников во время очередного урока второклассник разбил в кабинете флакон «неизвестно с чем».

– Несколько детей после этого побежали в туалет, их рвало, – говорит Екатерина.

– Да, у нашей до сих пор кашель, и температура, – подтверждает ещё одна мать.

– При этом сам мальчик распылил и выпрыгнул из окна – там класс на первом этаже. Всех остальных стали эвакуировать. Мальчик понял, что надо избавиться от улик и флакончик выкинул, – рассказывает Екатерина. – У меня дочка говорила, что похоже на лекарство. Баллончик, сказала, был стеклянный. В классе находиться было невозможно, все задыхались.

Екатерина уточняет – это далеко не первый инцидент.

– Он с первого класса унижает других детей – избивает мальчиков и девочек. Девочек, говорят родители, бьёт в живот. От него постоянно слышна нецензурная лексика, он неоднократно срывал уроки.

– Мы ездили в травмпункт – снимали побои, – подключается Александр, отец одной из одноклассниц хулигана. – Потому что у нашей дочки всё плечо было в ссадинах – он её истыкал ручкой. Она с ним сидела. Ножницами водил перед лицом на уроке, хотел волосы состричь.

– У нас ребёнок пришёл со следами обуви на спине, – рассказывает Виктория, мать одноклассницы хулигана.

Агрессивный ребёнок в этой новгородской школе не раз позволял себе ударить учителя. Классный руководитель в ответ на поведение ученика, согласно законодательству, может только проводить уроки вежливого общения и правильного поведения.

– Даже девочки из старших классов боятся спускаться дежурить на первый этаж из-за этого, – рассказывает Екатерина.

– Мать приходила на педсовет, – говорит Александр. – Внятного объяснения поступкам своего ребёнка она не дала. Считает, что во всём виноват классный руководитель, что это педагог выставляет её сына плохим.

Учителя и родители обращаются к директору и просят решить проблему с агрессивным учеником.

– Ни социальный педагог, ни школьный психолог – да вообще никто – не знают, что делать с мальчиком, – почти хором проговаривают родители.

– Поймите, мы боимся за безопасность своих детей, – говорит Екатерина. – Ведь в следующий раз он может прийти в школу с ножом или с перцовым баллончиком.

Следующий родительский сбор по проблеме – в кабинете директора гимназии. Матери вываливают один за другим факты драк, матерных высказываний и срывов уроков агрессивного мальчика, припоминают историю с распылением. Директор, сложив руки в замок, тихо вздыхая, отвечает – «да, да, соглашусь». Екатерина показывает директору справку из поликлиники, куда отвезли её дочь после распыления неизвестной жидкости в классе. У девочки диагностировали ларинготрахит.

– Я знаю, что после инцидента с эвакуацией класса троих детей тошнило, одного отправили в поликлинику, – так директор показывает, что в курсе всей ситуации.

– Я открыла окна, чтобы воздух в класс пустить, – говорит классный руководитель Татьяна Алексеевна. – А он выпрыгнул в окно и убежал.

Из внятных решений директор может предложить только одно. Он озвучивает его в телефонном разговоре с отцом проблемного мальчика. Родитель потребовал общения в срочном порядке и полчаса пытался убедить главного человека школы в том, что педагогический состав плохо воздействует на ребёнка – оттуда и все проблемы с агрессией.

– Вы можете выбрать другое образовательное учреждение. Это ваше право, но мы этого требовать не можем ни в коем случае, – говорит директор.

В агрессивное поведение своего ребёнка отец не верит. Директор давит аргументацией.

– У вашего сына не всегда адекватное поведение на перемене, грубое обращение с одноклассниками, нанесение – не скажем побои – ударов педагогам, нецензурные выражения в сторону педагогов и других учеников. Такой букет возникает.

Директор вешает трубку, недолго молчит. Дальше поясняет, что школа может рекомендовать детям пройти психолого-медицинскую комиссию. Там могут подсказать – какие занятия проводить с ребёнком, на что обращать внимание. Причём рекомендации дают не только семье, но и школе. Директор подчёркивает, что принудительно на комиссию ребёнка отправить нельзя. Можно лишь порекомендовать.

– То есть, пока что-то серьёзное не случится, пока кто-то из детей реально не пострадает, сделать ничего нельзя. Правильно? – задаётся вопросом Екатерина.

Директор с досадой отвечает, что даже если случиться что-то страшное, то школа всё равно будет обязана дальше обучать ребёнка. Таков закон.

– Сейчас законодательство не даёт нам никаких рычагов воздействия ни на семью, ни на маму, ни на ребёнка, – высказывается завуч по начальной школе Елена Ивановна*. — Мы работаем столько, сколько не живут, помним, как было раньше. Тогда ребёнок прекрасно знал, что если он не будет выполнять школьные требования, его родители будут очень сильно опозорены на работе. На предприятие направят письмо – и тогда всем будет «мама, не горюй». Дети это прекрасно знали, поэтому, как могли, старались не позорить своих родителей. А теперь что? Ценность отношения к родителям потеряна. Мальчик прекрасно знает, что мы говорим его маме. И ему всё равно. Он даже нас, учителей, побивает, но сейчас не об этом. У ребёнка нет уважения к своей матери, нет любви.

Елена Ивановна признаёт, что мальчик учителей «ни во что не ставит». Уважительно он относится лишь к директору: «потому что ребёнок чувствует силу».

После встречи  разговариваем с директором на тему того, откуда вообще берётся такое агрессивное поведение у маленького мальчика. Директор считает, что корни проблемы – в семье, и ребёнку просто не хватает внимания. Чтобы решить проблему, родителям стоит сделать первый шаг – просто признать её. Но именно с этим сейчас самые большие трудности. Сама школа, считает директор, делает многое. С классным руководителем не раз обсуждались различные тактики коммуникации с ребёнком. Но, сожалеет директор, ни одна из них не сработала.

Для директора это совсем не первый подобный случай: этой школой человек руководит семь лет, а до этого довольно долго – другим учебным заведением города, поэтому решать проблемы с поведением умеет. Говорит, главное – достучаться до родителей. А как это сделать – ну, обычно работает мысль: «если ничего не делать, твой ребёнок таким и вырастет. Но жить с ним потом тебе, это – твоя опора».

После таких разговоров, рассказывает директор, многие всё-таки начинают заниматься поведением своих детей.

***

Максим Рысаков работает инспектором по делам несовершеннолетних семь лет. До этого трудился учителем истории в школе, поэтому находить общий язык с детьми умеет. За время полицейской карьеры не раз сталкивался с агрессивным поведением в школе. Говорит, что эта проблема из разряда вечных, но «решать её всё же стоит». Максим Владимирович рассказывает – как это можно сделать. В классе этой самой школы Рысаков также не раз проводил беседы.

– Важно, чтобы учитель перестраивал тактику взаимоотношений с учеником – пробовал разные подходы, – говорит инспектор. – Очень действенны обычно рекомендации психолога при учебном учреждении. Он ведь находится внутри, видит, какие социальные связи выстраиваются у школьников – может, и правда к ребёнку, например, предвзятое отношение. Психологи часто советуют вовлекать ребёнка в совместную деятельность в классе, тогда он лучше встраивается и поведение нормализуется.

В школе такую тактику испробовали. Родители и педагоги говорят, что не помогло. Но это не совсем так — мать мальчика пошла со своим ребёнком к психологу. Однако, продолжает стоять на своём.

***

Ирина**, мама мальчика, на которого ополчился весь класс, уверена, что в школе травят именно её ребёнка. По этому поводу она уже обратилась к уполномоченному по правам ребёнка в Новгородской области. Нам же сообщила следующее:

– Классный руководитель всеми силами пытается опорочить моего ребёнка. Применяет к нему меры репрессивного воздействия, что негативно сказывается на психике ребёнка. Такое поведение нами зафиксировано на диктофон. Данная ситуация происходит при попустительстве директора. Мы неоднократно просили перевести ребенка в другой класс, но в этой просьбе нам было отказано «за неимением мест». Вместо этого директором, классным руководителем и заместителем директора на нас оказывается давление, чтобы мы перевели ребёнка в другую школу. Ведётся шантаж, ребёнку обещают неблагоприятную психологическую обстановку в школе. Данная ситуация подтверждается записями телефонных разговоров.

С тем, что педагогические методики у классного руководителя Тамары Ивановны*** довольно жёсткие, согласилась и другая сторона. Но они не видят в этом ничего плохого – скорее, наоборот. Учебный материал, по их словам, преподаётся прекрасно, с детьми учитель строга, но справедлива. Отношения, уверяют они, не сложились только с одним учеником. С остальными детьми педагог вполне ладит.

– Когда ребёнок принёс в школу карандаш от насморка для носа, обладающий резким запахом ментола и эвкалипта, учитель обвинила его в распылении яда, назвала террористом, устроила скандал, вывела учеников из класса, – рассказывает Ирина свою версию случившегося в начале мая. – Эта ситуация вызвала психическую травму у ребёнка, он испугался и выпрыгнул в окно. В этой конфликтной ситуации принимала участие также социальный педагог. Вместо того, чтобы успокоить ребёнка, она снимала происходящее на видео.

Узнав о распылении, Ирина сама вызвала полицию.

– Вызванный оперативно наряд полиции не обнаружил следов отравляющего вещества. Учитель «проинформировала» родителей о случившемся, настроив их и детей, что это был хулиганский поступок нашего сына, и что он хотел всех «отравить». Одна из родительниц, дочь которой почувствовала недомогание после происшествия в школе, написала призыв в группе в ВК вести детей к врачу и фиксировать факт «отравления» и писать коллективную жалобу на нашего сына. Неизвестно, от чего этой девочке стало плохо, так как я, спустя неделю после события, когда находилась в образовательном учреждении, стала свидетелем, как этой же девочке стало плохо на перемене, школьный медик сказала, что у неё низкое давление и её отправили домой, позвонив родителям. Полагаю, что родители этой девочки обратились к врачу восьмого мая специально – с целью зафиксировать существующие недомогания у ребёнка, чтобы выдать их за якобы отравление.

Другие родители с этими доводами резко не соглашаются. Екатерина, ссылаясь на слова своей дочери, уверяет, что распылён был точно не ментол и не эвкалипт.

Что касается проблемы агрессивного поведения, то Ирина её всё же признала.

– У моего ребёнка есть проблемы с поведением, мы работаем над этим. Но учитель в этом сыграла немалую роль, сделав ребёнка изгоем в классе. Она его винит во всех проступках, не разбираясь. А дети умные, они смекнули – на кого можно всегда жаловаться, ябедничество учитель тоже поддерживает. Она всегда ругала его при детях, вынося тот или иной его поступок на обсуждение. Она его зачастую сама провоцировала не дружить с детьми, а обижать кого-то. Даже другие дети мне говорили, совсем недавно, что Тамара Иванвона всегда ругает только моего сына, даже когда виноваты другие два мальчика. Если нужно, я назову их имена. И я всегда шла навстречу родителям, с детьми которых у Жени**** были конфликты, они жаловались один раз и всё, больше не жаловались, так как больше он их не обижал.

Ирина отмечает, что её сына в школе тоже били не раз.

***

Ситуацию в новгородской школе обсуждаем с психологом Анной Моисеевой. Сначала она предлагает определиться с терминами.

– Агрессия – это поведение, целью которых является нанесение вреда тому или иному лицу, а агрессивность – свойство личности, которое выражается в готовности и предпочтении использования насильственных средств для реализации своих целей. Говоря про детей начальных классов, об агрессивности речи мы не ведём, так как их личность всё ещё находится в активном развитии. Попав в ситуацию, когда его потребности не удовлетворены, ребёнок реагирует отрицательными эмоциями. Это могут быть гнев, ярость, тревога, страх. Для восстановления психологического комфорта ребёнок должен либо изменить ситуацию в нужном ему направлении, либо восстановить своё эмоциональное равновесие, несмотря на неблагоприятную ситуацию. Управляемые механизмы психологической защиты у детей ещё не сформированы. Поэтому дети обычно стремятся изменить ситуацию, и нередко – с помощью агрессии.

Прежде всего, дети выбирают агрессивное поведение, если видели его неоднократно в собственной семье, и при несправедливости в свой адрес отвечают агрессией.

Наиболее распространённая причина – это не удовлетворяющие ребёнка взаимоотношения со сверстниками. Дети учатся налаживать коммуникации в группе, поэтому пробуют разные типы поведения. Также бывает, что дети хотят свободы, которую им не дают взрослые, и поэтому реагируют достаточно остро. Также причиной могут стать СМИ. Дети видят жестокость и агрессию на экране ТВ, которая делает человека успешным или она поощряется и копируют её.

Как реагировать учителям, если ребёнок ведёт себя агрессивно?

– Во-первых, учитель не должен отвечать тем же. Не следует сразу реагировать на поведение школьника, если агрессивное поведение не слишком ярко выражено и не доставляет самому ребёнку и окружающим проблем. К проблеме можно вернуться позже (после урока, в конце дня) и обсудить её с ребёнком спокойно и доброжелательно. Расспросить о чувствах. Нужно признать право ребёнка на реакцию в такой ситуации. Это можно проговорить («Я тебя понимаю, твой гнев …»), выслушать ребёнка, а потом переключить его внимание на что-то другое. Если агрессия ребёнка не оправдана, то нужно указать на это, но спокойно и исходя из предположения, что ребёнок хороший и добрый, а только его поведение неприемлемо. Можно, например, сказать: «Ты добрый мальчик и умеешь держать себя в руках. Но сейчас твоё поведение нетерпимо. Ты хочешь меня обидеть?».

Вообще, необходимо вести себя так, чтобы продемонстрировать неагрессивное поведение, спокойную реакцию на ситуацию, умение держать себя в руках, искать компромиссы и решать проблемы адекватными способами.

Как разговаривать с ребёнком, чтобы он начал слушать и доверять?

– Нужно стать безопасным для ребёнка человеком. Уважать его самого как личность. Не обесценивать его мнение. Внимательно относиться к его потребностям и просьбам.

Как разговаривать с родителями, чтобы они признали проблему и начали помогать в её решении? Потому что многие родители говорят «вы всё наговариваете» и не хотят признавать, что их ребёнок ведёт себя плохо.

– Родители воспринимают проблемы своих детей более болезненно, чем свои собственные. Поэтому часто неосознанно защищаются от болезненных эмоций реакцией отрицания. Ведь если признать проблему ребёнка, значит нужно признать и свои ошибки, а это трудно. Родителям необходимо привести неопровержимые аргументы, иллюстрирующие проблему. Спокойно донести, что её решение на данной стадии займет меньше времени и сил, чем если продолжать её игнорировать.

Как появление одного агрессивного ребёнка в классе влияет на атмосферу в этом классе?

– Как правило, один агрессивный ребёнок не может существенно изменить всю классную атмосферу. Но если поступок остался безнаказанным или прибавил веса статусу, то дети могут такое поведение копировать. Путь такого школьника или в изгои, или в лидеры.

Проблема агрессивных детей в школах будет всегда или её можно решить?

– Психологическая грамотность населения на сегодняшний день очень низкая. Практики обращения к специалистам практически нет или она присутствует при запущенных вариантах. Поэтому проблема будет, пока люди чётко не усвоят, что гнев – нормальная реакция человека на несправедливость, но с ним нужно что-то делать, чтобы он не копился и не выливался в агрессию.

Цитата из книги:

«Уже было сказано, что дети из неблагополучных семей считают себя ответственными за семейные проблемы, а также за их решение. Существуют три основных способа, посредством которых дети пытаются «спасти» свою семью: быть незаметными, быть плохими или быть хорошими… …Быть плохим означает быть бунтарём, малолетним правонарушителем – словом, тем, кто размахивает красным флагом. Такой ребёнок приносит себя в жертву, соглашаясь служить пугалом, источником семейных проблем. Он становится мишенью для приложения гнева, ревности, страха и других эмоций, испытываемых членами его семьи. Взаимоотношения его родителей могут находиться в плачевном состоянии, но он предоставляет им безопасную тему для дискуссий. Они могут спрашивать друг друга «Что мы собираемся делать с Джоанной?» — вместо того, чтобы спросить: «Что мы собираемся сделать с нашим браком?». Так ребёнок пытается «спасти» семью. При этом он испытывает лишь одно чувство: гнев. Гнев маскирует его страх и его страдания».

«Женщины, которые любят слишком сильно». Робин Норвуд.

*, **, *** — имена героев изменены

«Замкнутый круг агрессии необходимо разорвать»

О том, какие невольные ошибки совершают родители в воспитании детей, чем опасна травля в школе и как с ней бороться, чем могут помочь учёные «трудным» детям, подросткам, их родителям и учителям, рассказывает академик РАО, заместитель председателя общественного совета федерального проекта «Единой России» «Крепкая семья», заведующий лабораторией профилактики асоциального поведения Института образования НИУ ВШЭ, профессор Артур Реан. Работать в Институте образования Артура Александровича пригласил научный руководитель Института Исак Фрумин.

— Артур Александрович, не секрет, что поведение ребёнка формируют два главных фактора – семья и школа. Давайте начнём с семьи. Насколько важно для развития личности, в полной ли семье он воспитывается?

— Долгое время считалось, что отклонения в поведении ребёнка связаны главным образом с неполнотой семьи, когда детей растит только один родитель, чаще – мать. Статистические данные по преступности несовершеннолетних, полученные в разных странах мира, до недавнего времени также подтверждали этот вывод.

— Когда ситуация стала меняться?

— Новая тенденция обнаружилась в 60–70-е годы прошлого века. Сначала разница между полными и неполными семьями по количеству «выдаваемых» ими подростков-правонарушителей стала неуклонно сокращаться, а затем и вовсе почти полностью исчезла.

— А в наши дни?

— Сейчас считается, что основным фактором негативного влияния семьи на развитие личности является не структурная, а психосоциальная деформация семьи. И это общемировая тенденция. Но при этом неполноту семьи также нельзя сбрасывать со счетов, ведь именно она ответственна за многие отклонения в развитии личности. И мы говорим не только о противоправном поведении детей и подростков, но также о множестве других проблем в воспитании.

— В некоторых семьях родители уделяют ребёнку недостаточно внимания. Много работают, путешествуют, приучают к самостоятельности, да и просто не желают общаться. Это нормально, или такое поведение взрослых всё же негативно сказывается на развитии детей?

— Недостаточный надзор за ребенком характерен для так называемого безучастного стиля воспитания. Такая модель поведения не слишком зависит от социального статуса и полноты семьи. При этом исследования показывают, что игнорирование ребёнка родителями приводит к развитию у него агрессии и даже может стать причиной правонарушений, совершённых таким «беспризорником». Более того, учёные доказали, что плохой контроль со стороны матерей негативно сказывается на характере и поведении детей даже больше, чем бедность семьи или даже криминальность родителей.

— Часто говорят, что ребёнок впитывает поведение окружающих, как губка. Стоит поговорить о том, каким образом родители сами делают ребёнка агрессивным, вольно или невольно.  

— Действительно, ценности, нормы и стереотипы поведения семьи или социального окружения сильно влияют на ребёнка. Причём не всегда это результат целенаправленного воспитания: дети многое усваивают в процессе подражания. Закрепление отклонений в социальном развитии ребёнка может идти тремя путями. Во-первых, за счёт прямого декларирования асоциальных ценностей и норм. Нередко родители вполне осознанно внушают детям, что «только так и можно достичь успеха и выжить в этом мире». Во-вторых, когда родители или группа сверстников проявляют асоциальное поведение в общении с ребёнком. И, наконец, когда ребенок наблюдает со стороны негативное поведение родителей или других важных для него людей, даже если на словах взрослые учат его правильным вещам.

— Если родители наказывают ребёнка за агрессию, может ли это дать положительный результат? Или приведёт только к новым проблемам?

— Сегодня, пожалуй, ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что между строгостью родительского наказания и уровнем агрессивности детей существует прямая зависимость. Причём она распространяется и на случаи, когда родители наказывают ребёнка за агрессивное поведение. Результаты исследований подтверждают, что те дети, которые подвергались со стороны родителей строгим наказаниям, проявляли в поведении большую агрессию, чем их сверстники.

— То есть агрессия родителя рождает новую агрессию ребёнка, и так до бесконечности? Замкнутый круг. Есть ли из него выход?

— Чтобы бороться с «плохим» поведением ребёнка, важно не только и не столько наказывать его, но и обязательно (может быть, даже в первую очередь) активно учить его правильному поведению, конструктивным способам разрешения противоречий и реализации желаний. Часто дети ведут себя неправильно не потому, что они так хотят, а лишь потому, что не видят альтернативы. И задача родителей – показать им правильный путь.

— А если ссорятся между собой братья и сёстры? Как лучше поступить родителям – разнять детей или устраниться?

— Исследователи пришли к выводу, что вмешательство родителей при агрессии между братьями-сестрами может на самом деле оказывать обратное действие и, наоборот, стимулировать развитие агрессии у детей. Причём самая неэффективная стратегия – всегда наказывать старших. То самое «ты же старше, должен быть умнее». Нейтральная позиция родителей в данном случае даст лучший результат.

— Напрашивается решение проблемы: родители должны закрывать глаза на ссоры между детьми…

— Мне такой вывод представляется слишком радикальным. Иногда не реагировать на агрессию между детьми родителям просто невозможно, а подчас вредно и даже небезопасно. Когда детские ссоры становятся не исключением, а нормой, нейтральная позиция родителей может только способствовать дальнейшему развитию конфликта. Более того, такая позиция может дать ребёнку понимание «нормальности» агрессии, закреплению ее как устойчивой черты характера, и это будет негативно сказываться на его поведении очень и очень долго.

— Давайте теперь поговорим о школе. Проблема, в которой никто не любит признаваться, но с которой на самом деле сталкиваются многие – травля. У этого понятия есть научное название?

— В данном случае мы говорим о буллинге – повторяющихся попытках более сильного индивида (или группы) причинить боль, унизить, расстроить или каким-то иным образом создать стрессогенную ситуацию для менее сильного индивида. Причём нужно различать буллинг и агрессию. Это  понятия близкие, но не синонимичные. Буллинг – лишь одна из форм агрессии. Агрессия может носить одномоментный, разовый характер, а буллинг – это повторяющиеся акты агрессии по отношению к одному и тому же человеку, то есть та самая «травля».

— Детям, столкнувшимся с травлей в школе, зачастую кажется, что их ситуация уникальна, что это именно с ними что-то не так. Насколько распространена эта проблема в наших школах на самом деле?

— Распространенность буллинга в современной школе достаточно высока. И это плохо со всех сторон. Для жертвы травли – это стресс, невротизация, источник снижения самооценки и избегания любых социальных контактов, формирование скрытой агрессивности и так далее. Но и для тех, кто издевается над одноклассниками, такое поведение опасно, ведь они привыкают унижать более слабого. У таких людей снижаются способности к сочувствию и сопереживанию, что в конечном счете даже может довести до совершения преступлений.

— Должен ли учитель противостоять травле, или такое вмешательство будет негативным?

— В одном исследовании было убедительно показано, что если учитель может эффективно вмешиваться в ситуации возникновения буллинга, в таких классах случаи травли бывают намного реже. Если же это требует от педагога слишком больших усилий или он по иным причинам не может «разнять» учеников, то ситуация может выйти из-под контроля.

— Могут ли учёные помочь в решении проблемы травли в школах?

— Сейчас мы в нашей лаборатории как раз начинаем эмпирическое исследование буллинга и агрессии. Исследование будет достаточно масштабным – более двух тысяч респондентов. Причем очень важно, что мы планируем не сосредотачиваться на одном городе или даже одном регионе. Выборку составят старшеклассники и студенты университетов.

— А разве буллинг есть и в студенческой среде?

— Дело в том, что нас интересуют ретроспективные оценки студентов о буллинге в школе. Это очень интересный исследовательский момент – как изменяется восприятие и оценка школьной травли с течением времени. При этом важно, чтобы воспоминания были бы еще достаточно свежи. Поэтому мы будем включать в исследование только студентов младших курсов – первого и второго.

— Вы руководите межвузовским семинаром «Проблемы профилактики и коррекции асоциального поведения». Расскажите, пожалуйста, о его целях и участниках.

— Семинар посвящён проблемам агрессии и буллинга. Уже подтвердили своё участие представители МГУ имени М.В. Ломоносова, Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского, Московского Университета МВД России имени В.Я. Кикотя, Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена, Российской академии образования. Все они известны своей научной работой в области проблем асоциального поведения, а МГУ и Университет МВД, кроме того, дают образование по профильному направлению «педагогика и психология девиантного поведения». Семинар будет проходить в Институте образования и начнется в январе 2018 г.

 

 

Ребенок в школе обижает одноклассников – Православный журнал «Фома»

Приблизительное время чтения: 6 мин.

Плохо, когда твоего ребенка травят в школе. Ты грудью встаешь на его защиту. Но ничуть не лучше, когда твой ребенок сам принимает участие в травле одноклассника, а то и становится ее инициатором. Тут родители должны решительно вмешаться. Но как это сделать правильно? Отвечает педагог-психолог Глеб Ткаченко, победитель всероссийского конкурса профессионального мастерства «Педагог-психолог России ― 2020» в специализированной номинации «Покорение вершин профессиональной культуры».

Людям в принципе сложно сосуществовать без конфликтов. Пожалуй, каждый из нас неоднократно наблюдал ссоры между взрослыми людьми. Мы видим их в магазине возле кассы, на работе, на улице. А порой случается и так, что мы сами в силу обстоятельств становимся участниками этих конфликтов. И если уж взрослым людям не всегда удается мирно решать возникающие проблемы, то что говорить о детях? Ведь поведение ребенка определяется не осознанным выбором, а большим количеством факторов, которые он пока не в силах контролировать в полной мере. Поэтому если ребенок в школе обижает одноклассников, это вовсе не означает, что он законченный негодяй, который перешел на сторону зла. Чаще это означает, что ему нужна помощь на этом сложном пути взросления.

Агрессивное поведение

В наше время часто говорят о школьной травле, применяя этот термин едва ли не к каждой ситуации, где один ребенок обидел другого. Но буллинг — это достаточно узкое понятие, которое не охватывает всех разновидностей агрессивного поведения, поэтому сейчас речь пойдет именно о детской агрессии.

Подробнее о буллинге можно прочитать здесь:

Ребенка обижают в школе: что делать?

Прежде всего, замечу: агрессия — это не эмоция, а форма поведения, содержащая угрозы или наносящая ущерб. Это означает, что она существует не сама по себе и может быть вызвана совершенно разными причинами, о которых мы поговорим чуть позже. Агрессия может быть физической или вербальной. Физическая агрессия — это подзатыльники, пинки, порча школьных принадлежностей или одежды, а вербальная — оскорбления, угрозы, дразнилки и так далее.

Кроме того, существует прямая агрессия, когда один ребенок открыто оскорбляет или бьет другого, и косвенная, при которой ущерб наносится исподтишка. К примеру, дождаться, пока одноклассник выйдет из класса, и выкинуть его рюкзак в мусорное ведро — это косвенная агрессия.

В этих примерах обидчик проявляет активность, физическую или словесную, открыто или тайком. Но агрессия может быть и пассивной и выражаться, например, в намеренном игнорировании одноклассника.

Наконец, агрессия может быть реактивной, то есть возникать в ответ на действия других детей, или спонтанной, возникающей из-за внутренних причин, о которых окружающие даже не догадываются. Зачастую не знает об этих причинах и сам ребенок. Давайте же разберемся, что влияет на формирование детской агрессивности.

Родители

Родители — это первые образцы поведения в жизни ребенка. Ребенок дошкольного возраста не способен самостоятельно решать, что такое хорошо и что такое плохо, и ему остается лишь наблюдать за взрослыми. Примерно к пятому классу у него формируется способность критически относиться к другим и самому себе. Но до тех пор ему приходится довольствоваться живым примером, который он вынужден считать правильным. Агрессивное поведение родителей или других значимых взрослых бывает частой причиной детской агрессии в младших классах. Предположим, что ребенок периодически наблюдает, как отец бьет кулаком по столу, а мама швыряет тарелки в стену. Или, еще того хуже, видит дома физическое насилие. Ребенку страшно, но он усваивает эти формы поведения. Ведь если так делают родители, значит, так можно. Родители швыряют вещи — можно швырять вещи, родители агрессивно высказываются — можно и это. Причем неважно, общаются они друг с другом, болтают по телефону или рассказывают в компании агрессивные анекдоты — важно, что ребенок это слышит.

Еще одна распространенная причина детской агрессивности — телесное наказание ребенка. В этом случае он не просто усваивает такое поведение, но еще и копит обиду, невыраженную злость, которую впоследствии может перенаправить на того, кто послабее.

В этих примерах речь шла о проявлении прямой агрессии, но бывает и косвенная, которая свойственна семьям, в которых царит дух интриги. Часто такое можно наблюдать в общении ребенка с разведенными родителями, каждый из которых пытается переманить его на свою сторону. Если у ребенка перед глазами есть пример агрессивного поведения, то объяснять ему что-либо практически бессмысленно. Хоть ранее я и указал, что влияние родительского примера особенно сильно до пятого класса, оно остается и в средней школе, пусть и в меньшей степени.

Поэтому один из доступных родителям способов скорректировать детскую агрессию — это минимизировать проявление агрессии дома. Если между супругами назревает скандал — лучше провести его вне поля зрения ребенка. Физические наказания и оскорбления также необходимо исключить. И вообще, помните, что любое ваше слово или действие может быть усвоено ребенком и воспроизведено в школьной среде.

Школа

Разумеется, дети учатся не только на примере своих родителей, хоть он и наиболее весомый. Общение со сверстниками также формирует стиль поведения ребенка. В начальной школе это менее заметно, так как влияние родителей и классного руководителя еще слишком велико. Но тем не менее в этом возрасте дети учатся обращаться со своей агрессией, и происходит это, как правило, посредством шумных игр. Дети целыми табунами бегают по этажам, борются, залезают друг другу на плечи, кричат. Это необходимый этап в освоении собственной агрессивности: ведь агрессия может быть и полезной. Дать отпор обидчику, отстоять свои права, защитить слабого — все это требует способности быть агрессивным.

Однако если кто-то из детей в ходе игры начинает воспроизводить то, что видел дома, то игра меняется. Тот, кто умеет материться, кажется более взрослым и успешным в словесных баталиях, и остальным приходится либо адаптироваться к новым правилам, либо искать себе других соперников. Как раз те, кто подстраивается под эти условия, и становятся обидчиками тех, кого устраивает мирное сосуществование.

В подростковом возрасте ситуация осложняется тем, что формируется социальная иерархия класса. Авторитет родителей и классного руководителя ослабевает, а авторитет сверстников возрастает. И в этот момент ребенок может перейти на сторону обидчиков только для того, чтобы принадлежать к определенной группе. Ребенок может до конца не осознавать этих механизмов и воспринимать это как игру или шутку, но тем, кого он обидит, легче от этого не станет. А если в классе кого-то травят, то перейти на сторону обидчиков ребенок может также из-за страха оказаться под прицелом.

Как бы там ни было, главное средство предотвращения и коррекции агрессии ребенка — это обозначение четких границ его поведения. В идеале этим следует заниматься еще с дошкольного возраста, но, даже если момент упущен, ребенка надо удерживать в рамках дозволенного.

Что делать?

В этой статье я постарался описать проблему, а не дать ее готовое решение по той причине, что его попросту нет. Но тем не менее есть ряд рекомендаций, которые логично вытекают из общего понимания ситуации.

Во-первых, необходимо минимизировать проявление агрессии дома. Любые крики, выяснения отношений, битье посуды и мебели, физические наказания, злые анекдоты, оскорбления и все прочее должны быть исключены из жизни ребенка. Неважно, дошкольник это или подросток. Понятно, что взрослым хочется побыть на своей взрослой волне, но нужно помнить об ответственности за своего ребенка.

Во-вторых, это обозначение границ допустимого поведения для ребенка. Опять же, в любом возрасте. Доносить словами и показывать примером, что можно, а что нельзя. Если папа говорит, что нельзя обижать девочек, но сам может обидеть маму, то ребенок в лучшем случае ему просто не поверит.

В-третьих, в основе агрессивного поведения ребенка могут лежать физиологические нарушения. В том случае, если ребенок внезапно и беспричинно стал агрессивен, есть смысл пройти обследование у невролога. Конечно, это не такая частая причина, но все же следует подстраховаться.

Нередко говорят о вреде агрессивных компьютерных игр. Отчасти это действительно так, но важно понимать, что игра — это чаще всего способ ребенка разрядиться, спустить пар. Прежде чем отнимать у него этот способ, необходимо придумать здоровую замену. Например, спортивную секцию, которая может его заинтересовать.

И главная рекомендация: обратитесь за помощью к детскому психологу. Внутренний мир ребенка сложен и непонятен не только для вас, но и для него самого. Разобраться в истинных причинах чаще всего очень непросто, а уж решить проблему самостоятельно — и подавно. Конечно, бывает так, что родители находят нужные слова, чтобы вернуть ребенка на правильный путь. Но если вы чувствуете, что не справляетесь самостоятельно, то обратитесь за помощью к профессионалам.

Фотографии: depositphotos.com

Презентация «Агрессия в современной школе»

Слайд №2
Что такое агрессия?
Агрессия — это любая форма поведения, нацеленного на оскорбление или причинение вреда другому живому существу, не желающему подобного обращения.
Это определение подчеркивает, что агрессия — это модель поведения, а не эмоция или мотив. 
Слайд №3
Как основные причины возникновения агрессии можно выделить:

Психология. Агрессивное поведение проявляется как реакция на блокировку на пути к поставленной цели.

Генетика. Наличие определенного гена определяет агрессивность поведения человека. Агрессия является врожденной.

Социология. Связь агрессивного поведения человека с инициацией – наследованием примера других членов социума.

Биология. 
Агрессивное поведение выступает механизмом для “защиты своей территории”.

Слайд №4
Школьная агрессия – это вид агрессии, при котором имеет место применение силы между детьми или учителями по отношению к ученикам или – что в нашей культуре встречается крайне редко – учениками по отношению к учителю.
Школа -это отражение нашего общества, со всеми его проблемами. Везде там, где люди живут и работают вместе, возникают и существуют проблемы и конфликты.
Слайд №5
Буллинг: направленные, систематические и повторные преследования(издевательства) психически и физически слабых наиболее сильными учениками.

Преследователи, «Хулиганы» изолируют и атакуют одного или нескольких беззащитных школьников из школьного коллектива.

Слайд №6
Факторы, провоцирующие агрессию в учебных заведениях
внутриличностная агрессивность учащихся
(индивидуальные особенности)
период подросткового кризиса личности
Жизненный опыт:
ранние проявления собственной агрессии
Наблюдение
(в семье, в компании)

Неспособность к коммуникации (отсутствие примера нормального общения)
Обстановка в учебном заведении:
Общий тревожный фон заведения
Стиль управления, взаимоотношения в пед.коллективе, права и положения учащихся
Отношения в классе, группе
Взаимоотношения учащихся, их формы общения

Слайд №7
Как возникает агрессия?
Основными причинами проявлений детской агрессивности являются:
стремление привлечь к себе внимание сверстников;
стремление получить желанный результат;
стремление быть главным;
защита и месть;
желание подчеркнуть свое превосходство, но при этом ущемить достоинство других.
Слайд №8
Слайд №9
Какие типы школьного насилия принято выделять?
Слайд №10
Слайд №11
Физическое
подразумевает применение физической силы по отношению к ученику, соученику, в результате чего возможно нанесение физической травмы.

:

Слайд №12
Слайд №13
Как это ни прискорбно, но в школе в той или иной степени имеют место все эти виды.
Слайд №14
Различия между полами
Мужчины:
агрессивнее, насильственнее, 
готовы идти на рискиспользуют прямую, физическую агрессиюагрессивные фантазии
Женщины:
Более косвенная, вербальная
агрессия
Слайд №15
Личностные особенности жертв
Более тревожные, неуклюжие
Чувство неполноценности
Часто физически слабые
Нелюдимые
Слайд №16
Личные особенности нападающих
агрессивны по отношению к родителям, учителям, сверстникам
не боязливые,  «мачо»
думает,что жертва заслуживает 
наказания
мало сочувствия и вины
Слайд №17
KLASS
Йоозеп изгой в классе. Одноклассники дразнят его, угрожают ему физически. В спорте, на площадке и даже в классе он является целью их нападений, сильному физическому насилию.Только один из толпы Каспар отказывается унижать его.Теперь они оба жертвы. Наконец, они не могут больше терпеть насмешки и решаются на смелый поступок. Йозеп решает вместе с Каспаром наказать всех виновных. Он говорит, что все, кто делал что-то плохое с ними и кто все это видел,но молчал будут  видел, должны умиреть. Они расстреливают людей в столовой, а затем Йозеп убивает себя
По словам самого режиссёра, сюжет фильма был навеян событиями в американской школе «Колумбайн», когда два подростка застрелили в своей школе 13 человек, покончив затем жизнь самоубийством. Фильм разделён на семь частей — семь дней жизни главных героев в этой школе. В 2010 на эстонском телевидении вышло 7-серийное продолжение «Класс: Жизнь после».
Слайд №18
Слайд №19
Массовое убийство в школе «Колумбайн» (англ. Columbine High School massacre) — одно из наиболее крупных массовых убийств в учебных заведениях США, произошедшее 20 апреля 1999 года в школе «Колумбайн» (округ Джефферсон, Колорадо, США). Учащиеся старших классов Эрик Харрис и Дилан Клиболд открыли огонь по ученикам и школьному персоналу, в результате чего было ранено тридцать семь человек, тринадцать из которых погибли. Оба стрелявших впоследствии покончили с собой.
Массовое убийство в школе Джонсборо — преступление, совершённое двумя подростками, 11-летним Эндрю Голденом и 13-летним Джонсоном Митчеллом, в школе города Джонсборо в Соединённых Штатах Америки, 24 марта 1998 года, в результате которого погибли 4 ученика этой школы и учительница.
Массовое убийство в школе «Красное Озеро», произошедшие штате Миннесота, США, 21 марта 2005 года. Ученик школы Джеффри Уиз застрелил 9 человек и покончил с собой.(Известно, что в школе Джеффри был изгоем и над ним часто издевались одноклассники из-за его внешнего вида. Так как Уиз часто носил черную одежду, он имел кличку «мальчик-гот».)
Массовое убийство в Виннендене — события, произошедшие 11 марта 2009 года в училище Альбертвиль-Реальшуле в городке Винненден, затем в соседнем городе Вендлинген, Германия, в результате которых погибли 16 человек, в том числе и сам стрелок, 17-летний Тим Кретчмер,бывший выпускник школы. Одиннадцать человек были ранены и госпитализированы.
Слайд №20
По данным полиции, 17-летний юноша, который устроил кровавую бойню в баден- вюртембергском Виннендене, частенько играл в популярную игру-«стрелялку» «Counter Strike», в основе которой лежат мотивы войны и насилия
К слову, «Counter Strike» была любимой игрой и 19-летнего учащегося эрфуртской гимназии Роберта Штайнхойзера, который за 15 минут до расстрела учеников и учителей дома на компьютере играл в эту игру
Слайд №21
Какие существуют меры по предупреждению насилия в школе?
Слайд №22
Слайд №23
Слайд №24
Важное значение имеют мероприятия, направленные на сплочение коллектива школы
Слайд №25
Слайд №26
Слайд №27
Ожидаемые результаты

В результате школьники будут демонстрировать:
Установку(ориентацию) на толерантное взаимодействие между людьми, имеющими культурные, социальные, политические и другие различия
Воспитание у детей среднего школьного возраста неприятия к проявлению жестокости, насилия к природе, людям, ко всему окружающему миру.
Понимание необходимости создания толерантной среды в образовательном учреждении
Практические умения и навыки толерантного взаимодействия
Развитие коммуникативных способностей как основного признака личности, обладающей толерантным сознанием
Навыки организации толерантного взаимодействия(коммуникации) и общения с другими людьми
Владение способами, методами и методиками толерантной коммуникации
Консолидация и координация деятельности школы, семьи, общественности.

Почему в наших школах так много агрессии

Александр Милкус и Дарья Завгородняя вместе с учителем «Новой школы» Владимиром Погодиным и психологом Марией Новиковой обсуждают, почему детям в школе плохо и они приходят туда убивать

А. Милкус:

— Доброе утро! В студии Александр Милкус и Дарья Завгородняя. Я думаю, что тема вас сегодня затронет. Будем говорить сегодня о последствиях и уроках страшной трагедии в Казани. И говорить мы будем с учителем «Новой школы» Владимиром Погодиным.

В. Погодин:

— Здравствуйте.

А. Милкус:

И с Марией Новиковой, научным сотрудником Института образования высшей школы экономики, кандидатом психологических наук.

М. Новикова:

— Доброе утро!

А. Милкус:

— Я не хотел бы анализировать саму историю в Казани. Правоохранительные органы должны определиться с составом преступления. Но что меня волнует и ради чего я и хотел сделать сегодняшнюю программу. Эти подростки или молодые люди, которые приходят с оружием, они приходят в школу. Это происходит не только у нас. Парень в Керчи пришел в колледж, в котором учился. Почему школа вызывает такое состояние? Почему она провоцирует, почему она ведет человека туда? Что такого в школе плохого, сложного?

Д. Завгородняя:

— Причем убивают и детей, и учителей.

А. Милкус:

— Можно посмотреть истории в Отрадном, в Перми, в Керчи, в Казани. Если брать западные истории, в основном это школы или пришкольные участки.

В. Погодин:

— Если в двух словах, то все дело в отношениях, которые сформированы в школе. И все дело в том, на мой взгляд, что растущий ребенок, который там находится, он совершенно, абсолютно не имеет контакта с собой. Он вообще не понимает, что он переживает. В школе совершенно не важно, что он переживает. Он должен либо выполнять инструкции, как в большинстве наших школ, либо он должен добиваться каких-то результатов. Вот тут уже может быть инструкция на заднем плане: ты должен показать свою успешность, у тебя должны быть хорошие оценки, ты должен показывать, что ты что-то должен делать.

А. Милкус:

— Это требования не ребенка, не его внутреннего мира, это требования школы?

В. Погодин:

— Это внешние требования. Причем не только школы. Конечно же, это и семья тоже. Просто школа – это дополнительный фактор, на который можно свалить. А на самом деле это просто то, что сопровождает любого человека в его взрослении. Можно, наверное, сказать, что в советское время этого было меньше, возможно. Может быть, мы просто об этом не знали. Но если предположим, что в советское время этого было меньше, в это, действительно, можно даже верить. Потому что в советское время школа была таким институтом, такой организацией, которая просто довлела.

Это была такая система, против которой, в общем-то, переть особого смысла не было. Вот она есть и есть. Там есть учителя, достаточно авторитетные для ребенка, которые говорят ему то, во что он обычно верит. Все это было достаточно стабильно. От раза к разу школа предъявляла одно и то же. После чего у нас случился ряд событий в нашей стране, и школа на самом деле изменилась. Но изменилась она вовсе не в сторону ребенка. Она изменилась в сторону индивидуального прицела в каждого. Школа прицелилась и нажала на курок.

Д. Завгородняя:

— А что это значит?

В. Погодин:

— Это значит, что раньше можно было в той школе, которая условно советская, спрятаться. Можно было, в принципе, показать: да, я выполняю эти правила. Но, в общем-то, ты был абсолютно безразличен этой системе. То есть то, как ты живешь, особо никого не волновало. С одной стороны. С другой стороны, были, конечно, участие в жизни школы, то, что в нас самих накипело. Мы – дети советской школы. Но мы е более-менее пережили. У нас более-менее и с психикой все хорошо, и так далее.

А вот нынешняя школа немножко другая. Она целится в каждого и с каждого спрашивает. Тут не спрячешься. Тебя вытаскивают на поверхность. Мало того, и родители стали очень тревожные: как там мой ребеночек? Добивается ли он успеха?

А. Милкус:

— А почему это произошло? Это выстроенная система, когда деньги идут за учеником?

В. Погодин:

— Это часть.

А. Милкус:

— Когда якобы ребенок становится в центре образовательного процесса, по крайней мере, так говорится в документах. И вот этот ребенок получается под прицелом. А он и свой прицел находит, получается.

В. Погодин:

— Я бы не сказал, что ребенок у нас в центре образовательного процесса. Это просто очень выгодная точка зрения для того, чтобы, в том числе, и освоить кое-что. Но смысл в том, что вектор, действительно, в эту сторону направлен. От абсолютного безразличия к конкретному ребенку мы пришли к тому, что ребенок стал виден, на него обращают внимание, его принуждают что-то делать. Его поведением начинают горазд больше управлять.

На самом деле это изменение культуры, если можно так сказать в общем. Культура школы на самом деле изменилась. И хотя многие учителя все еще советской закалки, и те молодые, которые приходят, они тоже очень хорошо воспринимают советскую закалку, тем не менее, можно сказать, что культура школы от вот такой системно равнодушной, перешла к тому, что в советское время считалось очень неплохим. К бихевиористской модели фактически.

Д. Завгородняя:

— Это что значит?

В. Погодин:

— В школе управляют поведением. В школе поощряют, в школе наказывают, в школе контролируют. Вот эти три основные вещи обязательно присутствуют. Причем наказывают, поощряют и контролируют каждого.

Д. Завгородняя:

— А согласны ли вы с тем, что стало больше травли в школе?

М. Новикова:

— Я согласна с тем, что говорил Владимир. И вообще мне всегда очень радостно слышать его рассуждения. Потому что мне это близко. Если говорить про травлю, ответить на вопрос, стало ли ее больше, по сравнению с советским периодом, сейчас мы достоверно не можем. Потому что в советский период количественных исследований распространенности травли в школах в Советском Союзе не было.

А. Милкус:

— Но был фильм «Чучело», над которым рыдала вся страна и находила в этом фильме отклики для многих.

М. Новикова:

— Безусловно, фильм, я думаю, основан на реальных событиях. Поэтому говорить о том, что травля в школах была, конечно, она была. Просто мы не можем точно сказать, стало ли ее больше или стало ее меньше. Я вот на чем хотела бы сделать акцент. Часто говорят, что она сильно видоизменяется в последнее время. И сейчас вся травля переходит в киберпространство. Поэтому мы все время сталкиваемся с кибербуллингом, с разными его проявлениями в соцсетях, в мессенджерах и так далее.

На самом деле исследования, которые мы проводили в Высшей школе экономики в 2017-2018 годах на большой выборке учеников – московских и по всей России, говорят о том, что традиционные формы все еще гораздо более распространены. Другое дело, что физических воздействий, наверное, стало меньше.

А. Милкус:

— То есть травят по-умному, через насилие информационное?

Д. Завгородняя:

— Не бьют?

М. Новикова:

— Бьют меньше. Но такие вещи как бойкотирование, как распространение слухов, как всевозможные обзывательства и тому подобное, очень распространены. Если раньше считалось, что это прерогатива девочек, что мальчики просто, если что, сразу стукнут, то сейчас мы видим, что как раз мальчики тоже прекрасно…

А. Милкус:

— Как это связано с историями, когда подростки, молодые люди приходят в школу с оружием?

В. Погодин:

— Вот здесь как раз отношения изменилась, и школа прицелилась первой. На мой взгляд, она сделала это первой. Она стала совершенно по-другому, не как раньше, унижать человека. Наша школа в большинстве случаев, массово – все еще не про человека. Она про то, чтобы добиться от человека чего-то, невзирая на то, что он внутри чувствует. Ребенку в школе небезопасно в принципе. Он вообще не может там себя предъявить. Этот мальчик 19-летний был тихим, спокойным. Он просто себя не предъявлял.

А. Милкус:

— Про всех детей, которые приходили с оружием в школу, говорят, что они не появлялись в списках хулиганов.

В. Погодин:

— Именно так. Это ровно потому, что у них не было возможности проявить себя. Так давайте посмотрим правде в глаза – школа не проявляет настоящих людей.

А. Милкус:

— Вот нам пишут: «Чем больше разделение общества, тем больше травля». Мария, что заставляет брать оружие и приходить в школу?

М. Новикова:

— Когда что-то такое происходит, первое, что мы делаем, мы задаемся вопросом: а почему оно так? И это очень естественно для нас. Потому что мы люди, так устроена наша голова. Мы хотим понять причины, чтобы попытаться это предотвратить в будущем. Одна из таких вещей, про которые сейчас почему-то редко говорят, это то, что причины прям очень разные, которые стоят за такими вооруженными приходами детей в школу. И существует некая классификация тех самых школьных стрелков. Хотя они не всегда стреляют, иногда, как мы знаем, бывают другие типы оружия. Но сейчас это не важно. И там выделяют три основных типа. И они разные по тем причинам, которые движут этими молодыми людьми или школьниками. Я сейчас основываюсь на классификации Питера Лангмана, книга была издана в 2013 году и полностью посвящена тематике школьных стрельб, шутингов.

Первый тип – это так называемые психопаты. Причем психопаты в данном случае – это не совсем в психиатрическом смысле используется это слово, а используется для обозначения человека с определенным набором личностных черт. Это человек, который склонен к вспышкам ярости, человек, который не испытывает или мало эмпатии испытывает, мало сопереживаний испытывает к окружающим людям, не склонен к тому, чтобы испытывать чувство вины перед ними, часто отрицает мораль и общественные правила. И, когда другим плохо и больно, ему это даже может приносить удовольствие.

А. Милкус:

— Это человек с психическим отклонением? Или это входит в понятие нормы?

М. Новикова:

— Люди с психическими отклонениями, скорее, вторая группа. Это уже так называемые психотики. Если первая группа – психопаты, то вторые – психотики. Это люди, у которых бывают симптомы психозов. По сути, это то состояние, в котором человек больше или меньше теряет связь с реальностью, в котором у него могут появляться различные бредовые идеи, построения. И именно они могут начать руководить его поведением. Обычно у стрелков из этой группы есть симптомы шизофрении либо шизотипического расстройства. Это уже психиатрические диаонозы. У них бывают галлюцинации, бред, нарушение мышления, очень серьезные нарушения социального функционирования. Часто могут быть тревога или депрессия.

Реально один юноша или девушка, хотя девушка за всю историю была одна, насколько я знаю, может прийти в школу просто с идеей о том, что сейчас я сделаю кому-то больно, и мне будет приятно на это посмотреть. Как это ни дико для нас звучит. А кто-то может прийти с идеей того, что он какое-то верховное божество, которое может вершить судьбы. Только он, например, имеет право на жизнь, а другие люди – нет. У него может быть какая-то сложная концепция, почему так. И это уже будет как раз тот самый психотический вариант.

А третий тип – это дети, которые пережили очень тяжелые психологические травмы, травмирующие ситуации в своей жизни. Дети, у которых родители злоупотребляли наркотиками, судимые, семьи, постоянно кочующие с места на место, очень бедные семьи, семьи, в которых меняются опекуны. Жизнь сильно искалечена, это в какой-то момент тоже может толкнуть человека на совершение такого рода преступления.

Когда мы говорим о том, почему именно школа?

А. Милкус:

— Так почему же они приходят именно в школу? Не в больницу, не в торговый центр?

М. Новикова:

— Они иногда приходят не только в школу. Реально существуют случаи стрельбы и в университетах, и немотивированных, на первый взгляд, массовых убийств в рабочих коллективах. Просто сейчас школа в фокусе оказалась. Школа – это такая вещь, на которую всегда больше всего внимания обращают. Потому что преступления совершаются против детей.

Если мы говорим про школу, у стрелков из разных групп разные основания для этого. Если психопат может пойти, убить кого-то, над кем ему приятно проявить свое превосходство, травмированный может пойти и убить тех, кто травил его на протяжении многих лет, то если мы говорим про человека, у которого бред, у которого психоз, он вообще не в этой реальности находится, он может пойти, потому что, например, он считает, что эти дети обречены на страдания в этом мире, нужно их спасти путем убийства и отправить напрямик в рай, там им будет хорошо. И он тоже пойдет в школу.

Я к тому, что за одним и тем же поведением стоят разные причины. Как всегда в психологии и бывает.

Д. Завгородняя:

— Почему такая отсроченная месть? Он окончил школу и через несколько лет вдруг вспомнил, что именно туда нужно пойти и всех поубивать?

В. Погодин:

— Мне хочется присоединиться к тому, что сказала Маша. Я тоже про это читал. С другой стороны, уточнить две вещи. Первая вещь. В принципе, существуют исследования, которые показывают, что эти стрелки не обладают какими-то развитыми даже психическими акцентуациями. Попросту, это вроде бы с виду обыкновенные дети, про которых можно что-то раскопать, если копать специально. Но дело в том, что мы не копаем специально про всех. И тут такой момент, что если мы начинаем копать, выяснять, что там было внутри у других, то оказывается, что у других тоже могло быть достаточно оснований. И травматические переживания в детстве, и алкоголь, и наркотики у родителей, но они этого не сделали.

Мне кажется, что школа, именно потому, что она очень долго существует в жизни ребенка, именно поэтому они приходят не сразу. Потому что у них все равно существует период некоего расшколивания, когда они снимают с себя то, что на них нахлобучила школа. А нахлобучила она обычно те ценности, которые человеком вообще не поддерживаются.

А. Милкус:

— Ну как, школа сеет разумное, доброе, вечное.

Д. Завгородняя:

— Причиняет добро.

В. Погодин:

— Она этого не делает. Да, она причиняет добро. То, что говорила Маша, это, действительно, важно. Потому что то, что делает школа, падает на некую почву. И в большинстве случаев эта почва не срабатывает. А иногда – срабатывает. И то, что делает школа сейчас, это не то, что делала школа 20-30 лет назад. На мой взгляд, порой это связано с еще большим неприятием детей таких, какие они есть. Все, что сейчас называлось в качестве причин, на мой взгляд, обладает одним очень общим, тем, что мы видим в школах ежедневно. Это неприятие по отношению к детям. И у одних это непринятие, если они встречают принятие в семье, или с каким-то ровесником, или у них есть друзья, которые скажут: да пошло оно все, переживем!

А есть люди, у которых это накручивается. Где и в семье не получается, и в школе тебя просто унижают. И ты замыкаешься и никому ничего не показываешь. Никому не показываешь то, что ты переживаешь. Твой мир переживаний начинает быть отлученным от тебя. Здесь рядом психические расстройства. Ты отключаешься от себя. Ты не пускаешь в себя это переживание. И вдруг четыре года прошло, и оно тебя накрыло. Ты вдруг понял, что школа во всем виновата. И ты не так уж и не прав в этом.

А. Милкус:

— Давайте мы не будем оправдывать преступников.

В. Погодин:

— Это не оправдание. Это то, что…

А. Милкус:

— У многих обида на школу. Я говорил со студентами Высшей школы экономики. Хороший балл по ЕГЭ, умненькие ребята. Я их спрашивал, что у них в школе осталось, хотели бы они вернуться в школу? Один из пяти говорил, что ему в школе было хорошо.

В. Погодин:

— Это очень хороший результат.

А. Милкус:

— Это успешные дети. Большинство бы сказало, может быть, один из десяти. О школе остаются негативные воспоминания. Не хотелось бы туда возвращаться.

В. Погодин:

— Очень важно разделить поведение и переживание. Поведение, которое было, то, что связано с уничтожением других людей, оправдывать просто нельзя. И не по закону, а просто по-человечески. А вот переживания, которые он испытывал, их можно понять. На основе этих переживаний, если их принимать прямо в школе… Я прочел персидскую пословицу: если бы небо услышало мольбы учеников, в школах не осталось бы ни одного живого учителя.

А. Милкус:

— Какой ужас!

В. Погодин:

— Но в наших силах это изменить. Потому что школа может прислушаться к переживаниям детей.

А. Милкус:

— «Мне 55 лет, я могу смело утверждать, что и раньше приходили в школу с оружием и с ножами, хотели убить, хотели отомстить за издевательства в школе», — пишут из Нижнего Новгорода. «Младшая дочь училась в московской гимназии. Каждый день приходила в истерике, не знала, что с этим делать. Это был кошмар. После девятого класса ее просто выгнали в никуда. Учительница сказала: я ненавижу тебя и не хочу, чтобы ты училась в моей школе». «Детям нужно давать работу в школе — мыть пол, чистить снег, в столовой помогать. Тогда они будут участвовать в жизни школы. И не будут чувствовать себя чужаками». Такие сообщения пришли от слушателей.

Давайте поговорим вот о чем. Далеко не все дети приходят в школу с оружием, слава богу. Но вот эти школьные травмы несут через жизнь многие. Они просто не выплескиваются, не проявляются. Почему школа, где детям должно было быть хорошо, вы говорите про советскую школу, там было по-другому. Но с другой стороны, школа была и есть местом, где человек не может себя реализовать. Где он должен следовать определенным правилам. Может быть, это и хорошо, что именно так? Может быть, это не место, где нужно проявлять себя эмоционально?

В. Погодин:

— Не место для человека?

А. Милкус:

— Это место, где человек приходит на работу. Нам часто пишут: в школе надо работать, надо учиться. Вот мы работаем на работе, а дети должны работать в школе. Какие там положительные эмоции?

М. Новикова:

— Мне кажется, здесь важно не путать между собой две вещи. Правила, безусловно, в школе должны соблюдаться. Более того, школа – это то место, в котором многие дети, если не впервые, то один из первых разов в своей жизни вообще с правилами сталкиваются. С правилами в рамках коллектива и необходимостью их соблюдать. Да, правила должны быть.

Но с чем это не стоит путать? Это не стоит путать с тем, какие отношения при этом должны складываться между учителем и учениками, среди учеников. Не забудем также про отношения с родителями учителей и учеников. Потому что весь школьный коллектив, все члены школьного сообщества здесь играют большую роль. И здесь мы приходим к пониманию такой вещи как школьный климат. Это как раз система и правил, которые установлены в школе, и система отношений, и ценности, которые разделяются школой, которые она поддерживает. И это вообще то, как себя чувствуют те, кто в эту школу ходит каждый день. И родители в том числе. Я все время говорю про родителей, потому что они не ходят в школу каждый день, к счастью, но они вовлечены не меньше.

И тематикой школьного климата не так давно стали заниматься. Это дает нам много подсказок, ответов на многие очень важные вопросы. Хорошая школа, на мой взгляд, это в первую очередь та школа, в которой как раз это климат таков, что туда хочется приходить, там хочется находиться. И ученик понимает, что до него есть дело окружающим. И что до него есть дело в хорошем смысле слова. Не только как объект некоего воспитания, который должен соблюдать правила, но и человек.

В исследовании, которое мы проводили в 2018 году, мы спрашивали и учителей, и родителей учеников про то, какой климат в их школах. И выделились четыре основные составляющие школьного климата. Это отношения между учениками и учителями. Из чего они складываются. Считает ли ученик, что учитель доступен для него, что к учителю можно обратиться, когда есть проблема, когда есть вопрос. Чувствует ли ученик, что учитель с достаточным уважением к нему относится. И считают ли учителя, что ученики и их родители относятся к ним с уважением.

Следующая составляющая – отношения между учениками. Готовы ли они помогать друг другу. Есть ли им дело до переживаний, что происходит у них в жизни. Насколько в целом в школе атмосфера справедливости и уважения царит. Например, одинаковые ли последствия будут, если кто-то совершил проступок, какой-то отличник-любимчик и какой-то аутсайдер. Насколько сильное это разделение. Либо, если ты совершаешь проступок, то кто бы ты ни был, как бы ты ни учился, последствия будут одинаковые.

Могут ли ученики принимать какое-то участие в создании школьных правил? Знают ли они вообще, по какой системе правил они должны жить, согласны ли они с ними.

Четвертое измерение – безопасность в школе. Насколько себя, в том числе и физически, чувствуют дети в школе безопасно. Внутри школы, в классах, в туалетах, в коридорах, на пришкольной территории, по пути в школу. Все вместо это создает тот самый школьный климат.

И основной результат, который мы получили, поскольку мы смотрели связь с травлей, с буллингом, результат связан с тем, что более низкие оценки этому климату, то есть плохо себя чувствуют в школе дети, если в школе травля распространена. И не важно, являются ли при этом дети инициаторами этой травли или же они жертвы травли, или они просто ее свидетели. Для нас это было принципиально. Обычно считается, что плохо себя чувствуют только жертвы. А те, кто это инициируют, они на коне, им классно, они приходят в школу каждый день с таким ощущением: чего бы еще такого учинить, классно оторвусь сегодня. И свидетели такие приходят: вот, сейчас посмотрим на гладиаторские бои, будет весело и здорово. Никому не весело, никому не здорово на самом деле. Они все чувствуют себя там плохо.

Д. Завгородняя:

— А учителя чувствуют себя хуже в школах, где существует травля? И вообще, что учителя сказали?

М. Новикова:

— Для учителей самая болезненная тема сейчас – взаимоотношения с родителями.

А. Милкус:

— Если мы вернемся к теме, почему приходят в школу с оружием, все-таки я бы хотел подчеркнуть, что, действительно, эти ребята уже за гранью нормальности. Стрельба в школе в Отрадном в 2014 году, Сергей Гордеев, убит учитель географии, убит сотрудник вневедомственной охраны, серьезно ранен полицейский. Сергей Гордеев уже на свободе. Об этом недавно написали наши коллеги в «Новой газете». Он пролечился принудительно и ходит по району Отрадное. Керченский стрелок – 2018 год, 21 человек погиб, учащиеся и персонал. Тоже психиатрический диагноз. У этого парня из Казани – посмотрим, что будет.

Не смешиваем ли мы несколько вещей здесь? Все-таки люди с реальными психиатрическими диагнозами и обстановка в школе, ситуация, когда детям в школе некомфортно.

М. Новикова:

— Мне кажется, что, по счастью, в России сейчас несколько случаев было всего лишь. Ужасно, что они были, но их было несколько. Если мы сравним с Соединенными Штатами, там их десятки произошли. Скорее всего, сейчас в России, действительно, те, кто до этого доходят, это люди с диагнозами. Это так называемый второй тип – психотический. Из этого, что я читала про Ильназа, есть предпосылки, что результат будет такой. Что экспертиза его признает невменяемым. У нас доступность оружия ниже, если сравнивать с теми же Штатами. Ряд других факторов другой. У нас на данный момент в основном это люди психически больные. Как будет потом – вопрос.

В. Погодин:

— Или мы можем сказать, что по каким-то причинам экспертиза их признает психически больными. Являются они таковыми или нет, мы точно сказать не можем. Гораздо выгоднее в нашей ситуации признать, что они психически больные, такие особенные. Он был просто больной, ушибленный, школа на него еще немножко повлияла, он пошел и всех перестрелял. Но мне кажется, что то, что происходит в Соединенных Штатах, оно рано или поздно перекочует и к нам. И рано или поздно мы встретимся со случаями, когда это будут не психически больные. И нам не удастся это доказать. Это будут, может быть, даже вполне успешные дети. Потому что здесь, на мой взгляд, причины другие. То, что Маша говорила про климат, это условия.

А. Милкус:

— «Школа и детсады – это элементы лагерной системы. Родители по гудку идут на работу, детей сдают в казенные учреждения, там их любить никто не обязан. Они там чужие».

Валерий из Красноярска:

— У меня педагогическое образование, я закончил педагогический университет в свое время. Последнее место работы – университет, старший преподаватель. Я прямо сейчас устраивался на работу в школу сторожем. И там коррупция конкретная. Меня посылали в коммерческую клинику, чтобы я заплатил 2 тысячи. Они тупо это распиливают, я так думаю. Я могу ошибаться.

А. Милкус:

— Понятно. Это не тема нашего разговора – коррупция в школе.

Почему дети относятся к школе агрессивно? Или школа относится к детям агрессивно почему?

В. Погодин:

— Потому что переживания детей в школе никого не интересуют. Школе нет дела до ученика. До Валерия из Красноярска тоже школе нет дела. Ему сказали: ты должен пройти медосмотр. В этом нет никакой коррупции. Но тебя направили в эту клинику. Он сейчас обратился к нам со своим переживанием. Мы не откликнулись на него. У нас этого в дискурсе даже нет. В принципе в школе очень не принято откликаться на переживания детей. Чувственный, аффективный аспект может просто не существовать. В школе главное – ты должен что-то усвоить, показать, как ты это усвоил. Желательно, чтобы у тебя было побольше пятерок, чтобы родители и учителя были спокойны.

А. Милкус:

— А как школа должна эмоционально откликаться на каждого ребенка? В школе пятьсот человек минимум.

В. Погодин:

— И минимум 50 учителей на 500 человек.

А. Милкус:

— И это не много. У нас есть школы по 3,5 тысячи, по 5 тысяч учеников.

В. Погодин:

— И там минимум 500-600 учителей.

А. Милкус:

— Они должны обеспечивать качественное образование. Чтобы дети хорошо знали школьную программу, чтобы они сдали ЕГЭ хорошо, поступили в университет или колледж. Это же другая совсем задача. Душеприказчиком школа не должна быть.

Д. Завгородняя:

— Тут еще проблема в том, что приходит молодой учитель, с горящими глазами. Начинает эмоционально откликаться на детей. К нему приходят с откровениями. Он на них правильно реагирует. А потом у него через какое-то время наступает выгорание.

А. Милкус:

— Как вы себе представляете школу, которая должна эмоционально откликаться на каждого ребенка?

В. Погодин:

— Я вполне представляю. Мало того, это как раз школа, которую дети любят и в которой им комфортно Это ровно то, о чем говорила Маша, когда она говорила, что в этой школе как раз благоприятный психологический климат. Потому что там нужны всего три вещи, по сути. Первое – дети должны видеть, что их переживания услышаны. Не одним учителем, а коллективом или значимой частью коллектива. И тогда те учителя, которые не будут слышать этого, будут восприниматься просто как профессионалы, у которых надо чему-то научиться, и до свидания.

У ученика должно быть, к кому обратиться, к взрослому. И это нормально. И взрослых в школе хватает. Если мы не будем забывать о том, что у нас есть учителя. Если мы будем уповать на психологов, тьюторов и так далее, нет, не хватит, точно не хватит. А вот первое – это услышать. Второе – то, что ребенок…

А. Милкус:

— Как это возможно?

В. Погодин:

— Здесь конкретная техника.

А. Милкус:

— Вы строите воздушные замки. У нас большинство учителей работают на две ставки.

В. Погодин:

— Я сам специально год поработал на две ставки. И мне хватило. А еще при этом учился. Дело не в этом. Дело в компетентности. Но ко всему прочему, дело еще и в ценностных основаниях. Если учителю не важно то, что переживает ученик, ученик от него закроется. Я проводил по этому поводу исследование, каким учителям доверяют ученики. И попутно я выяснил три компонента, как они с ним общаются. Очень здорово оказался связан стиль общения учителя с тем, доверяют ему ученики или нет. Но я выяснил маленькую побочную деталь. Более чем половине учителей ученики в этом исследовании не доверяют. Это была очень успешная школа, в которой я тогда работал. Так чисто случайно выяснилось.

Смысл в том, что в школе ребятам небезопасно. А может быть безопасно. И для этого есть конкретные методы, они давно описаны Ушинским, Макаренко. Они описаны не у нас, описаны Роджерсом, десятками людей. Мало того, они внедряются прямо сейчас. Это возможно. То, о чем говорили с точки зрения психологического климата, это условия. А причины в том, что дети чувствуют непринятие, а могут чувствовать принятие себя самих как личностей. Непринятие собственного поведения. Нужно уметь работать с поведением, понимать, откуда оно растет.

После чего, когда они чувствуют принятие, им нужно эмпатическое понимание. Эмпатия, мы говорим: ой, какой хороший учитель, он проявляет эмпатию. Но он совершенно не обязан выгорать от этого.

А. Милкус:

— Мария, если школа будет добрая, эмпатичная, открытая, реально ли избежать нападений на школу?

М. Новикова:

— Возвращаюсь к тому, с чего начинала. На сто процентов – нет, не реально. Потому что определенный процент психически нездоровых людей в популяции всегда остается. Причем он достаточно стабилен.

А. Милкус:

— Если у меня не все в порядке с головой, но я знаю, что школа добрая, что она меня не обижала, и я не буду обижать. Может быть, такая логика есть?

М. Новикова:

— Вероятно, вы не пойдете в школу. Возможно, вы пойдете куда-то еще. Поэтому на сто процентов избежать такой опасности не удастся. Значимо снизить, думаю, да. Даже если мы один такой случай предотвратим, это уже бесценно. Потому что речь идет о человеческой жизни. Здесь мы не можем оперировать количеством убитых. Каждый человек бесценен.

А. Милкус:

— Владимир, вы говорите про добрую школу.

В. Погодин:

— Про принимающую школу.

А. Милкус:

— Есть ли у школы запрос стать такой?

В. Погодин:

— Пока нет. В том-то и дело, что школа пока сама не видит этого пути. Но это путь, к которому мы точно идем.

Д. Завгородняя:

— Но выгоревшие преподаватели уходят.

В. Погодин:

— Я убежден, что то, что сейчас происходит, как это ни страшно, это тоже часть пути, что мы идем к человечной школе.

А. Милкус:

— Эта последняя фраза внушает оптимизм. Хотя эфир был сложный.

Причины детской агрессии

Агрессивное поведение в обществе считается неприемлемым. Однако в разных культурах степень ограничения агрессии сильно различается. Например, племена американских индейцев команчи и апачи воспитывали своих детей воинственными, а гопи и зуни, наоборот, ценили миролюбие. Если вдуматься, в природе именно агрессивность помогает многим животным выжить в условиях естественного отбора. В человеческих отношениях агрессивность имеет свои положительные и отрицательные, здоровые и болезненные стороны. Бороться с трудностями, покорять природу, мериться силами — все это социально одобряемая и поощряемая форма агрессии, без которой был бы невозможен прогресс. Так что агрессивность — свойство древнее. Люди, многого добившиеся в жизни, как правило, не лишены агрессивности, которую можно назвать конструктивной. Она побуждает активно добиваться своих целей, дает энергию и уверенность в себе. Такие люди могут сделать для общества много хорошего. Мы же поговорим об агрессивности разрушительной, деструктивной, портящей жизнь и самому ребенку, и его близким.

ЧТО ТАКОЕ АГРЕССИЯ

Ласковый и улыбчивый Миша, едва научившись ходить, начал толкать сверстников, отнимать у них игрушки. Дома и на улице мальчик кричит и топает ногами, когда ему что-то запрещают или не дают.
Трехлетняя Таня ужасно злится, если у нее что-то не получается, в сердцах бросает вещи, но от помощи отказывается, упорно пытаясь сделать все самостоятельно. Десятилетий Никита с первого класса имеет репутацию драчуна и забияки. Он очень любит командовать, не выносит критики и все споры решает с помощью кулаков.
Елена очень хочет поступить в престижный вуз, она отличница в школе, много занимается дополнительно. Она никогда не подсказывает своим одноклассникам на уроках, не дает им списывать, ни с кем не поддерживает близких отношений. 
Одноклассники считают Елену очень жестким человеком.

Всех этих ребят объединяет одно похожее качество — они стремятся настоять на своем, правда, разными способами. В поведении каждого из них присутствует определенная доля агрессии.

Агрессивное поведение

Агрессивное поведение — это наиболее распространенный способ реагирования на срыв какой-то деятельности, на непреодолимые трудности, ограничения или запреты. В обществе такое поведение называют неадекватным, его цель — устранение препятствия.
Агрессия может быть направлена на того, кто мешает достижению цели, на окружающие предметы, на тех, кто не виноват, но просто «подвернулся под руку» или на самого себя, так называемая аутоагрессия. Можно говорить о намеренной или случайной агрессии, инструментальной (для достижения некоторой цели) или враждебной (чтобы причинить кому-то боль).
И все-таки агрессивное поведение не всегда причиняет вред другому человеку или предмету. Предприимчивость, активность, напористость, самооборона, упорство в своих желаниях и стремлениях имеют то же происхождение, что и непослушание, жестокость, упрямство. Постоянная необходимость бороться, преодолевать препятствия может развить дух инициативы или же породить замкнутость и враждебность, может сделать ребенка упорным либо безвольным. Для того чтобы поощрять развитие положительных сторон агрессивности и препятствовать появлению отрицательных, необходимо понять природу и происхождение агрессивного поведения.

Мальчики агрессивнее?

Время от времени ученые начинают спорить: является ли мужская агрессивность биологически предопределенным качеством. Проведенные исследования показывают, что действительно мужчины чаще ведут себя более агрессивно, чем женщины, соответственно мальчики агрессивнее девочек. Но доказательств генетической предрасположенности мужчин к агрессивному поведению ни медикам, ни биологам обнаружить пока не удается.
Большинство психологов склоняется к мысли, что на высокую степень агрессивности мальчиков оказывает влияние культурно-воспитательная традиция. Модели поведения, предлагаемые мальчикам, значительно отличаются от моделей поведения, предоставленных на выбор девочкам.

Агрессия входит в мужской стереотип поведения, она чаще ожидается и поощряется. Различия в поведении мальчиков и девочек появляются уже на втором году жизни. Мальчик с раннего возраста должен уметь давать отпор, его учат и поощряют самостоятельно разбираться с обидчиками. Девочку порицают за излишнюю активность, напористость, желание командовать.

Одно и то же поведение на детской площадке может порадовать родителей девочки и расстроить родителей мальчика, и наоборот. Например, малыш безропотно отдает свою игрушку более агрессивному сверстнику. «Молодец! Умеет уступить, нежадная!» — с гордостью скажут родители девочки. «Ну и тяпа же наш сын! Даже не может постоять за себя!» — расстроятся родители мальчика.
Социологи отмечают, что в среднем женщины всех возрастов проявляют больший интерес к переживаниям, эмоциям окружающих, чем мужчины. Хотя представители обоих полов одинаково разбираются в чувствах других людей, женщины более склонны к сопереживанию, так как эта роль предписана им нашей культурой. Достаточно, например, сравнить выбор игрушек для мальчиков и девочек. Некоторые игрушки мальчиков направлены на разрушение, например оружие, а девочек на созидание (наборы для шитья, вышивание, кухонная утварь). Куклы и мягкие игрушки ориентируют девочек на мир чувств и переживаний, а бесчувственная техника или конструкторы побуждают мальчиков, даже играя, добиваться какой-либо цели.
Девочки, играя в дочки-матери, в больницу, школу или магазин, репетируют различные социальные роли, причем опять же созидательные. Игры мальчиков в школьном возрасте — это главным образом боевые, состязательные игры.
Девочек максимально приобщают к творческим занятиям (танцы, музыка, рисование), мальчиков чаще отдают в спортивные секции, предпочитая различные виды борьбы и мотивируя это тем, что мальчику необходимо уметь постоять за себя. Хотя в конце концов все спортивные соревнования, встречи, матчи не что иное, как цивилизованная, подчиненная определенным правилам и порядку, сублимированная форма агрессивного поведения. В некоторых видах спорта это более очевидно (например, в боксе), в некоторых едва обозначено (фигурное катание). Но в любом случае смысл спортивных состязаний в том, чтобы победить соперника и выиграть. А стремление быть первым одинаково развито у мужчин и женщин.

С возрастом проходит?

Наиболее сильные проявления агрессии характерны для детей. Агрессивность обнаруживается очень рано — в отчаянном плаче грудного младенца нетрудно услышать злость и возмущение. Причина проста — малышу в чем-то отказывают, и это его раздражает. Дети, безусловно, более ранимы, их легко обидеть или обмануть, поэтому в большинстве случаев детская агрессивность — это реакция борьбы, так ребенок протестует против запретов и ограничений, налагаемых взрослыми.
Появляясь в младенчестве, агрессивность обычно растет на протяжении раннего дошкольного периода, прежде чем пойти на убыль. Спад агрессии связывают с возрастающей способностью детей разрешать конфликты неагрессивными способами (словами, а не кулаками), а также с появлением опыта взаимодействия в игровых ситуациях. К тому же к 6—7 годам дети становятся менее эгоцентричными и начинают лучше понимать чувства и поступки других. Тем не менее, согласно наблюдениям психологов, люди, у которых в зрелом возрасте появились отклонения, неприемлемые с социальной точки зрения, в детстве проявляли агрессивность по отношению к окружающим, не признавали авторитетов, враждебно относились к любым формам организации.

Если своевременно учить детей направлять свои агрессивные чувства в определенное русло и в то же время побуждать их к такому позитивному социальному поведению, как помощь или участие, можно избежать многих проблем в старшем возрасте.

ПРОЯВЛЕНИЯ ДЕТСКОЙ АГРЕССИИ

Существует несколько видов детской агрессии. Ребенок может проявлять физическую агрессию, то есть нападать на окружающих или ломать вещи, и вербальную — оскорблять окружающих, ругаться. Также его агрессия может быть направлена на самого себя, он причиняет себе боль, находя в этом какое-то утешение. Рассмотрим причины и особенности каждого из этих типов детской агрессивности.

Ребенок бьет окружающих

Каждый ребенок в своей жизни хоть раз толкнул или стукнул другого. Следует иметь в виду, что желание драться — это далеко не всегда признак плохого воспитания. Источники такого поведения могут быть разными. Вот несколько типичных примеров проявления детской драчливости.

1. Четырехлетняя Наташа ездила отдыхать к бабушке, а когда она вернулась домой, ее было не узнать. Девочка стала бить всех детей во дворе, с которыми до этого у нее были прекрасные отношения. Ее воспитанная тихая мама была шокирована поведением дочери. Наташа у бабушки общалась с агрессивными детьми и научилась их способам достижения цели, которые стала применять и в своем дворе.

Рукоприкладство на детской площадке надо пресекать сразу, терпеливо объясняя ребенку, почему не следует толкаться или вырывать из рук игрушки. Следует с самых первых «выходов в свет» учить ребенка социально приемлемым способам разрешения конфликтных ситуаций. Если ребенок постоянно ссорится с другими детьми, следует обратиться за консультацией к детскому психологу.

2. Пете полтора года, он подвижный и любопытный, родители иногда шлепают сына, если он не слушается. Однажды мама запретила ему играть с пультом от телевизора — Петя закричал и ударил маму по руке. Петя решил, что это самый надежный способ добиться своего, ведь и родители шлепают его, когда он делает что-то не так.

Родителям следует строго сказать ребенку’, что так делать нельзя, маме больно. Необходимо также проследить, не слишком ли часто они прибегают к телесным наказаниям. Если их нельзя избежать — пусть они будут самой крайней мерой. Надо стараться как можно чаще объяснять ребенку правила поведения на словах.

3. Кате семь лет, а ее брату Коле — пять, они постоянно ссорятся, дерутся, родители уже устали разбираться, кто прав, кто виноват.

Драки между старшим и младшим ребенком в семье — это привычное и почти неизбежное явление, особенно при небольшой разнице в возрасте. Чем меньше родители будут реагировать на ссору или драку своих детей, тем лучше, за исключением тех случаев, когда дети могут пораниться. Часто в отсутствие взрослых дети забывают про свои ссоры и дружно играют. Но в результате вмешательства родителей любая ссора приобретает значение важного события. Например, обиженный ребенок специально провоцирует брата или сестру на рукоприкладство, чтобы его наказали.
Родителям лучше всего сделать вид, будто они ничего не слышат и не видят, или под каким-нибудь предлогом развести детей как можно дальше друг от друга. А разбираться, что случилось, следует только после того, как дети совсем успокоятся.

Если ребенок считает, что агрессия является единственным способом добиться своего, или бьет слабых и беззащитных, чтобы самоутвердиться, то необходимо обратиться за помощью к специалисту.

Ребенок портит вещи

Самый «разрушительный» период у малышей начинается после года и продолжается примерно до двух лет. В этом возрасте ребенок обычно действует незлонамеренно — он творит, конструируя новую реальность, меняя своими действиями привычное положение вещей. Но бывает, что уже годовалый ребенок стремится что-то сломать, когда сердится или обижен. Например, он гневно бросает игрушку на пол в досаде, что не может научиться с ней обращаться. Или, устав от бесконечных запретов взрослых, рвет на части свою тряпочную зверушку, срывая на ней свою злость на родителей.
Еще одна причина, вызывающая желание ломать, портить, уничтожать, кроется в зависти и стремлении самоутвердиться. Например, Толя завидует Диме, потому что тот умеет строить красивые замки из песка, и, чувствуя себя неспособным создать что-то подобное, злится не на Диму, а на замки, успокаивая себя тем, что рушит их.
Родителям не следует сразу же заменять сломанные ребенком вещи новыми, лучше оставить повсюду обломки, чтобы малыш видел последствия своего поведения. Маленьким детям следует иногда давать игрушки, которые они смогут разбирать и собирать, чтобы удовлетворить свое любопытство. Если ребенок часто ломает игрушки в приступе раздражения или из озорства, родители должны как можно мягче дать ему понять, что недовольны и сердятся.

Если никак не реагировать на такие поступки, то ребенок может принять попустительство за молчаливое одобрение. Но и силой принуждать малыша к повиновению не стоит, иначе можно вызвать у него стремление еще больше ломать.

Если ребенок, например, что-то сломает в чужом доме, нужно извиниться перед хозяевами при малыше и объяснить ему, почему все не одобряют его поступок.
Важно помочь ребенку адаптироваться к окружающей обстановке, почувствовать себя любимым, и тогда его желание ломать и разрушать пройдет само собой. Следует всегда помнить, что даже самые уравновешенные люди, когда были детьми, не всегда являли собой образец аккуратности и сдержанности.

Ребенок ругается

  • Под вербальной агрессией понимают словесные угрозы и оскорбления другого человека. Не случайно за сквернословие в общественных местах во всех законодательствах мира предусмотрено административное наказание в виде штрафов. Эти так называемые бранные или неприличные слова рано или поздно появляются и в лексиконе ребенка. Источником этих слов в словаре ребенка могут стать сами родители, другие дети, соседи и, конечно, телегерои. Произносить ругательства ребенок может, едва научившись говорить, правда, не понимая, что они означают. Почему дети так охотно и точно повторяют нехорошие выражения?
  • Во-первых, их привлекает та эмоциональность, с которой эти слова произносят окружающие. Ругающийся человек обычно «излучает» безграничную самоуверенность, его жесты очень выразительны, вокруг него возникают определенное волнение и напряжение.
  • Во-вторых, узнав, что говорить такие слова можно только взрослым, ребенок, стремящийся во всем походить на старших, непременно начнет употреблять запрещенные выражения в своей речи.
  • В-третьих, видя, что такие слова шокируют взрослых, дети начинают их использовать, чтобы позлить, подразнить родных. Для них бранные слова становятся еще одним оружием мести.

Бесполезно ругать детей за использование неприличных слов или запрещать им их произносить. Это сделает ругательства еще более привлекательными в глазах ребенка, он будет их употреблять, но постарается, чтобы вы это не слышали. Тогда о достижениях своего ребенка в этой области вы будете узнавать от воспитателей или учителей.

Часто ребенок не понимает, что произносит нехорошие, обидные слова. Следует объяснить ребенку7, что таким образом он оскорбляет всех присутствующих, что употреблять такие слова неприлично. Подросткам надо сказать, что люди используют ругательства лишь в крайнем случае, когда в результате эмоционального напряжения им уже не хватает слов. Но даже в таких ситуациях можно обойтись без неприличных выражений. Например, одна учительница предложила своим пятиклассникам использовать вместо общепринятых ругательств названия динозавров или цветов. Можно обозвать наступившего на ногу одноклассника диплодоком или кактусом. Это прозвучит также эмоционально, но менее грубо.
Естественно, во избежание раннего появления ругательств в лексиконе ребенка взрослым необходимо следить за собственной речью.
Если ребенок спрашивает о значении того или иного бранного слова, не следует уходить от ответа. Скажите, например, что так говорят люди несдержанные и невоспитанные, когда хотят обидеть или разозлить человека. Конечно, если услышал он это слово не от вас. В противном случае, если ребенок поймал вас на слове, имеет смысл извиниться перед ним, сказать, что, к сожалению, вам не удалось сдержаться, вы поступили плохо. Дайте ему понять, что искренне раскаиваетесь, и впредь постарайтесь держать себя в руках.
В известной сказке Н. Лагина «Старик Хоттабыч» Волька в сердцах обозвал Хоттабыча балдой, а на его вопрос, что это значит, объяснил: «Балда — это что-то вроде мудреца». И был очень смущен, когда Хоттабыч публично обратился к нему со словами: «О превосходнейший в мире балда!» Иногда родители ведут себя так же, как Волька, придумывая «культурные» объяснения ругательств.

Конечно, не стоит говорить ребенку настоящее значение каждого ругательства, но, с другой стороны, ни в коем случае не следует скрывать от него, что это неприличные, бранные слова. Иначе он будет употреблять их в своей речи и однажды может поставить вас в неловкое положение.

Ребенок причиняет себе боль

Мальчик-второклассник в минуты отчаяния царапал себя, а пятиклассник начинал стучаться головой об стенку, когда ссорился с одноклассниками. Оба не могли объяснить, почему так поступают, говорили, что их в этот момент переполняли отрицательные эмоции, что им было необходимо сделать что-то подобное, чтоб успокоиться.

По наблюдениям специалистов, некоторые дети, сталкиваясь с трудностями, направляют свою агрессию на самих себя. Создается впечатление, что ребенок хочет причинить себе боль или даже уничтожить себя. Иногда родители с ужасом наблюдают, как их малыш бьется головой о стенку кроватки. Более старшие дети способны в буквальном смысле рвать на себе волосы, а в подростковом возрасте у таких детей могут быть суицидальные попытки. Подобное поведение психиатры называют самоагрессией, или аутоагрессией. Оно вызвано неуверенностью в себе, порождается недостатком родительской любви, тепла и понимания со стороны окружающих, но может быть и признаком психического заболевания. Иногда такое поведение может носить демонстративный характер: мол, вот как мне плохо или вот как я мало себя ценю. В любом случае лучше как можно раньше обратиться за консультацией к клиническому психологу или психиатру.

МАЛЕНЬКИЕ АГРЕССОРЫ — КТО ОНИ?

Некоторые дети часто отбирают у других малышей игрушки, толкаются, дерутся, они очень подвижные и шумные. Никакие призывы «вести себя хорошо» не помогают. А если родители пытаются утихомирить такого разбушевавшегося ребенка силой, он начинает истошно вопить, топать ногами, брыкаться, даже кусаться. Это, так сказать, внешний, всем очевидный портрет маленького агрессора. Но что же заставляет его так себя вести, что творится в его душе? Поняв это, мы сможем помочь ему и свести агрессивное поведение к минимуму.

Личностные особенности

Маленькие агрессоры всегда испытывают трудности в общении с родными и сверстниками. Они изначально отличаются от других детей большей вспыльчивостью, непокорностью, непредсказуемостью, дерзостью, мстительностью. Им свойственны самоуверенность, недостаток внимания к чувствам окружающих. Они в меньшей степени реагируют на похвалу и поощрение. Эти дети бывают очень обидчивы, бурную реакцию протеста у них может спровоцировать любое замечание или шутливое прозвище. Они нередко наделены лидерскими чертами и бунтуют против стремления взрослых всецело подчинить их своей воле.
Агрессивный ребенок не умеет отстаивать свои интересы, в споре не способен найти адекватные аргументы, поэтому кричит, спорную вещь отнимает, ругается, требует, хитрит, плачет. Он не умеет проигрывать, а если это случается, злится, обижается, отказывается от игры, при этом неудачи надолго выбивают его из колеи.

Эмоциональная неудовлетворенность часто заставляет таких детей искать удовлетворения в причинении боли окружающим — они мучают животных, издеваются над другими детьми, оскорбляют их словесно и действием, ябедничают. И тем самым обретают внутреннее равновесие.

Ребенок, испытывающий подавленность, напряженность, стресс, неуверенность в себе, тоже может быть агрессивен. Агрессия в данном случае становится средством защиты от чувства тревоги. Ребенок ожидает от всех подвоха и бросается защищать себя, как только почувствует, что кто-то ему угрожает. Он атакует, не дожидаясь нападения, при этом бьется отчаянно, изо всех сил. Такой ребенок попадает в ловушку собственной мнительности. Интерпретируя действия других детей как враждебные, он своими агрессивными реакциями вызывает агрессию со стороны окружающих.
Серьезное отставание в учебе может быть как следствием, так и причиной агрессивности ребенка. Исследователи отмечают, что большинство школьных хулиганов плохо читают, у них низкий уровень грамотности. Сам факт неудач в школьном обучении вводит некоторых детей в состояние разочарования и обиды, которое может перерасти в протест, агрессивное поведение.

Особые случаи

Восьмилетний Даня ведет себя плохо всегда и везде. По словам мамы, с ним было очень трудно с самого раннего детства.

Специалисты называют такие проявления патологией характера, или психопатией. Психопатия часто бывает наследственной, то есть обнаруживается у детей, имеющих родственника с таким же несносным характером.
Грубостью и жестокостью своих поступков нередко шокируют окружающих больные эпилепсией. Существует патология характера, которую психиатры называют эпилептоидной. У этих людей никогда не бывает припадков, но черты их характера напоминают черты больных эпилепсией. Эпилептоиды с детства очень педантичны, чрезмерно любят порядок, властны и весьма агрессивны со слабыми, угодливы с сильными. В таких случаях психиатр при необходимости может назначить лекарства, нормализующие настроение, успокоительные средства.
К повышенной возбудимости, а следовательно, и агрессивности ребенка могут привести осложнения беременности и родов у матери (например, тяжелый токсикоз или обвитие ребенка пуповиной). Увеличивает риск возникновения поведенческих нарушений, в том числе повышенной агрессивности, черепно-мозговая травма, перенесенная ребенком в любом возрасте. Иногда эти нарушения оказываются незначительными и сами проходят. Но бывает, что травма имеет длительные последствия. Например, у ребенка может быть постоянно повышено внутричерепное давление, он все время возбужден, вследствие чего становится неуправляемым, раздражительным.

Для профилактики подобных отклонений также необходимо обратиться за консультацией к психоневрологу. Он назначит лекарства, восстанавливающие функции нервной системы и нормализующие внутричерепное давление, или успокоительные средства, помогающие снизить возбудимость нервной системы. Но одной медицинской помощи в таких случаях мало, нужны серьезные воспитательные усилия со стороны родителей.

Агрессивные дети, каковы бы ни были причины такого их поведения, попадают в замкнутый круг. Им не хватает любви и понимания со стороны близких, но своим поведением они отталкивают окружающих, вызывая их неприязнь, которая, в свою очередь, усиливает детскую агрессивность. Именно недружественное, враждебное отношение окружающих, а не внутренние трудности провоцируют ребенка, возбуждая в нем чувства страха и гнева. То поведение, которое воспринимается как асоциальное, является отчаянной попыткой восстановить социальные связи. До проявления явной агрессии ребенок выражает свои потребности в более мягкой форме, но взрослые не обращают на это внимания.
Вполне естественны проявления агрессии у ребенка, который каждый день становится свидетелем ссор между родителями, заканчивающихся взаимными оскорблениями или дракой. Кроме того, причиной агрессивного поведения ребенка могут стать чрезвычайно суровая или слишком слабая дисциплина, непоследовательность родителей в своих требованиях и поступках, безразличное отношение к детям, принятое в семье отрицание авторитетов.
Несколько лет назад многих американцев потряс такой случай: подросток застрелил полицейского. Эксперты-психологи выяснили, что отец мальчика был крайне непоследователен в вопросах обучения своих детей правилам и нормам поведения, не признавал авторитетов, враждебно относился к окружающим. Не раз при сыне отец оскорблял его учителей, всегда непочтительно отзывался о полицейских и прочих представителях власти. Все это, по мнению специалистов, сыграло не последнюю роль в формировании характера ребенка и привело к столь трагическим последствиям.

Стили родительского воспитания и детская агрессивность

Отечественные и зарубежные психологи, изучая особенности воспитания в разных семьях, пришли к выводу, что формирование личностных качеств детей напрямую зависит от стиля общения и взаимодействия в их семье. Рассмотрим некоторые примеры стилей родительского воспитания и проанализируем их влияние на развитие личности ребенка.

  • Авторитарный стиль воспитания. Общения между детьми и родителями как такового не происходит, его заменяют жесткие требования и правила. Родители чаще всего отдают приказания и ждут, что они будут в точности выполнены, обсуждения не допускается. Дети в таких семьях, как правило, непритязательны, замкнуты, боязливы, угрюмы и раздражительны. Девочки обычно остаются пассивными и зависимыми на протяжении подросткового и юношеского возраста. Мальчики могут стать неуправляемыми и агрессивными и чрезвычайно бурно реагировать на запрещающее и карающее окружение, в котором их растили.
  • Либеральный стиль воспитания. Родители почти совсем не регламентируют поведение ребенка, открыты для общения с детьми. Детям предоставлена полная свобода при незначительном руководстве со стороны родителей. Отсутствие каких-либо ограничений приводит к непослушанию и агрессивности, дети часто ведут себя на людях неадекватно, склонны потакать своим слабостям, импульсивны. При благоприятном стечении обстоятельств дети в таких семьях становятся активными, решительными и творческими личностями. Если же попустительство сопровождается открытой неприязнью со стороны родителей, ребенка ничто не удерживает от того, чтобы дать волю своим самым разрушительным импульсам.
  • Отвергающий стиль воспитания. Своим поведением родители демонстрируют явное или скрытое неприятие ребенка. Например, в тех случаях, когда рождение ребенка было изначально нежелательным или если хотели девочку, а родился мальчик. Ребенок изначально не соответствует ожиданиям родителей. Бывает, что малыш на первый взгляд желанен, к нему внимательно относятся, о нем заботятся, но у него нет душевного контакта с родителями. Как правило, в таких семьях дети становятся либо агрессивными, либо забитыми, замкнутыми, робкими, обидчивыми. Неприятие порождает в ребенке чувство протеста. В характере формируются черты неустойчивости, негативизма, особенно в отношении взрослых.
  • Индифферентный стиль воспитания. Родители не устанавливают для детей никаких ограничений, безразличны к ним, закрыты для общения. Часто они так погружены в собственные проблемы, что у них просто не остается времени и сил на воспитание детей. Если безразличие родителей сочетается с враждебностью (как у отвергающих родителей), ребенок может проявить склонность к асоциальному поведению.
  • Гиперсоциальный стиль воспитания. Родители стремятся педантично выполнять все рекомендации по «идеальному» воспитанию ребенка. Дети в подобных семьях чрезмерно дисциплинированны и исполнительны. Они вынуждены постоянно подавлять свои эмоции и сдерживать желания. Результатом такого воспитания становится бурный протест, агрессивное поведение ребенка, иногда и аутоагрессия.
  • Эгоцентрический стиль воспитания. Ребенку, часто единственному, долгожданному, навязывается представление о себе как о сверхценном человеке. Он становится кумиром и «смыслом жизни» родителей. При этом интересы окружающих нередко игнорируются, приносятся в жертву ребенку. В результате он не умеет понимать и принимать во внимание интересы других, не переносит никаких ограничений, агрессивно воспринимает любые преграды. Такой ребенок расторможен, неустойчив, капризен.
  • Авторитетный стиль воспитания наиболее эффективный и благоприятный для развития гармоничной личности ребенка. Родители признают и поощряют растущую автономию своих детей. Открыты для общения и обсуждения с детьми установленных правил поведения, допускают изменения своих требований в разумных пределах. Дети в таких семьях превосходно адаптированы, уверены в себе, у них развиты самоконтроль и социальные навыки, они хорошо учатся в школе и обладают высокой самооценкой.

Наказание и агрессия

С одной стороны, данные исследований указывают на то, что если ребенку удалось добиться чего-то с помощью агрессии, то он будет прибегать к ее помощи еще и еще. Но применение наказания для отучения от агрессии также приводит к усилению детской агрессивности.

Если детей наказывают за агрессивные действия, то скорее всего в дальнейшем они не будут вести себя подобным образом, по крайней мере в присутствии того, кто может их за это наказать. Однако они могут направить свои агрессивные чувства и действия по другим каналам.

К примеру, ребенок может стать менее агрессивным дома, зато более агрессивным в школе или выражать свою агрессию другими способами — не драться, а выдумывать про других детей обидные истории или давать им клички. Кроме того, наказания могут стать причиной повышения у ребенка общего уровня агрессивности. Родители, прибегающие к физическому наказанию для усмирения детской агрессии, подают ребенку яркий пример эффективности агрессивного поведения. Обычно если ребенок реагирует вызывающе на родительское замечание, то взрослый усиливает угрозы и наказания. Это приводит к тому, что детская агрессия нарастает, а не сходит на нет. Она может быть подавлена в конкретном случае, но проявится в другой раз.
Педагог Ли Страссберг и его коллеги в 1994 году изучали связь между шлепками, которыми родители награждали своих маленьких детей за разные провинности, и степенью агрессивного поведения, которое эти дети демонстрировали в отношениях со сверстниками, когда стали ходить в детский сад. Дети, подвергавшиеся физическим мерам воздействия со стороны родителей, вели себя более агрессивно по сравнению с теми детьми, которых не наказывали физически. При этом чем строже было наказание, тем агрессивнее было поведение детей по отношению к сверстникам.

Однако совсем отказываться от наказаний не стоит. Нельзя бить ребенка, кричать, обзывать его обидными словами, но можно использовать приемы так называемой поведенческой терапии.

Справедливое и уместное применение системы поощрений и наказаний помогает добиться в воспитании неплохих результатов. Можно, например, запретить ребенку смотреть мультфильм или играть на компьютере, отменить чтение книжки или покупку мороженого. Если же ребенку удалось успешно справиться с каким-то трудным для него делом, его обязательно нужно похвалить, отметить это достижение.

Чувство вины

В процессе развития и воспитания у ребенка складывается определенное представление о добре и зле и чувство ответственности — все это принято называть совестью. Именно совесть останавливает человека, когда он порывается действовать под влиянием сильных чувств. Однако, если ребенок проигнорирует «советы» своей совести, у него возникает чувство вины, которое заставляет помнить о совершенных ошибках и стремиться не повторять их в будущем. Но слишком сильное чувство вины может, наоборот, спровоцировать асоциальное поведение ребенка. В таком случае это чувство, как и страх наказания, только усиливает агрессивность ребенка.
Часто дети открыто проявляют непослушание родителям, а потом долго переживают свой поступок, чувствуя себя виноватыми. Собственная агрессия вызывает у них боязнь утратить любовь и заботу родителей. Эта боязнь, в свою очередь, тоже может развивать агрессивность, и возникает порочный крут — ребенок подавлен не только родительским отношением, но также собственными чувствами вины и страха. В таком случае агрессия ребенка направляется на другие объекты.
Получается, что от агрессивности больше всего страдает сам ребенок. Он ссорится с родителями, теряет друзей, использует лишь минимальную часть своих интеллектуальных возможностей и живет в постоянном раздражении из-за мучительного гнета злобы и чувства вины.
Родителям не стоит «загонять ребенка в угол» постоянными упреками и напоминаниями о том, что он провинился. Совершив проступок, ребенок должен получить возможность загладить свою вину и заслужить прощение. Чаще всего достаточно просто объяснить малышу, почему окружающие не одобряют то или иное его действие, сделав это кратко и спокойно. Кроме того, надо как можно чаще хвалить ребенка за хорошие поступки, заостряя внимание именно на них.

Никогда не говорите ребенку, что вы его больше не любите и вообще «отдадите вон той тете». Что бы ни случилось, ребенок должен быть уверен в любви своих родителей. Иначе в приступе отчаяния он решит, что раз его все равно не любят, то и вести себя можно как угодно.

Ребенок в гневе

Часто ребенка воспринимают как агрессивного, если он попросту выражает свой гнев. Это чувство обычно является результатом незащищенности, тревоги или обиды.
Американский психотерапевт Кларк Мустакас проводил лечение тяжело больного семилетнего Джимми. Добрый и кроткий в жизни, Джимми выказывал сильные приступы агрессии во время сеансов психотерапии: ломал и разбрасывал игрушки, кидался глиной и песком, со зверским лицом набрасывался на специального клоуна, бил его до полного изнеможения. Мустакас пишет, что, выражая таким образом свой испуг и гнев, мальчику «удалось прийти к чувству гармонии и восстановить внутренний мир, начинавший рушиться на глазах, когда снова и снова вспыхивала страшная болезнь, когда усиливались страх и боль». Джимми не смог полностью избавиться от боли и страха, но они перестали накапливаться.
Не только тяжелая болезнь, но и менее значимые события в жизни ребенка могут вызывать у него реакцию гнева. Специалист по семейному и детскому консультированию Вайолет Оклендер писала: «В минуты сильного гнева мне становится легче, если я двигаюсь, топаю ногами, кусаю ногти или усиленно жую резинку. Я знаю также, что, сдерживая невыраженные чувства, я не могу как следует сконцентрироваться на чем-либо другом». Так происходит с каждым человеком, и дети не исключение. Поэтому психологи склоняются к мысли, что для полноценного развития родители должны позволять ребенку время от времени «выпускать пар».
Сильное влияние на способ выражения гнева оказывает отношение к нему окружающих. В обществе преобладает установка: «Хорошо никогда не злиться!» Дети очень рано понимают необходимость научиться подавлять свои эмоции, испытывая вину за собственный гнев. Кроме того, наблюдая проявления гнева по телевизору (преступления, войны, драки), ребенок начинает бояться этого чувства. Гнев становится чудовищем, которого надо избегать, подавлять. Асоциальное поведение, в том числе агрессия, рождается из подавленного чувства гнева. Легче «сбросить» отрицательную эмоциональную энергию через использование протеста, бунта, сарказма, круша все вокруг, оскорбляя окружающих.
Бывает, что подавленные отрицательные эмоции проявляются в виде тика, недержания мочи и кала, заикания. Избавиться от этих невротических реакций бывает очень и очень сложно.
Сталкиваясь с детским гневом, родители ведут себя по-разному. Одни из них помогают детям осмыслить свои эмоции и конструктивно их выражать, другие игнорируют гнев или уныние своих детей, третьи осуждают детей за подобные чувства, четвертые согласны с тем, что дети имеют право злиться и выходить из себя, и никак не реагируют на проявления гнева. Исследования показали, что дети, которым родители помогали справиться с отрицательными эмоциями, обгоняют своих сверстников в интеллектуальном и физическом развитии.
Дети, испытывающие частые приступы гнева и не умеющие найти этому чувству правильный выход, становясь взрослыми, испытывают множество неудобств из-за своей гневливости. Им бывает трудно сохранить работу, а их браки часто распадаются.

Психологи говорят, что научиться управлять отрицательными эмоциями не значит никогда их не испытывать. Детям необходимо смириться с гневом как с неотъемлемой частью себя. А родители должны помочь им научиться перенаправлять свои эмоциональные реакции. В таком случае гнев станет движущей силой, способом преодоления препятствий или средством, позволяющим постоять за себя и других.

Идентификация с агрессором

Ко мне на консультацию привели пятилетнего мальчика. Я обратила внимание на игрушку в его руках, так называемый трансформер:
— Миша, а кто это у тебя?
— Это Мистер Смерть из «Человека-Паука».
Он протягивает мне игрушку, и я вижу, что это довольно страшный монстр: весь черный, горбатый, с черепом вместо головы…

Многие специалисты советуют: если хотите лучше узнать ребенка, понаблюдайте за его игрой. В игре ребенок воспроизводит те отношения, в которых он живет, в игре раскрываются страхи и мечты ребенка.
Уже у четырехлетних детей в играх появляются отрицательные герои. Многие дети охотно принимают на себя роли явно отрицательных персонажей, даже предпочитают их положительным. С одной стороны, это связано с тем, что многие отрицательные герои мультфильмов (особенно западных) более успешны, могущественны и поэтому более привлекательны для ребенка. Они очень активны, с ними происходит много интересного, они всегда находятся в гуще событий. Даже профессиональные актеры признают, что злодеев играть интереснее. С другой стороны, для многих детей роль отрицательного персонажа в игре — это возможность попробовать побыть плохим, непослушным, злым, агрессивным и тем самым избежать подобного поведения в жизни. Но если ребенок всегда предпочитает роли злодеев, а его поведение в игре почти ничем не отличается от поведения в реальной жизни, это не может не насторожить. Скорее всего у ребенка очень низкая самооценка, он отчаялся доказать, что он хороший. Принимая на себя отрицательную роль, он сообщает окружающим: вы говорите, что я плохой, я и буду плохим, вам назло! Такой ребенок, несомненно, нуждается в помощи специалиста.

Мама пятилетнего Миши и трехлетнего Пети пожаловалась, что ее старший сын все время играет в какие-то катастрофы. Решила поиграть с детьми в магазин. Младший сын спокойно раскладывал товар, а старший предложил, чтобы магазин захватили террористы. Агрессивность Миши в игре маму очень пугала.

Однако нет ничего удивительного, что сюжет с захватом заложников стал привычным явлением в детских играх. Ведь в последнее время такие террористические акты постоянно обсуждаются в СМИ и в разговорах взрослых. Слушая все это, ребенок начинает испытывать страх, что с ним может случиться нечто подобное. Эта тревога находит отражение в играх. Ребенок как бы старается сделать эту ситуацию привычной, а значит, нестрашной. Кроме того, спасая в игре маму и брата от террористов, мальчик не только учится преодолевать страх, но и пытается доказать собственную значимость.
Отечественные психологи И.М. Никольская и P.M. Гарановская отмечают, что «имитация поведения отрицательных персонажей, отношение к которым вызывает тревогу и беспокойство, нередко позволяет ребенку превратить эту тревогу в приятное чувство безопасности».

Васе восемь лет. Получая возможность поиграть в кабинете психолога, он всегда выбирает роль злого папы, пинает провинившегося сына — плюшевого медведя, кричит на него, ставит в угол. Вася играет роль собственного отца, которого боится. В игре он выражает весь свой страх, злобу и обиду на него.

Всегда лучше, чтобы подавленная агрессия изливалась на игрушку, чем на собаку или младшую сестру.
Проводя занятия с подростками, я часто предлагаю им переделать какую-либо известную сказку на новый, современный лад. В этих осовремененных сказках Серый волк превращается в маньяка или бандита, дракон — в бомбардировщик. Подросшие дети боятся не Бабу Ягу или Лешего, а террористов и грабителей. От этого страха не спрячешься под одеяло. Реальные злодеи намного страшнее сказочных, потому что встреча с ними в жизни вполне вероятна и очень опасна. Одна из форм борьбы с этими страхами — имитация. Именно поэтому дети начинают копировать бандитов, делают соответствующие татуировки и прически, носят одежду, как у них, говорят на блатном наречии, ругаются и ведут себя вызывающе и агрессивно.

Присваивая атрибуты агрессора или имитируя его поведение, ребенок преображается из того, кому угрожают, в того, кто угрожает. Чем незащищеннее чувствует себя ребенок, тем сильнее его стремление походить на пугающий его объект. По этой же причине дети так любят надевать маски и костюмы различных монстров, вампиров и ведьм.

КАК ВЕСТИ СЕБЯ РОДИТЕЛЯМ

Столкновение с детской агрессивностью всегда вызывает растерянность у взрослых. Но некоторые проявления жестокости, упрямства и непослушания не всегда свидетельствуют о наличии у ребенка каких-либо психических отклонений, часто он просто не знает, как себя правильно вести, и ему достаточно просто немного помочь, оказать поддержку. Психологи говорят, что с агрессивными или демонстративными детьми работать легче, чем с замкнутыми или заторможенными, так как они быстро дают понять, что с ними происходит.

Профилактика агрессивного поведения

Для профилактики детской агрессивности очень важно культивировать в семье атмосферу теплоты, заботы и поддержки. Чувство защищенности и уверенность в родительской любви способствуют более успешному развитию ребенка. Чем более уверенным в себе он станет, тем реже будет испытывать гнев, зависть, тем меньше в нем останется эгоизма.
Родителям следует сосредоточить усилия на формировании желательного поведения, а не на искоренении нежелательного, подавая детям пример просоциального поведения (заботы о других, помощи, сочувствия и т. д.).
Необходимо быть последовательными в своих действиях по отношению к детям. Наибольшую агрессию проявляют те дети, которые никогда не знают, какую реакцию родителей вызовет их поведение на этот раз. Например, за один и тот же поступок ребенок в зависимости от настроения отца мог получить либо подзатыльник, либо поощрениее.

Требования, предъявляемые детям, должны быть разумны, а на их выполнении надо настаивать, ясно давая детям понять, чего от них ждут.

Следует избегать неоправданного применения силы и угроз для контроля поведения детей. Злоупотребление такими мерами воздействия на детей формирует у них аналогичное поведение и может стать причиной появления в их характере таких неприятных черт, как злость, жестокость и упрямство.
Важно помочь ребенку научиться владеть собой, развивать у него чувство контроля. Дети должны знать о возможных последствиях своих поступков и о том, как их действия могут быть восприняты окружающими. К тому же у них всегда должна быть возможность обсудить спорные вопросы с родителями и объяснить им причины своих поступков — это способствует развитию чувства ответственности за свое поведение.
Ребенок имеет право выражать свои отрицательные эмоции, но делать это не с помощью визга или тумаков, а словами. Надо сразу дать понять ребенку, что агрессивное поведение никогда не принесет выгоды. Научите ребенка говорить о своих переживаниях, называть вещи своими именами: «я разозлился», «я обиделся», «я расстроился». Когда вы рассержены, старайтесь сдерживать гнев, но выскажите свои чувства громко и сердито: «Я поражен и обижен». Ни в коем случае не обзывайте ребенка глупым, тупым и т.д. — он будет так же вести себя с другими детьми.

Чем больше будет агрессии с вашей стороны, тем больше враждебности зародится в душе ребенка. Не имея возможности ответить своим непосредственным обидчикам — родителям, ребенок отыграется на кошке или побьет младшего.

Иногда ребенку нужно просто понимание, и одно лишь ласковое слово способно снять его озлобление. В других случаях только принятия и сочувствия ребенку бывает недостаточно. Профессор Готман описывает ситуацию, когда отец, чтобы успокоить и утешить заплаканную дочку, покачал ее и усадил посмотреть мультфильмы, но «не спросил девочку, что ее печалит и что она может предпринять здесь и сейчас, чтобы почувствовать себя лучше». А девочка поссорилась со своим братом и была сильно обижена и разозлена на него. В этом случае отцу надо было сказать дочери: «Ты не можешь ударить своего брата, но ты можешь поговорить со мной, когда тебя что-то беспокоит».

Как помочь ребенку стать менее агрессивным

Самое главное — научить ребенка разряжаться — избавляться от накопившегося раздражения, дать ему возможность использовать переполняющую его энергию «в мирных целях».
Однажды учителя и родители стали жаловаться на необычный всплеск агрессивности целого первого класса. Обычно воспитанные и миролюбивые дети, приходя в школу, начинали кричать друг на друга и толкаться, мальчики дрались между собой и с девочками, не проходило и дня, чтобы кому-нибудь не разбили нос. В агрессивном классе были созданы игровые уголки, детям купили кегли и мячики, конструкторы, наборы для рисования. На переменах учителя организовывали для них игры-соревнования, каждому было чем заняться. Агрессивность в классе постепенно сошла на нет — ребятам стало некогда да и незачем выяснять отношения.
Замечательный чешский психолог Зденек Матейчик сказал: «Если у мальчика нет возможности пинать мячик, он будет пинать других детей». Детям необходимо предоставлять как можно больше возможностей разряжать накопившуюся энергию.

Очень активным и склонным к агрессии детям следует создать условия, позволяющие им удовлетворить потребность в движении, а также заняться интересующим их делом. Например, можно предложить им занятия в спортивных секциях, участие в соревнованиях или в постановке спектаклей, организовывать для них разные игры, длительные прогулки или походы.

Задача взрослых в том, чтобы научить детей правильно направлять, проявлять свои чувства. Бывает, что очень вспыльчивый ребенок старается сдерживаться на людях (например, в школе), но дома он срывается: устраивает истерики, скандалит, грубит родным, дерется с братьями и сестрами. Такое проявление агрессии не приносит ему желаемого облегчения. Он недоволен случившимся и чувствует себя виноватым. Из-за этого напряжение увеличивается еще больше, и следующий срыв бывает более бурным и продолжительным. Таким детям необходимо предложить социально приемлемые методы для выражения подавленного гнева.

  • Пусть ребенок останется один в комнате и выскажет все, что накопилось, в адрес того, кто его разозлил.
  • Предложите ему, когда сложно сдержаться, бить ногами и руками специальную подушку, рвать газету, комкать бумагу, пинать консервную банку или мяч, бегать вокруг дома, писать все слова, которые хочется высказать в гневе.
  • Дайте ребенку совет: в момент раздражения, прежде чем что-то сказать или сделать, несколько раз глубоко вдохнуть или сосчитать до десяти.
  • Это помогает успокоиться. Также можно послушать музыку, громко попеть или покричать под нее.
  • Можно попросить ребенка нарисовать чувство гнева. Тогда агрессия найдет выход в творчестве.

Родители могут научиться управлять поведением своих агрессивных детей, для этого следует:

  • обратить особое внимание на игры ребенка. В играх дети осуществляют свои мечты, фантазии и страхи;
  • обсуждать с ребенком, на кого он хочет быть похож, какие качества характера его привлекают, а какие отталкивают;
  • следить за тем, какой пример вы подаете ребенку. Если ребенок судит других людей, награждает их «ярлыками», возможно, он повторяет ваши слова;
  • быть готовым внимательно выслушать ребенка, если он хочет рассказать вам свой сон. Во сне дети часто видят то, чего им не хватает в жизни. Особое внимание обращайте на повторяющиеся сюжеты сновидений;
  • поощрять ребенка говорить о том, что его волнует, что он переживает; научить ребенка прямо говорить о своих чувствах, о том, что ему нравится, а что нет.

Современным родителям очень сложно выдержать соперничество со средствами массовой информации (особенно с телевидением), оказывая воздействие на социальное развитие своих детей. Согласно исследованиям американских социологов, в массовой культуре США проявление агрессии и жестокости часто оценивается высоко и преподносится как средство достижения целей. В телепередачах, которые являются для ребенка мощным источником информации, физическое насилие показывают в среднем пять-шесть раз в час. Агрессия телевизионных и компьютерных героев часто награждается, а положительные персонажи бывают так же агрессивны, как преступники. В нашей стране ситуация с пропагандой агрессивного поведения не сильно отличается от американской. Психологи считают, что телевизионное насилие особенно увеличивает вероятность агрессивных реакций у тех, кто и так склонен к агрессии.
Не надо пытаться полностью оградить ребенка от отрицательных переживаний. В повседневной жизни избежать гнева, обид или столкновения с жестокостью невозможно. Важно научить детей противостоять агрессорам, не уподобляясь им.

Ребенок должен уметь сказать «нет», не поддаваться на провокации окружающих, с юмором относиться к неудачам и знать, что в свои проблемы иногда правильнее посвятить взрослых, чем разбираться с ними самостоятельно.

Однако если родители любят смотреть фильмы ужасов и боевики — ребенок тоже их полюбит. А если бить собаку на глазах у ребенка, нечего удивляться, что через некоторое время он начнет мучить животных, а потом и людей. Дети максималисты, и, получив урок цинизма в детстве, повзрослев, они не станут задумываться о том, что чувствует их жертва.

Только личным примером, развивая у ребенка сочувствие, сопереживание, стремление помогать тем, кто слабее, противостоять волне агрессии, захлестывающей детей с экранов телевизоров, мониторов компьютеров и страниц популярных газет и журналов.

 

http://mumskids.ru/article/articleid/23/esli-rebenok-deretsya-detskaya-agressiya-prichiny-detskoj-agressii

Детский омбудсмен Вологодчины дала советы, как уберечь детей от агрессии в школе

Уполномоченный по правам ребенка в Вологодской области Ольга Смирнова выразила озабоченность увеличением числа случаев агрессии у детей. 

«Все чаще в своей работе сталкиваюсь с проблемами агрессии у детей уже в начальной школе. Это проявляется в неуважении к учителям, оскорблении их, физическом насилии над одноклассниками, порче школьного имущества, нарушении дисциплины», — написала Ольга Смирнова на своей странице Вконтакте.

Она подчеркнула, что перевод в другую школу – не метод решения проблемы. Важно наладить взаимодействие между родителями, ребенком и школой.

«Безусловно, начинать необходимо с семьи, так как проблемы начинают появляться в дошкольном возрасте», — продолжает уполномоченный.

Советы от детского омбудсмена:

♦ Для детей, особенно дошкольного возраста, свойственно непослушание. Если на это есть серьёзная причина (несправедливое наказание, обида), то ребенок злится, что в таких случаях считается нормальной реакцией. Но такие обиды надо тоже прорабатывать, чтобы они не закрепились в поведении.

♦ Нельзя запрещать ребёнку выражать негативные эмоции. Подчеркивайте, что любые эмоции – это нормально!

♦ Помогите ребёнку найти способ для «экологичного» выражения агрессии (это может быть спортивная секция, подвижные игры). Разговаривайте с ним, спрашивайте о том, что его беспокоит.

♦ Повышайте самооценку ребёнка: хвалите за его «сильные» стороны, подчёркивайте достоинства.

♦ Снижайте уровень критики. Постарайтесь исключить или минимизировать агрессию из окружающего мира ребёнка (наказания, ТВ и компьютерные игры с агрессивными акцентами, грубые фразы в разговоре).

♦ Старайтесь общаться из позиции «на равных».

♦ Следите, чтобы ваши слова не расходились с делом (к примеру: говорим о недопустимости применения нецензурных слов, а сами их употребляем).

♦ Развивайте коммуникативные навыки ребёнка.

«Наказания и запрет на выражение негативных эмоций могут закрепить агрессивное поведение ребёнка, загнать проблемы вглубь. Ищите причину возникновения такого поведения. Решать эту проблему можно и нужно только через любовь, ласку и уважение к своему ребёнку», — добавляет Ольга Смирнова.

Агрессия в классе: Здоровые способы вмешательства | by Effective School Solutions

Каждый, кто заинтересован в обучении детей, хочет создавать школы, в которых учащиеся преуспевают. Мы хотим, чтобы наши классы были местами, которые поощряют любопытство и обучение, где учащиеся могут бросить вызов себе, развить свои социальные и эмоциональные навыки и чувствовать поддержку и безопасность.

Еще до закрытия школ в прошлом году в ответ на пандемию COVID-19 педагоги отмечали рост разрушительного, агрессивного и даже насильственного поведения учащихся, которое может подорвать обучение детей и безопасность школьного сообщества.Учителя повсюду сообщали о физических и словесных вспышках, адресованных им и другим ученикам. Они ссылались на то, что их били, пинали, пинали, кололи карандашами и подвергали другим агрессивным действиям. В некоторых школах эти извержения стали тревожно частыми, расстраивая как одноклассников, так и учителей, а в худшем случае делая обучение в классе невозможным.

Возвращение к очному обучению этой осенью привело к череде кризисов психического здоровья и всплеску агрессивного поведения.Эти вспышки не ограничиваются учащимися старшего возраста: некоторые из самых больших всплесков агрессивного поведения были среди детей начальной школы, и учителя и администраторы чувствуют себя плохо подготовленными к тому, чтобы справляться с этим. Многие сотрудники школ сами истощены и истощены, они изо всех сил пытаются достичь академических целей, одновременно следуя протоколам безопасности, связанным с пандемией, и помогая учащимся с нарушениями самоконтроля освоиться в школьной рутине. Нехватка кадров еще больше усугубляет проблему.

До пандемии учителя одного штата Орегон говорили, что агрессия в классе достигла кризисных масштабов.Ассоциация образования штата Орегон выпустила специальный отчет, чтобы срочно привлечь внимание к этой проблеме. «Учащиеся приходят в школу со сложными потребностями, учащиеся и преподаватели не чувствуют себя в безопасности, а у школ и округов нет ресурсов для устранения коренных причин этих инцидентов», — говорится в отчете. «Без соответствующих ресурсов для поддержки сообществ студенты кусаются, пинаются, бьют кулаками. Маленькие дети ругаются, кричат, кричат. Невинные предметы превращаются в опасное оружие.

И проблема не только в Орегоне. Аналогичная беда оказалась в районах по всей стране. В Коннектикуте учителя были настолько обеспокоены поведением в своих классах, что они добивались принятия законодательных мер, призывая законодателей принять законопроект, направленный на устранение этой тревожной тенденции.

«Учащиеся нарушают работу классных комнат и угрожающе угрожают себе, другим учащимся и учителям, — говорит президент CEA [Ассоциации образования штата Коннектикут] Шейла Коэн.«Часто буйных учеников выводят из класса на короткое время, а затем возвращают обратно в тот же класс, где агрессивное поведение продолжается». Коэн добавляет: «Такое поведение и отсутствие поддержки учителей отрицательно сказываются на учебной среде учащихся».

Что происходит?

Все согласны с тем, что агрессия в классе является обостряющейся проблемой. Что менее ясно, так это то, что именно стоит за увеличением.Как и в случае с наиболее широко распространенными явлениями, затрагивающими большое количество студентов, причины, вероятно, будут разнообразными и сложными, а последствия пандемии COVID-19 привели к возникновению совершенно нового набора факторов.

Загляните за агрессию, и вы часто обнаружите травму

Когда учителя сталкиваются с вызывающим, злым или агрессивным поведением учащегося, особенно если отыгрывание носит хронический характер, импульсом может быть определение ребенка как «оппозиционного». или просто «проблемный ребенок».Но редко когда ребенок действительно хочет быть трудным. Обозначение ребенка как «проблемного» или «трудного» в лучшем случае неполно. Всегда есть первопричина, лежащая в основе проблемного поведения, и часто причиной является травма.

Все дети должны пережить свою долю боли и страхов. Но многие ученики в классах сегодня переживают более серьезные травмы. Типы травматического опыта, которые пережили эти молодые люди — или, возможно, до сих пор переживают — охватывают всю гамму: крайняя нищета, бездомность, насилие, пренебрежение, ядовитые последствия расизма, злоупотребление психоактивными веществами со стороны родителей, и этот список можно продолжить.Трудностям, которые жизнь может подкинуть детям, нет конца. И, конечно же, общая травма от пандемии добавила стресса в жизнь детей и тех, кто за ними ухаживает.

Поскольку образовательное сообщество продолжает узнавать больше о многих аспектах травмы, учителя и администраторы пришли к пониманию того, что травма не всегда выглядит как травма. На самом деле дети, пережившие травматические события, могут проявлять любое поведение, включая агрессию.

По мнению экспертов Института детского разума, «педагогам особенно трудно справиться с травмой, потому что дети часто не выражают свои переживания легко узнаваемым образом и могут маскировать свою боль агрессивным поведением». или отталкивает».

Помимо эмоциональных последствий глубоко травмирующих переживаний, исследования показали, что травматические переживания изменяют мозг и могут влиять на детей в социальном, эмоциональном, поведенческом и академическом плане.Травмированные дети могут казаться злыми, подавленными, отказываться от сотрудничества или отвлекаться. Эти дети могут вести себя неприятно, но им срочно нужны понимание и помощь.

Другие причины деструктивного поведения

Хотя травма встречается гораздо чаще, чем мы привыкли думать, безусловно, есть и другие причины агрессивного и деструктивного поведения в школе. Широкий спектр основных проблем может привести к чрезвычайно сложному поведению у детей.

  • Дети с СДВГ могут испытывать сильное разочарование в школьных ситуациях, в результате чего они могут действовать.
  • Учащиеся с невыявленными нарушениями обучаемости могут вспылить, когда сталкиваются со школьными заданиями, которые кажутся им особенно сложными. Молодые люди с проблемами сенсорной обработки легко перегружаются слишком большим количеством шума, слишком большим количеством людей и другими неприятными сенсорными входами. Когда это происходит, они могут стать беспокойными и огорченными, что может привести к агрессивному поведению.
  • Еще одна группа детей, склонных к сильным нервным срывам, — это дети с аутистическим спектром. Когда они испытывают разочарование или вынуждены иметь дело с неожиданными изменениями, они могут стать беспокойными и возбужденными и, таким образом, склонными к вспышкам агрессии.
  • Недиагностированная тревога или депрессия могут быть еще одной причиной взрывных вспышек у детей. Мы могли бы ожидать, что тревожные и/или депрессивные ученики будут выглядеть застенчивыми или сдержанными, но тревога и депрессия могут проявляться по-разному, включая эмоциональную нестабильность.

Всем, кто сталкивается с трудным или разрушительным поведением, полезно помнить, что «поведение — это общение». Дети, которые набрасываются вредными способами, всегда находятся в каком-то бедственном положении. Истерика может быть единственным поведением, которое у них есть в их распоряжении, потому что им «не хватает языка, или импульсивного контроля, или способности решать проблемы».

Борьба с деструктивным поведением: ограничения, изоляция и освобождение от занятий в классе

Наказание того или иного рода имеет долгую историю в нашей образовательной системе как средство контроля поведения учащихся с частым использованием отстранения и исключения .В 1990-х годах школы, проводившие политику «нулевой терпимости», часто жестоко наказывали учеников даже за незначительные нарушения. Такая строгая практика вышла из моды, в значительной степени потому, что исследования показали, что она несоразмерно затрагивает расовые меньшинства и учащихся с ограниченными возможностями. «В последние годы округа начали препятствовать и даже запрещать отстранения и исключения». По крайней мере, 22 штата изменили свои законы, чтобы отразить эту новую политику.

В некоторых школах по всей стране были введены две другие спорные практики: «ограничение свободы» и «изоляция» . Ограничение предполагает ограничение движения учащегося физическими средствами. Это может включать в себя все, что угодно: от удержания студентов за руки до захвата или захвата их тела, до притягивания их к полу. Изоляция , с другой стороны, включает в себя изоляцию учащихся в комнате или пространстве и предотвращение их выхода. Это вмешательство отличается от «тайм-аута» — обычной практики в классах — потому что в случаях изоляции дети не могут добровольно покинуть пространство.

Большинство людей согласны — и федеральные правила предписывают — что такие практики должны быть зарезервированы только для самых крайних ситуаций, то есть, когда поведение учащихся представляет непосредственную опасность для них самих или других.Но есть веские доказательства того, что эти методы используются гораздо чаще и в менее срочных ситуациях. В отчете Департамента образования о позитивном поведенческом вмешательстве и поддержке (PBIS) авторы пишут: «Согласно документам, которые мы рассмотрели, дети оказались в изоляции из-за различных моделей поведения. Иногда студенты проявляли агрессию. В других случаях они просто не соответствовали требованиям».

А в 2017 году Education Week сообщалось: «Один из каждых 100 учащихся специального образования подвергался ограничениям со стороны школьного персонала или изолировался в школе от своих сверстников в 2013–14 учебном году, предположительно, чтобы подавить поведение, которое учителя считали разрушительным или опасным.”

Такая практика может расстраивать и стигматизировать детей, а в некоторых случаях травмировать. Детям был нанесен физический вред, и у них развилось посттравматическое стрессовое расстройство после того, как они подверглись этим строгим методам.

Еще один метод, известный как «очистка классной комнаты» , в последние годы получил распространение в некоторых школах как менее инвазивная реакция на особенно разрушительное поведение. В этих случаях учитель собирает всех остальных учеников в классе и освобождает комнату, оставляя ребенка в кризисе одного, чтобы тот успокоился.Само собой разумеется, что частые уборки в классе — а некоторые учителя сообщают, что они часто используют их — мешают детям сосредоточиться и учиться.

Лучший способ

Педагоги во всем мире ищут способы эффективного решения растущей проблемы агрессии в классе таким образом, чтобы это было выгодно всем участникам. Всплеск симптомов психического здоровья и деструктивного поведения, вызванный стрессорами, связанными с пандемией, безусловно, повысил актуальность поиска решений.

На позитиве!

Эксперты обнаружили, что позитивное, а не негативное внимание к детям гораздо эффективнее влияет на изменение поведения. Многочисленные исследования показывают, что признание и позитивная реакция на поведение, которое мы хотим поощрять, дает лучшие результаты, чем наказание или критика того, что мы хотим, чтобы дети перестали делать. Полное внимание к поведению, которое мы надеемся увеличить, должно идти рука об руку с четко сформулированными правилами и границами, которые последовательно соблюдаются.Игнорирование незначительных сбоев приведет к тому, что это поведение со временем исчезнет. Последствия других неуместных поступков или нарушений правил должны излагаться последовательно, по существу, безэмоционально. Эти последствия могут включать в себя различные действия, например, вычет очков в системе уровней или потерю привилегии.

В отчете PBIS авторы предполагают, что профилактика является лучшей альтернативой борьбе с вызывающим поведением. Повсеместно применяя позитивные и профилактические методы вмешательства, мы можем поддержать всех учащихся, включая тех, кто проявляет наиболее разрушительное поведение.В отчете содержится призыв к учителям и администраторам иметь «позитивные ожидания в отношении учащихся, явно обучая их социальным и эмоциональным навыкам, предоставляя положительную, конкретную обратную связь и подкрепляя достижения». Это создает среду, которая действует как «защитный фактор» для учащихся с историей проблемного поведения.

Взгляд с точки зрения информированности о травмах

Когда дети набрасываются словесно или физически, помнить о том, что их поведение — это способ сообщить о стрессе, может быть нелегко.Но научиться смотреть за пределы поведения, чтобы устранить первопричину, — это важный шаг к изменению поведения и воспитанию более здоровых и счастливых детей.

Одна начальная школа в Колумбусе, штат Огайо, обнаружила, что внедрение мышления, основанного на информации о травмах, изменило ситуацию в школе, где многие дети выросли перед лицом многочисленных неблагоприятных событий. В школе все сотрудники проходят обучение различным способам реакции детей на травму. Они узнают о влиянии травмы на детей, особенно о том, что она может сделать их эмоционально неустойчивыми.Это помогает учителям и другим сотрудникам школы интерпретировать плохое поведение с другой, более продуктивной точки зрения. Они также изучают методы деэскалации конфликта. В результате они активно ищут способы помочь своим ученикам справляться со своими подавляющими чувствами и контролировать свои импульсы. В результате повышается уровень обучения и снижается проблемное поведение.

Поддержка и обучение: общешкольный подход

Не существует быстрого решения такой сложной проблемы, как агрессия в классе.Но учителя в округах по всей стране ясно дали понять, что им нужна усиленная поддержка. Педагоги нуждаются в обучении, но они не могут справиться с такими ситуациями самостоятельно. Здесь используется общешкольный подход. И так же, как учащиеся и семьи нуждаются в поддержке, чтобы оправиться от травм, связанных с пандемией, учителям и другим школьным работникам нужна поддержка.

Есть несколько действий, которые школьные округа могут предпринять в рамках общешкольного подхода:

  • Привлечь родителей и учителей каждого учащегося с историей агрессивного поведения к обсуждению истории травм и известных триггеров для этого ребенка.
  • Изучите классную среду и практику, чтобы устранить или уменьшить триггерные стимулы для всех учащихся, а также для отдельных учащихся с историей агрессивного поведения.
  • Предоставлять учителям информацию и консультации о том, как распознать ранние признаки нарушения регуляции у всех учащихся и у конкретных учащихся из группы риска.
  • Проведите обучение учителей и создайте руководство по деэскалации со стратегиями, которые можно использовать, чтобы уменьшить накал, когда один или несколько учащихся начинают демонстрировать неконтролируемое поведение.
  • Не возвращайте учащегося в классную комнату после того, как вспышка агрессии требует удаления из класса. Создайте комнату для деэскалации/безопасности, где взволнованный ученик может успокоиться и восстановить свои силы.
  • Убедитесь, что отчеты об инцидентах создаются для любых агрессивных вспышек, и создайте процесс для регулярного сбора и анализа данных. Эти выводы часто прямо указывают на политику/процедуры/действия, которые необходимо изменить.
  • Создайте модель для обучения сообщества — помогите родителям и опекунам узнать, как определить ранние признаки агрессии у своих детей и как свести к минимуму триггеры и снизить эскалацию ситуации.Помогите родителям понять, какие факторы способствуют агрессии у детей.
  • Направляйте в школьную или местную психиатрическую службу ДО того, как произойдет серьезный агрессивный инцидент.

Чем могут помочь эффективные школьные решения (ESS)

ESS помогает школьным округам создавать школы, адаптированные к травмам, чтобы обучение и социально-эмоциональная поддержка были доступны для всех учащихся. Используя Trauma-Attuned Model® и структуру многоуровневой системы поддержки (MTSS), мы помогаем педагогам создавать школьные системы для поддержки учащихся с широким спектром эмоциональных и поведенческих проблем.Благодаря вливанию средств для оказания помощи в связи с COVID в школьные системы многие округа изучают возможности развития или расширения ряда школьных служб охраны психического здоровья, и ESS может помочь в этом процессе.

ESS предлагает мощное профессиональное развитие для передовых преподавателей, а также консультации и техническую поддержку для руководителей округов, которые хотят заново изобрести свои услуги по охране психического здоровья на местах. Оценка среды в классе и коучинг по управлению классом могут вооружить учителей эффективными инструментами для преодоления последствий травм у молодых людей и преодоления проблемного поведения в классе, которое мешает обучению, и чувства безопасности для всех.

Мы здесь, чтобы помочь всем учащимся учиться и добиться успеха, а также поддержать преподавателей в это самое сложное время. Свяжитесь с ESS, чтобы узнать, как внедрить проверенные программы психического здоровья Trauma Attuned, MTSS в вашем округе.

учащихся лучше распознают агрессивно настроенных одноклассников

Управление классом может быть трудным, поскольку учащиеся общаются как позитивно, так и негативно. Учителя-ветераны скажут вам, что ученики очень восприимчивы к сверстникам, которые создают проблемы.Недавнее исследование отдела психологии и наук о мозге Колледжа искусств и наук Университета Дрекселя и Центра по предотвращению насилия в Детской больнице Филадельфии (CHOP) придает вес этой образовательной поговорке, в котором предлагаются тонкие наблюдения об агрессии в отношениях между учителями и ученики.

Реляционная агрессия или попытки нанести ущерб чужим отношениям или социальному статусу с помощью таких средств, как исключение или распространение слухов, могут негативно повлиять на социализацию учащихся.Когда дети испытывают агрессию в отношениях, они подвергаются повышенному риску депрессии, беспокойства, физических жалоб и проблем с поведением.

Многие школьные программы, направленные на сокращение агрессивного поведения в отношениях, требуют выявления тех, кто демонстрирует проблемные уровни поведения. К сожалению, виновных в реляционной агрессии часто трудно обнаружить в школе, отчасти потому, что учителя и ученики могут по-разному воспринимать учеников и их поведение.

В своем недавно опубликованном исследовании School Mental Health исследователи изучили различные факторы, которые могут способствовать выявлению относительно агрессивных учеников, включая их академическую компетентность, просоциальное поведение, популярность и пол. Их усилия направлены на то, чтобы помочь улучшить идентификацию этих студентов, чтобы обеспечить интервенционные услуги.

Исследовательская группа проанализировала данные 11 классов с третьего по пятый класс в районе Филадельфии.Студенты и преподаватели участвовали в нескольких рейтинговых процедурах для выявления относительно агрессивных студентов.

«Мы обнаружили, что 10% студентов были идентифицированы как агрессивные в отношениях со своими сверстниками, но не с их учителем», — сказал Чендлер Пьюи, ведущий автор исследования и докторант колледжа.

Исследователи проанализировали данные, чтобы определить вклад каждой переменной в вероятность того, что ученик будет идентифицирован как относительно агрессивный учителем и/или сверстниками или не идентифицирован как относительно агрессивный ни одной из групп.

Они также обнаружили, что учащиеся с более высоким уровнем академической компетентности с большей вероятностью будут идентифицированы как агрессивные в отношениях со своими сверстниками, но не с учителем, а ученицы с большей вероятностью будут идентифицированы как агрессивные в отношениях со стороны как их учителя, так и сверстников.

«Реляционную агрессию может быть трудно обнаружить в школьном контексте, особенно потому, что это часто скрытое поведение — это означает, что учителя часто не видят реляционно-агрессивное поведение», — сказал Брайан Дейли, доктор философии, соавтор исследования. и доцент колледжа.«Наши результаты показывают, что учащиеся, которых их сверстники, но не учителя считают агрессивными в отношениях, по-видимому, обладают более высокой академической компетентностью, включая участие и мотивацию».

Исследователи добавили, что академическая компетентность, как считается, связана с более развитыми исполнительными функциями, такими как планирование и проницательность, которые могут способствовать более скрытому проявлению агрессивного поведения. Или, наоборот, эти учащиеся могут получать меньше контроля со стороны учителей, учитывая их поведение на задании, что приводит к меньшему количеству возможностей учителей наблюдать агрессию в отношениях.

«Относительно агрессивная молодежь часто имеет сильное социальное влияние и может создать токсичную среду как в социальном, так и в академическом плане. Тем не менее, учителя с большей вероятностью замечают откровенно деструктивное поведение в своих классах», — сказала Трейси Э. Ваасдорп, доктор философии, доктор медицинских наук, соавтор исследования и директор по исследованиям школьного буллинга и социально-эмоционального обучения в Центре исследований CHOP. Предотвращение насилия. «Хотя это исследование предполагает, что необходим сбор нескольких информаторов об этом скрытом поведении, оно также подчеркивает, что определенный процент относительно агрессивного поведения не замечается учителями.Это указывает на необходимость разработки программ профилактики и вмешательства».

«Мы надеемся, что эти результаты подтолкнут к дополнительным исследованиям предшественников агрессии в отношениях, включая улучшение навыков исполнительного функционирования», — сказал Пьюи. «Мы хотим, чтобы эти результаты привели к лучшему выявлению относительно агрессивных учеников и разработке более эффективных вмешательств для улучшения здоровья и благополучия преступников, жертв и свидетелей».

Пьюи, Дейли и Ваасдорп выступили соавторами исследования со Стивеном Леффом, доктором медицинских наук, из Детской больницы Филадельфии.

SPARK для аутистов | Дети с аутизмом и агрессией

Конни Андерсон, доктор философии.

Версия этой статьи впервые появилась в iancommunity.org .

Агрессивное поведение детей с расстройствами аутистического спектра (РАС) часто доставляет семьям большие трудности. Удары, пинки, укусы, бросание предметов и другие виды поведения, распространенные во время истерики или нервного срыва, могут значительно усилить родительский стресс. 1 Что еще хуже, может начаться порочный круг, когда проблемы с поведением усиливают стресс, а усиление стресса (вместе с расшатанными нервами и более слабой реакцией родителей на такое поведение) приводит к еще более серьезным проблемам с поведением. 2

Агрессивное поведение также может помешать вмешательству, направленному на помощь ребенку, и его способности добиться успеха в школе. Из-за них ребенку могут запретить участвовать в общественных мероприятиях, таких как внеклассные программы, скаутинг и спорт.Кроме того, страх перед агрессивными инцидентами может удерживать семьи дома, усиливая их чувство изоляции и снижая качество их жизни.

Однако было проделано мало работы по изучению агрессии у детей с РАС. Теперь новое исследование показывает, что агрессия чрезвычайно распространена среди детей в спектре аутизма, но не связана с факторами, которые обычно связаны с агрессией у обычных детей.

ЗАДАВАТЬ ВОПРОСЫ ОБ АУТИЗМЕ И АГРЕССИИ

Несмотря на важность агрессии в жизни детей с РАС и их семей, исследователи аутизма редко исследовали ее.Но Стивен Канн и Мика Мазурек из Томпсоновского центра аутизма и нарушений развития нервной системы Университета Миссури недавно решили исследовать два жизненно важных вопроса:

.

Какие факторы риска связаны с агрессивным поведением у детей с РАС?

Выражаем благодарность семьям, участвовавшим в Simons Simplex Collection (SSC), исследовательском проекте, финансируемом SFARI, который предшествовал Simons Foundation Powering Autism Research (SPARK), предоставляя информацию о развитии и поведении детей в 13 университетских центрах аутизма по всей Северной Америке. , Канне и Мазурек располагали достаточной информацией, чтобы глубоко изучить эти вопросы так, как это было невозможно раньше.

Многие исследования изучали факторы риска агрессии у детей без инвалидности. Такие факторы, как мужской пол, низкий IQ, низкий доход семьи, низкий уровень образования родителей и суровые методы воспитания, связаны с повышенной агрессией или антисоциальным поведением у типичных детей. 3,4,5,6 С другой стороны, большинство исследований, изучающих агрессию у людей с РАС, были сосредоточены всего на нескольких отдельных случаях, а не на факторах риска для людей с РАС как группы.

Канне и Мазурек решили изменить это, тщательно оценив агрессивное поведение 1380 детей с РАС в возрасте от 4 до 17 лет. 7 Поскольку дети принимали участие в сборе Simons Simplex Collection, у исследователей был богатый набор информации, которую можно было использовать, в том числе результаты общепринятых оценок аутизма, таких как График наблюдения за диагностикой аутизма и Интервью по диагностике аутизма – пересмотренное, результаты тестов IQ, а также показатели повторяющегося поведения, рецептивного языка, эмоционального и поведенческого функционирования.

Какая доля детей с РАС проявляет агрессивное поведение?

Исследователи обнаружили, что среди всей группы из 1380 детей с РАС 56 % проявляли агрессивное поведение по отношению к опекунам, а 32 % проявляли такое поведение по отношению к тем, кто за ними не ухаживал.Точно так же 68 процентов детей ранее вели себя агрессивно по отношению к опекунам и 49 процентов по отношению к тем, кто за ними не ухаживает. Это чрезвычайно высокие показатели, особенно по сравнению с показателями людей с умственной отсталостью, но не с аутизмом: агрессивное поведение было зарегистрировано только у 7–11 процентов этих людей. 8,9

Таким образом, это исследование предоставляет убедительные доказательства того, что агрессивное поведение является серьезной проблемой для семей детей с РАС.

Какие факторы риска связаны с агрессивным поведением у детей с РАС?

Исследователи задались вопросом, будут ли те же факторы, которые связаны с агрессией у обычных детей, также связаны с агрессией у детей с РАС. Чтобы выяснить это, они разделили детей на две группы: 489 детей, которые определенно проявляли физическую агрессию, такую ​​как удары и укусы, и 549 детей, которые никогда или очень редко проявляли агрессию.Дети в середине, которые проявляли лишь легкую агрессию, были исключены из анализа, чтобы две другие группы были очень отличны друг от друга.

Исследователи были удивлены, обнаружив, что многие факторы риска, связанные с агрессивным поведением у типичных детей, совершенно не применимы к детям с РАС. Например, принадлежность к мужскому полу обычно ассоциируется с гораздо более высоким риском агрессивного поведения, но это не относится к детям с РАС. Девочки и мальчики с РАС одинаково склонны к агрессии.Кроме того, более низкий уровень образования родителей, более низкий IQ и более низкие языковые или коммуникативные способности связаны с риском агрессивного поведения у типичных детей, чего не было в этой группе детей с РАС. Единственный фактор, который действует на детей с РАС так же, как и на обычных детей, — это возраст: в обеих группах чем младше ребенок, тем больше вероятность того, что он будет агрессивным. Дети с РАС, наиболее склонные к агрессивному поведению, имеют относительно высокие показатели:

  • Повторяющееся поведение, особенно самоагрессивное или ритуальное поведение, или крайнее сопротивление изменениям
  • Тяжелые социальные нарушения
  • Средний доход семьи

Имеющаяся информация не позволила исследователям выяснить, когда и почему у детей с РАС случаются вспышки агрессии.Их результаты, похоже, совпадают с результатами других исследователей. Например, в 2005 году исследователи из Канзасского университета сравнили агрессивное поведение 23 детей с аутизмом и 23 детей с нормальным развитием и обнаружили, что мотивы, лежащие в основе такого поведения, сильно различаются для этих двух групп.

Типичные дети используют агрессию для достижения социальных целей, таких как привлечение внимания или уклонение от требований взрослых. Дети с аутизмом, особенно мальчики, становятся агрессивными, когда взрослые вмешиваются в их повторяющееся поведение, когда кто-то пытается отобрать у них предмет, необходимый для продолжения повторяющейся рутины, или когда они пытаются избежать неприятного сенсорного воздействия. 10 Новое (и гораздо более масштабное) исследование снова выявило связь между повторяющимся поведением и агрессией.

Особенно озадачивает один результат. Исследователи ожидали, что семьи с большими ресурсами будут иметь больший доступ к вмешательствам и что у их детей будет меньше проблем с поведением. Почему более высокий доход семьи может быть связан с более высоким риском агрессии у детей с РАС? «Возможно, — писали они, — что семьи с более высокими доходами имеют больше возможностей для доступа к вмешательствам, которые бросают вызов (и могут вызывать разочарование) их ребенка с РАС и, в свою очередь, могут создавать ситуации, вызывающие агрессивное поведение. 7

Другая возможность заключается в том, что люди с разным уровнем дохода могут с большей или меньшей вероятностью сообщать об агрессии. Возможно, люди с более низким доходом более чувствительны к потенциальной критике их родителей и обвинению в агрессивном поведении своего ребенка, в то время как люди с более высоким доходом могут чувствовать себя более невосприимчивыми к обвинениям общества и поэтому более свободно сообщают об агрессии своих детей. Потребуются дальнейшие исследования, чтобы увидеть, сохраняется ли этот неожиданный результат с течением времени, и если да, то как его объяснить.

ПРОЛИТЬ СВЕТ НА АГРЕССИИ И РАС, ЧТОБЫ ПОМОЧЬ СЕМЬЯМ

Это новое исследование подтверждает, что агрессия является серьезной проблемой для лиц, осуществляющих уход за детьми в спектре аутизма, подтверждая опыт многих и закладывая основу для будущих исследований. Это подчеркивает необходимость вмешательств для борьбы с агрессией у детей с РАС и поддержки семей, справляющихся с ней.

ССЫЛКИ:

  1. Лекавалье Л., Леоне С.и Вильц, Дж. (2006). Влияние поведенческих проблем на стресс у лиц, осуществляющих уход, у молодых людей с расстройствами аутистического спектра. Журнал исследований умственной отсталости: JIDR, 50 (Pt 3), 172-183. Посмотреть реферат.
  2. Бейкер, Б.Л., Макинтайр, Л.Л., Блахер, Дж., Крник, К., Эдельброк, К., и Лоу, К. (2003). Дети дошкольного возраста с задержкой развития и без нее: проблемы с поведением и родительский стресс с течением времени. Журнал исследований умственной отсталости: JIDR, 47 (Pt 4-5), 217-230.Посмотреть реферат.
  3. Кэмпбелл, С. Б., Спикер, С., Вандергрифт, Н., Бельски, Дж., Бурчинал, М., и Исследовательская сеть по уходу за детьми раннего возраста NICHD. (2010). Предикторы и последствия траекторий физической агрессии у мальчиков и девочек школьного возраста. Развитие и психопатология, 22 (1), 133-150. Посмотреть реферат.
  4. Лахи, Б.Б., Уолдман, И.Д., и МакБернетт, К. (1999). Аннотация: Развитие асоциального поведения: интегративная причинно-следственная модель. Журнал детской психологии и психиатрии и смежных дисциплин, 40 (5), 669-682.
  5. Исследовательская сеть по уходу за детьми раннего возраста NICHD. (2004). Траектории физической агрессии от раннего до среднего детства: предикторы, корреляты и результаты. Монографии Общества исследований детского развития, 69 (4), vii, 1-129.
  6. Tremblay, R.E., Nagin, D.S., Seguin, J.R., Zoccolillo, M., Zelazo, P.D., Boivin, M., et al. (2005). Физическая агрессия в раннем детстве: траектории и предикторы. Канадский обзор детской и подростковой психиатрии = La revue canadienne de psychiatrie de l’enfant et de l’adolescent, 14(1), 3–9.
  7. Канне С.М. и Мазурек М.О. (2011). Агрессия у детей и подростков с РАС: распространенность и факторы риска. Журнал аутизма и нарушений развития, 41 (7), 926-937. Посмотреть реферат.
  8. Эмерсон, Э., Кирнан, К., Альборз, А., Ривз, Д., Мейсон, Х., Суорбрик, Р., и др. (2001). Распространенность проблемного поведения: исследование общей популяции. Исследования нарушений развития, 22 (1), 77-93. Посмотреть реферат.
  9. Холден, Б.и Гитлесен, Дж. П. (2006). Общее популяционное исследование проблемного поведения в графстве Хедмарк, Норвегия: распространенность и маркеры риска. Исследования нарушений развития, 27 (4), 456-465. Посмотреть реферат.
  10. Риз, Р. М., Ричман, Д. М., Белмонт, Дж. М., и Морс, П. (2005). Функциональные характеристики разрушительного поведения у детей с нарушениями развития с аутизмом и без него. Журнал аутизма и нарушений развития, 35 (4), 419-428. Посмотреть реферат.

Агрессивное и насильственное поведение

Поведение, которое может причинить физический вред персоналу и учащимся, представляет собой серьезную проблему для школьного сообщества.

Предоставление поддержки и основанных на фактических данных подходов к агрессивному и насильственному поведению учащихся является приоритетной задачей Департамента. Школьные меры требуют тщательного планирования и учета всех факторов, способствующих такому поведению.

Профилактика

Как и в случае с другими формами проблемного поведения в школах, наиболее эффективными подходами являются профилактические, а не реактивные.Школы могут предотвратить развитие агрессивного и насильственного поведения, обеспечив:

  • высококачественную школьную политику и практику
  • четкие школьные и классные правила и процедуры
  • последовательное информирование школьного сообщества о политике и практике
  • постоянный надзор за учащимися школьные районы
  • вовлечение родителей и опекунов в общешкольные акции
  • вовлечение нескольких заинтересованных сторон в общешкольные акции
  • персонал, работающий с учащимися для повышения осведомленности о социальных, эмоциональных и поведенческих проблемах.

Вмешательство

Существует ряд программ и подходов, которые, как было показано, снижают агрессию и насилие со стороны сверстников. К ним относятся:

  • программы, направленные на изменение факторов риска и предотвращение антиобщественного поведения путем сосредоточения внимания на таких вопросах, как школьный климат, климат в классе и авторитетное поведение учителей которые борются с агрессией сверстников.

Служба поддержки

В Департаменте есть ряд служб и специалистов, которые помогают школам в профилактике, раннем вмешательстве и уменьшении агрессивного и насильственного поведения.

На базе школы

Группы обучения и поддержки в школах имеют ряд политик, методов и ресурсов для удовлетворения дополнительных потребностей учащихся, включая поведенческие потребности.

Оценка риска и планирование управления

Управление по охране труда и технике безопасности Департамента разработало ряд процедур, руководств и инструментов, помогающих справиться с учащимися с проблемным поведением.Узнайте больше об оценке рисков и безопасности учащихся (только для внутренних сотрудников).

Образовательные услуги

Школы, нуждающиеся в поддержке помимо собственных ресурсов для учащихся с агрессивным или жестоким поведением, могут получить доступ к дополнительным услугам через местную группу поддержки доставки.

Специализированные учреждения

Помимо использования опыта школьного персонала и групп поддержки доставки, государственные школы имеют доступ через протоколы местных групп поддержки доставки и критерии размещения к целому ряду специализированных программ и условий в Новом Южном Уэльсе, таких как школы поведения, обучающие программы и центры подвески.

Дополнительная информация

Информационный бюллетень: Оценка функционального поведения (PDF 208,88 КБ).

Информационный бюллетень: Разработка программ поведения (PDF, 154,82 КБ)

Информационный бюллетень: Риск и устойчивость (PDF, 198,28 КБ)

Информационный бюллетень: Положительный климат в классе (PDF, 145,25 КБ)

Профессиональное обучение

Онлайн-обучение, Австралия Поддержка поведения учащихся исследует, что подразумевается под трудным поведением, как практика учителя может повлиять на поведение учащихся и как позитивные методы управления классом поддерживают потребности в обучении и поведении всех учащихся.Этот курс можно найти в MyPL.

Онлайн-обучение, Австралия В разделе «Понимание персонализированного обучения и поддержки» рассматриваются процессы и стратегии для поддержки дополнительных потребностей в обучении и благополучии широкого круга учащихся, которым требуются индивидуальные подходы к планированию. Это можно найти в MyPL.

Агрессивное поведение студентов | Ambergris Today

Густаво Рамирес, школьный советник / консультант по вопросам образования
Агрессивное поведение учащегося недопустимо; оно выходит за рамки обычных школьных границ.Примеры вызывающего или враждебного поведения учащегося включают в себя: легкий выход из себя, постоянные споры с учителями, преднамеренное участие в действиях, которые раздражают других, обвинение других, раздражение или хроническая обидчивость, постоянное злобное или мстительное поведение. Однако ответ на агрессию ученика криком или гневом усугубляет ситуацию. Это показывает студентам, как не контролировать импульсы и вести себя; это создает напряжение в классе. Учащиеся полагаются на своих учителей в том, как контролировать импульсы и вести себя в школе.Громкий и злой учитель, который пытается запугать разгневанного ученика, не может установить взаимопонимание со студентами и полностью отвлекается от преподавания. Так что же нам делать с учеником, который агрессивен по отношению к другим ученикам или учителям или пугает всех, крича в классе, чтобы добиться своего? Легче сказать, чем сделать. Но мы можем помочь ему/ей изменить/заменить поведение, а также ежедневно убеждать в том, что агрессивное и грубое поведение в школе недопустимо.

Многие подростки не знают, как сообщить о своих потребностях родителям или учителям, и не научились неагрессивным способам решения проблем.Для некоторых негативное поведение — это то, как они доносят свою точку зрения, потому что они никогда не учились уместным, неагрессивным способам общения, когда сталкиваются с трудной ситуацией. Агрессивность у учащихся может быть спровоцирована несколькими причинами: как реакция самозащиты, попадание в стрессовую ситуацию, отсутствие рутины, крайняя фрустрация или гнев, неадекватное развитие речи; чрезмерная стимуляция, отсутствие присмотра со стороны взрослых или отражение агрессивного поведения других людей, которые живут с ними или рядом с ними.Некоторые студенты все время участвуют в агрессивной игре; некоторые ведут себя агрессивно, когда расстроены или рассержены, т. е. когда получают неудовлетворительную оценку. Те, кто проявляет вербальную агрессию, в конфликте обычно становятся физически агрессивными.

Как только мы сузим причины, по которым учащиеся ведут себя агрессивно, мы можем вмешаться, чтобы ограничить агрессивное поведение несколькими способами. Дайте учащимся четкие правила в начале каждого учебного семестра/семестра и «постоянно» напоминайте им о четких границах, в которых должны оставаться все учащиеся.Поощряйте их осознавать свои агрессивные чувства и учите их успокаиваться и решать проблемы. Прежде всего, всегда давайте те же самые немедленные последствия любому ученику, который набрасывается или проявляет агрессию в школе. Четкий, несложный и последовательный план учит учащихся тому, что любое поведение, хорошее или плохое, имеет последствия — настоящие и будущие.

Подростки не будут слушать длинные огнедышащие лекции о том, почему их поведение было оскорбительным, или кого-то, кто пытается «обговорить» проблему.Таким образом, твердое заявление и немедленные последствия работают лучше, чем кричать на студентов и читать им лекции о том, как они нас злят. Если ученик не может успокоиться, удалите его из класса (не выказывая гнева) и дайте администрации разобраться с учеником. Кроме того, проявляйте самообладание и используйте добрые слова, чтобы побудить учащихся делать то же самое. Подростки нуждаются и ценят советы учителей по общению — некоторые набрасываются на других учеников или учителей, когда не могут ориентироваться в социальных кругах в школе.Мы успокаиваем учеников, когда они злятся, изменяя/понижая тон и громкость нашего голоса. Мы спокойно даем немедленное следствие агрессивному ученику. У агрессора, который не в классе, нет аудитории.

Гнев — это человеческое чувство. Итак, попрактикуйтесь со студентами в различных способах обезвреживания гнева. Взрослые и учителя тоже иногда злятся. Попрактикуйтесь со студентами, считая до десяти, прежде чем реагировать в гневе, и глубоко дышите, чтобы успокоиться. Научите их словам, заменяющим агрессивное поведение: «Сейчас я очень зол и расстроен; Мне нужно уйти!» Помогите им распознать гнев как эмоцию и научиться справляться с ней.Последствия неконтролируемого гнева или агрессии в классе: учащиеся должны покинуть класс! Регулярно говорите с учениками об агрессии и неприемлемом поведении в школе. Часто повторяйте школьные правила и будьте тверды и последовательны каждый раз, когда ученик становится агрессивным. Всегда имейте один и тот же план и последствия для любого ученика, проявляющего агрессию в классе. Если ученик пытается спровоцировать учителя посмотреть, что происходит, предусмотрите те же последствия.

Многие белизские подростки не обладают коммуникативными навыками, необходимыми для преодоления стрессовых ситуаций.Для некоторых ударить кого-то — единственный способ показать, что они расстроены; это дает им ложное чувство власти над одноклассниками. Поощряйте и помогайте учащимся практиковать искусство дипломатии в сложных ситуациях и показывайте им, как быть настойчивыми, когда им хочется действовать агрессивно. «Напористые» фразы, помогающие учащимся сменить агрессивное поведение на приемлемое: «Нет!» сказал твердо, убедительно доносит мысль или: «Нет, это мое; вы не можете иметь его!» или: «Мне это не нравится!» или: «Стой! Ты делаешь мне больно.” Напомните разгневанным или разочарованным учащимся, чтобы они использовали твердые и напористые выражения, а не выкрикивали пошлости или проявляли агрессию. Однако, если учащийся постоянно проявляет агрессивное поведение, которое влияет на работу класса, у него могут возникнуть другие проблемы, требующие профессиональной медицинской помощи.

Определенные ситуации в классе могут привести к агрессивным действиям учащегося, например, работа над групповым проектом; именно тогда мы подчеркиваем, чтобы он / она использовал напористые слова. Если мы видим, что учащиеся расстраиваются, вовлеките их в другую деятельность, избегающую агрессивных столкновений.Тем не менее, ни один ученик, который нацеливается на другого ученика во время урока, не должен быть допущен в этот класс, пока он не научится самоконтролю. Если учащийся утомлен или чрезмерно возбужден (сразу после перерыва или обеда), возможно, сдержанные, более медленные занятия могут снизить вероятность агрессии. Время от времени просматривайте вместе с учащимися те ситуации, которые их злят, и старайтесь найти решения (всегда в соответствии со школьными правилами), чтобы помочь им пережить эти времена. Похвала за хорошее поведение мотивирует студентов продолжать вести себя хорошо.

Учителя тоже люди, и иногда у них может возникнуть соблазн показать ученику, каково это быть жертвой агрессии; но мы никогда не показываем студентам, что агрессия разрешает конфликты. Мы всегда сохраняем самообладание! Телевизионное и видео насилие побуждает учащихся вести себя агрессивно по отношению к своим сверстникам; однако совместная работа школы и родителей может помочь учащимся добиться хорошего поведения. Учителя, если вы разозлились и разозлились на ученика, который ведет себя агрессивно в классе, помните, что его/ее плохое поведение НЕ является отражением плохих навыков преподавания.Обучение агрессивного ученика — одна из самых больших проблем, с которой столкнется любой учитель, но обеспечение «качественного образования» включает в себя помощь ученикам в изучении соответствующих способов взаимодействия с другими учениками и взрослыми вокруг них.

Каждый учитель всегда является для своих учеников лучшим примером надлежащего поведения.

Щелкните здесь, чтобы просмотреть дополнительные статьи для консультантов

Как справиться с агрессией учащихся — помощник при аутизме

Выберите вмешательство

У вас есть исходные данные — теперь проанализируйте их! Посмотрите, когда возникает агрессия, и задайте себе следующие вопросы:

  • Такое поведение обычно происходит в определенном месте? Конкретное время суток? Отдельные сотрудники или студенты? определенной предметной области или рабочей задачи?
  • Что происходит чаще всего после возникновения поведения? Что вы делаете в результате поведения? Что делают учащиеся после проявления поведения?
  • Было ли время, когда такого поведения не было? Посмотрите, что изменилось в те времена.

Вы должны быть в состоянии сделать обоснованное предположение о функции поведения. Это будет предположение — мы никогда не сможем знать наверняка, пока не увидим, работает ли вмешательство! Просмотрите посты прошлой недели о внимании, побеге, сенсорном и множественном контролируемом поведении. Также обратите внимание на важность обучения замещающему поведению.

Внедрение интервенций 

Большая кахуна. Теперь нужно осуществить вмешательство. ПРОДОЛЖАЙТЕ СОБИРАТЬ ДАННЫЕ  – сейчас это важно как никогда.Вы должны знать, работает ли ваше вмешательство!! Опять же – немного ослабьте себя в этой области. Собирайте данные в конце дня или каждые несколько часов, если это необходимо. Просто сделайте приблизительную оценку, если это все, что вы можете сделать. Предложения:

  • Прежде всего подумайте о безопасности. Если вам нужно эвакуировать комнату — сделайте это. Не пытайтесь переместить ребенка во время кризиса (если только у вас нет безопасной комнаты для тайм-аута и персонала, обученного безопасно перемещать ученика, но все же избегайте этого, так как это увеличивает риски в геометрической прогрессии).Однако вы можете переместить остальных учеников в безопасное место. Лучше, чтобы ваш ученик пропустил несколько академических занятий, чем сделать самый ужасный телефонный звонок, чтобы сказать родителям, что их ребенок пострадал от другого ученика. Поверьте мне.
  • Будьте осторожны, когда сталкиваетесь с экстремальным поведением. Не планируйте сложные модули или уроки. Не злитесь на себя, если вы пропускаете большую часть своего графика. Быть гибким. Как я уже сказал в этом посте – работа с драмой входит в наши должностные обязанности.Вы можете перейти к остальной части расписания позже. Сначала нужно убедиться, что все в безопасности — это самое главное.
  • Позвольте себе высказаться.  Я полностью понимаю, насколько стрессовыми могут быть такие ситуации. В один год у меня была такая плохая ситуация, что каждую ночь у меня появлялась крапивница. Легче сказать, чем сделать – но постарайтесь не принимать это на свой счет. Тяжело, когда ты так долго работаешь с ребенком, проводишь бессонные ночи, придумывая планы поведения, тратишь бессчетное количество часов дополнительной работы — только для того, чтобы тебе таскали за волосы и царапали лицо.Я понимаю. Полностью. Но просто продолжайте напоминать себе, что нельзя держать обиду на ребенка. Когда вы вернетесь домой, сделайте то, что вам нужно, чтобы расслабиться и восстановить силы. Плачьте, тренируйтесь, выпейте бокал вина (не слишком много — ха-ха), поиграйте с детьми, приготовьте — что угодно!
  • Не говори своим помощникам!  Это сложный вопрос. Я настоятельно рекомендую не тратить кучу времени на общение с парапрофессионалами. Это заманчиво. Они с вами на передовой. Из всех — они, наверное, лучше всех понимают ситуацию.Но имейте в виду – они имеют дело и с этим. Ваше высказывание — или негативные комментарии (которые вполне допустимы!) — только приведут к еще более негативной атмосфере в вашем классе. Вы хотите, чтобы ваши парапрофессионалы были позитивными и наделенными полномочиями, а не подавленными, подавленными и подавленными.
  • Не стесняйтесь, напишите мне, чтобы высказаться ?  Я понимаю, как трудно найти того, кто действительно понимает. Ваш ближайший коллега — может быть, второй учитель общеобразовательной школы — может не понять, что у вас плохой день.Ее буйные ученики не могут сравниться с двухчасовым кризисом, оставившим синяки и царапины. Выдыхание является терапевтическим и может дать вам новый взгляд — так что, если вам когда-нибудь понадобится ухо, чтобы выслушать — я здесь для вас!

Если вы имеете дело с крайней агрессией – сделайте глубокий вдох и составьте план. Будет лучше. Не всегда будет так плохо. Так что держите голову выше и держитесь там!

Какую роль играет раса в принятии образовательных решений» Эшли Оливер

ОРЦИД

http://orcid.орг/0000-0002-5583-7364

Название степени

Доктор психологических наук (PsyD)

Первый советник

Раймонд Ди Джузеппе агрессия в школе непропорциональность школа психология специальное образование

Аннотация

Хотя известно, что афроамериканские учащиеся непропорционально преобладают в специальном образовании, исследования роли расы в том, как школьные психологи и лица, принимающие решения в области специального образования, воспринимают и принимают образовательные решения, ограничены.В настоящем исследовании изучалось восприятие 547 практикующих школьных психологов и лиц, принимающих решения в области специального образования, которым случайным образом была назначена видеосцена (афроамериканец или белый ребенок мужского пола), демонстрирующая такое же агрессивное поведение в классе, и их попросили сообщить об интенсивности агрессивного поведения. агрессивное поведение, взгляд на поведение как на проблему, восприятие академической деятельности, полезность вмешательств, потенциальное принятие решений в области специального образования, а также демографические переменные.Результаты показали, что участники, просмотревшие видео с афроамериканским ребенком, оценили его поведение как проблему на 0,474, с большей вероятностью восприняли академическую деятельность как неудовлетворительную и с большей вероятностью предприняли бы последующие вмешательства, отличные от наблюдения (например, прикладное анализ поведения, шкала оценки поведения и т. д.) по сравнению с белыми сверстниками того же возраста. Результаты также показали, что участники другого расового / этнического состава, чем ребенок в видео-сцене, чаще оценивали академические способности ребенка мужского пола как ниже уровня класса по сравнению с участниками того же расового / этнического соответствия.Обсуждаются ограничения и последствия для практики школьной психологии.

Рекомендуемая ссылка

Оливер, Эшли, «Оттенки агрессии: какую роль играет раса в принятии решений в сфере образования?» (2020). Тезисы и диссертации . 41.
https://scholar.stjohns.edu/theses_dissertations/41

.